Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (58), 2019

Специфические особенности развития сельских территорий промышленно развитого региона

Specific features of development of rural territories of industrially developed region

Авторы


кандидат экономических наук, соискатель
Россия, Сибирский научно- исследовательский институт экономики сельского хозяйства СФНЦА РАН
kosp.48@mail.ru

Аннотация

Целью статьи является исследование специфических особенностей развития сельских территорий промышленно развитого региона. На основе изучения подходов отечественных ученых к толкованию понятия сельской территории автором уточнено данное определение. Анализируя развитие сельских территорий Кемеровской области выявлены противоречия связанные с выраженной промышленной ориентацией региона, в котором интенсивно развивается добыча угля, сопровождающаяся невысокой долей сельского хозяйства в ВРП, ежегодным отторжением земель сельскохозяйственного назначения, миграцией трудоспособного населения в города, неудовлетворительным состоянием сельской экономики влияющей на формирование доходной части местных бюджетов. Для решения выявленных проблем предлагаются мероприятия направленные на укрепление экономики сельской территории, посредством регулирующей функции, которую следует закрепить за субъектом РФ, к которому относится сельская территория.

Ключевые слова

Кемеровская область, сельские территории, промышленно развитый регион, сельская экономика, местное самоуправление, бюджетная обеспеченность, развитие сельской территории, регулирующая функция

Рекомендуемая ссылка
Харитонов Алексей Викторович
Специфические особенности развития сельских территорий промышленно развитого региона// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (58). Номер статьи: 5803. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5803/
Authors

Kharitonov Alexey Viktorovich
Candidate of Economic Sciences, applicant
Russia, Siberian Research Institute for Agricultural Economics, SFNCA RAS
kosp.48@mail.ru

Abstract

The purpose of article is the research of specific features of development of rural territories of industrially developed region. On the basis of studying of approaches of domestic scientists to interpretation of a concept of the rural territory by the author this definition is specified. Analyzing development of rural territories of the Kemerovo region the contradictions connected with the expressed industrial orientation of the region in which the coal mining which is followed by a low share of agriculture in VRP, annual rejection of the agricultural land, migration of able-bodied population to the cities, an unsatisfactory condition of rural economy of the revenues of local budgets influencing formation intensively develops are revealed. For the solution of the revealed problems the actions directed to strengthening of economy of the rural territory by means of the regulating function which should be assigned to the territorial subject of the Russian Federation to which the rural territory belongs are offered.

Keywords

Kemerovo region, rural territories, industrially developed region, rural economy, local government, fiscal capacity, development of the rural territory, the regulating function.

Suggested Citation
Kharitonov Alexey Viktorovich
Specific features of development of rural territories of industrially developed region. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (58). Art. #5803. Date issued: 2019-05-17. Available at: https://eee-region.ru/article/5803/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Развитие сельских территорий в современных условиях представляет собой неотъемлемую часть стратегического развития страны и является основой перехода к устойчивому развитию, предполагающему оптимальное взаимодействие в цепи «население — местное самоуправление -производственно-хозяйственный комплекс». Такое триединство содержит основную идею построения эффективной муниципальной экономики сельских территорий.

На муниципальную экономику возлагается обеспечение жизнедеятельности сельской территории и решение вопросов местного значения, а экономический интерес, экономическая эффективность и социальная ответственность должны строиться на их симбиозе. В связи с этим экономика сельской территории должна использовать потенциал хозяйствующих структур, имеющих различные организационно-правовые формы и собственность, призванные обеспечить условия повседневной жизни сельского населения, социальные гарантии, финансовые интересы как единой системы.

Понятие муниципальной экономики имеет достаточно большой набор определений, однако, характеризуя экономику сельской территории, необходимо учитывать как  ее признаки, так и специфичность развития.

 

Понятие «сельская территория» и его интерпретация

На сегодняшний день общепринятого определения сельской территории в науке не существует. Прежде всего, в терминологии зачастую, наряду с сельскими территориями, применяются такие понятия, как «сельская местность», «сельский район», «сельское поселение». При этом, ни «сельская территория», ни «сельская местность» или другие схожие понятия не имеют под собой в научной литературе и действующем законодательстве общего научного обоснования.

Отечественные ученые толкованию понятия «сельская территория» в своих исследованиях, придают разный смысл. Например, А.В. Ляпин рассматривает сельскую территорию как обжитую территорию региона за границами города и объектов промышленности[9]. Данная трактовка подразумевает под сельской территорией только определенную долю региона, с которой совпадают отдельные сельские административные районы.

