Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (64), 2020

Эффекты кросс-влияния государственных программ в сфере малого и среднего предпринимательства региона

Effects of the state programs' cross-impact in the field of small and medium entrepreneurship of the region

Авторы


старший преподаватель кафедры управления качеством
Россия, Уральский государственный экономический университет
khudyakova_t@mail.ru


доктор экономических наук, доцент, заведующий сектором исследований адаптации региональных систем, профессор Института цифровой экономики
Россия, Институт Экономики Уральского отделения РАН, Югорский государственный университет

Аннотация

Целью работы является выявление наличия, видов и выраженности эффектов кросс-влияния государственных программ в сфере малого и среднего предпринимательства на примере Свердловской области. Обоснована актуальность и предложены основные этапы и задачи методического подхода к оценке эффектов кросс-влияния государственных программ региона. Исследование проводилось с помощью контент-анализа нормативно-правовых документов, компаративного, экспертного и расчётного методов. В результате исследования обозначены государственные программы Свердловской области, которые посредством программных мероприятий влияют на развитие сферы малого и среднего предпринимательства региона; выделены виды программных эффектов, возникающих в результате кросс-влияния государственных программ на изучаемую сферу: например, финансовые, сбытовые, инновационные, инфраструктурные и другие эффекты; рассчитана величина кросс-влияния государственных программ на каждую задачу ключевой государственной программы, посвящённой развитию малого и среднего предпринимательства, и на каждую группу программных эффектов; определены сферы социально-экономического развития региона, которые демонстрируют наибольшее кросс-влияние на сферу малого и среднего предпринимательства Свердловской области программными методами. Учёт вклада обозначенных государственных программ в развитие малого и среднего предпринимательства позволит усовершенствовать механизмы стратегического планирования и программного бюджетирования в Свердловской области.

Ключевые слова

Свердловская область, государственные программы, кросс-влияние, кросс-эффекты государственных программ, малое и среднее предпринимательство

Рекомендуемая ссылка
Худякова Татьяна Станиславовна , Дорошенко Светлана Викторовна
Эффекты кросс-влияния государственных программ в сфере малого и среднего предпринимательства региона// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (64). Номер статьи: 6427. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6427/
Authors

Khudyakova Tatiana Stanislavovna
Senior teacher of Quality Management Department
Russia, Ural State University of Economics
khudyakova_t@mail.ru

Doroshenko Svetlana Victorovna
doctor of Economics, assistant professor Head of the Sector for Research on Adaptation of Regional Systems Professor of the Institute of Digital Economy
Russia, Institute of Economics of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Ugra State University

Abstract

The purpose of the article is to identify and assess the effects of the state programs' cross-impact in the field of small and medium businesses on the example of Sverdlovsk region. The study was conducted on the basis of content analysis of regulatory documents and using of comparative, expert and calculation methods. State programs of the Sverdlovsk region that affect the development of small and medium-sized businesses in the region is identified. The types of program effects arising as a result of the cross-impact of state programs on the studied area are highlighted: for example, financial, marketing, innovation, infrastructure and other effects. The degree of state programs' cross-impact on entrepreneurship development objectives as well as on each type of effects were calculated. The areas of socio-economic development of the region, that demonstrate the greatest cross-impact on the field of small and medium-sized businesses in the Sverdlovsk region by program methods are clarified. Taking into account the contribution of the studied state programs to the development of small and medium-sized businesses will improve the mechanisms of strategic planning and program budgeting in the Sverdlovsk region.

Keywords

Sverdlovsk region, state programs, cross-impact, cross-program effects, small and medium-sized enterpreneurship

Suggested Citation
Khudyakova Tatiana Stanislavovna , Doroshenko Svetlana Victorovna
Effects of the state programs' cross-impact in the field of small and medium entrepreneurship of the region. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (64). Art. #6427. Date issued: 2020-12-29. Available at: https://eee-region.ru/article/6427/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Вопросы оценки государственной поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП) не перестают быть актуальным направлением научных исследований, значимость которого в последнее время усиливается сложившейся неблагоприятной эпидемиологической ситуацией и ограничениями в работе предприятий малого и среднего бизнеса, вызванных пандемией коронавируса. Одним из инструментов государственной поддержки МСП являются государственные программы (далее — госпрограммы), реализуемые во всех регионах Российской Федерации и направленные на развитие разных социально-экономических сфер. В последнее время в научной среде и в практике государственного управления экономикой заметна потребность выявления и оценки влияния одних госпрограмм на сферу реализации других госпрограмм — так называемого кросс-влияния госпрограмм. Это направление научных исследований позволит учитывать дополнительные эффекты, создаваемые госпрограммами в смежных или родственных отраслях, входящих в сферу реализации других госпрограмм.

