Главная страница » Публикации » №3 (71) » Проблемы качества жизни населения: региональный аспект

Проблемы качества жизни населения: региональный аспект

Problems of Quality of Life: regional aspect

Авторы

Казанцева Елена Геннадьевна
доктор экономических наук, доцент, заведующий кафедрой экономической безопасности
Россия, Кемеровский государственный университет
9059655017@mail.ru

Аннотация

В работе рассмотрены проблемы оценки и повышения качества жизни населения на теоретико-методологическом и практическом уровнях. Дан обзор подходов к оценке качества жизни населения и разработке региональных программ повышения качества жизни населения, проанализированы результаты интегрированных рейтинговых оценок качества жизни населения в российских регионах. Представлены основные направления совершенствования способов оценки и улучшения качества жизни населения российских регионов, основными из которых являются: необходимость выработки единых подходов к проведению объективной и субъективной оценки качества жизни населения; повышение качества государственного управления регионами; усиление внимания к проблемам социально-экономического развития ресурсных регионов; выявление уязвимостей и угроз качества жизни населения и выработка мер по их прогнозированию и нейтрализации.

Ключевые слова

Качество жизни населения, регион, региональная дифференциация, оценка качества жизни населения, рейтинг регионов по качеству жизни, повышение качества жизни населения, региональные программы повышения качества жизни населения

Рекомендуемая ссылка

Казанцева Елена Геннадьевна

Проблемы качества жизни населения: региональный аспект// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Номер статьи: 7101. Дата публикации: 12.07.2022. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/7101/

DOI: 10.24412/1999-2645-2022-371-1

Authors

Kazantseva Yelena Gennadyevna
Doctor of Economics, The head of the Department of Economic Security
Russia, Kemerovo State University
9059655017@mail.ru

Abstract

The paper considers the problems of assessing and improving the quality of life of the population at the theoretical-methodological and practical levels. The article provides an overview of approaches to assessing the quality of life and developing regional programs to improve the quality of life of the population and analyzes the results of integrated rating assessments of the quality of life in Russian regions. The main directions for improving the ways of assessing and improving the quality of life in the Russian regions are presented, the main of which are: the need to develop unified approaches to conducting objective and subjective assessment of the quality of life; improving the quality of public administration in the regions; increasing attention to the problems of socio-economic development of resource regions; identifying vulnerabilities and threats to the quality of life and developing measures for their prediction and neutralization.

Keywords

Quality of life of the population, region, regional differentiation, assessment of the quality of life of the population, rating of regions by quality of life, improvement of the quality of life of the population, regional programs to improve the quality of life of the population

Suggested Citation

Kazantseva Yelena Gennadyevna

Problems of Quality of Life: regional aspect// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №3 (71). Art. #7101. Date issued: 12.07.2022. Available at: https://eee-region.ru/article/7101/ 

DOI: 10.24412/1999-2645-2022-371-1

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Повышение качества жизни населения выступает результирующей целью социально-экономического развития, закреплённой в документах стратегического планирования большинства стран.  Изучением проблем качества жизни занимаются международные организации (ООН, ВОЗ, МОТ, ОЭСР др.), национальные и региональные научно-исследовательские организации, органы государственной власти и местного самоуправления.

Значительный вклад в формирование методологической базы оценки уровня и качества жизни на международном уровне внесла ООН. Первые попытки формирования системы оценочных показателей уровня жизни относятся к 1960 году. В 1990-е годы эксперты ООН предложили концепцию развития человеческого потенциала. ПРООН стала выпускать ежегодные отчёты, в которых публиковался индекс человеческого развития (ИЧР). К данному индексу часто обращаются при оценке качества жизни населения. По показателю ИЧР лидирующие позиции в 2022 году занимают Норвегия, Ирландия, Швейцария, Гонконг (Китай), Исландия, Германия, Швеция, Австралия, Нидерланды, Дания. Странами с наиболее низким индексом человеческого развития являются Нигер, Центральноафриканская Республика, Чад, Бурунди, Южный Судан, Мали, Буркина-Фасо, Сьерра-Леоне, Мозамбик, Эритрея [1]. С 2010 года специалистами ПРООН стали использоваться специализированные индексы, направленные на исследование проблем качества жизни отдельных групп людей: глобальный индекс многомерной бедности, индекс гендерного неравенства и др.

В последние годы значительно увеличился разрыв между тем, как люди обеспечены и как они оценивают качество своей жизни. И хотя объективные показатели остаются важными для оценки состояния отдельного человека, их недостаточно для полноценного измерения качества жизни. Именно поэтому приоритет отдается методам исследования качества жизни, основанным на сочетании объективных и субъективных подходов к ее оценке.

