Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (53), 2018

Развитие цифровой экономики в регионах России: проблемы и возможности (на примере Республики Башкортостан)

The development of the digital economy in the regions of Russia: problems and opportunities (on the example of the Republic of Bashkortostan)

Авторы


доктор экономических наук, профессор
Россия, Уфимский филиал Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
BND-Ufa@bk.ru


кандидат экономических наук, доцент
Россия, Уфимский филиал Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
IILukina@fa.ru


кандидат экономических наук, доцент
Россия, Уфимский филиал Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
DVChuvilin@fa.ru


руководитель Мелеузовского Межрайонного центра технической эксплуатации телекоммуникаций
Россия, ПАО «Башинформсвязь»
klazan@mail.ru


кандидат экономических наук, доцент
Россия, Уфимский филиал Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
RFYunusova@fa.ru

Аннотация

Рассматриваются возможности использования процессов цифровизации экономики на региональном уровне. Проведен анализ глобальных тенденций развития цифровых технологий и их влияние на национальные стратегии в зарубежных странах. Определены особенности формирования цифровой экономики в Российской Федерации. Выявлены проблемы и перспективные направления апробации цифровых технологий в развитии экономики Республики Башкортостан.

Ключевые слова

Цифровая экономика, национальные технологические инициативы, региональное развитие, Республика Башкортостан

Рекомендуемая ссылка
Бублик Николай Дмитриевич , Лукина Ирина Ивановна , Чувилин Денис Валерьевич , Шафиков Тимур Айратович , Юнусова Разиля Фанузовна
Развитие цифровой экономики в регионах России: проблемы и возможности (на примере Республики Башкортостан)// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (53). Номер статьи: 5313. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5313/
Authors

Bublik Nikolaj Dmitrievich
Doctor of Economics, Professor
Russia, Ufa branch of the Financial University under the Government of the Russian Federation
BND-Ufa@bk.ru

Lukina Irina Ivanovna
Ph. D., Associate Professor
Russia, Ufa branch of the Financial University under the Government of the Russian Federation
IILukina@fa.ru

Chuvilin Denis Valer'evich
Ph. D., Associate Professor
Russia, Ufa branch of the Financial University under the Government of the Russian Federation
DVChuvilin@fa.ru

Shafikov Timur Ajratovich
Head of Interdistrict Center of Technical Operation of Telecommunications
Russia, JSC "Bashinformsvyaz»
klazan@mail.ru

Junusova Razilja Fanuzovna
Ph. D., Associate Professor
Russia, Ufa branch of the Financial University under the Government of the Russian Federation
RFYunusova@fa.ru

Abstract

The possibilities of using the processes of economy digitalization at the regional level are considered. The analysis of global trends in a digital technologies development and their impact on national strategies in foreign countries are conducted. Features of creation of digital economy in the Russian Federation are defined. Problems and perspective directions of approbation of digital technologies in development of the Republic of Bashkortostan economy are revealed.

Keywords

Digital economy, national technology initiatives, regional development, Republic of Bashkortostan

Suggested Citation
Bublik Nikolaj Dmitrievich , Lukina Irina Ivanovna , Chuvilin Denis Valer'evich , Shafikov Timur Ajratovich , Junusova Razilja Fanuzovna
The development of the digital economy in the regions of Russia: problems and opportunities (on the example of the Republic of Bashkortostan). Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (53). Art. #5313. Date issued: 2018-03-15. Available at: http://eee-region.ru/article/5313/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Цифровизация экономических процессов становится всеобъемлющей тенденцией, охватывающей не только непосредственно информационно-коммуникационную отрасль, но и все сферы хозяйственной  деятельности. Интернет-торговля, цифровое сельское хозяйство, «умные» электросетевые системы, беспилотный транспорт, персонализированное здравоохранение, какое бы направление мы не рассматривали, всюду ощущается влияние набирающей обороты цифровой революции.

В этих условиях отдельные компании, регионы, страны и их объединения начинают активно включаться в процесс формирования и реализации стратегических решений в области цифровой экономики, стремясь обеспечить свои долгосрочные конкурентные преимущества на вновь формируемых рынках новых видов технологий, товаров и услуг. Не исключением является и наша страна, Президент В. В. Путин еще в 2014 году определил необходимость активного формирования и реализации новых технологических инициатив. За последние годы в России в этом направлении принят ряд принципиально важных документов, включая Стратегию формирования информационного общества, Программу «Цифровая экономика Российской Федерации». Кроме того, постепенно развивается программа Национальной технологической инициативы.

