Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (33), 2013

Формирование денежных доходов населения в северных регионах России

Formation of cash income in the northern regions of Russia

Авторы


кандидат экономических наук, заведующий лабораторией
Институт социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар


кандидат географических наук, ведущий научный сотрудник
Институт социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

Аннотация

Рассматриваются динамика и особенности формирования денежных доходов населения регионов Севера в докризисный и кризисный период. Анализируются структура денежных доходов населения в целом по Северу и по отдельным регионам. Выявляются тенденции соотношения с величиной прожиточного минимума денежных доходов, заработной платы и пенсий. Определяется уровень территориальной дифференциации денежных доходов населения Севера.

Ключевые слова

денежные доходы населения, оплата труда, социальные трансферты, доходы от предпринимательской деятельности и собственности, коэффициент фондов, индекс Джини, децильный коэффициент.

Рекомендуемая ссылка
Гаджиев Юсиф Алимович , Акопов Валерий Ишханович
Формирование денежных доходов населения в северных регионах России// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (33). Номер статьи: 3318. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/3318/
Authors

Gadzhiev Iusif Alimovich
Ph.D. (Economics), head of the laboratory
Ural branch of Russia’s Academy of Sciences, Komi Science Center, Institute of socio-economic and energy problems of the North
gajiev@iesp.komisc.ru

Akopov Valerii Ishkhanovich
Ph.D. (Geography), leading scientific researcher
Ural branch of Russia’s Academy of Sciences, Komi Science Center, Institute of socio-economic and energy problems of the North

Abstract

The article highlights the dynamics and the formation features of cash incomes of population in the North regions. The structure of cash incomes of population in the whole North is analyzed as well as in separate regions. Trends of correlation of living wage and cash income, wage and pensions are identified. The level of the territory cash income differentiation of population in the North is defined.

Keywords

cash incomes of population, remuneration of labor, social transfers, incomes from business and property, fund index, Gini index, decile index.

Suggested Citation
Gadzhiev Iusif Alimovich , Akopov Valerii Ishkhanovich
Formation of cash income in the northern regions of Russia. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (33). Art. #3318. Date issued: 2013-01-08. Available at: https://eee-region.ru/article/3318/

Print Friendly, PDF & Email
Одной из важнейших задач выхода из кризиса и устойчивого развития страны и регионов является повышение уровня и качества жизни населения. Решение этой задачи во многом зависит от уровня денежных доходов населения, поскольку, с одной стороны, они являются основным фактором роста удовлетворения материальных и социальных потребностей населения, а с другой – экономического роста посредством увеличения платежеспособного спроса. Особенно остро это проблема стоит на Севере в связи с повышенной стоимостью обеспечения нормальных условий жизнедеятельности населения.

Динамика доходов. Динамика денежных доходов населения (ДДН) северных регионов за 2000-2011 гг. характеризуется неустойчивым трендом (рисунок 1). В ней выделяется период устойчивого высокого роста (2000-2008 гг.) и спада (2009-2011 гг.). В первом случае это было обусловлено благоприятными изменениями внешней и внутренней экономической конъюнктуры, во втором – последствиями мирового финансово-экономического кризиса, а именно, увеличением безработицы и снижением уровня заработной платы во многих отраслях экономики. С первой половины 2012 г. наметился медленный рост денежных доходов населения, который составил 101%.

Динамика среднедушевых денежных доходов населения северных регионов России

Рисунок  1 —  Динамика среднедушевых денежных доходов населения северных регионов России  в 2000-2011 гг.,
рублей в месяц, %

В целом по России динамика денежных доходов населения в рассматриваемый период была более сглажена, не было спада в кризисный период, причем в докризисный период темпы роста были выше, чем на Севере (рис. 2). Здесь также в первом полугодии 2012 г. отмечен медленный подъем денежных доходов населения, который составил 104,3 %. Следует отметить, что в условиях кризиса на Севере спад ДДН корреспондировался со спадом ВРП, а по России наблюдался медленный прирост ДДН при спаде ВВП. Так, в 2009 г. спад ДДН и ВРП по Северу составил 4%, а по России, соответственно, прирост – 1,1% и спад – 7,6%. Если на Севере соотнесенность динамик ДДН и ВРП была в норме, то в России она была нарушена, поскольку увеличивала социальную нагрузку на ВВП. Длительное продолжение данной ситуации приведет к большому дефициту государственного бюджета, т.е. к кризису.

Динамика среднедушевых денежных доходов населения России

Рисунок 2 —  Динамика среднедушевых денежных доходов населения России за 2000-2010 гг., рублей в месяц, %

Однако в случае распространения долгового кризиса и кризиса банковской системы стран Еврозоны на Россию, отмеченный выше рост денежных доходов населения (ДДН) в первой половине 2012 г. в северных регионах, может прерваться, в силу существенного замедления темпов роста ВРП.

