Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (64), 2020

Устойчивый туризм как фактор регионального развития стран ЕС

Sustainable tourism as a factor in the regional development of EU countries

Авторы


кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
marta0505@mail.ru

Аннотация

В статье показано, что устойчивый туризм, как новая перспективная социально-экономическая стратегия, представляет собой комплексную концепцию развития всех сегментов, направлений и видов туристической деятельности при одновременном формировании новой формы гуманитарного просвещения как целостного и системного видения жизни, экологического мышления и образования всех участников этого процесса. Признавая необходимость повышения качества туристического продукта, особо подчеркивается важность экологической и социально-экономической ответственности бизнеса, всех других структур, вовлеченных в планирование и реализацию проектов устойчивого туризма на посещаемых территориях.

Ключевые слова

устойчивый туризм, страны ЕС, конкурентоспособность устойчивого туризма, Европейский инвестиционный план, государственное стимулирование туристической деятельности

Рекомендуемая ссылка
Понеделко Галина Николаевна
Устойчивый туризм как фактор регионального развития стран ЕС// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (64). Номер статьи: 6401. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6401/
Authors

Ponedelko Galina Nikolayevna
PhD in Economics, Senior Researcher
marta0505@mail.ru

Abstract

The article shows that sustainable tourism, as a new promising socio-economic strategy, is a comprehensive concept for the development of all segments, directions and types of tourism activities, while simultaneously forming a new form of humanitarian education as a holistic and systemic vision of life, ecological thinking and education for all participants in this process. Recognizing the need to improve the quality of the tourism product, the importance of the environmental and socio-economic responsibility of business, all other structures involved in the planning and implementation of sustainable tourism projects in the visited territories is emphasized.

Keywords

sustainable tourism, EU countries, competitiveness of sustainable tourism, European Investment Plan, government incentives for tourism

Suggested Citation
Ponedelko Galina Nikolayevna
Sustainable tourism as a factor in the regional development of EU countries. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (64). Art. #6401. Date issued: 2020-10-05. Available at: https://eee-region.ru/article/6401/

Print Friendly, PDF & Email

Концепция устойчивого и ответственного туризма

Под устойчивым туризмом, согласно определению Всемирной туристической организации (ВТО), понимается «туризм, берущий на себя всю полноту ответственности за нынешнее и будущее экономическое, социальное и экологическое развитие с учетом интересов туристов, предпринимательства, местных общин и охраны окружающей среды» [1].

Появление этого термина, равно как и самого социально-экономического феномена устойчивого туризма, обусловлено двумя взаимосвязанными мировыми тенденциями. С одной стороны, это резкое увеличение масштабов, глобализация и диверсификация туристического бизнеса, а с другой, негативное воздействие этого процесса на обострение экологических проблем, обусловленных серьезными  климатическими изменениями, чрезмерной эксплуатацией и деградацией природы, высокими темпами исчезновения ее биоразнообразия, загрязнением окружающей среды, приобретающих все более угрожающий характер для самого существования человечества и нашей планеты вообще.

По мере усиления этих тенденций и растущей экологизации общественного сознания выкристаллизовывалась и сама концепция устойчивого туризма, в основу которой изначально были положены принципы устойчивого природопользования и экологического туризма (Экологический туризм, согласно определению Международного общества экотуризма, – это «ответственное путешествие в природные регионы, способствующее сохранению окружающей среды и улучшению благосостояния местного населения»), начавшиеся разрабатываться Римским клубом, Всемирным фондом дикой природы, другими общественными экологическими организациями еще в 70-е годы. Именно тогда, казалось бы непримиримая дилемма устойчивого взаимодействия природы и растущего туристического потока, была решена в пользу развития экотуризма, который, при условии его рациональной организации, может стать фактором, работающим на охрану природы за счет средств самих охраняемых территорий.

Прошли десятилетия, прежде чем запущенный в 70-е гг. процесс дальнейшего коллективного осмысления международной туристической практики принес свои плоды и позволил окончательно сформулировать современную концепцию устойчивого туризма, зафиксированную сегодня во многих международных документах, в первую очередь в запущенной в 2015 году программе ООН по охране окружающей среды «Цели устойчивого развития на 2030 год», обозначившей 17 целевых направлений устойчивого развития, 5 из которых относились к устойчивому туризму,  Конвенцией ООН ВТО по этике устойчивого туризма, принятой в сентябре 2019 года в г. Санкт-Петербурге, акцентирующей внимание на повышении ответственности всех сторон, заинтересованных в реализации проектов устойчивого туризма.

Принятие этих и других документов означало официальное признание большинством государств стратегии развития устойчивого туризма в качестве неотъемлемого компонента глобальной природоохранной политики, фактора устойчивого природопользования, понимаемого как неограниченно долгое поддержание баланса имеющихся ресурсов (природно-экологических, экономических и социально-культурных) в условиях нарастающей динамики туристического потока.

Сегодня устойчивый туризм, как новая перспективная социально-экономическая стратегия, представляет собой комплексную концепцию развития всех сегментов, направлений и видов туристической деятельности (включая традиционный массовый туризм, как  ее доминанта) при одновременном формировании новой формы гуманитарного просвещения как целостного и системного видения жизни, экологического мышления (уважительного, ответственного отношения к природе и к местной социально-культурной среде) и образования всех участников (туристов, местных общин, правительства, неправительственных организаций, предпринимателей) этого процесса. Неотъемлемым компонентом этой стратегии является обеспечения эффективности управления посещаемых регионов путем привлечения к этой деятельности местных общин в целях их устойчивого развития, повышения экономического благосостояния и качества жизни, минимизация негативных последствий экологического и социально-культурного характера, обусловленных неконтролируемой туристической деятельностью. Признавая необходимость повышения качества туристического продукта, особо подчеркивается важность экологической и социально-экономической ответственности бизнеса, всех других структур, вовлеченных в планирование и реализацию проектов устойчивого туризма на посещаемых территориях.