О.И. Пантелеева сельскую территорию трактует как « территориальную систему за границей больших населенных пунктов  с небольшой численностью населения, находящуюся под постоянным воздействием органов местного и регионального управления»[12].

Данное определение предполагает рассматривать сельскую территорию вне городских населенных пунктов, что не отражает ее состояние, поскольку низкая плотность населения представляет собой условный показатель, который может изменяться под воздействием миграционных процессов и сезонности.

Такой же точки зрения придерживаются Е.В. Яроцкая и А.В.Хлевная[15], А.В.Мерзлов и И.В.Литвинова, представляющие общественные науки. Ученые определяют сельскую местность (сельскую территорию) как обитаемую местность за границами крупного города, проживающими на ней сельскими жителями, использующими имеющиеся ресурсы, природные условия и плоды овеществленного предшествующего труда, то есть основные производственные фонды данной территории и разнообразные элементы материальной культуры [8;10].

По нашему мнению, наиболее точное определение «сельская территория» дано О.В.Иконниковой и сформулировано как «…социально-экономический, культурно-самобытный ареал существования и жизнедеятельности сельского сообщества, обозначенный территорией вне урбанизированных пространств и включающий в себя сельские поселения, состоящие из сельских населенных пунктов с их социально-производственной инфраструктурой, предприятиями и окружающим природным ландшафтом и соответствующие межселенные территории»[2].

Ведя речь о сельской территории как сложной социально-экономической системе, С.О.Сиптиц подчеркивает, что она находится в тесном взаимодействии с географической средой места ее расположения, а сельскохозяйственная деятельность жителей, выступает как одна из основных, позволяющая самообеспечить их продовольствием, так и формой товарного производства[13].

Под сельскими территориями В.Г.Борейша понимает «территории населенных пунктов (села, деревни, станицы, поселки, кишлаки, аулы, хутора и др.) за пределами экономического влияния крупных городских центров, являющиеся однородной социально-экономической системой, преимущественно с традиционным ведением подсобного хозяйства и выполняющие многообразные народнохозяйственные функции» [1].

Обобщая все вышеизложенное, можно сделать вывод, что приведенные определения понятия «сельская территория» в той или иной мере содержат общие позиции, но по-разному интерпретируются. По нашему мнению, сельскую территорию можно представить в виде внегородской местности, включающей сельские населенные пункты, обладающие признаками сельской местности как сложной природно-хозяйственной системы с обитаемым на ней населением, занимающимся преимущественно сельскохозяйственным производством, решением экономических, социальных, экологических задач развития территории, направленных на удовлетворение потребностей ее населения (Автор).

Сложившееся обстоятельство не позволяет сформировать единое направление исследований устойчивого развития сельских территорий, а также разрабатывать программы, направленные на решение существующих проблем и противоречий. Приоритетом здесь становится экономика сельской территории как первичный элемент региональной экономической структуры.

Наделенные широким правом и возможностью вести самостоятельную хозяйственную деятельность, сельские территории ощутили дефицит современных технологий, которые содействовали бы их социально-экономическому развитию на уровне сельских поселений. Это подтверждает наше убеждение в том, что при общности идеи формирования муниципальной экономики наблюдаются существенные различия в механизмах применения в сельских и городских поселениях.

Становление местного самоуправления показало, что для сельских поселений ключевой проблемой является финансовое обеспечение реализации законодательно закрепленных полномочий и переданных им государственных. Сельские территории смогут выполнить свое предназначение при определенной экономической основе, способствующей воспроизводственным процессам, направленным на  удовлетворение потребностей, нужд и интересов жителей села. Сельская территория в таком контексте выступает в виде территориального образования, в котором существуют потребность в развитии муниципальной экономики.

Вопросы местного значения, их решение возможно в сочетании эффективной экономикой и повышением социальной ответственности перед жителями сельской территории, содействием развитию субъектов, производящих и реализующих различные общественные блага в рыночных условиях. Все это в совокупности является признаками муниципальной экономики.

Кроме того, провести апробацию форм и процедур непосредственного участия населения в развитии местного самоуправления, закрепленного законодательством, получение обратной связи проще в сельских поселениях, где немногочисленное население проживает компактно.

