Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (57), 2019

Экологические, геополитические и транспортные факторы регионального развития Юго-Западной Сибири

Ecological, geopolitical and transport features of strategy development region of South-Western Siberia

Авторы


доктор географических наук, профессор каф. географии и природопользования
Россия, Курганский государственный университет
kaf_bgd@rambler.ru

Аннотация

В статье рассматриваются геополитические и транспортные особенности стратегии пространственного развития Сибири в свете нового поворота российской политики на Восток и ориентации на страны АТР. Особое внимание уделено экологическим ограничителям и сдерживающим факторам разрабатываемых глобальных проектов (новой транспортной системы Сибири, экономического пояса нового Шелкового Пути), экологическим проблемам Юго-Западной Сибири и Курганской области.

Ключевые слова

региональное развитие, Большая Евразия, Юго-Западная Сибирь, геополитические, транспортные, экологические факторы развития, территория, пространственная стратегия.

Рекомендуемая ссылка
Завьялова Ольга Георгиевна
Экологические, геополитические и транспортные факторы регионального развития Юго-Западной Сибири// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (57). Номер статьи: 5708. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5708/
Authors

Zavyalova Olga Georgievna
Doctor of Geography, Professor of the Chair of Geography and Management of Natural Resourses
Russia, Kurgan State University
kaf_bgd@rambler.ru

Abstract

This article considers geopolitical and transport features of strategy of Siberia's spatial development in a view of new turn of russian politics to East and orientation to countries of The Asia-Pacific region Special focus is to ecological limiters and deterrent factors of new projects wich are developing now (new transport system of Siberia, economic zone of new Great Silk Road), to ecological problems of South-Western Siberia and Kurgan region.

Keywords

regional development, Big Eurasia, South-Western Siberia, geopolitical, transport and ecological factors of development, territory, spatial strategy.

Suggested Citation
Zavyalova Olga Georgievna
Ecological, geopolitical and transport features of strategy development region of South-Western Siberia. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (57). Art. #5708. Date issued: 2019-03-11. Available at: https://eee-region.ru/article/5708/

Print Friendly, PDF & Email

Введение. Большая Евразия

Развитие  Азиатской части России связано с богатством минерально-сырьевой базы, с одной стороны, а с другой – оно ограничено суровостью климата. Кроме того, во многом развитие страны сдерживается значительной протяженностью территории, низкой плотностью населения, недостаточным развитием транспорта и инфраструктуры. Вместе с тем, если посмотреть на геополитическое положение Сибири с «восточной» стороны,  в свете активизации нового «Поворота России на Восток», то оно окажется весьма стратегически важным и уникальным. Срединное расположение между Европой, Китаем и Японией,  Северным Ледовитым и Индийским океаном, Атлантическим и Тихим (теперь эту территорию  политики называют «Большая Евразия») [2].

Современная реальность пространственного развития России —  формирование нового мирового геоэкономического и геостратегического пространства «Большая Евразия» на основе новой экономической модели экспорто-ориентированной Сибири и Дальнего Востока, нацеленной на проникновение российской продукции на быстрорастущие рынки АТР. Но, к сожалению, ни в одном из глобальных проектов, предлагаемых для развития (например, Материалы докладов Валдайского клуба и др.), совершенно не затрагиваются вопросы существующего экологического состояния и экологического потенциала данных территорий, а он во многом уже исчерпан. Так, например, согласно исследованиям ИГ СО РАН, экологическая емкость крупных промышленных центров Сибири и прилегающих территорий во многом исчерпана. Посему представляется весьма важным обратить внимание на экологические ограничения в данном контексте, оценить «сухой» экологический «остаток», демографический и человеческий потенциалы для развития сибирских территорий, которые уже во многом выступают как огранивающие факторы.