В проведённых ранее исследованиях уже подчеркивалась необходимость учёта «побочных» влияний и косвенных эффектов реализации государственных программ, которые относятся к другим сферам социально-экономического развития [1, 2]. Например, Е.А. Блинова акцентирует важность анализа воздействия программ на общее социально-экономическое развитие региона [3]. Кроме того, в исследованиях Н.С. Шмиголь говорится о полезности сопоставления госпрограмм между собой и проведении периодической переоценки возложенных на федеральные органы исполнительной власти функций и задач с целью выявления устаревших, дублирующих и неэффективных программ [4]. На необходимость корректировки государственных программ по содержанию и исследование возможностей удешевления государственных программ без потери результатов и качества указывается и в исследованиях А.Г. Бреусовой [5]. Авторами С.Н.Рукиной и В.Н. Самодуровой справедливо отмечается, что анализ эффективности бюджетных расходов должен учитывать оценку всей совокупности финансовых, административных и иных ресурсов [6]. Первые попытки выявления и оценки кросс-влияния госпрограмм были предприняты несколько лет назад научным коллективом Института макроэкономических исследований (г. Москва) [7].

Актуальность анализа кросс-влияния госпрограмм также подчёркивается Методическими указаниями по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации, утвержденными приказом Министерства экономического развития России № 582 от 16 сентября 2016 г., в которых говорится о необходимости выявления основных мероприятий госпрограмм, оказывающих влияние на достижение целей и решение задач иных госпрограмм. Более того, в сводном годовом докладе Министерства экономического развития Российской Федерации, посвящённом ходу реализации и оценке эффективности государственных программ Российской Федерации по итогам 2017 года, также отмечалась необходимость и намерение министерства проработать вопрос формирования системы оценки кросс-влияния госпрограмм. Вопросам перекрёстного влияния и взаимозависимости различных элементов внутри одной социально-экономической системы уделяется внимание и в работах некоторых зарубежных авторов [8-10]. В данной статье делается попытка выявления и оценки эффектов, возникающих в результате кросс-влияния различных госпрограмм на сферу малого и среднего предпринимательства на примере Свердловской области.

 

Методический подход к оценке кросс-влияния государственных программ

Кросс-влияние госпрограмм следует понимать как влияние разных госпрограмм друг на друга и/или на развитие одной сферы (например, сферы МСП). Генератором формирования кросс-влияний госпрограмм являются связи между мероприятиями одной госпрограммы и целями/задачами другой госпрограммы [11].

Авторами предложены следующие основные этапы выявления и оценки эффектов кросс-влияния (или кросс-эффектов) госпрограмм в определённой сфере социально-экономического развития субъекта Федерации:

  1. Выбор сферы социально-экономического развития, субъекта Федерации и ключевой госпрограммы или подпрограммы, направленной на развитие данной сферы.
  2. Определение перечня иных госпрограмм субъекта Федерации, оказывающих влияние на ключевую госпрограмму.
  3. Формирование групп программных эффектов в изучаемой сфере и распределение по ним мероприятий выделенных госпрограмм.
  4. Расчёт величины проявления кросс-эффектов:
    • по каждой задаче ключевой госпрограммы;
    • по каждой группе программных эффектов;
    • по каждой госпрограмме региона.
  5. Анализ результатов оценки эффектов кросс-влияния госпрограмм.

Наличие связей между госпрограммами определяется методом контент-анализа действующих программных документов. Количество и виды групп кросс-эффектов зависят от количества и смыслового содержания мероприятий изучаемых госпрограмм. Расчёт величины проявления кросс-влияния госпрограмм проводится с учётом относительной важности каждой группы сформированных программной кросс-эффектов в достижении задач ключевой госпрограммы.

Величина проявления каждой группы кросс-эффектов в исследуемой социально-экономической сфере определяется как сумма проявлений данной группы эффектов во всех задачах ключевой госпрограммы. Таким образом, величина кросс-влияния каждой госпрограммы на изучаемую сферу зависит от количества и важности её мероприятий, содействующих реализации задач ключевой госпрограммы.

