Главная страница » Публикации » №4 (72) » Риски и угрозы экономической безопасности регионов России в условиях цифровой экономики

Риски и угрозы экономической безопасности регионов России в условиях цифровой экономики

Risks and Threats to the Economic Security of Russian Regions in the Digital Economy

Авторы

Михаил Алексеевич Николаев
доктор экономических наук, профессор кафедры экономики, финансов и финансового права
Россия, Псковский государственный университет
mihaelnikolaev@mail.ru

Аннотация

Цель работы заключается в систематизации рисков и угроз экономической безопасности регионов России, обусловленных цифровой трансформацией экономики, и оценка их влияния на социально-экономическое развитие регионов. На основе комплексного анализа положений плановых документов и научной литературы выполнена систематизация рисков и угроз экономической безопасности региона и выделены риски системные, структурные, риски социально-экономического развития регионов, риски предприятий и риски личности. С точки зрения влияния на социально-экономическое развитие региона наибольшую опасность представляют социальные риски, обусловленные ростом безработицы, увеличением разрыва в уровне доходов и ростом бедности, а также кадровые риски. Системный анализ региональных плановых документов показал, что основное внимание в них уделяется макроэкономическим рискам. Что касается рисков, обусловленных процессами цифровизации, то в основном выделяются кадровые риски и риски, обусловленные цифровым неравенством. Результаты моделирования свидетельствуют о более интенсивном развитии процессов цифровизации в регионах с высоким уровнем и качеством жизни, что подтверждает актуальность рисков роста цифрового неравенства.

Ключевые слова

регион, регионы России, экономической безопасности регионов России, риски, социальные риски, цифровое неравенство, цифровизация.

Рекомендуемая ссылка

Михаил Алексеевич Николаев

Риски и угрозы экономической безопасности регионов России в условиях цифровой экономики// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (72). Номер статьи: 7212. Дата публикации: 28.10.2022. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/7212/

Authors

Michail Nikolaev
Professor, Department of Economics, Finance and Financial Law
Pskov State University, Russia
mihaelnikolaev@mail.ru

Abstract

The purpose of the work is to systematize the risks and threats to the economic security of the region caused by the digital transformation of the economy and to assess their impact on the socio-economic development of the regions. On the basis of a comprehensive analysis of the planning documents and scientific literature, the systematization of risks and threats to the economic security of the region was carried out and the risks of systemic, structural, risks of socio-economic development of regions, risks of enterprises and personal risks were identified. From the point of view of the impact on the socio-economic development of the region, the greatest danger is posed by social risks caused by an increase in unemployment, an increase in the income gap and an increase in poverty, as well as personnel risks. A systematic analysis of regional planning documents has shown that they focus on macroeconomic risks. As for the risks caused by digitalization processes, personnel risks and risks caused by digital inequality are mainly highlighted. The simulation results indicate a more intensive development of digitalization processes in regions with a high level and quality of life, which confirms the relevance of the risks of growing digital inequality.

Keywords

region, regions of Russia, economic security of Russian regions, risks, social risks, digital divide, digitalization.

Suggested Citation

Michail Nikolaev

Risks and Threats to the Economic Security of Russian Regions in the Digital Economy// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №4 (72). Art. #7212. Date issued: 28.10.2022. Available at: https://eee-region.ru/article/7212/ 

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Расширение использования цифровых технологий является стратегической целью социально-экономической политики Российской Федерации. Развитие цифровой экономики рассматривается в настоящее время в качестве одного из ведущих факторов улучшения динамики развития экономики. Однако следствием цифровизации может стать значительное сокращение занятости в ряде сфер экономики. Таким образом, высокие темпы проникновения цифровых технологий не только в хозяйственную деятельность, но и практически во все сферы жизнедеятельности, создают новые возможности, но при этом обуславливают появление новых вызовов и угроз.

Реализация возможностей цифровой экономики требует максимального использования потенциала субъектов РФ. В то же время процессы цифровой трансформации экономики на региональном уровне развиваются неравномерно. Высокоразвитые регионы, как правило, имеют более высокие темпы цифровизации и за счет этого получают дополнительные конкурентные преимущества. В результате негативная тенденция роста социально-экономической дифференциации регионов получает дополнительный импульс. При этом стратегических документах усиление дифференциации территорий по уровню и темпам социально-экономического развития рассматривается в качестве одной из угроз экономической безопасности. Данная ситуация обуславливает актуальность вопросов обеспечения экономической безопасности в условиях перехода к цифровой экономике.

Экономическая безопасность региона рассматривается в научной литературе в основном с позиции обеспечения устойчивого развития всех сфер жизнедеятельности, в условиях воздействия дестабилизирующих внутренних и внешних социально-экономических факторов [1]. В работе [2] выполнена систематизация подходов к определению сущности экономической безопасности региона и выделены следующие концепции: региональная, национальная, а также «регион-квазигосударство». Первая концепция отдает приоритет региональной экономической безопасности и рассматривает ее в качестве основы национальной безопасности, а вторая исходит из того, что региональная экономическая безопасность является производной от национальной безопасности. Концепция «регион-квазигосударство» исходит из того, что регион является относительно самостоятельной подсистемой национальной экономики, и оценка уровня его экономической безопасности осуществляется на основе анализа состояния важнейших сфер жизнедеятельности. В условиях высокой степени дифференциации важнейших социально-экономических показателей, а также уровня цифровизации регионов РФ целесообразно исходить из концепции «регион-квазигосударство».