Основная часть

Юго- Западная Сибирь и поворот России на Восток: геополитические,  ресурсно-сырьевые и цивилизационные возможности

Должна ли Россия в очередной раз выбирать между Востоком и Западом? Об этом  рассуждали участники Международного дискуссионного клуба «Валдай» на презентации доклада «К Великому океану — 5: От поворота на Восток к Большой Евразии». Предварительные итоги и новые задачи» (2017г.) [2]. Это уже четвертый доклад «валдайцев», посвященный данной теме. Так, в частности, С. Караганов отметил, что в 90-е гг. прошлого века дискуссия по этому вопросу оказалась невостребованной, поскольку Россия тогда провозглашала однозначно «европейскую ориентацию, а ее элита мало интересовалась Азией. Директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО А. Лукин уверен, что поворот России на Восток станет свершившимся событием, когда  азиатское направление станет для России самоценным, пока его рассматривали в основном как ответную реакцию на осложнение отношений с Западом. Один из интеллектуальных вызовов для нас состоит как раз в том, чтобы избежать противоречия между поворотом на Восток и культурно-экономическими связями с Европой. Мы ни в коем случае не отказываемся от диалога с европейцами, просто Россия начинает смотреть в ту сторону, где естественным образом находит возможности для взаимовыгодного партнерства, — отмечает директор евразийской программы клуба «Валдай»   Т. Бордачев, предложивший термин «Тихоокеанская Россия». Да и азиатским странам сотрудничество с нашей страной виделось во многом лишь как торговля природными ресурсами («Азия для Азии») [2].

Российский поворот на Восток станет экономическим ответом на подъем стран АТР, открывающий и для Юго-Западной Сибири новые возможности.  Из периферии, Западная и Восточная Сибирь могут превратиться в регионы — драйверы. Этому должна способствовать и разработанная Минэкономразвития «Пространственная стратегия развития России до 2025 г.» [6], по сути – это некоторое «возвращение» к Госплану и теории экономического районирования. В этих целях Министерство экономического развития предложило 14 мега — регионов, разделив, в частности, Восточную Сибирь на 3 региона: Южная Сибирь, Енисейская и Байкальская.   Но вот Западная Сибирь (по площади почти три Франции) подобному делению не подверглась. На наш взгляд, в ее границах уместно выделить мезо-районы; более дробно районировать эту огромную территорию. И наряду с северной Арктической Сибирью, центральной, выделить в южной ее части — Юго — Западную Сибирь (ЮЗС), с ее давними, исторически сложившимися торговыми и экономическими связями. Первым, кто весьма убедительно это обосновал были С. В. Рассказов и Д. Н. Маслюженко  [7].

Данная территория  на протяжении нескольких тысячелетий была зоной длительного этнического и торгового контактирования. Юго-Западная Сибирь  в целом находилась в зоне активного хозяйственного взаимодействия тюрков, монголов и славян,  угров и палеоазиатских народов, взаимопереплетения разных хозяйственных укладов: степняков-номадов (кочевников) и таежных охотников, земледельцев и животноводов, а также различных конфессий: языческих верований, шаманизма, ислама, православия, буддизма [1]. «Восток» и «Запад», «Север» и «Юг» здесь тесно переплелись и в результате сложилась своеобразная Южнозауральская этноконтактная зона [Завьялова, 2004]. Так, до революции центральная часть современной Курганской области относилась к Курганскому уезду Тобольской губернии, а северо-западная – к Пермской губернии. В целом, территория  области входила в состав трех губерний: Пермской, Оренбургской и Тобольской; и 5-и уездов: Курганского, Ишимского, Челябинского, Шадринского и Ялуторовского. 