К объективным показателям относятся материальные ресурсы (уровень доходов, условия жизни, доступ к образованию, медицинским услугам, качество окружающей среды, обеспеченность работой, условия досуга и др.), к субъективным – индивидуальное восприятие достаточности ресурсов и личная оценка качества жизни индивида. Последнее значительно зависит от приоритетов и потребностей людей и может включать в себя физическое, духовное, психическое, социальное и физическое здоровье, религиозность и личные убеждения, эмоциональную и когнитивную сферы [2 – 4].

Многие аспекты качества жизни оцениваются набором индикаторов достижения целей устойчивого развития, разработанных в 2015 году Генеральной ассамблеей ООН и направленные на оценку прогресса в достижении целей как в общемировом, так и в национальном разрезе (ликвидация нищеты и голода, уменьшение неравенства, качественное образование и др.) [5]. Достаточно распространенными являются Индекс качества жизни (Quality of Life Index, Economist Intelligence Unit), Индекс лучшей жизни (Better Life Index, OECD), Всемирный индекс счастья (Happy Planet Index, New Economics Foundation), Индекс социального прогресса (Index of Social Progress, Social Progress Imperative) и др.

Новой тенденцией стало использование интерактивных инструментов для оценки качества жизни, привлечение пользователей к онлайн опросам. Такие подходы характерны для ОЭСР и других структур, исследующих вопросы качества жизни.

В последнее время актуализируются исследования, посвященные анализу качества жизни населения в зависимости от специализации региона. Анализ качества жизни населения регионов является важным в связи с наличием значительной региональной дифференциации в объективной и субъективной оценке качества жизни, разной степени приверженности населения к регионам проживания, оттоком населения из ряда регионов, сохранением социально-экономических проблем их развития и пр.

Цель исследования заключается в анализе проблем измерения и обеспечения улучшения качества жизни населения российских регионов.

 

Методы исследования

Методологические основы исследования вопросов качества жизни населения заложены в трудах зарубежных (Дж.К. Гэлбрейт, M. Ал-Кутоп, Х. Харрим и др.) и российских ученых (С.А. Баженов, А.А. Гулюгина, Н.С. Маликов, Г.М. Зараковский, С.А. Айвазян, В.А. Сухих, А.И. Татаркин, Е.Ю. Чесалкина, А.А. Мухачева, Е.А. Морозова, В.А. Шабашев и др.).

Работа выполнена на основе анализа статистических материалов Росстата, отчетов ОЭСР, ПРООН, научно-исследовательских институтов, рейтинговых агентств. Использованы общенаучные методы исследования.

 

Результаты исследования

Качество жизни населения является одним из приоритетов социально-экономического развития. Данное понятие учитывает экономические, демографические, медицинские, социокультурные условия существования людей, возможности их самореализации и субъективную оценку удовлетворенности людей своей жизнью.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (2021 год) достойные качество и уровень жизни являются компонентом национальной безопасности, зафиксированном в ее определении [6]. Сбережение народа России, развитие человеческого потенциала, повышение качества жизни и благосостояния граждан является одним из национальных интересов страны и находит отражение в стратегических национальных приоритетах. Обозначенные в Стратегии национальной безопасности национальные интересы и стратегические национальные приоритеты, находят воплощение в прогнозных и плановых документах органов власти всех уровней.

На федеральном уровне вопросы, связанные с повышением качества жизни населения, отражаются в государственных программам и проектах.  Количественные ориентиры ряда показателей качества жизни отражены в национальных целях развития России до 2030 года, национальных проектах (Демография, Здравоохранение, Образование, Культура, Жилье и городская среда, Экология, Наука и университеты), целевых программах.

На региональном уровне в начале XXI века стали принимать законы и программные документы, нацеленные на повышение качества жизни населения. Первыми в разработке соответствующих документов были Белгородская область (2003 год), Брянская область (2004 год), Калужская область (2004 год), Кемеровская область (2005 год), Ханты-Мансийский автономный округ–Югра (2006 год). В документах давалась оценка качества жизни населения за соответствующий период, ставились целевые ориентиры, обозначались методики оценки. В Белгородской и Кемеровской областях предлагалось использование методик интегральной объективной и субъективной оценки качества жизни населения по профильным сферам.

В последние годы документы, направленные на повышение качества жизни населения, на региональном уровне принимаются как комплексные документы (например, в Свердловской области, 2014 год); документы по улучшению качества жизни отдельных групп населения (например, граждан старшего поколения (Ульяновская область, 2019 год; Астраханская область, 2019 год и др.). В большинстве субъектов отдельные комплексные документы по улучшению качества жизни населения не принимаются. Повышение качества жизни населения выступает конечной целью реализуемых стратегий и программ социально-экономического развития.

Говоря о направлениях улучшения качества жизни населения на региональном уровне, можно выделить ряд проблем, требующих решения.

