Главная страница » Публикации » №3 (71) » Что препятствует ускоренному развитию Ангаро-Енисейского макрорегиона?

Что препятствует ускоренному развитию Ангаро-Енисейского макрорегиона?

What hinders the accelerated development of Angara-Yenisei macro-region?


Авторы

Поподько Галина Ивановна
доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник
Россия, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН
pgi90@bk.ru

Аннотация

В статье рассматриваются ограничения для ускоренного развития Ангаро-Енисейского макрорегиона. Несмотря на провозглашенную заинтересованность как со стороны правительства, так и бизнеса в создании нового центра экономического роста в Сибири, в настоящее время нет предпосылок для формирования территории с новыми кооперационными и межрегиональными связями, каким видится будущее Ангаро-Енисейского макрорегиона. В статье выделены следующие направления, сдерживающие развитие Ангаро-Енисейского макрорегиона: несопоставимый экономический потенциал регионов, входящих в его состав; экономические проблемы развития каждого из регионов, которые требуют скорейшего решения; асимметрия социального развития; отсутствие общей стратегии развития макрорегиона. Для устранения выделенных ограничений необходимо, прежде всего, принятие решения о формировании единого экономического пространства, в состав которого войдут Красноярский край, Иркутская область, Республика Хакасия и Республика Тыва. Началом такой деятельности следует рассматривать разработку Стратегии социально-экономического развития Ангаро-Енисейского макрорегиона, которая определит экономическое взаимодействие регионов с учетом их интересов.

Ключевые слова

Ангаро-Енисейский макрорегион, Красноярский край, Иркутская область, Республика Хакасия, Республика Тыва, стратегии социально-экономического развития, полюс экономического роста, Стратегия пространственного развития РФ

Финансирование

Статья подготовлена по плану НИР ИЭОПП СО РАН, Проект 5.6.3.2. (0260-2021-0005) «Движущие силы и механизмы развития кооперационных и интеграционных процессов в экономике Сибири». № 121040100279-5

Рекомендуемая ссылка

Поподько Галина Ивановна

Что препятствует ускоренному развитию Ангаро-Енисейского макрорегиона?// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Номер статьи: 7104. Дата публикации: 08.08.2022. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/7104/

Authors

Popodko Galina Ivanovna
Doctor of Economics, leading scientist
Russia, Institute of Economics and Industrial Engineering of the Siberian Branch of the RAS
pgi90@bk.ru

Abstract

The article considers restrictions for accelerated development of Angara-Yenisei macro- region. In spite of the declared interest of both the government and business in development of the new center of economic growth in Siberia, there are no current preconditions for the formation of a territory with new cooperative and interregional ties such as Angara-Yenisei macro-region can have in the future. The article identifies the following three trends which hinder the development of Angara-Yenisei macro-region: uneven economic development of the incorporated regions; problems of the economic development of each region, that require a speedy solution; asymmetry of social development and the lack of macro-region’s general development strategy. To eliminate the identified restrictions, it is necessary, first of all, to make a decision on formation a common economic area, which will include Krasnoyarsk Krai, the Irkutsk Oblast, the Republic of Khakassia and the Republic of Tyva. The development of the strategy for the socio-economic development of Angara-Yenisei macro-region, which will determine the economic interaction of regions, taking into account their interests, can be considered the beginning of such activity.

Keywords

Angara-Yenisei macro-region, Krasnoyarsk Territory, Irkutsk region, Republic of Khakassia, Republic of Tyva, strategies for socio-economic development, economic growth pole, Spatial Development Strategy of the Russian Federation

Project finance

The research was carried out with the plan of research work of IEIE SB RAS, project «Driving forces and mechanisms for the development of cooperation and integration processes in the economy of Siberia». № 121040100279-5

Suggested Citation

Popodko Galina Ivanovna

What hinders the accelerated development of Angara-Yenisei macro-region?// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Art. #7104. Date issued: 08.08.2022. Available at: https://eee-region.ru/article/7104/ 

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Поиск новых механизмов ускоренного развития экономики нашей страны объясняет «возвращение» к теме совершенствования пространственного развития ее производительных сил [1,2].

Принятая в 2019 г. «Стратегия пространственного развития РФ до 2025 г.» является документом стратегического планирования, который определяет цели, задачи и приоритеты пространственного развития, «трансформацию» пространственной организации экономики, сценарии пространственного развития Российской Федерации [3].  Стратегия позволяет по-новому посмотреть на возможности развития любого региона уже с позиции его межрегиональной специализации и кооперации в рамках макрорегиона.  К преимуществам межрегиональной интеграции можно отнести: увеличение емкости рынка товаров и услуг, рост трудовой миграции, обмен инновациями, реализацию совместных производственных и инфраструктурных проектов, решение экологических проблем и многое другое [4, с. 326].

