Главная страница » Публикации » №1 (65) » Цифровая трансформация как вектор современного развития региональной интеграции ЕАЭС

Цифровая трансформация как вектор современного развития региональной интеграции ЕАЭС

Digital transformation as a vector of modern development of the EAEU regional integration


Авторы

Омурова Салтанат Кайыровна
Доктор экономических наук, председатель Первомайский филиала ОАО КБ Кыргызстан
Кыргызстан, Первомайский филиал ОАО КБ Кыргызстан
s.omurova@mail.ru

Аннотация

В современной экономической практике стран Евразийского союза интеграционный процесс проникает во все большее число направлений хозяйственной жизни и более того определяет наиболее приоритетные аспекты развития, в число которых и входит цифровизация экономического пространства и определение ключевых технологии, которые будут способствовать переходу к полноценному цифровому формату не только реального производства ,но и его процессов его сопутствующих.

Ключевые слова

цифровая экономика, страны ЕАЭС, цифровая промышленность, региональная интеграция.

Рекомендуемая ссылка

Омурова Салтанат Кайыровна

Цифровая трансформация как вектор современного развития региональной интеграции ЕАЭС// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (65). Номер статьи: 6515. Дата публикации: 23.02.2021. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6515/

DOI: 10.24412/1999-2645-2021-165-15

Authors

Omurova Saltanat Kayirovna
Doctor of Economics, Chairman of the Pervomaisky branch of JSC CB Kyrgyzstan
Kyrgyzstan, Pervomaisky branch of JSC CB Kyrgyzstan
s.omurova@mail.ru

Abstract

In the modern economic practice of the countries of the Eurasian Union, the integration process penetrates an increasing number of areas of economic life and, moreover, determines the most priority aspects of development, which include the digitalization of the economic space and the identification of key technologies that will contribute to the transition to a full-fledged digital format, not only the real one. production, but also its accompanying processes.

Keywords

digital economy, EAEU countries, digital industry, regional integration.

Suggested Citation

Omurova Saltanat Kayirovna

Digital transformation as a vector of modern development of the EAEU regional integration// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №1 (65). Art. #6618. Date issued: 23.02.2021. Available at: https://eee-region.ru/article/6515/ 

DOI: 10.24412/1999-2645-2021-165-15

Print Friendly, PDF & Email

Введение

В современных условиях  возрастания  внешних  шоков и усиления роли информационных технологий вопросы цифровой трансформации становятся все более актуальными как с точки зрения формирования эффективной экономической политики так и социальной  реализации  общественных отношений. Формирование цифровой экономики и определение ее в качестве основного индикатора современных преобразований стало самым перспективным направлением развития многих  стран, в том числе и стран участниц Евразийского Экономического пространства. Необходимо отметить, что сам процесс региональной интеграции также служит определенной предпосылкой усиления взаимодействий, эффективность которых увеличивается в разы если они происходят на цифровой платформе.

Формирование единой  гармонизированной экономической политики, нацеленной на  укрепление  конкурентных  преимуществ экономик стран участниц ЕАЭС — актуальная задача, реализация которой обоснована объективными причинами  современных общемировых тенденций. Здесь необходимо отметить, что  на сегодняшний день  уже сформирована единая информационная система стран ЕАЭС, в которую заложены возможности по решению как текущих задач экономической интеграции, так и перспективных направлений цифровой трансформации. Данная платформа обеспечивает информационное взаимодействие между уполномоченными органами, включая межгосударственный обмен данными и электронными документами, а также деятельность органов Союза. Кроме того, разработана единая политика координирующая деятельность в области цифровой трансформации, и определены основные индикаторы ее реализации для всех стран участниц ЕАЭС. Вместе с тем, необходимо отметить, что цифровизация  трансформация экономики наносит отпечаток и на отраслевую структуру экономики и на  систему взаимосвязей между отраслями в том числе. Именно поэтому, процесс гармонизации цифровых преобразований во временном периоде будет однозначно неоднородным и асинхронным, так как у каждой экономики  свои стартовые условия и ресурсные возможности. Вместе с тем, интеграционная основа цифровизации служит действенным катализатором обозначенного процесса и в этой связи, изучение процесса равномерности цифровой трансформации  стран ЕАЭС, на наш взгляд, вызывает определенный научный интерес. Более того, исследование данного явления, более чем актуально именно с позиции структурных преобразований отраслевого характера и особенностей движения информационных потоков в процессе функционирования национальных экономик стран участниц, а также реализуемых мер государственной поддержки, что в свою очередь, позволит усилить теоретико-методические и практические аспекты научно-методологической  платформы цифровой трансформации стран ЕАЭС.