Анализ стратегических документов в информационной сфере позволяет проследить эволюцию понятия «цифровая экономика». Так, в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы цифровая экономика ограничивалась сегментами производственной сферы, в которых ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде. В более позднем документе, в программе «Цифровая экономика Российской Федерации», область цифровой экономики охватывает и другие сферы социально-экономической деятельности, в которых данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства.

При определении сущности цифровой экономики в научной литературе также можно выделить узкую и широкую трактовку этого понятия. В работе[3] в рамках узкого подхода, цифровая экономика определяется как совокупность социально-экономических отношений, основанных на использовании электронных технологий и инфраструктуры, технологий анализа и прогнозирования с целью оптимизации всех стадий создания добавленной стоимости и на этой основе повышения уровня социально-экономического развития государств. В рамках широкого подхода цифровая экономика рассматривается в качестве виртуальной среды, которая дополняет нашу реальность [4].

Схожей точки зрения придерживаются и авторы работы [5], которые под цифровизацией в узком смысле понимают использование информации в цифровой форме, что позволяет повысить эффективность производства. В широком смысле цифровизация представляется как вектор мирового развития, охватывающий не только производство, но и все сферы социально-экономических отношений. Таким образом, если в рамках узкого подхода цифровая экономика рассматривается как внедрение информационных технологий в основном в производственную сферу, то в более широком контексте – во все сферы жизнедеятельности личности и общества.

Цифровизация трансформирует ландшафт практически всех форм социально-экономических отношений. При этом наряду с новыми возможностями возникают и ранее неизвестные риски. Их игнорирование и отсутствие адекватных мер противодействия приводят к возникновению угроз национальной безопасности. Достаточно обширный перечень рисков и угроз представлен в программе «Цифровая экономика Российской Федерации». При этом основной акцент в документе сделан на информационные и технологические угрозы. В Стратегии экономической безопасности Российской Федерации до 2030 года в качестве угрозы также выделяется отставание в области разработки и внедрения технологий цифровой экономики. Во многом такая позиция обусловлена состоянием технологической базы цифровой экономики, которая, в первую очередь, определяется уровнем развития электронной промышленности. При этом в настоящее время технологическое превосходство принадлежит только трем компаниям в мире (INTEL, Samsung и TSMC (Taiwan Semiconductor Manufacturing Company). Таким образом, в программных документах в сфере экономической безопасности основное внимание уделено технологическим рискам и угрозам. Данному виду угроз уделяется большое внимание также и в научной литературе [6, 7].

В то же время авторы научных публикаций рассматривают более широкий спектр рисков и угроз цифровой трансформации экономики. В связи с этим актуальной является проблема их анализа и систематизации. В работе [8] риски экономической безопасности в условиях цифровой экономики разделены на системные, структурные и отраслевые. Системные риски и угрозы относятся к экономике в целом, или к ее крупным секторам. В их число входят зависимость от зарубежных цифровых технологий и элементной базы, а также проблема «цифрового неравенства». Структурные риски связаны с трансформацией различных рынков, а отраслевые – отраслей экономики и социальной сферы.

В ряде случаев выделяют также риски предприятий и отдельных граждан. К первой группе относятся промышленный шпионаж, хакерские атаки, а также недостаточная обеспеченность цифровыми технологиями и компетентными кадрами, а ко второй – кража и манипулирование личными данными.

В качестве системного риска в работе [9] отмечается несогласованность отдельных типов политики: цифровизации, промышленной, научно-технической, технологической, финансово-кредитной, региональной и др. Так, цифровая трансформация экономики проводится в условиях сохраняющейся высокой зависимости от импорта оборудования и других видов продукции для внедрения цифровых технологий. На недооценку роли реального сектора в цифровой экономике указывают и другие авторы. В связи с этим первоочередной задачей для России является переход от сырьевой экономики к производственной, а затем – к цифровой экономике.

Политические, финансово-экономические, правовые, технологические, социальные и риски личности представлены в работе [10]. К числу политических отнесен риск манипулирования информацией; финансово-экономических – возникновение опасного дисбаланса в оценке реального состояния дел в экономике; правовых – юридическая неопределенность ответственности субъектов правоотношений в цифровой экономике; технологических – заимствованные технологии, сервисы, программное обеспечение; социальных – потеря значимости человека как производящей единицы; риски личности – утрата индивидуальности личности. К числу угроз личности следует также отнести рост зависимости человека от технологий [11]. Эта зависимость постепенно лишает человека свободы, что оказывает негативное влияние на конкурентоспособность и экономическую безопасность страны.

