Главная страница » Публикации » №3 (71) » Новая индустриализация и тенденции модернизации промышленного комплекса региона (на примере Красноярского края)

Новая индустриализация и тенденции модернизации промышленного комплекса региона (на примере Красноярского края)

New industrialization and trends in the modernization of the industrial complex of the region (on the example of the Krasnoyarsk territory)

Авторы

Шишацкий Николай Георгиевич
кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник отдела прогнозирования экономического развития Красноярского края
Россия, Институт экономики и ОПП СО РАН
nik@ksc.krasn.ru

Аннотация

Рассмотрены тренды современного промышленного производства и перспективы модернизации промышленности Красноярского края в рамках концепции новой индустриализации. Новая индустриализация рассматривается как хозяйственный уклад, сложившийся в результате распространения цифровых технологий в современной кластерно организованной, высокоэффективной и конкурентоспособной экономике.
При модернизации регионального промышленного комплекса, направленной на развитие высокотехнологичного и конкурентоспособного промышленного производства и повышение эффективности традиционных отраслей промышленности за счет использования самых разнообразных новых технологий, приоритетом должна стать комплексная (кластерная) цифровизация производства, услуг и бизнес-моделей.
Рассмотрены особенности и формы создания кластеров на территории Красноярского края, показаны основные промышленные и инфраструктурные проекты развития территории, которые представляют собой взаимосвязанную систему и будут способствовать как промышленному росту, так и социально-экономическому развитию региона, решая при этом задачу повышения качества жизни населения.

Ключевые слова

Красноярский край, новая индустриализация, цифровизация, модернизация промышленности, системообразующие промышленные кластеры, промышленная политика, промышленный комплекс Красноярского края.

Финансирование

Исследование выполнено в рамках гранта КФ-877 «Разработка концепции промышленной политики Красноярского края в условиях цифровой трансформации до 2030 года» при поддержке Красноярского краевого фонда науки.

Рекомендуемая ссылка

Шишацкий Николай Георгиевич

Новая индустриализация и тенденции модернизации промышленного комплекса региона (на примере Красноярского края)// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Номер статьи: 7118. Дата публикации: 30.09.2022. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/7118/

DOI: 10.24412/1999-2645-2022-371-18

Authors

Shishatsky Nikolai Georgievich
candidate of economic sciences, leading researcher at the Department for Forecasting the Economic Development of the Krasnoyarsk Territory
Russia, Institute of Economics and Industrial Engineering SB RAS
nik@ksc.krasn.ru

Abstract

The article considers the trends of modern industrial production and the prospects for the modernization of industry in the Krasnoyarsk Territory. New industrialization is presented as an economic way that has developed as a result of the spread of digital technologies in a modern cluster organized, highly effective and competitive economy.
Complex (cluster) digitalization of production should be the priority of the modernization of the regional industrial complex aimed at developing high -tech and competitive industrial production.
The article considers the features and forms of creating clusters in the Krasnoyarsk Territory, the main industrial and infrastructure projects for the development of the territory. An interconnected system will contribute to both industrial growth and the socio-economic development of the region, with the task of the task improving the quality of life of the population.

Keywords

Krasnoyarsk Territory, new industrialization, digitalization, modernization of industry, system-forming industrial clusters, industrial policy, the industrial complex of the region, Krasnoyarsk territory.

Project finance

The study was carried out as part of the KF-877 grant «Development of the concept of industrial policy of the Krasnoyarsk Territory in the context of digital transformation until 2030» with the support of the Krasnoyarsk Regional Fund of Science.

Suggested Citation

Shishatsky Nikolai Georgievich

New industrialization and trends in the modernization of the industrial complex of the region (on the example of the Krasnoyarsk territory)// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Art. #7118. Date issued: 30.09.2022. Available at: https://eee-region.ru/article/7118/ 

DOI: 10.24412/1999-2645-2022-371-18

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Концепция новой индустриализации экономики регионов РФ позволяет оценить и обосновать технологические и пространственные приоритеты промышленного развития, а также возможные социально-экономические и структурные эффекты от их реализации. Разработка подобной концепции может стать основой долгосрочного социально-экономического прогнозирования и стратегического планирования регионального развития.

Новая индустриализация особенно актуальна для экономики Красноярского края, которая нуждается в восстановлении сектора обрабатывающих производств, во многом утраченного в процессе рыночных трансформаций, и в создании условий для расширения роли высокотехнологичных промышленных укладов.

При этом крупные запасы природных ресурсов, которыми обладает регион, не должны рассматриваться как тормоз развития. Ресурсная ориентация региональной экономики Красноярского края может стать движущей силой ее модернизации, а рост конкуренции за сырьевые ресурсы может стимулировать инвестиции в разработку новых видов и источников сырья, ресурсосберегающих технологий и технологий альтернативной энергетики.

Красноярский край практически на протяжении всей своей истории, прежде всего в советский период, был ориентирован на индустриальную модель экономики, складывающуюся здесь на протяжении многих десятилетий. Несмотря на то, что переходный период и рыночная трансформация экономических процессов в регионе в 1990–2000 годы привели к снижению удельного веса промышленного производства, основой экономики региона продолжает выступать промышленный комплекс; источником экономического роста — наличие мощных базовых промышленных отраслей, их интенсивное развитие на основе богатейших природных ресурсов, включая энергоресурсы, минерально-сырьевые и лесные ресурсы; реализация в этих отраслях крупных инвестиционных проектов.

Необходимость новой индустриализации региона обусловлена вызовами и угрозами, которые исходят от внешнего мира, и проблемами, которые сложились в развитии экономики Красноярского края.

Среди вызовов и угроз наиболее значимыми являются:

  • сложившаяся динамичная ситуация в мировом индустриальном секторе (новая волна технологических изменений и кардинальные перемены в товарной и технологической структуре на основе новых материалов и организации производства на основе современных информационных технологий);
  • изменение приоритетов промышленного развития: от технологий производства к технологиям материалов; от управления производством к управлению жизненным циклом продукции;
  • формирование новых форматов организации производства в рамках кластерных структур, глобальных технологических цепочек: от формирования конкурентных моделей бизнеса к моделям кооперации; от вертикально-интегрированных структур к горизонтальным структурам произвольной конфигурации;
  • резкие изменения цен на мировых рынках сырья, затрудняющие оценку перспектив экономического развития добывающих отраслей и их инвестиционной привлекательности;
  • острый дефицит финансовых ресурсов, усиливающийся в условиях мирового финансового кризиса и с введением санкций.

К проблемам регионального развития следует отнести:

  • закрытие и сокращение производства целым рядом предприятий – (распад хозяйственных операций и комплексов в условиях сжатия внутреннего рынка), снижение объемов производства продукции с высокой добавленной стоимостью;
  • снижение экономического потенциала, способного участвовать в проектах освоения Арктики и Севера и в формировании магистральной транспортной инфраструктуры Сибири и Дальнего Востока;
  • низкую восприимчивость реального сектора к инновациям;
  • низкую производительность в обрабатывающем секторе экономики и, как следствие, отсутствие возможности проведения модернизации производства за счет собственных средств;
  • недоступность долгосрочных, дешевых заемных средств для модернизации действующих и создания новых производств;
  • периферийное положение предприятий региона в составе вертикально-интегрированных корпораций с центрами принятия решений за пределами Красноярского края.

Вместе с тем, имеющиеся конкурентные преимущества и возможности промышленного развития Красноярского края позволяют при определенных условиях переломить негативные тенденции, включиться в единое пространство Евразийского Союза, позиционировать регион как один из ведущих экономических и технологических центров не только всей восточной части России, но и АТР.

В будущем промышленный региональный комплекс, являясь катализатором развития многих сфер экономики, должен сохранить приоритетное место в экономике края, стать дополнительным источником получения доходов бюджета, инструментом привлечения инвестиций и механизмом экономического роста. Развитие промышленного комплекса региона может создать предпосылки для смягчения территориальных диспропорций, запуска процесса восстановления интеграционных связей и диверсификации отраслевой структуры экономики.

 

Постановка проблемы. Новая индустриализация как приоритет модернизации экономики

Вопросы новой индустриализации российской экономики активно обсуждаются авторами в многочисленных научных исследованиях, начиная с начала XXI века [1-8]. Это связано в первую очередь с тем, что новая индустриализация («неоиндустриализация», «реиндустриализация», «новое индустриальное развитие») является наиболее адекватным ответом на многочисленные внутренние и внешние вызовы стратегического вектора экономического развития страны.