  1. Группа теоретико-методологических проблем.

Исследования проблем качества жизни на региональном уровне проводятся в направлениях уточнения содержания понятия «качество жизни», его оценки на региональном уровне, выработки рекомендаций по повышению качества жизни при разработке соответствующих концепций, стратегий, программ. Значительный вклад в исследование проблем качества жизни населения на региональном уровне внесли А.В. Жалнина [7], В.Ф. Беъязычный [8], А.М. Нагимова [9], В.А. Шабашев [10], Е.А. Морозова [11], А.В. Мухачева [11] и др.

В России качество жизни населения в региональном разрезе оценивается с использованием как отдельных показателей (среднедушевые доходы населения, средняя заработная плата, продолжительность жизни, потребительские расходы и пр.), так и интегральных рейтингов. Имеется опыт использования инструмента социологических опросов на региональном уровне для учета субъективной оценки населением качества жизни.

Примеры интегральных рейтингов, используемых для оценки качества жизни на региональном уровне приведены в таблице 1. Это: рейтинг «Лучшие регионы для жизни» (РБК) [12], отражающий качество жизни в регионах на основе оценки благосостояния жителей и окружающей обстановки, включая обустроенность социальной сферы;  рейтинг регионов по качеству жизни («РИА Рейтинг») [13], основанный комплексном учете параметров, характеризующих качество жизни в регионах. Для характеристики качества жизни населения часто используется Рейтинг регионов по индексу человеческого развития [14]. Данные рейтинги основаны на использовании статистических показателей и не отражают субъективного восприятия населением качества своей жизни.

 

Таблица 1 – Интегральные рейтинги, используемые для оценки качества жизни в разрезе субъектов Российской Федерации

Рейтинг Кол-во показателей Группы показателей Первые пять регионов рейтинга Последние пять регионов рейтинга
Лучшие регионы для жизни (РБК), 2021 10 Оборот розничной торговли, доступность жилья, просроченная задолженность по кредитам, индекс «белых доходов», депозиты, основные фонды социальной сферы, обеспеченность жильем, педагогическим составом, медиками, климатическая зона Санкт-Петербург Москва Белгородская область
Московская область Воронежская область
Республика Калмыкия
Еврейская автономная область Республика Алтай Карачаево-Черкесская Республика Республика Тыва
Рейтинг регионов по качеству жизни (РИА Рейтинг), 2021 67 Уровень доходов населения, занятость населения и рынок труда, жилищные условия населения, безопасность проживания, демографическая ситуация, экологические и климатические условия, здоровье населения и уровень образования, обеспеченность объектами социальной инфраструктуры, уровень экономического развития, уровень развития малого бизнеса, освоенность территории и развитие транспортной инфраструктуры Москва
Санкт-Петербург
Московская область
Республика Татарстан
Краснодарский край
Забайкальский край
Республика Ингушетия
Еврейская автономная область
Карачаево-Черкесская Республика
Республика Тыва

 

В апреле 2021 года на совместном заседании Президиума Госсовета и Агентства стратегических инициатив (АСИ), посвященном социальным вопросам, Президент РФ В.В. Путин, поручил разработать методику рейтинга качества жизни в субъектах Российской Федерации. К настоящему времени на сайте АСИ представлен рейтинг качества жизни (рейтинг оценки усилий региональных органов исполнительной власти по созданию качественной среды для жизни граждан РФ). Это рейтинг, интегрирующий показатели, характеризующие оценку доступности социальных услуг и удовлетворенность людей социальной сферой, органами власти и местом, в котором человек живет. На основе полученных результатов формируются приоритеты для проработки в рамках Национальной социальной инициативы, тиражируются лучшие практики, принимаются решения по улучшению качества жизни населения и повышению уровня приверженности жителей своему региону. Перечень регионов, вошедших в первую двадцатку рейтинга, публикуется на сайте АСИ. Информация по каждому субъекту передается органам власти региона.

В целях совершенствования оценки качества жизни населения целесообразно выработать официальное трактование качества жизни, надежный инструментарий и единую методику ее оценивания на региональном уровне, уделяя особое внимание субъективной оценке качества жизни. Совершенствование методик оценки качества жизни населения и учет результатов проводимых в этой области исследований позволит выявлять проблемы и лучшие практики и принимать обоснованные управленческие решения по повышению качества жизни населения.

  1. Группа проблем, связанных с необходимостью улучшения качества жизни населения.