Территориальные особенности становления Российского государства были связаны с непрерывным движением населения на Восток. Так, на карте барона Сигизмунда Герберштейна (1549 г.),  Зауралье отделяется от Перми Великой и Московии только естественными рубежами — горным хребтом «Земного  или Каменного пояса» (Югорский камень). Югорским Камнем называли отроги Урала к северу от Карского моря до Канина Носа (Югорский шар). Из Китай — озера вытекает огромная Обь (Ову). С левой стороны в нее впадает Сосва,  при устье которой стоит Обский городок, Сосва принимает Сыгву, на которой стоит городок Ляпин; здесь обитают вогуличи. Южнее Сосвы в Обь впадает Иртыш, на впадающей в нее реке (Тобол – авт.) стоят  два городка Иером (Искер, Сибир?- авт.) и Тюмень, владетелей которых называют югорскими князьями (московские данники). Вся эта приобская сторона называлась Обдорией (Небольсин П.) Издавна осуществлялись торговые связи  Великого Новгорода с Предуральем и Зауральем. В XV веке русским известны несколько Тюменей:  Хвалынская Тюмень и Тюмень за Уралом.  Жители Великой Перми передавали Московии вести о набегах от Тобола разных «салтанов». Летописи говорят о том, что в 1488 г. в  титуле Иваном III  были названия Югорских земель  —  «Царь… Кондийский и Обдорский».  Летописи, по мению П. Небольсина,  указывают на поход князя Курбского: «… перешли Урал и достигли городка Ляпина или реки Манья, впадающей  через Сыгву в Сосьву и оттуда в Обь») [4, с. 33]. Земли по эту сторону Урала, за Камою составляли конец русского края, или  сибирская украйна. Слово «Сибирь» в устах народа до сих пор осталось за той частью Пермской губернии, которая лежит между Камой и Уралом, закамские жители называют себя сибиряками [4, с.34]. Это была русская — наша Сибирь в отличие от не нашей, незнакомой, неизвестной – разноплеменной Сибири, лежащей по ту сторону Урала. Но Сибирь имела еще одно политическое значение – ханство, союз воинственных, языческих, полумухаммеданских, племен «Сибирский юрт», Сибирское ханство. Главная ставка которого была в городище Сибирь в 16 верстах от впадения Тобола в Иртыш (выше нынешнего Тобольска).   Границы его на севере – устье Конды, на западе – верховья Конды, Тавды. Туры, Тагила, Ницы, Пышмы и Исети, на юге – левый берег Ишима, на востоке – Иртыш [4, с. 30]. По Герберштейну,  Сибирью называлось все, что между Иртышом и Яиком, или все, что лежало за Камою: и к северу, и к востоку  без четкого  разграничения Сибири от кайсаков и ногаев. К югу от Сибири были «Козатская кочевая орда да колмыки» как говорит об этом Семен Ремезов в «Книге Большому Чертежу».   Впоследствии слияние  Сибири с югом, с  восточными землями – все это называли Сибирью.

Таким образом, территорию и население ЮЗС можно отнести к  особой  локальной цивилизации сибиряков. Здесь тесно переплелись традиции разных этнических общностей в едином этнополитическом, геоэкономическом и социокультурном пространстве, не очень «плотном», но весьма динамичном и подвижном, с «плавающими», нестабильными и прозрачными границами, которых по сути для «степняков» никогда и не существовало. В целом, можно говорить о сложившейся территориальной общности сибиряков.

Сибирь и раньше была представлена почти на всех европейских картах с названием «Великая» (La Grande, Magna, Megalion и др.).  Так, О. Шпенглер отмечал, что  будущее за русско-сибирской цивилизацией. Эту линию продолжают и зарубежные геостратеги (Маккиндер, У. Мид, З. Бжезинский). Современными российскими геополитиками выделяются новые центры развития не на Западе России или Юге (Сочи), а за Уралом. В ближайшие полвека центрами развития станут Дальний Восток России – наш геополитический район №1 и Западная Сибирь. На Юге Западной Сибири, согласно проекту, в ближайшие 20 лет, сложится центр новой экономики. Сибирь по праву называют «ресурсной кладовой России». Здесь сосредоточены крупные запасы углеводородного сырья и минеральных ресурсов, древесины, водных и гидроэнергетических ресурсов (запасы угля составляют 80 % общероссийских, меди — 70 %, никеля — 68 %, свинца — 86 %, цинка — 77 %, золота — 41 %, металлов платиновой группы – 99 %, гидроэнергетических ресурсов и запасов древесины — более 50 %). Так, Западно-Сибирский железорудный бассейн с общими запасами 393 млрд. т, балансовые запасы Канско-Ачинского угольного бассейна  112,4 млрд. т, значительны ресурсы  Алтая, Восточной Сибири. Крупные сибирские реки и озеро Байкал становятся стратегическим ресурсом планетарного масштаба. В регионе  сложились все необходимые условия для создания мощного неоиндустриального района, крупных машиностроительных производств различного профиля, от тяжелого машиностроения (производства горнодобывающего оборудования, промышленного оборудования, станков, оборонной промышленности) до точного машиностроения, опирающегося на крупнейшие мировые научно-исследовательские центры: Новосибирск, Томск, Красноярск. Есть перспективы для развертывания химической промышленности, цветных и редкоземельных металлов, выпуска цемента и стройматериалов.

