Главная страница » Публикации » №3 (71) » Демографические кризисы в Свердловской области: социально-экономические аспекты

Демографические кризисы в Свердловской области: социально-экономические аспекты

Demographic Crises in the Sverdlovsk Region: Social and Economic Aspects


Авторы

Резер Татьяна Михайловна
доктор педагогических наук, профессор, заслуженный учитель РФ, профессор кафедры теории, методологии и правового обеспечения государственного и муниципального управления
Россия, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина
t.m.rezer@urfu.ru
Григоренко Ярослав Александрович
Россия, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина
yaroslav-grigorenko@bk.ru

Аннотация

Цель статьи – проанализировать на основе компаративного анализа социально-экономичную ситуацию конца IXX начала XXI вв. в Свердловской области и выявить причины и основания современного демографического кризиса на региональном уровне.
В основу методологии исследования положена теория развития человеческого потенциала на основе устойчивого развития социально-экономических систем и сохранения политического строя в стране. Использован метод компаративного анализа демографической ситуации в разные исторические периоды, политические режимы и социально-экономические условия (конец IXX начала XXI вв.). Статические и библиометрические методы исследования позволили выявить основания для оценки современного демографического кризиса в регионе в разрезе социально-экономического аспекта.
Результаты исследования: причины и основания современного демографического кризиса в Свердловской области обусловлены социально-экономическими и политическими событиями прошлого столетия, а также спецификой демографического развития промышленного региона, что тесно связано с образованием современных границ региона. Значительное влияние на формирование населения Свердловской области оказали миграции, продолжавшиеся на протяжении всего прошлого века. Рассматриваются исторические, социальные и экономические причины, повлиявшие на изменение демографической ситуации. Депопуляция населения в регионе имеет социальный характер и дальнейшие ее преодоление зависит от разрешения социальных проблем.
Научная новизна: представлена классификация политического и социально-экономического развития демографического кризиса с конца IXX до начала XXI вв. в Свердловской области, определены причины демографического кризиса в регионе. Обоснована идея о том, что современный региональный демографический кризис соотносится с предыдущими демографическими кризисами, образование которых связано с социально-политическими изменениями и их последствиями. Прослеживается развитие депопуляции со времен Российской империи до настоящего времени.

Ключевые слова

Свердловская область, население, естественный прирост, рождаемость, миграции, демографические кризисы, причины и основания демографических кризисов в Свердловской области.

Рекомендуемая ссылка

Резер Татьяна Михайловна , Григоренко Ярослав Александрович

Демографические кризисы в Свердловской области: социально-экономические аспекты// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Номер статьи: 7109. Дата публикации: 25.08.2022. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/7109/

Authors

Rezer Tatyana Mikhaylovna
Doctor of Pedagogy, Professor, Honored Teacher of the Russian Federation, Professor of the Department of Theory, Methodology and Legal Support of State and Municipal Administration
Russia, Ural Federal University named after the first President of Russia B.N. Yeltsin
t.m.rezer@urfu.ru
Grigorenko Yaroslav Aleksandrovich
Russia, Ural Federal University named after the first President of Russia B.N. Yeltsin
yaroslav-grigorenko@bk.ru

Abstract

The purpose of the article is to analyze, on the basis of comparative analysis, the socio–economic and political situation of the late IXX early XXI centuries in the Sverdlovsk region and to identify the causes and foundations of the current demographic crisis at the regional level. The research methodology is based on the theory of human potential development based on the sustainable development of socio-economic systems and the preservation of the political system in the country. The method of comparative analysis of the demographic situation in different historical periods, political regimes and socio-economic conditions (late IXX early XXI centuries) was used. Static and bibliometric research methods have revealed the grounds for assessing the current demographic crisis in the region in the context of the socio-political aspect. Research results: the causes and grounds of the modern demographic crisis in the Sverdlovsk region are due to the socio-economic and political events of the last century, as well as the specifics of the demographic development of the industrial region, which is closely related to the formation of the modern borders of the region. Migration, which continued throughout the last century, had a significant impact on the formation of the population of the Sverdlovsk region. The historical, social and economic reasons that influenced the change in the demographic situation are considered. Depopulation of the population in the region has a social character and its further overcoming depends on the resolution of social problems.

Keywords

Sverdlovsk region, population, natural growth, birth rate, migration, demographic crises, causes and grounds of demographic crises in the Sverdlovsk region.

Suggested Citation

Rezer Tatyana Mikhaylovna , Grigorenko Yaroslav Aleksandrovich

Demographic Crises in the Sverdlovsk Region: Social and Economic Aspects// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Art. #7109. Date issued: 25.08.2022. Available at: https://eee-region.ru/article/7109/ 

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Демографический кризис – это резкое, как правило, массовое изменение численности населения на определенной территории, имеющей свои особенности. Под демографическим кризисом может пониматься как убыль населения, так и перенаселение территорий. В первом случае убыль населения обусловлена тем, что в государстве или регионе идет спад рождаемости, находящейся ниже уровня простого воспроизводства населения и уровня смертности населения. Такая ситуация в данный момент складывается во многих регионах современной России, в том числе, и в Свердловской области. Вопросы семьи и демографии относятся к важнейшей проблеме, с которой в последние годы столкнулась Свердловская область.

Депопуляция населения в Свердловской области – это важная и стратегически решаемая проблема не одно десятилетие. В последние годы явной тенденции роста населения в регионе не наблюдается, напротив, отмечается стремительное развитие негативных последствий в этой сфере, включая старение населения. Изучение демографической ситуации в Свердловской области логично начать с анализа образования современных границ региона и процессов миграции населения на Урале.

Современный демографический кризис образовался не в начале этого века, скорее он стал следствием демографического кризиса на Урале в прошлом столетии. Для более полного понимания этого процесса он будет поделен на периоды, этапы и стадии. Обратимся к историческим данным, чтобы проанализировать последовательность кризисов и провести аналогию их взаимосвязи с настоящей демографической ситуацией в Свердловской области.