Динамика ДДН северных регионов была неоднородной. Наиболее высокими темпами прироста ДДН в докризисный период (2000-2008 гг.) отличались Ненецкий АО, Сахалинская область, Архангельская область, Ханты Мансийский АО, Чукотский АО и Ямало-Ненецкий АО – благодаря росту заработной платы нефтяников, золотодобытчиков, работников оборонной промышленности и социальных выплат (таблица 1). В этом отношении аутсайдерами оказались Мурманская и Магаданская области и  Республика Карелия, по причине низких темпов роста заработной платы из-за доминирования обрабатывающих отраслей и сокращения скрытых доходов.

Таблица 1 – Темпы прироста среднедушевых денежных доходов населения северных регионов в 2000-2011 гг. (в месяц), % *

Регионы

2000-
2008

2008-
2011

2008-
2009

2009-
2010

2010-
2011

Российская Федерация

131,3

7,8

1,8

4,7

1,1

Северные регионы

101,0

-6,8

-4,5

-2,1

-0,5

в т.ч.:

Республика Карелия

82,8

0,3

-1,8

2,5

-0,4

Республика Коми

87,5

-4,5

-3,9

2,4

-3,0

Архангельская область

129,1

6,1

3,7

1,2

1,1

Ненецкий АО

334,8

-6,5

-10,6

-0,3

4,9

Мурманская область

56,7

-3,1

-0,1

-0,4

-2,6

Ханты-Мансийский АО

102,6

-25,4

-11,5

-9,5

-6,9

Ямало-Ненецкий АО

99,8

-18,8

-8,5

-3,2

-8,3

Республика Саха (Якутия)

89,1

8,1

1,7

2,7

3,5

Камчатский край

82,0

12,9

3,9

2,3

6,2

Магаданская область

66,0

6,5

2,5

2,5

1,4

Сахалинская область

181,8

-6,4

-0,6

-1,1

-4,8

Чукотский АО

101,8

-2,1

-8,1

4,0

2,4

*Рассчитано по:[2, 124-125; 3, С. 155-156; 4, С. 155-156; 5, С. 167-168; 8, 146-147].

В кризисные годы в наибольшей степени спад ДДН затронул Ханты-Мансийский АО, Ямало-Ненецкий АО, Ненецкий АО, Сахалинскую область и Республику Коми, что обусловлено снижением заработной платы нефтяников и газовиков отраслей из-за низких цен на нефть и газ на мировых рынках и сокращением скрытых доходов (заработной платы) (см. таблицу 1).

Положительные темпы прироста в этот период имели Камчатский край, Республика Саха (Якутия), Магаданская область, Архангельская область и Республика Карелия, где они в значительной степени обеспечивались за счет роста социальных выплат и скрытых доходов.

Рост ВРП и реальных среднемесячных денежных доходов населения Севера за 2000-2010 гг. происходил без резких скачков (рисунок 3). Вместе с тем в 2000 — 2008 гг. темпы роста денежных доходов населения опережали темпы роста ВРП Севера, причем в 2000-2002 гг. и 2006-2008 гг.оно было более существенным. Это объясняется очень низким уровнем денежных доходов населения после кризиса (1998 г.) и насущной потребностью их ускорения. Исключение составил только 2003 г., когда темпы роста ВРП превысили темпы денежных доходов. Во время кризиса (2009 г) произошел заметный спад ВРП и ДДН, но при выходе из него (2010 г.) был отмечен рост ВРП и спад денежных доходов населения. Эти данные свидетелствует о том ,что рост денежных доходов населения в докризисный период существенно опережал рост ВРП, а во время кризиса он уступал темпам роста ВРП. Следует отметить, что в рамках долгосрочной перспективы нельзя допустить опережения темпов роста ДДН над ВРП, поскольку оно приведет к высокой инфляции и, как следствие, к кризису.

Динамика ВРП и реальных среднемесячных денежных доходов населения северных регионов
Рисунок 3 – Динамика ВРП и реальных среднемесячных денежных доходов населения северных регионов в
2000-2010 гг., (в % к предыдушему году)

Сопряженный анализ среднегодовых темпов прироста среднемесячных денежных доходов населения и ВРП за 2000-2010 гг. показал опережающие среднегодовые темпы роста ДДН как в целом по Северу, так и во всех регионах За этот период среднегодовые темпы прироста ДДН по Северу составили 6,5%, против 4,8 % прироста ВРП.

В территориальном разрезе наиболе высокие среднегодовые темпы прироста ДДН имели Ненецкий АО (14,5%), Сахалинская область (11,6%) и Архангельская область (9,2%). Высокие темпы были в Республике Саха (Якутия) (7%), Камчатском крае (6,8%), Чукотском АО (6,8%), ниже среднего – в Республике Коми (6,3%), Республике Карелия (6.3%), Ямало-Ненецкой АО (5,9), Магаданской области (5,7%) и низкие – в Ханты-Мансийском АО (5%) и Мурманской области (4,5%).

В кризисный период (2008-2010 гг.) среднегодовые темпы прироста ДДН по Северу были отрицательными и составили (3,3%), что обусловлено снижением размеров заработной платы, предпринимательских доходов и доходов от собственности в связи с последствиями мирового финансово-экономического кризиса.