В условиях технологической неопределенности и множественности интерпретационных моделей новой индустриализации среди экономистов сложилось общее понимание характерных черт этой концепции [9]:

  • в производственной области (реструктуризация крупных промышленных объединений; приоритет выпуска наукоемкой продукции; интеграция экономических субъектов в промышленности; использование эффективных инструментов промышленности: микроэлектроники; ресурсосберегающих и информационных технологий; цифрового программного обеспечения; робототехники и пр.);
  • в области технологий (кардинальные производственные и технологические изменения; обновление технологической базы промышленности; изменение роли технологий как определяющего фактора современного производства; отказ от сохранения устаревших технологий);
  • в рыночной области (повышение конкурентоспособности внутренних рынков за счет расширения возможностей частной инициативы малого и среднего бизнеса; развитие внутреннего потребительского и промышленного спроса);
  • в структуре промышленного производства (лидерство высокотехнологичных отраслей; диверсификация структуры экономики через повышение в ней доли обрабатывающей промышленности; инновационное обновление традиционных секторов промышленности; поддержка со стороны государства инновационной деятельности экономических субъектов в приоритетных отраслях промышленности);
  • в научной области (взаимосвязь науки, технологий и экономического роста на основе знаний с учетом развития информационного общества);
  • в область трудовых ресурсов (обеспечение промышленности квалифицированными рабочими кадрами и специалистами информационных технологий).

Вышеизложенное позволяет трактовать новую индустриализацию как синхронный процесс создания новых высокотехнологичных секторов экономики, эффективного инновационного обновления ее традиционных секторов при согласованных качественных и последовательных изменениях между технико-экономической и социально-институциональной сферами, осуществляемых посредством интерактивных технологических, социальных, экологических, политических и управленческих изменений [8].

Региональные аспекты новой индустриализации наиболее полно исследованы в работах Уральской экономической школы (Институт экономики УРО РАН) и Сибирской экономической школы (Институт экономики и ОПП СО РАН, Сибирский федеральный университет — Институт экономики, государственного управления и финансов и Институт управления бизнес-процессами).

В работах Института экономики УРО РАН [10-12] выполнен системный анализ современных концепций регионального индустриального развития (регионального промышленного пути, «умной» специализации региона, промышленной идентификации региона), исследованы взаимосвязи кластерных конфигураций и инновационной активности региона; обоснована роль старопромышленных регионов Уральского ФО как драйверов российской политики импортозамещения; дана оценка потенциала импортозамещения и сформулированы критерии выбора приоритетов региональной политики импортозамещения.

В работах Института экономики и ОПП СО РАН [13-16] сформулированы предложения по пакету новых сибирских инвестиционных проектов (отраслевые проекты в минерально-сырьевом секторе; межрегиональные проекты по модернизации производства и усилению экономической связности пространства; проекты «встраивания» промышленных комплексов Сибири в высокотехнологичные ниши российской и мировой экономики); проанализирован потенциал модернизации минерально-сырьевого комплекса региона и рассмотрены механизмы регулирования его инновационного развития, а также усиления взаимосвязей с региональной экономикой, предложена модель ресурсно-инновационного развития региона.

В исследованиях ученых СФУ изучены важные аспекты региональной индустриализации:

  • развитие промышленных отраслей на основе трансфера знаний и технологий разработана методика оценки степени технологического развития отраслей, приведены результаты эмпирического исследования функционирования каналов трансфера знаний и технологий в региональной инновационной системе [17];
  • проблемы формирования и прогнозирования новых секторов экономики сырьевых регионов, предложены: концептуальная модель мультисекторного развития, методика оценки потенциала технологического развития региона для «вытягивания» производственных цепочек передовых технологий, методика разработки сценарных вариантов развития новых секторов экономики, методика оценки интегральных эффектов технологического развития [18].

Новая индустриализация предполагает широкое использование информационно-коммуникационных технологий, что обусловлено, с одной стороны, увеличением доли высокотехнологичных и наукоемких видов деятельности, требующих обработки большого количества информации, с другой – цифровизацией традиционных отраслей промышленности. Существенным фактором, стимулирующим цифровизацию в различных отраслях экономики, является повышение доступности современных цифровых и сетевых технологий, нового программного обеспечения, разнообразных цифровых устройств и оборудования, информационно-коммуникационных технологий на базе сети Интернет и мобильной связи [19-20].

В целях ускорения технологического развития российских промышленных компаний и обеспечения конкурентоспособности разрабатываемых ими продуктов и решений на глобальном рынке путем достижения «цифровой зрелости» Правительством РФ разработано «Стратегическое направление в области цифровой трансформации обрабатывающих отраслей промышленности», утвержденное распоряжением Правительства РФ от 6 ноября 2021 г. № 3142-р.

 

Обсуждение результатов. Тенденции и направления промышленного развития Красноярского края

Тренды развития промышленного производства в 2001-2021 гг. Промышленность Красноярского края формирует почти 2/3 (60,7%) валовой добавленной стоимости региона. Это существенно выше среднероссийских показателей (31,1%) и средних показателей по Сибирскому ФО (40,8%).

Период (2001-2021 гг.) характеризовался неустойчивой динамикой промышленного производства, вызванной резкими изменениями макроэкономической конъюнктуры. Несмотря на экономические санкции и неблагоприятные внешние воздействия, отгрузка промышленной продукции в крае росла в 2001-2021 гг. со среднегодовым темпом 4,8%, превышающим среднероссийские показатели (среднегодовой темп роста 3,9%). Одним из главных факторов опережающего промышленного роста Красноярского края явилось масштабное освоение нефтегазовых ресурсов (разработка месторождений в Туруханском и Эвенкийском районах), начавшееся в 2008-2012 годах.

Без учета реализации нефтегазовых проектов показатели промышленного производства Красноярского края выглядят существенно скромнее : среднегодовой темп в 2001-2021 годах снижается до 3,0% и становится ниже среднероссийского уровня (рис.1).

 

Динамика отгруженной промышленной продукции в сопоставимых ценах в 2001-2021 гг. (2000 г.=100%)

Рисунок 1 — Динамика отгруженной промышленной продукции в сопоставимых ценах в 2001-2021 гг. (2000 г.=100%)

 

Реакция промышленного производства в крае на изменения макроэкономической конъюнктуры, в основном, совпадает с общероссийской. Вместе с тем соотношение показателей отклика края и РФ неоднозначно. Так, в 2001-2009 гг. амплитуда отклонений темпов роста в крае была ниже, чем в РФ : в период кризиса падение было меньше, в период роста – увеличение тоже было меньше; в 2010-2021 гг. амплитуда изменения краевых показателей возросла : в периоды роста промышленное производство опережало среднероссийские темпы, в периоды кризиса наблюдалось более глубокое падение промышленного производства по сравнению со среднероссийскими показателями.

Отраслевая структура и технологический уровень промышленного производства. Начиная с 2000 г., в Красноярском крае наблюдается устойчивое изменение структуры промышленного производства в сторону уменьшения доли обрабатывающих производств и роста добычи полезных ископаемых.

Наблюдается тенденция сокращения производства в отраслях, ориентированных на конечное потребление: пищевая и легкая промышленность, машиностроение и т.д.

Снижается уровень использования среднегодовой мощности предприятий – производителей продуктов питания. Текстильные и швейные предприятия практически остановили выпуск своей продукции.

Произошло резкое сокращение объемов производства в машиностроительном комплексе, часть крупных предприятий которого прекратили свое существование.

Доля наиболее высокотехнологичных отраслей – химической промышленности и машиностроения – в общем объеме промышленного производства упала в 1981-2000 гг. почти в 5 раз – с 22,8% (1980 г.) до 5,0% (2000 г.). В 2001-2020 гг. падение прекратилось и к настоящему времени (2020 г.) доля химической и машиностроительной промышленности повысилась до 6,6% (рис.2).

 

Изменение доли высокотехнологичных отраслей (химического производства и машиностроения) в общем объеме промышленного производства Красноярского края в 1980-2020 гг.

Рисунок 2 — Изменение доли высокотехнологичных отраслей (химического производства и машиностроения) в общем объеме промышленного производства Красноярского края в 1980-2020 гг.

Источник: данные Росстата [22-24].

 

Доля высокотехнологичных производств в промышленности Красноярского края может быть оценена в настоящее время на уровне 6,6% (1,0% высокотехнологичных и 5,6% среднетехнологичных высокого уровня), что более чем в 3 раза ниже среднероссийского (около 21%) и в 5 и более раз ниже уровня развитых промышленных стран (40-70%).

