Главная страница » Публикации » №3 (71) » Обзор и анализ развития ветроэнергетики России в региональной энергосистеме (на материалах Ростовской области)

Обзор и анализ развития ветроэнергетики России в региональной энергосистеме (на материалах Ростовской области)

Review and analysis of the development of wind energy in Russia in the regional energy system (based on the materials of the Rostov region)


Авторы

Филькин Михаил Евгеньевич
старший научный сотрудник, кандидат экономических наук
Россия, Центральный экономико-математический институт РАН
mfilkin@mail.ru

Аннотация

Статья посвящена обзору и анализу развития ветроэнергетики Ростовской области как одного из регионов-флагманов развития данного вида энергетики в контексте ускорения развития возобновляемых источников первичной энергии. Несмотря на то, что Россия не является лидером в развитии технологий использования ветровой энергии, ее доля в структуре первичной энергии, используемой в региональной энергосистеме, может быть весьма существенной и в значительной мере будет определяться приоритетами энергетической политики, проводимой в России.

Ключевые слова

ветроэнергетика, Ростовская область, возобновляемые источники энергии, зеленая энергия, приоритеты энергетической политики, программа развития электроэнергетики региона.

Рекомендуемая ссылка

Филькин Михаил Евгеньевич

Обзор и анализ развития ветроэнергетики России в региональной энергосистеме (на материалах Ростовской области)// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Номер статьи: 7106. Дата публикации: 16.08.2022. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/7106/

Authors

Filkin Mikhail Evgenyevich
Senior researcher, PhD in Economics
Russia, Central Economics and Mathematics Institute RAS
mfilkin@mail.ru

Abstract

The article is devoted to the review and analysis of the development of wind energy in the Rostov region as one of the flagship regions for the development of this type of energy in the context of accelerating the development of renewable primary energy sources. Despite the fact that Russia is not a leader in the development of wind energy technologies, its share in the structure of primary energy used in the regional energy system can be very significant and will largely be determined by the priorities of the energy policy pursued in Russia.

Keywords

wind energy, Rostov region, renewable energy sources, green energy, energy policy priorities, regional power industry development program.

Suggested Citation

Filkin Mikhail Evgenyevich

Review and analysis of the development of wind energy in Russia in the regional energy system (based on the materials of the Rostov region)// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Art. #7106. Date issued: 16.08.2022. Available at: https://eee-region.ru/article/7106/ 

Print Friendly, PDF & Email

Введение

В ряду отраслей энергетики, производящих электричество, используя возобновляемые источники энергии (ВИЭ), ветроэнергетика занимает важное место. Энергия ветра, преобразованная в электроэнергию, не загрязняет окружающую среду, потенциально неисчерпаема, может быть использована в широком географическом масштабе. В ветроэнергетике широко используются современные высокие технологии, ее развитие создает новые высококвалифицированные рабочие места практически на всей обширной территории страны. Российская Федерация, невзирая на наличие существенных запасов нефти, природного газа, торфа, угля и других энергоресурсов, имеет большой потенциал и интерес к использованию ветроэнергетики как инструмента средства диверсификации энергетического баланса. Многие российские регионы имеют природные и климатические условия, благоприятные для развития ветрогенерации, что потенциально способно повысить энергобезопасность и эффективность региональных сетей.

Многие страны наращивают инвестиции в развитие ветрогенерации и интеграцию ее мощностей в существующие энергосети. Дополнительным стимулом к развитию этой технологии производства электроэнергии послужили исследования формирования климата на Земле, в которых была показана реальность угрозы для человечества глобального потепления из-за антропогенной деятельности, связанной в первую очередь с эмиссией в атмосферу углекислого газа. При этом основным эмитентом являются энергоустановки, сжигающие органическое топливо (уголь, нефть и нефтепродукты, природный газ). Для снижения масштабов этой эмиссии была разработана концепция углеродной нейтральности (carbon neutrality). В соответствии с ней ближайшей стратегической целью человечества является состояние, в котором сумма выбросов в атмосферу углекислого газа не превышает объема его поглощения. Наибольшее внимание в ней уделяется эмиссии углекислого газа транспортом, промышленностью, сельским хозяйством и производством электроэнергии и тепла. Концепция углеродной нейтральности стала популярной в последние десятилетия. Подавляющее большинство стран мира приняли (формально на государственном уровне или неформально на уровне деклараций) различные виды обязательств по достижению углеродной нейтральности в исторической перспективе.