В то же время остается не решенным ряд принципиально значимых вопросов, связанных с оценкой последствий реализации преимуществ цифровой экономики в разрезе отдельны отраслей, регионов и даже социальных групп населения. Как впишутся во вновь формируемые цепочки создания стоимости технологически отсталые отрасли экономики, что будет происходить с занятостью населения в регионах, далеких от передового края процесса цифровизации, насколько усилится роль транснациональных корпораций в функционировании национальных и региональных экономик. На все эти вопросы в настоящее время отсутствуют однозначные и четко сформулированные ответы. И для их выработки требуется проведение глубоких прикладных исследований, которые позволят более полно осознать, систематизировать происходящие процессы и подготовить обоснованные решения на возникающие вызовы и угрозы.

 

Современные тенденции цифровизации в мировой экономике

Как сказал У. Бреннер профессор университета Сент-Галлена (Швейцария): «Агрессивное использование данных трансформирует бизнес-модели, способствует появлению новых продуктов и услуг, создает новые процессы, генерирует большую полезность и вводит новую культуру управления» [15]. Новостной сайт о цифровой экономике TechCrunch не так давно отметил: «Крупнейшая в мире компания такси Uber не имеет автомобилей. Наиболее популярный в мире медиа-собственник — Facebook не производит контента. Ретейлер с самой высокой капитализацией Alibaba не имеет складских запасов. Самый большой в мире сервис по аренде квартир Airbnb не владеет недвижимостью. Происходит что-то интересное» [15]. Можно привести еще множество аналогичных высказываний, все они только подтверждают то, что каждый из нас наблюдает в своей жизни, и убеждают в том, что мы уже живем в условиях цифровой экономики.

Кроме вышеперечисленных высказываний можно привести статистику, которая говорит о том, что в настоящее время ежедневно более 7,7 млрд. поисковых запросов осуществляется в Google, около 152 млн. звонков производится в Skype, 58 млн. сообщений размещается в Twitter, 36 млн. покупок совершается в Amazon и 2,3 млрд. гигабайт информации курсирует в сети Интернет. Каждую минуту, каждый день отправляется 204 млн. электронных писем, 2,4 млн. постов размещается в Facebook, 72 часа видео выкладывается на Youtube и 216 тыс. фото размещается в Instagram. Каждый год количество цифровых данных увеличивается на 50%. Все эти цифры в итоге находят отражение в изменении структуры трансграничных потоков ресурсов, представленных на рисунке 1 [11].

 

Международные потоки ресурсов

Рисунок 1. Международные потоки ресурсов

 

По графикам на рисунке 1 видно, что с 2005 года ежегодные  международные потоки информации возросли почти на 70%. При этом потоки миграции увеличились почти на 20%, а капитала и товаров – около 5-7%.

С точки зрения оценки влияния цифровой экономики на развитие общества особый интерес представляют отчеты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В 2008 году в рамках данной организации в г. Сеул (Южная Корея) была принята декларация о будущем Интернет экономики [13]. В рамках этой декларации, как показано в таблице 1, были обсуждены семь наиболее значимых тем для развития цифровой экономики

 

Таблица 1 – Область обсуждения в Декларации о будущем Интернет экономики

Наименование темы Содержание темы
доступ к Интернету с использованием высокоскоростной инфраструктуры, как основа Интернет экономики развитие высокоскоростных сетей, включая расширение доступа к существующим сетям; развитие условий для конкуренции; обеспечение конвергенции; адаптация протокола IPv6; использование радиочастотного спектра; совершенствования системы оценивания
цифровой контент и «зеленые» информационные и коммуникационные технологии (green information and communication technologies (ICTs)) (далее — зеленые ИКТ) цифровой контент рассматривался с позиции развития соответствующего рынка, создание локального контента; информации об общественном секторе, защита интеллектуальных прав и др.

