Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (33), 2013

Экономическая дипломатия Китая: основные черты

Economic dipomacy of the PRC: main features

Авторы


Россия, Российский университет дружбы народов, факультет гуманитарных и социальных наук, направление международные отношения
toooooli@mail.ru

Аннотация

Статья посвящена анализу современной китайской экономической дипломатии, рассматриваются этапы ее развития, раскрываются специфика, формы и методы, обосновывается ее обусловленность особенностями внешнеполитической стратегии современной КНР.

Ключевые слова

КНР, экономическая дипломатия, экономическая политика, внешнеэкономические связи, экономическое развитие.

Рекомендуемая ссылка
Цвык Анатолий Владимирович
Экономическая дипломатия Китая: основные черты// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. - №1 (33). Номер статьи: 3304. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/3304/
Authors

Tsvyk Anatoly Vladimirovich
Peoples' Friendship University of Russia, Faculty of Humanitarian and social sciences, international relations
toooooli@mail.ru

Abstract

This article is devoted to the analysis of modern economic diplomacy of China. Notes that one of the most important components of this diplomatic strategy is economic diplomacy since the economic power of China and growing economic dependence on the PRC of not only emerging but also some developed countries facilitates wide use by China of economic leverages for resolution of external political objectives.

Keywords

PRC, economic diplomacy, economic policy, economic development, international economic relation

Suggested Citation
Tsvyk Anatoly Vladimirovich
Economic dipomacy of the PRC: main features. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (33). Art. #3304. Date issued: 2013-01-27. Available at: http://eee-region.ru/article/3304/

Print Friendly, PDF & Email

Актуальность темы настоящей статьи обусловлена тем, что в настоящее время Китай является одним из наиболее динамично развивающихся государств в мире, что неизбежно влечет за собой изменение его роли в системе международных отношений. Высокие темпы экономического роста и активное вовлечение в мировую хозяйственную систему обусловили процесс превращения КНР из регионального лидера в одну из ведущих мировых держав. Изменение статуса Китая на международной арене привлекает большое внимание исследователей к изучению эволюции как внешнеполитической стратегии КНР, так и динамики его внешнеэкономических связей и их влияния на развитие отношений с другими странами.

При решении этих задач современный Китай все чаще прибегает к приемам и методам экономической дипломатии, поскольку  экономическая мощь Китая  и растущая экономическая зависимость от КНР не только развивающихся, но и отдельных развитых стран, во многом способствуют широкому использованию Китаем экономических рычагов при решении внешнеполитических задач. В связи с этим анализ сущности и особенностей современной китайской экономической дипломатии представляется  актуальной исследовательской задачей.

В «Кратком внешнеэкономическом словаре» экономическая дипломатия определяется как: «специфическая область современной дипломатической деятельности, связанная с использованием экономических проблем в качестве объекта и средства борьбы и сотрудничества в международных отношениях. Экономическая дипломатия, как и дипломатия, вообще, является составной частью внешней политики, международной деятельности государства; именно внешняя политика определяет цели и задачи экономической дипломатии, которая представляет собой совокупность мероприятий, форм, средств и методов, используемых для осуществления внешней политики» [1]. При этом следует отметить, что данное понятие в исследовательской литературе не является широко распространенным. Во многих словарях упоминается только ряд родственных с экономической дипломатией понятий, например «дипломатия доллара», «текстильная дипломатия». Даже в специализированном «Дипломатическом словаре» понятие экономической дипломатии не упоминается ни в одном выпуске, хотя приводится достаточно фактов и терминов, связанных с ней.

Под экономической дипломатией в современной литературе понимается та часть дипломатической деятельности, которая направлена на реализацию экономических целей и интересов государства. Это понятие стало широко употребляться сравнительно недавно, хотя было бы совершенно неправильным считать, что только в современном обществе экономические интересы государства были включены в сферу дипломатической деятельности, ведь  именно торговля была поводом для установления первых межгосударственных взаимоотношений и соглашений. Поэтому, можно смело сказать, что экономическая дипломатия не является порождением только современного глобализирующегося общества. Политика и экономика на протяжении всей истории развития международных отношений взаимно влияют друг на друга.