Так, Уругвай, Финляндия, Австрия и Исландия предполагают достичь углеродной нейтральности уже в 2030-2040 гг. Швеция и Германия взяли на себя обязательство достичь этого состояния к 2045 г. 137 стран мира, включая США, Бразилию, Канаду, Японию и др. поставили цель достижения углеродной нейтральности к 2050 г. Китай, Казахстан и Украина назвали период 2060 г., а Сингапур и Австралия – период 2050-2100 гг. Всего две страны мира на данный момент достигли углеродной нейтральности (по некоторым оценкам – даже углеродной отрицательности, при которой количество поглощенного CO2 превышает количество его эмиссии этими странами) – Суринам и Бутан.

Один из наиболее перспективных способов достичь состояния углеродной нейтральности – развитие безуглеродных ВИЭ.

Современное отношение к ВИЭ существенно отличается от отношения к ним в прошлом, когда для выявления преимущества ВИЭ над традиционными источниками первичной энергии рассматривались только экономические показатели и, прежде всего, издержки энергоснабжения. Так, в работе Э.М. Перминова указывается, что «наиболее существенной причиной бурного развития мировой ветроэнергетики в конце XX столетия стал мировой энергетический кризис 1973-1974 гг., приведший к активным разработкам и организации крупного серийного производства ВЭУ в индустриально развитых странах: США, Дании, Германии, Англии, КНР, Японии, Южной Корее» [2]. Теперь при сопоставлении ВИЭ с другими источниками первичной энергии учитываются также показатели эмиссии парниковых газов.

 

Результаты исследования

В Российской Федерации распоряжением Правительства от 29 октября 2021 г. № 3052-р утверждена «Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 г.» [5]. Стратегия направлена на исполнение Указа Президента РФ от 04.11.2020 № 666 «О сокращении выбросов парниковых газов», в котором Правительству РФ, в частности, предписано «обеспечить к 2030 г. сокращение выбросов парниковых газов до 70% относительно уровня 1990 г. с учетом максимально возможной поглощающей способности лесов и иных экосистем и при условии устойчивого и сбалансированного социально-экономического развития Российской Федерации» [8].

В данном документе представлено два сценария развития экономики и социальной сферы России. Первый сценарий (инерционный) подразумевает, что существующая в настоящее время экономическая модель развития страны сохранится. В частности, уровень поглощения (составляющий сейчас 535 млн. тонн в год) останется на постоянном уровне. В итоге (см. Табл. 1) в рамках инерционного сценария выбросы парниковых газов вырастут с текущих 2119 млн. т. эквивалента CO2 до 2253 к 2030 г. и 2521 млн. т. к 2050 г., что составит средний прирост в 0.56% год к году. Нетто-выбросы в таком варианте составят 1718 млн. т. (эквивалент CO2) в 2030 г. и 1986 млн. т. в 2050 г., с 0.73% уровнем среднегодового прироста. Как указывается в документе, на предполагаемом горизонте планирования при инерционном сценарии невозможно достичь углеродной нейтральности и снижения выбросов ниже аналогичных показателей ЕС.

Второй сценарий, названный целевым (или интенсивным) подразумевает установление «глобальной конкурентоспособности и устойчивого экономического роста Российской Федерации в условиях глобального энергоперехода» [5]. В нем, в частности, упоминаются возможности и инструменты реализации проектов «зеленой» энергетики, внедрение стандартов верификации отчетности энергетических компаний, связанной с углеродными выбросами, также уделено внимание привлечению финансирования. При реализации интенсивного сценария (см. Табл. 1) к 2050 г. достигается снижение выбросов парниковых газов с 2119 млн. т. до 1830 млн. т., рост поглощающих «мощностей» с 535 млн. т. до 1200 млн. т. и, как результат, более чем двукратное снижение нетто-выбросов CO2 с 1584 до 630 млн. т., что соответствует ежегодному снижению на 2.93%. Но и в этом сценарии России к 2050 г. не удается достичь состояния углеродной нейтральности.