зеленые ИКТ подразумевали ресурсоэффективность используемых ИКТ, создание сенсорных сетей, интеллектуальных ИКТ приложений и сетей

развитие интеллектуальных Интернет приложений Развитие в различных сферах экономики интеллектуальных приложений, например, интеллектуальный транспорт, умные сети электроснабжения и др. с учетом распространения интеллектуальных девайсов и новой роли данных как нематериального актива
кибербезопасность и конфиденциальность Рассматривались вопросы безопасности информационных систем и сетей, защита персональных данных и управление цифровой идентификацией
полномочия и защита потребителей Исследовался рынок B2C электронной коммерции, особенно вопросы онлайн и мобильных платежей, покупки цифрового контента; торговля через социальные сети и совместные покупки, а также разрешение споров и возмещение ущерба
обеспечение открытости Интернет экономики Обеспечение открытости для генерирования инноваций и роста Интернет экономики, разработка принципов политики в области Интернета
обеспечение глобального взаимодействия в Интернет экономике Создание условий для расширения доступа жителей развивающихся стран к Интернету и связанных с ним ИКТ, в том числе развитие облачных технологий

 

По данным опроса, проведенного ОЭСР в 2016 году 32 страны, входящие в эту организацию и еще 6 стран-партнеров заявили, что у них существует стратегия развития цифровой экономики, план или программа [13]. С сентября 2017 года Правительство Австралии объявило о начале разработки Стратегии цифровой экономики. В США в 2015 году было заявлено о формировании плана цифровой экономики (digital economy agenda), а в 2016 году создан Совет консультантов по цифровой экономике при Министерстве торговли, выполняющий функции по формированию спектра задач и решений по развитию Интернета, информационной безопасности, продвижению инноваций и т.д., реализуемых частным бизнесом [10].

В таблице 2 представлено ранжирование целей развития цифровой экономики, проведенного ОЭСР на основе анализа существующих стратегий и опроса [7, 13].

 

Таблица 2 – Приоритет целей развития цифровой экономики  в странах ОЭСР

Цель Приоритет Кол-во стран, включивших цель в стратегию
2017, ранг 2020-2022, ожид. изм. ранга
1 2 3 4
Совершенствование услуг электронного правительства 1 0 21
Развитие телекоммуникационной инфраструктуры 2 -3 22
Продвижение связанных с ИКТ умений и компетенций 3 0 16
Усиление безопасности 4 +2 18
Расширение доступа к данным 5 +1 6
Стимулирование адаптации ИКТ бизнесом, в т.ч. малым и средним 6 -1 3
Стимулирование адаптации ИКТ в специфических отраслях, таких как здравоохранение, образование и т.д. 7 +1 3
Усиление защиты персональных данных 8 0 5
Усиление цифровой идентификации 9 0 2
Развитие ИКТ сектора, включая международные рынки 10 0 2
Продвижение электронной коммерции 11 -1 5
Решение глобальных вызовов, в т.ч. Интернет правительство, изменения климата и т.д. 12 +1 1
Усиление защиты прав потребителей 13 -1 0
Расширение доступности Интернета, в т.ч. для пожилых людей и лиц с ограниченными возможностями 14 +1 4
Сохранение открытости Интернета 15 0 4
Дополнительные цели национальных стратегий
Поощрение науки, инноваций  и предпринимательства 16
Обеспечение доступа к Интернет, услугам и информации 12
Развитие цифрового контента и культуры 10
Расширение использования цифровых технологий 10
Разработка нормативного подхода к цифровой среде 3

 

По данным таблицы, видно, что всего рассматривалось 20 целей развития цифровой экономики, в том числе 15, предложенных ОЭСР, и еще 5 целей, включенных в национальные стратегии цифровой экономики отдельными странами. Наиболее значимыми (по результатам проведенного ОЭСР опроса) целями в настоящее время являются «совершенствование услуг электронного правительства» и «развитие телекоммуникационной инфраструктуры». Именно эти две цели чаще всего встречались в национальных стратегиях (соответственно 21 и 22 раза).

Следует отметить, что проанализированный состав целей развития цифровой экономики имеет особенность, связанную с тем, что в опросе обрабатывались данные в основном по развитым и некоторому количеству развивающихся стран (Бразилия, Мексика, Россия и др.). В представленной информации отсутствует мнение большинства развивающихся стран и слабо развитых стран. В этой связи в указанных целях не нашли отражения вопросы, связанные с решением негативных последствий цифровизации, в том числе вопросы безработицы, технологического и экономического отставания и усиления зависимости от небольшого числа транснациональных (крупных) корпораций.

 

Существующие подходы к развитию цифровой экономики в Российской Федерации

В России термин «цифровая экономика» получил в 2017 году официальное государственное определение, которое содержится в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 9 мая 2017 года.

С точки зрения государства цифровая экономика обеспечивает реализацию национальных интересов, представленных на рисунке 2.