В то же время уровень производительности труда (по отгруженной продукции) в отраслях добычи полезных ископаемых (раздел B ОКВЭД2) и в так называемых низкотехнологичных отраслях обрабатывающих производств – металлургическое производство (код 24 ОКВЭД2) и производство кокса и нефтепродуктов (код 19 ОКВЭД2) — значительно превосходит соответствующие показатели «высокотехнологичных» машиностроительных отраслей.

Базовые промышленные отрасли региона – добыча нефти и газа, обработка древесины, химическое и металлургическое производство, промышленность строительных материалов (производство прочей неметаллической минеральной продукции) (на их долю приходится 74,8% всей отгруженной промышленной продукции Красноярского края, в том числе только на добычу нефти и газа и металлургическое производство — 70,3%) имеют значительное превосходство по уровню производительности труда – от 120-150% (производство прочей неметаллической минеральной продукции, добыча нефти и газа, химическое производство) до 206% (металлургическое производство) (рис. 3).

 

Соотношение производительности труда (по отгруженной продукции) в отраслях промышленности Красноярского края и РФ (2020 г., %) (рассчитано на основе данных Росстата [25-26]).

Рисунок 3 — Соотношение производительности труда (по отгруженной продукции) в отраслях промышленности Красноярского края и РФ (2020 г., %) (рассчитано на основе данных Росстата [25-26]).

 

Цифровизация предприятий отрасли. Подавляющее число промышленных предприятий края обеспечены первичной цифровой инфраструктурой, включающей широкополосный интернет и персональные компьютеры, расширяется применение автоматизированных систем управления и контроля технологических процессов на всех производственных стадиях и видах производств.

Компании предъявляют возрастающий спрос на инжиниринговые услуги и сервисы по внедрению цифровых технологий. Активно развивается взаимная цифровая интеграция как на базе частных информационных решений (работа с партнерами, управление поставками), так и с использованием государственных информационных систем.

В то же время, использование цифровых технологий и автоматизация промышленными предприятиями края пока носят фрагментарный характер и только в отдельных случаях достигают информационной среды предприятия в целом. В основном цифровая инфраструктура задействована в решении офисных, управленческих задач.

В настоящее время самыми востребованными в промышленности являются технологии сбора, обработки и анализа больших данных. На втором месте идут облачные сервисы, третью и четвертую позицию делят цифровые платформы и интернет вещей (IoT). Позитивную динамику демонстрируют промышленные роботы и автоматизированные линии. Очень низкие показатели пока у аддитивных технологий, цифровых двойников и искусственного интеллекта [27].

В целом, уровень проникновения цифровых технологий остается недостаточным — даже самые популярные технологии используются не более чем ¼ частью предприятий.

Интерес предприятий края к интеграции в цифровую среду достаточно высок. По данным на 6.08.2022 г. в Государственной информационной системе промышленности РФ (ГИСП РФ) зарегистрировано 138 предприятий Красноярского края (в том числе 82 промышленных) (1,15% от общего числа зарегистрированных в ГИСП российских предприятий), на долю которых приходится 78% отгруженной промышленной продукции региона.

Проблемы кадрового обеспечения. Промышленные предприятия являются ключевыми работодателями, совмещающими рост производительности труда и увеличение занятости.

В 2020 г. в промышленности края было занято около 275 тыс. человек (20,2% общей численности занятых). Этот показатель в абсолютном измерении снизился в Красноярском крае за период 2001-2020 гг. на 83,2 тыс. человек (на 23,2%), а в относительном измерении – на 5,2 п.п. (с 25,4% до 20,2%). Соответствующее уменьшение в РФ было более плавным – абсолютная (среднегодовая) численность занятых снизилась лишь на 14,1%, а удельный вес промышленной занятости уменьшился на 4,8 п.п. (с 23,7% в 2000 году до 18,9% в 2020 году).

Заработная плата работников, занятых в промышленности, примерно на 25% превышает среднюю по экономике Красноярского края, но значительно отличается в зависимости от отрасли и места расположения производства. В ряде промышленных отраслей уровень средней заработной платы ниже, чем в целом в экономике региона.

Традиционно более высокий уровень заработной платы практикуется в отраслях с тяжелыми физическими и природными условиями труда и особыми компетенциями человеческого капитала (добыча полезных ископаемых в условиях Севера и Арктики, оборонно-промышленный комплекс).

Предприятия конкурируют за квалифицированных работников — в ряде территорий Красноярского края наблюдается дефицит высококвалифицированных кадров. В то же время существенной кадровой проблемой, снижающей эффективность производства, является профессионально-квалификационный дисбаланс (несоответствие компетенций квалификационным требованиям).

Финансовое положение предприятий отрасли. Для организаций промышленности характерна высокая зависимость от доступности заемных средств, что связано с большими объемами закупок материалов, комплектующих и оборудования, длительными инвестиционными и производственными циклами. В отрасли накоплена высокая кредитная нагрузка, наблюдается недостаток оборотных средств.

Предприятия, в основном, полагаются на собственные источники средств для развития, что вполне закономерно приводит к ограничению темпов роста. Большие долги предприятий не позволяют им реализовать программы диверсификации. Финансовыми источниками внедрения предложенных направлений могут быть как собственные средства предприятий, так и заемные. Но учитывая финансовое состояние большинства предприятий, оба эти источника для них фактически не доступны.

Конкурентоспособность промышленного комплекса региона. Экспортный потенциал. Красноярский край является активным экспортером промышленных товаров в 88 стран мира (в 2015 году в 92 страны) и обладает высоким потенциалом развития высокотехнологичного и наукоёмкого экспорта, относящегося в настоящий момент к важнейшей целевой установке развития экономики. Доля несырьевых товаров в экспорте края достигла в 2021 году 86,7%, край стал ведущим несырьевым экспортером в Сибирском ФО.

Стоимостной объем регионального экспорта товаров вырос за период 2001-2021 гг. почти в 2 раза (с 3,63 млрд долл. США до 7,16 млрд долл. США). При этом его пик пришёлся на 2007 г., после мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. объёмы внешней торговли края так и не достигли этого максимума.

При этом в 2009-2016 гг. в Красноярском крае объёмы экспорта товаров снизились сильнее, чем по России в целом, а в 2017-2021 гг. выросли в меньшей степени, что говорит об относительной неустойчивости внешнеэкономического комплекса региона к негативным факторам. В результате удельный вес Красноярского края в показателях экспорта РФ устойчиво снижается (рис.4).

 

Вклад Красноярского края в суммарный экспорт товаров РФ (% от стоимостного объема в долл.США)

Рисунок 4 — Вклад Красноярского края в суммарный экспорт товаров РФ (% от стоимостного объема в долл.США)

 

Основными странами для экспорта промышленных товаров из Красноярского края в 2021 году были Китай, Нидерланды, Германия, Турция, Корея, США. Вывозили, в основном, металлы и изделия из них (3688,0 млн.долл.США), древесину и целлюлозно-бумажные изделия (1088,8 млн.долл.США), минеральные продукты (металлические руды и топливно-энергетические ресурсы) (924,1 млн.долл.США), драгоценные металлы и изделия (599,5 млн.долл.США), химические продукты, пластмассовые изделия и каучук (503,0 млн.долл.США). Машины, оборудование и транспортные средства с объемом 328,7 млн.долл.США в структуре экспорта Красноярского края занимали 6-ю позицию. Экспорт остальных товаров (продовольственные товары и сырье для их производства, товары легкой промышленности и сырье для их производства, строительные материалы, прочие готовые изделия) составил 47 млн.долл.США (менее 1% совокупного экспорта товаров).

В период 2015-2021 гг. снизился удельный вес основной товарной группы экспортных товаров – металлов и изделий — с 77,2% в 2015 г. до 51,4% в 2021 г. (в основном, из-за прекращения экспорта никеля, в связи с переносом металлургического производства из Норильска в Финляндию). Повысился удельный вес древесины и продуктов деревообработки (с 8,2% до 15,1%), минеральных продуктов (с 3,8% до 12,9%), драгоценных металлов и изделий (с 2,6% до 8,4%), машин, оборудования и транспортных средств (c 0,8% до 4,6%). Доля химических продуктов, пластмасс и каучук сохранилась на уровне 7,0%.

Примечательно, что в 2016-2021 гг. при увеличении объемов экспорта товаров наблюдается снижение средней стоимости весовой единицы экспортных товаров (долл./тонна) (табл. 1).