 

Таблица 1. Прогнозные показатели массы выбросов и поглощений парниковых газов

Наименование Факт (2019 г.) План (2030 г.) План (2050 г.)
Инерционный сценарий (млн. т. эквивалента CO2)
Выбросы парниковых газов 2119 2253 (CAGR: 0.56%) 2521 (CAGR: 0.56%)
Поглощения -535 -535 (CAGR: 0.00%) -535 (CAGR: 0.00%)
Нетто-выбросы 1584 1718 (CAGR: 0.74%) 1986 (CAGR: 0.73%)
Целевой (интенсивный) сценарий (млн. т. эквивалента CO2)
Выбросы парниковых газов 2119 2212 (CAGR: 0.39%) 1830 (CAGR: -0.47%)
Поглощения -535 -539 (CAGR: -0.07%) -1200 (CAGR: -2.64%)
Нетто-выбросы 1584 1673 (CAGR: 0.50%) 630 (CAGR: -2.93%)

Источник [5], вычисления автора

 

Реализация данной стратегии потребует, помимо прочего, интенсивного внедрения в энергосистему страны установок и технологий ВИЭ, среди которых ветрогенерация имеет для России важные потенциальные перспективы с учетом ее географического и климатического положения.

В настоящей статье мы расскажем о состоянии и развитии ветрогенерации в Ростовской области, которая является одним из лидирующих флагманов развития ветроэнергетики среди регионов России. Общая доля энергии ветра в структуре первичной энергии, используемой в РФ, остается низкой на фоне других источников энергии. Между тем, ее потенциал в России оценивается в 260 ТВтч/год [2], что составляет четверть сегодняшнего общего производства электроэнергии в стране.

 

Ветроэнергетика в мире

По данным BP [10] в 2021 году во всем мире ветряными электростанциями было произведено 1862 ТВтч электроэнергии. При этом общемировые темпы роста ветрогенерации за год составили 16.6%, а средний ежегодный прирост за период 2017-2021 гг. составил 13% (см. Рис. 1).

 

Общемировое производство энергии ветряными электростанциями (левая шкала) и темпы его прироста год к году (правая шкала).

Рис. 1. Общемировое производство энергии ветряными электростанциями (левая шкала) и темпы его прироста год к году (правая шкала)

Источник [10]

 

Региональным лидером в производстве электроэнергии с помощью ветряных станций является Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), где в 2021 году было произведено 779 ТВтч энергии, что составило 41.8% от общемировой ветрогенерации. Несмотря на высокую базу, данный регион показал также внушительные темпы роста 35.5% год к году. Средний ежегодный прирост составил 19.1% в период 2017-2021 гг. Огромную долю в этих показателях занимает единственная страна – Китайская Народная Республика, которая произвела 655.6 ТВтч ветряной электроэнергии, что составило 35.2% от общемирового производства. По этому показателю КНР более чем в 1.7 раз обходит следующего за ним производителя – США с 383.6 ТВтч энергии и общемировой долей 20.6%. Помимо этого, Китай продемонстрировал ошеломительный прирост этого показателя в 40.9% по отношению к 2020 г.

Европейские страны в 2021 году произвели 503 ТВтч энергии ветряными электростанциями, что составило 27% от общемирового показателя ветряной генерации, темп прироста был отрицательным (это единственный регион с отрицательным показателем прироста к 2020 году) –1.9%. Лидером среди европейских стран является Германия с 117.7 ТВтч и 6.3% от общемирового показателя, однако темп прироста генерации оказался существенно отрицательным: –10.7% к 2020 г.

Страны Северной Америки произвели 440 ТВтч энергии в 2021 году ветряными электростанциями. Это соответствует 23.6% от общемирового производства ветряной электроэнергии. Прирост год к году для данного региона составил 10.8%, львиная доля всей ветрогенерации приходится на США с 383.6 ТВтч (20.6% от общемирового объема данного показателя) сгенерированной энергии (+12.7% за 2021 год).

Остальные мировые регионы: Южная и Центральная Америка, Африка, страны СНГ и Ближний Восток в совокупности произвели менее 10% от общемирового объема ветрогенерации. Сводную информацию по производству энергии за период 2017-2021 гг. можно найти в табл.2.

