Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (56), 2018

Дифференциация инновационного развития регионов и ее влияние на экономическую безопасность государства

Differentiation of innovative development of regions and its impact on the economic security of the state

Авторы


кандидат экономических наук, доцент, профессор кафедры экономики и экономической безопасности
Россия, Нижегородская академия МВД России
margaritashoch@mail.ru


кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и экономической безопасности
Россия, Нижегородская академия МВД России
yelfimovoleg@rambler.ru


кандидат юридических наук, доцент кафедры экономики и экономической безопасности
Россия, Нижегородская академия МВД России
tem.rose@yandex.ru

Аннотация

В статье раскрывается связь между состоянием инновационной сферы в субъектах федерации и уровнем экономической безопасности регионов и страны в целом. Определено, что инновационная деятельность в регионах должна оцениваться комплексом показателей, реально отражающих развитие и функционирование инновационных отраслей. Показано, что значительный разрыв в показателях, характеризующих инновационный потенциал регионов и их инновационную активность, является серьезной угрозой обеспечению их экономической безопасности и территориальной целостности государства.

Ключевые слова

инновационная деятельность, региональная экономическая безопасность, инновационный потенциал, инновационная активность, угроза экономической безопасности

Рекомендуемая ссылка
Шох Маргарита Альбертовна , Елфимов Олег Михайлович , Рудаков Сергей Александрович
Дифференциация инновационного развития регионов и ее влияние на экономическую безопасность государства// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (56). Номер статьи: 5606. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5606/
Authors

Shokh Margarita Albertovna
Candidate of Economics, Рrofessor of the department of economics and economic security
Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia
margaritashoch@mail.ru

Elfimov Oleg Mihajlovich
Candidate of Economics, Associate professor of the department of economics and economic security
Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia
yelfimovoleg@rambler.ru

Rudakov Sergej Aleksandrovich
Candidate of Law
Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia
tem.rose@yandex.ru

Abstract

The article reveals the connection between the state of the innovative sphere in the subjects of the federation and the level of economic safety of the regions and the country at large. It is defined that the innovative activity in the regions should be evaluated with the complex of indices which actually reflect the development and functioning of the innovative sectors. It is shown that the considerable gap in the indices characterizing the innovative activity is the serious threat to protection of their economic safety and the territorial integrity of the state.

Keywords

innovative activity, regional economic safety, innovative potential, innovative activity, threat to economic safety

Suggested Citation
Shokh Margarita Albertovna , Elfimov Oleg Mihajlovich , Rudakov Sergej Aleksandrovich
Differentiation of innovative development of regions and its impact on the economic security of the state. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (56). Art. #5606. Date issued: 2018-11-12. Available at: https://eee-region.ru/article/5606/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Экономическая безопасность государства определяется экономической безопасностью его составных частей, т.е. регионов. Вместе с тем прямой перенос концептуальных основ национальной безопасности на уровень субъектов Федерации вряд ли можно признать обоснованным, поскольку экономическое развитие регионов обладает собственной спецификой, и она не может не учитываться при постановке и решении задач обеспечения региональной безопасности, в том числе при определении критериев ее состояния в современных условиях.

Обеспечение региональной экономической безопасности является одним их факторов обеспечения территориальной целостности стран, занимающих большие пространства и имеющих значительные цивилизационные различия между населяющими ее группами населения. Это делает ее ведущим приоритетом в системе национальной безопасности.  В условиях современной экономики основной точкой роста являются инновации и, на наш взгляд, именно ускоренное и более равномерное развитие производства высокотехнологичной продукции, научного обеспечения и современного образования должно стать основой региональной безопасности и территориальной целостности государства.

 

Оценка состояния инновационной сферы в регионах и ее влияние на уровень региональной экономической безопасности

Экономическая безопасность региона предполагает такое состояние его экономической системы, которая определяет ее способность обеспечивать нормальные условия жизнедеятельности его жителей, стабильное обеспечение ресурсами его хозяйства и реализацию его региональных интересов. Однако следует учесть, что региональная экономическая безопасность в том числе должна предполагать и способность противодействовать центробежным силам, гарантируя поддержание территориальной целостности исторически сложившегося государства. Игнорирование угроз региональной безопасности способно привести к утрате управляемости территории и, в конечном счете – к распаду государства, чему имеются многочисленные исторические примеры. Однозначно, что и государственная региональная политика должна быть направлена на сглаживание различий и смягчение противоречий, неизбежно возникающих между ее регионами, в первую очередь в экономической сфере.

