Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №3 (59), 2019

Основные положения механизма ресурсно-инновационного развития региона

The main points of mechanism for resource-innovative development of region

Авторы


кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Россия, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН
ecpro@mail.ru

Аннотация

В статье дается определение, и рассматриваются характеристики ресурсно-инновационного развития как оптимальной стратегии развития для ресурсного региона, сочетающей использование природно-ресурсного потенциала региона и преимущества инновационного развития. Анализируются возможности ресурсно-инновационного развития для Красноярского края, который является типичным ресурсным регионом. Предлагается механизм ресурсно-инновационного развития, основные элементы которого направлены на инновационное развитие сырьевого сектора и повышение его социально-экономической эффективности, формирование и развитие в регионе высокотехнологичного сервисного сектора и производств глубокой переработки сырьевых ресурсов и создание общих условий активизации деловой активности и инновационной деятельности в регионе.

Ключевые слова

ресурсный регион, Красноярский край, ресурсно-инновационное развитие, механизм ресурсно-инновационного развития ресурсного региона

Финасирование

Статья подготовлена по плану НИР ИЭОПП СО РАН, проект XI.174.1.1. «Экономика Сибири и ее регионов в условиях внешних и внутренних вызовов и угроз: методология, тенденции, прогнозы» № АААА-А17-117022250133-9

Рекомендуемая ссылка
Нагаева Ольга Сергеевна
Основные положения механизма ресурсно-инновационного развития региона// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (59). Номер статьи: 5924. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5924/
Authors

Nagaeva Olga Sergeevna
Candidate of Economics, Senior researcher
Russia, Institute of Economics and Industrial Engineering of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences
ecpro@mail.ru

Abstract

The paper defines and considers the characteristics of resource-innovative development as the optimal development strategy for a resource region. This strategy combines the use of natural resources and the benefits of innovative development. The paper analyzes the possibilities of resource-innovative development for the Krasnoyarsk Region, which is a typical resource-based region. The paper also suggests the mechanism for resource-innovative development of the region. This mechanism includes four main elements aimed at the innovative development of mining sector and increasing its socio-economic efficiency, the formation and development of high-tech service sector and processing productions, creation of conditions for increased business and innovative activity in the region.

Keywords

resource region, Krasnoyarsk Territory, resource and innovation development, mechanism of resource and innovation development of the resource region

Project finance

The research was carried out with the plan of research work of IEIE SB RAS, project XI.174. 1.1. «Economy of Siberia and its regions with external and internal challenges and threats: methods, trends, forecasts»№ АААА-А17-117022250133-9

Suggested Citation
Nagaeva Olga Sergeevna
The main points of mechanism for resource-innovative development of region. Regional economy and management: electronic scientific journal. №3 (59). Art. #5924. Date issued: 2019-09-23. Available at: https://eee-region.ru/article/5924/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Социально-экономическое развитие ресурсного региона, основанное на использовании невозобновляемых природных ресурсов, носит нестабильный характер. Это обусловлено рядом объективных причин, таких как высокая зависимость от конъюнктуры мирового рынка сырьевых ресурсов, значительные нарушения природной среды и условий проживания коренного населения, естественная цикличность разработки месторождений.

Однако, несмотря на неустойчивый характер сырьевой модели развития, сложившаяся специализация ресурсных регионов не может быть радикально изменена в среднесрочной перспективе [6]. Поэтому требуется поиск вариантов, обеспечивающих стабильное социально-экономическое развитие таких регионов. Наиболее оптимальной для ресурсных регионов представляется стратегия ресурсно-инновационного развития, сочетающая использование богатейшего природно-ресурсного потенциала региона и преимущества инновационного развития. Данная стратегия позволяет за время активной разработки месторождений создать воспроизводимый экономический потенциал на основе инноваций, новых технологий и знаний и, таким образом обеспечить основу для стабильного социально-экономического развития региона и после истощения основных минерально-сырьевых ресурсов.