Следует отметить большое разнообразие подходов к классификации рисков и угроз в научной литературе. Так, в работе [12] представлены операционные, финансовые, нормативные, организационные и технологические риски. При этом к числу наиболее существенных относятся риски, связанные с защитой персональных данных, ростом безработицы, риски исчезновения ряда профессий и отдельных отраслей, разрыва уровня благосостояния населения.

В качестве ключевого фактора цифровой экономики выступает ее коммуникационный аспект, обеспечивающий обмен знаниями и технологиям. В связи с этим, однако, возникают следующие риски [13, 14]:

  • зависимость экономических агентов от интернета,
  • несоответствие компетенций выпускников вузов требованиям цифровой экономики,
  • цифровое неравенство на личностном, отраслевом и территориальном уровнях,
  • олигополизация на рынке информации,
  • рост асимметричности информации за счет использования крупными компаниями современных технологий анализа больших данных,
  • рост киберпреступности.

Таким образом, в нормативных документах и в научной литературе представлено большое разнообразие рисков и угроз цифровизации, а также подходов к их классификации.

Цель работы заключается в систематизации рисков и угроз экономической безопасности региона, обусловленных цифровой трансформацией экономики, и оценка их влияния на социально-экономическое развитие регионов.

 

Методология исследования

В качестве объекта исследования выступают риски и угрозы экономической безопасности в условиях цифровой трансформации экономики, а в качестве предмета – их влияние на состояние основных сфер жизнедеятельности. К числу методов исследования относятся анализ отечественной и зарубежной литературы, посвященной вопросам экономической безопасности, анализ плановых документов, а также построение регрессионной модели. Систематизация точек зрения авторов, представленных в научной литературе, позволила выполнить классификацию рисков в условиях цифровой трансформации экономики. На основе комплексного анализа региональных стратегических документов выделены риски и угрозы цифровизации. Построение регрессионной модели позволило оценить влияние цифровой трансформации на социально-экономические процессы в регионах и выявить актуальные риски.

 

Основные результаты

Цифровая трансформация экономики вызывает появление большого разнообразия рисков и угроз. Построение эффективного механизма управления рисками обуславливает необходимость их систематизации и классификации. В качестве основного классификационного признака предлагается использовать объект воздействия неблагоприятных факторов и выделить риски системные, структурные, риски социально-экономического развития регионов, риски предприятий и отдельных граждан (табл. 1). Системные риски и угрозы относятся к экономике в целом, а структурные – к важнейшим отраслям и рынкам.

 

Таблица 1 – Классификация рисков экономической безопасности

Тип Сущность
Системные
  • зависимость от зарубежных цифровых технологий;
  • цифровое неравенство в территориальном и социальном аспекте;
  • несогласованность отдельных типов политики: цифровизации, промышленной, научно-технической, технологической, финансово-кредитной, региональной и др.
Структурные
  • риски цифровой трансформации отраслей экономики и социальной сферы;
  • риски трансформации рынка труда, образовательных услуг, финансовых услуг и др.;
  • риски исчезновения отдельных отраслей.
Риски социально-экономического развития регионов
  • сокращение рабочих мест в базовых отраслях экономики регионов: промышленности, сельском хозяйстве, транспорте;
  • исчезновение ряда профессий вследствие углубляющейся автоматизации производства;
  • сокращение сектора МСП в связи с трудностями перехода на «цифру»;
  • высокий уровень дифференциации развития информационной инфраструктуры регионов.
Риски предприятий
  • кража корпоративных данных, промышленный шпионаж, хакерские атаки;
  • недостаточная обеспеченность цифровыми технологиями, компетентными кадрами и т. д.
Риски личности
  • кража и манипулирование личными данными;
  • утрата индивидуальности личности.

 

При анализе рисков и угроз региональной экономики необходимо принимать во внимание все рассмотренные виды рисков. В то же время особое внимание следует уделять обусловленным процессами цифровизации рискам социально-экономического развития регионов. К их числу относятся [15, 16, 17]:

  • сокращение рабочих мест в трудоемких отраслях экономики регионов;
  • недостаточный уровень цифровой грамотности населения, препятствующий эффективному использованию цифровых технологий;
  • различный уровень развития информационной инфраструктуры и цифровизации регионов;
  • цифровое неравенство в разрезе социальных групп, обусловленное низким доходом, недостатком образования, отсутствием необходимых навыков, а также ограниченными физическими возможностями.

С точки зрения влияния на социально-экономическое развитие региона наибольшую опасность представляют социальные риски, обусловленные ростом безработицы, увеличением разрыва в уровне доходов и ростом бедности. Так, по оценкам Международного экономического форума к 2030 году будет создано примерно в два раза больше рабочих мест, чем ликвидировано за счет цифровизации. В то же время, эти процессы, скорее всего, не будут совпадать территориально. Процессы роботизации, скорее всего, затронут, прежде всего, развивающиеся страны и регионы с высокой долей обрабатывающих производств. С другой стороны, благоприятные условия для создания новых рабочих мест в секторе ИКТ будут созданы в развитых странах.