Стратегией пространственного развития РФ до 2025 г. в Центральной Сибири созданы два макрорегиона – Южно – Сибирский, объединяющий регионы Западной Сибири и Ангаро-Енисейский, в который вошли регионы Восточной Сибири – Красноярский край, Иркутская область, Республика Хакасия и Республика Тыва [3].

В последние годы Ангаро-Енисейский макрорегион все чаще рассматривается как центр экономического роста Центральной Сибири, который, по мнению авторов проекта, позволит придать новый импульс для экономики всей страны [5].

В научной литературе Ангаро-Енисейский макрорегион (в более расширенном составе, куда включены Республика Бурятия, Республика Саха (Якутия) и Забайкальский край) нередко называют проектом «Русский ковчег» — новый масштабный проект, нацеленный на освоение природных запасов Сибири, существенное увеличение численности населения, создание благоприятных условий жизни, развитие и появление новых городов, решение экологических проблем. К его разработке подключились ученые академических институтов, представители бизнес-структур и органов государственной власти. Было представлено три варианта развития Сибирского макрорегиона – консервативный, умеренно-оптимистический, сценарий экономического прорыва и создания нового центра экономического роста. Сценарии отличаются темпами экономического роста, объемами инвестиций и реализацией масштабных проектов [5].

Основной идеей реализации крупномасштабного проекта является не только развитие регионов, входящих в его состав, но и формирование новой транспортной инфраструктуры, которая поможет скорейшему освоению природных ресурсов макрорегиона и страны в целом.  На основе Транссибирской магистрали предлагается создание международной транспортной сети, которая соединит страны Запада и Востока.

Несмотря на высокую заинтересованность в ускоренном развитии Ангаро-Енисейского макрорегиона как со стороны государственных органов, так и крупного бизнеса, со времени начала обсуждения проекта ничего не изменилось. Проект не получил импульса для дальнейшего развития и является лишь предметом для обсуждения и научных дискуссий.

Целью нашего исследования является обоснование основных ограничений и препятствий развития Ангаро-Енисейского макрорегиона, что должно послужить основанием для разработки мер по их преодолению.

 

Результаты исследований

Нами выделены следующие ограничения.

 

1. Несопоставимый экономический потенциал

Важнейшим показателем оценки экономического потенциала региональной экономики является объем валового регионального продукта (ВРП) и объем инвестиций в основной капитал, в том числе в расчете на душу населения.

Характеристика основных показателей оценки экономического потенциала регионов АЕР свидетельствует о существенной их дифференциации. Так, 58,9 % валового регионального продукта Ангаро-Енисейского макрорегиона приходится на Красноярский край, в Иркутской области создается 33,8 %, в Республике Хакасия – 5,6% ВРП макрорегиона. Наименьший объем валового регионального продукта создается в Республике Тыва. На ее долю приходится 1,7% ВРП Ангаро-Енисейского макрорегиона.

Что касается инвестиций в основной капитал, то основной их объем (94,3% от общего объема АЕР) осваивается в Красноярском крае и Иркутской области.  Это свидетельствует о том, что на данных территориях осуществляется активная инвестиционная деятельность, создаются новые предприятия, реализуются крупные инвестиционные проекты. Инвестиционную деятельность в республиках Хакасия и Тыва можно характеризовать как низкую и очень низкую. Особенно следует выделить Республику Тыва, которая, в настоящее время, отличается самым низким уровнем инвестиционной привлекательности.

Сравнение экономического потенциала регионов АЕР определяет необходимость поиска новых направлений межрегиональной кооперации, которая позволила бы послужить драйвером экономического роста для всех регионов и макрорегиона в целом. В настоящее время возможности кооперации и интеграции региональных экономик крайне ограничены, и это несмотря на то, что Красноярский край, республики Хакасия и Тыва уже включены в реализацию КИП «Енисейская Сибирь» [4].

Одной из причин слабой интеграции региональных экономик являются нерешенные социально-экономические проблемы каждого из регионов АЕР.

 

2. Проблемы социально-экономического развития регионов АЕР

Красноярский край

Красноярский край является самым крупным регионом АЕР как по экономическому потенциалу, так и численности населения. Так, по состоянию на 2020 г. на его долю приходится 47% всей численности населения Ангаро-Енисейского макрорегиона. Основным источником роста численности населения в последние годы является миграция населения.  С 2018 г. в регионе наблюдается отрицательный естественный прирост населения, что само по себе является негативным фактором, свидетельствующим о неблагоприятных условиях жизни, низком его качестве. Это привело к тому, что численность населения с 2018 г. по 2020 г.  сократилась на 18 тыс. чел., тогда как в период 2010-2018 гг.  наблюдался его рост (на 45 тыс. чел.). Как показывают исследования, уезжает, в основном, молодежь, имеющая высшее образование, а также люди старше пенсионного возраста.