Целью данного исследования является разработка основных положений механизма ресурсно-инновационного развития ресурсного региона. В качестве примера рассматривается Красноярский край, который является типичным ресурсным регионом с высокой долей добывающего сектора в структуре валового регионального продукта (ВРП). Благодаря активному введению в промышленную разработку нефтегазовых месторождений, зависимость экономики региона от невозобновляемых сырьевых ресурсов усиливается. В связи с этим, для региона является актуальным переход к стратегии ресурсно-инновационного развития и разработка механизма управления таким развитием.

 

Сущность и содержание ресурсно-инновационного развития региона

Ресурсно-инновационное развитие подразумевает объединение потенциала добывающей промышленности и науки для эффективного и комплексного освоения природно-ресурсной базы региона, формирование сбалансированной структуры экономики региона и создание основы для стабильного социально-экономического развития.  Ресурсно-инновационное развитие не противопоставляет ресурсы и инновации по принципу «или-или», а соединяет их, умножая возможности и тех и других [5].

В основе ресурсно-инновационного развития находится сырьевой сектор. Применяя новые технологии для эффективной и комплексной добычи сырьевых ресурсов, он становится драйвером инновационного развития, поскольку затем инвестиции и спрос на инновации естественным образом переходят в отрасли более высоких переделов, а также в обслуживающие и сервисные производства [10,12,15].

Инновационное развитие сырьевого сектора уже само по себе будет иметь значительные социально-экономические эффекты для региона, так как позволит существенно увеличить срок разработки месторождений, повысить эффективность использования природных ресурсов и снизить экологический ущерб [3,14]. При этом, инновационная активность сырьевого сектора неизбежно формирует спрос на оборудование и технику, новые материалы,  сервисные услуги и т.п. Это, в свою очередь, создает условия для развития в регионе сервисного и обслуживающего сектора, в том числе его высокотехнологичного сегмента.

Также ресурсно-инновационное развитие предполагает создание в регионе производств глубокой переработки сырьевых ресурсов. Наибольшей социально-экономической эффективностью обладает развитие в ресурсных регионах инновационных производств глубокой переработки сырья, имеющих в своей структуре несколько технологически связанных переделов [2]. Так, например, цена на продукцию газохимических производств в 10 и более раз превышает стоимость природного газа [1].

Инновационное развитие сырьевого сектора, сервисных и перерабатывающих производств требует выстраивания тесных взаимосвязей не только между этими отраслями, но и с научно-образовательным комплексом региона по поводу подготовки необходимых квалифицированных кадров и разработки новых технологий и инноваций, обеспечивающих развитие данных отраслей.

Таким образом, ресурсно-инновационное развитие региона предполагает не сжатие экспортного потенциала базовых сырьевых отраслей, а наоборот их развитие на инновационной основе и достройку структуры экономики путем формирования и развития высокотехнологичного сервисного сектора, создания отраслей глубокой переработки ресурсов и удлинения технологических цепочек по переработке продукции, а также развития в регионе научно-образовательного комплекса.

Несмотря на то, что в основе стратегии ресурсно-инновационного развития находится сырьевой сектор, ее реализация формирует фундамент для стабильного долгосрочного социально-экономического региона. Во-первых, высокотехнологичные сервисные и перерабатывающие производства после истощения сырьевой базы не ликвидируются, а, обладая мощными внутренними стимулами для самообновления, продолжают активно функционировать, обеспечивая потребности и переработку сырья других добывающих регионов.  Во-вторых, развитие данных производств, а также научно-образовательного комплекса создает значительные мультипликативные эффекты в экономике региона и стимулы для развития «несырьевых» высокотехнологичных и наукоемких отраслей, способных конкурировать как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Однако основным условием ресурсно-инновационного развития является построение сильных взаимосвязей сырьевого сектора с экономикой региона. В настоящее же время во многих сырьевых регионах формируется своеобразный добывающий анклав, характеризующийся слабой включенностью сырьевого сектора в региональную экономику и его преимущественной ориентацией на сотрудничество с зарубежными компаниями [4]. В связи с этим, ресурсно-инновационное развитие региона требует соответствующих усилий со стороны региональных органов власти и разработки адекватного механизма управления данными процессами.