Это несоответствие также имеет место в России: риски наиболее высоки в регионах, где значительную долю в экономике имеют сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность, в то время как передовые высокотехнологичные компании в основном создаются в крупных городских агломерациях, где доминирует сфера услуг [18]. При этом необходимо учитывать, что снижение занятости в традиционных отраслях экономики вытесняет работников в теневую экономику. Следствием является снижение доходов и уровня социальной защищенности [19].

Социальные риски обусловлены также несоответствием навыков работников требованиям рынка труда [20]. Драйвером экономического роста и развития цифровой экономики выступает человеческий капитал. Развитие наукоемких технологий, автоматизация технологических процессов, активное использование роботов существенно снижает потребность в специалистах со средним уровнем квалификации. При этом повышается потребность в высококвалифицированных специалистах, обладающих универсальными компетенциями, включая цифровые, когнитивные, социальные и поведенческие навыки.

Таким образом, помимо несомненных выгод, цифровая экономика принесет риски безработицы, социального расслоения, роста уровня бедности, несоответствия компетенций работников требованиям новой экономики, роста разрыва в оплате труда между различными категориями работников.

В этих условиях регионы должны дать ответ на вызовы цифровизации. В связи с этим рассмотрим риски цифровой трансформации экономики, представленные в стратегических документах субъектов Федерации Центрального и Северо-Западного округов. Проведенный анализ показал, что в региональных стратегических документах основное внимание уделяется следующим возможным опасностям, не имеющим непосредственной связи с цифровой экономикой:

  • ухудшение макроэкономических условий в экономике;
  • сложность привлечения иностранных инвестиций в связи со сложившейся внешнеэкономической и внешнеполитической конъюнктурой;
  • расширение зарубежных санкций в отношении российских компаний;
  • рост тарифов на услуги естественных монополий;
  • снижение предпринимательской активности;
  • сохранение высокой степени зависимости экономики региона от отдельных базовых отраслей промышленности;
  • снижение платежеспособного спроса;
  • сокращение предложения и удорожание финансовых и инвестиционных ресурсов;
  • экологические угрозы.

Что касается рисков, обусловленных цифровой трансформацией экономики, то им уделяется существенно меньшее внимание. Так, о риске безработицы, обусловленной внедрением современных технологий цифровизации и роботизации производства, упоминается только в документах Республики Карелия. В Стратегии Мурманской области риски безработицы связывают с увеличением доли гибких форм занятости. Быстро развивающиеся в условиях цифровой экономики схемы аутсорсинга и удаленной работы позволяют привлекать рабочую силу из других регионов, не требующую особых расходов в виде «северных надбавок», оплаты транспорта и социальных выплат.

При этом большинство регионов констатируют низкий уровень безработицы и прогнозируют его дальнейшее снижение. Так, в Стратегии Новгородской области предполагается, что в долгосрочной перспективе спрос экономики на труд будет возрастать, в результате сформируется устойчивый тренд на снижение уровня безработицы, которая к 2035 году может сократиться до 3,8 процентов от объема рабочей силы. В то же время регионы существенное внимание уделяют кадровым рискам, обусловленным недостатком «цифровых» компетенций работников. Эти риски получили отражение в документах Вологодской, Мурманской, Новгородской, Белгородской, Воронежской, Липецкой областей, а также г. Санкт-Петербург. Риски, обусловленные цифровым неравенством, представлены в стратегиях Республики Карелия, Владимирской, Липецкой, Орловской, Тамбовской областей. Кроме этого, в региональных стратегических документах определенное внимание уделяется следующим видам риска: росту бедности (Вологодская, Новгородская, Владимирская области), криминализации сети Интернет (Вологодская область), усилению дифференциации населения по уровню доходов и заработной платы (Вологодская область), информационной безопасности (Вологодская и Владимирская области).

Мы рассмотрели риски и угрозы экономической безопасности регионов, обусловленные процессами цифровизации. В научной литературе в качестве наиболее значимых для регионального уровня выделяют социальные риски, обусловленные ростом безработицы, увеличением разрыва в уровне доходов и ростом бедности, а также кадровые риски. В то же время в стратегиях субъектов Федерации приоритетное внимание уделяется макроэкономическим и экологическим рискам. Что касается рисков, обусловленных процессами цифровизации, то в основном выделяются кадровые риски и риски, обусловленные цифровым неравенством.

Таким образом, анализ стратегических документов регионов подтверждает сформулированные нами гипотезы об отсутствии значимого влияния процессов формирования цифровой экономики на состояние рынка труда регионов и о наличии существенного их влияния на рост уровня дифференциации социально-экономического развития регионов.

