Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (56), 2018

Оценка пространственного развития регионов Арктической зоны Российской Федерации

Assessment of spatial development in the regions of the arctic zone of the Russian Federation

Авторы


доктор экономических наук, профессор, заведующий Отделом исследований региональных социально-экономических систем
Россия, Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук
a.shelom@yandex.ru


научный сотрудник лаборатории социо-эколого-экономических систем
Россия, Федеральный исследовательский центр комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лаверова Российской академии наук
Karmy-anny@yandex.ru


кандидат географических наук, заведующая лабораторией социо-эколого-экономических систем
Россия, Федеральный исследовательский центр комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лаверова Российской академии наук
esmirennikova@yandex.ru


кандидат экономических наук, старший научный сотрудник лаборатории социо-эколого-экономических систем
Россия, Федеральный исследовательский центр комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лаверова Российской академии наук
voronina_ljudmila@rambler.ru

Аннотация

Представленная статья предлагает методический инструментарий для осуществления комплексной оценки пространственного развития субъектов Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ) во взаимосвязи их социо-эколого-экономического развития и освоенности территории. Выявленные в ходе исследования проблемы пространственного развития нашей страны, к которым, в первую очередь, следует отнести отток населения в крупнейшие агломерации и города, низкую транспортную доступность и связанность территории, периферийность, закрепление сырьевой специализации, имеют наибольшую степень проявления в регионах Арктики, что обуславливает особую актуальность данной научной статьи. В работе осуществлена апробация предложенного авторами методического инструментария, на основе которой все регионы российской Арктики были разбиты на 4 кластера: «аутсайдеров со средней освоенностью территории» (Архангельская область и Республика Коми), «аутсайдеров с высокой освоенностью территории» (Республика Карелия и Мурманская область), «слабоосвоенных средняков» (Чукотский, Ямало-Ненецкий автономные округа, Республика Саха (Якутия), Красноярский край), «слабоосвоенных лидеров» (Ненецкий автономный округ). Сделан вывод об отрицательной связи между уровнем социо-эколого-экономического развития регионов АЗРФ и уровнем освоенности их территории, что требует проведения дальнейших более глубоких исследований в данной области. По мнению авторов, систематическое проведение оценки пространственного развития субъектов АЗРФ послужит важнейшей научной основой для выработки наиболее эффективных решений, направленных на увеличение уровня социо-эколого-экономического развития арктического макрорегиона и освоенности его территории.

Ключевые слова

пространственное развитие, освоенность территории, арктические регионы России.

Финасирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке УрО РАН в рамках научного проекта № 18-9-17-37 «Моделирование эколого-экономических сценариев пространственного развития арктических регионов России».

Рекомендуемая ссылка
Шеломенцев Андрей Геннадьевич , Уханова Анна Вячеславовна , Смиренникова Елена Владимировна , Воронина Людмила Васильевна
Оценка пространственного развития регионов Арктической зоны Российской Федерации// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (56). Номер статьи: 5613. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5613/
Authors

Shelomentsev Andrey Gennadievich
Grand PhD in (Economic) sciences, professor, Head of Department of regional socio-economic systems study
Russia, Institute of Economics, the Ural Branch of Russian Academy of Sciences
a.shelom@yandex.ru

Ukhanova Anna Vyacheslavovna
researcher of the Laboratory of Social, Ecological and Economic Systems
Russia, N. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research
Karmy-anny@yandex.ru

Smirennikova Elena Vladimirovna
PhD in (Geographical) sciences, Head of the Laboratory of Social, Ecological and Economic Systems
Russia, N. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research
esmirennikova@yandex.ru

Voronina Lyudmila Vasil’evna
PhD in (Economic) sciences, senior researcher of the Laboratory of Social, Ecological and Economic Systems
Russia, N. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research
voronina_ljudmila@rambler.ru