 

Оценка возможностей ресурсно-инновационного развития Красноярского края

Красноярский край является типичным ресурсным регионом, что подтверждается тем, что доля отраслей сырьевого сектора (включая первичную переработку металлического сырья) в промышленном производстве в 2018 г. оценивается в 88%.  Роль обрабатывающих производств, выпускающих продукцию конечного потребления с высокой добавленной стоимостью, в создании валового регионального продукта Красноярского края остается незначительной. О динамично развивающемся сырьевом секторе в Красноярском крае свидетельствует то, что за период с 2007г. по 2018 г. объем добычи в стоимостном выражении вырос более чем в 21 раз (рис.1), объем инвестиций в добывающий сектор увеличился в 24 раза, численность занятых в секторе возросла на 55%.

 

Добыча полезных ископаемых в Красноярском крае, млрд. руб.

Рис. 1 — Добыча полезных ископаемых в Красноярском крае, млрд. руб.

Источник: составлено автором по данным http://krasstat.gks.ru/

 

Усиление сырьевой зависимости Красноярского края в последние годы во многом связано с началом промышленной эксплуатации его нефтегазовых месторождений.

Учитывая богатейшую ресурсно-сырьевую базу края, стратегические цели Российской Федерации и истощение нефтегазовых месторождений в основных добывающих регионах, сырьевая специализация Красноярского края не может быть существенно изменена в среднесрочной перспективе. В связи с этим для Красноярского края актуальным является переход к ресурсно-инновационному развитию.  Как было указано выше, ресурсно-инновационное развитие предполагает:

  • инновационное развитие сырьевого сектора и усиление его взаимосвязей с региональной экономикой;
  • развитие сервисных и обслуживающих отраслей;
  • развитие отраслей глубокой переработки ресурсов;
  • развитие научно-образовательного комплекса региона.

Необходимость инновационного развития сырьевого сектора Красноярского края обуславливается:

  • сложностью минерально-сырьевой базы и трудной извлекаемостью значительной части запасов;
  • нахождением многих месторождений в удаленных труднодоступных районах с неразвитой транспортной инфраструктурой и тяжелыми природно-климатическими условиями;
  • низким уровнем извлечения минерально-сырьевых ресурсов.
  • обострением экологических проблем, связанных с добычей полезных ископаемых;

Возможность и целесообразность развития в регионе сервисных и обслуживающих отраслей и отраслей глубокой переработки ресурсов определяется рядом факторов и условий.

В настоящее время сервисный сектор Красноярского края, особенно его высокотехнологичный сегмент, не получил должного развития и представлен несколькими компаниями, которые практически не имеют опыта участия в реализации нефтегазовых проектов, и не способны обеспечить интегрированный сервис и выдерживать конкуренцию с отечественными и зарубежными компаниями по многим параметрам. Существующие в крае высокотехнологичные предприятия машиностроительного сектора относятся к оборонно-промышленному комплексу и ориентированы преимущественно на выполнение государственного оборонного заказа.

Однако спрос со стороны активно развивающегося сырьевого сектора, значительная потенциальная емкость рынка сервисных услуг, а также имеющийся в крае опыт машиностроительной деятельности, наличие производственных площадок, развитие системы подготовки кадров, имеющийся научно-исследовательский потенциал формируют необходимые предпосылки для создания и развития в крае предприятий сервисного машиностроения, ремонтных и инструментальных предприятий. Преимуществом развития предприятий сервисного сектора в крае будет являться их непосредственная близость к добывающим предприятиям и способность оперативно решать возникающие задачи, в том числе осуществлять изготовление и ремонт нестандартного оборудования, разрабатывать новые технологии для решения специфических производственных задач.