Среди северных регионов в этот период особо глубокий спад среднемесячных ДДН наблюдался в Ханты-Мансийском АО (-10,5%), Ямало-Ненецком АО (-5,9%) и Ненецком (-5,6%). Менее глубоким он был в Чукотском АО (-2,2%), Сахалинской области (-0,9%), Республике Коми (-0,8%) и Мурманской обасти (-0.3%). Положительные среднегодовые темпы прироста ДДН имели Камчатский край (3,1%), Магаданская область (2,5%), Архангельская область (2,4%), Республика Саха (Якутия) (2,2%) и Республика Карелия (0,3%).

Реальный уровень денежных доходов населения более точно выражает показатель соотношения среднедушевых доходов населения с величиной прожиточного минимума.

Динамика этого индикатора за 2005-2010 гг. в северных регионах показывает две тенденции: существенное увеличение его в 2005-2008 гг. (с 2,7 до 3,7 раза) и последующее снижение – в 2008-2010 гг. (с 3,7до 3,5%), обусловленое последствиями финансово-экономического кризиса (таблица 2). Следует отметить, что в пик кризиса (2009 г) пять северных регионов характеризовались снижением этого показателя, а семь – увеличением. В целом по Северу и в большинстве регионов за 2005-2010 гг. наблюдалось заметное увеличение среднедушевых доходов населения относительно величины прожиточного минимума, исключение в этом составили лишь Ханты-Мансийский АО и Ямало-Ненецкий АО.

В рассматриваемый период этот показатель по Северу оставался ниже среднероссийского, хотя между ними происходило сближение. Если в 2005 г. эти паказатели находились на уровне 2,7 раза на Севере и 3,3 раза по России, то 2010 г. расхождение между ними сократилось и составило, соответственно, 3,5 и 3,7 раза.

Таблица 2. – Соотношения среднедушевых денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума северных регионов в 2005-2010 гг., %*

Регионы

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Российская Федерация

333,6

358

389,6

364,7

386,1

372,7

Северные регионы

273,9

354,4

367,1

371,7

367,3

354,5

в т.ч.:

Республика Карелия

243,0

262,8

244,8

253,3

259,5

268,8

Республика Коми

322,0

332.6

358,5

321,3

319,4

325,0

Архангельская область

235,4

232,0

233,0

251,0

266,0

260,0

Ненецкий АО

420, 5

470,0

597,2

604,6

475,8

459,9

Мурманская область

233,5

276,1

302,8

316,3

328

350,9

Ханты-Мансийский АО

490,1

550,1

574,2

535

473,3

406,0

Ямало-Ненецкий АО

535,1

623,1

665,8

599

522,3

462,6

Республика Саха (Якутия)

265,5

292,7

305.3

304,9

300,4

298

Камчатский край

181,1

301,4

265,15

228,9

244,8

276,2

Магаданская область

286,5

313,1

314,2

318,2

347,1

367,9

Сахалинская область

281,5

297,1

352,3

375,8

404,4

378,7

Чукотский АО

213

634,3

497,8

352,4

467

400,2

*Источник: [3, С.176-177; 4, С.176-177; 5, 176-177; 6, с. 186-187; 7, С.182-183; 8, 166-167]

Структура денежных доходов населения. В ней за последнее дестилетие произошли позитивные изменения – заметно возросла доля заработной платы и социальных выплат и снизилась – других доходов, в том числе «скрытых» (таблица 3).

Таблица 3 – Структура денежных доходов населения регионов Севера в 2000-2010 г., %*

Регионы

Всего денеж-ных доходов

Доходы от предприни-
мательской деятель-ности

Оплата труда

Социал-ьные выплаты

Доходы от собствен-ности

Другие доходы
(включая «скрытые»
от продажи валюты, денежные переводы и др.)

2000

2010

2000

2010

2000

2010

2000

2010

2000

2010

Российская Федерация

100

15,4

9,3

36,5

40,6

13,8

17,8

6,8

6,3

27,5

26,0

Регионы севера

100

10,7

9,3

56,4

60,7

8,8

16,9

4,9

3,7

19,1

9,4

  в т.ч.:

Республика Карелия

100

13,9

5,3

46,4

50,6

13,9

30,4

1,5

2,4

24,2

11,3

Республика Коми

100

17,0

7,0

48,8

52,6

10,8

19,4

3,0

2,8

20,4

18,2

Архангельская область

100

14,8

10,0

47,0

46,2

14,6

23,1

5,5

6,2

18,1

14,5

Ненецкий АО

100

4,4

16,5

63,9

63,9

9,7

12,2

0,8

1,8

21,3

5,6

Мурманская область

100

17,3

7,3

43,8

59,4

9,6

18,8

2,6

2,5

26,7

12,0

Ханты-Мансийский АО

100

4,2

8,3

66,8

70,8

5,4

12,7

10,6

3,8

13,0

4,4

Ямало-Ненецкий АО

100

4,1

5,4

70,4

81,9

5,9

9,4

1,4

2,5

18,2

0,8

Республика Саха (Якутия)

100

15,3

20,9

47,9

50,3

9,2

17,7

3,0

5,7

24,5

5,4

Камчатский край

100

17,1

6,2

55,0

58,2

9,4

19,9

1,5

3,4

17

12,2

Магаданская область

100

6,3

4,9

55,7

67,3

9,8

18,1

1,4

3,3

26,9

6,4

Сахалинская область

100

14,7

11,9

51,1

50,2

11,9

14,8

1,9

2,6

20,4

20,5

Чукотский АО

100

4,0

0,7

66,7

81,7

9,2

15,4

1,6

1,8

18,5

0,4

*Рассчитано по: [8, С. 156-157].