С целью эмпирической проверки сформулированных гипотез рассмотрим модель влияния процессов цифровизации на динамику социально-экономических процессов в регионах. Исследование было проведено на основе панельных данных с 2012 по 2019 годы для 8 регионов СЗФО (без Санкт-Петербургской агломерации) и 16 регионов ЦФО (без Московской агломерации). Для характеристики уровня цифровизации экономики региона в работе использован показатель «численность активных абонентов мобильного широкополосного доступа к сети Интернет на 100 человек населения». Для характеристики социально-экономической ситуации в регионе использованы следующие показатели: экономика региона в целом (Х1, Х2), высокотехнологичный сектор (Х3), уровень жизни (Х4), рынок труда (Х5), медицина и здоровье населения (Х6) (табл. 2)

 

Таблица 2 – Переменные регрессионной модели

Обозначение фактора Фактор
Х1 ВРП на душу населения, руб.
Х2 Инвестиции в основной капитал на душу населения, руб.
Х3 Удельный вес организаций, осуществлявших технологические инновации
X4 Номинальная начисленная заработная плата работников организаций
Х5 Уровень безработицы, %
Х6 Обратный к показателю смертности населения в трудоспособном возрасте (1000/число умерших на 100 000 человек соответствующего возраста)

 

На первом этапе выполним анализ влияния всех представленных в таблице 3 факторов на показатель цифровизации экономики (табл. 3).

 

Таблица 3 – Коэффициенты корреляции

Социально-экономические показатели Коэффициент корреляции
СЗФО ЦФО
Х1 ВРП 0,467 0,616
Х2 инвестиции 0,188 0,155
Х3 инновации -0,224 -0,016
X4 заработная плата 0,417 0,862
Х5 безработица -0,275 0,145
Х6 медицина и здоровье 0,672 0,460

 

Как для регионов СЗФО, так и ЦФО наиболее высокий уровень взаимосвязи процессы цифровизации имеют с ВРП, номинальной заработной платой и состоянием здравоохранения. Отличие в показателях федеральных округов во многом обусловлены различием их отраслевой структуры экономики, а также природно-географических условий. При этом практически отсутствует влияние процессов цифровизации на процессы в инвестиционно-инновационной сфере, а также на состояние рынка труда. Использование для характеристики уровня цифровизации экономики региона других показателей – «численность активных абонентов фиксированного широкополосного доступа к сети интернет на 100 человек населения», «доля организаций, использующих серверы», не оказывает существенного влияния на коэффициенты корреляции в разрезе представленных социально-экономических показателей.

Модели цифровизации для регионов СЗФО о ЦФО будем рассматривать для наиболее значимых переменных Х1, Х4 и Х6. Для построения модели множественной регрессии используем инструмент Регрессия пакета Анализ данных в MS Excel.

На первом этапе рассмотрим модель для СЗФО. Для исключения регрессоров, вносящих существенный вклад в мультиколлинеарность, рассмотрим матрицу парных коэффициентов корреляции. Фактор Х4 исключаем ввиду его сильной взаимосвязи с более значимым фактором Х1. С учетом этого модель для СЗФО будет иметь следующий вид:

У = — 14,301+ 0,019339*Х1 + 44,591* Х6.

Коэффициент детерминации для данной модели равен 0,482, т. е. качество модели является средним. Согласно критерию Фишера уравнение регрессии признается статистически значимым, а Х1 и Х6 являются статистически значимыми факторами согласно t-критерию Стьюдента.

Рассмотрим далее модель для ЦФО. Для исключения регрессоров, вносящих существенный вклад в мультиколлинеарность, в данном случае исключаем фактор Х1 ввиду его сильной взаимосвязи с более значимым фактором Х4. С учетом этого модель для ЦФО будет иметь следующий вид:

У = — 17,947+ 2,958*Х4 + 1,089* Х6.

Коэффициент детерминации для данной модели равен 0,74, т.е. качество модели является достаточно высоким. Согласно критерию Фишера уравнение регрессии признается статистически значимым. В соответствии с t-критерием Стьюдента статистически значимым фактором является только Х4.

С учетом этого модель для ЦФО модель будет иметь вид:

У = — 16,679+ 2,981*Х4.

Коэффициент детерминации для данной модели равен 0,74, т.е. качество модели является достаточно высоким. Данное уравнение регрессии является статистически значимым по критерию Фишера, а фактор Х4 имеет высокий уровень значимости по t-критерию Стьюдента.

 

Заключение

Таким образом, исследование взаимосвязи процессов цифровизации с динамикой социально-экономических процессов на примере двух федеральных округов, существенно различающихся по структуре экономики и природно-климатическим условиям, позволяет сделать следующие выводы:

  1. Процессы цифровой трансформации экономики наиболее интенсивно протекают в регионах с высоким уровнем и качеством жизни. Результаты моделирования подтверждают гипотезы об отсутствии значимого влияния процессов цифровизации на состояние рынка труда в регионах и о наличии существенного влияния на рост уровня дифференциации регионов. Данная ситуация актуализирует риски роста цифрового неравенства.
  2. Цифровая трансформация осуществляется в условиях низкой инвестиционно-инновационной активности в экономике [21]. Так, за анализируемый период 2012-2018 годы доля инвестиций в основной капитал находилась на уровне 20-21% ВВП, что не позволяет провести необходимую в условиях цифровой трансформации экономики модернизацию основных фондов. Так, в обрабатывающей промышленности, которая должна занимать лидирующие позиции по внедрению цифровых технологий, степень износа основных фондов в 2019 году составляла 51,4%; а в отрасли «деятельность в области информации и связи» – 63,2%. На низком уровне находятся и показатели инновационной активности организаций. Цифровая трансформация в условиях недоинвестирования отраслей реального сектора приводит к повышению уровня технологических рисков.
  3. Низкие темпы внедрения цифровых технологий в предпринимательский сектор не позволяют в полной мере использовать их для повышения эффективности производства. В результате на современном этапе цифровизация скорее способствует созданию новых рабочих мест в сфере IT-технологий, чем их ликвидации за счет автоматизации технологических процессов. В результате, рискам роста безработицы, которые рассматриваются в качестве приоритетных в научной литературе, не уделяется существенного внимания в стратегических документах регионов, и они не находят подтверждения при моделировании.

 

Список источников:

  1. Куклина, Е. А., Старикова, О. В. Устойчивое развитие регионов России и региональная безопасность в контексте new normal. Вестник УрФУ. Серия экономика и управление. 2016. Том 15. № 3. С. 401–419. DOI: 15826/vestnik.2016.15.3.021.
  2. Николаев, М.А., Махотаева, М.Ю. Основные составляющие инвестиционной безопасности и их оценка // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. 2017. Т. 10, № 5. С. 34–45. DOI: 10.18721/JE.10503.
  3. Gurieva, K., Borodin, A., Berkaeva, A. K. (2019). Management Model Transformation in the Digital Economy. Proceedings of the 1st International Scientific Conference Modern Management Trends and the Digital Economy: from Regional Development to Global Economic Growth (MTDE 2019). AEBMR-Advances in Economics Business and Management Research. Yekaterinburg. Russia. Vol. 81. Pp. 383-387. DOI:10.2991/mtde-19.2019.73.
  4. Бабкин, А.В., Буркальцева, Д.Д., Костень, Д.Г., Воробьев, Ю.Н. Формирование цифровой экономики в России: сущность, особенности, техническая нормализация, проблемы развития // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. 2017. Т. 10, № 3. С. 9—25. DOI: 10.18721/JE.10301.
  5. Халин, В.Г., Чернова, Г.В. Цифровизация и ее влияние на российскую экономику и общество: преимущества, вызовы, угрозы и риски // Управленческое консультирование. 2018. № C. 46-63. DOI: 10.22394/1726-1139-2018-10-46-63.
  6. Махалин, В.Н. Махалина, О.М. Управление вызовами и угрозами в цифровой экономике России // Управление. 2018. Том 6. № 2. C. 57–60. DOI: 10.26425/2309-3633-2018-2-57-60.
  7. Волкова, А.А., Плотников, В. А., Рукинов, М.В. Цифровая экономика: сущность явления, проблемы и риски формирования и развития // Управленческое консультирование. № 4. С. 38-40. DOI: 10.22394/1726-1139-2019-4-38-49.
  8. Попов, Е. В., Семячков, К. А. Проблемы экономической безопасности цифрового общества в условиях глобализации. — Текст: электронный // Экономика региона. 2018. Т. 14, вып. 4. С. 1088-1101. DOI: 10.17059/2018–4–3.
  9. Николаев, М. А., Демидова, С. Е., Балог, М. М. Методология управления экономической безопасностью на региональном уровне. Часть I: коллективная монография. Псков: Псковский государственный университет, 2018. 220 с.
  10. Графова, Т. О., Шаповалов, А. Ф. Риски и угрозы экономической безопасности в цифровой экономике // Азимут научных исследований: экономика и управление. 2020. Т. 9. № 1(30). С. 382-386. DOI: 10.26140/anie-2020-0901-0096
  11. Коришева, О.В. Анализ рисков и угроз конкурентоспособности Российской Федерации в аспекте цифровизации экономики и экономической безопасности // Актуальные вопросы экономики, 2018. С. 78-85. DOI: 10.24411/2071-6435-2018-10048.
  12. Лев, М.Ю., Лещенко, Ю.Г. Цифровая экономика: на пути к стратегии будущего в контексте обеспечения экономической безопасности // Вопросы инновационной экономики. 2020. Том 10. № 1. С. 25-44. DOI: 10.18334/vinec.10.1.100646.
  13. Эскиндаров, М.А., Масленников, В.В., Масленников, О.В. Риски и шансы цифровой экономики в России. Финансы: теория и практика. 2019;23(5):6-17. DOI: 10.26794/2587-5671-2019-23-5-6-17.
  14. Гудкова, О.В. Риски и угрозы экономической безопасности России в условиях цифровизации экономики. Известия высших учебных заведений. Серия «Экономика, финансы и управление производством» [Ивэкофин]. 2022. № 01(51). С.73-80. DOI: 10.6060/ivecofin.2022511.587.
  15. Печаткин, В.В. Формирование и развитие цифровой экономики в России как стратегический приоритет развития территорий в условиях пандемий // Вопросы инновационной экономики. 2020. Том 10. № 2. С. 837-848. DOI: 10.18334/vinec.10.2.110187.
  16. Зверева, Т.В. Экономические риски цифровой экономики // Проблемы анализа риска. 2017. Т.14. №6. С. 22-29. https://doi.org/10.32686/1812-5220-2017-14-6-22-29.
  17. Novikova, N. V., Strogonova, E. V. (2020). Regional aspects of studying the digital economy in the system of economic growth drivers. Journal of New Economy, Vol. 21, No. 2, Pp. 76–93. DOI: 10.29141/2658-5081-2020-21-2-5.
  18. Zemtsov, S., Barinova, V., Semenova, R. (2019)/ The Risks of Digitalization and the Adaptation of Regional Labor Markets in Russia. Foresight and STI Governance. 13, No. 2, Pp. 84–96. DOI: 10.17323/2500-2597.2019.2.84.96.
  19. Tiutiunyk, , Vasylieva, T., Bilan, Y. (2020). The Impact of Industry 4.0 on the Level of Shadow Employment. International Scientific Conference on The Impact of Industry 4.0 on Job Creation. Trencianske Teplice, Slovakia, Pp. 405-413.
  20. Черняков, М.К., Чернякова, М.М. Социальные риски цифровой экономики // Идеи и идеалы. Т. 13. № 1. ч. 2. С. 265–282. DOI: 10.17212/2075-0862-2021- 13.1.2-265-282.
  21. Nikolaev, M.A., Makhotaeva, M.Y. (2021). Impact of Digitalization on the Efficiency of Russian Economy. Smart Innovation, Systems and Technologies, Pp. 1269-1279. DOI: 10.1007/978-981-16-0953-4_120.