Анализ динамики промышленного производства за последние 15 лет, показывает рост добычи полезных ископаемых. За период 2005-2020 гг. объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силам по данному виду деятельности вырос в 24 раза. Начиная с 2010 г., в Красноярском крае наблюдается устойчивое изменение структуры промышленного производства в сторону уменьшения доли обрабатывающих производств и роста добычи полезных ископаемых. Кроме этого, прослеживается тенденция сокращения производств, ориентированных на конечное потребление. Можно с уверенностью говорить о том, что за рассматриваемый период Красноярский край превратился в сырьевой регион.

Учитывая природно-климатические условия Красноярского края, основная территория которого находится в зоне рискованного земледелия, сельское хозяйство не является приоритетной отраслью развития в регионе. Рентабельность производства мясной продукции и яиц в рассматриваемый период является достаточно низкой, а некоторые годы рассматриваемого периода — и убыточной. Достаточно высокая рентабельность производства наблюдается лишь в производстве молока и молочных продуктов.

Растениеводство в Красноярском крае демонстрирует более стабильные темпы развития. Основными продуктами растениеводства являются: зерновые и зернобобовые культуры, картофель, овощи открытого и закрытого грунта.

Важнейшей проблемой, которую необходимо рассмотреть отдельно, является самообеспеченность населения Красноярского края продовольствием за счет внутреннего производства продукции сельского хозяйства. Отставание производства от личного потребления по мясу и мясопродуктам, овощам и бахчевым культурам составляет 45 — 46% и выше, по молоку 5-6 %. При этом наблюдается тенденция увеличения отставания между производством и личным потреблением.

Анализируя проблемы социально-экономического развития Красноярского края, следует отметить наметившиеся негативные тенденции. Во-первых, наблюдается сокращение численности населения, что является признаком неблагоприятных условий жизни, низком его качестве, наличием экологических проблем. Во-вторых, изменилась отраслевая структура производства в сторону увеличения доли добывающих отраслей и уменьшения доли отраслей с высокой добавленной стоимостью, что делает регион «сырьевым». Это уже привело к снижению темпов прироста физического объема ВРП в постоянных ценах. В — третьих, наблюдается достаточно низкий уровень развития сельского хозяйства и пищевой промышленности, что сказывается на самообеспеченности населения региона продуктами питания за счет внутреннего производства.

Иркутская область

Иркутская область – второй крупный регион Ангаро-Енисейского макрорегиона. По численности населения область немногим уступает Красноярскому краю. Так, по состоянию на 2020 г. здесь проживает 39% населения макрорегиона или 2375 тыс. чел. При этом, начиная с начала двухтысячных годов, численность населения Иркутской области непрерывно сокращается (с 2005 г. по 2020 г. численность населения сократилась на 117 тыс. человек). За последние 15 лет коэффициенты естественного и механического прироста населения демонстрируют только отрицательные значения. Это связано с тем, что регион, в настоящее время, не является привлекательным для проживания в связи с низким уровнем жизни и отсутствием перспектив бурного экономического роста. В результате, в коэффициент демографической нагрузки заметно вырос. Если в 2005 г. на 1000 чел. трудоспособного возраста приходилось 574 лиц нетрудоспособных возрастов, то в 2020 г. уже 799. Все это серьезным образом осложняет возможности развития производственных и социальных отраслей, снижает потенциал экономического роста области.

Анализ промышленного производства Иркутской области показывает, что регион длительное время сохраняет сложившеюся специализацию. Так, в добыче полезных ископаемых превалирует добыча нефти (58,7% от всего объема отгруженной продукции по виду деятельности «добыча полезных ископаемых») и металлических руд (23,9%), в обрабатывающих производствах на первом месте – металлургическое производство (23,8 % от объема отгруженной продукции по виду деятельности «обрабатывающие производства»), а затем, примерно в равной пропорции, химическая промышленность (13,8%), обработка древесины  (12,1%) и производство бумаги и бумажных изделий (12,2%), производство машин (11,9%).

Несмотря на огромные запасы полезных ископаемых и развитые отрасли промышленного производства (химическая, фармацевтическая промышленность, металлургическое производство, деревообработка, машиностроение, самолетостроение и другие) в регионе в настоящее время не реализуются крупномасштабные инвестиционные проекты, способные обеспечить рывок в его экономическом развитии.