Достижение целей развития сельских территорий основана на применении следующих функций:

  1. удовлетворение потребностей в товарах и услугах реализуется экономической функцией;
  2. организация занятости населения, социальные гарантии работающим на предприятиях сельского хозяйства обеспечиваются социальной функцией;
  3. способствование формированию здоровой конкурентоспособности между экономическими субъектами сельских территорий выполняется стабилизирующей функцией;
  4. функция самоорганизации.

Необходимо отметить, что местное самоуправление в России, его реформирование сопровождалось изменениями количества муниципальных образований и, как считает  А.Н. Швецов, статус муниципального образования, приданный территории, не увязывался с ее социально-экономическим потенциалом, что лишило ее реально самостоятельно функционировать и развиваться[14].

Такие взгляды на реформирование самоуправления определили, что сельские поселения, на которые законодательно возложены полномочия в решении вопросов местного значения  и направленность их развития зависят от наличия соответствующей экономической основы. Как показал опыт, промежуточные результаты реформы далеки от ожиданий вследствие того, что экономические основы сельских поселений не соответствуют их расходным полномочиям.

 

Особенности развития сельских территорий Кемеровской области

Выявленные противоречия наглядно выражены в регионах с интенсивным развитием промышленности (угледобывающая, металлургическая, химическая и др.), к которым следует отнести Кемеровскую область — Кузбасс. За Уралом регион обладает достаточно развитыми городскими системами, в которых наибольшая плотность населения, занимающая третье место в Сибирском федеральном округе. Городское население по состоянию на 01.01.2019г. занимает 86,63 процента, сельское – 13,37 процента. Городское население Кемеровской области сосредоточено в двух крупных городах: Кемерово – 558,9 тысячи человек; Новокузнецк – 547,88 тысяч человек. В двух городах сосредоточено 41,3 процента, что свидетельствует о неравномерности расселения жителей области.

Отличительной чертой региона является наличие «второго центра». Данная ситуация предопределяет формирование новых возможностей развития, реализацию проектов экономической и культурной направленности, повышение инвестиционной привлекательности и привлечение инвестиций в транспортную, торгово-логистическую систему, профессиональное образование и др.

Земли сельскохозяйственного назначения по состоянию на 01.01.2018 года, занимают 27,3 процента в структуре земель; промышленность, транспорт, связь и  иные отрасли специального назначения занимают 1,7 процента; земли лесного фонда – 55,9 процента;населенные пункты занимают 4,1 процента; особо охраняемые территории и объекты – 8,5 процента. Для области характерна высокая плотность населения – 28,39 человек на кв. км. ВСФО – 3,75, по России – 8,56.

На деятельность сельского хозяйства и его эффективность значительно воздействует выраженная промышленная ориентация региона, в котором интенсивно развивается добыча угля, что сопровождается ежегодным отторжением земель сельскохозяйственного назначения. По состоянию на 01.01.2018 года, угольными предприятиями занято 79,1 тысячи гектаров, которые безвозвратно выведены из сельскохозяйственного оборота [6;7].

Сельское хозяйство региона занимает небольшую долю в ВРП, которая варьируется от 2,8 процента до 4,4 процента в последние годы. Обусловлено это тем, что экономика региона имеет индустриальную направленность. В 2017 году, объемы производства сельскохозяйственной продукции, включая сельскохозяйственные организации, крестьянские(фермерские) хозяйства с индивидуальными предпринимателями и хозяйства населения возросли к 2013 году на 31,8 процента и составили 58,5 млрд. рублей в действующих ценах.

Оставляет желать лучшего техническая оснащенность сельского хозяйства региона. За 2013-2017 годы тракторный парк уменьшился 19,4 процента (на 386 единиц), комбайновый – на 21,4 процента (на 111 единиц). Сельскохозяйственными предприятиями списывается ежегодно 5-20 процентов сельскохозяйственных машин.

Вследствие этого, увеличивается нагрузка на тракторный и комбайновый парк.    Например, в 2017 году приходилось 468 гектара пашни на один трактор, что на 75 гектаров больше, чем в 2013 году на трактор; нагрузка на зерновой комбайн увеличилась на 24 гектара за этот же период. Данное обстоятельство влечет за собой нарушение агротехнических сроков возделывания сельскохозяйственных культур, что повышает и без того высокие риски для сельскохозяйственной отрасли [4;9]. Подчеркнем, что доля занятых в сельском хозяйстве в 2017 году от экономически активного населения региона составила 32,9 тысяч человек (2,7 процента).