В региональном разрезе существует проблема высокой дифференциации качества жизни населения регионов, а также их социально-экономического развития. Так, в 2021 году «разрыв» между первым и последним регионами в интегральном рейтинге российских регионов по качеству жизни составил 4,23 раза и 6,63 раза в интегральном рейтинге социально-экономического положения регионов. По отдельным показателям наблюдается также высокая дифференциация. Так, согласно данным Росстата, в 2021 году по уровню бедности дифференциация между Санкт-Петербургом (5,1%) и Республикой Калмыкия (29,7%) составила 5,82 раза, по среднемесячной начисленной заработной плате дифференциация между Республикой Ингушетия (38359 руб.) и Чукотским автономным округом (180741 руб.) – 4,41 раза. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении варьируется от 66,1 года в Еврейской автономной области до 80,5 года в Республике Ингушетия.

Примечательно, что места регионов в рейтингах качества жизни и уровня социально-экономического развития также имеют «разрывы». Например, результаты анализа позиций регионов в рейтинге российских регионов по качеству жизни (2021 год) и рейтинге социально-экономического положения регионов по итогам 2021 года свидетельствуют о совпадении позиций в рейтингах только у трех субъектов РФ (Москва и Санкт-Петербург, Тверская область).

Число регионов, у которых рейтинговые позиции при оценке качества жизни выше, чем при оценке социального-экономического положения составляет 45 регионов (положительный «разрыв»), ниже – 37 регионов (отрицательный «разрыв»). Наибольший положительный «разрыв» наблюдается в Республике Адыгея (+46 позиций в рейтинге), Камчатском крае (+41), Севастополе (+40), Орловской области (+31), Калининградской области (+26). Наибольший отрицательный «разрыв» сложился в Республике Саха (Якутия) (–42), Кемеровской области (–39), Красноярском крае (–35), Иркутской области (–37), Пермском крае (–33).  В таблице 2 представлена информация о регионах, занимающих 1-10 и 76-85 места в рейтинге российских регионов по качеству жизни и соответствующие им позиции в рейтинге уровня социально-экономического развития.

 

Таблица 2 – Регионы, занимающие 1-10 и 76-85 места в рейтинге российских регионов по качеству жизни

Субъект РФ Рейтинг российских регионов по качеству жизни -2021 Рейтинг социально-экономического положения регионов по итогам 2021 года «Разрыв» в рейтингах качества жизни и уровня социально-экономического развития
Место Балл Место Балл
Регионы, занимающие 1-10 места в Рейтинге российских регионов по качеству жизни-2021
Москва 1 81,352 1 89,948 0
Санкт-Петербург 2 80,241 2 86,064 0
Московская область 3 75,858 4 77,337 1
Республика Татарстан 4 69,361 3 77,616 -1
Краснодарский край 5 67,327 8 67,102 3
Белгородская область 6 64,149 12 62,981 6
Ленинградская область 7 62,698 10 64,22 3
Ханты-Мансийский автономный округ — Югра 8 62,002 5 76,468 -3
Самарская область 9 60,706 11 63,764 2
Нижегородская область 10 59,917 15 59,534 5
Регионы, занимающие 76–85 места в Рейтинге российских регионов по качеству жизни-2021
Республика Северная Осетия — Алания 76 33,929 80 18,182 4
Курганская область 77 33,109 75 27,235 -2
Республика Бурятия 78 33,024 72 28,569 -6
Республика Калмыкия 79 32,504 85 10,377 6
Республика Алтай 80 30,547 82 15,927 2
Забайкальский край 81 30,07 71 28,664 -10
Республика Ингушетия 82 29,741 81 17,813 -1
Еврейская автономная область 83 28,94 84 10,867 1
Карачаево-Черкесская Республика 84 25,542 79 18,657 -5
Республика Тыва 85 19,105 83 13,563 -2

Составлено по: [13, 15]

 

Если говорить о соответствии позиций в рейтинге российских регионов по качеству жизни и рейтинге оценки усилий региональных органов исполнительной власти по созданию качественной среды для жизни граждан РФ, то места совпадают только у одного региона (Москва), см. Таблицу 3. Четыре региона, входящие в первую десятку рейтинга российских регионов по качеству жизни, не входят в первую двадцатку рейтинга оценки усилий региональных органов исполнительной власти по созданию качественной среды для жизни граждан РФ. Расхождение позиций регионов в рейтингах свидетельствует о существовании нелинейной зависимости между уровнем социально-экономического развития регионов и качеством управления, и оценками качества жизни населения.