В то же время именно в наши дни, в условиях глобализации мира, характеризующейся экономической взаимозависимостью государств друг от друга, экономическая дипломатия как никогда ранее становится важным элементом в международных взаимоотношениях. Это - «измерительный прибор», с помощью которого определяется уровень взаимоотношений между странами. Экономика сегодня приобрела центральную роль в дипломатических отношениях, поэтому границы между традиционными политическими и экономическими дипломатическими действиями становятся более тонкими и экономическая дипломатия все больше внедряется в области применения классической дипломатии.

Экономическая дипломатия призвана решать следующие основные задачи: - обеспечить руководство страны своевременной доставкой информации об экономической ситуации за рубежом, о внешнеэкономической политике других государств, деятельности международных организаций, экономических позициях, стратегиях и интересах субъектов международных отношений, о динамике мирового экономического порядка; - практически решать на международной арене задачи по созданию наиболее благоприятных условий для экономического развития своего государства в глобальном контексте, претворять в жизнь внешнеполитические задачи программ экономического развития страны; - влиять посредством дипломатических каналов и инструментов на формирование нормативной базы международных экономических отношений в интересах своего государства; - поддерживать и защищать отечественный бизнес за рубежом, привлекать иностранных инвесторов в экономику своей страны; - привлекать по мере необходимости внешние финансово-кредитные ресурсы для нужд экономического развития своего государства [8. C.137-138].

Итак, экономическая дипломатия, во внешней политике присутствовала с самого ее зарождения, она является основным механизмом достижения плодотворных торгово-экономических связей на двусторонних и многосторонних уровнях – это ключевой инструмент для развития эффективного сотрудничества между странами и регионами на глобальном уровне.

В современном мире можно выделить несколько процессов, имеющих определяющее значение для национальных экономик. В первую очередь это относится к глобализации и связанным с ней процессам. Если понимать под глобализацией процесс формирования глобальной экономической системы на материале национальных экономик, иными словами, интеграцию национальных хозяйств в единое мировое хозяйство – глобализация представляет собой логическое продолжение другого не менее важного процесса – интернационализации национальных экономик. Интернационализация, суть которой заключается в том, что за счет производственной и научно-технической кооперации и международного разделения труда национальные экономики переплетаются друг с другом все более тесными связями, активно разворачивается в мире со второй половины ХХ в. и сегодня играет существенную роль в системе международных отношений. Особенностями современного мирового порядка является то, что национальные границы отступают на второй план под напором мощной силы – экономической выгоды. Выступая в качестве атрибутов государственного суверенитета, национальные границы, с точки зрения современного экономического развития, рассматриваются уже как препятствие на пути транснациональной хозяйственной кооперации и международной конкуренции.

Прямым следствием процессов глобализации и интернационализации является изменение структуры современной мировой экономики, в которой можно четко выделить два больших блока: экономический авангард и все остальные. К авангарду относятся не более трех десятков стран, сумевших построить высокотехнологичную постиндустриальную экономку. Они являются системообразующим ядром мировой экономики и двигателем глобализации, задавая «технологические, социально-экономические и организационно-управленческие стандарты, на основе которых формируется мирохозяйственный порядок, общие условия и правила игры» [7. C.9]. Именно их внешнеэкономическая политика оказывает решающее влияние на тенденции развития мировой экономики.

Кроме того, все большую роль на мировой арене сегодня играют наднациональные системы регулирования мировой хозяйственной деятельности в форме международных экономических и финансовых организаций (МВФ. ВТО, ОЭСР и т.д.) Принцип принятия решений в этих организациях фактически наделяет небольшую группу стран экономического авангарда «правом решающего воздействия на оценку существующих проблем, на определение путей и методов их разрешения и на образование нового мирового (практически инвестиционного) порядка» [7. C. 34].

К странам авангарда относятся т.н. развитые страны. Причем в структуре мировой экономики они формируют три центра притяжения – европейский, панамериканский и азиатско-тихоокеанский [8. C.132]. В начале XXI в. в азиатско-тихоокеанском регионе все более усиливаются позиции Китая., сделавшего мощный  экономический рывок  и существенно упрочившего свои позиции не только в АТР, но и во всем мире. При этом в течение долгого времени технологическая и экономическая политика КНР осуществлялась в рамках стратегии «догоняющего развития». Данная парадигма заключается в признании того факта, что «подтянуться к мировому экономическому авангарду можно, лишь создавая аналогичные институты и хозяйственные механизмы», т.е. осуществляя путь заимствования.  На этом пути Китай, бесспорно, преуспел. Реализация политики «реформ и открытых дверей» позволила обеспечить мощное экономическое развитие страны: в 2009 г. Китай стал крупнейшим мировым экспортером, а в 2010 г., обогнав Японию, вышел на 2 место в мире по уровню ВВП (5, 88 трлн дол.) [9]. Ускоренными темпами растет выпуск высокотехнологичной продукции: в 2011-2099 гг. доля наукоемких товаров в совокупном экспорте Китая увеличилась с 17,5 до 29% [12].