Суровые природно-климатические условия Восточной Сибири не позволяют развивать сельское хозяйство Иркутской области, как приоритетную отрасль. В планах по развитию региона делался упор на развитие животноводства, которое рассматривалось как перспективная отрасль сельского хозяйства и должно было сыграть важную роль в обеспечении населения мясом и молочными продуктами. Однако развитие гидроэнергетики, мощное промышленное освоение и добыча полезных ископаемых нанесли серьезный урон развитию животноводства. Пойменные земли рек были затоплены при строительстве ГЭС, возможности использования других территорий, как кормовой базы для животноводства и развития растениеводства, оказались крайне ограниченными. Несмотря на это, по состоянию на 2020 г., доля животноводства в общем объеме производства сельскохозяйственной продукции области составляет 63,5%.

С учетом природно-климатических условий в растениеводстве основной упор сделан на выращивание зерновых (включая кукурузу) и кормовые культуры. Еще одной проблемой развития сельского хозяйства Иркутской области является дефицит кадров сельского населения. Это особенно касается молодежи, которая традиционно уезжает из села, что лишает перспектив развития отрасли, в том числе из-за дефицита высококвалифицированных специалистов.

Подводя итоги анализа проблем социально-экономического развития Иркутской области следует отметить следующее. Во-первых, в течение последних 15 лет наблюдается устойчивое снижение численности населения области, что крайне отрицательно сказывается на экономическом развитии региона. Во-вторых, в настоящее время, несмотря на ресурсные возможности и развитую промышленность, отсутствуют крупномасштабные инвестиционные проекты, которые смогли выступить драйвером роста экономики области. В-третьих, ошибки, допущенные при строительстве гидросооружений, серьезным образом осложнили развитие сельского хозяйства. Уровень самообеспеченности населения Иркутской области основными продуктами питания животноводства и растениеводства (особенно овощами и картофелем), не превышает 30%.

Республика Хакасия

Республика Хакасия по своему экономическому потенциалу заметно уступает как Красноярскому краю, так и Иркутской области. Так, численность населения составляет лишь 8,7% населения Ангаро-Енисейского макрорегиона. Кроме того, в настоящее время наблюдается сокращение численности, хотя темпы такого сокращения невелики (в 2020 г. численность населения вернулась к показателям десятилетней давности). Однако следует отметить, что в последние годы в Республике наблюдается абсолютное сокращение численности, поскольку коэффициенты и естественного, и механического прироста – отрицательные.

Говоря о развитии промышленности, следует отметить, что в Хакасии развита как добыча полезных ископаемых, так и обрабатывающие производства. Доля добычи полезных ископаемых и обрабатывающих производств в общем объеме отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по всем видам деятельности по состоянию на 2020 г. составляет 30,5% и 44,9% соответственно. Однако особенностью промышленного производства региона является монопроизводство. Так, в добыче полезных ископаемых 85,7% всего объема отгруженных товаров собственного производства приходится на добычу угля, а в добывающих отраслях 67% объема отгруженных товаров собственного производства приходится на металлургическое производство. Другие виды деятельности развиты слабо.

Республика Хакасия расположена в благоприятной климатической зоне, что создает все условия для развития сельского хозяйства и, прежде всего, растениеводства. Сельское хозяйство является приоритетной отраслью в регионе, его развитию уделяется пристальное внимание. Около 40% жителей Республики проживают в сельской местности. В общем объеме сельскохозяйственной продукции региона превалирует животноводство. На его долю (по состоянию на 2020 г.) приходится 64% всего объема сельхозпродукции.

Но при этом, развитие сельского хозяйства осложняется высокой закредитованностью сельхозпроизводителей, низким спросом на продукцию, нерентабельностью продаж, отсутствием оборотных средств у сельскохозяйственных предприятий, отсутствием предприятий по переработке продукции животноводства.

Подводя итог анализа проблем социально-экономического развития Республики Хакасия особо следует выделить:

  • наблюдается стабильное сокращение численности населения как за счет естественного, так и за счет механического прироста;
  • следует отметить относительно низкий уровень развития промышленного потенциала, и это несмотря на то, что на территории Республики находятся крупнейшие предприятия страны – Саяно-Шушенская ГЭС, ОАО «Сибирская угольная компания», ОАО «Русский уголь», ООО «Сорский горно-обогатительный комбинат», РУСАЛ и другие;
  • в регионе упущены возможности интенсивного развития сельского хозяйства как в животноводстве, так и растениеводстве.

Республика Тыва

Республика Тыва является самым экономически слаборазвитым регионом в составе Ангаро-Енисейского макрорегиона.