Причины и основания современного демографического кризиса в Свердловской области обусловлены социально-экономическими и политическими событиями прошлого столетия, а также спецификой демографического развития промышленного региона, что тесно связано с образованием современных границ региона. Значительное влияние на формирование населения Свердловской области оказали миграции, которые продолжались на протяжении всего прошлого века. Поэтому необходимо рассмотреть исторические, социальные и экономические причины, повлиявшие на изменение демографической ситуации в Свердловской области. Сформулирована следующая гипотеза: депопуляция населения в регионе имеет социальный характер и дальнейшее ее преодоление зависит от разрешения социальных проблем и проводимой государством социальной политики на современном этапе цивилизационного развития.

 

Результаты исследования

Формирование Свердловской области как самостоятельного региона начинается с XVI века, когда Урал вошел в состав России и стал постепенно осваиваться русскими поселенцами. В 1593 году первым населенным пунктом, основанным русскими колонистами, стал острог Пелым [1]. Одним из первых городских поселений на современной территории Свердловской области стал город Верхотурье, основанный в 1598 году, а затем ставшим городом стратегического значения в XVI веке.

Далее в 1600 году был основан острог Туринск. Исторически сложилось так, что Урал всегда был крупным промышленным центром страны. В начале XVIII века на территории современной Свердловской области, стали возводиться города-заводы, среди которых были Нижний Тагил, основанный в 1722 году, и современный административный центр Свердловской области – город Екатеринбург, возведенный годом позже. Промышленный потенциал региона складывался из природных богатств уральской земли и труда людей, живущих и работающих в этих городах-заводах [2].

Развитие металлургических и горнодобывающих комплексов региона базировалось на росте и развитии промышленных центров. В ходе административных реформ, проведенных в 1780 и 1796 годах, на территории современной Свердловской области были образованы Екатеринбургский, Верхотурский, Красноуфимский, Камышловский и Ирбитский уезды, вошедшие в состав Пермской губернии, а также Туринский уезд, ставший частью Тобольской губернии [3, с. 148].

На рис.1 предложена классификация демографических кризисов в Свердловской области, начиная с конца XIX века и по настоящее время на основании социально-экономических и политических событий прошлого и настоящего времени, повлиявших на демографическую ситуацию в Свердловской области.

 

Классификация демографических кризисов в Свердловской области с конца XIX века по настоящее время

Рис.1 Классификация демографических кризисов в Свердловской области с конца XIX века по настоящее время

 

Первый период, с которого начат анализ демографической ситуации в Свердловской области, – это конец XIX века и до 40-х годов XX века, когда образовались современные границы региона. Данный период можно разделить на два этапа:

  1. Первый этап с 1897 г. – начало 1914 г., обусловлен событиями до и после Первой мировой войны.
  2. Второй этап первого периода продолжался с середины1914 г. по 1939 г. и связан с революцией 1917 г., последовавшей за ней гражданской войной и образованием СССР.

Первая всеобщая перепись населения, продолжавшаяся вплоть до начала Первой мировой войны, в Российской империи проходила с 1897 года по 1914 год. Согласно данным этой переписи на территории Екатеринбургского, Верхотурского, Красноуфимского, Камышловского и Ирбитского и Туринского уездов проживал 1 418242 млн. человек [4]. Данные первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года по уездам на территории современной Свердловской области приведены в табл.1.

 

Таблица 1 — Численность населения по уездам на территории современной Свердловской области по итогам всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года (составлено по данным [4])

Уезд Территория (в верстах) Численность населения (тыс. чел)
Екатеринбургский 24078,1 412296
Верхотурский 55812,3 270866
Красноуфимский 21514,2 259165
Камышловский 13308,2 248128
Ирбитский 8888,0 159068
Туринский 67 008,6 68719
Итого: 190609,4 тыс. верст 1 418 242 млн. чел.

 

Второй этап первого периода начинается с 1914 года и продолжался до 1939 год. В этот период произошло формирование современных границ Свердловской области и на начались отчетливые миграционные процессы, обусловленные политическими и социально-экономическими событиями, происходившими в России в то время. На основе компаративного анализа политических и социально-экономических событий, вызвавших демографические кризисы той эпохи, второй этап разделен на пять стадий:

  • первая стадия: середина 1914 г. – начало1917 г.;
  • вторая стадия: середина1917 г. –начало1921 г.;
  • третья стадия: 1921 г. – конец1922 г.;
  • четвертая стадия: 1923–1930 гг.;
  • пятая стадия в 1931–1940 гг.

Первая стадия (середина 1914 г. – начало1917 г.) второго этапа пришлась на годы Первой мировой войны 1914–1918 гг., обусловившей миграционные процессы на территории современной Свердловской области. Первая волна мигрантов, выпавшая на 1914–1917 гг., стала следствием участия Российской империи в Первой мировой войне. Среди мигрантов были многочисленные беженцы с оккупированных Германской империей территорий России [5, с. 18].

Вторая стадия (середина1917 г. –начало1921 г.) второго этапа связана с Гражданской войной в 1917–1922 гг. Братоубийственная война вынудила многих жителей центральных, восточных и южных регионов страны бежать на Урал от военных действий. В 1919 году Екатеринбургский уезд был преобразован в Екатеринбургскую губернию, в состав которой вошли шесть уездов: Верхотурский, Екатеринбургский, Ирбитский, Камышловский, Красноуфимский и Шадринский. Территория Екатеринбургской губернии в то время составила 189,4 тыс. км², а население в1920 году составило 1,95 млн. человек [6, с. 296].

Третья стадия (1921 – конец1922 г.) второго этапа коснулась очередной волны мигрантов в Екатеринбургскую губернию и была вызвана наступившим в стране голодом в 1921–1922 гг. Далее в 1923 году Екатеринбургскую губернию преобразовали в Уральскую область, просуществовавшую до 1934 года [7]. Территория Уральской области составила 1 804 100 км ², в которую помимо Екатеринбургской губернии вошли Челябинская, Пермская и Тюменская губернии. Уральская область состояла из 15 округов: Верхне-Камского, Коми-Пермяцкого, Пермского, Сарапульского, Тагильского, Свердловского, Златоустовского, Ирбитского, Тобольского, Тюменского, Ишимского, Шадринского, Курганского, Челябинского, Троицкого [8]. Несмотря на не долгое существование Уральской области, как административно-территориальной единицы, ее состав и структура претерпели ряд изменений, что осложняет возможность дать точную оценку численности населения, проживавшего на территории Свердловской области в 30-е годы прошлого столетия.