Мировой опыт показывает, что рост уровня экономического благосостоянии региона должен достигаться не за счет бесконечного финансирования его потребностей из общегосударственных резервов, а в первую очередь за счет формирования на его территории собственных доходных источников. Приоритетное формирование центров инновационного развития в субъектах федерации должно стать важнейшей мерой противодействия нарастанию депрессивнности экономики региона и кризисного состояния экономики государства в целом.

Основой региональных инновационных систем является сложившиеся в субъектах Федерации региональные конкурентные преимущества и имеющиеся в них необходимые условия для эффективной разработки и внедрения инноваций, их способность к модернизации и осуществлению инновационных процессов. В связи с этим важнейшей составной частью обеспечения региональной экономической безопасности является оценка инновационного потенциала региона, формирование в нем благоприятного инновационного климата и повышение его инновационной конкурентоспособности [1].

Оценить состояние инновационной сферы региона при помощи конкретного индикатора практически невозможно. Любой расчетный показатель, используемый для оценки уровня инновационной активности, очень приблизительно характеризует реальное состояние научно-инновационного потенциала региона и результат его реализации, т.к. инновационная деятельность — это сложный процесс, характеризующийся многоканальной динамикой, и оценивать его возможно только системно при помощи комплекса показателей. В этот комплекс в первую очередь необходимо включить показатели, позволяющие дать оценку уровня развития научно-образовательной системы региона, в которую входят учебные заведения, осуществляющие подготовку специалистов среднего и высшего звена, востребованных в инновационной сфере. Количество обучающихся, уровень их подготовки, динамика этого процесса являются важнейшими факторами формирования и эффективного функционирования инновационных отраслей экономики региона. Вторая группа показателей должна характеризовать состояние научно-инновационной подсистемы, которая включает в себя научно-исследовательские институты, проектные организации, внедренческие и венчурные фирмы. Этот сектор следует оценивать по таким показателям как число научных работников, затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, число зарегистрированных патентов, объем выпущенной инновационной продукции. Третья группа показателей необходима для оценки системы высоких и информационных технологий, состоящей из субъектов, осуществляющих информационное и коммуникационное обеспечение экономики региона. Показателями его состояния можно считать число компьютеров, пользователей интернета, затраты на коммуникационные и информационные технологии и услуги и т.д., особого внимания заслуживает оценка состояния инновационной инфраструктуры, основу которой составляют малые инновационные предприятия, а также входящие в нее технополисы, бизнес-инкубаторы, венчурные фонды, консалтинговые, информационные и патентные организации. Очевидно, что оценка уровня инновационного потенциала на основе использования предложенных критериев потребует пересмотра организации собирания исходной информации и методик ее анализа, поскольку действующие методики получения сведений и их обработки во многом базируются на устаревших принципах, уставленных еще в советские времена, и не отвечают требованиям времени. Так, Министерством образования России уже издан приказ от 3 апреля 2017 г. № 296 «Об утверждении форм сведений о численности студентов (курсантов; слушателей) и аспирантов (адъюнктов) организаций, осуществляющих образовательную деятельность, обучающихся по образовательным программам высшего образования по очной форме по специальностям или направлениям подготовки, соответствующим приоритетным направлениям модернизации и технологического развития российской экономики, и отчета о выплате стипендий Правительства Российской Федерации студентам (курсантам, слушателям) и аспирантам (адъюнктам) организаций, осуществляющих образовательную деятельность, обучающимся по образовательным программам высшего образования по очной форме по специальностям или направлениям подготовки, соответствующим приоритетным направлениям модернизации и технологического развития российской экономики».

Следует признать, что на данный момент даже приблизительная оценка по предложенным критериям дает неприглядную картину. Так, вызывает тревогу то, что за прошедшие семь лет численность студентов, проходящих подготовку по образовательным программам, на 10000 человек населения постоянно снижалась и к настоящему моменту сократилась в 1,7 раза, при этом ее величина имеет значительные вариации по регионам (таблица 1, в выборке учтены регионы с максимальной и минимальной численностью студентов по федеральный округам).

 

Таблица 1 – Численность студентов, обучающихся по образовательным программам высшего образования — программам бакалавриата, специалитета, магистратуры, на 10000 человек населения [2].