Возможности развития в Красноярском крае высокотехнологичных производств по глубокой переработке сырья определяется в первую очередь, богатейшей и уникальной по качеству и составу минерально-сырьевой и топливно-энергетической базой. Также следует отметить наличие в крае перерабатывающих предприятий и формирование территориально-производственных кластеров, на основе которых возможно достраивание высоких переделов. Так, развитие высокотехнологичного перерабатывающего сектора в металлургической промышленности возможно на основе алюминиевого кластера, включающего в себя Красноярский и Богучанский алюминиевые заводы, действующие и вновь создаваемые производства готовой продукции из алюминия, Институт цветных металлов и материаловедения Сибирского федерального университета.

Весомым фактором, обеспечивающим возможность развития в Красноярском крае высокотехнологичных перерабатывающих производств, выступает наличие практически неограниченных и относительно дешевых энергоресурсов. Обусловливает развитие в крае перерабатывающих производств и имеющиеся значительные региональные потребности в продукции металлообработки, нефтепереработки, газо – и углехимиии. Благоприятным фактором является также наличие в крае системы образовательных и научно-исследовательских учреждений, способных в перспективе обеспечить отрасль квалифицированными кадрами и научно-техническими разработками.

Научно-образовательный комплекс Красноярского края характеризуется довольно высоким уровнем развития.  В Красноярске действует Красноярский научный центр Сибирского отделения РАН (ФИЦ КНЦ СО РАН), объединяющий одиннадцать научно-исследовательских институтов и  организаций. Он обладает уникальной исследовательской инфраструктурой, позволяющей проводить исследования и осуществлять практические разработки в приоритетных для развития региона направлениях. Центральным высшим учебным заведением края является Сибирский Федеральный университет, включающий научно-инновационные подразделения, среди которых технопарки, лаборатории, центры коллективного пользования, научно-образовательные центры, центры трансфера технологий, опытные производства. Всего в Красноярском крае действуют 8 головных высших учебных заведений и 25 филиалов, 56 профессиональных образовательных организаций, осуществляющих подготовку специалистов среднего звена. Научно-образовательный комплекс края, с одной стороны, способен удовлетворить потребности сырьевого сектора, а также сервисных и перерабатывающих производств в инновационных технологиях и квалифицированных кадрах, а с другой, предъявляемый спрос на инновации и новые технологии со стороны данных секторов послужит дополнительным стимулом для его дальнейшего развития.

Таким образом, в Красноярском крае существуют широкие возможности для ресурсно-инновационного развития, однако наличие ряда ограничивающих факторов, таких как ориентация сырьевого сектора на использование зарубежных технологий и оборудования, высокий объем требующихся инвестиций на реализацию приоритетных проектов и низкая обеспеченность предприятий края собственными финансовыми ресурсами, удаленность региона от основных потребителей, требует соответствующих усилий со стороны региональных органов власти и разработки механизма управления ресурсно-инновационным развитием.

 

Механизм ресурсно-инновационного развития региона

Под механизмом ресурсно-инновационного развития мы будем понимать систему взаимосвязанных элементов, нацеленных на эффективное и комплексное освоение ресурсного потенциала региона на инновационной основе, структурную модернизацию промышленности региона за счет развития инновационных и высокотехнологичных отраслей и преобразование экономического потенциала невозобновляемых природных ресурсов в воспроизводимый потенциал на основе знаний и новых технологий.

Учитывая многоаспектный характер проблемы представляется, что механизм ресурсно-инновационного развития должен включать в себя систему взаимосвязанных механизмов низшего порядка (подмеханизмов), направленных на решение отдельных задач и выполнение конкретных функций. Основными элементами механизма ресурсно-инновационного развития региона являются:

  • механизм инновационного развития сырьевого сектора и повышения социально-экономической эффективности проектов освоения минерально-сырьевых ресурсов;
  • механизм формирования и развития в регионе высокотехнологичного сервисного сектора;
  • механизм развития отраслей глубокой переработки минерально-сырьевых и топливно-энергетических ресурсов.
  • механизм активизации в регионе деловой активности и инновационной деятельности.