Если обратиться к официальной статистике тех лет и учесть административно-территориальное устройство, а именно Свердловский, Тагильский и Ирбитские округа, то можно дать приблизительную оценку численности населения на территории современной Свердловской области. Данные округа не были подвержены территориальным изменениям, поэтому благодаря этому факту можно рассмотреть рост численности населения области в ее исконных пределах, входящих и сегодня в состав региона. Анализ показал, что Горнозаводской Урал и Зауралье, в состав которых входили административные районы, преимущественно находятся в современных границах Свердловской области. Подробные данные численности населения Свердловской области в пределах ее современных границ с 1925 года по 1932 год приведены в таблице  2.

 

Таблица 2 — Численность населения Свердловской области в пределах ее современных границ с 1925–1932 гг. (составлено по данным [8,9])

Показатель Численность населения (в тыс. чел.)
Год
1925 1379,5
1926 1429,1
1927 1487,5
1928 1557,6
1929 1629,1
1930 1884,4
1931 2081,3
1932 2318,4

 

Четвертая стадия (1923–1930 гг.) второго этапа затронула первую перепись населения новой страны – Союза Советских социалистических республик. Так в 1926 году была проведена первая Всесоюзная перепись населения СССР, которая охватила всю территорию страны. Исходя из данных переписи населения 1926 года, следует, что в тот момент на территории Свердловской области проживало порядка 3 151883 млн. человек, а каждый третий из них был мигрантом, поскольку по подсчетам экспертов к тому моменту в регионе проживало около 2 млн. человек, являвшихся переселенцами [5, с. 19; 10, с. 8].

Внимание заслуживает тот факт, что в промежутке между 1926–1928 гг. произошел демографический переход, то есть наступили коренные демографические перемены, характеризующиеся переходом от высокого уровня рождаемости и смертности населения к низкому, что продлилось вплоть до 1979–1989 гг. В этот временной исторический промежуток произошло резкое изменение суммарного коэффициента рождаемости, связанного непосредственно с политическими и социально-экономическими процессами, происходившими в стране и в Уральском регионе. К 30-м годам прошлого столетия суммарный коэффициент рождаемости в рабочих и крестьянских семьях в Свердловской области, находившейся на тот момент в составе Уральской губернии, сократился в 4 и 3,6 раза соответственно. Если ранее на одну женщину в рабочей среде приходился показатель в 7,2 детей, то после демографического перехода это значение стало равно 1,8 ребенка на одну женщину. В крестьянских семьях суммарный коэффициент рождаемости сократился с 6,8 до 1,9 детей на одну женщину [11, с. 1].

Далее эти показатели были подкреплены общей ситуацией, сложившейся в советском обществе тех лет. С началом идеологических репрессий 30-х годов прошлого столетия был нанесен тяжелейший удар по демографической ситуации в стране и в особенности по институту семьи как социальной ценности государства, поскольку в то суровое и тяжелое время начался внутренний раскол в семье из-за идеологических расхождений, когда по тем или иным причинам один из членов семьи мог донести на родственника, сдав его в «руки» соответствующих репрессивных органов [12, с. 1].

В пятую стадию (1931–1940 гг.) первого периода демографических кризисов в Свердловской области к репрессиям, негативно влияющим на демографическую ситуацию, присоединился наступивший голод в Свердловской области. В 30-е годы прошлого столетия на Свердловскую область пришлось два периода голода: в 1932–1933 гг. и в 1936–1937 гг.

Первый случай голода в Свердловской области 1932–1933 гг. был вызван неурожаем 1931 года, а также был обусловлен начавшейся индустриализацией и максимизированием изъятия сельхозпродукции из деревни. На фоне развивающихся событий произошел рост смертности населения от голода в сельской местности. Влияние голода сказалось и на колхозах, которые стали массово закрываться ввиду неурожая, смертности населения от голода и оттока людей в города [13, с. 17].

Второй период голода 1936–1937 гг. стал последствием неурожая, возникшем в 1936 году. Данные события повлекли за собой значительные изменения в демографическом поведении населения, что привело к резкому сокращению рождаемости. Помимо сокращения рождаемости голод повлек за собой рост эпидемий и болезней, что в итоге обусловило рост высокой смертности населения от инфекционных заболеваний в Свердловской области. Так в начале 1936 года общее число заболевших корью, коклюшем и дизентерией составило 19 832 тыс. человек, а в 1937 году в данный промежуток времени 41 956 тыс. человек были подвержены заражению ранее указанным инфекционным заболеваниям. По мнению нидерландского историка Х. Кесслера, в 1936 году от последствий голода в регионе скончалось 119,7 тыс. человек, а в 1937 году 123,5 тыс. человек [14, с. 61].

Влияние репрессий, голода и эпидемий на демографическую обстановку оказалось настолько значительным, что за несколько лет население региона сократилось на несколько сотен тысяч человек. В 1934 году Уральская губерния была упразднена и разбита на Обско-Иртышскую, Челябинскую и Свердловскую области.

В 1934 году в Свердловской области население составляло около 4,351 млн. человек. Точных данных численности населения региона в 1934 году нет, так как он был реформирован. По данным Всесоюзной переписи населения, проведенной в 1937 году в Свердловской области, проживало 4 126 450 млн. человек [15, с. 3]. Данные о численности населения Свердловской области в 1937 году уже меньше на 225,1 тыс. человек меньше, чем в 1934 году [16, с. 49].

Таким образом, массовые репрессии, голод и эпидемии отразились на демографической ситуации в Свердловской области и вызвали демографический кризис. Настоящие границы области утвердились в 1938 году [17]. Спустя год была проведена Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года, согласно которой на территории Свердловской области уже проживало уже 2 511 309 млн. человек [18].