Предложенный подход решает следующие основные задачи:

  • выявление комплекса госпрограмм субъекта Федерации, оказывающих влияние на изучаемую сферу социально-экономического развития региона;
  • изучение связей между ключевой госпрограммой, направленной на развитие изучаемой социально-экономической сферы, и другими госпрограммами региона;
  • определение выраженности комплексного кросс-влияния реализуемых в регионе госпрограмм на изучаемую социально-экономическую сферу развития региона;
  • определение видов формируемых кросс-эффектов в изучаемой социально-экономической сфере, возникающих в результате межпрограммного взаимодействия;
  • выявление госпрограмм, оказывающих наибольшее влияние на развитие изучаемой социально-экономической сферы;
  • разработка рекомендаций для повышения эффективности госпрограмм, оптимизации механизмов целеполагания и программного финансирования.

Согласно предложенному выше методическому подходу, далее представлены результаты оценки эффектов кросс-влияния госпрограмм Свердловской области в сфере развития МСП региона.

 

Программные эффекты в сфере МСП Свердловской области

Ключевой госпрограммой, посвящённой развитию МСП в Свердловской области, является госпрограмма «Повышение инвестиционной привлекательности Свердловской области до 2024 года», состоящая из подпрограмм «Лучшие условия для ведения бизнеса» «Импульс для предпринимательства», «Новая индустриальная инфраструктура» и «Индустрия туризма».

На первом этапе исследования с помощью контент-анализа мероприятий ключевой госпрограммы и всех иных реализуемых в регионе госпрограмм, были выявлены госпрограммы региона и количество их мероприятий, оказывающих влияние на развитие сферы МСП. Все мероприятия госпрограмм были классифицированы по следующим направлениям, создающим одноимённые виды программных эффектов в сфере МСП:

1) финансовые (включающие государственную поддержку предпринимателей в виде субсидий, возмещение части процентной ставки по кредитам, привлечение инвестиций);

2) сбытовые (включающие участие предпринимателей в выполнении работ, в том числе для государственных нужд, а также выставочно-ярмарочные мероприятия);

3) инновационные (включающие создание высокотехнологичных инновационных производств, поддержку технической и технологической модернизации);

4) инфраструктурные (включающие развитие систем и сооружений, обеспечивающих условия для деятельности предпринимателей, а также организаций, образующих инфраструктуру поддержки субъектов МСП);

5) надзорно-разрешительные (включающие проверки, ограничения и разрешения на осуществление деятельности предпринимателей);

6) информационно-консультационные (включающие обучающие мероприятия, информационное обеспечение, разработку методических рекомендаций для предпринимателей);

7) прочие (относящиеся к иным не упомянутым выше видам поддержки предпринимателей).

Как видно из таблицы 1, мероприятий ключевой госпрограммы распределяются по группам программных эффектов неравномерно.

 

Таблица 1  ̶  Распределение мероприятий ключевой госпрограммы (ГП) по группам эффектов в сфере развития МСП Свердловской области

Наименование подпрограммы ключевой ГП Группы программных эффектов Количество мероприятий ключевой ГП
финансовые инфраструктурные сбытовые Информационно-консультационные инновационные надзорно-разрешительные прочие
1. Лучшие условия для ведения бизнеса 1 1 1 3
2. Импульс для предпринимательства 13 8 1 7 2 4 35
3. Новая индустриальная инфраструктура 3 3
4. Индустрия туризма 2 1 5 2 3 13
Количество мероприятий 16 12 7 9 2 1 7 54
% мероприятий 29 22 13 17 4 2 13 100

 

Данные таблицы 1 демонстрируют, что мероприятия ключевой госпрограммы формируют в большей степени финансовые (29% мероприятий), инфраструктурные (22% мероприятий) и информационно-консультационные (17% мероприятий) эффекты в сфере МСП. Наиболее слабо формируются надзорно-разрешительные и инновационные эффекты, в то время как сбытовые и прочие эффекты создаются 13 % мероприятий ключевой госпрограммы.

Наибольшее количество мероприятий (65%) в сфере развития МСП содержит подпрограмма «Импульс для предпринимательства», создающая все обозначенные виды эффектов, кроме надзорно-разрешительных. Ей уступает подпрограмма «Индустрия туризма», содержащая 24% мероприятий в сфере МСП. Остальные две подпрограммы реализуются посредством незначительного количества мероприятий ключевой госпрограммы.

 

Анализ эффектов кросс-влияния госпрограмм Свердловской области в сфере МСП региона

Контент-анализ программных документов показал, что из 28 других госпрограмм региона на развитие МСП влияют 16 госпрограмм (57% от всех госпрограмм), причём многие госпрограммы содержат мероприятия, относящиеся к разным группам кросс-эффектов в сфере МСП (рисунок 1).