Заработная плата является определяющим источником денежных доходов населения. Она включает: выплаты по тарифным ставкам; оклады, по сдельным расценкам; стимулирующие доплаты и надбавки; премии и вознаграждения; компенсационные выплаты, связанные с режимом работы и условиями труда; выплаты по районным коэффициентам, северные надбавки и др.

За 2000-2010 гг. доля заработной платы на Севере возросла с 56,4 до 60,7% (в России – с 36,5 до 40,6%). Это объясняется существенным ростом заработной платы в докризисный период и резким сниженнием в условиях мирового кризиса «скрытых» доходов и доходов от собственности. Превышение удельного веса заработной платы в денежных доходах населения Севера соответствующего российского показателя вполне закономерно поскольку здесь высока стоимость жизни и ограничены возможности предпринимательской деятельности в сфере малого бизнеса. Вместе с тем, достигнутый уровень оплаты труда в структуре денежных доходов все еще уступает уровню развитых стран, например, в США он составляет 71%, в Японии – 94% [9]. Среди северных регионов наибольшей долей заработной платы выделяются Ямало-Ненецкий АО, Чукотский АО, Ханты-Мансийский АО, Магаданская область и Ненецкий АО, что определяется нахождением здесь высокодоходных предприятий по добыче нефти, газа, отсутствием необходимых условий для развития малого бизнеса и отраслевой спецификой экономики. Наименьший удельный вес отмечен в Архангельской области, Сахалинской области, Республике Саха (Якутия), Республике Карелия, и  связан он, в основном, с отраслевой спецификой их экономик.

Динамика среднемесячной номинальной начисленной заработной платы северных регионов за 2000-2011 гг. характеризуется неустойчивым трендом (рисунок 4). В ней выделяется отрезок (2001-2004 гг.), отмеченный быстрым снижением темпов роста заработной платы, далее – (2004-2008 г.г.) – с постепенным ростом темпов, затем следует резкий спад в 2009 г., сменившийся в 2010-2011 гг. быстрым ростом. Резкий спад, в основном, был обусловлен спадом производства из-за последствий мирового финансово-экономического кризиса. Почти такая же динамика заработнойплаты была характерна для России в целом.

Динамика среднемесячной номинальной начисленной заработной платы работников организаций северных регионов и Российской Федерации

Рисунок 4 – Динамика среднемесячной номинальной начисленной заработной платы работников организаций северных регионов и Российской Федерации за 2000-2011 гг., в % к предыдущему году в сопоставимых ценах.

Среди регионов Севера наиболее высокими темпами роста среднемесячной заработной платы в 2009-2011 гг. отличались Чукотский АО (114,5%), Республика Саха (Якутия) (111,2%), Ямало-Ненецкий АО (108,8%) и Магаданская область (107,8%). Отрицательные темпы роста имели Ненецкий АО (99,2%) и Сахалинская область (99,3%), остальные регионы характеризовались умеренными темпами.

Реальный уровень заработной платы более точно выражается через показатель соотношения среднемесячной номинальной начисленной заработной платы с величиной прожиточного минимума.

Анализ динамики этого индикатора в целом по Северу за 2005-2010 гг. показывает две разнонаправленные тенденции: заметное увеличение его в 2005-2008 гг. (с 3,5 до 4 раз), а затем снижение в 2008-2010 гг. (с 4 до 3,8 раза), объясняемое последствиями мирового финансово-экономического кризиса (таблица 4). Среди северных регионов за рассматриваемый период четыре региона – Республика Карелия, Архангельская область, Ханты-Мансийский АО и Ненецкий АО были отмечены снижением этого показателя, в двух – Ямало-Ненецком АО и Республике Саха (Якутия) они остались неизменными, а в остальных – увеличились.

Одной из важнейших задач выхода из кризиса и устойчивого развития страны и регионов является повышение уровня и качества жизни населения. Решение этой задачи во многом зависит от уровня денежных доходов населения, поскольку, с одной стороны, они являются основным фактором роста удовлетворения материальных и социальных потребностей населения, а с другой – экономического роста посредством увеличения платежеспособного спроса. Особенно остро это проблема стоит на Севере в связи с повышенной стоимостью обеспечения нормальных условий жизнедеятельности населения.

