Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (57), 2019

Государственная программа «Цифровая экономика Российской Федерации»: анализ готовности регионов

State program «Digital economy of the Russian Federation»: regionals readiness analysis

Авторы


доктор экономических наук, кандидат технических наук, директор Института экономики и финансов
Россия, Государственный университет управления
nv_kuznetsov@guu.ru

Аннотация

В статье исследуются факторы, препятствующие реализации государственной программы «Цифровая экономика». Проведенный анализ позволил выявить неравенство регионов в сфере внедрения информационно-коммуникационных решений (технологическое неравенство), а также наличия кадров необходимой квалификации (кадровое неравенство). Показано, что устранение этих проблем должно стать центральной задачей стратегии регионального развития и должно проводиться параллельно с реализацией мероприятий цифровизации.

Ключевые слова

государственная программа, готовность регионов, кадровое неравенство, препятствия, технологическое неравенство, цифровая экономика.

Рекомендуемая ссылка
Кузнецов Николай Владимирович
Государственная программа «Цифровая экономика Российской Федерации»: анализ готовности регионов// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (57). Номер статьи: 5709. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5709/
Authors

Kuznetsov Nikolay Vladimirovich
Doctor of Economic Sciences, Candidate of Technical Sciences, Director of the Economics and Finance Institute
Russia, State University of Management
nv_kuznetsov@guu.ru

Abstract

In the Russian Federation, the state program «Digital Economy» has been adopted, the aim of which is to accelerate the digital transformation of the economy through the introduction of modern digital technologies. The article examines the key factors that create obstacles to the implementation of activities included in the Program’s roadmap. It is shown that, although, on the one hand, as a whole, the institutional environment in the Russian economy is very favorable for the introduction of digital technologies, but on the other hand, the possibilities of the regions are largely heterogeneous. The analysis made it possible to identify regional inequality both in terms of the information and communication solutions used (technological inequality) and in terms of the availability of personnel with the necessary qualifications (personnel inequality). It has been established that in modern conditions personnel qualifications inequality carries significant risks. Addressing this problem should be a key objective of the country's regional development strategy.

Keywords

state program, regional readiness, personnel inequality, obstacles, technological inequality, digital economy.

Suggested Citation
Kuznetsov Nikolay Vladimirovich
State program «Digital economy of the Russian Federation»: regionals readiness analysis. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (57). Art. #5709. Date issued: 2019-03-11. Available at: https://eee-region.ru/article/5709/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Суть самого понятия «цифровизация экономики», а также ее значение для развития страны во много остаются предметом дискуссий. Однако, вне сомнения находится тот факт, что данный процесс объективен и оказывает самое непосредственное воздействие на экономику и общество. По сравнению с предыдущими формами организации общественных отношений, цифровизация экономики дает возможность существенно повысить эффективность различных видов производства. К тому же цифровизация экономики коренным образом влияет на технологическую основу производства, функционирование оборудования, а также хранение продукции, ее доставку, организацию продаж.

Важность процессов цифровизации подтверждается повышенным фокусом внимания правительства, научной и профессиональной общественности. Утверждение Правительством Государственной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» [4] свидетельствует о том, что на самом высоком уровне существует понимание важности проблемы необходимости активизации внедрения и освоения новых, цифровых технологий. Однако несмотря на всеобщую заинтересованность в реализации данной Государственной программы, существует большое количество факторов, которые могут сдержать ее имплементацию. Данные факторы требуют всестороннего анализа и оценки, для своевременной выработки корректирующих мер.

Следует отметить, что сама тематика цифровой экономики является сегодня весьма популярной в научной среде. Можно даже сказать, что на данный момент она одна из наиболее востребованных тематик вообще. Существует большое количество направлений, множество публикаций, в которых проблематику цифровой экономики рассматривают с самых разных позиций. Можно выделить такие направления исследований, как анализ процессов цифровизации в целом; отдельные аспекты цифровизации; ее проявления на индивидуальном уровне; цифровизация отдельных сфер жизни (например, медицины, образования и т.п.). Однако прикладные научные исследования процессов реализации Государственной программы «Цифровая экономика» в настоящий момент отсутствуют.