 

Конкурентоспособность и противоречия развития устойчивого туризма

За два последних десятилетия туристическая отрасль превратилась в один из решающих факторов  конкурентоспособности  капиталистического расширенного воспроизводства. Быстрыми темпами растут глобальные туристические потоки, развились и унифицировались туристские технологии и продукты, ставшие неотъемлемой частью мировой индустрии туризма, в которой сегодня занят каждый десятый работающий, в том числе 54% – женщины (против 39% в экономике в целом). Согласно данным Всемирной туристической организации в 2019 году совокупный оборот отрасли составлял 10.2% мирового ВВП, 30% мирового экспорта товаров и услуг, а для 38% стран мира — главным источником валютных поступлений. Еще больше впечатляют динамика и масштабы международного туристического потока, среднегодовые темпы роста которого до начала нынешнего периода пандемии сохраняли свою устойчивость на уровне 5.1%, а его численность в 2019 г. достигла 1.5 млрд.чел. [2].

Традиционно лидерами этого процесса являлись страны ЕС. К 2020 г. за счет европейских стран формировалось свыше половины международного туристического потока – 577 млн. чел., 51% мирового рынка туризма, а доходы от него составляли около 407 млрд. евро (2018г.) Для сравнения аналогичные показатели по Азии, Северной и Южной Америки, Африки и Ближнему Востоку – соответственно 25% и 30%, 16% и 34%, 5% и 80% [3].  Важно также отметить, что применительно к европейскому региону речь идет прежде всего о въездном туризме: за его пределы выезжают только 9% европейцев. Большинство европейских граждан, каждый  второй из которых  путешествует по крайней мере 1 раз в год, предпочитают внутрирегиональные туристические направления. В целом совокупная доля сектора туризма в ВВП стран ЕС составляла 10.4%. Особенно высок его вклад в экономику (при расчете по ППС) Хорватии, Исландии , Греции, Португалии, Испании, Италии и Мальты, менее значителен – в скандинавских и восточноевропейских странах.

Начиная с 2007 года в качестве  основного критерия   конкурентоспособности туристической отрасли, характеризующего уровень ее устойчивого развития, стал рассматриваться  так называемый –  Интегральный индекс конкурентоспособности сектора туризма и путешествий (ТТСI), рассчитываемый  Всемирным экономическим форумом (ВЭФ) в сотрудничестве с другими международными и предпринимательскими организациями для каждой из 140 стран мира. Индекс ТТСI представляет собой агрегированное измерение четырех базовых субиндексов,  рассчитываемых на основе 14    компонентов  и 90 специфических социально-экономических показателей( факторов ),  прямо или опосредованно влияющих на  региональную и страновую конкурентоспособность и устойчивость  сектора туризма и путешествий, его стратегическое развитие. Так, к числу основных экономических и социально-экономических  факторов,  благоприятно влияющих  на  конкурентоспособность  сектора туризма и путешествий, относят   состояние деловой среды, , фиксирующей  эффективность правовых норм, способствующих  предпринимательской деятельности, уровень развития     систем безопасности,  здравоохранения, образования, транспортной и туристической инфраструктуры, гибкость рынка труда, включая использование иностранной рабочей силы, наконец, инновационный  индекс, характеризующий   информационно—технологическую готовность отрасли (состояние сферы НИОКР, число  пользователей мобильными телефонами и интернет услугами  в % к взрослому населению  и т. д.), степень  приоритетности  сектора туризма и путешествий в государственной политике , ценовую конкурентоспособность,  устойчивость и состояние окружающей среды,    природно-культурный потенциал туристической отрасли.

Сравнительный  анализ данных,  опубликованных в докладе Всемирного экономического форума «Конкурентоспособность туризма и путешествий», свидетельствует  о том, что Интегральный Индекс конкурентоспособности туристической отрасли ( TTCI)  стран ЕС составляет 4.3 против 3.9 и 4.2  для Америки и Азии. Более того, из 30  стран мира с самым высоким  интегральным индексом 16 являются членами ЕС, в том числе «тройка» лидеров – Испания, Франция и Германия – прочно удерживают первые места в этом рейтинге(с индексом 5.4, превышающим среднеевропейский и среднемировой ( 3.8). С небольшим отрывом за ними по интегральному показателю следуют Италия, Греции, Австрия, Португалия и далее другие  европейские страны  Последний в списке стран ЕС по интегральному индексу — Кипр занимает 44-е место, поднявшись, однако, на 8 позиций в рейтинге по сравнению с 2018 годом, благодаря активизации мер по государственному стимулированию туристической деятельности.

Наряду с интегральным индексом группа стран ЕС занимает ведущие конкурентные позиции по большинству других показателей,  в первую  очередь, безопасности(5.8 при семи-бальной оценочной шкале),  развития систем здравоохранения (6.2) и образования (5.0), информационно-технологическому обеспечению (5.4), а также, хотя и в меньшей степени, по  уровню развития туристической инфраструктуры (4.9), наземного транспорта (4.1), экологической устойчивости (4.7). В числе немногих показателей  конкурентоспособности, смещающих  ЕС с ведущих позиций — относительно более низкие позиции стран ЕСпо показателям состояния деловой среды, развитию воздушного транспорта, инновационному развитию ( В опубликованном в 2020 г. Глобальном Инновационном  индексе только четыре страны ЕС — Нидерланды, Дания, Финляндия и Германия входят в «десятку» ведущих) [4], по более высокой стоимости  туристического продукта, обусловленной гостиничной ценовой политикой, туристическими налогами, топливными акцизами, а также более строгим  пропускным (визовым) режимом.

Следует отметить, что при всей значимости перечисленных выше и других  показателей интегрального индекса, главными из них,  определяющими конкурентоспособность развития устойчивого туризма стран ЕС  на среднесрочную и долгосрочную  перспективу, безусловно, являются   показатели, характеризующие : природно-культурный потенциал посещаемой территории, ее экологическая устойчивость и, конечно, степень приоритетности и характер проводимой государством политики развития устойчивого туризма.

