Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №3 (39), 2014

Продовольственная безопасность Сибири и Дальнего Востока: возможности кластерного подхода

Food security in Siberia and the Far East: the possibility of cluster approach

Авторы


доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН, главный научный сотрудник
Совет по изучению производительных сил Минэкономразвития РФ и РАН
kotilko@yandex.ru


кандидат экономических наук, доцент
Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова, Бийский технологический институт (филиал)

Аннотация

В статье анализируются возможности реализации кластерного подхода для решения задачи обеспечения продовольственной безопасности регионов Сибири и Дальнего Востока. Приводятся основные данные о приоритетных направлениях кластерной политики в этих регионах. Указывается на недостаточный уровень развития, в рамках кластерного подхода, структур, специализирующихся на аграрном производстве. Предлагается авторский подход к созданию аграрных кластеров, применительно к условиям Сибири и Дальнего Востока. Авторами сделан вывод о том, что реализация конкурентных преимуществ кластерных структур в АПК возможна при условии создания замкнутого энергопроизводственного цикла. Приводятся основные данные о возможности реализации таких циклов в условиях регионов - объектов исследования.

Ключевые слова

кластеры, региональное развитие, продовольственная безопасность, энергопроизводственные циклы, хозяйственная агломерация, территориально-производственный комплекс, территориально-производственная агломерация

Рекомендуемая ссылка
Котилко Валерий Валенинович , Фарков Андрей Георгиевич
Продовольственная безопасность Сибири и Дальнего Востока: возможности кластерного подхода// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (39). Номер статьи: 3905. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/3905/
Authors

Kotilko Valerii Valeninovich
Doctor of Economics, professor, Academy of Natural Sciences, Chief Scientific Officer
Council of studying of produce power Ministry of Economical development of Russian Federation and Russian Academy of science
kotilko@yandex.ru

Farkov Andrei Georgievich
PhD, Associate Professor
Biysk Technological Institute (branch off) Altai State Technical University

Abstract

The article analyzes the feasibility the cluster approach for solving the problem of food security in Siberia and the Far East. The basic data on the priorities of cluster policy in these regions. Points to the lack of development in the cluster approach, structures, specializing in agricultural production. The author's approach to the creation of agricultural clusters in relation to the conditions of Siberia and the Far East. The authors concluded that the implementation of the competitive advantages of cluster structures in Agroindustrial Complex is possible while creating a vicious energy-produced cycle. The basic data on the feasibility of such cycles in terms of regions - the objects of study.

Keywords

clusters, regional development, food security, energy-produced cycles, economic agglomeration, territorial-production complex, territorial-production agglomeration

Suggested Citation
Kotilko Valerii Valeninovich , Farkov Andrei Georgievich
Food security in Siberia and the Far East: the possibility of cluster approach. Regional economy and management: electronic scientific journal. №3 (39). Art. #3905. Date issued: 2014-07-25. Available at: https://eee-region.ru/article/3905/

Print Friendly, PDF & Email
Современные вызовы и угрозы, все усиливающаяся глобализация и конкуренция выдвигают жесткие требования к обеспечению конкурентоспособности России и ее субъектов. Новый уровень развития регионов определяется, их готовностью перехода к инновационной экономике. Наиболее успешными среди новых региональных научно-производственных систем, которые призваны занять особое положение в инновационной экономике, все больше внимания привлекают региональные отраслевые кластеры. [1]

Регионы Сибири и Дальнего Востока составляют по площади почти 2/3 всей площади территории России и являются основной сырьевой базой страны в долгосрочной перспективе. В регионе сосредоточены уникальные кадровые, сырьевые, биологические и энергетические ресурсы. [2]

Однако, при всей значительности указанных факторов, Сибирь и Дальний Восток до сих пор не стали центрами роста отечественной экономики. Богатство сырьевых и биологических ресурсов этого региона, безусловно, является конкурентным преимуществом России.

Для реализации этого потенциала предполагается создание комплекса кластерных структур, чья деятельность должна быть направлена на реализацию потенциала развития этих регионов. Перечень кластеров и направления их деятельности приведены в таблице 1.