Упрощенная схема механизма ресурсно-инновационного развития региона представлена на рис. 2.

 

Механизм ресурсно-инновационного развития региона

Рис.2. — Механизм ресурсно-инновационного развития региона

 

Ресурсно-инновационное развитие региона требует в первую очередь создания общих условий для активизации деловой активности и инновационной деятельности в регионе. В качестве основных таких условий следует выделить наличие благоприятного инвестиционного климата, формирование региональной инновационной системы, обеспечивающей взаимодействие между разработчиками прикладных инноваций и их потребителями, и формирование кадрового потенциала для сервисного, перерабатывающего и сырьевого секторов экономики.

Инвестиционным климатом следует управлять путем целенаправленного воздействия на факторы, его формирующие.  В первую очередь необходимо воздействовать на те факторы инвестиционного климата, которые будут благоприятствовать реализации приоритетных инвестиционных проектов. Так, для Красноярского края требуется улучшение организационно-правовых факторов инвестиционного климата, и уровня развития транспортной инфраструктуры [6].

Ресурсно-инновационное развитие региона требует формирования соответствующей региональной инновационной системы, которая должна быть направлена на обеспечение доступности необходимых технологий и инноваций для промышленного сектора, поддержку развития прикладных исследований и разработок для сервисного, перерабатывающего и сырьевого секторов и развитие кооперации между научными организациями и данными секторами. Иными словами региональная инновационная система должна быть строго ориентирована на развитие приоритетных секторов экономики региона [8].

Для ресурсно-инновационного развития необходимо соответствующее кадровое обеспечение, поскольку именно кадровый потенциал формирует конкурентные преимущества экономик с высоким технологическим укладом. В связи с этим, необходимо увеличить долю подготовки специалистов для сервисного, перерабатывающего и сырьевого секторов.

Механизм инновационного развития сырьевого сектора должен строиться на гибком сочетании мер стимулирования и принуждения. И значительная роль здесь должна отводиться порядку предоставления недр в пользование. Инструментом прямого воздействия является лицензия на право пользования недрами, в которой могут быть закреплены объемы добычи, сроки и технические условия освоения месторождений, принуждающие недропользователей использовать инновационные технологии.  Способствовать принудительному использованию новых технологий может введение эффективного технического регулирования. Так, в мировой практике технологии, применяемые для разработки месторождений, проходят государственную экспертизу и отражаются в соответствующих нормах и правилах [9,13]. Также необходимо сформировать эффективную систему государственного контроля за проведением геологоразведочных и добычных работ, за выполнением условий лицензий и договоров на право пользования участками недр. Такой мониторинг и контроль наиболее целесообразно осуществлять на региональном уровне.

Помимо инструментов принуждения механизм инновационного развития сырьевого сектора должен включать и инструменты стимулирования. В качестве основных таких инструментов следует выделить широкое применение предусмотренных законодательством налоговых льгот для стимулирования инновационной деятельности, в частности, применение механизма ускоренной амортизации, использование льгот по налогу на прибыль в случае осуществления затрат на НИОКР, предоставление инвестиционного налогового кредита.

Инновационному развитию сырьевого сектора будет способствовать формирование в этом секторе конкурентной среды, где наряду с крупными компаниями должны действовать средние и мелкие предприятия. Сложившаяся организационная структура отрасли, характеризующаяся преобладанием крупных вертикально-интегрированных компаний, и высокий монополизм создают существенные преграды для внедрения новых технологий и организационных решений [7]. Напротив малые недропользователи, которые  занимаются разработкой мелких и трудных участков недр или работают на уже истощенных месторождениях, оставленных крупными компаниями, характеризуются значительно большей инновационной активностью, обусловленной необходимостью обеспечения рентабельности бизнеса. Эффективное развитие малых компаний возможно только при комплексной реализации мер государственного регулирования на федеральном и региональном уровнях.  Данные меры должны носить как организационный, так и эконмический характер.  В качестве организационных мер необходимо закрепление в федеральном законодательстве статуса малых и средних недропользователей с установлением для них льготного порядка предоставления прав на пользования недрами, а также регулированием доступа к транспортной, производственной  и трубопроводной инфраструктуре [7]. Экономические меры предполагают совершенствования механизма налога на добычу полезных ископаемых с учетом геологических и других условий добычи, а также широкое применение на региональном уровне налоговых и иных льгот и преференций, предусмотренных существующим законодательством.