 

Таблица 2. Производство электроэнергии ветряными электростанциями в регионах мира

ТВтч/год 2017 2018 2019 2020 2021 Прирост в 2021 Доля в 2021 г. CAGR 2017-21
АТР 387 462 512 575 779 35.5% 41.8% 19.1%
Европа 384 403 459 513 503 -1.9% 27.0% 7.0%
Северная Америка 299 322 348 397 440 10.8% 23.6% 10.1%
Юж. и Центр. Америка 56 66 79 85 108 26.6% 5.8% 17.8%
Африка 12 15 19 21 24 14.6% 1.3% 18.3%
Страны СНГ 0.6 0.8 1.4 2.5 4.6 84.2% 0.2% 66.0%
Ближний Восток 0.8 1.5 1.6 2.6 2.9 10.5% 0.2% 38.2%
Весь мир 1140 1270 1421 1596 1862 16.6% 100.0% 13.0%
Россия 0.139 0.237 0.315 1.138 2.585 127.1% 0.14% 107.7%

Источник [10], расчеты автора

 

Общемировые данные по ветрогенерации можно соотнести со следующими величинами: всего в мире в 2021 году всеми видами электростанций произведено 28466 ТВтч электроэнергии (данные [10]). Прирост к 2020 г. данного показателя составил 6.2%. Из этого объема 3657 ТВтч (12.8%) пришлось на источники энергии, которые относятся к возобновляемым, из которых 1862 ТВтч (6.5%) приходится на ветрогенерацию. Таким образом, доля энергии ветра в мировом производстве электроэнергии все еще остается на низком уровне, хотя имеет значительно более высокие темпы роста, чем применение для этих же целей ископаемого топлива.

Однако, по отдельным странам, таким, как, к примеру, Дания, можно рассчитать, что доля ветрогенерации (по данным 2021 года) составляет 47.9% от общего объема произведенной электроэнергии (33.4 ТВтч произведенной энергии, из которых на ветряные электростанции приходится 16 ТВтч). Пример Дании и ряда других стран дает основания считать, что ветрогенерация будет играть важную роль в условиях глобального энергоперехода и общемировых тенденций снижения выброса парниковых газов.

 

Ветроэнергетика в России

На мировой карте ветроэнергетической отрасли Российская Федерация в настоящее время занимает не самые значимые позиции. Так, по данным [10], в 2021 году ветряными электростанциями России было произведено 2.59 ТВтч электроэнергии, что составляет лишь 0.14% от общемирового объема ветрогенерации. Из-за эффекта низкой базы Россия показывает внушительный относительный прирост: по сравнению с 2020 г. объемы произведенной ветряной энергии выросли на 127.1% (в 2020 г. объемы составляли 1.14 ТВтч), а в период 2017-2021 гг. среднегодовой показатель прироста был равен 107.7%. Можно считать, что в этот период производство ветряной энергии каждый год удваивалось.

По показателю произведенной электроэнергии с помощью ветроэнергетических установок (ВЭУ) Россия находится между Вьетнамом и Новой Зеландией. Невелика доля ветряной энергии и в структуре производства энергии и внутри страны. Согласно данным РАВИ [7], доля ВЭС в производстве электроэнергии в 2021 г. составила 0.32% (см. Табл. 3)

 

Таблица 3. Структура произведенной электроэнергии по видам источника в 2021 г.

Тепловые электростанции 54.7%
Атомные электростанции 20.0%
Гидроэлектростанции 18.8%
Электростанции промышленных предприятий 6.07%
Ветряные электростанции 0.32%
Солнечные электростанции 0.20%

Источник: РАВИ [7]

 

При этом, годовой ветровой потенциал РФ оценивается [2] в 260 ТВтч. Там же указывается, что наиболее перспективные для ветрогенерации ветровые зоны расположены во многих регионах России: на Алтае, Байкале, в Карелии, Туве, на побережье и островах Северного Ледовитого океана и морских побережьях. В зависимости от локации и высоты над поверхностью земли, время воздействия ветрового потока может составлять 2000-5000 часов в год. Кроме того, наибольшая усредненная скорость ветра приходится на осень и зиму, то есть сезоны наибольшего спроса на электрическую энергию. Приводится оценка: «около 30% экономического потенциала ветроэнергетики сосредоточено на Дальнем Востоке, примерно 16% – в Западной и Восточной Сибири, 14% – в Северном экономическом районе и менее 25% в остальных районах» [2]. Ветряные электростанции имеют дополнительную полезность применения в тех районах, где отсутствует централизованное электроснабжение, и проблема электроснабжения решается парком малых электростанций с высокой долей удельных затрат сжигаемого ископаемого топлива на единицу вырабатываемой мощности.