 

Количество госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в сфере развития МСП Свердловской области, %

Рисунок 1  ̶  Количество госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в сфере развития МСП Свердловской области, %

 

Несмотря на то, что надзорно-разрешительные эффекты в сфере МСП формируются превалирующим количеством других госпрограмм, в наибольшей степени оказались представлены финансовые кросс-эффекты, поскольку 46% всех мероприятий, выделенных как влияющие на развитие сферы МСП региона, относятся к этой группе эффектов. На втором месте, но со значительным отставанием от первой группы, находится группа надзорно-разрешительных кросс-эффектов, содержащая 19% мероприятий. Далее располагаются группы сбытовых (11% мероприятий), информационно- консультационных (10% мероприятий), прочих (7% мероприятий), инфраструктурных (4% мероприятий) и инновационных (3% мероприятий) кросс-эффектов.

Примечательно, что наибольшее количество мероприятий, влияющих на развитие МСП в Свердловской области и охватывающих все представленные выше группы кросс-эффектов, содержит госпрограмма «Развитие агропромышленного комплекса и потребительского рынка Свердловской области» (33% мероприятий). Остальные госпрограммы содержат значительно меньше мероприятий, влияющих на развития МСП, и среди них нет ни одной, представленной во всех группах кросс-эффектов. Вместе с тем, среди остальных госпрограмм, способствующих развитию МСП, выделяются госпрограммы «Социальная поддержка и социальное обслуживание населения Свердловской области» (17% мероприятий), «Развитие промышленности и науки на территории Свердловской области» (13% мероприятий) и «Развитие транспорта, дорожного хозяйства, связи и информационных технологий Свердловской области» (8% мероприятий).

По охвату групп кросс-эффектов выделяются госпрограммы «Развитие промышленности и науки на территории Свердловской области» и «Развитие жилищно-коммунального хозяйства и повышение энергетической эффективности в Свердловской области», которыми формируются 57% и 43% групп кросс-эффектов соответственно. Остальные программы формируют от 14% до 29% групп кросс-эффектов.

Для расчёта количественного проявления кросс-влияния других госпрограмм на сферу МСП определялся вклад каждой группы сформированных программой кросс-эффектов в достижение задач ключевой госпрограммы, посвящённой развитию МСП. В таблице 2 показано, что достижению задач ключевой госпрограммы способствуют разное количество мероприятий других госпрограмм.

 

Таблица 2  ̶  Распределение количества мероприятий других госпрограмм по задачам программы развития МСП и группам кросс-эффектов в Свердловской области

Задачи развития МСП ключевой государственной программы Группы кросс-эффектов Количество ГП/ количество мероприятий, %
Финансовые Сбытовые Надзорно-разрешительные Инновационные Информационно-консультационные Инфраструктурные Прочие
1. Содействие снижению расходов субъектов МСП, связанных с прохождением административных процедур 2 7 1 56/14
2. Стимулирование спроса на продукцию МСП, содействие расширению рынков сбыта продукции МСП 19 8 1 4 2 37,5/47
3. Создание условий для повышения производительности труда на МСП 12 2 1 4 1 4 31/33
4. Повышение доступности финансовых ресурсов для МСП 33 2 31/49
5. Развитие инфраструктуры поддержки субъектов МСП и обеспечение её деятельности 4 4 2 1 6 3 2 56/30,5
6. Повышение уровня обеспечения субъектов МСП информацией, необходимой для их развития 3 8 1 7 1 2 69/30,5
7. Содействие укреплению кадрового потенциала субъектов МСП, стимулирование предпринимательской активности 31 8 2 2 6 2 50/71
8. Развитие инструментов поддержки инновационных и экспортно-ориентированных субъектов МСП 5 4 2 2 2 1 31/22
9. Развитие специализированных инструментов поддержки субъектов среднего предпринимательства, осуществляющих деятельность в реальном секторе экономики 13 1 1 1 4 19/28
Степень охвата задач группами кросс-эффектов, % задач 89 67 89 78 78 44 67

 

Данные таблицы 2демонстрируют, что реализации задач развития МСП в Свердловской области способствуют другие госпрограммы региона посредством создаваемых их мероприятиями различных кросс-эффектов. Так, в реализацию задачи 1 ключевой госпрограммы вносят вклад 56% иных госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в 41% обозначенных выше групп; в задачу 2 — 37,5% госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в 71% групп; в задачу 3 — 31% госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в 86% групп; в задачу 4 — 31% госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в 29% групп; в задачу 5 — 56% госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в 100% групп; в задачу 6 — 69% госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в 86% групп; в задачу 7 — 50% госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в 86% групп; в задачу 8 — 31% госпрограмм, формирующих кросс-эффекты в 86% групп и в задачу 9 — 19% госпрограмм, формирующих эффекты в 71% групп.