За рассматриваемый период соотношение среднемесячной номинальной начисленной заработной платы с величиной прожиточного минимума на Севере было стабильно выше, чем в России, что обусловлено специализацией регионов на добывающих отраслях, районными коэффициентами и северными надбавками к заработной плате.

Таблица 4 – Соотношения среднемесячной номинальной начисленной заработной платы с величиной прожиточного минимума северных регионов в2005-2010 гг., %

Регионы

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Российская Федерация

305,2

328,6

359,6

372,9

371,6

369,0

Регионы севера

349,5

370,3

391,6

399,0

385,4

390,9

в том числе:

Республика Карелия

275,1

293,4

297,8

311,4

301,9

295,9

Республика Коми

319,1

323,3

353,8

342,2

347,8

350,7

Архангельская область

257,1

270,3

278,1

292,9

301,7

282,8

Ненецкий АО

410,2

454,4

498,6

469,9

398,4

396,9

Мурманская область

280,0

304,9

351,4

363,9

370,6

369,9

Ханты-Мансийский АО

579,6

557,6

524,5

500,1

484,5

479,5

Ямало-Ненецкий АО

518,1

556,8

576,1

540,8

512,6

538,8

Республика Саха (Якутия)

293,9

318,5

313,5

334,0

319,2

330,0

Камчатский край

248,0

288,1

292,9

301,4

306,5

321,5

Магаданская область

340,0

384,5

427,5

438,4

421,5

444,0

Сахалинская область

317,4

340,7

387,0

435,4

414,9

403,1

Чукотский АО

355,7

350,5

398,4

457,1

445,1

477,6

*Источник: [3, С.176-177; 4, С.176-177; 5, 176-177; 6, с. 186-187; 7, С.182-183; 8, 166-167]

Социальные выплаты К ним относятся пенсии, пособия, стипендии, страховые возмещения и прочие выплаты.
Социальные выплаты на Севере за 2000-2010 гг существенно возросли, удельный вес их в денежных доходах населения увеличился с 8,8 до 16,9% (в России – с 13,8 до 17,8%) (см. таблицу 3). В основном это связано с заметным ростом пенсий и социальной помощи. Положительным моментом является «подтягивание» уровня социальных выплат к среднероссийскому, однако он все еще недостаточен, поскольку не обеспечивает возмещение необходимых затрат, связанных с суровыми природно-климатическими условиями Севера.

Самым высоким удельный вес социальных выплат в северных регионах был в Республике Карелия, Архангельской области, Камчатском крае и Республике Коми, по причине большой численности малоимущего населения и отдельных категорий граждан, получающих помощь по федеральному и региональному регистрам. Наименьшим он был в Ямало-Ненецком АО, Ненецком АО и Ханты-Мансийском АО, что обусловлено большой численностью высокодоходной группы населения с высоким уровнем заработной платы.

Структура социальных выплат северных регионов России за 2000-2010 гг. не претерпела радикальных изменений. Удельный вес основного элемента социальных выплат – пенсий, остался неизменным – на уровне 64%, изменение коснулось только пособий и социальной помощи, доля которых снизилась с 30,8% до 25,4% и страховых возмещений – с 3,7до 1,7% [7, С. 156-161]. В основном, эти изменения обусловлены сокращением численности получателей социальной помощи из-за уменьшения безработицы и более строгого применения механизма проверки нуждаемости.

Из северных регионов за этот период увеличение удельного веса пенсий в общем объеме социальных выплат наблюдалось в семи регионах – в Ханты-Мансийском АО (с 35,7 до 66,8 %), Ямало-Ненецком АО (с 30,7 до 62,7%), Республике Коми (с 66,1 до 70,1%), Республике Саха (Якутия) (с 66,9% до 67,5%), Магаданской области (с 66,4 до 76,2%), Сахалинской области (с 73,5 до 76%) и Чукотском АО (с 63 до 76%), снижение его – в четырех – в Республике Карелия (с 74,4 до 71,8%), Архангельской области (с 77,1 до 75,4%), Ненецком АО (с 62,4 до 56,6%) и Мурманской области (с 82,9 до 75,9%) и неизменным остался он в Камчатском крае (70%). Увеличение доли пенсий в названных регионах было обусловлено ростом численности пенсионеров и размера пенсий, а снижение – сокращением численности пенсионеров.

Среди северных регионов за 2000-2010 гг. снижение доли пособий и социальной помощи отмечено в семи регионах – Ханты-Мансийском АО (с 46,6 до 30,7%), Ямало-Ненецком АО (с 45,1 до 35,8%), Республике Коми (с 29,3 до 24,1%), Магаданской области (с 31,6 до 20,8%), Чукотском АО (с 36,5 до 27%), Сахалинской области (с 25,3 до 22,2%) и Камчатском крае (с 29 до 28,5%), а увеличение в остававшихся пяти – в Ненецком АО (с 36,1 до 42,7%), Мурманской области (с 16,3 до 20,8%), Республике Карелия (с 23,6 до 25,5%), Архангельской области (с 21,6 до 22,3%), и Республике Саха (Якутия) (с 28,2 до 29,3%). Снижение удельного веса пособий и социальной помощи объясняется сокращением численности безработных и лиц нуждающихся в социальной помощи в связи с активным применением механизма проверки нуждаемости.