В результате проводимых реформ в Кузбассе резко сократилось производство сельскохозяйственной   продукции (более чем на 50 процентов); численность поголовья КРС в 3,3 раза; посевные площади на 160 тысяч гектаров; ценовое несоответствие (диспаритет) на сельскохозяйственную и промышленную продукцию составляет 3-5 раз; значительно сократился уровень государственной поддержки сельскохозяйственной отрасли.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:

  1. промышленное развитие региональной экономики и большая степень урбанизации способствуют развитию сельскохозяйственного производства в целях поддержания продовольственной безопасности региона, и в то же время, является фактором, тормозящим этот процесс в следствие недостаточности кадров высокой квалификации и миграции трудоспособного сельского населения в города;
  2. географическое месторасположение сельских территорий, на большинстве которых размещены и функционируют предприятия угольной отрасти и предприятия промышленно-производственные. Данное обстоятельство повлекло за собой сокращение сельских территорий, на которых сельскохозяйственное производство является доминирующим и увеличение тех, где угольная отрасль и промышленность занимают преобладающую долю;
  3. низкая доля пашни на одного жителя региона – 0,5 гектаров. Например, в среднем по Сибирскому федеральному округу этот показатель равняется 0,87 гектаров, Алтайском крае -2,2, Новосибирской отрасли -2,5 гектаров, соответственно.

Выявленные свойства развития сельских территорий существенным образом оказывают влияние на экономику сельских поселений и формирование их бюджетной обеспеченности. Местные бюджеты муниципальных образований Кемеровской области отличаются высокой степенью дотаций, поступающих из федерального и регионального бюджетов.

Доходы бюджетов муниципальных образований Кемеровской области за 2017 год составили 98,8 миллиарда рублей или 36,4 тысячи рублей на одного жителя, что на 3,8 процента больше 2016 года. Объем расходов составил более 100,5 млрд. рублей (37,1 тыс. рублей на одного жителя), что на 4,2 процента больше уровня 2016 года. Бюджетные средства муниципальных образований области в основном направлялись на заработную плату работающим в бюджетной сфере, а также на социальную поддержку отдельных категорий населения[11].

Максимальные налоговые и неналоговые доходы, исключая поступления, установленные дополнительными нормативами отчислений из выше стоящих бюджетов, в общих собственных доходах определены: в Прокопьевском муниципальном районе (92,3 процента), в Новокузнецком и Беловском муниципальных районах значение показателя превысило 80 процентов, Кемеровском муниципальном районе — 65,4 процента. Только в трех сельских муниципальных районах Кемеровской области налоговые и неналоговые доходы местных бюджетов составляют более 50 процентов в общих доходах бюджета без учета поступающих доходов от дополнительных нормативов отчислений.

Среди самих слабо обеспеченных муниципальных районов выделяются: Яйский – 12,0 процентов; Чебулинский -12,1 процента; Тяжинский -12,5 и Ижморский -21,7 процента. В регионе имеются сельские поселения с собственными доходами на уроне 0-10 процентов. Чулымское сельское поселение (Тяжинский район) в 2017 году имело собственных доходов 0,24 процента, Белогородское сельское поселение (Тисульский район) -3,1 процента.

Следует отметить, что в настоящий период времени законодательно отнесены к налоговым доходам муниципальных образований часть федеральных налогов, например НДФЛ, которые в процентном отношении направляются муниципальным районам, городским и сельским поселениям. На наш взгляд, такая ситуация вуалирует действительное положение обеспечения деятельности органов местного самоуправления за счет собственных  доходов и возможность самостоятельно решать вопросы местного значения.

В связи с недостатком средств для исполнения расходных обязательств на местном уровне реализуется принцип дотационной поддержки со стороны других уровней бюджетной системы. Данный факт является тормозом в развитии местного самоуправления, поскольку формирует хозяйственную и организационную их безынициативность, порождает застой и фактически формирует статус исполнителя вышестоящих установок [3;4].

Другими словами, выше обозначенная модель организации местного самоуправления нельзя назвать эффективной, так как она не обладает необходимым потенциалом, способствующим развитию сельских территорий. Сельские территории отдалены от реальной бюджетной самообеспеченности на фоне проводимых мероприятий по оздоровлению государственных финансов страны. То есть эти процессы свойственны как на макро-, так и на мезо- и микроуровнях.  Правда, пока очевиден факт, что на макроуровне эти процессы явно опережают аналогичные процессы на более низких уровнях.