Но, как показывает опыт других государств, экономика которых развивалась по похожему сценарию, заимствованные технологии не могут бесконечно долго обеспечивать стабильный рост конкурентоспособности страны, а тем более способствовать ее превращению в ведущую мировую державу. Весьма сложно успеть за странами-лидерами, когда время и затраты на заимствования возрастают (в силу усложнения институтов и механизмов), а срок их полезного действия уменьшается (в силу нарастающих темпов научно-технического прогресса). Поэтому руководство КНР выдвинуло новую задачу – выйти на мировой уровень научно-технического развития на собственной фундаментальной основе. В 2006 г. на Всекитайской конференции по науке и технике были обнародованы основы плана развития страны в сфере науки и технологий до 2020 г., в котором были поставлены следующие задачи: - снижение зависимости от импортных технологий до 30% (соответствующий показатель США и Японии, например,  - 10%); - повышение расходов на НИОКР с 1,4 до 2,5% ВВП; - увеличение масштабов использования достижений научно-технического прогресса в экономическом развитии до 60% и более; - вхождение в пятерку ведущих стран по числу патентов на изобретения и количеству ссылок на научные публикации китайских ученых [5. C. 3].

Выполнить этот весьма амбициозный план можно только в случае перехода КНР от стратегии «догоняющего развития» к стратегии «опережающего развития», т.е. решить сверхсложную задачу технологического рывка. Парадигма опережающего развития, как отмечают современные исследователи, требует также ясного представления о текущей ситуации и тенденциях развития мировой экономики, ее проблемах, актуальных и потенциальных, сильных и слабых сторонах национальной экономики в глобальном контексте.

Ключевой задачей  в контексте организации опережающего развития является реформа сферы внешнеэкономической деятельности, создание и реализация стратегической  концепции государственного управления ВЭД. Именно государственное управление ВЭД в этих условиях становится неотъемлемой частью внешнеполитической деятельности государства, потому что внешняя политика призвана отстаивать национальные интересы в международных отношениях. В современных условиях внешняя политика государства, стремящегося развивать стратегию опережающего развития, должна решать, в первую очередь, внешнеэкономические задачи, в этом залог безопасности и устойчивого развития государства в современном мире. Конкретным выражением такого «экономизированного» подхода к внешнеполитической деятельности является институт экономической дипломатии. Ответом на вызовы времени явилось быстрое развитие экономической дипломатии в КНР. Вслед за ростом мощи и степени вовлеченности национальной экономики в глобальные и региональные мирохозяйственные связи именно экономическая дипломатия выдвинулась на одну из ведущих позиций во внешнеполитическом инструментарии Китая. Ее важной отличительной особенностью на современном этапе является широта диапазона.

В развитии экономической дипломатии Китая современные исследователи выделяют два этапа, тесно связанные с особенностями ее политического развития. Первый этап охватывает 1949 – 1978 гг. В этот период правительство КНР добивается признания КНР со стороны других государств мира, устанавливает с ними дипломатические отношения [2. С.248-249]. Экономическая дипломатия КНР в этого  периода направлена на укрепление сотрудничества с СССР как ведущим партнером КНР на международной арене. «Перед экономической дипломатией стоит задача расширения двусторонней торговли, укрепления двустороннего экономического и научно-технического сотрудничества, получения от советской стороны экономической и технической помощи» [2. С. 250].  Помимо этого развиваются и торгово-экономические отношения с другими странами, в первую очередь, в АТР.  Китай по мере возможности оказывает менее развитым государствам-соседям экономическую и техническую помощь, обеспечивая тем самым относительную безопасность своих границ и получая возможность направить силы на внутреннее развитие страны и укрепление собственной экономики и политической системы. Также предпринимаются усилия для противодействия укреплению международных позиций Тайваня.