Реальный уровень пенсий более точно выражает показатель соотношения среднегодового размера назначенных пенсий с величиной прожиточного минимума.

Изменения этого индикатора в 2005-2010 гг. показывает динамичный рост его во всех северных регионах (таблица 5). За этот период этот показатель по Северу возрос с 1 до 1,5 раза (в России – с 1,1 до 1,6 раза). Наибольший рост имели Чукотский АО, Республика Коми, Мурманская область и Сахалинская область, наименьший – Камчатский край, Ненецкий АО и Республика Саха (Якутия), а в остальных он был умеренным. Несмотря на заметный рост данного показателя в северных регионах он многократно уступает соотношению среднемесячной номинальной начисленной заработной платы с величиной прожиточного минимума.

Таблица 5 – Соотношения среднегодового размера назначенных пенсий с величиной прожиточного минимума северных регионов в 2005-2010 гг., %*

Регионы

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Российская Федерация

106,6

103,7

115,4

122,5

151,0

162,2

Регионы севера

101,3

98,6

108,5

111,7

124,7

148,4

в том числе:

Республика Карелия

120

118,7

120,7

128,9

157,1

168,5

Республика Коми

111

102,2

117,4

118,4

146,9

160,5

Архангельская область

107,6

107,4

117,6

127

154,9

162

Ненецкий АО

98,7

101,2

112,7

101,1

112,7

124,9

Мурманская область

84,6

86,1

103,1

108,8

133,9

145

Ханты-Мансийский АО

116,2

100,7

109,3

115,8

142,6

159

Ямало-Ненецкий АО

100,8

99,3

113

116,4

140,3

155,3

Республика Саха (Якутия)

98,8

96,7

94,5

105

124,5

138,9

Камчатский край

87

90,2

101,6

89,4

106,9

115,2

Магаданская область

121,5

120,7

123

128,7

147,8

165,5

Сахалинская область

87,2

78

91,1

100,7

135

Чукотский АО

81,6

82,2

98,4

100,5

128,9

151,2

* Источник: [3, С.176-177; 4, С.176-177; 5, 176-177; 6, с. 186-187; 7 С.182-183; 8, 166-167].

Предпринимательский доход включает доходы от продажи услуг физическим лицам, валовые доходы от продаж товаров физическими лицами (доходы от продаж товаров на вещевых, смешанных и продовольственных рынках и индивидуальными предпринимателями за пределами рынка), доходы от продаж сельхозпродуктов и сырья предприятиям и организациям.

За рассматриваемый период удельных вес доходов от предпринимательской деятельности в денежных доходах населения северных регионов мало изменился (см. таблицу 3). Их доля сократилась с 10,7% в 2000 г. до 9,3% в 2010 г., а в России, соответственно, с 15,4 до 9,3%. Это объясняется, прежде всего, снижением предпринимательского энтузиазма и банкротством многих предприятий малого бизнеса в условиях финансово-экономического кризиса. Сложившийся уровень доходов от предпринимательской деятельности как на Севере, так и в России значительно ниже уровня развитых стран (16-18%). Следует заметить, что среди причин обуславливающих низкий уровень этих доходов является сокрытие дохода, прежде всего физическими лицами, работающими на вещевых, смешанных и продовольственных рынках существенно занижающими объем доходов.

Из северных регионов большой удельный вес доходов от предпринимательской деятельности имели Республика Саха (Якутия), Ненецкий АО, Сахалинская и Архангельская области, в основном, связанный с отраслевой спецификой их экономик. Весьма малый удельный вес имели Чукотский АО, Магаданская область, Республика Карелия и Ямало-Ненецкий АО, что обусловлено стабильным и сравнительно высоким уровнем оплаты труда в них.

Доходы от собственности включают: проценты, уплаченные физическими лицами; дивиденды от распределенного дохода корпораций; выплаты доходов по государственным и другим ценным бумагам; предварительную компенсацию, начисленную по вкладам граждан; доходы от продажи недвижимости на вторичном рынке; земельную ренту.

За 2000-2010 гг. в северных регионах произошли негативные изменения в доходах от собственности, доля которых в денежных доходах населения сократилась с 7,4 до 3,7% (в России – с 6,8 до 6,3%) (см. таблицу 3). В основном это объясняется резким снижением доходов (с 17,5 до 3,8%) в Ханты-Мансийским АО в связи с сокращением выплат дивидендов нефтяными компаниями из-за мирового финансово-экономического кризиса. Позитивным моментом в динамике доходов от собственности является заметный их рост во всех других северных регионах. Вместе с тем уровень доходов от собственности на Севере (3,7%) значительно ниже чем в России (6,3%). Причин здесь несколько – малое количество получателей дивидендов от распределенного дохода корпораций, практическое отсутствие земельной ренты, небольшой объем доходов от продажи недвижимости на вторичном рынке.

