Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №3 (59), 2019

Выбор пространственного развития: агломерации или пояс малых и средних городов

Choice of spatial development: agglomerations or belt of small and medium-sized cities

Авторы


кандидат экономических наук, старший научный сотрудник лаборатории региональной экономики Института экономики и управления
Россия, Бурятский государственный университет имени Доржи Банзарова
yantran@mail.ru


кандидат экономических наук, доцент кафедры управления инвестициями и недвижимостью
Россия, Восточно–Сибирский государственный университет технологий и управления
607824@inbox.ru


кандидат экономических наук, доцент кафедры управления инвестициями и недвижимостью
Россия, Восточно– Сибирский государственный университет технологий и управления
tsyrempilov-dashi@yandex.ru

Аннотация

Характерной особенностью России является поляризованное пространственное развитие: с одной стороны, динамично развивающиеся большие города, с другой – малые, средние города и поселки городского типа с преимущественно сложным положением. С учетом трендов и текущей ситуации необходимо проведение качественной оценки вариантов пространственного развития страны. Проведен обзор развития агломераций, малых и средних городов. Выявлены как положительные, так и негативные стороны каждого подхода. С учетом трендов глобализации и урбанизации делается вывод о необходимости их совмещения. В качестве варианта предлагается использовать интегрированный подход на основе развития the Urban Field, встраивающий малые и средние города в развитие агломераций.

Ключевые слова

пространственное развитие, пространственная траектория развития, агломерация, пояс малых и средних городов, развитие регионов

Финасирование

Статья выполнена в рамках поддержки Бурятским государственным университетом имени Доржи Банзарова грантового проекта № 19-17- 0502

Рекомендуемая ссылка
Янтранов Александр Евгеньевич , Гунажинова Юлиана Анатольевна , Цыремпилов Даши Анатольевич
Выбор пространственного развития: агломерации или пояс малых и средних городов// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (59). Номер статьи: 5925. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5925/
Authors

Yantranov Alexander Evgenievich
Candidate of Economic Sciences, senior researcher of the Laboratory of Regional Economics of the Research Center of the Institute of Economics and Industry, BSU
Russia, Buryat State University
yantran@mail.ru

Gunazhinova Julianna Anatolyevna
Candidate of Economic Sciences, assistant professor of Department of investment and real estate Management»
Russia, East Siberia State University of Technology and Management
607824@inbox.ru

Tsyrempilov Dashi Anatolevich
Candidate of Economic Sciences, assistant professor of Department of investment and real estate Management
Russia, East Siberia State University of Technology and Management
tsyrempilov-dashi@yandex.ru

Abstract

A characteristic feature of Russia is polarized spatial development: on the one hand, dynamically developing large cities, on the other – small, medium-sized cities and urban settlements with a predominantly difficult situation. Taking into account the trends and the current situation, it is necessary to conduct a qualitative assessment of the country's spatial development options. A review of the development of agglomerations, small and medium-sized cities. Both positive and negative aspects of each approach are revealed. Taking into account the trends of globalization and urbanization, it is concluded that it is necessary to combine them. As an option, it is proposed to use an integrated approach based on the development of the Urban Field, embedding small and medium-sized cities in the development of agglomerations.

Keywords

spatial development, spatial development path, agglomeration, belt of small and medium-sized cities, regional development

Project finance

The article is made in the framework of support of the grant project № 19-17 - 0502 by Banzarov Buryat state University

Suggested Citation
Yantranov Alexander Evgenievich , Gunazhinova Julianna Anatolyevna , Tsyrempilov Dashi Anatolevich
Choice of spatial development: agglomerations or belt of small and medium-sized cities. Regional economy and management: electronic scientific journal. №3 (59). Art. #5925. Date issued: 2019-09-27. Available at: https://eee-region.ru/article/5925/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Высокая скорость изменений, глобальная связанность, характерная для современного мира генерируют огромное количество изменений, погружая страны и их регионы в условия VUCA-мира (volatility (нестабильности), uncertainty (неопределенности), complexity (сложности) и ambiguity (неоднозначности), что требует их перестройки и адаптивности.

На этом фоне одним из наиболее важных вызовов для Российской Федерации является определение пространственной траектории развития страны. Какой будет Россия в будущем? Совокупностью нескольких десятков крупных агломераций со срединными пустотами и «дикими полями», каркасом из малых и средних городов, сбалансированных по качеству  и количеству или нечто другим, что позволило бы эффективно реагировать на фундаментальные изменения внешней среды.