 

Таблица 3 – Место субъектов РФ в рейтинге российских регионов по качеству жизни и рейтинге оценки усилий региональных органов исполнительной власти по созданию качественной среды для жизни граждан РФ

Субъект РФ Место в Рейтинге российских регионов по качеству жизни -2021 Место в Рейтинге оценки усилий региональных органов исполнительной власти по созданию качественной среды для жизни граждан РФ
Москва 1 1
Санкт-Петербург 2 4
Московская область 3 Не входит в Тор-20
Республика Татарстан 4 5
Краснодарский край 5 Не входит в Тор-20
Белгородская область 6 7
Ленинградская область 7 Не входит в Тор-20
Ханты-Мансийский автономный округ — Югра 8 3
Самарская область 9 Не входит в Тор-20
Нижегородская область 10 13

Составлено по: [13, 16]

 

Среди проблем качества жизни населения значимой является проблема более низкого качества жизни населения ресурсных регионов, характерная не только для России, но других стран.  Примером могут служить угледобывающие регионы. Исследователи отмечают, что зачастую после кратковременного положительного эффекта богатства природных ресурсов (short-run effects of natural resource wealth) региону приходится принимать меры по устранению негативных последствий угледобычи. Так, результаты исследования E. Esposito, S. Abramson [17] показывают, что бывшие горнодобывающие регионы Европы, как минимум, на 10% беднее, чем другие сопоставимые регионы в пределах той же страны. Кроме того, им приходится бороться с последствиями так называемого «угольного проклятья», которое, в большей степени, идентифицируется как проклятие человеческого капитала, так как добыча угля оказывает большое негативное влияние на накопление человеческого капитала, особенно в сфере высшего образования. Угледобывающие регионы имеют меньше университетов и меньшую долю лиц с университетским образованием. Более того, люди в этих регионах придерживаются гораздо более негативного отношения к формальному образованию и менее ориентированы на будущее.

Схожие результаты оценки качества жизни населения угледобывающих регионов получены и в Китае [4]. Рост добычи угля не оказывает очевидного влияния на доход семей, но при этом негативно влияет на качество воздуха и воды, усиливает неравенство доходов.

Анализ международного опыта по повышению качества жизни населения угледобывающих регионов и регионов, в которых угледобыча прекращена, позволяет выделить следующие основные направления реализуемых мероприятий: развитие культурного потенциала, диверсификация экономики, решение экологических проблем, развитие природного потенциала, туризма. Перед такими регионами также стоят задачи, связанные с рекультивацией мест добычи полезных ископаемых и изменением имиджа региона. Это позволит улучшить социально-экономическое развитие регионов, противодействовать тенденциям эмиграции и, соответственно, утечке мозгов [18]. Для долгосрочного улучшения качества жизни необходимо уделять больше внимания здравоохранению, образованию и доступности времени для семьи. Приоритет должен быть отдан социальным секторам как с точки зрения расходования бюджетных ресурсов, так и институционального развития.

Безусловно, повышение качества жизни населения будет являться своего рода вечной целью в силу возрастания человеческих потребностей, однако для ресурсодобывающих регионов вопросы повышения качества жизни являются еще более актуальными в силу сохранения в многих их них на протяжении длительного периода более низкого качества жизни, чем в среднем по стране. Базой для повышения качества жизни населения является решение экологических, экономических и социальных проблем, изменение имиджа региона [19, 20].

В последние годы расширяется проблематика исследований качества жизни. Во внимание принимается исследование и оценка наличия уязвимостей и факторов, которые создают угрозы безопасности человека. Расширение исследовательского поля имеет под собой объективные причины. Высокая скорость и непредсказуемость изменений приводит к повышению неуверенности нахождения человека в социально-экономическом пространстве и негативно влияет на качество жизни.

Весьма точно характер происходящих изменений описывается концепциями VUCA (У. Беннис, Б. Нанус) и BANI (Дж. Кашио) [21]. Концепция VUCA-мира возникла в 1990-е годы как ответ на стремительно развивающиеся технологии, расширение информационного пространства, вследствие чего человеку приходится перерабатывать огромные объёмы информации, принимать решения в условиях неопределенности, быть готовым к смене профессиональной деятельности, места жительства и пр. Ключевыми характеристиками концепции VUCA-мира  выступают:  volatility (изменчивость); uncertainty (неопределённость); complexity (сложность); ambiguity (неоднозначность).

В 2016 году в связи со стремительным развитием цифровизации, обострения глобальных проблем современности, усложнением технических и экономических систем появляется концепция BANI-мира. BANI характеризует мир как вrittle (хрупкий), аnxious (тревожный), nonlinear (нелинейный), incomprehensible (непостижимый). Хрупкость заключается в том, что любая выстроенная система способна быстро разрушиться. Тревожность вызвана непрекращающимися изменениями и часто невозможностью на них повлиять. Нелинейность проявляется в том, что сложно прогнозировать, к каким последствиям приведут те или иные действия. Непостижимость имеет своей причиной переизбыток поступающей информации, сложность ее отбора и обработки. Жизнь в условиях VUCA и BANI-мира зачастую негативно влияет на оценки людьми качества своей жизни. В периоды нарастания экономической и политической нестабильности людей еще в большей степени волнуют проблемы безопасности, а отсутствие уверенности в завтрашнем дне выступает фактором, угрожающим личной безопасности, и снижающим оценки качества жизни.