2010 2017
Российская Федерация 493 289
Центральный федеральный округ 576 332
Костромская область 326 168
Курская область 642 368
г.Москва 1011 572
Северо-Западный федеральный округ 524 301
Калининградская область 444 238
Новгородская область 334 133
г.Санкт-Петербург 883 549
Южный федеральный округ 423 256
Краснодарский край 356 210
Ростовская область 491 319
Северо-Кавказкий федеральный округ 386 221
Республика Ингушетия 287 157
Ставропольский край 483 258
Приволжский федеральный округ 467 288
Республика Татарстан 553 385
Hижегородская область 504 273
Уральский федеральный округ 478 262
Ямало-Hенецкий авт.округ 222 18
Челябинская область 521 278
Сибирский федеральный округ 463 287
Республика Алтай 255 135
Томская область 783 549
Дальневосточный федеральный округ 485 249
Камчатский край 510 160
Сахалинская область 292 144

 

Несомненна концентрация студенчества в ведущих образовательных центрах – Москве, Санкт-Петербурге, Томске, Казани. Благодаря первым высокие показатели у Центрального и Северо-Западного округов. Однако регионы с крайне низкими показателями – Костромская, Новгородская область, Республика Алтай, Ингушетия и Камчатский край, очевидно, не только сейчас имеют низкие оценки уровня экономического развития, но и фактически воспроизводят свое депрессивное состояние на будущее, поскольку оказываются лишенными квалифицированных кадров.

Сокращение уровня подготовки научно-инновационных кадров и разбалансированность системы их подготовки является следствием усиления энерго-сырьевой ориентации экономики России, а также отсутствия в проводимой государственной региональной и инновационной политике приоритета целей подготовки высококвалифицированных кадров.

Вместе с тем следует учитывать, что предлагаемые показатели могут использоваться для оценки инновационного потенциала региона. Характеристика инновационной активности территории должна осуществляться только показателями эффективности инновационных процессов. Очевидно, что наличие значительного числа студентов, научных работников, масштабное финансирование заявленных инновационных целей, даже присутствие в регионе таких инфраструктурных элементов инновационной среды, как технопарки или бизнес-инкубаторы, никак не гарантируют получение инновационного эффекта. Любые абсолютные экстенсивные количественные показатели не могут отразить реальную картину в инновационной сфере: так, с одной стороны, численность персонала российских научно-исследовательских учреждений уступает только аналогичной численности в США, а с другой стороны, по показателю доли расходов на инновационные НИР в общем объеме ВВП Россия находится в конце третьего десятка в мировом рейтинге (1,36 %). Лидерами данного рейтинга являются Израиль (4,25 % ВВП), Республика Корея (4,23% ВВП), Швейцария (3,42% ВВП), Япония (3.29% ВВП) и Швеция (3.28% ВВП) [3].

Аналогичный показатель определяется в России не только в целом по государству, но и для ее регионов (таблица 2, в выборке присутствуют регионы с максимальным и минимальным значением показателя по федеральным округам).

 

Таблица 2 — Доля внутренних затрат на исследования и разработки в валовом региональном продукте (ВРП), в % [4]

2016
Российская Федерация 1,36
Центральный федеральный округ 2,03
Липецкая область 0,07
Калужская область 2,49
Северо-Западный федеральный округ 1,69
Ненецкий автономный округ 0,02
г.Санкт-Петербург 3,06
Южный федеральный округ 0,53
Республика Калмыкия 0,13
Ростовская область 1,08
Северо-Кавказкий федеральный округ 0,24
Чеченская республика 0,13
Карачаево-Черкесская республика 0,67
Приволжский федеральный округ 1,42
Республика Марий Эл 0,10
Hижегородская область 6,58
Уральский федеральный округ 0,68
Ямало-Hенецкий авт.округ 0,01
Челябинская область 1,55
Сибирский федеральный округ 0,90
Республика Хакасия 0,05
Томская область 2,42
Дальневосточный федеральный округ 0,40
Чукотский автономный округ 0,06
Приморский край 0,88

 

Главной характеристикой представленной таблицы является колоссальный разброс значений показателя: от 0,01% ВРП в Ямало-Ненецком АО до 6,58% ВРП в Нижегородской области, причем явно прослеживается сырьевая направленность хозяйства ряда регионов: богатейшие по показателю ВРП Ненецкий, Ямало-ненецкий автономные округа и другие ресурсодобывающие регионы  практически не осуществляют вложений в развитие науки и техники, что опять подтверждает тезис о том, что такой значительный разрыв между регионами в сфере инновационного развития – это существенная угроза региональной безопасности и территориальной целостности государства как на настоящий момент, так и на будущее, т.к. конечность добываемых ресурсов так или иначе поставит вопрос о финансовом обеспечении этих регионов, когда используемые месторождения окажутся нерентабельными.