Abstract

The presented publication offers methodological tools for a comprehensive assessment of the spatial development of the subjects of the Arctic zone of the Russian Federation (Russian Arctic) in the relationship of their socio-ecological and economic development and development of the territory. The problems of spatial development of our country, which, first of all, include the outflow of population to the largest agglomerations and cities, low transport accessibility and connectivity of the territory, periphery, consolidation of raw specialization, have the greatest degree of manifestation in the Arctic regions, which causes the special relevance of this study. In the work, the authors carried out the approbation of the methodological tools proposed by the authors, on the basis of which all regions of the Russian Arctic were divided into 4 clusters: "outsiders with average development of the territory" (Arkhangelsk region and Komi Republic), "outsiders with high development of the territory" (Republic of Karelia and Murmansk region), "underdeveloped middle-class" (Chukchi, Yamalo-Nenets Autonomous districts, Sakha Republic (Yakutia), Krasnoyarsk territory), "underdeveloped leaders" (Nenets Autonomous Okrug). It is concluded that there is a negative relationship between the level of socio-ecological and economic development of the regions of the Russian Arctic and the level of development of their territory, which requires further research in this subject. According to the authors, the systematic assessment of the spatial development of the subjects of the Russian Arctic will serve as an important scientific basis for the development of the most effective solutions aimed at increasing the level of socio-ecological and economic development of the Arctic macro-region and the territory development.

Keywords

spatial development, development of the territory, Arctic regions of Russia.

Project finance

The research was carried out with financial support of the Ural branch of Russian Academy of Sciences according to the scientific project № 18-9-17-37 “Modeling of ecological and economic scenarios of spatial development of the Arctic regions of Russia”.

Suggested Citation
Shelomentsev Andrey Gennadievich , Ukhanova Anna Vyacheslavovna , Smirennikova Elena Vladimirovna , Voronina Lyudmila Vasil’evna
Assessment of spatial development in the regions of the arctic zone of the Russian Federation. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (56). Art. #5613. Date issued: 2018-11-21. Available at: https://eee-region.ru/article/5613/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

На протяжении практически всего XX века отечественными учеными уделялось большое внимание вопросам пространственного развития нашей страны: этой теме посвящено большое количество как экономгеографических, так и экономических и политологических работ. Однако в последние десятилетия интерес к этой теме существенно вырос. Объяснить данный факт можно, прежде всего, тем, что возникшие после развала Советского Союза проблемы пространственного развития России не только не потеряли своей актуальности, но и во многом усилились. К основным из них следует отнести:

  • нарастающие межрегиональные и межтерриториальные противоречия в численности, а также в половой, возрастной и профессионально-квалификационной структурах населения. Масштабным оттоком населения на фоне значительного падения естественного прироста характеризуются в первую очередь регионы Севера и Дальнего Востока. В результате происходит «оголение» территорий, на освоение которых государством были потрачены значительные ресурсы [1].
  • увеличение расходов на содержание инфраструктуры. Данная проблема напрямую связана с предыдущей. Организация нормального функционирования систем образования, здравоохранения, социальной помощи, транспортного обслуживания на территориях, испытывающих постоянный отток населения и отличающихся высокой дисперсностью его размещения (как в случае с регионами Севера и Дальнего Востока) требует значительно больших затрат.
  • увеличение региональных диспропорций, вследствие концентрации основного экономического роста в нескольких крупных центрах страны. Согласно проекту Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года в стране сформировано несколько важных центров экономического роста, к которым относятся 14 крупнейших и 6 крупных городских агломераций, а также 4 минерально-сырьевых центра, расположенных в восточной части Республики Саха (Якутия), на севере о. Сахалина, полуострове Ямал, некоторых муниципальных образованиях Ханты-Мансийского автономного округа. В сумме данные центры за период с 2010 года создали 68% суммарного прироста ВРП субъектов РФ [2]. По данным статистики в 2016 году ВРП в расчете на душу населения в Ненецком автономном округе составил более 5,8 млн. рублей, в то время как в Республике Ингушетия – всего чуть более 106 тыс. рублей. Таким образом, разрыв между регионами России только по этому важнейшему экономическому показателю составил более 54,5 раз. Для сравнения в 2006 году разрыв был в полтора раза меньше. Такие диспропорции в пространственном развитии в конечном итоге могут привести к возникновению социальной напряженности и обострению различного рода конфликтов.
  • низкая транспортная доступность и связанность территории. Величина плотности железнодорожных путей в Российской Федерации составляет 5 км на 1000 км2 территории, что в международном сравнении сопоставимо с такими странами как Марокко (4,7), Иран (5,1) и Египет (5,2). В то время как у мировых лидеров значения оказываются на порядок выше: в США – 23,5 км на 1000 км2, Франции – 56,2, Германии 93,7. Аналогичным образом обстоит ситуация и с автомобильными дорогами: в России их плотность в 2013 году достигла 81,6 км на 1000 км2 территории, однако в США этот показатель оказался в 8 раз выше, в Германии в 22 раза выше, а в Японии почти в 40 раз выше  среднероссийского [4, 5].
    Внутри страны диспропорции в транспортном освоении видны подчас еще сильнее. Так, в 6 субъектах РФ железнодорожное сообщение отсутствует полностью: Камчатский край, Магаданская область, Чукотский и Ненецкий автономные округа, Республики Тыва и Алтай. Еще в 13 регионах плотность железных дорог по состоянию на 2016 год оказалась значительно ниже среднероссийского уровня (50 км на 1000 км2 территории). К этим регионам, в первую очередь, относятся субъекты Севера, Арктики и Дальнего Востока (Архангельская область, Республика Коми, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, Красноярский край, Республика Саха (Якутия) и др.). Схожий характер имеет и плотность автомобильных дорог в регионах России. Так в 2016 году плотность автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием в Московской и Белгородской областях составила 729 км путей на 1000 км2 территории, в то время как в Чукотском и Ненецком автономных округах данный показатель равнялся 1 и 1,3 км соответственно [3]. Таким образом, существующая транспортная инфраструктура не способна обеспечить связанность территории страны и сбалансированное региональное развитие.
  • неравномерное распределение основных «ресурсов будущего»: инновационных техники и технологий, высококвалифицированных, образованных и мобильных трудовых ресурсов, ведущих учреждений науки и образований, культурных ценностей и т.д. В результате инновационная экономика концентрируется преимущественно в крупных агломерациях, а регионы, удаленные от основных центров страны, как правило, закрепляют за собой сырьевую специализацию.

Перечисленные проблемы пространственного развития обуславливают высокую актуальность исследований в данной области. При этом особое значение приобретают работы, направленные на проведение объективной всесторонней оценки пространственного развития нашей страны и ее отдельных регионов. Такие исследования способны не только выявить «узкие места», но и стать основой для разработки рекомендаций по организации эффективного пространственного развития.

Проблемы пространственного развития имеют разную степень выраженности в различных регионах России. Как видно из информации, представленной выше, наиболее остро их проявление ощущается в регионах Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ). Именно эти регионы в большей степени страдают от массового оттока населения, крайне низкой транспортной доступности и связанности территории, периферийности, закрепления сырьевой специализации. Это предопределило выбор объекта настоящего исследования, которым выступили регионы России, полностью или частично входящие в АЗРФ (Республики Карелия, Коми, Саха (Якутия), Архангельская, Мурманская области, Ненецкий, Ямало-Ненецкий, Чукотский автономные округа, Красноярский край).

 

Результаты исследования

Для осуществления комплексной характеристики пространственного развития арктических субъектов Российской Федерации авторским коллективом предлагается проводить оценку социо-эколого-экономического развития регионов во взаимосвязи с освоенностью их территории.

Социо-эколого-экономическое развитие регионов АЗРФ включает в себя, исходя из названия, социальный, экономический и экологический блоки развития.

Оценка блока «социальное развитие» предполагает измерение следующих параметров:

  • демографическая ситуация (естественный и миграционный прирост населения, ожидаемая продолжительность жизни);
  • занятость и доходы населения (безработица, производительность труда, развитие малого бизнеса, уровень денежных доходов населения);
  • состояние социальной инфраструктуры и безопасность населения (охват детей дошкольным образованием, развитие системы здравоохранения, жилищное строительство, уровень криминогенности).