Опыт реализации реформы местного самоуправления показал, что причиной такого положения является законодательно установленные правила налогово-бюджетных отношений, которые не только не мотивируют администрации сельских муниципальных образований к развитию муниципальных экономик, но и сдерживают этот процесс.

Сформированная бюджетная вертикаль, когда бюджеты сельских территорий, встроенные в нее, создали ситуацию, когда  налоговые ресурсы аккумулируются на уровне федерации, в первую очередь распределяются в интересах федерального центра, а затем в интересах  регионов. Данное обстоятельство сформировало бюджетную зависимость сельских территорий от последних.

В целях реализации развития сельских территорий, поддержки проживающих на них жителей, федеральным законодательством закреплены соответствующие экономические нормы. Так в главе 8 Федерального закона «Экономические основы местного самоуправления в Российской Федерации» включен ряд статей, закрепляющих финансирование жизнеустройства за счет собственных источников и федеральной поддержкой, путем утвержденных нормативов отчислений от федеральных налогов и сборов.

Особого внимания заслуживают нормативы выравнивания бюджетной обеспеченности, предусматривающие дотирование поселений за счёт регионального фонда финансовой поддержки поселений. В пункте 2 ст.60 Закона закреплено назначение регионального фонда финансовой поддержки поселений, ориентированного на выравнивание обеспеченности местных бюджетов, рассчитанный по числу жителей территории и учитывающий финансовые возможности органов МСУ.

Данное положение влечет за собой ситуацию, когда поселение, имеющее такую возможность, вынуждено перечислять определенную сумму средств в фонд поддержки, а территория, не имеющая такой возможности, систематически дотируется,  то есть использует незаработанные ресурсы. Следовательно, бедные территории реально влияют на более успешные сельские поселения и сдерживают их инициативу по увеличению доходной базы [5].

Такой порядок формирует иждивенческие настроения в малообеспеченных собственными доходами сельских территориях. Если поселение систематически не в состоянии зарабатывать на своё содержание, значит, требуется решать вопрос о его состоятельности.

Формирование доходов местных бюджетов сельских территорий в соответствии с законодательно закрепленными источниками ориентировано на ожидание получения дотационных средств из вышестоящего уровня бюджетной системы и не способствует стимулированию местных администраций к развитию и укреплению экономической основы территорий.

По мнению А.В. Мерзлова, устойчивое развитие сельских территорий необходимо ориентировать на их внутренний потенциал. Исходить следует из того, что внешняя поддержка порождает иждивенческие настроения в случае, когда конкретное сообщество неспособно предпринимать действенные меры в своих интересах [10]. В данном случае, управленческие действия органов местной власти следует направить на формирование благоприятной среды, позволяющей повысить предпринимательскую и инвестиционную активность.

Очевидно, что решить сложившуюся проблему укрепления сельских экономик не представляется возможным, не развивая производство. Изучая доходы сельских территорий, видно, что они находятся в прямой зависимости от экономической деятельности субъектов, предоставляющих услуги населению, и производственной деятельности хозяйствующих субъектов. Вследствие этого, возникает необходимость создания условий наибольшего благоприятствования, способствующего формированию структур интеграционного типа, кооперационных альянсов хозяйствующих субъектов, работающих в сельских территориях.

По нашему мнению, среди наиболее типичных мотивов, способствующих созданию альянсов интеграционного и кооперационного типов, следует выделить:

  • устремление к объединению своих активов и мобилизации финансовых ресурсов с целью большей доступности к кредитам и повышению платежеспособности;
  • централизацию некоторых функций управления, влекущих сокращение численности аппарата управленцев, что будет способствовать снижению удельных затрат;
  • повышение маневренности в сбытовой и маркетинговой политике, способствующей расширению рыночного сегмента;
  • углубленную диверсификацию производства на основе рационального и разумнополного использования ресурсов, расширение номенклатуры выпуска сельхозпродукции, в том числе и с целью снижения рисков;
  • возможность реализовать те совместные проекты, которые в процессе автономного функционирования сельхозпроизводителей, фермеров не осуществимы.