Инновационное развитие сырьевого сектора должно послужить драйвером развития сервисных и обслуживающих отраслей в регионе.  Поэтому механизм формирования и развития сервисного сектора должен включать в себя два основных направления:

  1. стимулирование инновационного развития региональных сервисных предприятий на уровне, удовлетворяющем потребности сырьевого сектора;
  2. ориентацию сырьевого сектора на преимущественное использование продукции и услуг региональных производителей.

Основным инструментом усиления взаимосвязей сырьевого сектора с региональной экономикой может выступать лицензионное соглашение, в котором необходимо определить условия по использованию местной рабочей силы и местных подрядчиков при проведении вспомогательных и сервисных работ; условия по преимущественным закупкам продукции региональных производителей; условия по передаче технологий и технологического опыта местным операторам и подрядчикам и т.д.

Также для побуждения сырьевых компаний закупать продукцию у региональных производителей и пользоваться услугами местных компаний возможно воспользоваться опытом Тюменской области по компенсации части налогов предприятиям сырьевого сектора при совершении таких закупок [11].

В принципе, от наличия в регионе развитого сервисного сектора, производящего конкурентоспособные товары и услуги, добывающие компании также существенно выигрывают. Поскольку использование продукции местных производителей и услуг местных подрядчиков может существенно снизить сроки и транспортные расходы, сократить уровень товарно-материальных запасов и затраты на их обслуживание. Местные компании также могут более быстро и гибко реагировать на меняющиеся потребности сырьевого сектора. В связи с этим работа региональных органов власти должна быть направлена на:

  • изучение потенциала местных производителей, формирование и предоставление предприятиям сырьевого сектора достоверной информации о местных поставщиках и подрядчиках и их возможностях;
  • организацию взаимодействия сырьевого сектора с местными поставщиками и подрядчиками и содействие заключению между ними долгосрочных соглашений о сотрудничестве, что будет способствовать техническому перевооружению и инновационному развитию компаний сервисного сектора.

В части стимулирования развития сервисного и перерабатывающих секторов региональные власти имеют значительно больший набор инструментов регулирования по сравнению с сырьевым сектором. Представляется, что для стимулирования развития в регионе сервисного сектора и производств глубокой переработки следует использовать проектный подход, который позволяет обеспечить адресную поддержку развития приоритетных проектов, повысить эффективность использования бюджетных средств и мер государственной поддержки, а также достичь поставленные цели в установленные сроки. Региональные органы власти могут участвовать в реализации проектов по развитию предприятий глубокой переработки и сервисного сектора путем предоставления на льготных условиях государственного имущества, необходимого для реализации проекта, установления льготных условий пользования землей, субсидирования части затрат на внедрение новых технологий и продуктов. Также могут использоваться налоговые льготы по региональным налогам, снижение налоговой ставки по налогу на прибыль, подлежащего зачислению в региональный бюджет, на срок окупаемости проекта, предоставление инвестиционного налогового кредита. Повысить доступность банковских кредитов для предприятий сервисного и перерабатывающего секторов экономики на региональном уровне возможно путем предоставления государственных гарантий и частичном субсидировании процентных ставок.

Таким образом, механизм управления ресурсно-инновационным развитием региона представляет собой сложную систему взаимосвязанных элементов, формируемых с учетом особенностей и уровня экономического развития конкретного ресурсного региона

 

Заключение

Оптимальным вариантом для ресурсного региона является стратегия ресурсно-инновационного развития, которая сочетает использование богатейшего природно-ресурсного потенциала региона и преимущества инновационного развития.  В основе ресурсно-инновационного развития находится сырьевой сектор, функционирующий на инновационных началах, что создает стимулы для формирования и развития в регионе высокотехнологичного сервисного сектора, производств глубокой переработки и научно-образовательного комплекса.