 

Результаты исследований

Изучение методологических основ цифровой трансформации позволяет в качестве научно -концептуальной платформы выделить  факторный характер данного явления и рассматривать его в качестве одного параметров экономического роста. Обобщая подходы к исследованию экономического роста со стороны представителей различных школ экономической науки, можно отметить, что ключевой характеристикой параметра роста, должен быт общий рост продуктивности или производительности факторов производства. [2] В свою очередь, цифровая трансформация, которая заключается не только в увеличении скорости обмена информацией, но и в изменении ее качественных показателей, несомненно, положительно отражается на качестве принимаемых решений на каждом уровне управления и выступает несомненным условием обеспечивающим рост производительности всех факторов, участвующих в процессе производства. В работе Э. Хелпмана «Тайна экономического роста» [5] предложена определенная систематизация современных теоретических моделей с точки зрения их актуальности в свете современных информационных преобразований. В частности, неоклассическая модель Р. Солоу, которая опирается на рост производительности технологий может быть рассмотрена в качестве теоретической основы цифровой трансформации экономики, так как, соответствующее информационное и более того программное обеспечение в разы может увеличить производительность капитала и как следствие и общий объем выпуска продукции. Далее модель Р.Лукаса и П.Ромера, в которой обосновывается  роль  технического  прогресса как эндогенного фактора роста и результат производительности человеческого капитала, также может быть положена в теоретический пласт научно-методологических основ цифровой трансформации экономики.[3] Если продолжить рассмотрение эндогенных моделей роста, то здесь можно упомянуть и модели Гросмана-Хелпмана, авторы которой объясняют экономический рост с позиции открытости экономики и возможности и скорости перелива факторов. В условиях цифровой трансформации, когда стираются и географические границы и снижаются разного рода технические барьеры, в том числе и по перетоку информации, данную модель однозначно можно рассматривать как базовое научное обоснование цифровой трансформации экономики. [5,6]

Современные авторы также не обошли своим вниманием проблему изучения теоретического обоснования цифровизации экономических отношений и предложили использовать метод морфологического анализа, который сводится к расширению знаний и структуры подходов к изучению данного процесса с позиции программно-целевого подхода.

В настоящем исследовании мы предлагаем рассмотреть современное состояние цифровой трансформации экономик стран Евразийского Экономического союза, как достаточно явного примера, подтверждающего необходимость и обоснованность внедрения цифровых технологий  в процесс экономической интеграции для повышения уровня ее конкурентоспособности и усиления факторов экономического и социального развития и роста. [7]

Необходимо отметить, что вектор развития через цифровую трансформацию был взят  странами участницами ЕАЭС еще в 2016 году. При формировании единого цифрового  пространства   и соответственно единой политики  для его достижения были обозначены следующие приоритетные направления:

  • обеспечение единой нормативно-правовой платформы ЕАЭС и гармонизация законодательства государств-членов;
  • внедрение системы электронного товарооборота посредством создания  единого цифрового пространства и усиления роли электронной торговли ;
  • расширение практики использования ИКТ для повышения эффективности трансграничного взаимодействия между органами государственной власти, хозяйствующими субъектами и физическими лицами;
  • разработка и реализация совместных проектов и программ, направленных на цифровую трансформацию экономик стран Союза.

Более того обозначенные направления так или иначе должны найти отражение и в реализации экономической политики на уровне  каждого государства- члена ЕАЭС. В этой связи хотелось бы обратить внимание на сложившиеся  условия и  тенденции развития экономики.