 

Таблица 1. Основные показатели конкурентоспособности «устойчивого туризма» в странах ЕС в 2019 году (индекс/место в рейтинге)

Страна Индекс ТТС (Конкурентоспособность устойчивого туризма) Экологическая устойчивость Природный и культурный потенциал Приоритезация государственной  политики в области туризма
Испания 5.4 (1) 4.7 (25) 5.7 (3) 5.9(8)
Франция 5.4 (2) 5.3 (10) 5.9 (2) 5.1(34)
Германия 5.4 (3) 5.3 (9) 5.3 (8) 5.0(46)
Италия 5.1 (8) 4.3 (64) 5.7 (4)   4.8(63)
Австрия  5.0 (11) 5.7 (3) 3.6 (22) 5.3(25)
Португалия

Нидерланды

 4.9 (12)

4.8 (15)

4.2(86)

5.4 (6)

4.0(15)

3.1 (38)

5.7(12)

4.8(60)

Дания 4.6(21) 5.4(7) 2.8(45) 4.7(70)
Швеция

Люксембург

4.6 (22)

4.6 (23)

5.2 (11)

5.6(4)

3.1 (37 )

2.2(77)

 4.5(81)

5.1(38)

Бельгия

Греция

4.5 (24)

4.5(25)

4.8 (23)

4.5(37)

3.1 (32)

3.4(25)

4.4(87)

5.6(13)

Ирландия

Хорватия

Финляндия

Исландия

Мальта

Кипр

4.5 (26)

4.5(27)

4.5(28)

4.5(30)

4.4(35)

4.2(44)

4.9 (18)

5.1(14)

5.6(5)

4.8(22)

4.7(28)

3.9(111)

2.7 (50)

3.6(23)

2.5(63)

2.3(71)

2.2(82)

2.1(91)

  5.5(18)

4.9(57)

5.0(50)

6.1(4)

6.2(1)

6.2(3)

Справочно

Япония

США

Китай

Индия

Россия

 

5.4 (4)

5.3 (5)

4.9 (13)

4.4 (34)

4.3 (39)

 

4.4 (56)

4.1 (100)

3.8 (120)

3.6 (128)

4.2 (82)

 

5.3 (7)

4.9 (12)

6.1 (1)

5.0 (9)

3.8 (20)

 

5.3(23)

5.5(17)

 4.8(66)

4.3(94)

4.4(86)

Источник: The Travel & Tourism Competitiveness Report 2019.World Economic Forum. 2019. WEF

 

Как свидетельствуют данные вышеприведенной таблицы, три европейские страны (Франция, Испания и Италия) по своему природно-культурному потенциалу входят в  «четверку» мировых лидеров с индексом приближающимся к 6, уступая  первую позицию  по этому показателю только Китаю. А в целом территория ЕС, несмотря на одну из самых высоких в мире плотность населения и хозяйственную освоенность, характеризуется огромным биологическим и ландшафтным разнообразием природы, относительно хорошо сохранившимися уникальными экосистемами гор, морских побережий и болотистых местностей. Этому способствуют и особенности географического положения Европы – наличие множества островов, геологическое, орографическое, почвенное, климатическое и, конечно, ее этнографическое и культурно-историческое разнообразие.

Большую природно-экологическую ценность представляют биосферные резерваты и другие охраняемые природные территории ЕС.  Согласно данным ЮНЕСКО, в 2018 г. только на территории одной Испании, располагалось 49 из 686 мировых биосферных резерватов,15 национальных и 151 природных парков, 29 природных заказников, 346 охраняемых природных памятников и 56 природных зон, не считая тех, которые находятся в ведении региональных властей. В целом ЕС является мировым лидером по количеству особо охраняемых природных территорий, занимающих 25.1% его земельной площади и внутренних водоемов, 28.9% территориальных вод. Из 209 тыс. зарегистрированных ООН охраняемых природных территорий на Европу приходится 65,6% их общего числа, однако всего 12.9% по занимаемой ими площади, что говорит об относительно небольших размерах большинства европейских природных объектов [5].

Не менее важен и культурно-исторический потенциал Европы как колыбели различных культур и цивилизаций. В 2018 г. из 845 памятников, официально признанных ЮНЕСКО всемирным культурным наследием человечества, на «четверку» ведущих стран ЕС приходилось 22%. Из них первое место занимала Италия (54), за ней следовали Испания (47), Франция и Германия (по 44). Культурно-историческое наследие включает также другие культурно-исторические памятники, местные традиции (фестивали, музыкальное и танцевальное искусство), обычаи, обряды, гастрономию.

Известно, что существует прямая связь между природно-культурным потенциалом и доходами туристической отрасли, во все возрастающей степени сегодня определяемыми культурно-экологической мотивацией туристов. Все больше туристов теряют интерес к  доминирующим сегодня массовым, «пляжным» видам отдыха и готовы нести значительные расходы ради посещения культурно-исторических мест, парков, природных зон и особо охраняемых территорий дикой природы, в том числе и на пространстве окультуренного (чаще всего сельского) ландшафта, знакомства с культурой и обычаями местного населения, превращая более персонализированный экологический туризм и его модификации (зеленый, сельский, агротуризм, рекреационный, гастрономический туризм, биотуризм и т.д.) в наиболее востребованный и динамичный вид туристической  активности. Согласно данным известного он-лайн агентства по бронированию гостиниц «Booking сom”, сегодня 87% клиентов пользующихся его услугами заявляют о своем желании путешествовать на принципах устойчивого туризма [6], а ежегодные темпы роста доходов от экотуризма cоставляют 20%, что шестикратно превышает аналогичные показатели роста совокупных доходов туристической отрасли [7].

К сожалению, существует и все больше тревожит отрицательная сторона этого процесса. По некоторым оценкам, сегодня более 50% объектов мирового природного и культурно-исторического наследия  испытывают серьезный негативный прессинг со стороны массового стандартизованного туризма (деградация, загрязнение и даже разрушение окружающей среды), грозящий посещаемым территориям потерей их экологической устойчивости в условиях недостаточного внимания к вопросам защиты окружающей среды [6]. Один из главных вызовов, требующих сегодня незамедлительного решения – грозящее потепление климата. На туризм приходится от 5% до 12.5% выбросов в атмосферу углекислоты СО2, включая радиационное воздействие всех парниковых газов (их избыток считается основной причиной глобального потепления), из которых 75% – на транспорт, в том числе 40% на авиатранспорт (обеспечивает 54% международных туристических перевозок) и 32% автомобильный, 21% – на гостиничное обслуживание (кондиционеры, отопление, бассейны ) [3]. По прогнозам, если туризм будет развиваться теми же темпами, то масштабы выбросов в атмосферу углекислого газа к 2035 году вырастут на 135%, что нанесет непоправимый ущерб экологической устойчивости, состоянию озонового слоя и природных ресурсов не только европейским туристическим регионам, но и планете в целом.