 

Экологические ограничения развития Сибири. Экологические проблемы Юго-Западной Сибири (ЮЗС) и Курганской области

Сибирский Федеральный округ (СФО) является одним из наиболее неблагоприятных с экологической точки зрения регионов нашей страны, где проживает немногим более 19 млн. чел., проживающих на трети территории России.  По данным Росстата, в период 2000–2013 гг. суммарный вклад СФО в валовый внутренний продукт (ВВП) страны составил  12%, в абсолютном выражении это св. 5,1 триллиона рублей (в текущих ценах). Значительная часть производств (83%) связана с добычей полезных ископаемых, обрабатывающей промышленностью и другими отраслями, потребляющими природные ресурсы и оказывающими негативное воздействие на окружающую среду. Спецификой округа является то, что основная доля производственного потенциала сконцентрирована на ограниченных площадях, чаще всего по долинам рек, в котловинах или низменностях. Рассеивающая способность атмосферы в Восточной Сибири в 2 раза ниже, чем в европейской части России, что практически не учитывалось при размещении предприятий. Большинство крупных городов и все промышленные зоны Сибири отличаются повышенной загрязненностью почв, водных объектов и атмосферы. Вместе с тем, затраты на охрану окружающей среды мизерные (рис.1) [8].

Сибирский округ является черным «лидером» по выбросам ЗВ в атмосферу (6 млн. т в год), здесь расположена треть городов России с наиболее загрязнённой атмосферой (Норильск, Кемерово, Красноярск, Омск, Новосибирск, Курган и др.). В этом смысле «лидерство» означает высокий риск для здоровья людей, а целый ряд населенных пунктов  находится в зоне экологического бедствия. Концентрация вредных выбросов: формальдегидов и бензапирена, сероводорода и двуокиси азота зачастую превосходит предельно допустимые нормы в десятки раз. Отметим, что в выбросах загрязняющих веществ присутствуют крайне опасные для здоровья людей «ингредиенты»: оксиды серы и азота, оксид углерода и другие канцерогенные вещества, тяжелые металлы, мелкодисперсные частицы, вызывающие заболеваемость и преждевременную смертность населения.

На долю Сибири приходится более 70% (2,9 млрд. т) отходов производства и потребления, утилизация которых практически не проводится, как правило, происходит их захоронение. По оценке ГРИНПИС, только за прошлый год Россия потеряла св. 5,3 млн. га леса, значительно пострадали  лесные массивы Приангарья, Бурятии, Якутии, Красноярского края, ЯНАО и  др. регионов. Сибирь также лидер по показателю площадей, пройденных пожарами, ежегодно горят сотни тысяч гектаров леса, в т.ч. и в Курганской области.

Юго-Западной Сибири присущи практически все экологические проблемы: загрязнение атмосферного воздуха, почв, водных объектов, промышленное и радиационное загрязнение, истощение природных ресурсов и биоразнообразия, медико-экологические патологии населения.

Сильнейшее загрязнение поверхностных вод отмечено в Обь-Иртышском бассейне. Концентрация вредных веществ (нефтепродуктов, фенолов, солей тяжёлых металлов)  превышает предельно допустимые нормы в десятки раз. Так, р. Томь собирает загрязнённые сточные воды жилищно-коммунальных хозяйств шахтёрских городов, расположенных на территории Кузбасса, а также стоки с угледобывающих объектов, отходы огромного числа химических и агрохимических производств, плохо очищенные сточные воды самых крупных предприятий чёрной металлургии — Западно-Сибирского металлургических комбинатов и др. предприятий, 80% сточных вод не соответствует санитарным нормам.