Возможность и степень развития в регионе сервисных и перерабатывающих производств определяется рядом факторов и условий. Анализ таких факторов и условий в Красноярском крае выявил значительные возможности для ресурсно-инновационного развития региона. Однако, учитывая сложившийся анклавный характер функционирования сырьевого сектора, переход к ресурсно-инновационному развитию не возможен сам по себе и требует разработки и реализации соответствующего механизма.  Механизм ресурсно-инновационного развития представляет собой сложную систему взаимосвязанных элементов — механизмов низшего порядка, нацеленных на инновационное развитие сырьевого сектора и усиление его взаимосвязей с региональной экономикой, формирование и развитие в регионе высокотехнологичного сервисного сектора и производств глубокой переработки, создание общих условий для активизации деловой активности и инновационной деятельности. При этом активизация инновационной деятельности в сырьевом секторе требует разработки и реализации мероприятий не только на региональном, но и на федеральном уровне.

Реализация механизма ресурсно-инновационного развития позволит обеспечить стабильное социально-экономическое развитие ресурсного региона, в том числе и после истощения его минерально-сырьевого потенциала.

 

Список литературы

  1. Каминский А.В. Развитие глубокой переработки газа в мировой экономике // Российский внешнеэкономический вестник. – 2013. — № 9. – с.106-114.
  2. Крюков В.А. Социально-экономическая «капитализация» сырьевого потенциала России. // ЭКО. – 2015. — №2. — с-62-75.
  3. Крюков В.А. Сырьевые территории в новой институциональной реальности // Пространственная экономика. – 2014. — №4. – с.26-60.
  4. Левин С.Н., Каган Е.С., Саблин К.С. Регионы «ресурсного типа» в современной российской экономике// Journal of institutional studies (Журнал институциональных исследований). – 2015. – Том 7. — №3. – с.92-101.
  5. Мастепанов А.М. И еще раз о необходимости перехода экономики России на ресурсно-инновационный путь развития // Бурение и нефть. – 2014. — №11
  6. Нагаева О.С. Управление инвестиционной привлекательностью в целях обеспечения ресурсно-инновационного развития региона: монография/ О.С. Нагаева, ГИ. Поподько, С.Л. Улина. – Красноярск: Сиб. Федер. Уни-т, 2016. – 172с.
  7. Ресурсные регионы России в «новой реальности»/ под ред. акад. Кулешова В.В. – Новосибирск: Изд-во ИЭОПП СО РАН, 2017. – 308с.
  8. Севастьянова А.Е. Подходы к обоснованию инновационной политики сырьевых регионов. // Журнал Сибирского федерального университета. Серия: гуманитарные науки. — 2015. — Т. 8. – с. 98-107
  9. Силкин В., Токарев А., Шмат В. Сорванный стоп-кран // Эксперт-Сибирь. – 2013. – №23. – с.11-15.
  10. Симонова Л.М., Черкашов Е.М. Методологические аспекты разработки модели региональной инновационной системы // Вестник Тюменского государственного университета. – 2012. — №11.. – с. 79-86.
  11. Токарев А.Н. Нефтесервис как основа инновационного развития нефтяной промышленности // Инновации и образование. – 2014. — №4. – с. 91-99.
  12. Эдер Л.В., Саблин К.С., Проворная И.В. Научные подходы к обоснованию приоритетных инновационно-технологических направлений пространственной специализации ресурсных регионов России // Фундаментальные исследования. – 2017. — №5. – с. 220-224.
  13. Gerelmaa L. and Kotani K. 2016. Further investigation of natural resources and economic growth: Do natural resources depress economic growth? Resources Policy. 50. 312-331
  14. Söderholm P., Svahn N. 2015. Mining, regional development and benefit-sharing in developed countries. Resources Policy. 45.  78-91.
  15. Warrian P., Mulhern C. 2009. From metal bashing to materials science and services: advanced manufacturing and mining clusters in transition. European planning studies. Vol. 17. 281-301.