За последнее десятилетие в России предпринималось как минимум три попытки зафиксировать концептуальные основы пространственного развития страны: в 2008 году в рамках разработки Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 год в части раздела «Развитие регионов», в 2012 году в рамках разработки Стратегии 2020 в части раздела «Реальный федерализм, местное самоуправление, межбюджетная политика» и наконец, в настоящее время в рамках Стратегии пространственного развития, находящейся в процессе согласований. Во всех представленных вариантах акцент – на развитии агломераций и крупных городов как центров роста в разных формах, что отражает превалирование идей новой экономической географии в региональной науке [1, с.136]. Роль малых и средних городов ограничивается обеспечением связанности центров роста.

Однако в такой территориально растянутой и дисперсно-расселенной стране как Россия с экстрактивными институтами такая политика может усилить имеющиеся тренды в пользу развития агломераций в ущерб малых и средних городов в первую очередь за счет перетягивания человеческого капитала. Так в 2018 году численность населения малых городов до 100 000 человек и поселков городского типа в сравнении с 2012 годом уменьшилась на 1 млн. до 33,7 млн. чел., тогда как численность населения городов свыше 100 000 человек увеличилась на 4,8 млн. чел.

Данный вопрос выходит далеко за пределы социально-экономических рамок и относится к вопросам национальной безопасности и имеет свои социально-исторические предпосылки.

 

Социально-историческая ретроспектива

Известно, что первые города чаще всего возникали на перекрестках торговых путей. Это было связано с тем, что первое разделение труда привело к появлению обмена продукцией и развитию торговли. Эволюция городов от небольших и простых организационных структур до сложных социально-экономических систем (агломераций) проходила в течение нескольких тысячелетий.

От античных городов с их архаической городской культурой, сельскохозяйственными плантациями, фруктовыми садами, оросительными и водораспределительными сооружениями и строгой социальной иерархией общества до средневековых, феодальных с развитым сельскохозяйственным трудом и мелким ремеслом. Вместе с тем крупные города, такие как Вавилон и Древний Рим приходили в упадок, имея на тот момент не более 50 тысяч жителей, тогда как в период расцвета число жителей этих городов достигало почти 1 миллиона.

Средневековые города, развиваясь вокруг феодальных замков, выступали центрами ремесел и торговли на перекрестках торговых путей и в дальнейшем, развитие производств способствовало расширению городов за счет появления посадов и слобод. Например, Париж в те времена, являясь крупнейшим городом, имел около ста тысяч жителей.

В период Великих географических открытий и начала формирования глобального мирового рынка бурное развитие науки, торговли и производства привели к кратным возможностям получения доходов.

В последующие периоды, промышленная революция дала огромный импульс для развития городов. Они стали быстрее расти, расширяться и превращаться в промышленные центры. Количество крупных городов в Европе (с населением свыше 100 тысяч чел.) в течение XIX столетия увеличилось в семь раз!

В тоже время большинство крупных и малых городов Российской империи было сформировано в XVI – XVII вв. Возникли новые города-крепости на южных рубежах страны и торговые центры на Севере: Орел (1566 г.), Тамбов (1636 г.), Козлов (1636 г.), Иваново (1561 г.), Шуя (1539 г.), Липецк (1777 г.), Мценск (1778 г.) и многие другие [2].

Суровые сибирские условия существенным образом влияли на размещение городов. Их размещали либо вдоль рек (линейная планировочная структура), либо на берегах озер и в лесных массивах (узловая и линейно-узловая), закладывая тем самым тесную устойчивую функциональную связь с окружающей природной системой.

Сибирские города в те времена выполняли задачи «пионерного» освоения слабозаселенных, необжитых и экономически неразвитых регионов Сибири. Выполнив свою колонизационную роль (крупные города XVII в. Тюмень, Тобольск, Тара, Енисейск) в освоении далеких окраин, в последующие времена сибирские города уступали свою задачу новым городам, преимущественно возникавшим из слобод и острогов, по освоению уже близких территорий [3].

С 1800 по 2019 г. численность населения мира увеличилась с 1 млрд. до 7,7 млрд. человек, а городского населения — с 27 млн. до почти 3,5 млрд. человек, что составляло в 1800 г. лишь 3% всего населения мира, а в 2019 году — 45,5%.

Одновременно изменился облик городов. Урбанизация не заставила долго ждать своими отрицательными последствиями — перенаселением, формированием бедных кварталов и трущоб, проблемами с транспортом, увеличением уровня преступности, неблагоустроенностью территорий и жилищного фонда и т.п.

 

Результаты исследований

На сегодняшний момент существуют две полярные точки зрения на вопрос о пространственном будущем. Аргументы в пользу укрупнения и развития агломераций следующие:

Во-первых, развитие агломераций и поддержка гиперполисов позволит решить проблему регионального неравенства за счет концентрированного развития центров роста и последующего распространения на промежуточные периферии агломерационных эффектов согласно модели «Центр – Периферия».

Тогда как поддержка небольших городов по сути направлена на поддержание их жизнедеятельности, но не на развитие и не позволяет добиваться положительных результатов в этом направлении.