Блок «экономическое развитие» характеризуется путем оценки инвестиционной активности территории; уровня развития производств в целом и промышленности в частности; инновационного развития территории, а также бюджетной составляющей.

Характеристика блока «экологическое развитие» территории включает в себя оценку:

  • охраны окружающей среды (внедрение систем очистки);
  • сохранения биоразнообразия (развитие сети особо охраняемых природных территорий);
  • загрязнения окружающей среды (объем поступающих в окружающую среду выбросов и сбросов).

Итогом оценки всех блоков развития должен стать индекс социо-эколого-экономического развития каждого из регионов Арктической зоны РФ

Что касается освоенности территории регионов Арктики, то для ее оценки необходимо охарактеризовать экономическую и транспортную освоенность территории, а также ее заселенность, в результате чего будет сформирован индекс освоенности регионов субъектов АЗРФ.

Таким образом, авторским коллективом был осуществлен отбор показателей, наиболее полно и емко характеризующих перечисленные выше блоки и параметры как социо-эколого-экономического развития, так и освоенности территории арктических регионов России (таблица 1). Отбор показателей осуществлялся на основе проведенных ранее авторских исследований [7], а также работ коллег [6]. Кроме того, при выборе показателей учитывалась их доступность, информативность, а также наличие динамического ряда наблюдений.

Помимо прочего в таблице 1 представлены весовые коэффициенты блоков, параметров и показателей, необходимые для расчета индексов социо-эколого-экономического развития и освоенности территории. Весовые коэффициенты были определены путем проведения экспертного опроса.

 

Таблица 1. Показатели оценки пространственного развития регионов России

Показатели оценки пространственного развития регионов России

 

Поскольку все показатели, не смотря на их относительность, представляют собой разнородные величины, для их интеграции в единые индексы необходимо нормирование. Для этой цели авторы предлагают воспользоваться ранжированием при помощи метода равных интервалов. В результате нормирования все показатели изменяются в диапазоне от 1 до 10.

После нормирования возможен расчет индекса каждого из параметров социо-эколого-экономического развития регионов АЗРФ, который определяется как сумма показателей с учетом их весовых коэффициентов. Аналогичным образом рассчитывается индекс по каждому блоку развития. Наконец, сам индекс социо-эколого-экономического развития представляет собой простую сумму индексов блоков с учетом, присвоенных им экспертным путем, весовых коэффициентов.

Таким же способом рассчитывается индекс освоенности территории арктических регионов России. Здесь, однако, пропускается этап нахождения значения индексов параметров, ввиду их отсутствия.

Апробация предложенного авторским коллективом методического инструментария позволила получить результаты, представленные на рисунке 1. Для лучшей интерпретации результатов и их более понятного широкому кругу заинтересованных сторон представлению предлагается выделение 9 кластеров пространственного развития регионов АЗРФ:

1 кластер – «абсолютные аутсайдеры» (индекс социо-эколого-экономического развития (индекс СЭЭР) и индекс освоенности изменяются в пределах от 1 до 4). Входящие в этот кластер регионы отличаются как низким уровнем социо-эколого-экономического развития, так и низкой освоенностью территории.

2 кластер – «аутсайдеры со средней освоенностью территории» (индекс СЭЭР изменяется от 1 до 4, индекс освоенности – от 4 до 7). В этот кластер попадают регионы с низким уровнем социо-эколого-экономического развития, но со средней освоенностью территории.

3 кластер – «аутсайдеры с высокой освоенностью территории» (индекс СЭЭР изменяется от 1 до 4, индекс освоенности – от 7 до 10). Регионы, попавшие в этот кластер, не используют преимущества освоенности территории, в результате чего их социо-эколого-экономического развитие остается на низком уровне.