Таблица 1 – Кластеры субъектов Сибирского и Дальневосточного федеральных округов

Регион

Название кластера

Новосибирская область

Инновационный территориальный кластер в сфере информационных
и телекоммуникационных технологий Новосибирской области «СибАкадемСофт»

Биофармацевтический кластер Новосибирской области

Томская область

Кластер «Фармацевтика и медицинская техника Томской области»

Кластер «Информационные технологии
и электроника Томской области»

Алтайский край

«Алтайский биофармацевтический кластер»

Кемеровская область

Кластер «Комплексная переработка угля и техногенных отходов в кемероской1 области»

Красноярский край

Кластер Инновационных технологий ЗАТО г. Железногорск (ядерные и авиакомические технологии)

Приморский край

Кластер по транспортировке и глубокой переработке углеводородного сырья

Рыбохозяйственный кластер

Кластер судостроения и судоремонта

Хабаровский край

Лесопромышленный кластер

Верхнебуреинский энергетический кластер

Кластер авиа- и судостроения

Амурская область

Межрегиональный горнометаллургический кластер

Свободненский Дальневосточный космический кластер (создание)

«Амурский соевый кластер»

Камчатский край

Биоресурсный (рыбопромышленный) кластер

Минерально-сырьевой кластер

Туристско-рекреационный кластер

Магаданская область

Минерально-сырьевой комплекс (МСК)

Сахалинская область

Нефтегазохимический комплекс (с. Ильинское)

Биоресурсный кластер

Однако реализация этого потенциала совершенно не учитывает потребностей обеспечения территорий Сибири и Дальнего Востока продовольствием, которая, безусловно, также должна решаться на основе кластерного подхода. В настоящее время Западная Сибирь обеспечивает за счет внутренних ресурсов лишь 60% потребностей в продовольствии, Восточная Сибирь – на 30-35%, а регионы Дальнего Востока – меньше чем на 15%. При этом, по некоторым, традиционным в нашей структуре продовольственного обеспечения, видам сельхозсырья ситуация может быть признана совершенно неудовлетворительной. Так, объем производства зерновых культур на Дальнем Востоке весьма незначителен и не превышает 0,5 млн. тонн в год, при существующих потребностях, как минимум в 20 раз больших. [3]

В этом свете вызывает удивление, что развитие сельскохозяйственного производства на новых кластерных принципах предполагается осуществлять лишь по остаточному принципу. Среди всех, перечисленных выше кластерных структур, лишь три имеют отношение к производству продовольствия, причем все – лишь отдельных его видов, таких как рыба и морепродукты, соя – виды продовольствия, имеющие отнюдь не первостепенное значение в продовольственном балансе большинства российских регионов.

Аграрный кластер должен включать в себя совокупность субъектов территориального хозяйства, как производственной, так и непроизводственной сферы. Это является ключевым условием его жизнеспособности. В настоящее время кластер может быть «собран» лишь из тех элементов, которые присутствуют в хозяйстве конкретной территории. Добавление новых элементов в общую конструкцию кластера может происходить лишь после начала функционирования всей системы в целом. Ключевыми элементами, при создании аграрного кластера, можно считать следующие: (а) предприятия – производители сельскохозяйственного сырья; (б) предприятия – поставщики инфраструктурных услуг, используемых для нужд производства; (в) предприятия непроизводительной сферы, обеспечивающие своими услугами население территории; (г) органы местного самоуправления. При отсутствии какого-либо из перечисленных элементов в структуре кластера, его возможности, вероятно, будут существенно снижены. При этом следует понимать, что перечисленные элементы могут входит в состав кластера не только в том виде, в котором они существовали в предшествующем периоде, но и существенно видоизменяясь в рамках процесса формирования кластера. Для некоторых элементов кластерной структуры это необходимо и естественно (в частности, это касается большинства отраслей непроизводственной сферы), для других это может быть скорее исключением из правил, однако вполне возможным.