 

Таблица 1 – Изменение стоимости 1 тонны экспортных товаров в Красноярском крае

Год Стоимость экспорта, млн.долл.США Вес экспорта (тыс.т) Стоимость 1 тонны экспортных товаров (долл.США)
2015 6550 6033 1085
2019 6874 7022 980
2020 6397 6747 950
2021 7160 9565 750

 

Аналогичные тенденции характерные и для ведущих экспортных товарных групп (металлы и изделия из них, драгоценные металлы, древесина и продукты деревообработки, продукция химической промышленности). В последние годы наблюдается понижательная тенденция, что объясняется объективным состоянием конъюнктуры мировых товарных рынков.

Импорт и импортозамещение. В настоящее время доля края в общероссийском импорте товаров составляет около 1%, что существенно ниже доли региона в экспорте товаров и в объеме промышленного производства РФ (соответственно, 1,5-1,7% и 3,5- 3,7%).

В импорте Красноярского края преобладают машины, оборудование и транспортные средства, а также  продукция химической промышленности. Однако их удельный вес снижается, в основном, за счет быстрого роста импорта металлов и изделий, драгоценных металлов и камней и изделий из них (табл.2).

 

Таблица 2 — Удельный вес отдельных товарных групп в импорте Красноярского края в 2007–2021 гг.(%)

2007 2015 2021
Машины, оборудование и транспортные средства 42,9 39,8 36,2
Химические продукты, пластмассы и каучук 40,0 34,6 30,6
Металлы и изделия 3,1 6,5 18,0
Драгоценные металлы и камни и изделия из них 0,4 9,7 7,9
Продовольственные товары и с/х сырье 2,1 1,8 2,2
Минеральные продукты (включая ТЭР) 4,3 4,7 1,9
Прочие товары 7,1 2,9 3,1

 

Как показывает анализ, Красноярский край вынужден в больших объемах импортировать даже ту продукцию, которую, учитывая многообразие природных условий и богатство недр земли, он мог бы обеспечивать себя самостоятельно.

Основным ограничением для политики импортозамещения является внутренний платежеспособный спрос. В случае небольшой емкости внутрирегионального рынка создавать полноценное импортозамещающее производство экономически нецелесообразно. Поскольку трудно рассчитывать на окупаемость инвестиций и высокую эффективность такого производства.

По этой причине создаваемые в Красноярском крае импортозамещающие производства должны быть ориентированы на крупные макрорегиональные рынки (Сибирь (АЕР), восточные регионы страны, общероссийский рынок) что обеспечит эффект масштаба.

Исключением является производство импортозамещающей продукции, которая сходна по технологическим процессам производства с уже освоенной. Такая импортозамещающая продукция не требует дополнительных инвестиционных вложений, а лишь расходы на НИОКР.

Локализация производства и потенциал внутрирегиональной кооперации. Уровень локализации производственных активов крупных корпораций, осуществляющих реализацию крупномасштабных ресурсных проектов на Севере края, оценивается экспертами как крайне невысокий – от 5до 10% всех денежных расходов на приобретение материальных ресурсов и услуг. Подавляющая часть основного технологического оборудования импортируется или завозится из других регионов России. Значительная часть работников, занятых в проектах освоении месторождений углеводородного сырья, также завозится из других регионов страны и ближнего зарубежья в экспедиционно-вахтовом режиме. Большая часть добываемого сырья и продуктов первичной его переработки вывозится за пределы страны и региона.

В то же время опыт других стран показывает, что реальным является достижение 50% локализации производства в странах, на территории которых добываются природные ресурсы.

Очевидно, что увеличение налоговой нагрузки не стимулирует развитие внутрирегиональной кооперации. Опыт других стран демонстрирует, что для формирования долгосрочных устойчивых производственных связей крупных ресурсных корпораций необходимы специальные государственные программы, ориентированные не столько на использование нерыночных механизмов и принуждение бизнеса к «социальной ответственности», сколько на создание специальной институциональной среды – процедур и правил, позволяющих регулировать поведение всех участников крупных ресурсных проектов, добиваясь выполнения целевых показателей локализации, соблюдения экологических требований и участия в развитии локальной экономики в соответствии с концепцией устойчивого развития.

В рамках КИП «Енисейская Сибирь» сформирован механизм содействия кооперации инвесторов – участников КИП и предприятий малого и среднего бизнеса Красноярского края, Республик Хакасия и Тыва. Механизм – «Платформа МСП» – представляет собой информационную площадку, аккумулирующую сведения о закупках инвесторов–участников КИП «Енисейская Сибирь» и местных поставщиках и подрядчиках из числа предприятий малого и среднего бизнеса, зарегистрированных на территории регионов КИП (Красноярский край, Республика Хакасия и Республика Тыва).

На конец 2021 года в реестр поставщиков были включены 218 компаний по 13 видам деятельности. Субъекты МСП края, в основном, привлекаются для выполнения стандартизированных работ: им, как правило, достаются подряды на технологически несложные виды продукции и услуг, которые дешевле закупать на месте. При этом основной объем потребностей крупных ресурсных компаний закрывается поставками из других регионов страны и за счет импорта.

В зависимости от степени вертикальной интегрированности крупных компаний-инвесторов, по оценке экспертов, от 10 до 20% расходов на поставки материалов и услуг, получаемых от внешних поставщиков (включая импорт), могут быть обеспечены за счет местных субъектов МСП.

Региональные инновационные промышленно-технологические кластеры как механизм формирования высокопроизводительного индустриального сектора. Стратегической целью промышленного развития Красноярского края является формирование в регионе высокопроизводительного индустриального сектора, развивающегося на основе современных инновационных и цифровых технологий, обеспеченного квалифицированными кадрами с высоким экспортным потенциалом, обладающего конкурентоспособностью в глобальном масштабе, обеспечивающего достижение общерегиональных целей развития.

Основу для достижения поставленной цели может составить кластерная модель развития промышленного комплекса региона, так как именно эта модель лучше всего позволяет осуществить необходимый структурный маневр. Развитие межотраслевых территориально-промышленных комплексов, или кластеров в самых разнообразных формах (от вертикальных производственных цепочек до сетевых образований и стратегических альянсов), может придать импульс развитию нескольких отраслей, при этом внедрение инновационных технологий становится более легким и эффективным процессом. В кластерной модели более полно реализуются и принципы проектного анализа и планирования, соединения интересов бизнеса, власти и различных институтов.

Несмотря на существенное исчерпание технологических заделов, оставшихся со времен советского периода, Красноярский край, в настоящее время сохраняет высокий уровень компетенций в ряде промышленных отраслей (атомная, аэрокосмическая промышленность, металлургия цветных металлов).

Перспективы использования географического положения Красноярского края в контексте производственной и торговой кооперации, а стало быть, и в реализации кластерной модели имеются в следующих направлениях:

1) развитие транзитной торговли с использованием транспортных коридоров, связывающих регионы и проходящих по территории Ангаро-Енисейского макрорегиона;

2) географическая диверсификация внешней торговли товарами в форме ее переориентации с Европы на страны АТР;

3) организация на территории Ангаро-Енисейского макрорегиона и регионов КИП Енисейская Сибирь комплексных интегрированных производств для совместного выхода на рынки АТР (металлургия, машиностроение, химические производства, деревообработка, производство продуктов питания).

С учетом этого выбор направлений и приоритетов промышленного развития Красноярского края должен учитывать потенциал их реализации в рамках инновационных кластеров на основе:

1) использования существующей сырьевой базы для построения производственных цепочек (переделов продукции);

2) максимизации длины возможных производственных цепочек с целью максимизации создания добавленной стоимости в рамках региона;

3) обеспечения экономической целесообразности индивидуальных проектов в составе производственных цепочек;

4) создания технологически взаимосвязанных производств для снижения затрат на формирование общей инфраструктуры и снижения трансакционных издержек, обеспечения возможности использования общего пула квалифицированных работников и поддерживающей их инфраструктуры;

5) диверсификации создаваемых производственных цепочек в целях снижения негативного воздействия неблагоприятной ценовой конъюнктуры в одной из них на экономическое развитие территории в целом.

Направления кластерного развития должны определяться, с одной стороны, особенностями отраслей промышленности, с другой — составом вызовов и угроз. В крае уже существует несколько кластеров, образованных вокруг ключевых промышленных компаний, ведущих активную деятельность в регионе – ПАО «Норильский никель», ПАО «Полюс», ПАО «НК «Роснефть», АО «СУЭК», МКПАО «ОК РУСАЛ». Важными генераторами знаний и потенциальными центрами инновационных промышленных кластеров являются отдельные города Красноярского края с высокой концентрацией деятельности в области исследований и разработок в определенных областях: Красноярск, Железногорск, Зеленогорск, Норильск.

Вместе с тем, целый ряд перспективных направлений кластерной интеграции промышленной деятельности, особенно в области машиностроения, лесопромышленного и химического комплекса, остаются вне сферы скоординированного системного развития.