В государственном управлении демографической ситуацией в стране есть решение, принятое в форме постановления ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 года N 1134, запрещавшее в стране осуществление абортов. Перед этим была организована «широкая поддержка трудящимися» проекта закона о запрещении аборта (проект был опубликован в мае 1936 года) в средствах массовой информации. Согласно этому постановлению за производство абортов вне больниц или в больнице, но с нарушением условий устанавливалось уголовное наказание врачу, производящему аборт, от 1 года до 2 лет тюремного заключения, а за производство абортов в антисанитарной обстановке или лицами, не имеющими специального медицинского образования, не ниже 3 лет тюремного заключения. Президиум Верховного Совета СССР через 32 года своим Указом от 16 октября 1968 г. N 3174-VII «О признании утратившими силу законодательных актов СССР в связи с введением в действие основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье» отменил государственный запрет на аборты [19].

Второй период в развитии демографической ситуации в Свердловской области пришелся на Великую Отечественную войну в 1941–1945 гг. В данном периоде выделено два этапа: 1941–1942 гг. и 1943 –1945 гг. Помимо того, что Свердловская область стала одним из передовых военно-промышленных регионов и кузницей победы в борьбе над фашизмом, она также стала одним из центров для эвакуированных граждан СССР.

На первом этапе второго периода в 1941–1942 гг. на территорию Свердловской области было эвакуировано 820 тыс. человек. Более точную цифру эвакуированных граждан в1941 и 1942 годах привел В. В. Кругликов, показавший в своих работах цифру в 820 651 тыс. человек [20, с. 13]. В общей сложности за первые два года войны на территорию Свердловской области было эвакуировано из других территорий страны 67,9 % граждан, подлежащих эвакуации.

Вовремя второго этапа (1943–1945 гг.) во вторую волну эвакуаций в 1943–1945 годах в регион прибыло 32,1 % от всего числа вынужденных переселенцев. Всего за годы войны в Свердловскую область было эвакуировано 1 209 008 млн. человек [5, с. 20]. Несомненно, что эвакуированное население в корне изменило демографическую структуру населения Свердловской области. Благодаря столь мощному потоку эвакуированных граждан был перекрыт отток населения, ушедшего на фронт, особенно мужской половины, также был нейтрализован отрицательный естественный прирост и соответственно произошло искусственное увеличение численности населения региона, несмотря на снижение и становление естественного прироста населения, связанного с возращение вынужденных переселенцев в освобожденные районы.

Третий период (1946 г. – начало 1991 г.) в развитии демографической ситуации в Свердловской области обусловлен послевоенным обустройством страны. В целях восстановления народонаселения в стране государством был пролонгирован до 1968 года запрет на осуществление абортов, что привело к распространению криминальных ситуаций в сфере здравоохранения.

Первая послевоенная Всесоюзная перепись населения была проведена в 1959 году. По ее итогам на территории Свердловской области проживало 4 044 416 млн. человек [21]. С этого момента начался третий период развития демографической ситуации в Свердловской области, длившийся вплоть до 1991 года. Самый благоприятный этап этого 22-х летнего периода пришелся на конец 80-х и начало 90-х годов прошлого столетия, когда в 1991 году произошел пик роста населения за всю историю существования Свердловской области. Именно в этот год население Свердловской области достигло цифры в 4 766 249 млн. человек, что и по сей день остается рекордным показателем численности населения региона [22].

В девяностые годы прошлого столетия начался четвертый период в демографическом развитии Свердловской области, длящийся и по сей день. Данный период условно можно разделить на три этапа:

  • первой этап: 1991–2001 гг.;
  • второй этап; 2002–2010 гг.;
  • третий этап: 2010 г. – по настоящее время.

Первый этап (1991–2001 гг.) четвертого периода развития демографической ситуации в Свердловской области пришелся на начало девяностых годов прошлого столетия и обусловлен социальной и экономической обстановкой в России в тот период разрушения страны, что отразилось и на Свердловской области. Сложная социально-экономическая и политическая ситуация того времени и ее итог экономический кризис в 1998 году, дефолт и обесценивание рубля, резкий рост преступности, вспышка ВИЧ-инфекции и т.д. Все это способствовало сокращению населения Свердловской области. С 1991года по 2001 год естественная убыль населения региона составила 255 тыс. человек, в частности произошел резкий рост сокращения городского населения, обусловленный ростом преступности и экономической обстановкой, вынудившей людей искать свои жизненные перспективы в других местах. За десять лет этого этапа городское население Свердловской области сократилось на 189 тыс. человек. В это же время наметился отрицательный естественный прирост, когда произошло резкое падение рождаемости: всего 418 тыс. новорожденных за десятилетие на 670 тыс. умерших. Для сравнения смертность населения в России в 1990-е годы в 1,5 раза превышала рождаемость, а в Свердловской области в 1,6. Падение рождаемости в девяностые обусловило современную демографическую ситуацию региона и привело к снижению численности населения до настоящего времени [22,23].

Второй этап (2002–2010 гг.) четвертого периода развития демографической ситуации в Свердловской области можно охарактеризовать как попытку стабилизировать ситуацию. Так в регионе с 2002 года начался рост рождаемости, продлившийся вплоть до 2015 года. Постепенно происходило сокращение смертности населения. Однако, несмотря на положительную динамику, демографический кризис в Свердловской области продолжается. За восьмилетний период снова резко сократилось городское население, убыль составила 342 тыс. человек, а в 38 из 47 муниципальных образований сократилось население [24].

Итогом двух первых этапов четвертого периода в развитии демографической ситуации в Свердловской области стал демографический кризис, обусловивший падение численности населения. Разница между последней переписью населения СССР (1989 год) и первой переписью населения России (2002 год) население региона сократилось на 227,5 тыс. человек. Низкий уровень рождаемости и высокий уровень смертности, перекрывающий рождаемость и делающий отрицательный естественный прирост населения, стали характерными чертами развития демографии в Свердловской области [25, с. 9].

Третий этап четвертого периода развития демографической ситуации в Свердловской области, начиная с 2010 года по наши, дни следует связать с первыми победами над снижением численности населения в регионе. Например, с 2012 года по 2016 гг. наблюдался рост численности населения в регионе, но после пятилетнего благоприятного периода вновь пошло снижение количества жителей Свердловском области. В таблицах 3 и 4 приведены результаты расчетов этого явления на основании данных официальной статистики.