Как показано на рисунке 2 цифровая экономика рассматривается, в первую очередь, с позиции образования новых рынков на базе использования ИКТ, что позволит укрепить рост российской экономики на основе высокотехнологичных отраслей и отраслей, задействующих возможности использования ИКТ. Повышение конкурентоспособности отечественных организаций-представителей новой цифровой экономики, по мнению разработчиков стратегии, позволит увеличить долю несырьевого экспорта. Важной составляющей цифровой экономики считается обеспечение защиты интересов граждан, организаций, а также национальной безопасности в сфере информации, передачи и обработки данных. Все эти задачи в целом позволят усилить роль страны на международной арене, в том числе в рамках стратегических партнерств, таких как ЕАЭС и др.

 

Национальные интересы в сфере цифровой экономики

Рисунок 2. Национальные интересы в сфере цифровой экономики

 

В целом анализ структуры и содержания Стратегии развития информационного общества в РФ показывает соответствие общепринятому в мире подходу, включая Сеульскую декларацию и результаты обследования стран ОЭСР. Однако проанализированная Стратегия, на наш взгляд, не лишена сформулированных ранее недостатков аналогичных документов стран ОЭСР, а именно:

  • не определены последствия развития цифровой технологии (и информационного общества в целом) на структуру и уровень занятости населения;
  • не проработаны вопросы существующего технологического отставания отдельных отраслей экономики и социальной сферы и пути его ликвидации;
  • не исследованы проблемы региональной дифференциации уровня готовности к внедрению и потенциала использования возможностей цифровой экономики.

Эти важные, по мнению авторов, вопросы таят в себе угрозы успешной реализации Стратегии, так как формируют основу для реализации негативных последствий процессов глобализации экономики, в том числе повышение зависимости локальных субъектов экономической деятельности от транснациональных корпораций, нарастание разрыва в социально-экономическом развитии отдельных регионов и уровне жизни отдельных слоев населения. В следующих разделах работы будут представлено авторское видение о возможности устранения указанных недостатков при формировании программ реализации данной Стратегии.

28 июля 2017 года в целях реализации рассмотренной выше Стратегии Правительство Российской Федерации утвердило Программу «Цифровая экономика Российской Федерации» (далее — Программа). Основными  целями этой программы являются создание экосистемы цифровой экономики, создание необходимых и достаточных институциональных и инфраструктурных условий для устранения препятствий и ограничения для развития высокотехнологических бизнесов, а также повышение конкурентоспособности экономики Российской Федерации на глобальном рынке [1].

Анализируя указанные в Программе цели, следует отметить их незаконченную формулировку без указания количественных критериев достижения. Например, первая цель, связанная с созданием экосистемы цифровой экономики. В соответствии со Стратегией развития информационного общества «экосистема цифровой экономики — партнерство организаций, обеспечивающее постоянное взаимодействие принадлежащих им технологических платформ, прикладных интернет-сервисов, аналитических систем, информационных систем органов государственной власти Российской Федерации, организаций и граждан». Таким образом, первой целью Программы является создание партнерства, в рамках которого будут осуществляться основные функции цифровой экономики. На наш взгляд, в данном случае присутствует методологическая неточность, когда в качестве цели программы определено средство (или механизм) ее достижения. Более того, сами разработчики Программы в ее обосновательной части приводят более точно определенный (полуколичественный) критерий оценки цифровой экономики – индекс сетевой готовности (ИСГ) Всемирного экономического форума. Данный индекс, в интерпретации самих разработчиков, демонстрирует «насколько хорошо экономики стран используют цифровые технологии для повышения конкурентоспобности и благосостояния, а также оценивает факторы, влияющие на развитие цифровой экономики» [1]. По данным за 2016 год Россия занимала 41-е место, значительно отставая от стран-лидеров. Логичным выглядит предположение о том, что если ИСГ является общепризнанной мерой развития цифровой экономики, то почему не использовать его для определения целей развития цифровой экономики. Например, к 2030 году войти в первые 10 стран по уровню ИСГ.

Следующим важным упущением является разделение на уровни цифровой экономики, сформулированные в Программе, а именно [1]:

  • рынки и отрасли экономики (сферы деятельности), где осуществляется взаимодействие конкретных субъектов (поставщиков и потребителей товаров, работ и услуг);
  • платформы и технологии, где формируются компетенции для развития рынков и отраслей экономики;
  • среда, которая создает условия для развития платформ и технологий и эффективного взаимодействия субъектов рынков и отраслей экономики и охватывает нормативное регулирование, информационную инфраструктуру, кадры и информационную безопасность.