4 кластер – «слабоосвоенные средняки» (индекс СЭЭР изменяется от 4 до 7, индекс освоенности – от 1 до 4). Кластер включает в себя регионы, отличающиеся средним уровнем социо-эколого-экономического развития и низкой освоенностью территории.

5 кластер – «средняки» (индекс СЭЭР и индекс освоенности изменяются в пределах от 4 до 7). В этот кластер входят регионы, имеющие сопоставимый (средний) уровень освоенности территории и социо-эколого-экономического развития.

6 кластер – «освоенные средняки» (индекс СЭЭР изменяется от 4 до 7, индекс освоенности – от 7 до 10). Кластер включает регионы, отличающиеся высокой освоенностью территорий, которая, однако, не позволила им добиться высокого уровня развития.

7 кластер – «слабоосвоенные лидеры» (индекс СЭЭР изменяется в пределах от 7 до 10, индекс освоенности – от 1 до 4). В кластер входят регионы, в которых низкий уровень освоенности территории не стал препятствием для достижения высокого уровня развития.

8 кластер – «лидеры со средней освоенностью территории» (индекс СЭЭР изменяется в пределах от 7 до 10, индекс освоенности – от 4 до 7). Регионы кластера имеют среднюю освоенность территории, которая, однако, не помешала им достигнуть высокого уровня социо-эколого-экономического развития.

9 кластер – «абсолютные лидеры» (индекс СЭЭР и индекс освоенности изменяются в пределах от 7 до 10). Кластер объединяет регионы как с высоким уровнем социо-эколого-экономического развития, так и с высокой освоенностью территории.

 

Результаты оценки пространственного развития регионов Арктической зоны Российской Федерации

Рисунок 1 – Результаты оценки пространственного развития регионов Арктической зоны Российской Федерации

 

Как видно из рисунка 1, в 2016 году регионы российской Арктики распределились по четырем кластерам. Во 2-ой кластер «аутсайдеров со средней освоенностью территории» вошли Архангельская область и Республика Коми, в 3-ий «аутсайдеров с высокой освоенностью территории» — Республика Карелия и Мурманская область. Все перечисленные субъекты РФ являются регионами старого освоения. Несколько десятков лет назад данные регионы были флагманами развития всего Севера. Однако истощение природно-ресурсной базы, снижение конкурентоспособности отдельных видов продукции с переходом к рыночной экономике привели к значительному сокращению темпов их социально-экономического развития. Построенная еще в советское время инфраструктура, обслуживающая разбросанные по обширной территории регионов Европейского Севера предприятия и многочисленные населенные пункты, в условиях сворачивания производств и обезлюдивания территории оказалась недостаточно эффективной и затратной. По мнению авторов, именно с этим можно связать тот факт, что Республикам Карелия и Коми, Архангельской и Мурманской областям не удается конвертировать относительно высокую хозяйственную освоенность своей территории в адекватное социо-эколого-экономическое развитие. В результате данные регионы являются главными аутсайдерами в Арктике как по демографическим характеристикам, так и по показателям доходов населения, производительности труда, инвестиционной активности и др.

В 4-ый кластер «слабоосвоенных средняков» по состоянию на 2016 год были отнесены четыре субъекта АЗРФ: Чукотский, Ямало-Ненецкий автономные округа, Республика Саха (Якутия), а также Красноярский край. Главной проблемой данных регионов является низкая степень освоенности их пространства, что во многом может объясняться их огромной территорией. Перечисленные субъекты АЗРФ входят в шестерку самых крупных регионов по площади территории, суммарно составляя более 40% площади всей страны. Также одной из важнейших проблем регионов 4-го кластера является обеспеченность социальной инфраструктурой. Так, в Красноярском крае, Ямало-Ненецком автономном округе и Республике Саха (Якутия) наблюдается одна из наименьших в группе арктических субъектов РФ обеспеченность детей местами в детских садах и населения врачами. Также для всех регионов кластера ввиду их богатства природными ресурсами и ориентации экономики на их добычу, характерен низкий индекс промышленного производства. Кроме того, Ямало-Ненецкий автономный округ отличается проблемами в экологической сфере: высокие объемы неочищенных и необезвреженных выбросов и сбросов поступают в окружающую среду округа. Тем не менее, благоприятные демографические тенденции перечисленных регионов (за исключением Чукотского автономного округа), низкий уровень преступности (за исключением Красноярского края), благоприятная экологическая ситуация (за исключением Ямало-Ненецкого автономного округа) помогают субъектам добиться средних результатов в группе регионов АЗРФ.