 

Основные характеристики Программы

Целью Программы является «ускорение цифровой трансформации Российской Федерации» [6]. При этом в качестве главной задачи является создание условий и возможностей для резкого повышения качества жизни населения страны, модернизации экономики, государственного управления, а также инфраструктуры на основе внедрения современных цифровых технологий.

Бюджет Программы, одобренный Правительством в сентябре 2018 г., предполагает общие затраты в период 2018–2024 гг. в размере более 2,6 трлн руб., из которых 1,1 трлн руб. будут профинансированы за из средств федерального бюджета, а остальные и внебюджетных источников [4]. При этом основной объем финансирования (79,7%) приходится на развитие информационной инфраструктуры страны. В рамках данного направления планируется создание глобальной спутниковой системы, обеспечивающей беспроводный доступ в интернет, развитие сети мобильной связи пятого поколения (5G), а также интернета вещей. 8,89% финансирования предполагается направить на перевод государственных услуг и государственного управления в цифровой формат, 5,37% – на развитие кадрового потенциала, 4,88% – на реализацию проектов развития цифровых технологий и поддержку разработчиков отечественных цифровых решений, 1,10% – на повышение уровня информационной безопасности, и менее 0,07% на разработку необходимой нормативно-правовой базы цифровой экономики. Следует отметить, что плановая схема финансирования включает в себя только федеральный бюджет и внебюджетные источники, и не охватывает расходы региональных и местных бюджетов.

Предполагаемая структура финансирования Программы по годам в разрезе подпрограмм в соответствии с проектом, внесенным в Правительство Российской Федерации Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций [6] представлена в таблице (см. таблицу 1).

 

Таблица 1 – Структура финансирования Программы

Наименование подпрограммы Объем финансирования, млн руб.
2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024
Нормативное регулирование цифровой среды 220 290 290 300 250 250 250
Кадры для цифровой экономики 439 10 533 22 056 32 434 23 196 24 322 30 650
Цифровые технологии и проекты 1 496 17 501 18 156 22 870 25 950 29 800 14 700
Информационная инфраструктура 173 289 526 948 381 504 354 872 353 529 342 394
Информационная безопасность 364 7 403 9 533 9 315 1 050 979 773
Цифровое государство 4 762 26 188 43 966 47 484 38 293 37 600 39 554

 

Ключевые препятствия реализации Программы

Однако у реализации данной Программы есть весьма ощутимые препятствия. Одним из них является отсутствие необходимой нормативно-правовой базы. Распространение цифровых технологий в России на данном этапе наткнулось на несколько системных проблем, преодоление которых возможно только путем внесения изменений в законодательство. В частности, необходимо урегулировать вопросы доступа к личным данным пользователей, сферу электронной торговли, сферу цифровых товаров и криптовалют, расширить нормативную базу электронного банкинга и т.п. С дальнейшим развитием процессов цифровизации появится необходимость решения таких неоднозначных вопросов, как законодательное регулирование вождения беспилотных автомобилей, полетов малых беспилотных летательных аппаратов и т.п. Зарубежные страны, которые уже сейчас нашли для себя возможность экспериментировать с подобными инновациями, завладели явным конкурентным преимуществом [5].

Препятствием также можно считать и то, что по степени усвоения цифровых технологий российская экономика на данный момент не является лидером. Если сопоставить цели, которые декларирует российская государственная программа «Цифровая экономика» и тем технологическим и инновационным заделом, которым располагают российские компании, то явное отставание российских разработчиков от иностранных конкурентов по ряду направлений можно рассматривать как препятствие на пути реализации программы. Более того, все передовые разработки в данной сфере также осуществляются не российскими компаниями. К тому же, основные конкуренты российских компаний ушли далеко вперед в вопросе освоения новых цифровых технологий. Если в таких сегментах, как поиск в Интернете, социальные сети, сервис такси, российским компаниям удалось создать альтернативу мировым лидерам, то в других сегментах иностранные компании одерживают верх [2]. Можно говорить про такой факт, как «цифровое отставание» российской экономики, то есть гораздо меньший «технологический задел» по многим направлениям: роботизация, разработка технологий искусственного интеллекта и т.п. В тоже время, как отмечают эксперты, именно по данным направлениям в перспективе ожидается технологический прорыв [3].