На наш взгляд, здесь также присутствует некоторая неточность в формулировке, потому что разделять понятия рынка как механизма взаимодействия и среды как совокупности условий взаимодействия субъектов в современных условиях является малообоснованным. Это подтверждает тот факт, что рыночный механизм – это процесс установления цен под воздействием спроса и предложения, который в том числе учитывает в себе условия взаимодействия (уровень конкуренции, государственного регулирования, информационной эффективности и др. категории).

Эта, на первый взгляд может быть незначительная неточность, далее привела к следующему тезису Программы: «В связи с тем, что эффективное развитие рынков и отраслей (сфер деятельности) в цифровой экономике возможно только при наличии развитых платформ, технологий, институциональной и инфраструктурной сред, данная программа сфокусирована на 2 нижних уровнях цифровой экономики» [1]. Другими словами, из Программы сознательно был исключен блок цифровой экономики, связанный с конкретными рынками и отраслями, на которых будет осуществляться непосредственное взаимодействие субъектов с использованием цифровых технологий. На наш взгляд, это существенный недостаток Программы, так как создавать конкретные платформы без исследования потребностей и особенностей конкретных рынков и отраслей является достаточно рискованным. Более того без этого блока невозможно достичь цели создания экосистемы цифровой экономики, которая включает среди прочего, как было отмечено выше, взаимодействие организаций и граждан, которое, очевидно, происходит в рамках конкретных рынков и отраслей. Впрочем, разработчики Программы сами признают необходимость ее дополнения соответствующими разделами [1].

Следует признать, что, несмотря на сформулированные выше критические замечания, Программа в части нормативного регулирования, обеспечения кадрами и образования, формирования исследовательских  компетенций и технологических заделов, а также информационной инфраструктуры и безопасности цифровой экономики является глубоко проработанной и хорошо структурированной, содержит «дорожную карту» и показатели оценки  ее реализации.

 

Проблемы использования возможностей цифровой экономики в развитии регионов и пути их решения

Развитие цифровой экономики в Российской Федерации в соответствии с принятой в 2017 году программой учитывает и дополняет цели национальной технологической инициативы (НТИ). НТИ в соответствии с Посланием Федеральному собранию 04 декабря 2014 года Президента РФ   В.В. Путина представляет собой один из приоритетов государственной политики. Она служит определенной базой для выработки понимания и долгосрочного прогнозирования развития передовых технологических решений для обеспечения национальной безопасности, повышения качества жизни людей, развития отраслей нового технологического уклада.

Формирование НТИ осуществляется с привлечением широкого круга экспертов, ученых и практиков для широкого обсуждения и выработки эффективных решений, связанных с дополнением действующих программ научно-технологического развития и созданием новых отраслей и рынков сбыта отечественной высокотехнологичной продукции. В рамках каждого направления НТИ создаются рабочие группы, возглавляемые известными экспертами, предпринимателями и представителями профильных министерств.

НТИ учитывает развитие глобальных рынков в перспективе 15-20 лет в условиях продолжающейся технологической (цифровой) революции. Основным приоритетом развития глобальных рынков, по мнению разработчиков НТИ, будет конечный потребитель – человек.

В рамках НТИ планируется реализовывать 10 сквозных приоритетных технологий, включая большие данные; искусственный интеллект, системы распределенного реестра; квантовые технологии; новые и портативные источники энергии; новые производственные технологии; сенсорика и компоненты робототехники; технологии беспроводной связи; технологии управления свойствами биологических объектов; нейротехнологии, технологии виртуальной и дополненной реальности.

В мае 2015 года были определены 9 перспективных рынков для реализации НТИ, в том числе:

  • Аэронет (AeroNet) – рынок распределенных систем беспилотных летательных аппаратов.
  • Автонет (AutoNet) – рынок беспилотных автотранспортных средств.
  • Нейронет (NeuroNet) – рынок средств человеко-машинных коммуникаций.
  • Хелснет (HealthNet) – рынок персонализированной медицины.
  • Энерджинет (EnergyNet) – рынок интеллектуальных и распределенных энергетических сетей.
  • Сэйфнет (SafeNet) – рынок новых персональных систем безопасности.
  • Финнет (FinNet) – рынок децентрализованных финансовых систем и валют.
  • Фуднет (FoodNet) – рынок продовольствия, обеспеченный интеллектуализацией, автоматизацией и роботизацией на всех стадиях технологического процесса (от производства, переработки до потребления).
  • Маринет (MariNet) – рынок морских интеллектуальных систем (неактуально для условий Республики Башкортостан, в связи с чем в дальнейшем не рассматривается).