В настоящее время среди европейских туристических регионов относительно высокую экологическую устойчивость (свыше 5) имеют 14 стран ЕС, в том числе Норвегия, Австрия, Люксембург и Финляндия, входящие в «пятерку» мировых лидеров по этому показателю. Для остальных, в большинстве своем южноевропейских  стран (особенно для Кипра, Италии и Португалии) характерны более низкие показатели экологической устойчивости (ниже 5),  что является прямым следствием недостаточно эффективной поддержки устойчивого туризма со стороны государства и ориентации туристического сектора этих стран на массовый (пляжный) отдых в ущерб интересам защиты окружающей среды.

Примечательно, что по Индексу приоритезации сектора туризма, характеризующему степень приоритетности и уровень государственных расходов, направляемых на реализацию проектов развития устойчивого туризма, включая транспортную и социальную инфраструктуру, охрану окружающей среды и памятников культурного наследия, большинство стран-членов ЕС занимают относительно более слабые, позиции. А это означает, что скорость продвижения этих стран в направлении развития экологически устойчивого туризма пока оставляет желать лучшего.

Особенно неблагополучными  являются побережья стран Португалии, Италии, Греции, Мальты, Испании, узкая прибрежная зона которых почти сплошь застроена отелями, пансионатами, барами, тяжелой туристической инфраструктурой. На ней концентрируются огромные массы отдыхающих (свыше 50% европейского туристического потока) [8], включая туристов – резидентов в большинстве своем из стран Северной и Центральной Европы, в значительных объемах скупающих средиземноморскую недвижимость и организующих здесь свои многочисленные  международные жилые кондоминимумы. Этот процесс получил название джентрификейшн (gentrification – «облагораживание»). От перегруженности туристическими потоками (overtourism) (Согласно определению UNWTO термин «перегруженность» означает «негативное влияние туризма на посещаемую территорию или ее часть, наносящее чувствительный удар по привычному образу жизни коренного населения и/или снижающее качество самого туристического обслуживания».) страдают многие южноевропейские города. Венеция, например, за последние 70 лет в результате скупки недвижимости и ее дальнейшего использования в коммерческих целях потеряла 100 тыс. коренных жителей [9]. Жесткий туристический прессинг с трудом выдерживают Барселона, oсобенно ее Старый город, ежегодно принимающая 32 млн туристов при 1.2 млн.жителей, Лиссабон, Пальма де Майорка, Дубровник, а также другие города Северной и Центральной Европы (Париж, Берлин, Амстердам, Антверпен, Мюнхен, Рекьявик, Зальцбург, Гент, Брюге). В последние годы среди коренных жителей этих городов, несущих значительные издержки в связи с появлением новых (on-line) форм туристического обслуживания (Airbnb, Booking, Home away, Tripadvisor), удорожанием стоимости земли и жилья, ростом спекуляций с недвижимостью, давлением на окружающую среду, коммерциализацией традиций и снижением качества жизни начала нарастать социальная напряженность, принимающая форму «туризмофобии», «авиафобии»(феномен Греты Тунберг). Антитуристические акции против массового туризма под лозунгами «Tourists go home”, “Туризм убивает город» приобретают все более непримиримый и организованный характер под эгидой недавно созданных организаций Ассамблея соседей за устойчивый туризм (Assembly of Neighborhoods for Sustainable Tourism (ABTS) и «Сеть южноевропейских городов против туризма( Set Network of Southern European Cities against tourism”).  Последняя, созданная в 2018 году, представляет собой объединение практически все крупных центров южноевропейского туризма (Венецию, Севилью, Рим, Мальту, Малагу, Мадрид, Лиссабон, Флоренцию и др.) В 2019 году в Барселоне состоялся первый форум мэров этих городов, на котором была принята «Барселонская Декларация», провозгласившая создание движения под лозунгом «не может быть хорошего города для туристов, если нет хорошего города для его жителей» [10].  Сегодня это мощное движение выходит на передний план борьбы против чрезмерной туристической перегруженности городов, за сохранение местной идентичности, призывая правительства своих стран к проведению более эффективной политики в области контроля и регулирования туристическими потоками, к активизации действий по реализации целей и принципов устойчивого туризма по всем его направлениям и прежде всего в направлении поддержания устойчивости жизни самих жителей туристических городов. Обращает на себя внимание и  усиливающаяся не столь однозначная реакция на продвижение устойчивого туризма  и  на местном уровнях.   По  мнению критиков этого процесса серьезную озабоченность вызывает его ярко выраженный акцент на коммерциализацию сельских регионов и местных общин, который может привести  к их туристической колонизации и разрушению  сложившихся организационных структур, отказу от традиционных форм хозяйственной деятельности ( с.х, рыбной ловли, ремеслам, промыслам и т. д.),    потере традиционной социально-культурной идентичности и системы ценностей, росту  социального неравенства и криминогенной обстановки.

 

Механизм реализации политики устойчивого туризма в странах ЕС

Сегодня достижение целей устойчивого туризма признано в качестве  одного  из приоритетных направлений национальной и наднациональной политики  стран ЕС. Первые национальные законодательства, нацеленные на устойчивое развитие во многих европейских странах, начали приниматься на рубеже  нынешнего столетия. Несмотря на страновые различия, в большинстве своем они носили природоохранный характер и ограничивались основными правовыми нормами устойчивого природопользования, содержания национальных парков и других природоохранных зон, публикацией реестров национальных видов флоры и фауны, находящихся под угрозой вымирания или в режиме специальной защиты. Лиссабонский договор 2009, признавая устойчивый туризм важным фактором экономической конкурентоспособности национальных государств, всего лишь декларировал необходимость ознакомления с его лучшими страновыми практиками. Договор не предусматривал общеевропейского бюджетного финансирования устойчивого развития (за исключением вопросов транспорта, обеспечения транспортной безопасности и пассажирских прав).Фактически только в связи с принятием в 2014 году программы действий превращения Европы в ведущий мировой туристический центр, национальные природоохранные законодательства европейских стран стали приобретать более комплексный и скоординированный характер с обязательным включением в них планов развития устойчивого туризма как стратегического сектора, активно влияющего не только на природоохранный процесс, но и социально-экономическое развитие посещаемых территорий (создание рабочих мест, развитие местной культуры и предпринимательства, повышение  благосостояния и качества жизни местного населения), на темпы роста национальной экономики в целом.