Наконец, главным лидером среди арктических регионов России стал Ненецкий автономный округ. На протяжении всего исследуемого периода (с 2010 по 2016 гг.) округ входит в кластер 7 «слабоосвоенные лидеры». Помимо проблем с освоенностью территории, регион имеет относительно высокий уровень безработицы, отличается высоким оттоком населения, недостаточно развитым сектором малого предпринимательства, низким объемом инновационных товаров и услуг, проблемами в области очистки выбросов. Впрочем, самые высокие не только в группе арктических регионов, но и в целом по России, показатели инвестиций и среднедушевого ВРП обеспечивают высокий уровень экономического развития региона, что благоприятным образом сказывается на демографических тенденциях, доходах населения, сфере жилищного строительства и охраны окружающей среды.

Что касается динамики, то за рассмотренный период в 7 лет регионы АЗРФ практически не изменили своих позиций. Сказывается тот факт, что многие социально-экономические процессы значительно растянуты во времени, а освоенность территории остается практически неизменной. Это выглядит вполне закономерным, поскольку развитие транспортной сети, заселение территории и ее хозяйственное освоение происходит постепенно и требуют огромных финансовых затрат.

Графическое изображение результатов оценки пространственного развития субъектов АЗРФ наглядно демонстрирует интересную связь: чем выше уровень социо-эколого-экономического развития региона Арктики, тем ниже освоенность его территории. Авторы решили проверить данную гипотезу, для чего был осуществлен корреляционный анализ. В результате обратная корреляционная зависимость между исследуемыми переменными действительно подтвердилась (коэффициент корреляции -0,58, что соответствует высокой отрицательной связи между переменными; t-критерий Стьюдента 5,59, что больше tкритич=1,99).

Наличие высокой обратной корреляционной зависимости между индексом социо-эколого-экономического развития регионов Арктики и индексом освоенности их территории позволяет сделать следующее предположение: возможно, что для пространственного развития субъектов АЗРФ не требуется экстенсивное освоение их огромных территорий. Большой эффект для развития как экономической, так и социальной сферы может дать точечное освоение. Тем более что суровые условия Арктики затрудняют транспортное и хозяйственное развитие территории, негативно влияют на здоровье населения, постоянно проживающего в дискомфортных природно-климатических условиях. Одновременно с этим не стоит забывать, что Арктика – стратегический макрорегион, с развитием которого связаны экономические, экологические и военные перспективы нашей страны. В данном случае для сбалансированного пространственного развития этих стратегически важных территорий, с учетом полученных научных результатов, необходимо уделить пристальное внимание выделению точек роста и формированию грамотной кластерной политики в отношении арктических регионов России. Тем не менее, выдвинутая гипотеза требует более тщательной верификации, в частности необходимо проведение регрессионного анализа между полученными индексами, а также сравнение полученных результатов с группами неарктических регионов России. На заполнение этих пробелов в научном знании будут направлены следующие исследования авторского коллектива.

 

Заключение

В качестве заключения необходимо отметить следующее. Настоящая статья предлагает методический инструментарий для осуществления комплексной оценки пространственного развития субъектов АЗРФ во взаимосвязи их социо-эколого-экономического развития и освоенности территории. Ввиду наиболее острого проявления проблем пространственного развития нашей страны в регионах Арктики данное исследование представляется особенно актуальным.