Отношения со странами Западной Европы в этот период носят сложный и противоречивый характер. С одной стороны, развитые капиталистические страны активно противодействуют новому коммунистическому Китаю: с материка через Гонконг выводятся активы бывших концессий, вводится эмбарго на торговлю с Китаем. С другой стороны, в некоторых западноевропейских странах (например, во Франции и в Великобритании) верх берут торговые интересы, и эмбарго в одностороннем порядке отменяется, а в Китай направляются представители деловых кругов. Таким образом, экономика начинает определять внешнеполитическую динамику [3].

Проследим влияние экономических интересов на развитие двусторонних отношений между странами на примере КНР и ФРГ. После завершения Второй мировой войны и установления Китаем дипломатических отношений с ГДР, дистанция между  ФРГ и КНР казалась огромной и непреодолимой. Не последнюю роль играла принятая в Бонне в 1955 г. доктрина Халльштейна, по которой ФРГ отказывалась от внешнеполитических  отношений с государствами, имеющими дипломатические контакты с ГДР (исключение составлял СССР). Также сказывалось и возросшее недовольство США внешней и внутренней политикой КНР, в частности, тайваньским вопросом (как известно, США имели большое влияние на дипломатический вектор ФРГ) [10. C. 237]. Некоторые сдвиги в отношениях между ФРГ и Китаем наметились только в середине шестидесятых годов ХХ г., и именно в экономической сфере, когда китайские и немецкие дипломаты в 1964 г. вели тайные переговоры в швейцарском Берне по вопросам товарообмена двух государств. Уже в 1967 г. официально не закрепленный товарообмен двух государств перешагнул миллиардный рубеж, это не могло не сказаться на развитии двусторонних отношений: КНР и ФРГ были просто вынуждены начать движение навстречу друг другу, которое дало закономерный результат – установление в октябре 1972 г. дипломатических отношений.

Второй период в развитии китайской экономической дипломатии современные исследователи отсчитывают с декабря 1978 г., когда на 3 пленарном заседании ЦК КПК главной задачей партии и правительства было объявлено «экономическое строительство». Именно с этого момента экономическая дипломатия начала рассматриваться в Китае как важнейший инструмент внешнеэкономической политики и стала играть все более заметную роль в общей дипломатической практике.

КНР сегодня является активнейшим участником мирового рынка, постепенно, укрепляя свои позиции, в том числе, при помощи средств экономической дипломатии. Одной из успешно решаемых задач современной экономической дипломатии КНР является поиск доступа к мировым интеллектуальным ресурсам. В первую очередь речь идет о передаче технологий, среди которых наибольший интерес представляют технологии в сфере энергетики и охраны окружающей среды. В 1984-2007 гг. Китай заключил около 10 тыс. контрактов о приобретении высоких технологий на общую сумму 25,42 млрд. долл. Основным источником получения высоких технологий являются страны-члены Евросоюза и Япония. Среди европейских стран ведущие позиции занимают Германия, Франция и Великобритания. По данным на февраль 2008 г., КНР приобрела в ЕС более 27 тыс. технологий на общую сумму 111,1 млрд. долл., что составило 40% всего импорта высоких технологий страны [13. С. 18].