Как и прежде, регулирование и гармонизация туристической сферы европейских стран находится в компетенции национальных государств,  являясь прерогативой центральных правительств. Они действуют в связке с национальными отраслевыми министерствами и ведомствами,  выполняющими многостороннюю комплексную работу по охране окружающей среды и культурно-исторического наследия с привлечением международных организаций, региональных и  специализированных служб, стремящихся внести свой вклад в популяризацию идеи устойчивого туризма, разработку базовых законодательств и других нормативных документов общенационального характера, включая  работу по утверждению и реализации долгосрочных и среднесрочных национальных и региональных  планов устойчивого развития, существующих практически во всех европейских странах.

Важная особенность этих планов заключается в том, что в большинстве своем они ориентированы на создание новых инвестиционных платформ, специализированных территориальных и тематических кластеров,  реализующих  информационно-технологические и социально-культурные инновации в области устойчивого туризма с обязательным соблюдением его главного целевого принципа – охраны окружающей среды.  В Финляндии, например, это «Дорожная карта роста и обновления финского туризма» (Roadmap for Growth and Renewal in Finnish Tourism for 2015–2025”, преследующая цель реструктуризации туристического сектора (создание первого в мире единого национального цифрового сервиса «Думать устойчиво. Хельсинки») и повышения доходов всех его акторов под лозунгом «достигнем большего вместе», в Ирландии – программа «Народ, Мир и Политика: Развитие туризма к 2025» (People, Peace and Policy:Growing Tourism to 2025”) предусматривающая увеличение притока туристов и занятости в туристическом секторе за счет восстановления самых крупных в Европе доисторических памятников мегалитического искусства в долине Бойн, в Испании «Общие направления стратегии развития устойчивого туризма на 2019–2030гг.», в Греции – амбициозная комплексная «Программа устойчивого развития окружающей среды, транспорта и инфраструктуры на 2014–2020 гг., ставящая своей целью продвижение и диверсификацию(за счет культурного, религиозного, круизного, рыболовного, дайвинг-туризма ) греческого туристического бренда и имиджа страны под лозунгом «Греция. Всегда в сезон».

Греции – амбициозная комплексная «Программа устойчивого развития окружающей среды, транспорта и инфраструктуры на 2014–2020 гг., ставящая своей целью продвижение и диверсификацию(за счет культурного, религиозного, круизного, рыболовного, дайвинг-туризма ) греческого туристического бренда и имиджа страны под лозунгом «Греция. Всегда в сезон», а также решение проблем сезонности и чрезмерной концентрации туризма в пяти регионах(Южные Эгейские острова, Центральная Македония, Крит, Аттика, Ионическое море),

В  практике планирования южноевропейских стран (Испании, Португалии, Италии), основное внимание уделяется созданию так называемых «intelligent destinations” и «smart cities” («умных территорий и городов»), в числе которых – Мадрид, Барселона, Малага, Валенсия, Доностия-Сан-Себастьян, Лиссабон, Венеция и др. Наряду с программой охраны окружающей среды и культурно-исторических памятников, акцент делается на специальной программе цифровизации умных территорий (например, Digital Agenda for Spain), которая позволит значительно повысить эффективность управления хозяйственной, транспортной, социальной, рекреационной структур этих городов, включая подготовку необходимых квалифицированных кадров в этой области. Стратегическое планирование этих территорий предусматривает десезонализацию, деконцентрацию, диверсификацию (Три Д) туристических потоков, их рассредоточение за пределы городских центров и высокого сезона (с июня по сентябрь), создание единых городских систем управления, осуществляющих мониторинг и количественное лимитирование туристов в перегруженных туристических центрах, их объединение с соседними сельскими районами.

Кстати сказать, именно развитие сельского туризма за  за счет  освоения обширных сельских территорий, на которых сегодня проживают 72% европейского населения [11] стало главным направлением политики устойчивого туризма в странах ЕС в 2019 году.  За последние два-три десятилетия многие из этих территорий столкнулись с экономической и социальной деградацией (снижением или стагнацией хозяйственной активности, увеличением безработицы и аграрной эмиграции). Так, в самой экономически развитой европейской стране, в Германии на долю сельскохозяйственных территорий, занимающих 60% ее общей площади и имеющих более чем 1/3 гостиничного фонда страны, приходится всего 12% ВВП. Именно поэтому федеральное правительство  одним из первых в ЕС и при его поддержке инициировало развитие сельского туризма  в рамках программы «Улучшение региональной аграрной структуры и защита прибрежных зон», направленной  развитие кооперации с/х производителей,  туристической инфраструктуры (строительство и модернизация гостиничных комплексов, общественного питания), создание рабочих мест, обучение молодежи, работающей в турбизнесе, разработку специализированных (так называемых «безбарьерных») туристических маршрутов для пенсионеров, а также других программ, ориентированных на возрождение культурной идентификации сельскохозяйственных регионов страны как основы их туристической привлекательности и фактора создания добавленной стоимости. Одним из таких успешных проектов стало празднование в 2017 г. «Года Мартина Лютера в Виттенберге», привлекшее  в регион несколько тысяч туристов и значительный рост региональных доходов. Аналогичные проекты социально-культурного развития сельских территорий (Монт Сан Мишель, Долины Луары, региона Шампань и др.) реализуются и во Франции.