Все группы кросс-эффектов, кроме одной, охватывают больше половины задач ключевой госпрограммы развития МСП. Реализации наибольшего количества задач развития МСП способствуют группы финансовых и надзорно-разрешительных кросс-эффектов (89% задач). Далее по убыванию влияния на количество задач ключевой госпрограммы располагаются группы инновационных и информационно-консультационных (78% задач), сбытовых и прочих (67% задач), и инфраструктурных (44% задач) кросс-эффектов.

Наибольшее количество других госпрограмм формирует кросс-эффекты, содействующие реализации задачи «повышение уровня обеспечения субъектов МСП информацией, необходимой для их развития» — 69% госпрограмм. По количеству задействованных в формировании кросс-эффектов госпрограмм выделяются также задачи «содействие снижению расходов субъектов МСП, связанных с прохождением административных процедур», «развитие инфраструктуры поддержки субъектов МСП и обеспечение её деятельности» (56% госпрограмм) и «содействие укреплению кадрового потенциала субъектов МСП, стимулирование предпринимательской активности» (50% госпрограмм).

Задачами ключевой госпрограммы, которые в большей степени подкрепляются мероприятиями других госпрограмм, являются «содействие укреплению кадрового потенциала субъектов МСП, стимулирование предпринимательской активности» (71% мероприятий других госпрограмм), «повышение доступности финансовых ресурсов для МСП» (49% мероприятий других госпрограмм) и «стимулирование спроса на продукцию МСП, содействие расширению рынков сбыта продукции малых и средних предприятий» (47% мероприятий других госпрограмм).

Что касается ключевой госпрограммы, посвящённой развитию МСП, наибольшее количество её мероприятий участвуют в формировании эффектов при достижении задач 7 (80% мероприятий ключевой госпрограммы) и 5 (76% мероприятий ключевой госпрограммы). Все группы эффектов, кроме инновационных и надзорно-разрешительных, формируются при достижении больше половины задач ключевой госпрограммы, при этом инфраструктурные эффекты возникают при реализации всех задач ключевой госпрограммы, а сбытовые, финансовые и информационно-консультационные эффекты достигаются в 78-89% её задач. Задачей ключевой госпрограммы, которая в меньшей степени подкреплена её мероприятиями, является задача «содействие снижению расходов субъектов малого и среднего предпринимательства, связанных с прохождением административных процедур».

Результаты итоговой количественной оценки эффектов, создаваемых ключевой программой, и кросс-влияния других госпрограмм по каждой задаче развития МСП представлены в таблице 3 (по каждой задаче — в баллах, итог — в процентах).

 

Таблица 3 — Количественная оценка величины программных эффектов (ПЭ) ключевой госпрограммы и других госпрограмм (ГП) в сфере развития МСП Свердловской области

Группы ПЭ ГП Задачи программы развития МСП Итоговое проявление ПЭ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 %
1. Финансовые Ключевая 0,1 1,5 12,3 2,2 4,2 5,4 4,9 44,0
Другие 0,4 9,7 5,9 29,4 0,7 11,5 2 7,5 74,0
2. Инфраструктурные Ключевая 0,7 0,3 3,7 0,5 5,4 2,3 2,1 2,2 2,2 28,0
Другие <0,1 0,3 <0,1 <0,1 0,5
3. Сбытовые Ключевая 0,1 5,4 <0,1 0,4 0,5 0,7 0,8 0,1 11,4
Другие 2 1,1 0,8 1,3 0,6 <0,1 6,4
4. Информационно-консультационные Ключевая 0,1 1,4 0,9 4,6 1,3 0,2 0,3 12,4
Другие 0,6 0,8 1,8 3,2 1,7 0,2 0,6 9,8
5. Инновационные Ключевая 0,1 0,1 0,2 0,2 0,8
Другие <0,1 0,1 0,1 0,1 0,1 0,5 <0,1 1,0
6. Надзорно- разрешительные Ключевая 0,6 <0,1 0,9
Другие 4,8 0,1 0,2 0,1 0,9 0,1 0,1 0,2 7,3
7. Прочие Ключевая 0,2 0,2 0,4 0,2 0,2 0,3 0,2 2,5
Другие 0,1 0,1 0,4 0,1 0,1 0,1 1,0
Итого сумма ПЭ по задаче, % Ключевая 2,1 8,3 9,8 18,7 13,4 10,9 12,3 13,2 11,3 100
Другие 5,9 13,7 8,1 32,7 4,6 5,6 16,4 3,8 9,2 100