 

Показатели экономического развития СФО, 2000-2012 гг.

Рисунок 1 – Показатели экономического развития СФО, 2000-2012 гг. (млн. рублей в текущих ценах)

 

В результате — реки активно загрязняются органическими веществами, сульфатами, соединениями азота и фосфора, нефтепродуктами, цианидами, сероводородом, солями тяжёлых металлов, хлоридами, железом, углеводородами, фтором, ртутью и мышьяком. Из-за плохого экологического состояния сибирских рек в них значительно снизилась численность ценных видов рыб, каждый год запасы рыбы в одном только Обь-Иртышском бассейне сокращаются на 30000 – 35000 тонн [8].

Во всем разнообразии экологическим проблем  наиболее негативными  и опасными считаются последствия радиоактивного загрязнения, т.к. они носят длительный характер и отражаются на последующих поколениях людей, проживающих на пострадавших территориях. По совокупности проблем, сложившихся на юге Западной Сибири, радиацион­но-экологическая ситуация не имеет аналогов.

Реализация отечественной ядерной программы, особенно в первые годы ее осуществления, нанесла значительный ущерб здоровью населения и экономике региона, который до сих пор не компенсирован. Так, для жителей Курганской области важным является тот аспект, что население уже длительное время (св. 65-и лет) проживает в условиях радиационно-зараженной Теченской зоны. К ней относятся пять районов Курганской области: Далматовский, Каргапольский, Катайский, Шадринский, Шатровский. С 1949 по 1952 гг.  радиохимический комбинат «Маяк» загрязнял р. Течу высокоактивными жидкими отходами, технологическими и аварийными сброса­ми, контроль за которыми не осуществлялся вплоть до 1953 г. В этот период величина радиоактивных сбросов достигла 20% водостока реки, что привело к поступлению в гидрографическую систему «Теча — Исеть — Тобол — Иртыш — Обь» долгоживущих изотопов. В результате была загрязнена речная пойма на протяжении 1000 км. На территориях, подвергшихся воздействию радиации, отмечается спад производства, увеличение миграционных процессов, повышение заболеваемости, появление радиофобий. Мы рассчитали потери человеко-часов активной жизни населения (при средней теоретической продолжительности жизни в 80 лет), экономический ущерб на уровне валового регионального продукта ежегодно составляет порядка 8,5млрд. руб.  Также нами был рассчитан и полный социально-экономический ущерб, нанесенный населению и экономике области за прошедшие 65 лет, он составил порядка 67,5 млрд. руб.  В настоящее время, по оценке специалистов Курганского Центра защиты леса,  концентрации радионуклидов в среднем на допустимом уровне, но на ряде участков  поймы реки и прилегающих лесных кварталов наблюдается превышение. Плотность загрязнения поймы  составляет порядка 10 Ки/км2 и больше по 90Sr. Аномально высокими остаются концентрации долгоживущих радионуклидов в донных отложениях р. Теча.