 

Таблица 3 — Основные демографические показатели Свердловской области с 2009–2014гг. (составлено по данным [21,23])

Показатели Годы
2009 2010 2011 2012 2013 2014
Численность населения на конец года (млн. чел.) 4 314 337 4 308 472 4 297 227 4 325 256 4 315 699 4 320 677
Число родившихся
(тыс. чел.)
56323 57540 58038 61649 62229 62600
Число родившихся (на 1000 человек населения) 13,1 13,4 13,5 14,3 14,4 14,5
Число умерших
(тыс. чел.)
63045 61486 60814 60155 59266 60386
Естественный прирост (убыль) населения (тыс. чел.) 6722 -3946 -2776 1494 2963 2214
Число умерших в возрасте до 1 года, человек (сот. чел) 355 349 334 449 429 390
Коэффициент младенческой смертности (на 1000 родившихся живыми) 6,4 6,3 5,8 7,4 6,9 6,2

 

Как видно из таблицы 3, в период с 2009 года по 2011 год в Свердловской области происходила депопуляция населения. За три года население региона сократилось на 17 110 тыс. человек. При этом происходил рост рождаемости и снижение смертности. Так с 2009 года по 2014 год рождаемость выросла на 6 277 тыс. человек, а смертность сократилась на 2 659 тыс. человек. Продолжение роста рождаемости и снижения смертности впервые за долгий промежуток времени привело к приросту населения в 2012 году. Впоследствии рост населения в Свердловской области продлится до 2015 года, ставшего пиковым в плане рождаемости в регионе.

 

Таблица 4 — Основные демографические показатели Свердловской области с 2015–2020 гг. (составлено по данным [23])

Показатели Годы
2015 2016 2017 2018 2019 2020
Численность населения на
конец года
(млн. чел.)
4 327 472 4 330 006 4 329 341 4 325 256 4 315 699 4310681
Число родившихся
(тыс. чел.)
62232 59840 53386 50254 46039 43827
Число родившихся (на 1000 человек населения) 14,4 13,8 12,3 11,6 10,7 10,2
Число умерших
(тыс. чел.)
61222 60831 57685 58511 57392 67643
Естественный прирост (убыль) населения (тыс. чел.) 1010 -991 -4299 -8257 -11353 23816
Число умерших в возрасте до 1 года, человек (сот. чел) 341 350 266 239 221 182
Коэффициент младенческой смертности (на 1000 родившихся живыми) 5,5 5,8 4,9 4,7 4,7 4,1

 

Из таблицы 4 следует, что с 2016 года в Свердловской области происходит снижение численности населения на фоне, которого идет спад рождаемости и рост смертности. С 2015 года по 2020 год население региона сократилось на 16 791 тыс. человек. К 2020 году рождаемость упала на 18 405 тыс. человек в сравнении с пиковым показателем 2015 года, а смертность за указанный период выросла на 6 421 тыс. человек. Итогом текущих тенденций стала естественная убыль населения, достигшая в 2020 году отметки в 23 816 тыс. человек.

Касаясь вопроса смертности в Свердловской области надо полагать, что она зависит и от экологической обстановки, находящейся под влиянием экономического сектора региона, основанного на тяжелой промышленности. Рост промышленности негативно сказывается на окружающей среде, а это в свою очередь отражается на здоровье населения. Промышленные выбросы повышают риск развития заболеваний сердечно-сосудистой системы и органов дыхания, а также новообразований [24]. Общая смертность населения в Свердловской области связана и с плохой экологической обстановкой, обусловленной спецификой экономики Урала [25].

Последствия демографического кризиса в Свердловской области оказывают влияние на развитие человеческого потенциала в регионе. Убыль населения – это удар по трудовым ресурсам региона. Снижение численности населения приведет к падению производительности труда, а ее падение в свою очередь обусловит снижение темпов экономического роста. Другим экономическим последствием демографического кризиса станет сокращение покупательной способности, связанной с рождением детей. Снижение внутреннего спроса во всех сферах общественной жизни – от спроса на потребительские товары до спроса на недвижимость и ипотеку – ведет к падению темпов строительства и развития всех смежных с экономикой отраслей и ее самой. При неблагоприятном сценарии демографического развития региона в стране может быть «потерян» один из самых мощных экономических регионов страны.

Рост естественной убыли населения может компенсироваться увеличением числа мигрантов. Конечно, приток трудовых мигрантов может помочь в разрешении демографической «ямы» и стать источником стабилизации экономической системы, однако практика показывает, что приток трудовых мигрантов не спасает от отрицательной тенденции падения численности населения в регионе. При самом благоприятном влиянии на депопуляцию населения страны приток трудовых мигрантов может породить новую проблему – потерю культурной идентичности не только в Свердловской области, но и в России. Коренное население продолжит убывать, а приезжая его часть расти, как правило, значительная часть мигрантов не в состоянии адаптироваться к условиям проживания в другой стране, ее быту, культуре и законодательству.

В Свердловской области на данный момент эта проблема остается актуальной, надо понимать, что регион справедливо является примером теории «плавильного котла». Теоретическая модель «плавильного котла» предусматривает создание новой этнической идентичности путем слияния различных народов и этносов [26, 27]. Данная модель учитывает особенности исторического развития и формирования Свердловской области в социально-экономическом аспекте, поскольку большинство этносов и народностей являются прибывшими и влившимся в этнокультурный состав региона.

Основных методов улучшения демографической ситуации в природе существует два:

  • это стимулирование рождаемости у тех, кто может рожать;
  • снижение смертности во всех категориях населения, особенно у тех, где эта смертность повышена.

Демографический кризис в Свердловской области имеет выраженный социальный характер. Гарантированная социальная политика государства, направленная на защиту граждан и создание семьи, поможет выйти из демографической ямы. Благоприятная демографическая ситуация в регионе и здоровье населения имеют непосредственное влияние на экономику государства. Благоприятная демографическая ситуация и здоровье населения не просто ценности сами по себе – это факторы развития и экономический потенциал региона. Индивидуальное и общественное здоровье являются «двигателем» экономического роста, условием устойчивого развития и показателем качества жизни.