 

References

  1. Kuklina, E.A., Starikova, O.V. (2016). Sustainable development of Russian regions and regional security in the context of new normal [Ustoychivoye razvitiye regionov Rossii i regional’naya bezopasnost’ v kontekste new normal]. Bulletin of Ural Federal University. Series Economics and Management. 15. No. 3. Pp. 401-419. (In Russ.) DOI: 10.15826/vestnik.2016.15.3.021.
  2. Nikolaev, M.A., Makhotaeva, M.Yu. (2017). Basic components of investment safety and their assessment [Osnovnyye sostavlyayushchiye investitsionnoy bezopasnosti i ikh otsenka]. Petersburg State Polytechnical University Journal — Economic sciences (π-Economy). Vol. 10, No. 5. Pp. 34-45. (In Russ.) DOI: 10.18721/JE.10503.
  3. Gurieva, K., Borodin, A., Berkaeva, A. K. (2019). Management Model Transformation in the Digital Economy. Proceedings of the 1st International Scientific Conference Modern Management Trends and the Digital Economy: from Regional Development to Global Economic Growth (MTDE 2019). AEBMR-Advances in Economics Business and Management Research. Yekaterinburg. Russia. Vol. 81. Pp. 383-387. DOI:10.2991/mtde-19.2019.73.
  4. Babkin, A.V., Burkaltseva, D.D., Kosten D.G., Vorobyov Yu.N. (2017). Formation of the digital economy in Russia: essence, features, technical normalization, development problems [Formirovaniye tsifrovoy ekonomiki v Rossii: sushchnost’, osobennosti, tekhnicheskaya normalizatsiya, problemy razvitiya]. Petersburg State Polytechnical University Journal — Economic sciences (π-Economy). Vol. 10. No. 3. Pp. 9-25. (In Russ.) DOI: 10.18721/JE.10301.
  5. Khalin, V.G., Chernova G.V. (2018). Digitalization and Its Impact on the Russian Economy and Society: Advantages, Challenges, Threats and Risks [Tsifrovizatsiya i yeye vliyaniye na rossiyskuyu ekonomiku i obshchestvo: preimushchestva, vyzovy, ugrozy i riski]// Upravlenčeskoe konsulʹtirovanie. No. 10. Pp. 46-63. (In Russ.) DOI:10.22394/1726-1139-2018-10-46-63.
  6. Makhalin, V.N., Makhalina, O.M. (2018). Management of calls and threats in digital economy of Russia [Upravleniye vyzovami i ugrozami v tsifrovoy ekonomike Rossii]. Upravlenie / Management (Russia). Vol. 6. No. 2. Pp. 57–60. (In Russ.) DOI: 10.26425/2309-3633-2018-2-57-60.
  7. Volkova, A.A., Plotnikov, V.A., Rukinov, M.V. (2019). Digital Economy: Essence of the Phenomenon, Problems and Risks of Formation and Development [Tsifrovaya ekonomika: sushchnost’ yavleniya, problemy i riski formirovaniya i razvitiya]. Administrative Consulting. No. 4. Pp. 38-40. (In Russ.) DOI: 10.22394/1726-1139-2019-4-38-49.
  8. Popov, E.V., Semyachkov, K. A. (2018). Problems of economic security for digital society in the context of globalization [Problemy ekonomicheskoy bezopasnosti tsifrovogo obshchestva v usloviyakh globalizatsii. — Tekst: elektronnyy]. Economy of Region. Vol. 14. Issue 4. Pp. 1088-1101. (In Russ.) DOI: 10.17059/2018-4-3. Available at: http://hdl.handle.net/10995/91501.
  9. Nikolaev, M.A., Demidova, S.E., Balog, M.M. (2018). Methodology of economic security management at the regional level [Metodologiya upravleniya ekonomicheskoy bezopasnost’yu na regional’nom urovne. Chast’ I: kollektivnaya monografiya]. Part I: a collective monograph. Pskov, Pskov State University Press. 220 p.
  10. Grafova, T.O., Shapovalov, A.F. (2020). Risks and threats to economic security in the digital economy [Riski i ugrozy ekonomicheskoy bezopasnosti v tsifrovoy ekonomike]. Azimuth of scientific researches: economics and administration. Vol. 9. No. 1(30). Pp. 382-386. (In Russ.) DOI: 10.26140/anie-2020-0901-0096.