На Севере большой удельный вес доходов от собственности имели Архангельская область, Республика Саха (Якутия) и Ханты Мансийский АО. Очень малым он был в Чукотском АО, Ненецком АО и Республике Карелия. В первом случае, он объясняется большими дивидендами от распределенного дохода корпораций, а во втором – отсутствием земельной ренты, мизерными выплатами доходов по государственным и другим ценным бумагам.

Другие доходы. Они включают «скрытые» заработную плату, доходы от продажи валюты, денежные переводы и др.
В динамике других доходов населения Севера за рассматриваемый период произошли позитивные изменения (см. таблицу 3). Их доля за 2000-2010 гг. сократилась с 19,1 до 9,4% (в России – с 27.5 до 26%), что в значительной степени объясняется, сокращением удельного веса «скрытой» заработной платы и доходов от продажи валюты. Особенно сильно оно проявилось в Ямало-Ненецком АО, Республике Саха (Якутия), Магаданской области, Чукотском АО и Ненецком АО из-за невозможности выдачи заработной платы в «конверте» в силу ее снижения и сокращения денежных переводов в условиях мирового кризиса. В наименьшей степени сокращение других доходов коснулось Сахалинской области, Республики Коми, Архангельской области и Камчатского края, поскольку в этих регионах не предпринималось достаточно эффективных мер по искоренению различных схем сокрытия заработной платы.

Дифференциация денежных доходов населения. Уровень жизни населения зависит не только от уровня денежных доходов, но и от характера их распределения между социальными группами. За 2002-2010 гг. отмечается усиление дифференциации денежных доходов населения по Северу. Так, за этот период коэффициент фондов (соотношение доходов 10% наименее и наиболее обеспеченного населения) и индекс Джини по Северу увеличились, соответственно, с 12,4 до 15,1 раза и с 0,375 до 0,406) (в России – с 14 до 16,5 раза и с 0,398 до 0, 429) [1, С. 144-145; 7, С. 162-163]. Эти данные свидетельствует об очень высоком уровне дифференциации доходов населения. Для сравнения индекс Джини в Германии составляет 0,252, в Австрии – 0,287, Великобритании – 0,297 и США – 0,317 [1]. Высокая степень неравенства в США есть особенность американской либеральной модели благосостояния, характерная черта которой относительно низкий (по сравнению с другими развитыми странами), уровень социальных расходов в ВВП и как следствие низкий уровень доходов населения формируемых посредством вторичного распределения.

Среди северных регионов очень высокий уровень дифференциации в 2010 г. (также в предшествующие годы) был в Ненецком АО (коэффициент фондов – 19,8 раза и индекс Джини – 0,445), Ямало-Ненецкий АО (17,8 раза и 0,431), Республике Коми (17,3 раза и 0,427), Ханты-Мансийском АО (17 раза 0,424), Сахалинской области (16 раз и 0,416) и Магаданской области (15 раз и 0,407), что, прежде всего, объясняется высокими доходами работников нефте-газодобывающих отраслей. Сравнительно низкой была дифференциация доходов в Чукотском АО (14,5 раза и 0,399), Республике Саха (Якутия) (14,2 раза и 0,389), Мурманской области (13,7 раза и 0,381) и Архангельской области (12,6 раза и 0,378). Близко к среднеевропейскому был уровень дифференциации доходов в Республике Карелия (10,7 раза и 0,360) и Камчатской области (11,9 раза и 0,374). Однако эти показатели не говорят о нормальной дифференциации доходов населения, поскольку в этих регионах не столь высок среднедушевой доход в высокодоходной группе.

Однако распределение населения по децильному коэффициенту северных регионов за 2002-2010 гг. показывает небольшое снижение степени дифференциации на Севере. Так, за этот период он снизился с 7,9 до 6,8 раза (в России – увеличился с 7,1 до 7,4 раза). В целом это очень высокий уровень дифференциации денежных доходов населения.

Из северных регионов очень высокий децильный коэффициент в 2010 г. был в Ненецком АО (8,4 раза), Ямало-Ненецком АО (7,9 раза), Республике Коми (7,8 раза), Ханты-Мансийском АО (7,5 раза), Сахалинской области (7,3 раза) и Магаданской области (7,2 раза). Коэффициенты близко к среднесеверному уровню имели Чукотский АО (6,9 раза), Республика Саха (Якутия (6,8 раза) и Мурманская область (6,5 раза), а ниже среднего они были в Архангельской области (5,9 раза), Камчатском крае (5,5 раза) и Республике Карелия (5,3 раза).

Высокий уровень дифференциации денежных доходов населения северных регионов обусловлен специализацией на высокодоходных добывающих отраслях, высоким уровнем безработицы, заболеваемости и инвалидности, большим количеством неполных семей и семей с высокой иждивенческой нагрузкой, недостаточным уровнем профессиональной подготовки и переквалификации кадров, неравномерном развитием производительных сил, резкими различиями в экономическом потенциале территорий.