 

Заключение

Свердловская область – это историческое отражение развития России в социально-экономическом и политическом аспекте. На территории Свердловской области постоянно ковалось оружие победы многих войн: Северной войне 1700-1721 гг., Отечественной войне 1812 года, Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Во многих событиях, ознаменовавших славные страницы истории России, Свердловская область сыграла значительную социально-экономическую роль, чему способствовал имеющийся человеческий потенциал на ее территории, а именно люди, пришедшие в разные исторические периоды на эту землю и объединенные общей судьбой на служение родному краю и стране.

Анализ социально-экономической и политической ситуации конца XX начала XXI вв. в Свердловской области позволил выявить причины и основания современного демографического кризиса на региональном уровне. К ним относятся следующие основания:

  • рост промышленности на Урале и индустриализация 30-х годов прошлого века в Свердловской области, что стало одним из ярчайших примеров общей картины, характерной для всей страны советов;
  • историческая драма России, связанная с революциями, репрессиями и депортациями народов, произошедших в XX столетии, что тесно связано с историей Свердловской области и ее территориальной организацией;
  • миграционные процессы, происходившие ранее и происходящие в регионе;
  • эффективность государственной политики, проводимой в целях поддержки семьи и преодоления демографического кризиса.

Предложенная классификация демографического кризиса в Свердловской области отчетливо выделяет социально-экономические и политические причины возникновения неблагоприятной демографической ситуации в регионе. В последние два года усугубление демографической ситуации обусловлено распространением пандемии COVID-19 и ее осложнениями. Также требуется введение активного санитарного просвещения среди населения, начиная с общеобразовательных учреждений, основанного на реализации медико-педагогического подхода [28, с. 78].

Таким образом, развитие депопуляции в Свердловской области, которое прослеживается со времен Российской империи и до настоящего времени, обусловлено разными аспектами цивилизационного развития территории и требует принятия комплексных управленческих решений органами публичного управления.

 

Список литературы

  1. Вершинин, Е. В. О постройке оборонительных укреплений Пелыма в 1623 г. [Электронный ресурс]. – URL: https://elar.urfu.ru/bitstream/10995/2837/2/pristr-05-29.pdf
  2. Анимица, Е. Города Среднего Урала. [Электронный ресурс]. URL: http://urbibl.ru/Knigi/animica/goroda_sred_uralahtm
  3. Соловьева, Т. В. Административно-территориальное деление Свердловской области в исторической ретроспективе / Т. В. Соловьева // Документ. Архив. История. Современность. Вып. 13. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2013. – С. 137–
  4. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. Наличное население в губерниях, уездах, городах Российской Империи (без Финляндии) // Демоскоп Weekly. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_gubphp?reg=31
  5. Баранов, Е. Ю. Миграции населения на Урале в XX в.: проблемы современной историографии / Е. Ю. Баранов // Genesis: исторические исследования. –2011. – № 11. – С. 11–28.
  6. Реформирование административно-территориальной структуры Екатеринбургской губернии в 1919-1923 гг. / Е. И. Яркова // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: материалы VIII Всероссийской научной конференции. Екатеринбург: АМБ, 2007. – Т. 2. – С. 294–298.
  7. Постановление ВЦИК от 3 ноября 1923 года «О введение действия положения об Уральской области». [Электронный ресурс]. – URL: http://www.alppp.ru/law/konstitucionnyj-stroj/federativnoe-ustrojstvo/22/postanovlenie-vcik-ot-03-11-1923.pdf
  8. Уральское хозяйство в цифрах, 1930: [краткий статистический справочник]. Вып. 1: Социальная статистика / [авт. предисл. С. Младов; сост.: Е. А. Колупаева, А. И. Вилесова, К. А. Смельтер, А. М. Голубева и др. ред. С. Г. Младов, Ф. М. Казанский, Д. Н. Мерхалев]. Свердловск: Издание Статсектора Уралплана. Выпуск V, 223 с.: табл. преим. – URL: http://elib.uraic.ru/handle/123456789/15916
  9. Уральское хозяйство в цифрах, 1931-1932 гг.: [краткий статистический справочник] / Урал. обл. упр. нар.-хоз. учета; [авт. предисл. М. И. Фукс; сост.: Ф. М. Казанский, И. С. Коган, М. Голубых, М. И. Фукс]. Свердловск: Издание УралУНХУ, 1933. – 388 с.: табл. преим. – URL: http://elib.uraic.ru/handle/123456789/19065
  10. Жиромская, В. Б. Динамика численности населения России в 30-е годы / В. Б. Жиромская // Демоскоп Weekly. – – № 313–314.
  11. Кузьмин А. И. Демографическая ситуация на Среднем Урале: применима ли модель третьего демографического перехода к Свердловской области. Бюллетень Оренбургского научного центра УрО РАН, – – C. 1–6.
  12. Демография сталинской эпохи / А. Г. Вишневский // Демоскоп Weekly. – 2003. – № 103–
  13. Баранов, Е. Ю. Проявление голода на Урале в период форсированной индустриализации. – URL: https://elar.urfu.ru/bitstream/10995/43168/1/init_2011_03.pdf
  14. Демографическая ситуация на Урале в середине 1930-х гг. / Г.Е. Корнилов // Гуманитарные науки в Сибири. – 2016. –Том 23. –№ 4. – С. 60–66
  15. Журавлева, В. А. Динамика численности городского населения Урала в 20-30-е годы XX века // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки, 2005. – Вып 4. – С. 47–
  16. Постановление ВЦИК от 17 января 1934 года «О разделении Уральской области». [Электронный ресурс]. – URL: http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1804333416
  17. Отчет о подготовке и проведении переписи населения 1939 года по Свердловской области. [Электронный ресурс]. URL: http://elib.uraic.ru/handle/123456789/12872
  18. Постановления ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 года N 1134. [Электронный ресурс] – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=home&rnd=046CC19045F131103928AEF0AC418E48
  19. Кругликов, В. В. Городское население Свердловской области накануне и в годы Великой Отечественной войны: 1939–1945 гг.: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук / Кругликов Владислав Владимирович; ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет». Екатеринбург. 24 с.
  20. Всесоюзная перепись населения 1959 г. Численность наличного населения городов и других поселений, районов, районных центров и крупных сельских населенных мест на 15 января 1959 года по республикам, краям и областям РСФСР// Демоскоп Weekly. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus59_reg1.php
  21. Численность населения Свердловской области по основным возрастным группам на 1 января 1990-2015 гг. // Федеральная служба государственной статистики (Свердловскстате). [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://sverdl.gks.ru/folder/29698
  22. Оруджиева, А. Г. Развитие городов Свердловской области в ХХ – начале ХХI веков (краткий исторический экскурс) / А. Г.  Оруджиева // Муниципалитет: экономика и управление. – – С. 59–72.
  23. Население // Федеральная служба государственной статистики (Свердловскстате). [Электронный ресурс]. – URL: https://sverdl.gks.ru/folder/29698
  24. Белик, И. С., Кадмина, Л. В. Взаимосвязь антропогенного воздействия и качества жизни населения в Свердловской и Челябинской областях / И. С. Белик, Л. В. Кадмина // Вестник Челябинского государственного университета. – 2018. – № 7 (417). Экономические науки. – Вып. 61. – С. 39–48.
  25. Население // Естественное движение населения // Распределение умерших в Свердловской области в 2020 году по основным классам причин смерти // Федеральная служба государственной статистики (Свердловскстате). [Электронный ресурс]. – URL: https://sverdl.gks.ru/folder/29698
  26. Крестьянов, Л. С. Возможности и перспективы конструирования гармоничных межэтнических отношений на региональном уровне// Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные науки. Социологические науки. Белик И. С., Кадмина Л. В. Взаимосвязь антропогенного воздействия и качества жизни населения в Свердловской и Челябинской областях / Л. С. Крестьянов // Вестник Челябинского государственного университета. – –Т. 16. – № 2. – С. 75-79.
  27. Резер, Т. М., Григоренко, Я.А. Институт семьи как социальная ценность государства в условиях демографического кризиса / Т. М. Резер, Я. А. Григоренко // Вопросы управления. – – № 5(66). – С. 121-131.
  28. Резер, Т. М. Теория и технология подготовки медико-педагогических кадров в среднем профессиональном образовании. М.: Гуманитар. Изд. Центр ВЛАДОС, 2007.