Для поддержки строительства ВЭУ в России с 2015 г. действует программа поддержки энергетических проектов, использующих ВИЭ, гарантирующая окупаемость инвестиций (по договору о предоставлении мощности (ДПМ) на оптовый рынок, который заключается с собственником станции) и базовую доходность. На основании Распоряжения Правительства РФ № 1446-р [4] эта программа была продлена до 2035 г. (ранее действовала до 2024 г.). Отмечается, что действующая программа позволила стимулировать создание базы для создания соответствующего технологичного оборудования и снизить издержки строительства генерирующих станций на ветряной и солнечной энергии. Так, по данным ЦДУ ТЭК, издержки производства 1 кВтч электроэнергии на ветряных электростанциях снизились с 155 тыс. руб. в 2015 г. до 65 тыс. руб. в 2019-2020 гг. Уменьшение издержек должно привести к росту вводимых объемов ветряных мощностей и снижению нагрузки на их оплату. На рис 2. представлены отобранные мощности ветряных электростанций по регионам России.

 

Отобранные мощности ветрогенерации по регионам РФ

Рис.2. Отобранные мощности ветрогенерации по регионам РФ

Источник [7]

 

Программа ДПМ ВИЭ предполагает отбор инвестиционных проектов на основе конкурентной борьбы по строительству мощностей производства электроэнергии, имеющих своим источником возобновляемые природные ресурсы. Предполагается, что масштабы государственной поддержки инвестиционных проектов в сфере ВИЭ вплоть до 2035 г. составит 350-400 млрд. руб.

 

Развитие ветроэнергетики в Ростовской области

Ростовская область является лидирующим регионом России как по установленным мощностям ветрогенерации, так и по проектам, находящимся в процессе реализации. Доля ВЭС в общем объеме установленной мощности составляет 7.8% (в среднем по России этот показатель равен 0.79%), что составляет ощутимый вклад в баланс энергосистемы региона (см. Табл. 4).

 

Таблица 4. Установленная мощность по типам электростанций Ростовской области

Тип Установленная мощность (МВт) Доля
Атомные электростанции 4071.9 52.0%
Тепловые электростанции 2938.1 37.5%
Гидроэлектростанции 211.5 2.7%
Ветряные электростанции 607.3 7.8%
Электростанции пром. предприятий 6.0 0.1%
Всего 7834.8 100.0%

Источник [3], данные на 01 февраля 2022 г.

 

Небезынтересным является тот факт, что даже без учета ВЭС энергосистема Ростовской области является избыточной как по установленной мощности, так и по объемам производимой электроэнергии. Так, в 2021 г. избыток генерирующих мощностей региона составил 1367.9 МВт, а избыток производимой электроэнергии 24410 млн. кВтч. Входя в состав ОЭС Юга, энергосистема Ростовской области по межсистемным связям передает избыток электроэнергии в смежные энергосистемы.

Кроме того, согласно «Атласу ресурсов возобновляемой энергии» [1], технический потенциал энергии ветра в Ростовской области составляет высокий (530-1800 млн. МВтч / г.), однако не максимальный (1800-2300 млн. МВтч / г.) показатель среди регионов России, которым обладает ряд регионов Сибири и Дальнего Востока. Приведенные данные показывают, что развитие ветроэнергетики в данном регионе не было обусловлено нехваткой «традиционных» генерирующих мощностей, а явилось следствием целенаправленной политики. В [6] указываются следующие факторы, повлиявшие на ускорение реализации проектов по внедрению электростанций, работающих на возобновляемых источниках энергии в южных регионах России, в том числе, в Ростовской области: во-первых, кризис в угольной промышленности на Восточном Донбассе, во-вторых, наличие непригодных для сельского хозяйства пустующих земель.