Курганская область является одной из немногих уранодобывающих провинций России. Здесь разведано несколько месторождений урана, два из них разрабатываются АО «Далур» (Далматовское и Хохловское), уровень добычи урана в 2015 г. составил 590 тонн. В 2016 г. предприятие начало разработку проекта геологоразведочных и опытных работ на Добровольном месторождении в Звериноголовском районе методом подземного выщелачивания, как уверяет АРМЗ — это экологически безопасная технология в отличии  добычи шахтным или карьерным способом. Но и в этом случае, опасность загрязнения природных сред, биоты и человека, безусловно, существуют, как в процессе добычи, переработки и транспортировки. Как и любая другая технология,  данный метод требует детального анализа и оценки гидрогеологической опасности и оценки рисков для природной сред и населения. Ничего этого «Курганским» Далуром не сделано, никаких документов по ОВОСам на предыдущих месторождениях, как показали многочисленные суды с жителями области, предприятием не были предоставлены эти важные документы. Лицензия на разработку месторождения была выдана с нарушениями Закона об охране ОС. Не вдаваясь в правовые аспекты данного вопроса, заметим только, что добыча урана в этом районе связана с повышенной опасностью для жизни и здоровья людей, работающих и проживающих в зоне ведения работ в силу того, что месторождение расположено в регулярно затопляемой пойме реки Тобол — главного источника питьевого водоснабжения жителей Западно-Сибирского региона и пограничных районов Казахстана (Обско-Иртышский бассейн).  Добыча будет производиться в одном километре от села Звериноголовское, в котором проживает около 5500 человек, в полутора километрах от села Труд и Знание, где проживает около 650 человек. Биоиндикационные исследования студентов КГУ под руководством профессора Н. П. Несговоровой, проведенные в Звериноголовском районе показали, что молодые сосёнки, мох, грибы,  произрастающие на месторождении «Добровольное» уже имеют мутационную изменчивость, повышенное альфа-излучение, радионуклиды: изотопы тория, калия, высокую концентрацию радия. Предприятие здесь пробурило и забросило порядка 500 рабочих скважин [5].

Транспортно-логистическая платформа

Главное богатство Сибири и ключевая цель, как считают эксперты  — это природный капитал и развитие  Зон инновационной сырьевой экономики.  Основные интеллектуальные центры и ядра будущей экономики Западной Сибири — Новосибирск, Красноярск, Томск. Их близость к быстрорастущим рынкам Западного Китая, Ирана, Индии и Пакистана способствует политической и экономической интеграции Сибири в ЕАЭС, созданию единой транспортной и торговой системы, восстановлению исторических и этнокультурных связей, что приведет к формированию единого пространства и идентичности Большой Евразии.

Геополитики выделяют новый макрорегион Сибири — Новый Средний Восток. Новый Средний Восток (или Срединная Евразия) пространственно включает классический Средний Восток (Иран, Афганистан, Ирак и Пакистан), Среднюю Азию и Западную Сибирь. Юго — Западная Сибирь расположена на пересечении водных и железнодорожных путей, связывающих Урало-Сибирский регион с Северным Морским путем и портами Баренцева моря, а железные дороги — с Европейской частью России, Дальним Востоком, странами Центральной Азии. Кроме того, соединение каналом Оби и Енисея сделает возможным использование индустриальной мощи этого района для освоения обширных и неосвоенных территорий Восточной Сибири (нижнего Приангарья, Эвенкии, западной Якутии) и Дальнего Востока. Требуется создать новый транспортный каркас макрорегиона, связывающий два океана. В новом макрорегионе  будет образован общий рынок с численностью населения 400 миллионов человек.  Международное Движение развития и Институт демографии, миграции и регионального развития  в лице Ю.В. Крупнова представили доклад «Сибирь – новая Центральная Россия, или, как Юг Западной Сибири станет экономическим центром Планеты».

Здесь должна сложиться  новая транспортно — логистическая платформа: по широте платформу образует крестообразная высокоскоростная железнодорожная магистраль «Омск-Красноярск/Томск-Новокузнецк» со скоростью составов 300 — 600 км/час. Кроме того, высокоскоростные автодороги, а также судоходные реки  Обь и Енисей, соединённые каналом (Чулымский высокоширотный транспортный коридор) в комплексе с системой региональной «малой» авиации (общая транспортно-энергетическая и водная сеть России). Важной составляющей платформы может стать и высокоширотная магистраль, построенная на принципах троллейкарного и струнного транспортов, дублирующая по суше Севморпуть (параллельный Севсухпуть). Органичным звеном в новой транспортной платформе станет и давно планируемая к реализации Северная широтная дорога или Северо-Сибирская железнодорожная магистраль — «Севсиб», от Томска до Сургута (Ханты-Мансийска). По меридиональному направлению,  вдоль 70º в.д. целесообразно будет построить Трансазийский коридор (пояс) развития, который водными, энергетическими и транспортными магистралями свяжет север Западной Сибири с Центральной Азией, Арктику с Индийским океаном.  Трансазийский коридор развития «может стать нашим евразийским «Панамским» каналом.