В настоящее время в Тыве проживает 5,4% населения АЕР. Следует отметить, что это единственный регион в составе макрорегиона, где растет численность населения. За период 2010-2020 гг. прирост составил 22 тыс. чел. Основной источник роста населения – естественный прирост. Показатели естественного прироста населения Республики Тыва являются самыми высокими не только в макрорегионе, но и в целом в РФ. Несмотря на высокие темпы естественного прироста населения, наблюдается отток населения из Республики. Основная причина – низкий уровень жизни и безработица.

Оценивая экономический потенциал Республики, следует отметить, что имеющиеся возможности экономического развития практически не используются. В настоящее время в регионе разведано более 20 месторождений, обладающих значительными запасами весьма дефицитных видов минерального сырья. К числу наиболее известных следует отнести: Кызыл-Таштыгское свинцово-цинковое месторождение, Ак-Сугское медно-порфировое месторождение по добыче меди, молибдена и попутных компонентов, Элегестское угольное месторождение и другие.

Не используется в Республике и приграничное положение с Монголией. Сотрудничество с соседней страной практически не развито, и это несмотря на то, что уникальное геополитическое положение могло являться важнейшим фактором социально-экономического развития региона в целом, и отдельных отраслей (например, животноводства), в частности.

Республика Тыва находится в зоне рискованного земледелия. Поэтому наиболее развитым видом сельскохозяйственного производств является животноводство. Его доля в общем объеме сельскохозяйственного производства составляет 83%.

Развитие сельского хозяйства находится в упадке. Большинство видов деятельности сельскохозяйственного производства — нерентабельны.

Уровень самообеспеченности населения продовольствием за счет внутренних источников производства — низкий. Основная часть продуктов питания завозится извне.

Подводя итог анализа проблем социально-экономического развития Республики Тыва следует отметить следующее:

  • регион отличается крайне низким уровнем освоения богатых запасов природных ресурсов;
  • в Республике наблюдается низкий уровень развития промышленного производства, в особенности это относится к обрабатывающим производствам;
  • Тыва отличается деградирующим уровнем развития сельского хозяйства как в растениеводстве, так и в животноводстве;
  • регион отличается низким уровнем развития транспортной инфраструктуры, что обусловливает практическую «изолированность» территории от приграничных и соседних с ней регионов.

Сравнение регионов АЕР по уровню экономического развития показывает, что потенциал каждого из регионов развивается без ориентации на возможную кооперацию с соседними регионами. Промышленное производство Красноярского края и Иркутской области связано как с добычей полезных ископаемых (и, в первую очередь, углеводородного сырья), так и с развитием обрабатывающих производств — металлургического производства, лесоперерабатывающей и химической промышленности, производством машин и оборудования. Сельское хозяйство в каждом из этих регионов не является приоритетной отраслью, но вместе с тем ориентировано на увеличение обеспечения населения продовольствием за счет внутреннего производства.

Республика Хакасия могла стать «житницей» для Ангаро-Енисейского макрорегиона, поскольку сельское хозяйство здесь традиционно является развитой отраслью. Но экономические проблемы сельхозпроизводителей мешают развитию кооперационных связей и отсутствие спроса на сельскохозяйственную продукцию тормозит развитие отрасли.

Республика Тыва – депрессионный регион, постоянно живущий за счет дотаций из федерального бюджета. Отсутствие необходимой транспортной инфраструктуры мешает развитию добывающей отрасли. Сельское хозяйство (прежде всего животноводство) не получило необходимого развития. Не используется и приграничное положение региона с Монголией. Все это негативно сказывается на уровне экономического развития Республики. В этом случае, выходом может стать развитая кооперация и интеграция в рамках АЕР.

 

3. Асимметрия социального развития

Социальное развитие территории напрямую зависит от уровня экономического развития. Формирование единого экономического пространства, которым должен стать Ангаро-Енисейский макрорегион, ставит задачу нивелирования существенных различий в уровне и качестве жизни населения на его территории. В настоящее время асимметрия социального развития является ограничивающим фактором для создания полюса экономического роста в центре Сибири.

Одним из важнейших показателей социального развития территории является уровень денежных доходов и доля населения, проживающего за чертой бедности.

Как показывает анализ среднедушевых доходов населения регионов, входящих в состав АЕР, они являются низкими и отстают от уровня доходов в среднем по РФ. И это несмотря на то, что на данных территориях действуют повышающие коэффициенты к заработной плате, связанные с работой в суровых природно-климатических условиях.

Наибольший уровень среднедушевых денежных доходов населения – в Красноярском крае, наименьший – в Республике Тыва (табл. 1).

 

Таблица 1. Среднедушевые денежные доходы населения регионов Ангаро-Енисейского макрорегиона, 2010-2020 гг., руб./мес.