Создание новых мощностей по производству сельскохозяйственного сырья, вероятно может быть оправданно лишь в тех регионах, где таковые отсутствуют, или утрачены в результате неудачного хозяйствования в предшествующем периоде. Следует заметить, что такие территории не могут рассматриваться как приоритетные, с точки зрения кластерного развития. Причиной этому является слишком высокая затратность создания кластерной структуры на начальном этапе. Конечно, создание кластера на основе уже существующих производственных мощностей таит в себе немало «подводных камней», главным из которых являются отношения между собственниками, однако, существенным достоинством такого подхода является то, что сумма необходимых затрат может быть существенно уменьшена.

В плане масштабов участия каждого из хозяйствующих субъектов, с позиции кластеризации является важным, чтобы ни один из хозяйствующих субъектов не имел полного доминирования над остальными участниками кластера. В российских условиях достичь такое представляется возможным только при весьма значительных масштабах деятельности кластера, когда в ареал его деятельности может входить сразу несколько крупных хозяйствующих субъектов, или же их не должно входить вовсе. [4]

Формы участия крупных сельскохозяйственных предприятий могут быть различными и определяются, прежде всего, их текущим хозяйственным положением в каждом конкретном случае, а также другими местными особенностями. В частности, это может быть добровольное участие, вхождение в кластер на правах ассоциированного члена, а также и другие формы, в частности выкуп имущества другим участником кластера, участие кластера в процессе конкурсного управления имуществом обанкротившегося сельхозпредприятия и прочие варианты.

Мелкие товаропроизводители, под которыми следует понимать прежде всего личные подсобные хозяйства граждан, являются не менее значимым элементом кластерной структуры. Как правило, существование и развитие хозяйств такого рода не требует каких-либо масштабных инвестиций, что является весьма важным фактором развития. С другой стороны, мелкие хозяйства весьма уязвимы от внешних факторов, среди которых важнейшим, безусловно, является конъюнктура рынка сбыта готовой продукции.

Личные подсобные хозяйства граждан сегодня являются практически универсальной формой самозанятости большой доли сельского населения, особенно средней и старшей возрастной группы. Следует заметить, что эта группа сельских товаропроизводителей в наименьшей степени заинтересована в какой-либо формализованной структуре, типа кластера, или какой-то другой. Однако, ключевым её интересом является безопасный и эффективный сбыт произведенной продукции, обеспечивающий приемлемый уровень дохода. Безусловно, в некоторых случаях, был бы полезен и кредит, либо какие-то другие формы поддержки, однако их отсутствие, как правило не имеет столь разрушительных последствий, как это бывает в крупных хозяйствах индустриального типа. Безусловно, что для успешной кооперации необходимо сосредоточение в пределах достаточно ограниченной территории достаточно большой массы экономически активного населения, способного вести домашнее хозяйство и испытывающего к этому склонность. Однако, следует заметить, что создание эффективной кооперационной схемы сбыта может стать локомотивом роста остальных элементов кластера, поскольку способно обеспечивать прибыль без сколько-нибудь значительных вложений средств извне. Учитывая это, кластер должен обеспечивать условия для развития личных подсобных хозяйств, в тех случаях когда это необходимо, выступая в качестве посредника в урегулировании вопросов поставок кормов, земельных правоотношений и пр. Условием, способным привлечь население, как категорию товаропроизводителей, в кластер, безусловно может и должно стать повышение доходности личного подсобного хозяйства, что возможно обеспечить за счет меньшего числа посредников при сбыте продукции.