Еще одним препятствием на пути реализации Программы можно считать проблему цифрового неравенства [7]. Хотя с данной проблемой в той или иной мере сталкиваются практически все страны, именно в России она может воспрепятствовать реализации планов правительства по цифровизации экономики страны. Цифровое неравенство состоит в том, что люди (компании, предприятия, государственные учреждения), которые в меньшей мере усвоили новые (цифровые) технологии, резко теряю свою конкурентоспособность в экономике, даже если по другим показателям их потенциал весьма высок. На индивидуальном уровне цифровое неравенство выражается в том, что человек, который не приобрел (не смог или проигнорировал) овладеть цифровыми компетенциями, оказывается вообще вне общественных связей. Такой человек, не сможет вызвать такси, быстро воспользоваться некоторыми государственными услугами, банковским сервисов и т.п.

Существенным препятствием является техническое и технологическое отставание России, проявляющееся прежде всего в повсеместном преимущественном применении импортного оборудования и программного обеспечения. Технические и программные решения для цифровой экономики сегодня представляют такие флагманы мировой IT-индустрии как Cisco Systems, Schneider Electric, Huawei, IBM, Microsoft, Google, UNIT и др. К сожалению, российские компании в перечне поставщиков практически отсутствуют. Для реализации государственной программы импортозамещения необходимо чтобы при внедрении решений цифровой экономики значительная часть заказов в обязательном порядке размещалась на российских предприятиях. Кроме того, в ряде регионов и отраслей до сих пор сохраняется недостаточная обеспеченность населения и организаций информационно-коммуникационными решениями, что также является препятствием для распространения цифровизации.

Значимым является также и тот факт, что в России большая часть населения так и не овладела цифровыми технологиями в нужной мере. Если раньше к группам населения, которые находились в «зоне риска», следовало отнести тех, кто жил в регионах, то теперь деление имеет возрастной характер. Можно утверждать, что очень большая доля пожилых людей сегодня не владеет и не овладеет цифровыми компетенциями в достаточной мере. Именно эти люди находятся в зоне риска, и их не владение цифровыми технологиями существенно сдерживает планы государства по цифровизации экономики. В первую очередь это касается создания «электронного правительства» – крайне затруднительно продвигать электронные технологии в государственном управлении, когда значительная часть населения попросту не может ими воспользоваться. Именно это будет причиной того, что еще долгое время «электронное правительство» будет сосуществовать параллельно с традиционными формами взаимодействия с населением.

 

Оценка готовности регионов к реализации Программы

Препятствия, о которых говорилось выше, определяют существенное неравенство возможностей российских территорий по эффективной реализации Программы. Оно будет иметь существенное значение в ходе выполнения мероприятий дорожной карты. Особенно остро это неравенство проявляется в области распространения информационно-коммуникационных решений (технологическое неравенство), а также наличия необходимых квалифицированных кадров (кадровое неравенство). Числовая оценка этого неравенства может служить мерилом готовности регионов к реализации Программы.

На сегодняшний день безусловным лидером внедрения решений цифровизации в России является город федерального значения Москва. К настоящему моменту уже завершена реализация двух программ Правительства Москвы «Электронная Москва» и «Информационный город». Первая позволила оснастить структуры городского управления необходимыми информационными и телекоммуникационными ресурсами. Вторая позволила осуществить автоматизацию городских процессов и перевод ряда сервисов в цифровой вид. В результате были внедрены система управления оказанием медицинских услуг «Единая медицинская информационно-аналитическая система», система управления образованием «Московская электронная школа», система управления городом «Активный гражданин», система взаимодействия с бизнесом «Портал поставщиков Москвы», система государственных услуг «Мос.Ру». Успехи Москвы были по достоинству оценены не только москвичами, но и мировыми аналитиками. Так в 2015 г. Wi-Fi сеть «Московский транспорт» была признана международной ассоциацией Wireless Broadband Alliance лучшей в мире публичной сетью Wi-Fi. В 2017 г. Москва была отмечена премией Всемирной организации электронных правительств городов мира (World e-Governments Organization of Cities and Local Governments, WeGO), а в 2018 г. заняла первое место в рейтинге ООН по уровню оказания электронных услуг.