Вопросы негативного влияния угроз на безопасность человека стали предметом исследования специалистов ПРООН. В докладе «Новые угрозы безопасности человека в антропоцене» [22] говорится о возникновении новых угроз, которые делают мир более ненадежным и опасным. К их числу отнесены накладывающиеся на экологические проблемы четыре угрозы безопасности человека: отрицательные стороны развития цифровых технологий (цифровое неравенство, кибератаки, мошенничество и кража данных, концентрация цифровой власти), насильственные конфликты, горизонтальное неравенство и эволюционирующие проблемы систем здравоохранения. Особое внимание уделяется отсутствию продовольственной безопасности в результате кумулятивных социально-экономических и экологических последствий. Как следствие, чувство безопасности и защищенности у людей находится на низком уровне почти во всех странах. Даже граждане, проживающие в странах с одним из самых высоких уровней здоровья, благосостояния и образования, сообщают о еще большей тревоге, чем десять лет назад. Шесть из каждых семи человек во всем мире страдают от чувства незащищенности [22]. Безусловно, отсутствие личной безопасности, оказывает негативное влияние на качество жизни.

ПРООН предлагает использование ориентированного на человека подхода к безопасности, направленного на преодоление угроз благополучию человека в семи областях: экономическая безопасность; продовольственная безопасность; безопасность здоровья; экологическая безопасность; личная (физическая) охрана; общественная безопасность; политическая безопасность. В результате человек должен обрести «свободу от нужды» и «свободу от страха» [23]. Данный подход основан на идее взаимосвязи безопасности и развития и представляется перспективным для дальнейшего исследования проблем качества жизни.

 

Заключение

Проблема качества жизни населения является актуальной для России как в национальном, так и в региональном масштабах. Перспективы развития оценки и выработки направлений повышения качества жизни населения в регионах на теоретико-методологическом и практическом уровнях заключаются в выработке единых подходов к проведению оценки качества жизни населения, повышении качества государственного управления, усиления внимания к проблемам социально-экономического развития ресурсных регионов, выявлении уязвимостей и угроз качества жизни населения и выработке мер по их нейтрализации, прогнозировании влияния угроз на качество жизни населения, исследовании «разрывов» между объективной и субъективной оценкой качества жизни населения, минимизации негативного влияния цифровизации и турбулентной внешней среды на качество жизни населения.

 