В 2017-2020 годах на реализацию НТИ были запланированы следующие ассигнования из федерального бюджета: в 2017 году – 2,0 млрд. руб.; в 2018 году – 2,4 млрд. руб.; в 2019 году – 1,8 млрд. руб.; в 2020 году – 1,6 млрд. руб.

Одной из особенностей развития цифровой экономики является достаточно высокая вероятность монополизации/олигополизации новых рынков и концентрации основной массы вновь создаваемых или быстро развивающихся компаний в нескольких центрах (США, Западная Европа). В этой связи характерно, что основная концентрация членов рабочих групп и ассоциаций, реализующих НТИ, приходится на Москву и Московскую область (например, около 30 компаний по НТИ Аэронет), а также Санкт-Петербург, Казань и ряд других городов России. В этой связи уже сегодня  важно определить приоритеты реализации процессов цифровизации в отраслях региональной экономики Республики Башкортостан. Для этого 21 июля 2017 года Распоряжением Правительства Республики Башкортостан была утверждена Концепция Башкирской технологической инициативы (БТИ) [2]. В этом документы среди прочего определены приоритетные отрасли применения БТИ и их взаимосвязь с НТИ, перечисленные в таблице 3.

 

Таблица 3 – Взаимосвязь БТИ с рынками НТИ

Приоритетные отрасли БТИ Рынки НТИ Задачи по созданию новых технологий в рамках БТИ
Генерация и распределение электроэнергии, нефтедобыча, нефтепереработка, нефте- и газохимия Энержинет Внедрение катализаторов нового поколения
Технология производства кокса игольчатой структуры
Технология производства новых углеродных материалов
Малотоннажная химия
Машиностроение Энержинет
Автонет
Индустрия композиционных материалов
Внедрение наноструктурных материалов
Агро- и лесопромышленный комплекс Фуднет
Хелснет
Сберегающие технологии в полеводстве (No-till, Strip-till)
Развитие селекции
Производство химических средств защиты растений
Технологии углубленной переработки древесины
Технологии получения модифицированных композиционных материалов на основе целлюлозы
Фарминдустрия Хелснет Создание оригинальных лекарственных средств
Синтез лекарственных средств и пищевых добавок, биологических средств защиты человека и животных
Медицина и здоровье сбережение Сейфнет
Хелснет
Финнет
Здоровьесберегающие технологии
Технологии персонализированной медицины
Технологии качества и доступности объектов социальной инфраструктуры

 

Представленные в таблице 3 новые технологии, задачи по созданию и внедрению которых определены в БТИ, ориентированы на перспективные направления развития, такие как нанотехнологии, биоинженерия,  генодиагностика и ряд других. Однако в БТИ отсутствует упоминание о процессах цифровизации, а информационные технологии рассматриваются в контексте «общей теории систем управления и информационно-управляющих систем; информационных технологий контроля и управления сложными техническими и технологическими объектами на предприятиях Республики Башкортостан; CALS-технологии; математические модели и методы исследования сложных управляющих систем и процессов» [2].

К сожалению, недостаточное внимание к вопросам развития экономики республики в условиях цифровизации уделено и в Стратегии социально-экономического развития Республики Башкортостан на период до 2030 года, проект которой был одобрен на заседании Правительства Республики Башкортостан 13 декабря 2017 года. В указанном проекте документа в принципе отсутствует термин «цифровая экономика», а процесс цифровизации упоминается не более 5 раз в контексте образовательной среды, оцифровки музейных предметов, картографии и изменения условий государственного управления.

В качестве примера использования технологий цифровизации в Республике Башкортостан с использованием существующей инфраструктуры ПАО «Башинформсвязь» предлагается рассмотреть рынок НТИ Фуднет и его сегменты «Интеллектуальное сельское хозяйство» и «Персонализированное питание».

Выбор данных сегментов НТИ предопределен тремя основными моментами:

  1. Традиционно сильные позиции Республики Башкортостан по уровню развития сельского хозяйства среди регионов РФ.
  2. Отсутствие внимания к данным сегментам в принятой Стратегии «Башкортостан-2030» и БТИ.
  3. Наличием развитой и мало задействованной информационной инфраструктуры ПАО «Башинформсвязь» в сельской местности.