Третья составляющая производительных сил в сельской местности – предприятия, осуществляющие переработку сельскохозяйственного сырья, к которым относятся различного рода маслосырзаводы, мельницы, комбикормовые цеха, консервные заводы, и т.п., являются весьма важным элементом сельской экономики. Предприятия такого рода могут входить в состав кластера, более того – их наличие в составе кластера, как правило, в значительной мере определяет устойчивость и стабильность функционирования остальных его производительных сил. В силу этого свойства, этот элемент территориального хозяйства является единственным элементом производственного сектора, создание которого возможно, а в некоторых случаях и необходимо, при формировании хозяйственных структур кластерного типа. В рамках формирования кластера возможен и вариант, при котором структура данного типа будет формироваться вокруг уже существующих производственных мощностей, профилем которых является переработка сельскохозяйственного сырья. Особенно это актуально для предприятий с достаточно сложным технологическим циклом, требующим наличия достаточно дорогостоящих основных средств, таких например, как предприятия сахарной, маслоэкстракционной и т.п. отраслей перерабатывающей промышленности. Предприятия такого рода могут стать центрами формирования кластерной структуры, обеспечивая свою собственную сырьевую базу, с одновременной гарантией производителям сельскохозяйственного сырья сбыта их продукции. При этом важным элементом возможности концентрации производительных сил вокруг этих предприятий является наличие необходимой производственной инфраструктуры, в первую очередь – транспортной, способной обеспечить связь производителей и потребителей сельскохозяйственного сырья. [5,6]

Основными принципами, которыми следует руководствоваться при формировании кластера, являются следующие: (а) наличие производительных сил (производственных мощностей) на территории, где предполагается развернуть основную хозяйственную деятельность кластерной структуры; (б) наличие лимитирующих факторов развития производительных сил, выраженных отсутствии, или же дефицитности, затрудненном доступе к какому-либо производственному ресурсу, или же затруднений со сбытом готовой продукции; (в) наличие необходимой кадровой базы для обеспечения производственных мощностей; (г) наличие производственной инфраструктуры, способной удовлетворить запросы производительных сил региона; (д) социальной инфраструктуры, способной обеспечить надлежащий уровень социальных услуг (и, соответственно, качество трудовых ресурсов).

В настоящее время, в современных российских условиях возможно несколько вариантов формирования кластера, в зависимости от структуры его участников и, соответственно, целей и задач его развития. Возможны три основные магистральные схемы развития кластера в аграрном производстве: (а) возникновение кластера по инициативе, идущей снизу, с задачами, направленными в основном на повышение хозяйственной устойчивости и рентабельности функционирования его членов; (б) формирование кластера по инициативе вышестоящих организаций – органов местного самоуправления, региональных властей и пр., с задачами, имеющими более комплексный характер, в т.ч. и ориентированными на первостепенное решение задач территориального развития конкретного региона, его социальное развитие и пр.; (в) формирование кластера вокруг доминирующего элемента экономики конкретной аграрной территории – в этом случае интересы развития всех основных элементов кластера должны соотноситься с интересами его инициатора, в этом плане такая схема процесса кластеризации близка к предыдущей, однако в большей степени ориентирована на коммерческую деятельность как основу существования. [7]

Специфика аграрного производства прямо влияет на территориальную структуру кластерных образований, в первую очередь. по причине того, что большая часть отраслей аграрного производства имеют значительное распределение в пространстве производственных мощностей. Конечно, это не самое благоприятное обстоятельство, с точки зрения кластеризации. Вероятно, для этих задач было бы предпочтительна максимальная концентрация производительных сил в одной точке. Однако, это невозможно для большинства отраслей аграрного производства, каждая из них имеет предельные величины своей концентрации на географическом пространстве, что определяется, во-первых, продуктивностью сельскохозяйственных угодий, а во-вторых, факторами наличия остальных видов производственных ресурсов, в первую очередь, трудовых. [8,9,10]

Исходя из этого, следует предполагать, что аграрный кластер будет иметь достаточно сложную структуру производительных сил. распределенную в пространстве. Таким образом, начиная с момента начала его формирования, необходимо решать вопросы, связанные с формированием его территориально-хозяйственной структуры.

В общем случае, когда формирование кластера происходит по принципу технологической общности производительных сил, сконцентрированных на определенной территории, вероятно, следует пользоваться существующими критериями, применяемыми при территориальной организации производительных сил. Впрочем, в ряде случаев, они могут быть подвергнуты существенной ревизии. это касается, в первую очередь, случаев, когда функционирование производственного комплекса территории, который, как предполагается составит основу кластерной структуры, сопряжено со значительными издержками, вызванными, в первую очередь несовершенством производственной инфраструктуры, присутствующей на территории.