Reference

  1. Vershinin, E. V. On the construction of defensive fortifications of Pelym in 1623 [O postroyke oboronitel’nykh ukrepleniy Pelyma v 1623 g.]. – URL: https://elar.urfu.ru/bitstream/10995/2837/2/pristr-05-29.pdf
  2. Animitsa, E. Cities of the Middle Urals. [Goroda Srednego Urala]. URL: http://urbibl.ru/Knigi/animica/goroda_sred_urala_2.htm
  3. Solovyova, T. V. Administrative-territorial division of the Sverdlovsk region in historical retrospect [Administrativno-territorial’noye deleniye Sverdlovskoy oblasti v istoricheskoy retrospektive]/ T. V. Solovyova // Document. Archive. History. Modernity. Vol. 13. Yekaterinburg: Ural Publishing House. un-ta, 2013. – pp. 137-170.
  4. The first General Population Census of the Russian Empire in 1897. Cash population in provinces, counties, cities of the Russian Empire (without Finland) [Pervaya Vseobshchaya perepis’ naseleniya Rossiyskoy imperii 1897 goda. Nalichnoye naseleniye v guberniyakh, uyezdakh, gorodakh Rossiyskoy Imperii (bez Finlyandii)]// Demoscope Weekly. [Electronic resource]. – URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_gub_97.php?reg=31
  5. Baranov, E. Yu. Population migration in the Urals in the XX century: problems of modern historiography [Migratsii naseleniya na Urale v XX v.: problemy sovremennoy istoriografii]/ E. Yu. Baranov // Genesis: historical research. -2011. – No. 11. – pp. 11-28.
  6. Reforming the administrative-territorial structure of the Yekaterinburg province in 1919-1923 [Reformirovaniye administrativno-territorial’noy struktury Yekaterinburgskoy gubernii v 1919-1923 gg.]/ E. I. Yarkova // Ural Industrial. Bakunin readings: materials of the VIII All-Russian Scientific Conference. Yekaterinburg: AMB, 2007. – Vol. 2. – pp. 294-298.
  7. Resolution of the Central Executive Committee of November 3, 1923 «On the introduction of the regulations on the Ural region». [Postanovleniye VTSIK ot 3 noyabrya 1923 goda «O vvedeniye deystviya polozheniya ob Ural’skoy oblasti»]. – URL: http://www.alppp.ru/law/konstitucionnyj-stroj/federativnoe-ustrojstvo/22/postanovlenie-vcik-ot-03-11-1923.pdf
  8. Ural economy in numbers, 1930: [brief statistical reference]. Vol. 1: Social statistics [Ural’skoye khozyaystvo v tsifrakh, 1930: [kratkiy statisticheskiy spravochnik]. Vyp. 1: Sotsial’naya statistika]/ [author’s preface by S. Mladov; comp.: E. A. Kolupaeva, A. I. Vilesova, K. A. Smelter, A.M. Golubeva and others. ed. by S. G. Mladov, F. M. Kazansky, D. N. Merkhalev]. Sverdlovsk: Publication of the Uralplan State Sector. Issue V, 223 p.: Table. preim. – URL: http://elib.uraic.ru/handle/123456789/15916
  9. Ural economy in numbers, 1931-1932: [a brief statistical reference] [Ural’skoye khozyaystvo v tsifrakh, 1931-1932 gg.: [kratkiy statisticheskiy spravochnik]]/ Ural. region. upr. nar.-household. accounting; [author’s preface by M. I. Fuchs; comp.: F. M. Kazansky, I. S. Kogan, M. Golubykh, M. I. Fuchs]. Sverdlovsk: Uralunkhu Publishing House, 1933– — 388 p.: Table. preim. – URL: http://elib.uraic.ru/handle/123456789/19065
  10. Zhiromskaya, V. B. Dynamics of the population of Russia in the 30s [Dinamika chislennosti naseleniya Rossii v 30-ye gody]/ V. B. Zhiromskaya // Demoscope Weekly. – 2007. – № 313–314.
  11. Kuzmin, A. I. Demographic situation in the Middle Urals: is the model of the third demographic transition applicable to the Sverdlovsk region. Bulletin of the Orenburg Scientific Center of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences [Demograficheskaya situatsiya na Srednem Urale: primenima li model’ tret’yego demograficheskogo perekhoda k Sverdlovskoy oblasti. Byulleten’ Orenburgskogo nauchnogo tsentra UrO RAN], — 2011. – pp. 1-6.
  12. Demography of the Stalin era [Demografiya stalinskoy epokhi]/ A. G. Vishnevsky // Demoscope Weekly. — 2003. – No. 103-104.
  13. Baranov E. Yu. The manifestation of hunger in the Urals during the period of forced industrialization [Proyavleniye goloda na Urale v period forsirovannoy industrializatsii]. – URL: https://elar.urfu.ru/bitstream/10995/43168/1/init_2011_03.pdf
  14. Demographic situation in the Urals in the mid-1930s [Demograficheskaya situatsiya na Urale v seredine 1930-kh gg.]/ G.E. Kornilov // Humanities in Siberia. – 2016. –Volume 23. – No. 4. – pp. 60-66
  15. Zhuravleva V. A. Dynamics of the urban population of the Urals in the 20-30s of the XX century [Dinamika chislennosti gorodskogo naseleniya Urala v 20-30-ye gody XX veka]// Bulletin of the South Ural State University. Series: Social and Humanitarian Sciences, 2005. – Issue 4. – pp. 47-51.