 

Динамика ВВП на душу населения 2015-2019 гг.(долл. США)

Рис.1. Динамика ВВП на душу населения 2015-2019 гг.(долл. США)

Источник : ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ В ЦИФРАХ .КРАТКИЙ СТАТИСТИЧЕСКИЙ СБОРНИК. М.:2020. С.70

 

Как представлено на рисунке 1,  социально-экономический потенциал у стран участниц  разнится достаточно  сильно. В частности, показатели  отличаются практически в 10 раз между ВВП на душу населения Киргизской Республики и  аналогичным показателем по России и Казахстану. Кроме того, политическая нестабильность свойственная Киргизской Республике, также внесла свой негативный вклад, и в  экономические тенденции  и в процессы цифровой трансформации, что однозначно находит свое отражение и в значении статистических показателей. В этой связи, можно обратить внимание на экспертную оценку влияния цифровизации на рост ВВП и занятости в странах  участницах ЕАЭС, с точки зрения сравнительного анализа, а именно с учетом  страновой программы и цифровой повестки ЕАЭС. К примеру, при рассмотрении влияния цифровых инициатив на рост ВВП региона до 2025 года следует отметить важность проникновения фиксированного широкополосного доступа в интернет (плюс 1,7% к ВВП), причем необходимо отметить, что при страновом сценарии развития увеличение составит  плюс 0,8% к ВВП. Также были изучены  вопросы увеличения международной пропускной способности (плюс 0,66% к ВВП) и распространения электронной торговли (плюс 0,88% к ВВП).

Относительно вопроса  занятости населения можно отметить тот факт, что тридцатипроцентное проникновение фиксированного широкополосного доступа в среднем по ЕАЭС   к 2025 году должно привести  к созданию от 2 до 4 миллионов новых рабочих мест, 1 миллион из которых может быть создан в области ИКТ. При этом возможно достигнуть прироста производительности труда до 1,73% до 2025 года. Несомненно, нельзя исключать и такую ситуацию как высвобождение рабочей силы вследствие оптимизации и роботизации производства,  но  если акцентировать внимание на росте производительности труда, то в целом воздействие развития цифровой экономики на рынок труда будет положительным.

 

Выводы

Таким образом, вектор цифровой  трансформаций  региональной экономической интеграции предопределяет современные особенности  экономической политики стран ЕАЭС, кроме того, обозначая при этом  точки роста  и ключевые технологии, которые позволят получить эффект  от цифровой трансформации в полном объеме.

В этом случае, на наш взгляд, особого внимания заслуживает дигитализация экономики в рамках промышленной политики, которая должна охватывать все этапы производство от проектирования  до  выхода готовой продукции. И с этой целью сегодня провозглашается концепция создания «цифровых фабрик» или цифровых моделей производства параллельно реальному, которые включают в себя и геометрию производственного процесса,  и процессы управления и логистики. [8] Ключевыми же  технологиями обозначены следующие: аддитивное производство, высокопроизводительные автоматизированные линии быстрого производства электронной компонентной базы, технологии и программное обеспечение роботизированного управления производством, национальные CAD/CAE/CAM системы, новые технологии сборочного производства, системы управления жизненным циклом изделия. И данный вектор промышленной  цифровой трансформации оправдывается темпами роста  ВВП , как минимум на уровне 3,2% ,что в денежном выражении в среднем по Союзу соответствует  $85 млрд.

Более того, необходимо отметить уже имеющийся опыт в реализации совместных проектов в сфере цифровой экономики, которые связаны с промышленностью. Это оснащение транспортных средств системой «ЭРА-ГЛОНАСС», введение электронного паспорта транспортного средства, создание информационных баз данных в сфере обращения лекарственных средств, введение механизма мониторинга прослеживаемости товаров, введение идентификации и маркировки отдельных видов товаров, создание Евразийской сети промышленной кооперации и Евразийской сети [9]

Таким образом, цифровая трансформация реального производства стран участниц ЕАЭС более чем актуальна задача современной практики и требует формирования институциональных основ функционирования, а именно нормативно-правовой базы и соответствующей инфраструктуры, что позволит обеспечить поступательное экономическое развитие не только в рамках страны участницы, но и получить положительный эффект от регионального интеграционного процесса в целом.