В настоящее время в контексте развития цифровой экономики в сфере сельского хозяйства активно внедряется термин «e-agriculture», который можно интерпретировать как «цифровое (электронное) сельское хозяйство» (Ц(Э)СХ). Термин введен в обиход Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО) и рассматривается в качестве новой области деятельности, ориентированной на улучшение развития сельского хозяйства и сельских территорий путем совершенствования информационно-коммуникационных процессов [8, 9, 12, 14]. В этом контексте, в основе Ц(Э)СХ лежат информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), включая специальные девайсы, сети, сервисы и приложения, используемые для разработки концепций, проектирования, развития, оценки и применения инновационных путей в сельской местности, прежде всего ориентируясь на сельское хозяйство.

Стратегическое видение и цели развития Ц(Э)СХ определяются такими факторами как:

  • роль и значение производства и реализации сельхоз продукции в регионе и развитии отдельных муниципальных районов;
  • существующие и желаемые приоритеты в развитии сельского хозяйства, переработки и реализации продукции на региональном рынке;
  • структура и особенности существующей региональной агросистемы;
  • региональная стратегия, цели и приоритеты;
  • опыт внедрения Ц(Э)СХ.

Основными задачами реализации Ц(Э)СХ являются:

  • повышение эффективности агропроизводственной системы региона и совершенствование цепочек создания стоимости;
  • повышение степени использования ИКТ в агросекторе и других смежных областях;
  • ускорения достижения целей и преодоления трудностей устойчивого развития сельских территорий с позиции эффективного использования ресурсов;
  • создание новых возможностей для обеспечения занятости на селе через развитие новых видов предпринимательства с использованием ИКТ.

Реализация Ц(Э)СХ является комплексным направлением и должно учитывать такие ее компоненты как:

  • роль местных инициатив (лидерства) и государства;
  • наличие стратегии и инвестиционных возможностей;
  • наличие информационно инфраструктуры и развитие специализированных ИКТ;
  • формирование и управление информационно-сервисным контентом
  • создание нормативной базы и механизмов регулирования;
  • обеспечение рабочей силой и основными средствами.

 

Заключение

Развитие цифровой экономики в настоящее время является одной из наиболее значимых глобальных тенденций, последствия которой ощущаются в различных сферах жизнедеятельности. В этих условиях во многих странах разработаны и внедряются стратегии и планы по формированию цифровой экономики. В России в 2017 году также были приняты документы, определяющие перспективы данного направления, включая Стратегию развития информационного общества и Программу «Цифровая экономика в Российской Федерации». Однако как показал анализ этих документов и документов стратегического планирования Республики Башкортостан, в настоящее время недостаточное внимание уделяется оценке последствий цифровизации на функционирование региональной экономики и мерам соответствующего реагирования со стороны местных властей и бизнеса. С учетом вышесказанного предложено рассмотреть возможность внедрения элементов цифровой экономики в сфере сельского хозяйства и производства продуктов питания, то есть переход к так называемому «цифровому сельскому хозяйству».

 

Список использованных источников

  1. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28 июля 2017 г. №1632-р Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации»
  2. Распоряжение Правительства Республики Башкортостан от 21 июля 2017 г. Об утверждении Концепции Башкирской технологической инициативы
  3. Бондаренко В. М. Мировоззренческий подход к формированию, развитию и реализации «цифровой экономики» // Журнал «Современные ИТ и ИТ-образование», 2017 Код доступа: http://inecon.org/docs/2017/Bondarenko_IT_2017.pdf (дата обращения: 18.01.2018)
  4. Введение в «Цифровую» экономику/ А.В. Кешелава В.Г. Буданов, В.Ю. Румянцев и др.; под общ. ред. А.В. Кешелава; гл. «цифр.» конс. И.А. Зимненко. – ВНИИГеосистем, 2017. – 28 с
  5. Глазьев С.Ю. Великая цифровая экономика. Электронный ресурс. Код доступа : http://www.nlr.ru/news/20171130/glazjev.pdf (дата обращения 09.10.2017)
  6. Ревенко Н. С. Цифровая экономика США в эпоху информационной глобализации: актуальные тенденции //  Журнал «США и Канада: экономика, политика, культура», № 8(572), 2017. с. 78-100
  7. Digital economy strategy 2015-2018. Innovative UK. https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/404743/Digital_Economy_Strategy_2015-18_Web_Final2.pdf
  8. E-Agriculture In Action. Food and Agriculture Organization of the United Nations and International Telecommunication Union Bangkok, 2017. 118 p.
  9. E-Agriculture Strategy Guide: Piloted in Asia-Pacific countries. Food and Agriculture Organization of the United Nations and International Telecommunication Union Bangkok, 2016. 222 p.
  10. First Report of the Digital Economy Board of Advisors. U.S. Department of Commerce, December 2016. 54 p.
  11. Hamilton, Daniel S. The Transatlantic Digital Economy 2017: How and Why it Matters for the United States, Europe and the World Washington, DC: Center for Transatlantic Relations, 2017.
  12. Information and communication technologies for sustainable agriculture: Indicators from Asia and the Pacific. Regional Office for Asia and the Pacific Food and Agriculture Organization of the United Nations Bangkok, 2017. 122 p.
  13. Review of the Seoul Declaration for the Future of the Internet Economy. Synthesis Report // OECD Digital Economy Papers No. 225, 2013
  14. Success Stories on Information And Communication Technologies For Agriculture And Rural Development (Second Edition). Regional Office for Asia and the Pacific Food and Agriculture Organization of the United Nations Bangkok, 2017. 110 p.
  15. What is digital economy? Unicorns, transformation and the internet of things. https://www2.deloitte.com/mt/en/pages/technology/articles/mt-what-is-digital-economy.html