Однако, по сути и показатель доля внутренних затрат на исследования и разработки в ВРП является экстенсивным, т.к. не отражает эффекта, получаемого от произведенных затрат. Анализ уровня инновационной активности региона должен производиться на основе полученного результата этой активности. В настоящее время эта оценка осуществляется при помощи показателя инновационной активности, рассчитываемого для страны, ее регионов и отраслей и показывающего долю инновационной продукции в общем объеме произведенной продукции (таблица 3, в выборке присутствуют регионы с максимальным и минимальным значением показателя по федеральным округам).

 

Таблица 3. Доля инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг, % [5].

2017
Российская Федерация 7,2
Центральный федеральный округ 6,9
Ивановская область 0,2
Московская область 14,7
Северо-Западный федеральный округ 6,3
Ненецкий автономный округ 0,0
Архангельская область 28,4
Южный федеральный округ 9,0
Астраханская область 0,2
Краснодарский край 14,1
Северо-Кавказкий федеральный округ 5,8
Карачаево-Черкесская Республика, Республика Северная Осетия — Алания 0,1
Ставропольский край 8,3
Приволжский федеральный округ 13,3
Саратовская область 2,3
Республика Мордовия 27,5
Уральский федеральный округ 5,2
Ямало-Hенецкий авт.округ 0,0
Тюменская область 17,8
Сибирский федеральный округ 3,0
Республика Тыва 0,1
Новосибирская область 8,3
Дальневосточный федеральный округ 3,4
Сахалинская область 0,2
Хабаровский край 23,8

 

В соответствии с указанными показателями в настоящее время только одиннадцать субъектов Федерации обладают высоким уровнем инновационной активности (Республики Татарстан, Башкортостан, Мордовия и Чувашия, города Москва и Санкт-Петербург Нижегородская, Калужская, Томская и Новосибирская области и Красноярский край) [6].

Вместе с тем, действующие правила статистического учета требуют включать в состав инновационной продукции не только разработанную и внедренную продукцию высокотехнологичных производств, но и различные усовершенствования, в результате чего представление о действительном уровне инновационности экономики и ее динамике становится искаженным. И в указанных выше регионах основная часть инновационных затрат – это расходы на приобретение готовых технологий и оборудования за рубежом или их совершенствование после нескольких лет применения.

Во избежание завышения реального состояния инновационной активности необходимо учитывать в составе инновационной продукции только те ее виды, которые соответствуют критериям пятого и более высоких технологических укладов и являются результатами внедрения  новой техники и технологий в области биотехнологии, новых видов энергии и материалов, генной инженерии, информатики и микроэлектроники, связи и нанотехнологий. Кроме того, следует отметить, что и показатель доли затрат на научно-исследовательские и внедренческие работы в общей сумме затрат (для отрасли или хозяйствующего субъекта) в валовом региональном продукте (для субъекта федерации) или в валовом внутреннем продукте (для национальной экономики в целом) имеет те же недостатки, что и предыдущий, т.е. в затратах на проведение научных исследований и внедрений их результатов преобладающую долю занимают расходы на различные усовершенствования.

Таким образом, объективная картина показывает весьма низкую отечественную эффективность инновационных затрат: если в среднем в России количество технологически новых продуктов на единицу затрат на технологические инновации в 7 раз ниже, чем в странах ЕС [7], то, учитывая разброс показателя инновационной активности по российским регионам, можно предположить, что в основной массе регионов это отставание еще значительнее.