Как уже говорилось выше, устойчивый туризм не является особым видом туризма. Это осмысленная стратегия поведения всех акторов туристического бизнеса.  В 2010 году, чтобы ускорить понимание этой стратегии и ее практическое применение, были разработаны Индикаторы системы европейского туризма (ETIS), а позднее (при поддержке ВТО и Партнерства по развитию устойчивого туризма, коалиции более чем 80 международных организаций) Глобальные критерии устойчивого туризма (GSTC), которым в своей деятельности должны придерживаться и все другие акторы бурно развивающегося  туристического бизнеса.

В настоящее время до 2/3 глобального туристического потока концентрируются в руках нескольких туристических и авиатранспортных гигантов  Их руководство на гребне «волны перемен» все более осознанно приступает к реализации принципов устойчивого туризма, внедряя в свою гостиничную сеть инновационные технологии экономии энергии, водных ресурсов (за счет вторичной утилизации или использования дождевой воды), переработки мусорных отходов, одной из острейших проблем современности. По подсчетам, из 27 млн. тонн ежегодных отходов в странах ЕС перерабатывается только 1/3, каждую секунду в море выбрасывается 200 кг пластика! [3].

В 2018–2019 гг. мировым лидером в области практического внедрения в деятельность своих сетевых отелей программы устойчивого развития была признана испанская транснациональная компания Melia Hotels International, активно инвестирующая в энергосберегающеее и мусороперерабатывающее оборудование. В 2020 году компания предусматривает снизить выбросы углекислого газа на 18.4% (до 50% в 2035г.), потребление воды на 8%, перейти на источники возобновляемой энергии (на 70%), сократить мусорные отходы на 50%. Одновременно компании планирует реализацию ряда мер, связанных с повышением профессионально-технической квалификации и экологического образования сотрудников, клиентов и провайдеров компании. По мнению руководства компании, внедрение принципов устойчивого туризма «является главной стратегической необходимостью сохранения позиций в усиливающейся конкурентной борьбе на туристическом рынке».

И все же при всей значимости крупных туристических  игроков основные надежды на продвижение устойчивого туризма особенно на местном и региональном уровне связываются с десятками тысяч компаний мелкого и среднего бизнеса, действующими в гостиничной сфере (хостелы, экодеревни,  гостевые дома, виллы, аппартаменты, кэмпинги, агрофермы), как туристические и транспортные агентства, неправительственные организации, предпринимательские ассоциации, специальные фонды и экологические общества. Их доля в фирменной структуре сектора туризма и путешествий стран ЕС составляет свыше 90% [11], в том числе 84% – это микро-компании (с числом занятых менее 10 человек), со средним уровнем рентабельности со средним уровнем рентабельности 1–2% [3]. Каждый год много множество мелких и средних туристических компаний прекращают свое существование и уходят из бизнеса из-за невозможности следовать критериям развития устойчивого туризма. Но многие развиваются и выживают. Как правило, наибольшую устойчивость демонстрируют компании, занимающиеся экологическим туризмом и его модификациями. Почти треть из них находится в отдаленных сельских регионах, занимая специфические ниши традиционных укладов европейской глубинки, обеспечивающие им выживание и поддерживающие их конкурентоспособность путем предоставления индивидуальным, групповым и семейным путешественникам бюджетных вариантов проживания в сельской местности с широкими дополнительными возможностями знакомства с шедеврами экологически чистой местной кухни, специализированными “винными”, «сырными», “ветчинными”, «горными», «озерными» и пр. маршрутами, персонифицированными видами спортивных занятий (горные лыжи, дайвинг, геотуризм, воздухоплавание и т.д.). Некоторым из них удается на свой страх и риск или при поддержке государства участвовать в реализации образовательных, медицинских, инжиниринговых, строительных, торговых, инфраструктурных и других проектах устойчивого туризма местного значения. За успешную деятельность в этой области они награждаются специальными международными сертификатами и экологическими логотипами (Green Gglobe, Greenke, Sustainable Certificate, Smart Voyager, Legambiente Turismo,Naturens Basta и др.). Доля МСК, имеющих такие сертификаты пока, однако, составляет всего 1% [12].

Краеугольным камнем и главным отличием МСК, занимающихся экологическим туризмом от традиционных туристических компаний, заключается в том, что именно они обеспечивают занятость местного населения (по оценкам до 85% новых рабочих мест) [13] и, как правило, берут на себя прямые обязательства по охране природы или управлению природными территориями, инвестируя в некоторые формы устойчивых практик (использование гидротермальной энергии, солнечных коллекторов, локальные системы очистки сточных вод, уничтожения мусорных отходов, управление водными ресурсами и т.д.),   легко идут на вертикальное и горизонтальное сотрудничество и партнерские отношения с другими местными поставщиками качественного продовольствия и сырья, а также с местной администрацией, внося реальный вклад в местные бюджеты, повышение качества жизни и благосостояние местных жителей, способствуя устойчивому социально-экономическому развитию посещаемых территорий.

Началом активного  продвижения  устойчивого туризма  в странах ЕС  на наднациональном уровне следует считать вторую декаду нынешнего столетия.В  2010 Еврокомиссией принимается стратегический план превращения Европы в мировой туристический центр №1 [14], путем повышения конкурентоспособности европейского туризма на принципах устойчивого развития, максимизации  его текущего финансирования на 2014–2020 гг. и с дальнейшей пролонгацией на период 2021–2027 гг.