В статье осуществлена апробация предложенного авторами методического инструментария, на основе которой все регионы российской Арктики были разбиты на 4 кластера: «аутсайдеров со средней освоенностью территории» (Архангельская область и Республика Коми), «аутсайдеров с высокой освоенностью территории» (Республика Карелия и Мурманская область), «слабоосвоенных средняков» (Чукотский, Ямало-Ненецкий автономные округа, Республика Саха (Якутия), Красноярский край), «слабоосвоенных лидеров» (Ненецкий автономный округ). Сделан вывод об отрицательной связи между уровнем социо-эколого-экономического развития регионов АЗРФ и уровнем освоенности их территории, что требует проведения дальнейших более глубоких исследований в данной области.

 

Список литературы

  1. Глазычев В.Л. Концепция пространственного развития в РФ. Режим доступа URL: http://www.glazychev.ru/projects/2004_prostrazv/2004_docladprostrazv_prilozhenie.htm (дата обращения 10.11.2018).
  2. Проект Распоряжения Правительства РФ «Об утверждении Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года». Режим доступа URL: http://economy.gov.ru/wps/wcm/connect/4e13f48c-257a-4878-858f-c2159aa5320b/spr.pdf?MOD=AJPERES&CACHEID=4e13f48c-257a-4878-858f-c2159aa5320b (дата обращения 10.11.2018).
  3. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2017: Стат. сб. / Росстат. М., 2017. 1402 с.
  4. Россия и страны мира. 2014: Стат.сб. / Росстат. M., 2014. 382 c.
  5. Россия и страны мира. 2016: Стат.сб./Росстат. M., 2016. 379 c.
  6. Торцев А.М. О системной оценке эффективности государственного управления природными ресурсами (на примере рыбохозяйственного комплекса) // Государственное управление. Электронный вестник. 2016. № 58. С. 164-176.
  7. Уханова А.В., Смиренникова Е.В., Воронина Л.В. Система показателей прогнозирования социально-экономического развития арктического макрорегиона // Вестник Пермского университета. Серия: Экономика. 2018. Т 13. № 3. С.416-432.

 

Reference

  1. Glazychev V.L. The concept of spatial development in the Russian Federation [Koncepcija prostranstvennogo razvitija v RF]. Access mode URL: http://www.glazychev.ru/projects/2004_prostrazv/2004_docladprostrazv_prilozhenie.htm (circulation date 10.11.2018).
  2. The draft Order of the Government of the Russian Federation “On approval of the Spatial Development Strategy of the Russian Federation for the period up to 2025” [Ob utverzhdenii Strategii prostranstvennogo razvitija Rossijskoj Federacii na period do 2025 goda]. Access mode URL: http://economy.gov.ru/wps/wcm/connect/4e13f48c-257a-4878-858f-c2159aa5320b/spr.pdf?MOD=AJPERES&CACHEID=4e13f48c-257a-4878-858f-c2159aa5320b ( 10.11.2018).
  3. Regions of Russia. Socio-economic indicators. 2017 [Regiony Rossii. Social’no-jekonomicheskie pokazateli. 2017]: Stat. Sat / Rosstat. M., 2017. 1402 p.
  4. Russia and countries of the world. 2014 [Rossija i strany mira. 2014]: Stat.sb. / Rosstat. M., 2014. 382 p.
  5. Russia and countries of the world. 2016 [Rossija i strany mira. 2016]: Stat.sb./ Rosstat. M., 2016. 379 p.
  6. Torcev A.M. On the systemic assessment of the effectiveness of state management of natural resources (on the example of the fisheries complex) [O sistemnoj ocenke jeffektivnosti gosudarstvennogo upravlenija prirodnymi resursami (na primere rybohozjajstvennogo kompleksa)]// State administration. Electronic messenger. 2016. No. 58. P. 164-176.
  7. Uhanova A.V., Smirennikova E.V., Voronina L.V. The system of indicators of forecasting the socio-economic development of the Arctic macro-region [Sistema pokazatelej prognozirovanija social’no-jekonomicheskogo razvitija arkticheskogo makroregiona]// Perm University Bulletin. Series: Economy. 2018. T 13. No. 3. P.416-432.

Пространственная экономика, Региональное развитие