В целом, вероятно, кластер не должен выходить, на начальном этапе, за пределы одного муниципального образования уровня сельского административного района, кроме некоторых особых случаев. К таким случаям, бесспорно, можно отнести условия, когда реализация новых подходов хозяйствования сопряжена с необходимостью использования каких-либо объектов инфраструктуры, расположенных в соседнем муниципальном образовании. Однако, в любом случае, территории, где разворачивается деятельность кластерной структуры, должны граничить друг с другом, или же иметь иные устойчивые связи, например, быть связанными единой транспортной системой. Другие варианты, в аграрном секторе по всей видимости маловероятны, исходя из технологических особенностей аграрного производства. Учитывая, что именно территориальный фактор является лимитирующим элементом кластерного развития, вопросы районных планировок на микроуровне занимают в процессах кластеризации весьма важное значение. [11]

Вероятно, следует стремиться к наибольшей концентрации производительных сил на территории, имеющей ресурсы для развития аграрного производства. В этом плане весьма полезны меры, позволяющие интенсифицировать такое производство, путем внедрения новых технологий, или технологически увязанной его диверсификации. По мере развития кластера, возможно распространение его деятельности на большие территории, однако, в любом случае следует обеспечивать максимально возможную концентрацию производительных сил.

Таким образом, начальной точкой концентрации производительных сил по кластерному типу должна быть территории, располагающая возможностью относительно недорого доставки необходимых производственных ресурсов и вывоза готовой сельскохозяйственной продукции. В современных российских условиях это предполагает наличие на территории доступа к магистральной железнодорожной сети РАО «РЖД». Возможно при этом использование существующих объектов промышленного транспорта, имеющих иную ведомственную принадлежность, при условии, что их использование не повлечет значительного увеличения затрат. При этом, конечно же, территория должна иметь достаточный потенциал для развития аграрного производства и действующие предприятия аграрного комплекса, в противном случае такое преимущество, как наличие доступа к магистральному транспорту, в общем-то лишено всякого смысла. В этом плане возможны многочисленные варианты, главным условием для выполнения которых должно быть незначительное возрастание доли инфраструктурных услуг в общей стоимости производимой продукции, поступающей на рынок, по мере удаления от него.

Исходя из вышеперечисленных комментариев, можно сгруппировать приграничные районы следующим образом:
а) по тенденциям недоиспользования существующего потенциала кластеризации для обеспечения задач продовольственной безопасности – Хабаровский, Приморский края, Амурская область;
б) по устойчивой тенденции снижения угроз недоиспользования конкурентных преимуществ – Алтайский, Красноярский края, Кемеровская область;
в) субъекты, в которых тенденция снижения угроз сменилась на тенденцию роста неиспользования конкурентных преимуществ – Хабаровский край и Чукотский автономный округ;
г) субъекты, в которых рост угроз и неиспользования конкурентных преимуществ постепенно меняется на противоположную тенденцию улучшения использования конкурентных преимуществ – Сахалинская область;
д) регионы, имеющие устойчивые тенденции в течении всего периода анализа: — Сахалинская область характеризуется тенденцией снижения угроз и показателями улучшения использования конкурентных преимуществ.

Список литературы:

  1. Котилко В.В. Экономические интересы и риски научно-технического сотрудничества России со странами  СНГ (концепции модернизации). Монография.- М.: Креативная экономика, 2012.-с.336
  2. Котилко В.В. Экономическое развитие Российской Федерации и стран Содружества Независимых Государств в инновационной и научно-технической сферах // Национальные интересы: приоритеты и безопасность, № 21, 2011.
  3. Котилко В.В. Инновационное развитие регионов в условиях модернизации экономики России // Региональная экономика. Инновационное развитие регионов России. М.: Финансовый университет, 2011.
  4. Котилко В.В. Риски, угрозы и кризисы на пространстве СНГ. Германия.: Lambert Academic Publishing, 2011г., 171 c.
  5. Фарков А.Г.  Возможности формирования агломераций в аграрно-промышленном комплексе // Регион: экономика и социология. –2010. -№1. – С.107-116.
  6. Котилко В.В., Пашенных Ф.С. Проблемы приграничья России: достижения и потери. Германия.: Lambert Academic Publishing, 2012. —  617 c.
  7. Фарков А.Г. Регионы агропромышленной специализации в постиндустриальной экономике: возможности агломерационного подхода. Бийск: Изд-во Алт. гос. техн. ун-та, 2012 – 282 с.
  8. Котилко В.В. Инновационное развитие регионов в условиях модернизации экономики России // В кн. Региональная экономика. Инновационное развитие регионов России. М.: Финансовый университет, 2011г., с. 4-9.
  9. Котилко В.В. Проблемы модернизации стран СНГ // Экономика и финансы организаций и государства, Электронный науч. журнал. Выпуск 4, том 3, июнь, 2012.,с.26-33.
  10. Грицюк Т.В., Котилко В.В., Лексин И.В. Бюджетная система Российской Федерации. М.: Финансы и статистика, 2013. 560 с.
  11. Грицюк Т.В., Котилко В.В. Финансы предприятий на примере регионов. — М. Финансы и статистика, 2014. — с. 488.

References:

  1. Kotilko V.V. Economic interests and risks of scientific and technical cooperation between Russia and the CIS (the concept of modernization) [Ekonomicheskie interesy i riski nauchno-tekhnicheskogo sotrudnichestva Rossii so stranami  SNG (kontceptcii modernizatcii)]. Monograph. M. Creative Economy, 2012. 336 p.
  2. Kotilko V.V. Economic development of the Russian Federation and the Commonwealth of Independent States in innovation and scientific and technological spheres [Ekonomicheskoe razvitie Rossiiskoi Federatcii i stran Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv v innovatcionnoi i nauchno-tekhnicheskoi sferakh]. National interests: priorities and security, № 21, 2011.
  3. Kotilko V.V. Innovative Development of Regions in the modernization of the Russian economy [Innovatcionnoe razvitie regionov v usloviiakh modernizatcii ekonomiki Rossii]. Regional economy. Innovative Development of Regions of Russia. M.: Finance University, 2011.
  4. Kotilko V.V. Risks, threats and crises in the CIS space [Riski, ugrozy i krizisy na prostranstve SNG]. Germany. Lambert Academic Publishing, 2011., 171 p.
  5. Farkov A.G.  The possibility of forming agglomerations in the agro-industrial complex [Vozmozhnosti formirovaniia aglomeratcii v agrarno-promyshlennom komplekse]. Region: Economics and Sociology. 2010. № 1. pp.107-116.
  6. Kotilko V.V., Pashennykh F.S. Problems of Russian borderland: achievements and losses [Problemy prigranichia Rossii: dostizheniia i poteri]. Germany.: Lambert Academic Publishing, 2012.  617 p.
  7. Farkov A.G. Regions agro specialization in postindustrial economy: opportunities agglomeration approach [Regiony agropromyshlennoi spetcializatcii v postindustrialnoi ekonomike: vozmozhnosti aglomeratcionnogo podkhoda]. Bijsk Univ Alt. Reg. tehn. University Press, 2012. 282 p.
  8. Kotilko V.V. Innovative Development of Regions in the modernization of the Russian economy [Innovatcionnoe razvitie regionov v usloviiakh modernizatcii ekonomiki Rossii]. In the book. Regional economy. Innovative Development of Regions of Russia. M. Finance University, 2011., pp. 4-9.
  9. Kotilko V.V. Problems of modernization of the CIS countries [Problemy modernizatcii stran SNG]. Economics and finance organizations and the state, Electronic scientific. magazine. Issue 4, Volume 3, June, 2012., pp.26-33.
  10. Gritciuk T.V., Kotilko V.V., Leksin I.V. The budget system of the Russian Federation [Biudzhetnaia sistema Rossiiskoi Federatcii]. Moscow, Finance and Statistics, 2013. 560 p.
  11. Gritciuk T.V., Kotilko V.V. Finance companies on the example of the regions. [Finansy predpriiatii na primere regionov]. M. Finance and Statistics, 2014. 488 p.

Локальные рынки и межрегиональные связи