Исходя из этого, целесообразной представляется следующая сегментация промышленных кластеров в крае:

  • нефтегазовый кластер;
  • кластер «Медь и электротехника»;
  • кластер «Золото и драгоценные металлы»;
  • кластер «Переработка алюминия»;
  • кластер «Лес и строительные материалы»;
  • кластер «Уголь и углехимия»;
  • машиностроительный кластер (табл.3).

Выделенные проекты и промышленные кластеры не исчерпывают потенциал развития промышленного производства в регионе. Перспективы промышленного развития связаны также с реализацией других  крупных  инвестиционных и кластерных проектов:

  • освоение Сырадасайского месторождения на Таймырском полуострове (крупнейшего месторождения каменного угля в мире), которое входит в число инвестпроектов Арктической зоны, получивших федеральную поддержку, а также включен в состав комплексного инвестпроекта «Енисейская Сибирь». В рамках данного проекта планируется создание угольного разреза мощностью 10 млн тонн в год, строительство обогатительной фабрики, вахтового поселка, морского угольного терминала «Енисей» и др.(ООО «Северная звезда» холдинг AEON);
  • разработка (с перспективой наращивания объемов добычи) крупнейшего в России Горевского свинцово-цинкового месторождения в устье Ангары с выпуском качественных свинцовых и цинковых концентратов, поставляемых на экспорт (5 место в мире по добыче свинцово-цинковых руд) (группа компаний Новоангарский ГОК);
  • создание мощного агропромышленного кластера, предпосылками которого являются стабильно растущее сельскохозяйственное (по объемам производства сельскохозяйственный продукции Красноярский край (вместе с Новосибирской областью) делит в последнее время 2-3 место в Сибирском ФО), устойчивый внутренний спрос и формирующиеся в восточных районах страны новые рынки сбыта.

 

 

Таблица 3 — Перспективные  промышленные кластеры Красноярского края

Наименование кластера Основные проекты кластера Цели и задачи проектов Положительные эффекты Угрозы и ограничения Необходимые меры поддержки
1. Нефтегазовый 1.1. Освоение ванкорских и  новых арктических месторождений на Таймыре «Восток-Ойл» (Роснефть) Ежегодная поставка  на мировые рынки более 2,5%  мировых и более 20% российских объемов производства нефти.

Строительство масштабной трубопроводной транспортной и энергетической инфраструктуры в ареале реализации проекта.

Значимый прирост производства в экономике (в том числе в Красноярском крае)  за счет высоких мультипликативных эффектов. Высокий уровень операционных и капитальных затрат. Сложности привлечения иностранных инвесторов и  импорта требуемых технологий.

Необходимость географического перенаправления нефтяного экспорта.

Применение налоговых стимулов.

Поддержка кооперации отечественных производителей и разработка импортозамещающих технологий.

1.2. Освоение приангарских нефтегазовых  месторождений (необходим тендер для выбора газовой компании — основного оператора проекта) Использование попутного нефтяного газа приангарских месторождений для газификации Красноярской агломерации. Снижение затрат, связанных с утилизацией попутного нефтяного газа.

Улучшение экологической ситуации в регионе.

Низкая экономическая привлекательность для частных инвесторов.

Снижение объемов реализации местных энергетических углей.

Создание государственно-частного партнерства.

Расширение использования местных энергетических углей (Березовская ГРЭС-1).

1.3. Норильский газовый кластер (ПАО «Норильский никель») Модернизация магистральной и газотранспортной инфраструктуры Обеспечение эффективной энергетической безопасности  Норильского промышленного района Проблемы взаимодействия с КМНС, ведущими традиционный образ жизни.

Экологические проблемы.

Интеграция региональных программ поддержки традиционных видов деятельности КМНС с корпоративными программами ПАО «Норильский никель»
1.4. Модернизация Ачинского НПЗ (Роснефть) Углубление переработки нефти и  увеличение выхода светлых нефтепродуктов. Увеличение производства моторных топлив для внутрироссийского рынка, в первую очередь для Сибири и Дальнего Востока. Сложности импорта высокотехнологичного оборудования  (комплекса гидрокрекинга с интегрированной гидроочисткой) Применение налоговых стимулов.
2. Медь и электротехника 1. Освоение новых платино-медно-никелевых месторождений в Норильском промышленном районе, расширение мощностей по обогащению руд (ПАО «Норильский никель» и «Русская платина») Проектная производственная мощность первой очереди

-Южный кластер -9 млн.т руды в год

-Черногорский ГОК — 7 млн т руды в год.

Укрепление позиций региона как крупнейшего  производителя МПГ, меди и никеля  в России.

Создание новых рабочих мест и рост добавленной стоимости.

Неурегулированность отношений между ПАО Норильский никель и группой компаний Русская платина в вопросах доступа к инфраструктуре Норильского промрайона. Применение налоговых стимулов.

Государственная субсидия на компенсацию роста ключевой ставки Банка России.

2. Разработка медно-никелевых месторождений в Саянском районе  и месторождений батарейной группы металлов (Тыва, южные районы Красноярского края) (группа ОНЭКСИМ) Строительство Кингашского ГОКа

(20 млн.тонн руды и 600 тыс.тонн медно-никелевого концентрата)

Создание предпосылок для развития медной металлургии, производства электротехнических изделий, а также аккумуляторов для электромобилей. Необходимость больших капитальных затрат на создание транспортной и энергетической инфраструктуры в районах реализации проекта. Применение налоговых стимулов.

Участие государства в создании необходимой транспортной и энергетической инфраструктуры.

3. Создание комплекса предприятий- производителей электротехнической продукции (проектный офис-интегратор (КИП Енисейская Сибирь)) Производство электротехнического кабеля, электродвигателей, электрогенераторов, электроконденсаторов и пр.электротехники Удовлетворение растущего внутреннего спроса на электротехническую продукцию. Низкая конкурентоспособность продукции по сравнению с зарубежными производителями. Применение налоговых стимулов.

Обеспечение приоритета российским электротехническим компаниям при проведении конкурсов на поставку оборудования.

3. Золото и драгоценные металлы 1. Увеличение добычи и производства золота (ПАО «Полюс», Polymetal International PLC, ООО «Соврудник», ПАО «Норильский никель») Разработка новых месторождений в Северо-Енисейском, Мотыгинском районах, модернизация существующих предприятий, развитие Южного кластера в Норильском промышленном районе. Рост объемов производства, создание предпосылок для внутрирайонной кооперации с производителями материально-технических ресурсов. Затруднения в работе иностранных компаний (Polymetal International PLC).

Приостановка поставок оборудования и техники от иностранных производителей.

Налоговые преференции.

Присвоение проектам статуса регионального инвестиционного проекта.

Субсидии на строительство инфраструктуры.

2. Расширение добычи и производства МПГ (ПАО «Норильский никель», группа «Русская платина», группа ОНЭКСИМ) Разработка месторождений в Норильском и Кингашском рудных узлах. Рост объемов производства, увеличение поступлений в местные бюджеты, рост занятости. Приостановка поставок оборудования и техники от иностранных производителей. Применение налоговых стимулов.

Стимулирование территориальной кооперации и взаимодействия.

3. Модернизация аффинажного производства и обновление  производства ювелирных изделий (ОАО «Красцветмет») Модернизация и автоматизация производства. Расширение присутствия на рынках вторичного сырья.

Расширение продуктовых линеек.

Стабилизация положения на рынке. Улучшение финансовых показателей предприятия.

Увеличение доходов регионального бюджета.

Вызванное санкциями усложнение и удорожание цепочек реализации продукции. Необходимость переформатирования направлений и видов экспорта продукции. Налоговые преференции.

Регулирующие меры на федеральном уровне, позволяющие смягчить негативные последствия санкций.