Так, декларации о строительстве Евразийского Союза, по мнению авторов, «перейдут в практическую плоскость и будет предложен весь спектр индустриализации макрорегиона и кардинального подъёма уровня и качества жизни населения. Важным элементом инфраструктурного плацдарма и стимулирования создания Нового Среднего Востока с центром на Юге Западной Сибири станет организация Ирано-Российского Сибирского экономического моста. Данный «мост» уже сегодня может быть наполнен десятком стратегический инвестиционных проектов, таких как «Витаминный мост», «Нефть в обмен на бензин», «Быстроходный Каспий» и другие. Важным усилением такого моста может стать строительство Ираном совместно с Россией канала, который соединит Каспийское море с Персидским заливом и существенно снизит зависимость России от турецких проливов Босфор и Дарданеллы» [3]. Абсолютно приоритетным направлением является Центральная и Южная Азия, без экономической интеграции с которой невозможен  Евразийский союз.

Большие перспективы в связи с этим открываются и для Урала и Зауралья. Курган и Тюмень «попадают»  в центр Трансазийского коридора и могут стать крупнейшими логистическими центрами. Екатеринбург и Челябинск — западными форпостами нового порубежья на границе Нового Среднего Востока. Национальный территориальный приоритет XXI века — грандиозный план подъёма Сибири и Дальнего Востока, разворот России к Тихому океану, начинающийся с создания сети специальных территорий опережающего экономического развития.

Одним из узловых моментов этих проектов являются перспективы взаимодействия РФ с Китаем  на основе идеи формирования новой общности – партнерства «Большой Евразии с Китаем».  Как известно, Москва и Пекин подписали соглашение о сопряжении двух масштабных стратегических проектов — Евразийского экономического союза (ЕАЭС)  и экономического пояса Шелковый путь (ЭПШП), который активно продвигает Поднебесная. Сотрудничество предполагает создание совместных транспортно-логистических коридоров и зон развития в Центральной Азии. Взаимодействие по линии ЕАЭС и ЭПШП – «Один пояс – один путь» еще предстоит наполнить реальным содержанием. Ведущая идея Концепции «1 : 1» заключается по мнению КНР в реализации 5-и связующих элементов: политическое согласование, единая инфраструктура, торговля, валютно-финансовые потоки, гуманитарное общение.

 

Заключение

Но реализация планов будет возможна лишь при условии тотальной и эффективной экологической политики природо-, ресурсо- и здоровьесбережения на добротной научной основе. Вместе с тем, следует заметить, что научный потенциал Сибири в плане рационального ресурсопользования, в том числе использования возобновляемых источников энергии,   инновационных природосберегающих технологий очень велик, но пока мало задействован. Научные центры Сибири обладают уникальными разработками в этой сфере, патентами на изобретения. Кроме того, современная информационная система охраны окружающей среды безнадежно устарела. Она не дает возможности правильно оценить текущую ситуацию, провести анализ или сделать прогноз. Существует насущная необходимость введения новой геоинформационной системы о состоянии окружающей среды. Ее формирование в соответствии с Госпрограммой запланировано к 2019 г., тогда же будет создан государственный фонд данных экологического мониторинга. При разработке политики экономического и пространственного развития стран и регионов по-прежнему недостаточно внимания уделяется экологической безопасности проектов. Совершенствование информационного обеспечения экологических и медико-географических исследований позволит выработать рекомендации для их оптимизации. Проведение медико-географического анализа и осуществление антропоэкологической оценки качества окружающей среды будет способствовать более эффективному стратегическому и тактическому планированию.