  16. Resolution of the Central Executive Committee of January 17, 1934 «On the division of the Ural region». [Postanovleniye VTSIK ot 17 yanvarya 1934 goda «O razdelenii Ural’skoy oblasti»]. – URL: http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1804333416
  17. Report on the preparation and conduct of the 1939 population census in the Sverdlovsk region. [Postanovleniye VTSIK ot 17 yanvarya 1934 goda «O razdelenii Ural’skoy oblasti»]. URL: http://elib.uraic.ru/handle/123456789/12872
  18. Resolutions of the CEC and the Council of People’s Commissars of the USSR of June 27, 1936 N 1134. [Postanovleniya TSIK i SNK SSSR ot 27 iyunya 1936 goda N 1134] – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=home&rnd=046CC19045F131103928AEF0AC418E48
  19. Kruglikov, V. V. The urban population of the Sverdlovsk region on the eve and during the Great Patriotic War: 1939-1945: Abstract of the dissertation for the degree of Candidate of Historical Sciences [Gorodskoye naseleniye Sverdlovskoy oblasti nakanune i v gody Velikoy Otechestvennoy voyny: 1939–1945 gg.: Avtoreferat dissertatsii na soiskaniye uchenoy stepeni kandidata istoricheskikh nauk]/ Kruglikov Vladislav Vladimirovich; Ural State Pedagogical University. Ekaterinburg. 24 p.
  20. The All-Union Population Census of 1959. The number of available population of cities and other settlements, districts, district centers and large rural settlements on January 15, 1959 by republics, territories and regions of the RSFSR [Vsesoyuznaya perepis’ naseleniya 1959 g. Chislennost’ nalichnogo naseleniya gorodov i drugikh poseleniy, rayonov, rayonnykh tsentrov i krupnykh sel’skikh naselennykh mest na 15 yanvarya 1959 goda po respublikam, krayam i oblastyam RSFSR]// Demoscope Weekly. [Electronic resource]. – URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus59_reg1.php
  21. The population of the Sverdlovsk region by main age groups as of January 1, 1990-2015. [Chislennost’ naseleniya Sverdlovskoy oblasti po osnovnym vozrastnym gruppam na 1 yanvarya 1990-2015 gg.]// Federal State Statistics Service (Sverdlovskstat). [Electronic resource]. Access mode: https://sverdl.gks.ru/folder/29698
  22. Orujieva, A. G. The development of the cities of the Sverdlovsk region in the XX – early XXI centuries (a brief historical digression) [Razvitiye gorodov Sverdlovskoy oblasti v KHKH – nachale KHKHI vekov (kratkiy istoricheskiy ekskurs)]/ A. G. Orujieva // Municipality: economics and management. – 2014.– pp. 59-72.
  23. Population [Naseleniye]// Federal State Statistics Service (Sverdlovskstat). [Electronic resource]. – URL: https://sverdl.gks.ru/folder/29698
  24. Belik, I. S., Kadmina, L. V. The relationship of anthropogenic impact and the quality of life of the population in the Sverdlovsk and Chelyabinsk regions [Vzaimosvyaz’ antropogennogo vozdeystviya i kachestva zhizni naseleniya v Sverdlovskoy i Chelyabinskoy oblastyakh]/ I. S. Belik, L. V. Kadmina // Bulletin of Chelyabinsk State University. – 2018. – № 7 (417). Economic sciences. – Issue 61. – pp. 39-48.
  25. Population [Naseleniye]// Natural movement of the population // Distribution of the deceased in the Sverdlovsk region in 2020 by the main classes of causes of death // Federal State Statistics Service (Sverdlovskstat). [Electronic resource]. – URL: https://sverdl.gks.ru/folder/29698
  26. Krestyanov, L. S. Possibilities and prospects of constructing harmonious interethnic relations at the regional level [Vozmozhnosti i perspektivy konstruirovaniya garmonichnykh mezhetnicheskikh otnosheniy na regional’nom urovne]// Bulletin of the South Ural State University. Series: Social and Humanitarian Sciences. Sociological sciences. Belik I. S., Kadmina L. V. Interrelation of anthropogenic impact and quality of life of the population in the Sverdlovsk and Chelyabinsk regions / L. S. Krestyanov // Bulletin of the Chelyabinsk State University. – 2016. –Vol. 16. – No. 2. – pp. 75-79.
  27. Rezer, T. M., Grigorenko, Ya.A. The institution of the family as a social value of the state in the conditions of demographic crisis [Institut sem’i kak sotsial’naya tsennost’ gosudarstva v usloviyakh demograficheskogo krizisa]/ T. M. Rezer, Ya. A. Grigorenko // Management issues. – 2020. – № 5(66). – Pp. 121-131.
  28. Rezer, T. M. Theory and technology of training of medical and pedagogical personnel in secondary vocational education [Teoriya i tekhnologiya podgotovki mediko-pedagogicheskikh kadrov v srednem professional’nom obrazovanii]. Moscow: Humanitar. Publishing house VLADOS Center, 2007.