4. Переработка алюминия 1. Разработка Горячегорского месторождения нефелинов (Шарыповский район)

(АО «Русал»)

Строительство  инфраструктуры, рудника и цеха обогащения на АГК (предполагаемые сроки 2027-2030 гг.) Укрепление местной сырьевой базы алюминиевых предприятий Сибири. Улучшение экономической базы Шарыповского района. Руды Горячегорского месторождения (более бедные по своему содержанию, чем Кия-Шалтырские) требуют повышенных операционных затрат и капитальных вложений на строительство обогатительного цеха. Государственная поддержка в рамках федерального закона о защите и поощрении капиталовложений.
2. Экологическая модернизация Красноярского алюминиевого завода (АО «Русал») Демонтаж корпусов с грязной технологией электролиза и строительство новых корпусов на основе технологии предварительно обожженных анодов. Улучшение экологических показателей предприятия (фторидов и бенз(а)пирена). Недостаточное улучшение экологических показателей  и продолжение протестов общественности, настаивающей на выносе предприятия за черту города. Стимулирующие меры, направленные на расширение и углубление масштабов экологической модернизации.
3. Развитие ОЭЗ «Красноярская технологическая долина» (ОЭЗ «Красноярская технологическая долина», КИП «Енисейская Сибирь») Развитие прокатного производства, производство колесных дисков, алюминиевых профилей, товаров народного потребления, в том числе спортивной продукции. Рост добавленной стоимости на ед.первичного алюминия, расширение линейки производимой продукции. Недостаточный спрос на продукцию, высокие операционные затраты и низкая рентабельность производства. Введение таможенных, налоговых и административных преференций. Создание благоприятных инфраструктурных условий.
5. Лес и строительные материалы 1.Развитие лесопереработки (АО «Краслесинвест», АО «Лесосибирский ЛДК №1», ЗАО «Новоенисейский ЛХК», ООО «Ксилотек-Сибирь», ООО «Приангарский ЛПК», ООО «ЛесСервис», ООО «Док Енисей» и др.) Расширение действующих и создание новых лесопильных и деревообрабатывающих производств.

Строительство двух целлюлозных комбинатов.

Увеличение поставок на мировой и российский рынок лесопродукции высоких  переделов, повышение эффективности использования лесосырьевой базы региона,  создание новых рабочих мест и увеличение бюджетных доходов. Истощительное лесопользование и быстрое сокращение доступных лесных ресурсов.

Нарушения в сфере охраны окружающей среды и сохранения биологического разнообразия.

Обеспечение мер по ресурсной безопасности лесного фонда.

Аудит использования лесного фонда предприятиями, получившими его на инвестиционные проекты.

Налоговые преференции.

2. Развитие деревянного домостроения (правительство Красноярского края, КИП «Енисейская Сибирь») Формирование вертикально интегрированной производственно-технологической цепочки глубокой и безотходной переработки древесины  и строительство домов «под ключ» Рост экологически чистых производственных мощностей на основе низкотоварной древесины.

Расширение жилищного, социального и рекреационного строительства.

Некачественные технологии строительства, нескоординированность действий участников и посредников, сложности получения кредитов, низкий платежеспособный спрос. Налоговые преференции.

Совершенствование правовых вопросов, связанных с доступом к региональной инфраструктуре, техническим сопровождением инвестиционных процессов.

6. Уголь и углехимия 1. Техническое перевооружение и модернизация и угледобывающих предприятий Канско-Ачинского угольного бассейна (СУЭК, «Русский уголь») Расширение и обновление парка техники, реализация проектов капитального строительства и модернизация инфраструктуры угледобывающих предприятий. Усиление конкурентных преимуществ, увеличение доли рынка и обеспечение высокого уровня социальной ответственности. Снижение спроса на бурый энергетический уголь и вытеснение его газом. Высокий уровень  экологических загрязнений от использования угольной энергетики.

Высокие транспортные издержки.

Возможность получения проектного финансирования по льготным ставкам.
2. Формирование комплекса предприятий углехимической промышленности (необходим тендер для выбора угольной или химической компании — основного оператора проекта) Создание комплекса предприятий по производству сорбентов, удобрений и стимуляторов роста, реагентов, смол, лекарственных средств, строительных материалов, металлов и проч. Формирование конкурентоспособного сегмента региональной  экономики, который может иметь значительный мультипликативный эффект. Новые технологии глубокой переработки угля находятся на лабораторном уровне или в стадии опытно-промышленной эксплуатации: «экономика» переработки угля построена на зарубежных технологиях и подходах;

проектная база в значительной степени утрачена.

Государственная поддержка спроса на продукцию углехимии, включение технологий глубокой переработки угля в перечень критически значимых технологий.

Стимулирование и поддержка научных разработок.

Налоговые преференции для предприятий.

7. Машиностроительный Формирование нового сектора сервисного машиностроения для базовых отраслей региона.

Диверсификация сектора традиционного машиностроения.

Обновление линеек машиностроительной продукции, модернизация имеющихся технологий и основных фондов. Укрепление позиций в высокотехнологичных секторах промышленности.

Импортозамещение дефицитных машин и оборудования в базовых отраслях экономики региона.

Улучшение финансовых показателей предприятий.

Недостаточная степень хозяйственной кооперации с базовыми отраслями экономики  региона.

Низкие темпы формирования инновационного научно-образовательного комплекса, недостаток квалифицированных кадров.

Налоговые преференции.

Формирование индустриальных парков.

Поддержка образовательных программ подготовки инженерно-технических кадров и программ привлечения в регион высоквалифицированных специалистов.

 

 

В условиях современного экономического развития недостаточно только лишь говорить о промышленных кластерах. Необходимым элементом их развития  является реализация тесно связанных с ними сетевых структур — транспортных и энергетических проектов, обеспечивающих как внутреннюю интеграцию самих кластеров, так и их интеграцию в систему региональной экономики в целом (железнодорожные, автомобильные, водные транспортные магистрали, объекты электро- и теплоэнергетики).

Первичные промышленные кластеры (сформулированные на концептуальном уровне как совокупность взаимосвязанных проектов и видов экономической деятельности) должны рассматриваться как этап формирования многоуровневых инновационных промышленных кластеров (инновационно-активных промышленных кластеров («высокотехнологичных») и системообразующих инновационно-активных промышленных кластеров (СИАПК)) [21].

Одной из главных отличительных черт СИАПК является наличие «цифровой платформы», ключевыми составляющими которой выступают:

1) технологическая экосистема, представляющая собой некую совокупность программных решений и средств, необходимых для функционирования цифровой платформы и взаимоувязки всех процессов, протекающих в системе кластера;

2) кадровая экосистема, помогающая персоналу всех участников, входящих в состав СИАПК, приобретать новые навыки;

3) операционная экосистема, опосредующая умное производство, логистику кластера и вопросы коммерциализации и продаж;

4) экосистема для принятия решений, необходимая для решений вопросов, связанных непосредственно с самим продуктом, а также другими сторонними цифровыми решениями.

Основой для формирования СИАПК могут стать цифровые платформы ГИСП РФ (Минпромторг РФ) и МСП (КИП «Енисейская Сибирь» и Министерство промышленности, энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Красноярского края).

 

Выводы

1) Новая индустриализация представляется наиболее адекватным и перспективным направлением перехода экономики страны на новую траекторию роста.

2) Новая индустриализация регионов России, связанная с развитием новых и новейших технологий и форм организации промышленного производства, должна опираться не только на активное формирование новых отраслей, соответствующих требованиям третьей и четвертой промышленных революций, пятого и шестого технологических укладов (и др.), но также (и прежде всего) на потенциал сложившихся традиционных отраслей (горно-добывающей, металлургической, нефтегазовой, угольной промышленности). «Россия была, есть и будет мощной, сильной природо-ресурсной страной и природные ресурсы — это не символ отсталости, а основа богатства, основа успешности, основа возможностей реализации уникальных природного и человеческого капиталов, которыми располагает Россия и ее регионы» [15].

3) В экономике Красноярского края  имеются предпосылки для развития процессов новой индустриализации, серьезных структурных изменений в пользу высокотехнологичных производств. Основным приоритетом региональной промышленной политики для осуществления новой индустриализации региона, обеспечения дальнейших функциональных и структурных преобразований, локализации и территориальной кооперации производства должен стать механизм формирования цифровых инновационных платформ промышленных кластеров (нефтегазового; «медь и электротехника»; «золото и драгоценные металлы»; «переработка алюминия»; «лес и строительные материалы»; «уголь и углехимия»; машиностроительного).

4) Для решения этой задачи необходимы: стратегические соглашения между основными субъектами промышленной политики; согласование действий и распределение полномочий и ответственности между федеральным центром и руководством региона; создание благоприятных условий (налоговых, кредитных, организационных, научно-образовательных, политических и др.); научная обоснованность промышленных перспектив региона, основанная на всестороннем территориально-отраслевом анализе тенденций и процессов развития и системной реализации приоритетных направлений новой индустриализации.