 

Результаты расчёта итоговых эффектов ключевой госпрограммы, возникающих при реализации программных задач, показывают, что наиболее выражены (на уровне 44% и 28%) финансовые и инфраструктурные эффекты соответственно. При этом последние проявляются при реализации всех задач ключевой госпрограммы развития МСП. Менее выраженными эффектами ключевой программы являются надзорно-разрешительные и инновационные эффекты.

При реализации других госпрограмм региона превалирующее лидерство также демонстрирует группа финансовых эффектов (74%), которые проявляются при реализации всех задач ключевой госпрограммы, кроме задачи «повышение уровня обеспечения субъектов МСП информацией, необходимой для их развития» (89% задач). При этом группа финансовых программных эффектов наиболее выражена в шести из девяти задачах развития МСП. Проявлению данной группы кросс-эффектов способствуют 31% других госпрограмм и 46% их мероприятий. На втором месте по уровню проявления находятся информационно-консультационные кросс-эффекты (10%), формируемые 31% других госпрограмм и 10% их мероприятий. Эта группа кросс-эффектов проявляется в 78% задач развития МСП, превалируя в двух из них. На третьем месте по уровню проявления располагается группа надзорно-разрешительных кросс-эффектов (7%), которую обеспечивают 56% других госпрограмм и 18% их мероприятий. Данная группа кросс-эффектов проявляется в 89% задач развития МСП, лидируя в одной из них, направленной на содействие снижению расходов субъектов МСП, связанных с прохождением административных процедур.

На уровне 6% проявляются сбытовые программные эффекты, которые создаются 31% других госпрограмм и 11% их мероприятий. Они возникают при реализации 67% задач развития МСП, ни в одной из которых не демонстрируя лидерства. Остальные группы кросс-эффектов (инновационные, инфраструктурные, прочие) проявляются на уровне не более 1% и обеспечиваются 13-19% других госпрограмм и 3-7% их мероприятий. Эти группы эффектов проявляются в 64-78% задач, ни в одной из них не находясь на лидирующих позициях.

Наибольший уровень кросс-влияния других госпрограмм на реализацию задач ключевой программы развития МСП отмечается в:

  • задаче повышения доступности финансовых ресурсов (33%), которая поддерживается 31% других госпрограмм и 49% их мероприятий;
  • задаче стимулирования предпринимательской активности (16%), поддерживаемой 50% других госпрограмм и 71%их мероприятий;
  • задаче повышения спроса на продукцию МСП и содействия расширению рынков сбыта продукции МСП (14%), реализации которой способствуют 38% других госпрограмм и 47% их мероприятий.

В реализации остальных задач ключевой госпрограммы уровень кросс-влияния колеблется от 4% (для задачи развития инструментов поддержки инновационных и экспортно-ориентированных субъектов МСП) до 9% (для задачи развития специализированных инструментов поддержки субъектов среднего предпринимательства, осуществляющих деятельность в реальном секторе экономики).

Итоговые значения величины кросс-влияния других госпрограмм на сфере МСП региона представлены в таблице 4.

 

Таблица 4  ̶  Уровень вклада других госпрограмм в создание кросс-эффектов развития МСП в Свердловской области