  11. Korisheva, O.V. (2018). Analysis of risks and threats to the competitiveness of the Russian Federation in the aspect of digitalization of the economy and economic security [Analiz riskov i ugroz konkurentosposobnosti Rossiyskoy Federatsii v aspekte tsifrovizatsii ekonomiki i ekonomicheskoy bezopasnosti]. Aktual’nyye voprosy ekonomiki, 2018. Pp. 78-85. (In Russ.) DOI: 10.24411/2071-6435-2018-10048.
  12. Lev, M.Yu., Leshchenko Yu.G. (2020). Digital economy: on the way to the strategy of the future in the context of ensuring economic security [Tsifrovaya ekonomika: na puti k strategii budushchego v kontekste obespecheniya ekonomicheskoy bezopasnosti]. Russian journal of innovation economics. Vol. 10. No. 1. Pp. 25-44. (In Russ.) DOI: 10.18334/vinec.10.1.100646.
  13. Eskindarov, M.A., Maslennikov, V.V., Maslennikov, O.V. (2019). Risks and Chances of the Digital Economy in Russia [Riski i shansy tsifrovoy ekonomiki v Rossii]. Finance: Theory and Practice. Vol. 23. No. 5. Pp. 6-17. (In Russ.) DOI: 10.26794/2587-5671-2019-23-5-6-17.
  14. Gudkova, O.V. (2022). Risks and threats to Russia’s economic security in the context of digitalization of the economy. News of higher educational institutions [Riski i ugrozy ekonomicheskoy bezopasnosti Rossii v usloviyakh tsifrovizatsii ekonomiki. Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedeniy]. A series «Economy, Finance and Production Management» [Ivekofin]. No. 01(51). Pp.73-80. (In Russ.) DOI: 10.6060/ivecofin.2022511.587.
  15. Pechatkin, V.V. (2020). Formation and development of the digital economy in Russia as a strategic priority for the development of territories in the context of pandemics [Formirovaniye i razvitiye tsifrovoy ekonomiki v Rossii kak strategicheskiy prioritet razvitiya territoriy v usloviyakh pandemiy]. Russian journal of innovation economics. Vol. 10. No. 2. Pp. 837-848. (In Russ.) DOI: 10.18334/vinec.10.2.110187.
  16. Zvereva,T.V. (2017). Economic risks of the digital economy [Ekonomicheskiye riski tsifrovoy ekonomiki]. Issues of Risk Analysis. Vol. 14. No. 6. Pp. 22-29. (In Russ.) DOI: 10.32686/1812-5220-2017-14-6-22-29.
  17. Novikova N. V., Strogonova E. V. (2020). Regional aspects of studying the digital economy in the system of economic growth drivers. Journal of New Economy, Vol. 21, No. 2, Pp. 76–93. DOI: 10.29141/2658-5081-2020-21-2-5.
  18. Zemtsov, S., Barinova, V., Semenova, R. (2019). The Risks of Digitalization and the Adaptation of Regional Labor Markets in Russia. Foresight and STI Governance. 13, No. 2, Pp. 84–96. DOI: 10.17323/2500-2597.2019.2.84.96.
  19. Tiutiunyk, , Vasylieva, T., Bilan, Y. (2020). The Impact of Industry 4.0 on the Level of Shadow Employment. International Scientific Conference on The Impact of Industry 4.0 on Job Creation. Trencianske Teplice, Slovakia, Pp. 405-413.
  20. Chernyakov, M.K., Chernyakova, M.M. (2021). Social risks of the digital economy [Sotsial’nyye riski tsifrovoy ekonomiki]. Ideas and Ideals. A Journal of the Humanities and Economics. Vol. 13. No. 1. Part 2. Pp. 265-282. (In Russ.) DOI: 10.17212/2075-0862-2021- 13.1.2-265-282.
  21. Nikolaev, M.A., Makhotaeva, M.Y. (2021). Impact of Digitalization on the Efficiency of Russian Economy. Smart Innovation, Systems and Technologies, Pp. 1269-1279. DOI: 10.1007/978-981-16-0953-4_120.

Еще в рубриках

Регионы России