 

Литература

  1. Белоусов, Д.Р. Научно-технологическая модернизация: некоторые важные компоненты. Заседание «Технологические сдвиги в российской экономике: возможности и ограничения»// Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, 3.03.2022 – URL: http://www.forecast.ru/_ARCHIVE/Presentations/DBelousov/2022-03-03techmodern.pdf (дата обращения 1.09.2022).
  2. Бляхман, Л.С. Новая индустриализация: сущность, политико-экономические основы, социально-экономические предпосылки и содержание // Проблемы современной экономики. — 2013. — №4(48). — c. 44−53.
  3. Бодрунов, С.Д. Формирование стратегии реиндустриализации России: монография. — СПб.: Ин-т нового индустр. Развития. — 2013. — 679 с.
  4. Губанов, С.С. Державный прорыв. Неоиндустриализация России и вертикальная интеграция. — М. : Книжный мир. – 2012. – 223 с.
  5. Корнейчук, Б. Теоретические и идеологические основы доктрины «новой индустриализации» // Вопросы экономики. — 2014. — №3. — c.141−149.
  6. Крюков, В.А. О взаимосвязи и взаимодействии экономической, промышленной и научно-технологической политик // Управление наукой: теория и практика. — 2020. — Т.2. — № 2. — c.15-46. — DOI: 10.19181/smtp.2020.2.2.1.
  7. Сухарев, О.С., Ворончихина Е.С. Стратегия индустриализации экономики. Исследование структуры экономического роста и технологического развития — М.: Ленанд. — 2019 — 312 с.
  8. Татаркин, А.И. Новая индустриализация экономики России: потребность развития и/или вызовы времени // Экономическое возрождение России. — 2015. – №2(44). – c.20-31.
  9. Шевченко, С.А. Приоритеты региональной промышленной политики в условиях новой индустриализации России // Теоретическая экономика – 2019. — №12. — с.43-51.
  10. Акбердина, В.В., Романова, О.А. Региональные аспекты индустриального развития: обзор подходов к формированию приоритетов и механизмов регулирования // Экономика региона. — 2021. — Т.17. — вып.3. — c.714-773. DOI: 10.17059/ekon.reg.2021-3-1.
  11. Лаврикова, Ю.Г., Акбердина, В.В., Суворова, А.В. Cогласование приоритетов научно-технологического и пространственного развития индустриальных регионов // Экономика региона. — 2019. — Т.15. — вып.4. — c.1022-1035. DOI: 10.17059/2019-4-5.
  12. Силин, Я.П., Анимица, Е.Г., Новикова, Н.В. Региональные аспекты новой индустриализации// Экономика региона. — 2017. — Т.13. — вып.3. — c.684-696.
  13. Кулешов, В.В., Селиверстов, В.Е. Роль Сибири в пространственном развитии России и ее позиционирование в стратегии пространственного развития РФ. // Регион: экономика и социология. – 2017. – № 4. – c. 3-24. DOI: 10.15372/REG20170401.
  14. Крюков, В.А., Суслов, Н.И., Ягольницер, М.А. Об основах развития экономики Азиатской России // ЭКО. – 2022. – № 1. – c. 121-141. DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2022-1-121-141.
  15. Крюков, В.А. Путь к новому индустриальному обществу невозможен без учета особенностей структуры и пространства России // Материалы VII Санкт-Петербургского экономического конгресса (СПЭК-2022) на тему: «Новое индустриальное общество второго поколения (НИО.2): проблемы, факторы и перспективы развития в современной геоэкономической реальности», 31 марта–1 апреля 2022 г. URL: http://freeconomy.ru/mneniya/valerij-kryukov-put-k-novomu-industrialnomu-obshhestvu-nevozmozhen-vne-ucheta-osobennostei-struktury-i-prostranstva-rossii.html (дата обращения 1.09.2022).
  16. Структурная модернизация как фактор повышения конкурентоспособности региона (на примере Красноярского края) (монография) // под ред. Шишацкого Н.Г. – Новосибирск: Изд-во ИЭОПП СО РАН. – 2020. – 510 с.
  17. Экономика Красноярского края: развитие отраслей на основе трансфера знаний и технологий (Самусенко, Е.А., Зимнякова, Т.С., Бухарова, Е.Б. [и др.]) (монография) // Красноярск, СФУ. – 2019. — 216 с.
  18. Методологические подходы формирования и прогнозирования новых секторов экономики сырьевых регионов (монография) // Васильева, З.А., Вчерашний, П.М., Лихачева, Т.П., Филимоненко, И.В. [и др.]- М., ИНФРА-М. — 2019. — 116 c.
  19. Вишневский, В.П. Цифровая экономика в условиях четвертой промышленной революции: возможности и ограничения. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Экономика. – 2019 — Т.35. — Вып.4 — c. 606–627. DOI: 10.21638/spbu05.2019.406.
  20. Глезман, Л.В., Буторин, С.Н., Главацкий, В.Б. Цифровизация промышленности как фактор технологического развития региональной пространственно-отраслевой структуры // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Т.10. – № 3. – c.1555-1570. DOI: 10.18334/vinec.10.3.110762.
  21. Ташенова, Л.В., Бабкин, А.В. Цифровая платформа системообразующего инновационно-активного промышленного кластера: понятие, особенности и структура // Кластеризация цифровой экономики: глобальные вызовы. Сборник трудов национальной научно-практической конференции с зарубежным участием. В 2-х томах. Под ред. Родионова, Д.Г., Бабкина, А.В.. — Издательство: ПОЛИТЕХ-ПРЕСС. — 2020. — т.1. — с. 196-208. DOI: 10.18720/IEP/2020.4/23.
  22. Красноярскому краю – 85. Статистический очерк // Красноярскстат. — Красноярск. — 2019. – 128 с. URL: https://krasstat.gks.ru/storage/mediabank/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%8F%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83%20%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%8E-85.pdf (дата обращения 1.09.2022).
  23. Объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по видам экономической деятельности по Красноярскому краю в 2005-2016 гг. (ОКВЭД-2007 г.) URL: https://krasstat.gks.ru/storage/mediabank/XbcH2Qzw/2.1.xlsx (дата обращения 1.09.2022).
  24. Отгружено товаров собственного производства, выполнено работ и услуг собственными силами по «чистым» видам экономической деятельности промышленного производства по полному кругу организаций в 2020 г. (ОКВЭД-2) URL: https://krasstat.gks.ru/storage/mediabank/%D0%9E%D1%82%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%BE%20%D0%9A%D0%9A.xlsx (дата обращения 1.09.2022).
  25. Промышленное производство в Красноярском крае. 2021: стат. сб. // Красноярскстат.- Красноярск – 2021. — 133 с.
  26. Промышленное производство в России. 2021: стат.сб. // Росстат. – М. — 2021. – 305 c.
  27. Данные федерального статистического наблюдения по форме № 3-информ «Сведения об использовании цифровых технологий и производстве связанных с ними товаров и услуг» за 2020 год URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/3-inf_2020(2).rar (дата обращения 1.09.2022).