Список литературы

  1. Human Development Index (HDI) by Country 2022. United Nations Development Programme. URL: https://worldpopulationreview.com/country-rankings/hdi-by-country (дата обращения 04.07.2022).
  2. Chen, Z., Davey, G. Subjective quality of life in Zhuhai City, South China: A public survey using the International Wellbeing Index. Social Indicators Research. 2009. vol. 91(2). P. 243–258.
  3. Сostanza, R., Fisher, B., Ali, S., Beer, C., Bond, L., Boumans, R., et Quality of life: An approach integrating opportunities, human needs, and subjective well-being. Ecological Economics. 2007. vol. 61(2). P. 267–276.
  4. Li, L., Young, D., Wei, H., Zhang, Y., Zheng, Y., Xiao, S., et al. The relationship between objective life status and subjective life satisfaction with quality of life. Behavioral Medicine. 2010. vol. 23(4). P. 149–159.
  5. The Sustainable Development Goals. URL: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ (дата обращения 30.03.2021).
  6. Указ Президента Российской Федерации от 02.07.2021 №400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // КонсультантПлюс.   URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=389271#LFyKXATeVhazUeC31 (дата обращения 02.06.2022).
  7. Жалнина, А.В. Экономический анализ качества жизни: монография / А.В. Жалнина, Б.И. Герасимов; под науч. ред. д-ра экон. наук, проф. Б.И. Герасимова. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. 144 с.
  8. Безъязычный, В.Ф. и др. К вопросу оценки показателей качества жизни / В.Ф. Безъязычный, В.Ф. и др. // Рынок и качество Ярославии. 1998. №1, 2.
  9. Нагимова, А. М. Социологический анализ качества жизни населения: региональный аспект. Казань: Казан. гос. ун-т, 2010. 306 c.
  10. Шабашев, В. А. Качество жизни населения: основы методологии, теории, управления / В. А. Шабашев, О. В. Глушакова // Сибирская финансовая школа. 2015. № 5(112). С. 31-37.
  11. Мухачева, А. В. Качество жизни в условиях кризиса: региональный аспект / А. В. Мухачева, Е. А. Морозова. Кемерово: Кемеровский государственный университет, 2016. 232 с.
  12. Лучшие регионы для жизни. Рейтинг РБК. 2021. URL: https://www.rbc.ru/economics/26/04/2021/6078136e9a7947d0e9e1b1fb (дата обращения 04.06.2022)/
  13. Рейтинг регионов по качеству жизни – 2021. РИА Рейтинг. URL: https://riarating.ru/infografika/20220215/630216951.html (дата обращения 30.06.2022).
  14. Индекс человеческого развития в России: региональные различия Декабрь 2021/ Департамент экспертно-аналитических работ Аналитического центра при Правительстве РФ. URL: chrome-extension://oemmndcbldboiebfnladdacbdfmadadm/https://ac.gov.ru/uploads/2-Publications/analitika/2022/_2021_short.pdf (дата обращения 05.07.2022).
  15. Рейтинг социально-экономического положения регионов по итогам 2021 г. РИА Рейтинг. URL: https://riarating.ru/infografika/20220516/630222174.html (дата обращения 20.06.2022).
  16. Рейтинг качества жизни. URL: https://asi.ru/government_officials/quality-of-life-ranking/ (дата обращения 04.07.2022).
  17. Esposito, Е., Scott, F. Abramson The European coal curse. Journal of Economic Growth. 2021. P. 26:77–112. https://doi.org/10.1007/s10887-021-09187-w.
  18. Ihsan, N., Babar, A. A Multidimensional Analysis of Quality of Life: Pakistan’s Context. Social Indicators Research. 2019. P. 142:201–227 https://doi.org/10.1007/s11205-018-1903-6.
  19. Kazantseva, E.G. Problems of quality of life of the population of coal-mining regions / E.G. Kazantseva, G.V.  Chistyakova, Yu.N. Kleshchevsky // E3s web of conferences: The Second Interregional Conference, Kemerovo, 21–23 сентября 2021 года. Kemerovo: T.F. Gorbachev Kuzbass State Technical University, 2021. P. 02003. DOI 10.1051/e3sconf/202127802003.
  20. Kazantseva, E. Prospects for Social and Economic Development of Coal Mining Regions / E. Kazantseva, N.Osokina, G. Chistyakova // E3S Web of Conferences : 5, Kemerovo, 19–21 октября 2020 года. Kemerovo, 2020. 04021.  DOI 10.1051/e3sconf/202017404021.
  21. Кирикова, А. VUCA и BANI: восемь букв, объясняющих мир. URL: https://trends.rbc.ru/trends/futurology/62866fde9a794701a4c38ae4 (дата обращения 05.07.2022).
  22. New threats to human security in the Anthropocene Demanding greater solidarity 2022. Special Report. Overview. United Nations Development Programme. URL: chrome-extension://oemmndcbldboiebfnladdacbdfmadadm/https://reliefweb.int/attachments/45a8ba86-66fd-307b-841a-3b00d88275f6/New%20Threats%20to%20Human%20Security%20in%20the%20Anthropocene%20%5BEN%5D.pdf (дата обращения06.2022).
  23. A People-Centered Approach to Security: seeking conceptual clarity to guide UN policy development 2022. UNDP, FBA/ URL: https://www.undp.org/sites/g/files/zskgke326/files/2022-06/The%20People-Centered%20Approach%20to%20Security.pdf (дата обращения 05.07.2022).

 