В таблицах 2 и 3 по состоянию на конец 2017 г. приведены параметры, характеризующие кадровую и технологическую стороны готовности населения и организаций к реализации Программы «Цифровая экономика Российской Федерации» составленные автором на основании данных Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС) [1].

 

Таблица 2 – Готовность населения к реализации Программы «Цифровая экономика Российской Федерации»

Федеральный округ Кадровая готовность Технологическая готовность
Цифровая грамотность населения, % Техническая оснащенность населения, % Доступ населения к сети интернет, %
Центральный 85,50 78,00 72,60
Северо-Западный 85,60 79,70 76,20
Южный 82,80 77,10 71,50
Северо-Кавказский 74,50 66,00 58,50
Приволжский 80,10 71,40 68,30
Уральский 83,20 73,80 72,50
Сибирский 79,80 69,50 68,40
Дальневосточный 81,50 73,00 73,00
Город Москва 92,60 84,10 79,50

 

Таблица 3 – Готовность организаций к реализации Программы «Цифровая экономика Российской Федерации»

Федеральный Округ Кадровая готовность Технологическая готовность
Наличие кадров в секторе информационно-коммуникационных технологий, % Техническая оснащенность организаций, % Доступ организаций к сети интернет, %
Центральный 2,30 94,93 92,39
Северо-Западный 1,70 95,64 93,27
Южный 1,20 89,33 86,74
Северо-Кавказский 0,90 89,42 85,91
Приволжский 1,40 91,59 88,70
Уральский 1,50 92,39 88,59
Сибирский 1,40 88,67 84,24
Дальневосточный 1,50 93,11 88,57
г. Москва 3,00 99,97 98,85

 

Приняв характеристики Москвы в качестве эталона (кадровая готовность = 1, технологическая готовность = 1), оказывается возможным провести интегральную сравнительную оценку готовности регионов к реализации Программы «Цифровая экономика Российской Федерации» (см. рисунок 1).

 

Сравнение готовности регионов к реализации Программы «Цифровая экономика Российской Федерации» (рассчитано автором)

Рис. 1. Сравнение готовности регионов к реализации Программы «Цифровая экономика Российской Федерации» (рассчитано автором)

 

Анализ показывает, что если в сфере технологического обеспечения ситуация в регионах вполне сопоставима, то в сфере кадрового обеспечения их возможности в значительной мере неравномерны. Кадровое неравенство способно в значительной мере затруднить внедрение цифровых решений. При этом источником рисков для выполнения программы цифровизации можно считать неготовность большей части российских образовательных учреждений к работе в условиях цифровой экономики. Несмотря на то, что несколько ведущих университетов страны весьма успешно внедрили цифровые технологии на всех уровнях, в основной своей массе российская система образования не готова к работе в новых условиях (это касается и среднего образования, и высшего) и не дает своим студентам должный объем необходимых цифровых компетенций.

 

Заключение

Само наличие программы такого уровня свидетельствует о понимании со стороны государства важности проблемы, необходимости ускоренного освоения цифровых технологий и их широкого применения во всех сферах экономической и общественной жизни. К сожалению, эта программа пока не нашла своего полного отражения в документах государственного стратегического планирования – стратегии социально-экономического развития и промышленной политике регионов, стратегии территориального развития и т.п. Очевидно, что интенсивное внедрение цифровых технологий существенно повысит уровень конкурентоспособности российской экономики в целом. С учетом того, что многие прямые конкуренты российских компаний уже прошли этот путь будет полезным проанализировать их опыт и дать оценку возможности его имплементации в российских условиях.