Одним из серьезных успехов китайской экономической дипломатии стало присоединение к Всемирной торговой организации: 11 декабря 2001 г. КНР стала членом ВТО, что означало завершение трудных переговоров, длившихся в течение 15 лет. Тем самым Китай присоединился к глобальному режиму торговли. Китайские исследователи к несомненным успехам экономической дипломатии относят также восстановление в 1980 г. членства в Международном валютном фонде и Всемирном банке, присоединение в 1986 г. к Азиатскому банку развития, вступление в АТЭС.
Организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) была создана в ноябре 1989 г. А уже в июле 1990 г. на втором министерском совещании АТЭС в Сингапуре было принято Совместное заявление, в котором выражалось приветствие скорейшему одновременному присоединению к организации Китая и китайских Тайбэя и Сянгана. В ноябре 1991 г. на основе принципов «одного Китая» и «дифференциации суверенных государств и региональных экономических субъектов» Китай в качестве суверенного государства, а также китайские Тайбэй и Сянган (с 1 июля 1997 года Сянган переименован в «китайский Сянган») в качестве региональных экономических субъектов официально вступили в АТЭС. После вступления Китая в организацию АТЭС стала важной ареной для страны в налаживании взаимовыгодного сотрудничества и многосторонней дипломатии с другими экономическими субъектами региона, а также в демонстрации государственного облика Китая. Путем участия в сотрудничестве в рамках АТЭС Китай содействовал собственному развитию и в то же время внес важный вклад в развитие региональной и мировой экономики. В качестве члена  АТР Китай уделял и уделяет особое внимание взаимодействию в АТЭС в разных направлениях, принимая активное участие в данном процессе. Так Председатель КНР принимал участие во всех неформальных встречах лидеров АТЭС, излагая активные политические предложения и инициативы. 20 октября 2001 г. в Шанхае успешно прошла 9-я неформальная встреча руководителей организации, на ней был принят ряд важных документов, таких как Декларация экономических лидеров АТЭС, Шанхайское соглашение и Стратегия «Электронного АТЭС». Это оказало значительное содействие развитию двусторонних отношений между Китаем и соответствующими членами организации и в еще большей степени укрепило влияние Китая в АТР [6. С. 10-13].

Все эти и другие факты свидетельствуют о бесспорных успехах экономической политики руководства КНР, а, следовательно, и об успехах китайской экономической дипломатии. Интерес представляет также взаимосвязь между экономической и другими видами дипломатии во внешнеполитической деятельности КНР. Среди примеров обеспечения средствами экономической дипломатии целей политической дипломатии можно назвать ситуацию с Тайванем. В 1971 г. Китайской Народной Республике удалось восстановить членство в Организации Объединенных Наций. Следствием этого стала утрата членства Тайваня в органах и специализированных учреждениях ООН. В Тайбэе не смирились с изменением своего положения и начали добиваться восстановления членства под тем или иным названием. Чтобы заручиться поддержкой со стороны развивающихся стран остров активно использовал так называемую «дипломатию доллара» [3]. Следующим шагом стало создание в 1996 г. на Тайване Международного фонда сотрудничества и развития, которому было поручено управление программами международной помощи. Вследствие деятельности фонда некоторые государства, например Македония и Сенегал, установили дипломатические отношения с Тайванем, что привело к разрыву дипотношений с КНР.

Для того чтобы противостоять действиям Тайбэя, в ответ были также использованы возможности экономической дипломатии. Китай выделил развивающимся странам дополнительную экономическую и техническую помощь, предоставил им льготные займы и кредиты, ввел для их экспортных товаров льготный режим ввоза на китайский рынок, предложил новые проекты экономического сотрудничества. Благодаря предпринятым Пекином мерам удалось не только предотвратить внесение вопроса о восстановлении членства Тайваня в повестку ООН, но и значительно сократить число государств, поддерживающих с ним дипломатические отношения (к 2008 г. осталось 23 государства) [3].

Другим примером, когда общая дипломатия прибегла к возможностям экономической дипломатии, можно назвать ситуацию вокруг бывшей Комиссии ООН по правам человека, когда в 1990-е гг. Китай использовал экономические рычаги, чтобы не допустить принятие резолюции, в которой бы осуждалась политика Пекина в сфере прав человека.

В последние годы экономическая дипломатия Китая выявила немало новых изменений -  стимулирование либеральной торговли, изменение способов экономической дипломатии. Современные немецкие исследователи отмечают в связи с этим ряд  моментов. Во-первых, богатые успехи в сфере экономической дипломатии в Китае были достигнуты благодаря динамичному развитию экономики, непрерывному усилению экономической мощи и совокупной государственной мощи.

Во-вторых, экономическая дипломатия Китая обязана адаптироваться международной обстановке, особенно изменениям международной экономической обстановке. В прошлом Китай наиболее применял такие способы помощи – оказание неразвитым странам экономической помощи, оказание им помощи по строительству инфраструктуры. По мере изменений международного экономического климата выявлено все больше недостатков данных способов, все больше проблем. Самая острая проблема – страны, которые принимают помощь, не могут формировать способность к самостоятельной функции «реципиента».