 

Заключение

Основной проблемой ускорения инновационного развития России в настоящий момент является низкий уровень инновационного спроса, причиной которого является отсутствие конкурентной среды и, как следствие, слабая мотивация у предпринимателей к разработке и внедрению инноваций. Не способствуют разработке и внедрению инноваций значительный уровень предпринимательских рисков, сверхвысокая степень ее монополизации, усиливающийся отток капитала из страны, снижающееся качество российского образования. Однако уже ни у кого не вызывает сомнений, что торможение, происходящее в инновационном развитии России, ведет не только к снижению ее конкурентоспособности и экономическим потерям, но и усиливает неустойчивость национальной экономики и повышает риски и угрозы ее безопасности. Кроме того, значительная неравномерность уровня инновационного развития субъектов федерации усложняет  разрешение этой проблемы в будущем, в результате чего разрыв в уровне их экономического развития будет увеличиваться, а это в свою очередь повышает уровень угроз для региональной безопасности и создает дополнительные риски для территориальной целостности государства.

 

Источники

  1. Шох М.А. Обеспечение экономической безопасности как составная часть стратегии социально-экономического развития региона. / Экономическая безопасность: правовые, экономические, экологические аспекты: сборник научных трудов 3-й Международной научно-практической конференции (4 апреля 2018 года), Юго-Зап. гос. ун-т., Курск: Из-во ЗАО «Университетская книга», 2018. С.184.
  2. Численность студентов высших учебных заведений по регионам [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/regl/b05_13/IssWWW.exe/Stg/07-41-о.h (дата обращения 10.09.18).
  3. Затраты на науку в России и ведущих странах мира. НИУ ВШЭ. Наука, Технологии. Инновации. 07.09.2017 [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.issek.hse.ru/data/2017/09/07/1172519569/NTI_N_64_0709_2017.pdf (дата обращения 22.09.18).
  4. Доля внутренних затрат на исследования и разработки в ВРП [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.gks.ru›free_doc/new_site/effect/effect_vrp.xlsx (дата обращения 17.09.18).
  5. Доля инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/business/it/mon-sub/1.2.7.xls (дата обращения 03.09.18).
  6. Рейтинг инновационного развития субъектов Российской Федерации. Выпуск 5 / Г.И. Абдрахманова, П.Д. Бахтин, Л.М. Гохберг и др.; под ред. Л.М. Гохберга; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2017. С.19.
  7. Мезоэкономика развития / под ред. Г.Б. Клейнера; Рос. акад. наук, Центр. экон.-мат. ин-т. — М.: Наука, 2011.

 

References

  1. Shokh M.A. Ensuring economic security as an integral part of the strategy of socio-economic development of the region [Obespecheniye ekonomicheskoy besopasnosti kak sostavnaya chaststrategii socialno-ekonomicheskogo razvitiya regiona] // Economic security: legal, economic, environmental aspects. Collection of scientific works of the 3rd International scientific-practical conference (April 4, 2018. South-West state University, Kursk: University book publisher. – 2018. – P.184
  2. Number of students in higher education institutions by region [Chislennost’ studentov vysshih uchebnyh zavedenij po regionam]. — Access mode: http://www.gks.ru/bgd/regl/b05_13/IssWWW.exe/Stg/07-41-о.h/
  3. The cost of science in Russia and the world’s leading countries. HSE. Science, Technology. Innovations. 07.09.2017. [Zatraty na nauku v Rossii i vedushchih stranah mira. NIU VSHEH. Nauka, Tekhnologii. Innovacii.]. — Access mode: https://www.issek.hse.ru/data/2017/09/07/1172519569/NTI_N_64_0709_2017.pdf/
  4. The share of domestic expenditure on research and development in GRP [Dolya vnutrennih zatrat na issledovaniya i razrabotki v VRP]. — Access mode: http://www.gks.ru›free_doc/new_site/effect/effect_vrp.xlsx.
  5. Share of innovative goods, works, services in total volume of shipped goods, performed works, services [Dolya innovacionnyh tovarov, rabot, uslug v obshchem ob»eme otgruzhennyh tovarov, vypolnennyh rabot, uslug]. — Access mode: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/business/it/mon-sub/1.2.7.xls
  6. Rating of innovative development of subjects of the Russian Federation. Issue 5. [Rejting innovacionnogo razvitiya sub»ektov Rossijskoj Federacii. Vypusk 5]. Abdrakhmanova G. I., P. D. Bakhtin, L. M. Gokhberg and others; under editorship of L. M. Gokhberg; NAT. research. University «Higher School of Economics». – M. – Higher School of Economics. – 2017. – P. 19.
  7. Meso-Economics of development / ed. by G. B. Kleyner; Russian Academy of Sciences. Central Institute of Economics and Mathematics. – M. – Science. – 2011.

Экономическая безопасность