Регионы АЕР 2010 г. 2015 г. 2018г. 2020 г. Темп роста Место в РФ
Красноярский край 18262 27053 30015 32832 1,79 24
Иркутская область 15110 21753 24434 27571 1,82 49
Республика Хакасия 12806 19116 21571 23837 1,86 74
Республика Тыва 10160 15572 15609 18972 1,87 83
Российская Федерация 18958 30254 33266 36073 1,9  

Источник. Расчеты автора на основе данных «Регионы России. Социально-экономические показатели». 2021: Р32 Стат. сб. / Росстат. — М., 2021.

 

Низкий уровень денежных доходов приводит к тому, что в регионах Ангаро-Енисейского макрорегиона сохраняется высокий уровень бедности населения. Это относится как к экономически развитым регионам – Красноярскому краю и Иркутской области, так и к регионам с низким экономическим потенциалом – Республике Хакасия и Республике Тыва.  При этом, если доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в трех регионах — Красноярском крае, Иркутской области и Республике Хакасия составляет примерно 17-19% всей численности населения, то в Республике Тыва более трети населения живет за чертой бедности. И данная тенденция только усугубляется (рис.1).

 

Доля населения регионов АЕР с доходами ниже прожиточного минимума, %

Рисунок 1 – Доля населения регионов АЕР с доходами ниже прожиточного минимума, %

Источник. Расчеты автора на основе данных «Регионы России. Социально-экономические показатели». 2021: Р32 Стат. сб. / Росстат. — М., 2021.

 

Положение с денежными доходами населения регионов Ангаро-Енисейского макрорегиона находит объяснение, в том числе, и в политике занятости. Чем выше уровень занятости, тем выше объем денежных доходов населения. Поэтому, занятость населения напрямую связана с безработицей.

Оценка уровня безработицы показывает, что самый низкий уровень безработицы – в Красноярском крае, а самый высокий – в Республике Тыва. По состоянию на 2020 г. уровень безработицы в Республике Тыва был в три раза выше, чем в Красноярском крае (рис.2).

Уровень безработицы населения в регионах Ангаро-Енисейского макрорегиона, %

Рисунок 2 – Уровень безработицы населения в регионах Ангаро-Енисейского макрорегиона, %

Источник. Расчеты автора на основе данных «Регионы России. Социально-экономические показатели». 2021: Р32 Стат. сб. / Росстат. — М., 2021.

 

Подводя итог анализа асимметрии социального развития регионов Ангаро-Енисейского макрорегиона следует отметить, что, несмотря на более высокий уровень жизни населения в промышленно развитых регионах – Красноярском крае и Иркутской области, он заметно ниже среднероссийских показателей. Еще более существенное отставание показателей уровня жизни наблюдается в регионах с низким экономическим потенциалом (республика Хакасия и Республика Тыва).

Это означает, что Ангаро-Енисейский макрорегион не является привлекательным для длительного проживания и грандиозные планы по привлечению населения для ускоренного освоения территории макрорегиона вряд ли могут быть реализованы в ближайшем будущем.

 

4. Отсутствие общей стратегии пространственного развития Ангаро-Енисейского макрорегиона

Одной из причин, мешающей ускоренному развитию Ангаро-Енисейского макрорегиона, по нашему мнению, является отсутствие общей стратегии его пространственного развития. На заседании президиума РАН, на котором обсуждался вопрос научного обеспечения ускоренного развития Сибири в целом и отдельных ее макрорегионов, академиком В.А. Крюковым отмечалось, что «пока нет чёткого представления о том, какими темпами, в каких отраслях и с помощью каких рычагов возможно решить эту задачу» [6, c.1268].

В настоящее время развитие регионов АЕР осуществляется по своим, «региональным» стратегиям. Однако они разрозненны и каждая из них определяет цели развития для отдельного региона с учетом его специфики. Несмотря на то, что в каждой из региональных стратегий целью социально-экономического развития является «человек», «благоприятная среда проживания», достижение поставленной цели видится по-разному.

Так, например, в Красноярском крае цель стратегического развития заключается в обеспечении высокого качества жизни населения и привлекательности края для проживания на базе эффективного развития региональной экономики. Развитие края должно обеспечить превращение региона «в край для жизни» [7]. Для достижения поставленной цели необходимо обеспечить:

  • «новую индустриализацию», предполагающую отход от сырьевой специализации экономики;
  • качественно новое развитие традиционных отраслей на основе модернизации и перехода на инновационные технологии;
  • развитие транспортной, инженерной и коммунальной инфраструктур, способных обеспечить комфортность проживания и мобильность населения.

В Иркутской области приоритетами социально-экономической политики региона выбрано развитие человеческого потенциала, создание условий для закрепления населения на территории Иркутской области и обеспечение экономического роста [8]. Стратегия предполагает концентрацию и распределение ресурсов развития по четырем направлениям: накопление и развитие человеческого капитала; создание комфортного пространства для жизни; сохранение уникальной экосистемы региона; экономический рост и эффективное управление.