 

References

  1. Order of the Government of the Russian Federation from July 28, 2017 No. 1632-R «On approval of the Program «Digital economy of the Russian Federation» [Ob utverzhdenii programmy «Cifrovaja jekonomika Rossijskoj Federacii»].
  2. Order of the Government of the Republic of Bashkortostan of July 21, 2017 «On approval of the Concept of the Bashkir technology initiative» [Ob utverzhdenii Koncepcii Bashkirskoj tehnologicheskoj iniciativy].
  3. Bondarenko V. M. Ideological approach to the formation, development and implementation of «digital economy» [Mirovozzrencheskij podhod k formirovaniju, razvitiju i realizacii «cifrovoj jekonomiki»]// Journal «Modern it and it education», 2017 Access Code: http://inecon.org/docs/2017/Bondarenko_IT_2017.pdf (date of application: 18.02.2018)
  4. Introduction to Digital economy [Vvedenie v «Cifrovuju» jekonomiku]/ / A.V. Keshelava V.G. Budanov, V.Ju. Rumjancev and others; under the General editorship of A. V. Keshelava; I.A. Zimnenko. – Vniigeosistem, 2017. — 28 pp.
  5. Glaz’ev S.Ju. The Great digital economy [Velikaja cifrovaja jekonomika]. Electronic resource. Access code : http://www.nlr.ru/news/20171130/glazjev.pdf (accessed 09.02.2018)
  6. Revenko N. S. Digital economy of the United States in the era of information globalization: current trends [Cifrovaja jekonomika SShA v jepohu informacionnoj globalizacii: aktual’nye tendencii]// the Magazine «USA and Canada: economy, politics, culture», № 8(572), 2017. p. 78-100
  7. Digital economy strategy 2015-2018. Innovative UK. https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/404743/Digital_Economy_Strategy_2015-18_Web_Final2.pdf
  8. E-Agriculture In Action. Food and Agriculture Organization of the United Nations and International Telecommunication Union Bangkok, 2017. 118 p.
  9. E-Agriculture Strategy Guide: Piloted in Asia-Pacific countries. Food and Agriculture Organization of the United Nations and International Telecommunication Union Bangkok, 2016. 222 p.
  10. First Report of the Digital Economy Board of Advisors. U.S. Department of Commerce, December 2016. 54 p.
  11. Hamilton, Daniel S. The Transatlantic Digital Economy 2017: How and Why it Matters for the United States, Europe and the World Washington, DC: Center for Transatlantic Relations, 2017.
  12. Information and communication technologies for sustainable agriculture: Indicators from Asia and the Pacific. Regional Office for Asia and the Pacific Food and Agriculture Organization of the United Nations Bangkok, 2017. 122 p.
  13. Review of the Seoul Declaration for the Future of the Internet Economy. Synthesis Report // OECD Digital Economy Papers No. 225, 2013
  14. Success Stories on Information And Communication Technologies For Agriculture And Rural Development (Second Edition). Regional Office for Asia and the Pacific Food and Agriculture Organization of the United Nations Bangkok, 2017. 110 p.
  15. What is digital economy? Unicorns, transformation and the internet of things. https://www2.deloitte.com/mt/en/pages/technology/articles/mt-what-is-digital-economy.html

Региональное развитие