Ввиду отсутствия общеевропейского бюджетного финансирования туристической сферы, основной объем ассигнований на цели ее устойчивого развития обеспечивается европейскими структурными и инвестиционными фондами, из которых решающую роль играют Европейский Фонд стратегических инвестиций и Европейский фонд регионального развития ЕФРР). Средства обоих фондов (515 млрд.евро) с помощью так называемых Органов территориального управления (Destination Management Organizations, DMO) направляются на ключевые направления экономического и социального взаимодействия и сотрудничества стран ЕС, в первую очередь на межрегиональные программы INTERRЕG ( А,В,С ) и European Destinations of Excеllence, EDEN. Цель этих программ – поддержка устойчивого туризма через политику сплочения (то есть перераспределение средств в пользу отстающих регионов для преодоления межрегиональных и территориальных экономических диспропорций), развитие межрегиональной кооперации путем реализации совместных «smart» проектов (инновационных, транспортных, информационно-технологических, инфраструктурных), связанных с продвижением новых не традиционных туристических направлений и моделей на региональном и местном уровнях , восстановлением рекреационных территорий и созданием других «инвестиционных платформ» в области устойчивого туризма. Особое внимание уделяется финансированию энергетических проектов, реализующим цели Парижского соглашения по климату 2015 года по снижению парникового эффекта и переходу на низкоуглеродную  экономику и альтернативные источники энергии. Среди известных проектов, получивших поддержку в рамках перечисленных программ, можно назвать Транс-европейскую транспортную сеть, транснациональный велосипедный маршрут «Евровелосеть», проходящий через 20 различных, в том числе 14 стран-членов ЕС, ряд транснациональных цифровых тематических маршрутов в области культуры,(«Возвращение аргонавтов» и др.), реализованных в 2018 году, объявленным «Европейским годом культурного наследия».

Одно из важнейших направлений финансирования устойчивого туризма другими структурными  фондами и программами ЕС,  ориентированным на дальнейшее развитие местной предпринимательской среды, транснациональную кооперацию,   повышение конкурентоспособности и стимулирование деятельности европейских МСК(в большинстве случаев  на условиях софинансирования), их start-ups, пилотных и других  креативных проектов  в области энергетики, транспорта, экологического туризма, реставрации и поддержки местного природного и культурного наследия.

Программа LIFE, действующая с 1992 года, поддерживает «традиционные экологические» проекты, связанным с развитием безотходного производства, экономией воды и электроэнергии, сокращением выбросов в атмосферу углекислого газа, реализацией образовательных программ, мониторингом и дальнейшим распространением лучших практик  в развитие устойчивого туризма. На 2014–2020 гг. программой предусматривается выделение 1.2 млрд евро на реализацию 42 проектов, главным образом на  финансирование европейских парков, особенно остро нуждающихся в притоке инвестиций на природоохранную деятельность (снабжение водой, контроль за климатом, качеством воздуха, эрозией и урожайностью почвы, опылением).

В области занятости главным инструментом финансовой поддержки МСК преимущественно на национальном и региональном уровне является Европейский Социальный Фонд. Цель финансируемых им программ: PROGRESS (Program for Employment and Social Solidarity), ERASMUS, EASI ( Employment and Social Innovation), Next Tourism Generation Alliance (NTG), – повышение качества и уровня профессиональной подготовки занятых в сфере туристического обслуживания, поддержка инновационных методов развития предпринимательских навыков и обучения рабочей силы (по цифровым, экологическим, социальным и другим «soft skills” модулям), ее мобильности, социального обеспечения, научно-аналитической работы в области социальных инноваций, совместных экспериментальных проектов между предприятиями и высшими образовательными учреждениями, рассчитанных на будущее поколения занятых в сфере устойчивого туризма.

Европейский Аграрный Фонд развития сельских регионов занимается продвижением сельского туризма, финансируя в основном мини-проекты развития предпринимательской среды (ресторанов, сельских гостевых домов, магазинов, рекреационной и прочей инфраструктуры), подготовки кадров, охраны окружающей среды и местных памятников.

К сожалению, при всей многочисленности реализуемых в рамках ЕС программ по продвижению устойчивого туризма (только в рамках ИНТЕРРЕГ реализуется 79 проектов) пока все же рано говорить о сколь-нибудь серьезных достижениях в этой области. Реальность такова, что этот процесс происходит слишком медленными темпами. Не случайно, на недавно проведенном одним из  Департаментов Еврокомиссии анкетировании на вопрос: «Считаете ли Вы, что ЕС должен проводить более активную общую политику по продвижению устойчивого туризма?» 96% опрошенных ответили положительно [12].

Как ожидалось, 2020-й год, объявленный годом сельского туризма, должен был стать завершающим первую плановую «семилетку» (2014–2020 гг.) развития устойчивого туризма в европейских странах. 11 декабря 2019 года президентом Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен был представлен Европейский Зеленый пакт на 2021-2027 гг., представляющий собой новую, «переосмысленную» стратегию нового устойчивого развития стран ЕС, превращения их в «социально-справедливое и процветающее общество с современной ресурсо-сберегающей  и конкурентной экономикой». Пактом ставилась  амбициозная задача превращения  стран ЕС к 2050 в лидера мировой энергетики, а европейский континент в территорию свободную от CO2 и других вредных атмосферных выбросов. В предусмотренной для  реализации этих целей дорожной карте говорилось о необходимости переходного периода для разработки в качестве первоочередной задачи единой согласованной политики  устойчивого развития стран ЕС, особенно  с учетом существующих внутри региона значительных  глобальных (между Севером и Югом),  страновых, региональных и местных различиях, включая политическую, экономическую и социальную сферу, охрану окружающей среды. Разработка такой политики потребует   значительных интегральных усилий по созданию информационно-статистической и разноуровневой институциональной базы с участием всех заинтересованных сторон на основе социального диалога и привлечения значительных частно-государственных средств. Последние будут концентрироваться в специально созданных для этой цели фондах (Европейском Инвестиционном Фонде устойчивого развития, Европейском Фонде справедливого перехода(Just Transition Fund), а также в национальных и общеевропейском бюджетах, ориентированных на социализацию и «зеленые» проекты устойчивого развития.  14 января 2020 года Еврокомиссией был опубликован «Европейский инвестиционный план на 2021-2030 гг.», который  на реализацию этих проектов предусматривал выделение 1 трл.евро. Казалось, что ничто уже не сможет поставить выполнение этой масштабной исторической программы по сомнение.