References

  1. Belousov, D.R. (2022). Scientific and technological modernization: some important components. Meeting «Technological shifts in the Russian economy: opportunities and restrictions» [Nauchno-tekhnologicheskaya modernizaciya: nekotorye vazhnye komponenty. Zasedanie «Tekhnologicheskie sdvigi v rossijskoj ekonomike: vozmozhnosti i ogranicheniya»]. Center for Macroeconomic Analysis and Short-Term Forecasting of the Institute of Economic Forecasting of the Russian Academy of Sciences [Centr makroekonomicheskogo analiza i kratkosrochnogo prognozirovaniya Instituta narodnohozyajstvennogo prognozirovaniya RAN]. Avialable at: http://www.forecast.ru/_ARCHIVE/Presentations/DBelousov/2022-03-03techmodern.pdf (accessed 1 September 2022).
  2. Bliakhman, L.S. (2013). New industrialization: essence, political and economic principles, socio-economic preconditions and attending phenomena [Novaya industrializaciya: sushchnost’, politiko-ekonomicheskie osnovy, social’no-ekonomicheskie predposylki i soderzhanie]. Journal The challenges of the modern economy [Problemy sovremennoj ekonomiki]. No.4(48). Pp. 44−53. (In Russ.).
  3. Bodrunov, S.D. (2013). Formation of the strategy of reindustrialization of Russia: monograph [Formirovanie strategii reindustrializacii Rossii: monografiya]. Saint Petersburg : Institut novogo industrial’nogo razvitiya, 679 p. (In Russ.).
  4. Gubanov, S.S. (2012). Power breakthrough. Neoindustrialization of Russia and vertical integration. [Derzhavnyj proryv. Neoindustrializaciya Rossii i vertikal’naya integraciya]. Moscow : Knizhnyj mir, 223 p. (In Russ.).
  5. Korneichuk, B (2014). Theoretical and ideological principlesof the «new industrialization» doctrine [Teoreticheskie i ideologicheskie osnovy doktriny «novoj industrializacii»], Journal Voprosy Ekonomiki. No.3. Pp.141−149. (In Russ.).
  6. Kryukov, V.A. (2020). On the interconnection and interaction of economic, industrial and scientific and technological policies [O vzaimosvyazi i vzaimodejstvii ekonomicheskoj, promyshlennoj i nauchno-tekhnologicheskoj politik], Journal Science management: theory and practice. v.2. No. 2. Pp.15-46. (In Russ.). DOI: 10.19181/smtp.2020.2.2.1.
  7. Suharev, O.S., Voronchihina, E.S. (2019). Economic industrialization strategy. Study of the structure of economic growth and technological development [Strategiya industrializacii ekonomiki. Issledovanie struktury ekonomicheskogo rosta i tekhnologicheskogo razvitiya]. Moscow: Lenand. 312 p. (In Russ.).
  8. Tatarkin, A.I. (2015). New industrialization of the Russian economy: the need for development and/or challenges of time [Novaya industrializaciya ekonomiki Rossii: potrebnost’ razvitiya i/ili vyzovy vremeni], Journal Ekonomicheskoe vozrozhdenie Rossii. No2(44). Pp.20-31. (In Russ.).
  9. Shevchenko, S.A. (2019). Priorities of regional industrial policy in the conditions of new industrialization of Russia [Prioritety regional’noj promyshlennoj politiki v usloviyah novoj industrializacii Rossii]// Journal Teoreticheskaya ekonomika.No12. Pp.43-51. (In Russ.).
  10. Akberdina, V.V., Romanova, O.A. (2021). Regional industrial development: review of approaches priorities to regulation and determining [Regional’nye aspekty industrial’nogo razvitiya: obzor podhodov k formirovaniyu prioritetov i mekhanizmov regulirovaniya], Journal Economy of regions. v.17. No.3. Pp.714-773. (In Russ.). DOI: 10.17059/ekon.reg.2021-3-1.
  11. Lavrikova, Yu.G.,Akberdina, V.V.,Suvorova A.V. (2019) Coordinating the priorities of scientific, technological and spatial development of industrial regions [Soglasovanie prioritetov nauchno-tekhnologicheskogo i prostranstvennogo razvitiya industrial’nyh regionov], Journal Economy of regions. v.15. No.4. Pp.1022-1035. (In Russ.). DOI: 10.17059/2019-4-5.
  12. Silin, YA.P., Animica, E.G., Novikova, N.V. (2017). Regional aspects of new industrialization [Regional’nye aspekty novoj industrializacii], Journal Economy of regions. v.13. No.3. Pp.684-696. (In Russ.).
  13. Kuleshov, V.V., Seliverstov, V.E. (2017). The role of Siberia in the spatial development of Russia and its positioning in the strategy of spatial development of the Russian Federation [Rol’ Sibiri v prostranstvennom razvitii Rossii i ee pozicionirovanie v strategii prostranstvennogo razvitiya RF], Journal Region: ekonomika i sociologiya. No 4. Pp. 3-24. (In Russ.). DOI: 10.15372/REG20170401.
  14. Kryukov, V.A., Suslov, N.I. Yagolnitser, M.A. (2022). The economic development basis of Asian Russia [Ob osnovah razvitiya ekonomiki Aziatskoj Rossii], Journal ECO. No1. Pp. 121-141. (In Russ.). DOI: 10.30680/ECO0131-7652-2022-1-121-141.
  15. Kryukov, V.A. (2022). The path to a new industrial society is impossible without taking into account the peculiarities of the structure and space of Russia. Materials of the VII St. Petersburg Economic Congress (SPEK-2022) on the topic: «The new industrial society of the second generation (NIO.2): problems, factors and prospects for development in modern geo-economic reality» (March 31 — April 1, 2022). Avialable at: http://freeconomy.ru/mneniya/valerij-kryukov-put-k-novomu-industrialnomu-obshhestvu-nevozmozhen-vne-ucheta-osobennostei-struktury-i-prostranstva-rossii.html (accessed 1 September 2022).
  16. (2020). Structural modernization as a factor in increasing the competitiveness of the region (on the example of the Krasnoyarsk Territory) [Strukturnaya modernizaciya kak faktor povysheniya konkurentosposobnosti regiona (na primere Krasnoyarskogo kraya). Ed. Shishackij N.G. Novosibirsk: Izd-vo IEOPP SO RAN. 510 p. (In Russ.).
  17. Samusenko E.A., Zimnyakova T.S., Buharova E.B. et al. (2019). Economy of the Krasnoyarsk Territory: development of industries based on the transfer of knowledge and technology [Ekonomika Krasnoyarskogo kraya: razvitie otraslej na osnove transfera znanij i tekhnologij]. Krasnoyarsk, SFU. 216 p. (In Russ.).
  18. Vasil’eva, Z.A., Vcherashnij, P.M., Lihacheva, T.P. et al. (2019). Methodological approaches to the formation and forecasting of new sectors of the economy of commodity region [Metodologicheskie podhody formirovaniya i prognozirovaniya novyh sektorov ekonomiki syr’evyh regionov]. Moscow, INFRA-M. 116 p. (In Russ.).
  19. Vishnevsky, V.P. (2019). The digital economy in the context of the fourth industrial revolution: opportunities and limitations [Cifrovaya ekonomika v usloviyah chetvertoj promyshlennoj revolyucii: vozmozhnosti i ogranicheniya], St Petersburg university journal of economic studies. v.35. No.4. Pp. 606–627. (In Russ.). DOI: 10.21638/spbu05.2019.406.
  20. Glezman, L.V., Butorin, S.N., Glavatskiy, V.B. (2020) Digitalization of industry as a factor of technological development of the regional spatial and industrial structure [Cifrovizaciya promyshlennosti kak faktor tekhnologicheskogo razvitiya regional’noj prostranstvenno-otraslevoj struktury], Russian journal of innovation economics. v.10. No.3. Pp.1555-1570. (In Russ.). DOI: 10.18334/vinec.10.3.110762.
  21. Tashenova, L.V., Babkin, A.V. (2020). Digital platform of a system-forming innovative-active industrial cluster: concept, features and structure [Cifrovaya platforma sistemoobrazuyushchego innovacionno-aktivnogo promyshlennogo klastera: ponyatie, osobennosti i struktura]. Klasterizaciya cifrovoj ekonomiki: global’nye vyzovy. Sbornik trudov nacional’noj nauchno-prakticheskoj konferencii s zarubezhnym uchastiem. Izdatel’stvo: POLITEKH-PRESS. v.1. Pp. 196-208. (In Russ.). DOI: 10.18720/IEP/2020.4/23.
  22. (2019). Krasnoyarsk Territory — 85 Statistical Essay [Krasnoyarskomu krayu — 85 Statisticheskij ocherk]. Krasnoyarsk, Krasnoyarskstat. 128 p. Avialable at: https://krasstat.gks.ru/storage/mediabank/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%8F%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83%20%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%8E-85.pdf (accessed 1 September 2022).
  23. Ob»em otgruzhennyh tovarov sobstvennogo proizvodstva, vypolnennyh rabot i uslug sobstvennymi silami po vidam ekonomicheskoj deyatel’nosti po Krasnoyarskomu krayu v 2005-2016 gg. (OKVED-2007 g.) Avialable at: https://krasstat.gks.ru/storage/mediabank/XbcH2Qzw/2.1.xlsx (accessed 1 September 2022).
  24. Otgruzheno tovarov sobstvennogo proizvodstva, vypolneno rabot i uslug sobstvennymi silami po «chistym» vidam ekonomicheskoj deyatel’nosti promyshlennogo proizvodstva po polnomu krugu organizacij v 2020 g. (OKVED-2) Avialable at: https://krasstat.gks.ru/storage/mediabank/%D0%9E%D1%82%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%BE%20%D0%9A%D0%9A.xlsx (accessed 1 September 2022).
  25. (2021). Promyshlennoe proizvodstvo v Krasnoyarskom krae. 2021: stat. sb.// Krasnoyarsk, Krasnoyarskstat. 133 p.
  26. (2021) Promyshlennoe proizvodstvo v Rossii. 2021: stat.sb. Moskva, Rosstat. 305 p.
  27. Dannye federal’nogo statisticheskogo nablyudeniya po forme № 3-inform «Svedeniya ob ispol’zovanii cifrovyh tekhnologij i proizvodstve svyazannyh s nimi tovarov i uslug» za 2020 god. Avialable at: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/3-inf_2020(2).rar (accessed 1 September 2022).

Еще в рубриках

Красноярский край