 

Литература

  1. Завьялова О.Г. Природопользование и развитие: этногеосистемный анализ (на примере Южного Зауралья). Монография. Тюмень: Изд-во Тюм. гос. ун-та, 2004. 212с.
  2. К Великому океану — 5: От поворота на Восток к Большой Евразии. Электронный ресурс. URL: http://ru.valdaiclub.com/a/reports/k-velikomu-okeanu-5/. Москва, сентябрь 2017 г, (Дата обращения: 11.09.2018г.)
  3. Крупнов Ю. В. СИБИРЬ – новая Центральная Россия, или, как Юг Западной Сибири станет экономическим центром Планеты. Проектно-аналитический доклад. Электронный ресурс. URL: http://we-russian.ru/archives/544 (Дата обращения: 07.09. 2018 г.).
  4. Небольсин П.И. Покорение Сибири. СПб.:В тип. И Глазунова и Комп.,1849. 343 с.
  5. Несговорова Н.П., Савельев В.Г., Несговорова Н. П., Савельев В. Г. Основы системногоанализа и моделирования экологических систем. Курган:Изд-во Курганского гос. ун-та. 2014. 234 с.
  6. Проект Стратегии пространственного развития России до 2025 года. Электронный ресурс. URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/planning/sd/201817081 \ (Дата обращения: 09.09.2018 г.)
  7. Рассказов С.В. Юго- Западная Сибирь: эволюция пространственных структур общества с XVI в. до настоящего времени. М: МГУ, 2009. 37 с.
  8. Социально-экономическое положение федеральных округов. Электронный ресурс. URL:http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1140086420641 (Дата обращения: 06.09.2018 г.).
  9. Эскинд А. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России. Издательство Новое литературное обозрение, 2014. 114 с.

 

References

  1. Zav’yalova O.G. Nature management and development: ethno-system analysis (using the example of the Southern Trans-Urals) [Prirodopol’zovaniye i razvitiye: etnogeosistemnyy analiz (na primere Yuzhnogo Zaural’ya)]. Monograph. Tyumen: Publishing House Tyum. state University, 2004. 212с.
  2. To the Great Ocean — 5: From the turn to the East to the Great Eurasia [K Velikomu okeanu — 5: Ot povorota na Vostok k Bol’shoy Yevrazii]. Electronic resource. URL: http://www.valdaiclub.com/a/reports/k-velikomu-okeanu-5/. Moscow, September 2017 (Date of appeal: 11.09.2018)
  3. Krupnov YU. V. SIBERIA — a new Central Russia, or, as the South of Western Siberia will become the economic center of the Planet. Design and analytical report [SIBIR’ – novaya Tsentral’naya Rossiya, ili, kak Yug Zapadnoy Sibiri stanet ekonomicheskim tsentrom Planety. Proyektno-analiticheskiy doklad]. Electronic resource. URL: http://we-russian.ru/archives/544 (appeal date: 07.09. 2018).
  4. Nebol’sin P.I. The conquest of Siberia [Pokoreniye Sibiri]. SPb.: In type. And Glazunov and Comp., 1849. 343 s.
  5. Nesgovorova N.P., Savel’yev V.G., Nesgovorova N. P., Savel’yev V. G. Basics of system analysis and modeling of ecological systems [Osnovy sistemnogoanaliza i modelirovaniya ekologicheskikh sistem]. Kurgan: Publishing house of Kurgan State. un-that. 2014. 234 p.
  6. Draft Strategy for the Spatial Development of Russia until 2025 [Proyekt Strategii prostranstvennogo razvitiya Rossii do 2025 goda]. Electronic resource. URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/planning/sd/201817081 \ (circulation date: 09.09.2018)
  7. Rasskazov S.V. South-Western Siberia: the evolution of the spatial structures of society from the XVI century until now [Yugo- Zapadnaya Sibir’: evolyutsiya prostranstvennykh struktur obshchestva s XVI v. do nastoyashchego vremeni]. M: Moscow State University, 2009. 37 p.
  8. Socio-economic situation of the federal districts [Sotsial’no-ekonomicheskoye polozheniye federal’nykh okrugov]. Electronic resource. URL: http: //www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1140086420641 (Appeal date: September 6, 2018).
  9. Eskind A. Internal colonization. Imperial experience of Russia [Eskind A. Vnutrennyaya kolonizatsiya. Imperskiy opyt Rossii]. Publishing House New Literary Review, 2014. 114 p.

Региональное развитие, Экономика природопользования