Но случилось то, что случилось. Мировая пандемия «коронавируса», обрушившая экономику и особенно сектор туризма и путешествий, практически  полностью парализовала  деятельность всей его инфраструктуры, не говоря уже о миллионных массах  самих туристов, обреченных на  длительное и мучительное заточение и ожидание лучших времен. С самого начала пандемии на  поддержку ликвидности и реструктуризацию сектора путешествий и туризма, активизацию  его цифровой стратегии с учетом новой реальности, разработку  новых туристических направлений  с акцентом на внутренний  и социальный туризм, наконец, на поиск новаторских  идей по восстановлению жизнеспособности  туристической индустрии, наднациональными органами ЕС и правительствами европейских стран сегодня выделяются огромные финансовые средства( в виде прямых вливаний, финансовых и налоговых льгот, кредитных линий). Хочется надеяться, что    в создавшихся новых драматических условиях странам  ЕС все-таки  удастся найти выход из столь тяжелой кризисной ситуации  и продолжить создание своей собственной модели устойчивого туризма, став мультипликатором ее дальнейшего глобального продвижения.

 

Литература:

  1. Sustainable Development of Tourism. World Tourism Organization – Definition. [Электронный ресурс] // URL:http://sdt.unwto.org/content/about-us-5
  2. World Tourism Barometer.Volume 18.Issue1.January 2020. WEB UNWTO.s3, eu-west-1.am
  3. Libro Blanco de la sostebilidad en las Agencias de Viajes. Р.44 [Электронный ресурс] // URL: http://unav.ws/pdf/2020/Libro_Blanco_Sostenibilidad_AAW.pdf
  4. Global Innovation Index 2020.p .33
  5. Понеделко Г., Квашнин Ю., Гутник А., Трофимова О. Экологический туризм в странах Южной Европы // Мировая экономика и международные отношения. 2018. Т. 62. № 2. С. 73-82.
  6. La mitad de los sitios de Patrimonio mundial natural estan amenazados.InformeWWF. 66/ [Электронный ресурс] // URL: http://ecodiario.eleconomista.es/medio-ambiente/noticias/7472644/04/16.
  7. Weston, R., Guia,J., Mihalic,T., Pratt.L., Ferrer-Roca,N., Lawler,M., and Garatt,D., European tourism: recent developments and future challenges. European Parliment. Policy Department for Structural and Cohesion Policies. Directorate General for Internal Policies.
  8. Bienkovska E. European Union Tourism Trends. April 2018. P. 21. [Электронный ресурс] // URL: https://www.e-unwto.org/doi/pdf/10/181111/9789284419470
  9. Fletcher Rob. Prologue (2019).Toirism in the geopolitics of the Mediterranean.Barcelona.Alba Sud (2019).
  10. El turismo frente a su lado oscuro” .Hosteltur. No.295.22.02.2020. [Электронный ресурс] // URL: http://www.hosteltur.com/edicion-impresa/el-turismo-frente-a—su-lado-oscuro
  11. Pratt L.Tourism in the Green Economy. P. 39. [Электронный ресурс] // URL: https://www.academia.edu/7042827/Tourism__in_the_Green__economy
  12. Weston, R., Guia,J., Mihalic,T., Pratt.L., Ferrer-Roca,N., Lawler,M., and Garatt,D., European tourism: recent developments and future challenges. European Parliment. Policy Department for Structural and Cohesion Policies. Directorate General for Internal Policies. Brussels.October 2019. pp.104. P.21 [Электронный ресурс] // URL: http://www.europa.eu/thinktank/en/document.htm/629200
  13. COSME. [Электронный ресурс] // URL: Europe.ec.europa.eu/growth/smes/cosme_en.
  14. The Travel & Tourism Competitiveness Report 2019.World Economic Forum. 2019. WEF reports.weforum.org, P.24

 

Literature:

  1. Sustainable Development of Tourism. World Tourism Organization – Definition. [Электронный ресурс] // URL:http://sdt.unwto.org/content/about-us-5
  2. World Tourism Barometer.Volume 18.Issue1.January 2020. WEB UNWTO.s3, eu-west-1.am
  3. Libro Blanco de la sostebilidad en las Agencias de Viajes. Р.44 [Электронный ресурс] // URL: http://unav.ws/pdf/2020/Libro_Blanco_Sostenibilidad_AAW.pdf
  4. Global Innovation Index 2020.p .33
  5. Ponedelko G., Kvashnin YU., Gutnik A., Trofimova O. Ecological tourism in the countries of Southern Europe [Ekolo-gicheskiy turizm v stranakh Yuzhnoy Yevropy]// World Economy and International Relations. 2018.Vol. 62.No. 2.P. 73-82.
  6. La mitad de los sitios de Patrimonio mundial natural estan amenazados.InformeWWF. 66/ [Электронный ресурс] // URL: http://ecodiario.eleconomista.es/medio-ambiente/noticias/7472644/04/16.
  7. Weston, R., Guia,J., Mihalic,T., Pratt.L., Ferrer-Roca,N., Lawler,M., and Garatt,D., European tourism: recent developments and future challenges. European Parliment. Policy Department for Structural and Cohesion Policies. Directorate General for Internal Policies.
  8. Bienkovska E. European Union Tourism Trends. April 2018. P. 21. [Электронный ресурс] // URL: https://www.e-unwto.org/doi/pdf/10/181111/9789284419470
  9. Fletcher Rob. Prologue (2019).Toirism in the geopolitics of the Mediterranean.Barcelona.Alba Sud (2019).
  10. El turismo frente a su lado oscuro” .Hosteltur. No.295.22.02.2020. [Электронный ресурс] // URL: http://www.hosteltur.com/edicion-impresa/el-turismo-frente-a—su-lado-oscuro
  11. Pratt L.Tourism in the Green Economy. P. 39. [Электронный ресурс] // URL: https://www.academia.edu/7042827/Tourism__in_the_Green__economy
  12. Weston, R., Guia,J., Mihalic,T., Pratt.L., Ferrer-Roca,N., Lawler,M., and Garatt,D., European tourism: recent developments and future challenges. European Parliment. Policy Department for Structural and Cohesion Policies. Directorate General for Internal Policies. Brussels.October 2019. pp.104. P.21 [Электронный ресурс] // URL: http://www.europa.eu/thinktank/en/document.htm/629200
  13. COSME. [Электронный ресурс] // URL: Europe.ec.europa.eu/growth/smes/cosme_en.
  14. The Travel & Tourism Competitiveness Report 2019.World Economic Forum. 2019. WEF reports.weforum.org, P.24

Экономика регионов мирового хозяйства