В Республике Хакасия главной целью видится обеспечение высокого уровня и качества жизни населения республики на основе повышения конкурентоспособности экономики, обеспечивающей экономический рост Республики Хакасия [9]. Достижение главной цели Стратегии будет реализовываться через систему основных стратегических приоритетов:

  1. Развитие человеческого капитала и социальной сферы.
  2. Рост конкурентоспособности экономики.
  3. Эффективное государственное управление.
  4. Развитие научно-инновационной деятельности.
  5. Рациональное природопользование и обеспечение экологической безопасности.

Стратегией социально-экономического развития Республики Тыва в качестве главной цели определено обеспечение высокого качества жизни населения на основе создания условий для самодостаточного развития, стабилизации динамичных темпов экономического роста за счёт повышения эффективности использования экономического потенциала [10]. Основными приоритетами социально-экономического развития является:

  • решение проблемы транспортной изолированности республики от внутрироссийского и международного рынка;
  • снижение дефицита энергообеспечения экономики и социальной сферы;
  • реиндустриализация экономики на основе формирования новой экономики, основанной на достижениях современной науки и производстве продукции с высокой добавленной стоимостью.

Как следует из анализа стратегий социально-экономического развития регионов Ангаро-Енисейского макрорегиона, несмотря на схожесть целей развития, каждая из стратегий основана на реализации приоритетов развития конкретного региона. Создание единого экономического пространства Ангаро-Енисейского макрорегиона обусловливает необходимость выбора приоритетов социально-экономического развития макрорегиона в целом. Для этого должен быть реализован новый подход стратегического планирования, который бы учитывал межрегиональные кооперационные связи регионов,  и  строился на основе проектного подхода.

 

Заключение

Подводя итог изучению препятствий и ограничений для ускоренного развития Ангаро-Енисейского макрорегиона, были получены следующие выводы. Во-первых, в настоящее время каждый из регионов обладает разным экономическим потенциалом. Наряду с экономически высокоразвитыми регионами (Красноярский край и Иркутская область), в состав АЕР включена Республика Тыва, экономический потенциал которой находится на низком уровне. На сегодня практически не реализованы кооперационные и интеграционные связи между регионами АЕР, что существенно затрудняет возможность ускоренного экономического развития. Во-вторых, наблюдается асимметрия социального развития Ангаро-Енисейского макрорегиона. Разрыв в показателях социального развития является существенным, что может привести к внутренней миграции, затрудняющей ускоренное развитие экономики макрорегиона. Кроме того, низкий уровень жизни является препятствием для привлечения населения с целью постоянного проживания и освоения территорий АЕР. В-третьих, развитие Ангаро-Енисейского макрорегиона предполагает наличие общих стратегических целей его развития. В настоящее время документ стратегического развития единой территории отсутствует.

Все это подтверждает вывод о том, что в настоящее время не сформированы условия для ускоренного развития Ангаро-Енисейского региона и необходимы усилия органов власти, управления, научных организаций и бизнес-структур для решения данной проблемы.

 

Список литературы

  1. Кузнецова, О.В. Проблемы выбора приоритетов пространственного развития // Вопросы экономики. М.– 2019. –№ 2. С. 146– 157. DOI:32609/0042-8736-2019-1-146-157
  2. Молчанова, Н. П. Трансформационные процессы в управлении региональной экономикой // Вестник Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. – 2019. Т.– 104. –№ 2. – С. 119–129. DOI: 10.21686/2413–2829–2019–2–119–129
  3. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Утверждена Распоряжением Правительства РФ от 13 февраля 2019 г. № 207-р. URL: http://static.government.ru/media/files/UVAlqUtT08o60RktoOXl22JjAe7irNxc.pdf (дата обращения 05.05.2022).
  4. Самаруха, В.И., Краснова, Т.Г., Трусова, С.В. Модель создания и реализации межрегионального проекта «Енисейская Сибирь» //Известия Байкальского государственного университета. – 2019.– Т. 29. – №2. – С. 324-331. DOI: 10.17150/2500-2759.2019.29(2).324-331
  5. Клепач, А.Н., Михеева, Н.Н. Опережающий рост сибирской экономики: реалии и возможности в мегапроекте «Русский ковчег» // ЭКО.– 2020. –№ 8.– С. 66-86. DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2020-8-66-86
  6. Заика, Г.А. Наука и будущее Ангаро-Енисейского макрорегиона // Вестник Российской академии наук. – 2019. –Т. 89. – № 12. – С. 1268–1273. DOI: 10.31857/S0869-587389121268-1273
  7. Стратегия социально-экономического развития Красноярского края до 2030 г. Утверждена Постановлением Правительства РФ от 30 октября 2018 г. № 647-п. URL: https://docs.cntd.ru/document/550243058 (дата обращения 07.05. 2022).
  8. Стратегия социально-экономического развития Иркутской области до 2036 г. Утверждена Законом Иркутской области от 10 января 2022 года № 15-ОЗ. URL: https://irkobl.ru/sites/economy/socio-economic/project2036/ (дата обращения 09.05.2022).
  9. Стратегия социально-экономического развития Республики Хакасия. Принята Верховным Советом Республики Хакасия 29 января 2020 г. № 01-ЗРХ. URL: https://r-19.ru/management/5697/86042.html (дата обращения 12.05.2022).
  10. Стратегия социально-экономического развития Республики Тыва. Утверждена Постановлением Правительства Республики Тыва от 24 декабря 2018 г. № 638. URL: https://docs.cntd.ru/document/550322563 (дата обращения 13.05.2022).