В целом институциональная среда в российской экономике весьма благоприятна для внедрения цифровизации – драйверов, которые положительно сказываются на данном процессе, гораздо больше, чем препятствий. Однако, с учетом того, что проекты цифровизации имеют значительное социальное значение, необходима разработка специальных механизмов их реализации с обязательным учетом реальных возможностей регионов России по реализации запланированных мероприятий. При этом одной из ключевых задач стратегии развития страны должно стать сглаживание региональной технологической и кадровой дифференциации.

Кроме того, следует отметить, что в современных экономических условиях, только небольшое число проектов может быть профинансировано государством. Для решения этой проблемы необходимо привлечение в проекты внебюджетных средств. Для этого необходимо рассмотреть возможность применения механизма государственно-частного или муниципально-частного партнерства и разработать необходимые меры государственной поддержки этих направлений (налоговые льготы, субсидии и т.п.).

 

Библиографический список:

  1. Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС). [Электронный ресурс]. – URL: https://fedstat.ru/ (дата обращения: 18.02.2018).
  2. Ерешко Ф.И., Меденников В.И., Сальников С.Г. Проектирование единого информационного Интернет-пространства страны // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. – 2016. – № 5. – С. 11–19.
  3. Кунцман А.А. Трансформация внутренней и внешней среды бизнеса в условиях цифровой экономики // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. – 2016. – № 11. – С. 93–102.
  4. Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации»: [расп. Правительства РФ от 28.07.2017 № 1632-р] // Собрание законодательства РФ. – 2017. – 07 авг. – № 32. – ст. 5138.
  5. Селиванова Е.С. Институциональная природа цифровизации российского коммуникационного пространства в системе общественно-политического и корпоративного взаимодействия // Научные ведомости Белгородского государственного университета. – 2018. – № 45. – С. 40–48.
  6. Цифровая экономика // Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. [Электронный ресурс]. – https://digital.gov.ru/ru/activity/directions/779/ (дата обращения: 18.02.2018).
  7. Шабашев В.А., Щербакова Л.Н. Тенденции цифрового равенства/неравенства в современном мире // Социологические исследования. – 2016. – № 9. – С. 3–12.

 

References:

  1. Unified interdepartmental information and statistical system (IISIS). [Yedinaya mezhvedomstvennaya informatsionno-statisticheskaya sistema (YEMISS)]. — URL: https://fedstat.ru/ (appeal date: 02/18/2018).
  2. Yereshko F.I., Medennikov V.I., Sal’nikov S.G. Designing a single information Internet space of the country [Proyektirovaniye yedinogo informatsionnogo Internet-prostranstva strany]// Business in Law. Economic and legal journal. — 2016. — № 5. — P. 11–19.
  3. Kuntsman A.A. Transformation of the internal and external environment of business in a digital economy [Transformatsiya vnutrenney i vneshney sredy biznesa v usloviyakh tsifrovoy ekonomiki]// Management of economic systems: electronic scientific journal. — 2016. — № 11. — P. 93–102.
  4. On approval of the program “Digital economy of the Russian Federation” [Ob utverzhdenii programmy «Tsifrovaya ekonomika Rossiyskoy Federatsii»]: [dis. Government of the Russian Federation dated July 28, 2017 No. 1632-p] // Meeting of the legislation of the Russian Federation. — 2017. — 07 Aug — № 32. — Art. 5138.
  5. Selivanova Ye.S. Institutional nature of digitalization of the Russian communication space in the system of socio-political and corporate interaction [Institutsional’naya priroda tsifrovizatsii rossiyskogo kommunikatsionnogo prostranstva v sisteme obshchestvenno-politicheskogo i korporativnogo vzaimodeystviya]// Scientific Gazette of Belgorod State University. — 2018. — № 45. — p. 40–48.
  6. Digital economy // Ministry of digital development, communication and mass communications of the Russian Federation. [Tsifrovaya ekonomika]. — https://digital.gov.ru/ru/activity/directions/779/ (appeal date: 02/18/2018).
  7. Shabashev V.A., Shcherbakova L.N. Tendencies of digital equality / inequality in the modern world [Tendentsii tsifrovogo ravenstva/neravenstva v sovremennom mire]// Sociological studies. — 2016. — № 9. — P. 3–12.

Государственное и муниципальное управление, Региональное развитие