Наименования госпрограмм (сокращённые) Количественная характеристика кросс-эффектов
баллы %
1. Развитие жилищно-коммунального хозяйства и повышение энергетической эффективности 3,10 3,4
2. Повышение эффективности управления государственной собственностью 0,09 0,1
3. Развитие промышленности и науки 16,34 18,0
4. Обеспечение рационального и безопасного природопользования 0,69 0,8
5. Развитие агропромышленного комплекса и потребительского рынка 35,87 39,6
6. Развитие транспорта, дорожного хозяйства, связи и информационных технологий 2,38 2,6
7. Развитие международных и внешнеэкономических связей 1,08 1,2
8. Осуществление регионального государственного жилищного и строительного надзора 0,97 1,1
9. Обеспечение эпизоотического и ветеринарно-санитарного благополучия 0,95 1,0
10. Содействие занятости населения 3,40 3,8
11. Совершенствование механизмов осуществления закупок товаров, работ, услуг для государственных нужд 3,38 3,7
12. Осуществление государственного регулирования цен (тарифов) 0,11 0,1
13. Реализация основных направлений государственной политики в строительном комплексе 0,14 0,2
14. Совершенствование социально-экономической политики 0,15 0,2
15. Охрана, надзор и регулирование использования животного мира 0,69 0,8
16. Социальная поддержка и социальное обслуживание населения 21,24 23,4
Кол-во мероприятий, способствующих выполнению задач 90,58 100

 

Наибольшее количество соответствий программных мероприятий задачам госпрограммы развития МСП демонстрируют госпрограммы «Развитие агропромышленного комплекса и потребительского рынка», «Развитие промышленности и науки» и «Социальная поддержка и социальное обслуживание населения». Они являются программами, которые оказывают наибольшее кросс-влияние на сферу МСП, поскольку формируют основную долю программных эффектов в данной сфере.

 

Заключение

Проведённый анализ показал, что в Свердловской области посредством реализации различных госпрограмм формируются разнообразные виды программных эффектов, способствующие развитию МСП региона. Проявление их в задачах ключевой госпрограммы, направленной на развитие МСП, имеет разную степень выраженности. При реализации ключевой и совокупности других госпрограмм наиболее выражены финансовые программные эффекты, они демонстрируют значительный отрыв от других видов эффектов. Проявление финансовых эффектов, связанных с поддержкой предпринимателей в виде субсидий, выгодных кредитов и инвестиций, на высоком уровне (74% от всех эффектов) при реализации других госпрограмм даёт основания для оптимизации бюджетных расходов на подобные мероприятия ключевой госпрограммы. Вместе с тем, при слабом проявлении надзорно-разрешительных эффектов в ключевой госпрограмме (0,88%) данные эффекты в несколько раз сильнее проявлены в совокупности других госпрограмм региона (7,25%), что может создавать скрытые от основной программы препятствия для развития предпринимателей. Слабая выраженность инновационных эффектов как в ключевой (0,78%), так и в суммарном воздействии других госпрограмм (1,03%) позволяют сделать вывод о необходимости усиления программных мероприятий данной направленности. Однако следует заметить, что в данном исследовании часть мероприятий инновационной направленности были учтены в группе финансовых мероприятий, поскольку они представляют собой предоставление субсидий предпринимателям на возмещение затрат, связанных с производством и реализацией инновационной продукции.

Результаты исследования также позволили выявить сферы социально-экономического развития Свердловской области, которые усиливают развитие МСП региона. К этими сферам относится растениеводство, животноводство, пищевая промышленность (создают 40% программных эффектов в сфере МСП при реализации других государственных программ), перевозка пассажиров в общественном транспорте (23% программных эффектов) и внедрение результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в сфере промышленного производства (18% программных эффектов). Учёт вклада обозначенных социально-экономических сфер в развитие МСП позволит усовершенствовать механизмы стратегического планирования и программного бюджетирования в Свердловской области.

 

Список литературы:

  1. Голоушкин, С.А. Проблемы оценки государственных программ развития малого предпринимательства в современной России // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. – № 4 (14). – С. 130-132.
  2. Шаш, Н.Н. Управление эффективностью государственных программ: методологические основы разработки программного бюджета // Управленец. 2015. – №1 (53). – С.4-15.
  3. Блинова, Е.А. Мониторинг результативности социально-экономического развития в Санкт-Петербурге как разновидность оценивания программ // Каспийский регион: политика, экономика, культура. №1(30). 2012. – С. 86–93.
  4. Шмиголь, Н.С. Повышение эффективности программного бюджетирования с учетом лучших зарубежных практик // Экономика. Налоги. Право. 2017. – №5 – С.114–125.
  5. Бреусова, А. Г. Оценка эффективности государственных программ // Вестник ОмГУ. Серия: Экономика. 2015. – №2. – С. 128–136.
  6. Рукина, С.Н., Самодурова, В.Н. Методологические подходы к оценке эффективности бюджетных расходов, направленных на реализацию государственных программ // Учет и статистика. 2017. – №1 (45). – С.109–119.
  7. Оценка и определение кросс-влияния основных мероприятий и ведомственных целевых программ подпрограмм одних государственных программ РФ на цели и задачи других государственных программ РФ [Электронный ресурс]: прикладное экономическое исследование, ФБНУ «Институт макроэкономических исследований». – Режим доступа: http://programs.gov.ru/Portal/programs/documents (дата обращения: 17.03.2018).
  8. Ka Wai Lai I. (2015) The cross-impact of network externalities on relationship quality in exhibition sector // International Journal of Hospitality Management. No. 48. Pp. 52–67.
  9. Menck, N., Weidig, C., Aurich, J.C. (2014) Approach for predicting production scenarios focused on cross impact analysis // Variety Management in Manufacturing. Proceedings of the 47th CIRP Conference on Manufacturing Systems. Pp. 493–498.
  10. Weimer-Jehle W. (2006) Cross-impact balances: A system-theoretical approach to cross-impact analysis // Technological Forecasting and Social Change. No. 73. Pp. 334–361.
  11. Khudyakova, T.S. Doroshenko, S.V. Methodology for assessing the cross-impact of state programs’ implementation. Upravlenets (The Manager). 2019. –Vol. 10. No 2. – P. 41-48.