В-третьих, подъем протекционизма требует стратегического регулирования экономической дипломатии  Китая. Ему необходимо путем развития экономической дипломатии продвигать строительство зоны либеральной торговли, усиливать сотрудничество по экономике и торговле с развивающимися странами мира, путем проведения торгового сотрудничества, сотрудничества по инвестированию и совместного освоения ресурсовых объектов с неразвитыми странами, При этом Китай усиливает свою влиятельность и позицию в международных экономических делах и избегает масштабного протекционизма и санкций [11. С. 112].

Сложности на этом пути осознаются и китайскими исследователями. В их работах отмечается, что по мере дальнейшего расширения экспорта китайские товары стали чаще сталкиваться с разного рода тарифными, нетарифными и техническими барьерами. По некоторым оценкам, в период с 1978 по 2002 гг. в 32 странах было предпринято 494 меры, включая 467 антидемпинговых расследований, затронувших около 4 тыс. наименований китайских товаров [13. С. 6]. В США, странах-членах ЕС и некоторых других развитых странах продолжают действовать различные ограничения и запреты на передачу высоких технологий и продажу новейшего оборудования. Наиболее показательным примером является эмбарго 1989 г. на продажу КНР оружия [2. С. 253].

В условиях мирового финансового кризиса все большую остроту начинает приобретать проблема протекционизма. Стремясь защитить национальную промышленность, правительства некоторых государств идут по пути введения дополнительных ограничений и запретов в отношении импортных товаров. 17 и 26 марта 2009 г. Всемирный банк и Всемирная торговая организация опубликовали доклады, в которых говорилось о расширении практики протекционистских мер. Несмотря на обязательства, принятые во время саммита финансовых рынков и мировой экономики Группы-20, который состоялся 15 ноября 2008 г. в Вашингтоне, за прошедшие месяцы было объявлено о новых 85 мерах, в том числе 47 мер начали действовать.

В этой связи министр коммерции КНР Чэнь Дэмин и другие официальные лица неоднократно высказывались против торгового протекционизма и призывали международное сообщество к объединению усилий для противодействия этому явлению. Китайская сторона предлагает различать «защиту торговли» («маои баоху») и протекционизм в торговле («маои баохучжуи»). Если страна сталкивается с экономическим кризисом, ее сельскохозяйственная и промышленная продукция подвергается ударам извне, то страна имеет право на защиту своего производства и торговли. Однако защитные меры должны осуществляться строго в соответствии с правилами ВТО. Если же установленные правила нарушаются или ими злоупотребляют, то это и есть протекционизм. В то же время Китай демонстрирует всему миру готовность и в дальнейшем развивать стратегию экономической дипломатии, тем более для этого существуют такие благоприятные условия, как достаточно стабильное социально-экономическое развитие страны.

8 февраля 2012 г. в Пекине состоялся Первый экономический форум дипломатов «Быстро изменяющаяся международная экономическая ситуация и интернационализация китайских предприятий», на котором присутствовали руководители отдела международных связей ЦК КПК, Министерства коммерции КНР, Министерства иностранных дел КНР, китайские и иностранные дипломаты, а также представители известных крупных предприятий и влиятельных СМИ. Сочетание дипломатии и экономики в одном мероприятии явилось новаторством среди многочисленных экономических форумов в стране.

На форуме выступили с речами бывший зам. министра иностранных дел КНР Цяо Цзунхуай, бывший министр внешней экономики и торговли, зам. руководителя отдела международных связей ЦК КПК Ли Цзиньцзюнь, генеральный секретарь Боаоского экономического форума Лун Юнту, бывший посол Китая в Нидерландах Хуа Лимин, посол Аргентины в Китае Густаво A. Maртино, советник по экономическим вопросам Посольства Германии в Китае Хендрик Люхтмейер, советник по экономическим вопросам Посольства Беларуси Кирилл Рудый и т.д. Оценивая роль форума, Ли Цзиньцзюнь, в частности, отметил, что коллектив дипломатов-участников форума со специальным правительственным фоном имеют явные ресурсные преимущества, международную влиятельность, знание зарубежных рынков и оригинальные мнения о международной экономике, а сам экономический форум был нацелен на создание эффективной платформы, чтобы с опорой на ресурсы дипломатов предоставить новые идеи предприятиям, желающим выйти на зарубежные рынки, в целях содействия торговым обменам и сотрудничеству между Китаем и разными странами мира. Как стало известно, в будущем экономический форум дипломатов будет проводиться ежегодно, чтобы создать стабильную и долгосрочную платформу и мост для обменов между дипломатами, экономическими кругами, торговыми палатами, учеными и т.д.