В настоящее время в регионе электроэнергию производят шесть ветропарков (см. Табл. 5). Стоит отметить, что согласно действующему законодательству, данные ветропарки являются субъектами исключительно оптового рынка электроэнергии и не поставляют энергию напрямую потребителям. Эксплуатация ВЭС имеет ряд технических особенностей, в частности, подключение к ним потребителей напрямую нецелесообразно из-за изменчивости скорости и направления ветра, что не позволяет гарантировать потребителю стабильное электроснабжение. Помимо этого, на технологическом уровне интеграция ветроэнергетических мощностей в общую единую энергосистему создает ряд проблем с ее эксплуатацией и контролем, которые препятствуют стабильной работе. Подробнее о таких задачах и возможных подходах к их решению рассмотрено в [9].

 

Таблица 5. Действующие ветропарки Ростовской области

Наименование ВЭС Установленная мощность (МВт)
Сулинская ВЭС 98.8
Каменская ВЭС 98.8
Гуковская ВЭС 98.8
Казачья ВЭС 100.8
Азовская ВЭС 90.1
Марченковская ВЭС 120.0
Всего 607.3

Источник [3]

 

В ближайшие три года, согласно программе развития электроэнергетики региона [3], планируется ввести в действие девять новых ветряных агрегатов суммарной мощностью 312.6 МВт (см. Табл. 6), что увеличит объемы ветрогенерации региона более, чем в полтора раза. В [6] отмечается, что даже на фоне Юга России, который в целом лидирует в реализации проектов ВИЭ, Ростовская область выделяется объемом инвестиций в развитие ветроэнергетики. Там же приводится экспертная оценка вложений в развитие ВЭС региона на уровне 140 млрд. руб. в течение 6 лет.

 

Таблица 6. Ввод новых ВЭУ в энергосистему Ростовской области

Электростанция Генерирующая компания Мощность (МВт) Год ввода
Пилотная ВЭС-134 АО «ВетроОГК-2» 54 2025
Пилотная ВЭС-135 АО «ВетроОГК-2» 54 2025
Пилотная ВЭС-136 АО «ВетроОГК-2» 47.1 2025
Вербная ВЭС (6 агрегатов) АО «ВетроОГК-2» 157.5 2024
Всего   312.6  

Источник [3]

 

В инвестиционных проектах с государственной поддержкой все чаще встречаются требования относительно уровня локализации, что выражается в установлении минимальной доли отечественных комплектующих, а также требований по экспорту. В этом отношении Ростовская область также выделяется на общероссийском фоне благодаря тому, что в ветроэнергетических установках доля отечественных комплектующих составляет около 60%. Часть их, к примеру, лопасти и башни производятся в г. Таганрог на заводе «Красный котельщик» и в г. Волгодонск на «Атоммаше» [6]. Таким образом, регион является не только производителем ветряной электроэнергии, но и продуцентом большинства компонент самих ветроэлектростанций.

 

Заключение

В настоящее время Россия пока не достигла выдающихся объемов генерации электроэнергии на основе возобновляемых источников энергии по сравнению со многими развитыми странами мира. Этому способствовал ряд объективных и специфических факторов развития отрасли, а также обеспеченность ископаемыми ресурсами с относительно невысокой себестоимостью добычи. Тем не менее, использование ВИЭ, по-видимому, продолжит становиться все более насущным мировым трендом, и у страны есть все предпосылки занять конкурентоспособное место на данном рынке. Опыт Ростовской области, как одного из лидеров развития электрогенерации на основе ВИЭ, показывает, что задача трансформации структуры электрогенерации с учетом новых вызовов экономического, экологического и социального характера, принципиально решаема в российских реалиях. Распространение, развитие и масштабирование данного опыта на другие регионы может стать перспективной научной и практической задачей.