Во-вторых, считается, что в рамках развития агломераций можно достичь приемлемого качества жизни населения, отражаемого в экономических показателях (уровне занятости, наличию актуальных современных профессий, достойном уровне услуг и досуга и др.). В малых городах в условиях отсутствия достаточного числа рабочих мест, наличия высокого уровня девиантного поведения гораздо сложнее добиться демаргинализации и интеграции общества, развития частных общественных инициатив и конечного социально-экономического роста.

В-третьих, в условиях несоответствия достаточности ресурсов, высоких социальных обязательств, в силу отсутствия соответствующих компетенций муниципальные образования не могут развивать свои территории опережающими темпами.

Развивая третий аргумент в пользу укрупнения и констатируя в целом тотальное недоверие государства к нижестоящим уровням управления и сокращение их ресурсных возможностей, можно прийти к выводу о нарастании предпосылок, перерастающих со временем в угрозы национальной безопасности: в случае одностороннего агломерационного развития страны, высвобождаемое территориальное пространство не может пустовать, тем самым становясь привлекательным для латентного притока внешних мигрантов.

Однако существуют аргументы и в пользу развития малых и средних городов.

Во-первых, малые и средние города являются оптимальной средой проживания для людей по набору необходимых жизненных элементов и сопутствующих экологических факторов. Такие города гармоничнее вписаны в окружающую среду в сравнении с крупными городами и мегаполисами. Что также предопределяет роль небольших городов в рекреации и обслуживании  как населения мегаполисов, так и прилегающих сельских территорий.

Во-вторых, системы жизнеобеспечения малых и средних городов обладают большей устойчивостью относительно аналогичных систем мегаполисов. Сбои хотя бы одной из них (энерго- и теплоснабжения, транспортного и водного обеспечения и др.) грозят целым коллапсом.

В-третьих, опыт развитых стран показывает, что оптимальное содержание городов по уровню затрат достигается при численности населения от 100 до 150 тыс. чел. При дальнейшем увеличении размеров города удельные расходы на его содержание (в расчете на одного жителя) резко увеличиваются [4]. Американские исследования доказывают, что города с населением более 1 млн. и менее 25 тыс. чел менее выгодны для размещения промышленности, чем города, входящими по численности в значения этих параметров.

В-четвертых, небольшие города оптимальны с точки зрения места размещения цехов и вспомогательных производств, обеспечивающих потребности предприятий крупных городов. Кроме того, эти города поставляют рабочую силу расположенным неподалеку большим городам в форме маятниковой миграции. При этом правительства развитых стран отводят значительную роль небольшим городам, делая их местом локализации для новых промышленных объектов [5].

Действительно, за исключением некоторой категории монопоселений малые и средние города имеют достаточно земельных площадей и свободной инфраструктуры для расширения и развития промышленных объектов и других производств, не отягощены загрязнением воды и воздуха, в совокупности ведущих к ухудшению качества жизни населения.

Кроме этого малые и средние города являются центрами сохранения культурно-исторического наследия, потенциал которого часто используется в развитии туризма, при этом люди, живущие в этих городах, в большинстве своем любят свою малую родину и связаны с ней не только экономическими связями. Как отмечает известный социолог С. Г. Кара-Мурза  «главный смысл малых городов» состоит в том, что в «их культурном пространстве соединяются крестьянское и городское мироощущение. Возникает уникальный мировоззренческий сплав – космическое чувство крестьянина тесно переплетено с городской рациональностью и расчетливостью. И дело не в количественных пропорциях этих духовных свойств. Их взаимодействие в душе жителей малых городов достигает гармонии, при которой сами эти свойства меняются» [6].

Аргументация в пользу развития агломераций и небольших городов не дает однозначного выбора. У каждой формы пространственной организации есть свои плюсы и минусы, раскрывающиеся при определенных условиях. Однако стоит отметить, что урбанизация в контексте глобализации — это объективный и малообратимый процесс. Задача заключается в том, чтобы одновременно использовать положительные эффекты процесса урбанизации и, сохраняя, развивать муниципальный каркас из малых и средних городов для использования тех преимуществ, которые они дают.

Одним из интеграционных решений, совмещающих оба подхода, может стать планомерное развитие так называемых The Urban Field — городских полей [7]. Такие образования формируются в результате слияния крупных городов с прилегающими к ним обширными территориями с населением не менее 300 тыс. чел. на расстоянии до 160 км, равное двухчасовой езде по современным автодорогам. Предприятия и учреждения сферы услуг распределяются по небольшим участкам городских полей с хорошей транспортной доступностью.  При этом роль крупного города уменьшается по мере экономического развития всех частей городского поля и роста их связей.