 

Библиография:

  1. Абрашкин, М.С. Влияние цифровой экономики на развитие промышленности РФ / М. С. Абрашкин, А. А. Вершинин // Вопросы региональной экономики. –2018. — № 1. – С. 3-9 https://elibrary.ru/item.asp?id=32809342
  2. Багаутдинова, Н. Г. Новые конкурентные преимущества в условиях цифровизации [Текст] / Н. Г. Багаутдинова, Р. А. Никулин // Инновации. — 2018. — № 8. — С. 80-83
  3. Helpman E. The Mystery of Economic Growth. Cambridge, Massachusetts, and London, England : The Belknap Press of Harvard University Press, 2004. 247 P
  4. Барабаш, К. С. Влияние цифровой экономики на изменение рынка труда / К. С. Барабаш // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. — 2018. — № 6 (97). – С. 52-54 https://elibrary.ru/item.asp?id=35076900
  5. Дадабаева, З. А. Трансформация логистических рынков на евразийском пространстве в условиях внедрения цифровых технологий / З. А. Дадабаева // Экономика и управление. – 2018. — № 8. – С. 29-36 https://elibrary.ru/item.asp?id=36309510
  6. Евразийский экономический союз в цифрах .краткий статистический сборник. М.:2020. С.70
  7. Малышкин, Н. Г. Анализ уровня развития цифровой экономики России [Текст] / Н. Г. Малышкин, Е. А. Халимон // Вестник университета. — 2018. — N 8. — С. 79-86. – https://elibrary.ru/item.asp?id=35683756
  8. Национальная программа Цифровая экономика Российской Федерации // TAdviser.ru
  9. Панфилова, Е. Е. Управление промышленной организацией в условиях цифровой экономики [Текст] / Е. Е. Панфилова // Вестник университета. — 2018. — N 11. — С. 23-28. – https://elibrary.ru/item.asp?id=36770065
  10. Сквозные технологии цифровой экономики // TAdviser.ru : портал. – 2021. – 05 февраля. — http://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Сквозные_тех нологии_цифровой_экономики

 

Bibliography:

  1. Abrashkin, M.S. The influence of the digital economy on the development of industry in the Russian Federation [Vliyaniye tsifrovoy ekonomiki na razvitiye promyshlennosti RF]/ M. S. Abrashkin, A. A. Vershinin // Questions of regional economy. –2018. — No. 1. — P. 3-9 https://elibrary.ru/item.asp?id=32809342
  2. Bagautdinova, N. G. New competitive advantages in the conditions of digitalization [Novyye konkurentnyye preimushchestva v usloviyakh tsifrovizatsii] / N. G. Bagautdinova, R. A. Nikulin // Innovations. — 2018. — No. 8. — P. 80-83
  3. Helpman E. The Mystery of Economic Growth. Cambridge, Massachusetts, and London, England: The Belknap Press of Harvard University Press, 2004.247 P
  4. Barabash, K. S. Influence of the digital economy on the labor market change / KS Barabash [Vliyaniye tsifrovoy ekonomiki na izmeneniye rynka truda]// Science and education: economy and economy; entrepreneurship; law and governance. — 2018. — No. 6 (97). — S. 52-54 https://elibrary.ru/item.asp?id=35076900
  5. Dadabayeva, Z. A. Transformation of logistics markets in the Eurasian space in the context of the introduction of digital technologies [Transformatsiya logisticheskikh rynkov na yevraziyskom prostranstve v usloviyakh vnedreniya tsifrovykh tekhnologiy]/ ZA Dadabaeva // Economics and Management. — 2018. — No. 8. — P. 29-36 https://elibrary.ru/item.asp?id=36309510
  6. Eurasian Economic Union in Figures. A short statistical collection [Yevraziyskiy ekonomicheskiy soyuz v tsifrakh .kratkiy statisticheskiy sbornik]. M.: 2020. P.70
  7. Malyshkin, N. G. Analysis of the level of development of the digital economy in Russia [Analiz urovnya razvitiya tsifrovoy ekonomiki Rossii] / N. G. Malyshkin, E. A. Halimon // Bulletin of the University. — 2018. — N 8. — S. 79-86. — https://elibrary.ru/item.asp?id=35683756
  8. National program Digital economy of the Russian Federation [Natsional’naya programma Tsifrovaya ekonomika Rossiyskoy Federatsii]// TAdviser.ru
  9. Panfilova, Ye. Ye. Management of an industrial organization in the digital economy [Upravleniye promyshlennoy organizatsiyey v usloviyakh tsifrovoy ekonomiki] / EE Panfilova // University Bulletin. — 2018. — N 11. — S. 23-28. — https://elibrary.ru/item.asp?id=36770065
  10. End-to-end technologies of the digital economy [Skvoznyye tekhnologii tsifrovoy ekonomiki]// TAdviser.ru: portal. — 2021 .— 05 February. — http://www.tadviser.ru/index.php/Article: End-to-end_technologies_of_digital_economics