 

Список литературы

  1. Атлас ресурсов возобновляемой энергии на территории России: научное издание / Т. И. Андреенко, Т. С. Габдерахманова, О. В. Данилова и др. – Москва: Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева, 2015. – 160 с. – ISBN 978-5-7237-1353-6.
  2. Перминов, Э. М. Ветроэнергетика: история, состояние, перспективы / Э. М. Перминов // Вестник Московского энергетического института. Вестник МЭИ. – 2020. – № 5. – С. 11-26.
  3. Распоряжение Губернатора Ростовской области «Об утверждении схемы и программы перспективного развития электроэнергетики Ростовской области на 2022-2026 годы» от 29.04.2022. г. Ростов-на-Дону.
  4. Распоряжение Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в распоряжение Правительства РФ от 08.01.2009 N 1-р» от 01.06.2021 № 1446-р
  5. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29 октября 2021 г. No 3052-р «Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года»
  6. Семиглазова, В. А. Проекты «зелёной экономики» на Юге России: направления реализации / В. А. Семиглазова, О. Ф. Салман // Геополитика и экогеодинамика регионов. – 2022. – Т. 8. – № 1. – С. 40-48.
  7. Ветроэнергетический рынок России // Российская Ассоциация ветроиндустрии РАВИ, февраль 2022.
  8. Указ Президента РФ от 04.11.2020 №666 «О сокращении выбросов парниковых газов»
  9. Ahmed, S. D., Al-Ismail, F. S., Shafiullah, M., Al-Sulaiman, F. A., & El-Amin, I. M. (2020). Grid integration challenges of wind energy: A review. IEEE Access, 8, 10857-10878.
  10. British Petroleum «Statistical Review of World Energy — 2022» – 71st edition

 

Bibliography

  1. Atlas of Renewable Energy Resources in Russia: scientific publication [Atlas resursov vozobnovlyayemoy energii na territorii Rossii: nauchnoye izdaniye]/ T. I. Andreenko, T. S. Gabderakhmanova, O. V. Danilova et al. — Moscow: Russian Chemical-Technological University. DI. Mendeleeva, 2015. — 160 p. – ISBN 978-5-7237-1353-6.
  2. Perminov, E. M. Wind power: history, state, prospects [Vetroenergetika: istoriya, sostoyaniye, perspektivy]/ E. M. Perminov // Bulletin of the Moscow Power Engineering Institute. Bulletin of MPEI. — 2020. — No. 5. — P. 11-26.
  3. Order of the Governor of the Rostov Region «On approval of the scheme and program for the prospective development of the electric power industry of the Rostov Region for 2022-2026» [Ob utverzhdenii skhemy i programmy perspektivnogo razvitiya elektroenergetiki Rostovskoy oblasti na 2022-2026 gody] dated April 29, 2022. Rostov-on-Don.
  4. Decree of the Government of the Russian Federation «On Amendments to the Decree of the Government of the Russian Federation of 08.01.2009 N 1-r» [O vnesenii izmeneniy v rasporyazheniye Pravitel’stva RF ot 08.01.2009 N 1-r] dated 01.06.2021 No. 1446-r
  5. Decree of the Government of the Russian Federation of October 29, 2021 No. 3052-r «Strategy for the socio-economic development of the Russian Federation with low greenhouse gas emissions until 2050» [Strategiya sotsial’no-ekonomicheskogo razvitiya Rossiyskoy Federatsii s nizkim urovnem vybrosov parnikovykh gazov do 2050 goda].
  6. Semiglazova, V. A. Projects of the «green economy» in the South of Russia: directions of implementation [Proyekty «zelonoy ekonomiki» na Yuge Rossii: napravleniya realizatsii]/ V. A. Semiglazova, O. F. Salman // Geopolitics and ecogeodynamics of regions. — 2022. — T. 8. — No. 1. — S. 40-48.
  7. Wind energy market in Russia [Vetroenergeticheskiy rynok Rossii]// Russian Wind Industry Association RAWI, February 2022.
  8. Decree of the President of the Russian Federation of November 4, 2020 No. 666 «On the reduction of greenhouse gas emissions» [O sokrashchenii vybrosov parnikovykh gazov].
  9. Ahmed, S. D., Al-Ismail, F. S., Shafiullah, M., Al-Sulaiman, F. A., & El-Amin, I. M. (2020). Grid integration challenges of wind energy: A review. IEEE Access, 8, 10857-10878.
  10. British Petroleum «Statistical Review of World Energy — 2022» – 71st edition