References

  1. Human Development Index (HDI) by Country 2022. United Nations Development Programme. URL: https://worldpopulationreview.com/country-rankings/hdi-by-country (дата обращения 04.07.2022).
  2. Chen, Z., Davey, G. Subjective quality of life in Zhuhai City, South China: A public survey using the International Wellbeing Index. Social Indicators Research. 2009. vol. 91(2). P. 243–258.
  3. Сostanza, R., Fisher, B., Ali, S., Beer, C., Bond, L., Boumans, R., et Quality of life: An approach integrating opportunities, human needs, and subjective well-being. Ecological Economics. 2007. vol. 61(2). P. 267–276.
  4. Li, L., Young, D., Wei, H., Zhang, Y., Zheng, Y., Xiao, S., et al. The relationship between objective life status and subjective life satisfaction with quality of life. Behavioral Medicine. 2010. vol. 23(4). P. 149–159.
  5. The Sustainable Development Goals. URL: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ (дата обращения 30.03.2021).
  6. Decree of the President of the Russian Federation of July 2, 2021 No. 400 “On the National Security Strategy of the Russian Federation” [O Strategii natsionalʹnoy bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii]// ConsultantPlus. URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=389271#LFyKXATeVhazUeC31 (accessed 06/02/2022).
  7. Zhalnina, A.V. Economic analysis of the quality of life: monograph [Ekonomicheskiy analiz kachestva zhizni: monografiya]/ A.V. Zhalnina, B.I. Gerasimov; under scientific ed. Dr. Econ. sciences, prof. B.I. Gerasimov. Tambov: Tambov Publishing House. state tech. un-ta, 2006. 144 p.
  8. Bezzyazny, V.F. et al. On the issue of assessing indicators of the quality of life [K voprosu otsenki pokazateley kachestva zhizni]/ V.F. Bezyazychny, V.F. etc. // Market and quality of Yaroslavl. 1998. No. 1, 2.
  9. Nagimova, A. M. Sociological analysis of the quality of life of the population: a regional aspect [Sotsiologicheskiy analiz kachestva zhizni naseleniya: regionalʹnyy aspekt]. Kazan: Kazan. state un-t, 2010. 306 p.
  10. Shabashev, V. A. Quality of life of the population: basics of methodology, theory, management [Kachestvo zhizni naseleniya: osnovy metodologii, teorii, upravleniya]/ V. A. Shabashev, O. V. Glushakova // Siberian financial school. 2015. No. 5(112). pp. 31-37.
  11. Mukhacheva, A. V. Quality of life in a crisis: a regional aspect [Kachestvo zhizni v usloviyakh krizisa: regionalʹnyy aspekt]/ A. V. Mukhacheva, E. A. Morozova. Kemerovo: Kemerovo State University, 2016. 232 p.
  12. Best regions for living. RBC rating. 2021 [Luchshiye regiony dlya zhizni. Reyting RBK. 2021]. URL: https://www.rbc.ru/economics/26/04/2021/6078136e9a7947d0e9e1b1fb (accessed 04.06.2022)/
  13. Rating of regions by quality of life — 2021. RIA Rating [Reyting regionov po kachestvu zhizni – 2021. RIA Reyting]. URL: https://riarating.ru/infografika/20220215/630216951.html (accessed 06/30/2022).
  14. Human Development Index in Russia: Regional Differences December 2021 [Indeks chelovecheskogo razvitiya v Rossii: regionalʹnyye razlichiya Dekabrʹ 2021]/ Department of Expert and Analytical Works of the Analytical Center under the Government of the Russian Federation. URL: chrome-extension://oemmndcbldboiebfnladdacbdfmadadm/https://ac.gov.ru/uploads/2-Publications/analitika/2022/_2021_short.pdf (accessed 07/05/2022).
  15. Rating of the socio-economic situation of the regions at the end of 2021 RIA Rating [Reyting sotsialʹno-ekonomicheskogo polozheniya regionov po itogam 2021 g. RIA Reyting]. URL: https://riarating.ru/infografika/20220516/630222174.html (accessed 06/20/2022).
  16. Quality of life rating [Reyting kachestva zhizni]. URL: https://asi.ru/government_officials/quality-of-life-ranking/ (accessed 07/04/2022).
  17. Esposito, Е., Scott, F. Abramson The European coal curse. Journal of Economic Growth. 2021. P. 26:77–112. https://doi.org/10.1007/s10887-021-09187-w.
  18. Ihsan, N., Babar, A. A Multidimensional Analysis of Quality of Life: Pakistan’s Context. Social Indicators Research. 2019. P. 142:201–227 https://doi.org/10.1007/s11205-018-1903-6.
  19. Kazantseva, E.G. Problems of quality of life of the population of coal-mining regions / E.G. Kazantseva, G.V.  Chistyakova, Yu.N. Kleshchevsky // E3s web of conferences: The Second Interregional Conference, Kemerovo, 21–23 сентября 2021 года. Kemerovo: T.F. Gorbachev Kuzbass State Technical University, 2021. P. 02003. DOI 10.1051/e3sconf/202127802003.
  20. Kazantseva, E. Prospects for Social and Economic Development of Coal Mining Regions / E. Kazantseva, N.Osokina, G. Chistyakova // E3S Web of Conferences: 5, Kemerovo, 19–21.10.2020. Kemerovo, 2020. 04021.  DOI 10.1051/e3sconf/202017404021.
  21. Kirikova, A. VUCA and BANI: eight letters explaining the world [VUCA i BANI: vosemʹ bukv, obʺyasnyayushchikh mir]. URL: https://trends.rbc.ru/trends/futurology/62866fde9a794701a4c38ae4 (accessed 07/05/2022).
  22. New threats to human security in the Anthropocene Demanding greater solidarity 2022. Special Report. Overview. United Nations Development Programme. URL: chrome-extension://oemmndcbldboiebfnladdacbdfmadadm/https://reliefweb.int/attachments/45a8ba86-66fd-307b-841a-3b00d88275f6/New%20Threats%20to%20Human%20Security%20in%20the%20Anthropocene%20%5BEN%5D.pdf (дата обращения 3.06.2022).
  23. A People-Centered Approach to Security: seeking conceptual clarity to guide UN policy development 2022. UNDP, FBA/ URL: https://www.undp.org/sites/g/files/zskgke326/files/2022-06/The%20People-Centered%20Approach%20to%20Security.pdf (дата обращения 05.07.2022).

Еще в рубриках

Регионы России