Анализ динамики и формирования денежных доходов населения северных регионов позволил сделать следующие выводы:

  • в зоне Севера в отличие от России в целом годы кризиса отмечены спадом реальных денежных доходов населения, обусловленного снижением заработной платы и увеличением безработицы из-за падения и замедления темпов роста ВРП;
  • в докризисный период темпы роста среднемесячных денежных доходов населения заметно опережали темпы роста ВРП Севера и только во время кризиса они уступали темпам роста ВРП. В первом случае это объясняется очень низким уровнем доходов после кризиса (1998 г.), а во втором – вхождением в нормальное соотношение;
  • мало изменилась структура денежных доходов населения как в целом по Северу, так и по отдельно взятым регионам, сохраняется традиционно высокий удельный вес заработной платы в северных регионах относительно аналогичного российского показателя, обусловленный повышенной стоимостью воспроизводства жизненных сил работников и членов их семей;
  • существенно увеличилось соотношение с величиной прожиточного минимума денежных доходов, заработной платы и пенсий, однако их размеры не обеспечивают должного уровня и качества жизни населения северных регионов;
  • существенное сокращение доходов от собственности в денежных доходах населения в на Севере обусловлено резким снижением дивидендов акций нефтяных компаний Ханты-Мансийского АО в связи с последствиями мирового финансово-экономического кризиса;
  • неоправданно резкое повышение социальных выплат в северных регионах при спаде ВРП, поскольку темпы роста социальных выплат по определению должны быть ниже темпов роста ВРП, длительное сохранение повышенной нагрузки социальных расходов может привести к большому бюджетному дефициту, т.е. спровоцировать кризис;
  • высокий уровень дифференциации денежных доходов населения в северных регионах, особенно в нефтегазодобывающих, обусловлен высоким уровнем заработной платы.

Используемая литература:

  1. Колодко Г. Вопросы справедливости и экономическая политика в постсоциалистических странах // Вопросы экономики, 1999. — №1.- С. 64-76.
  2. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2003:
    Стат. сб. / Госкомстат России. — М., 2003. — 895 с.
  3. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006: Стат. сб. / Росстат. — М., 2007. — 981 с.
  4. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2007: Стат. сб. / Росстат. — М., 2007. — 991с.
  5. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008: Стат. сб. / Росстат. — М., 2008. — 999 с.
  6. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2009: Стат. сб. / Росстат. — М., 2009. — 990 с.
  7. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2010: Стат. сб. / Росстат. — М., 2010. — 996 с.
  8. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011: Стат. сб. / Росстат. — М., 2011. — 990 с.
  9. Сидорова Ж. Изменение структуры доходов населения и ее оптимизация // Экономист, 1996. — №9. – С.60-65.

References

  1. Kolodko G. Problems of justice and economic policy in the post-socialist countries [Voprosy spravedlivosti i ekonomicheskaia politika v postsotcialisticheskikh stranakh]. Economy Questions, 1999. No. 1. 64-76 pp.
  2. Regions of Russia. Socio-economic indexes. 2003: Stat. coll.  Goskomstat of Russia [Regiony Rossii. Sotcialno-ekonomicheskie pokazateli. 2003:  Stat. sb. / Goskomstat Rossii.]. M., 2003. 895 p.
  3. Regions of Russia. Socio-economic indexes. 2006: Stat. coll. Goskomstat of Russia [Regiony Rossii. Sotcialno-ekonomicheskie pokazateli. 2006: Stat. sb.  Rosstat. M., 2007.]. M., 2007.  981 p.
  4. Regions of Russia. Socio-economic indexes. 2007: Stat. coll. Goskomstat of Russia [Regiony Rossii. Sotcialno-ekonomicheskie pokazateli. 2007: Stat. sb.  Rosstat.].  M., 2007.  991 p.
  5. Regions of Russia. Socio-economic indexes. 2008: Stat. coll. Goskomstat of Russia [Regiony Rossii. Sotcialno-ekonomicheskie pokazateli. 2008: Stat. sb.  Rosstat.].  M., 2008.  999 p.
  6. Regions of Russia. Socio-economic indexes. 2009: Stat. coll.  Goskomstat of Russia [Regiony Rossii. Sotcialno-ekonomicheskie pokazateli. 2009: Stat. sb. Rosstat.].  M., 2009.  990 p.
  7. Regions of Russia. Socio-economic indexes. 2010: Stat. coll.  Goskomstat of Russia [Regiony Rossii. Sotcialno-ekonomicheskie pokazateli. 2010: Stat. sb.  Rosstat.].  M., 2010.  996 p.
  8. Regions of Russia. Socio-economic indexes. 2011: Stat. coll.  Goskomstat of Russia [Regiony Rossii. Sotcialno-ekonomicheskie pokazateli. 2011: Stat. sb.  Rosstat.].  M., 2011.  990 p.
  9. Sidorova Zh. Change of structure of the income of the population and its optimization [Izmenenie struktury dokhodov naseleniia i ee optimizatciia]. Economist, 1996. No. 9. 60-65 pp.

Финансы регионов