References

  1. Golouushkin, S.A. Problems of assessing state programs for the development of small business in modern Russia [Problemy otsenki gosudarstvennykh programm razvitiya malogo predprinimatel’stva v sovremennoy Rossii]// Historical and socio-educational thought. 2012. — No. 4 (14). — S. 130-132.
  2. Shash, N.N. Management of the effectiveness of government programs: methodological foundations for the development of the program budget [Upravleniye effektivnost’yu gosudarstvennykh programm: metodologicheskiye osnovy razrabotki programmnogo byudzheta]// Manager. 2015. — No. 1 (53). — P.4-15.
  3. Blinova, E.A. Monitoring the effectiveness of socio-economic development in St. Petersburg as a kind of program evaluation [Monitoring rezul’tativnosti sotsial’no-ekonomicheskogo razvitiya v Sankt-Peterburge kak raznovidnost’ otsenivaniya programm]// Caspian region: politics, economics, culture. No. 1 (30). 2012. — S. 86–93.
  4. Shmigol, NS Improving the efficiency of program budgeting taking into account the best foreign practices [Povysheniye effektivnosti programmnogo byudzhetirovaniya s uchetom luchshikh zarubezhnykh praktik]// Economics. Taxes. Right. 2017. — No. 5 — P.114–125.
  5. Breusova, AG Evaluation of the effectiveness of state programs [Otsenka effektivnosti gosudarstvennykh programm]// Bulletin of OmSU. Series: Economics. 2015. — No. 2. — S. 128-136.
  6. Rukina, S.N., Samodurova, V.N. Methodological approaches to assessing the effectiveness of budget expenditures aimed at implementing government programs [Metodologicheskiye podkhody k otsenke effektivnosti byudzhetnykh raskhodov, napravlennykh na realizatsiyu gosudarstvennykh programm]// Accounting and Statistics. 2017. — No. 1 (45). — P.109-119.
  7. Assessment and determination of the cross-impact of the main activities and departmental target programs of subprograms of some state programs of the Russian Federation on the goals and objectives of other state programs of the Russian Federation [Otsenka i opredeleniye kross-vliyaniya osnovnykh meropriyatiy i vedomstvennykh tselevykh programm podprogramm odnikh gosudarstvennykh programm RF na tseli i zadachi drugikh gosudarstvennykh programm RF]: applied economic research, FBNU «Institute for Macroeconomic Research». — Access mode: http://programs.gov.ru/Portal/programs/documents (date of access: 03/17/2018).
  8. Ka Wai Lai I. (2015) The cross-impact of network externalities on relationship quality in exhibition sector // International Journal of Hospitality Management. No. 48. Pp. 52–67.
  9. Menck N., Weidig C., Aurich J.C. (2014) Approach for predicting production scenarios focused on cross impact analysis // Variety Management in Manufacturing. Proceedings of the 47th CIRP Conference on Manufacturing Systems. Pp. 493–498.
  10. Weimer-Jehle W. (2006) Cross-impact balances: A system-theoretical approach to cross-impact analysis // Technological Forecasting and Social Change. No. 73. Pp. 334–361.
  11. T.S. Khudyakova, S.V. Doroshenko. Methodology for assessing the cross-impact of state programs’ implementation. Upravlenets (The Manager). 2019. – Vol. 10. No. 2. Pp. 41–48.

Государственное и муниципальное управление