Все вышесказанное свидетельствует о том, что по мере дальнейшего развития Китая, его экономическая дипломатия будет играть все более заметную роль в общей дипломатической практике государства, что в перспективе сделает ее изучение еще более актуальной задачей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Краткий внешнеэкономический словарь-справочник. - М., 1996.
  2. Мардашев А.А. Становление китайской экономической дипломатии // Экономическая дипломатия в условиях глобализации / Под общ. ред. Л.М. Капицы. М., 2010.
  3. Мардашев А.А. Эффективность, способы и методы китайской экономической дипломатии // Мировое и национальное хозяйство. – 2011. - №4.
  4. Портяков В.Я. Пять столпов экономической дипломатии Пекина // Независимая Газета. 2010. 29 ноября.
  5. Семенова Е.А. Китай: поиск доступа к мировым интеллектуальным ресурсам // Аналитические обзоры РИСИ. №3 (30), - М., 2011.
  6. Чжоу Ю. Экономическая дипломатия / Под ред. Ян Фучана. – Пекин, 2004. (На кит. яз.)
  7. Щетинин В.Д. Экономическая дипломатия. – М., 2001.
  8. Экономическая дипломатия в условиях глобализации / Под общ. ред. Л.М. Капицы. М., 2010.
  9. China ist zweitgroesste Volkswirtschaft // Frankfurter Allgemeine Zeitung: website. 2011. 14 Februar.
  10. Runge W. Schritt in die Weltpolitik? Beziehungen der Bundesrepublik Deutschland zur VR China 1949-2002// China aktuell. – 2002/8.
  11. Schüller M. China – Deutschlands wichtigster Wirtschaftspartner in Ostasien. – Berlin, 2009.
  12. Schibany A., Gassler H., Steicher G. Vom Input zum Output. Über die Funktion von FTI-Indikatoren// POLICIES Research Report. Wien, 2010. August. № 103.
  13. Zhang Zh. Strengthen Cooperation, Enhance Mutual Trust, Cooperate for Mutual Benefit and Coordinate Development // Foreign Affairs Journal. Special Issue. April, 2008.

References

  1. Short Glossary of foreign trade. - М., 1996.
  2. A.A. Mardashev. Establishment of the Chinese economic diplomacy // Economic diplomacy under the terms of globalization / The general editor L.M. Kapitsa. М., 2010.
  3. A.A. Mardashev. Efficiency, methods and means of the Chinese economic diplomacy // Global and national economy. – 2011. – No.4.
  4. Ya. Portyakov. Five columns of the economic diplomacy of Beijing // Nezavisimaya Gazeta. 2010. November 29.
  5. E.A. Semenova. China: seeking access to global intellectual resouces // Analytical reviews RISI. №3 (30), - М., 2011.
  6. U. Zhou. Economic diplomacy. – Beijing, 2004. (In Chinese)
  7. Zh. Zhang. Strengthen Cooperation, Enhance Mutual Trust, Cooperate for Mutual Benefit and Coordinate Development // Foreign Affairs Journal. Special Issue. April, 2008.
  8.  V.D. Schetinin. Economic diplomacy. – М., 2001.
  9. Economic diplomacy under the terms of globalization / The general editor L.M. Kapitsa. М., 2010.
  10. China ist zweitgroesste Volkswirtschaft // Frankfurter Allgemeine Zeitung: website. 2011. 14 Februar.
  11. Runge W. Schritt in die Weltpolitik? Beziehungen der Bundesrepublik Deutschland zur VR China 1949-2002// China aktuell. – 2002/8.
  12. Schüller M. China – Deutschlands wichtigster Wirtschaftspartner in Ostasien. – Berlin, 2009.
  13. Schibany A., Gassler H., Steicher G. Vom Input zum Output. Über die Funktion von FTI-Indikatoren// POLICIES Research Report. Wien, 2010. August. № 103.
  14. Zhang Zh. Strengthen Cooperation, Enhance Mutual Trust, Cooperate for Mutual Benefit and Coordinate Development // Foreign Affairs Journal. Special Issue. April, 2008.

Локальные рынки и межрегиональные связи