 

References

  1. Kuznetsova, O. (2019). Trade-offs of spatial development priorities choice [Problemy vybora prioritetov prostranstvennogo razvitiya]. Journal Voprosy Ekonomiki, 1, Pp.146-157. (In Russ.) DOI: 10.32609/0042-8736-2019-1-146-157
  2. Molchanova, N. (2019). Transformation processes in managing regional economy [Transformatsionnyye protsessy v upravlenii regionalʹnoy ekonomikoy].  Journal Vestnik of the Plekhanov Russian University of Economics, 2, Pp.119-129. (In Russ.). DOI: 10.21686/2413–2829–2019–2–119–129
  3. Strategy of spatial development of the Russian Federation for the period up to 2025 [Strategiya prostranstvennogo razvitiya Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda]. Approved by Order of the Government of the Russian Federation of February 13, 2019 No. 207-r. URL:http://static.government.ru/media/files/UVAlqUtT08o60RktoOXl22JjAe7irNxc.pdf (Accessed 7.05.2022).
  4. Samarukha, V., Krasnova, T., Trusova, S. (2019). The Model of Creation and Implementation of the Interregional Project «Yenisei Siberia» [Modelʹ sozdaniya i realizatsii mezhregionalʹnogo proyekta «Yeniseyskaya Sibirʹ»]. Journal Bulletin of Baikal State University. V. 29, No. 2, Pp. 324–331. DOI: 10.17150/2500-2759.2019.29(2).324-331
  5. Klepach, A., Miheeva, N. (2020). Faster Growth of Siberian Economy: Realities and Opportunities in the Megaproject “Russian Ark” [Operezhayushchiy rost sibirskoy ekonomiki: realii i vozmozhnosti v megaproyekte «Russkiy kovcheg»]. Journal ECO, No.8, Pp. 66-86. (In Russ.). DOI: https://doi.org/10.30680/ECO0131-7652-2020-8-66-86
  6. Zaika, G. (2019). Science and the future of the Angara-Yenisei microregion [Nauka i budushcheye Angaro-Yeniseyskogo makroregiona]. Journal Bulletin of the Russian Academy of Sciences, t. 89, 12, Pp. 1268—1273. (In Russ.). DOI:10.31857/S0869-587389121268-1273
  7. Strategy for the socio-economic development of the Krasnoyarsk Territory until 2030 [Strategiya sotsialʹno-ekonomicheskogo razvitiya Krasnoyarskogo kraya do 2030 g]. Approved by Decree of the Government of the Russian Federation of October 30, 2018 No. 647-p. URL: https://docs.cntd.ru/document/550243058 (accessed 07. 05. 2022).
  8. Strategy of socio-economic development of the Irkutsk region until 2036 [Strategiya sotsialʹno-ekonomicheskogo razvitiya Irkut·skoy oblasti do 2036 g]. Approved by the Law of the Irkutsk region dated January 10, 2022 No. 15-OZ. URL: https://irkobl.ru/sites/economy/socio-economic/project2036/ (Accessed 09.05.2022).
  9. Strategy for the socio-economic development of the Republic of Khakassia [Strategiya sotsialʹno-ekonomicheskogo razvitiya Respubliki Khakasiya]. Adopted by the Supreme Council of the Republic of Khakassia on January 29, 2020 No. 01-ЗРХ. URL: https://r-19.ru/management/5697/86042.html (accessed 12.05.2022).
  10. Strategy for the socio-economic development of the Republic of Tyva [Strategiya sotsialʹno-ekonomicheskogo razvitiya Respubliki Tyva]. Approved by the Decree of the Government of the Republic of Tyva of December 24, 2018 No. 638.. URL: https://docs.cntd.ru/document/550322563(accessed 13.05.2022).