 

Заключение

Социально-историческая ретроспектива пространственного развития показывает с одной стороны цикличность городского развития, с другой —  их функциональную обусловленность. И однозначности выбора путей пространственного развития нет.

В России в период больших и неизбежных преобразований конца XX-го столетия средние и в особенности малые города, оказавшиеся в новых экономических и социальных условиях, словно выпали из активной социально-экономической повестки. Градообразующие или небольшие предприятия, составляющие основу их экономик, либо существенно сокращали свое производство, либо вовсе закрывались. Но несмотря на это число и роль малых и средних городов по-прежнему велика. Из 1112 городов РФ  малые и средние города составляют подавляющее большинство: 155 средних и 788 маленьких городов, 15 городов с населением свыше 1 миллиона человек, 64 крупных городов, 90 больших [8].

Что обуславливает необходимость в определении государственной политики по отношению к малым и средним городам и предоставление полномочий, подкрепленных финансовыми ресурсами, позволяющими развивать и местные инициативы в развитии социального и человеческого капитала, и производственные функции, направленные как на выполнение задач обслуживания прилегающих территорий крупных агломераций, так и на повышение эффективности местной экономики и процессов производства.

 

Список использованной литературы

  1. Зубаревич Н.В. Стратегия пространственного развития: приоритеты и инструменты. Вопросы экономики. 2019;(1):135-145. https://doi.org/10.32609/0042-8736-2019-1-135-145
  2. Кузнецов С.В., Чернышева Е.А., Ротенберг Р.Б., Никифорова Л.Ю. Социально-экономическое развитие малых городов: реалии и возможности: монография. СПб.: ГУАП, 2014. 156 с.
  3. Культура Западной Сибири: история и современность : [учеб. пособие к курсу «Культура региона: история и современность»] / В. Г. Рыженко, А. Г. Быкова ; [отв. ред. А. К. Соколов] ; Ом. гос. ун-т. — Омск : ОмГУ, 2001. 371 с.
  4. Валетта У. Практика планирования в современном российском городе // Городское управление. № 1.
  5. Талалушкина Ю.Н. Зарубежный опыт организации малых городов// Дайджест-финансы. 2012. № 5 (209). С. 7-12.
  6. Кара Мурза С. Хрупкий мир // Наша власть – лица и дела. – 2005. – № 11. –Режим доступа: http://www.kara-murza.ru/books/articles/200500100008.htm (дата обращения 17.07.2019).
  7. Fridman F., Miller F. City-Paul // Journal of the American Institute. 1965. XXXI, no. 4
  8. Карпенко М.Н., Кантер М.М., Соколова Е.М. Города – миллионники – опорные узлы в системе расселения России// Вестник Ростовского государственного экономического университета (РИНХ). 2017. № 3 (59). С. 94-100.

 

References

  1. Zubarevich N.V. Spatial development Strategy: Priorities and instruments [Strategiya prostranstvennogo razvitiya: prioritety i instrumenty]. Voprosy Ekonomiki. 2019(1):135-145. (In Russ.) https://doi.org/10.32609/0042-8736-2019-1-135-145
  2. Kuznetsov S.V., Chernysheva E.A., Rotenberg R.B., Nikiforova L.Yu. The socio-economic development of small-sized cities: realities and opportunities: a monograph [Sotsial’no-ekonomicheskoe razvitie malykh gorodov: realii i vozmozhnosti: monografiya]. — St. Petersburg, GUAP Publ., 2014, 156 p.
  3. Culture of Western Siberia: history and present [Kultura zapadnoj sibiri istoriya i sovremennost]. Textbook for the course «Culture of the Region: History and Modernity / V. G. Ryzhenko, A. G. Bykova; [Executive editor A. K. Sokolov]. — Omsk: OmSU, 2001. 371 p.
  4. Valetta U. Planning Practice in the modern Russian city [Praktika planirovaniya v sovremennom rossijskom gorode]. Urban management.   No. 1.
  5. Talalushkina Yu. N. Foreign experience of small towns [Zarubezhnyj opyt organizacii malyh gorodov]. Digest-Finance. 2012. 5 (209). PP. 7-12.
  6. Kara Murza S. Fragile peace [Hrupkij mir]. Our power-faces and deeds. – 2005. – No. 11.– Mode of access: http://www.kara-murza.ru/books/articles/200500100008.htm (reference date 17.07.2019)
  7. Fridman F., Miller F. City-Paul // Journal of the American Institute. 1965. XXXI, no. 4.
  8. N. Karpenko, M. M. Kanter, E. M. Sokolova. Cities – over one million- Support units in Russian settlement [Goroda millionniki opornye uzly v sisteme rasseleniya rossii]. Vestnik of Rostov State University of Economics (RINH). — 2017. — № 3. pp.94-99

Пространственная экономика