 

References

  1. Kaminskij A.V. Development of deep gas processing in the global economy [Razvitie glubokoj pererabotki gaza v mirovoj ekonomike] // Russian Foreign Economic Journal. — 2013. — № 9. — p.p. 106-114.
  2. Kryukov V.A. Socio-economic «capitalization» of Russia’s raw material potential [Social’no-ekonomicheskaya «kapitalizaciya» syr’evogo potenciala Rossii] // ECO. — 2015. — №2.  — p.p.-62-75.
  3. Kryukov V.A. Resource areas in the new institutional environmental [Syr’evye territorii v novoj institucional’noj real’nosti] // Spatial economy. — 2014. — №4. – p.p.26-60.
  4. Levin S. N., Kagan E.S., Sablin K.S. «Resource type» regions in the modern Russian economy [Regiony «resursnogo tipa» v sovremennoj rossijskoj ekonomike] // Journal of institutional studies. – Vol. 7. — №3. — pp.92-101.
  5. Mastepanov A.M. And once again about the need for the transition of the Russian economy to a resource-innovative development path [I eshche raz o neobhodimosti perekhoda ekonomiki Rossii na resursno-innovacionnyj put’ razvitiya] // Drilling and oil. — 2014. — №11
  6. Nagaeva O.S. Management of investment attractiveness in order to ensure resource-innovative development of a region: monograph [Upravlenie investicionnoj privlekatel’nost’yu v celyah obespecheniya resursno-innovacionnogo razvitiya regiona: monografiya] / O.S Nagaev, GI. Popodko, S.L. Ulina. — Krasnoyarsk: Siberian Federal University, 2016. — 172 p.
  7. Resource regions of Russia in the «new reality» [Resursnye regiony Rossii v «novoj real’nosti»] / ed. Acad. Kuleshov V.V. — Novosibirsk: Institute of Economics and Industrial Engineering SB RAS, 2017. – 308p.
  8. Sevastyanova A. Approach to justification of innovation policy
  9. for raw-material regions [Podhody k obosnovaniyu innovacionnoj politiki syr’evyh regionov]// Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. – 2015. – Vol. 8 (Supplement). – p.p. 98-107
  10. Silkin V., Tokarev A., Shmat V. Broken Stop-Valve [Sorvannyj stop-kran] // Expert-Siberia. — 2013. — №23. — p.p. 11-15.
  11. Simonova LM, Cherkashov EM, Methodological aspects of developing a model of a regional innovation system [Metodologicheskie aspekty razrabotki modeli regional’noj innovacionnoj sistemy] // Bulletin of the Tyumen State University. — 2012. — №11. — p.p. 79-86.
  12. Tokarev A.N. Oil service as a basis for the innovative development of the oil industry [Nefteservis kak osnova innovacionnogo razvitiya neftyanoj promyshlennosti] // Innovations and education. — 2014. — №4. — p.p. 91-99.
  13. Eder L.V., Sablin K.S., Provornaya I.V Scientific approaches to the rationale of the priority innovation-technological directions of spatial specialization of resource regions of Russia [Nauchnye podhody k obosnovaniyu prioritetnyh innovacionno-tekhnologicheskih napravlenij prostranstvennoj specializacii resursnyh regionov Rossii]// Fundamental research. — 2017. — №5. — p.p. 220-224.
  14. Gerelmaa L. and Kotani K. 2016. Further investigation of natural resources and economic growth: Do natural resources depress economic growth? Resources Policy. 50. 312-331
  15. Söderholm P., Svahn N. 2015. Mining, regional development and benefit-sharing in developed countries. Resources Policy. 45. 78-91.
  16. Warrian P., Mulhern C. 2009. From metal bashing to materials science and services: advanced manufacturing and mining clusters in transition. European planning studies. Vol. 17. 281-301.

Государственное и муниципальное управление, Региональное развитие