Исходя из вышеизложенного, выявленные проблемы развития сельских территорий возможно решить путем:

  • развития сельской экономики на основе кооперации малых форм хозяйствования, осуществлением ее диверсификации, налаживанием системы сбыта продукции сельского хозяйства с применением современного маркетингового инструментария;
  • упрощения процедуры привлечения инвестиций в сельское хозяйство;
  • осуществления перераспределения неиспользуемых участков земли и предусмотреть получение финансовой поддержки сельским жителям для обеспечения их занятости, и как следствие, наполнения местных бюджетов;
  • принятия мер по реорганизации неспособных к самостоятельной деятельности поселений, объединяя их с более состоятельными;
  • закрепления законодательного права на внесение предложений, направленных на совершенствование формирования их бюджетов, включая правовые и бюджетные отношения за муниципалитетами;
  • разработки на региональном уровне региональных программ, направленных на государственную поддержку развития сельских территорий в среднесрочном периоде и определяющих порядок и условия взаимодействия государственных органов власти региона и местного самоуправления по реализации этих программ.

 

Заключение

Местное самоуправление в России провозглашено довольно давно, однако формирование местного самоуправления, его организация, в настоящий период, не соответствует идее приближения местной власти к населению, и на наш взгляд, не реализовано. У сельских территорий отсутствуют потенциальные возможности, обеспечивающие их устойчивое развитие. Одно провозглашение таких институтов как муниципальный менеджмент и местное самоуправление не дает основания считать их построенными.

Вследствие этого, предложенные нами меры будут способствовать укреплению экономики сельской территории, и как следствие, содействовать результативным решениям местных проблем и,  в определенной степени, повысят качество жизни их населения. При этом реализацию данных мероприятий посредством регулирующей функции следует закрепить за субъектом РФ, к которому относится сельская территория.

 

Список литературы:

  1. Борейша В.Г. Понятие и сущность устойчивого развития сельских территорий: теоретические аспекты//Экономика и предпринимательство.- 2016. -№2-1.- С. 350.
  2. Иконникова О. В. Основные подходы к определению понятия «устойчивое развитие сельских территорий// Проблемы современной экономики.- 2012. — №1(41).- С.349.
  3. Косинский П.Д., Чупрякова А.Г. Особенности устойчивого развития сельских поселений промышленного региона//Региональная экономика: теория и практика.- 2013.-№ 23.- С. 39-45.
  4. Косинский П.Д., Чупрякова А.Г., Меркурьев В.В. Налоговая составляющая деятельности местного самоуправления//Региональная экономика и управление: электронный научный журнал . -2012.-№4(32).
  5. Косинский П.Д., Чупрякова А.Г. К вопросу бюджетной обеспеченности муниципальных образований сельских поселений//Региональная экономика и управление: электронный научный журнал.- 2014.- № 4 (40).- С. 45-57.
  6. Kosinsky P.D., Bondarev N.S. Resources-Saving technologies as a factor of stable development in agriculture of Russia//Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. — 2014. —  № 12.- С.19-22.
  7. Косинский П.Д., Бондарев Н.С., Бондарева Г.С. Продовольственное обеспечение региона: вопросы теории и практики /Под научной редакцией  д-ра экон. наук, академика РАН П.М.Першукевича: ГНУ СибНИИЭСХ Рос.акад. с.-х. наук.- Новосибирск,  2015. — 397 с.
  8. Литвинова И.В. Формирование программ социально-экономического развития сельских территорий: дис. … канд. экон. наук. — Рязань, 2006. — 222 с.
  9. Ляпин А.В. Использование социальных резервов и факторов по проектированию объектов АПК в сельских регионах. Сборник статей: Взаимодействие городских и сельских местностей в региональном развитии. –Москва, 2005. –С.189-293.
  10. Мерзлов А.В. Региональный опыт разработки программ устойчивого развития сельских территорий. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2012.- 112 с.
  11. Распоряжение Коллегии Администрации Кемеровской области от 24.09.2018г. №419 –р «Об утверждении сводного доклада о результатах мониторинга эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов Кемеровской области за 2017 год»: http://kemerovostat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/kemerovostat/resources/6e00870040ee1b
  12. Пантелеева О.И. Устойчивое развитие сельских территорий: институциональный аспект. –Москва: Изд-во ИП Насреддинова В.В.,2011. -144с.
  13. Сиптиц С.О. Математическая модель устойчивого развития сельских территорий // Никоновские чтения.- 2007.- № 12.- С.348.
  14. Першукевич П.М., Харитонов А.В. Устойчивое развитие сельских территорий региона на основе сельских агломераций.–Томск: Изд-во Том.ун-та, 2018. — 312с.
  15. Яроцкая Е.В., Хлевная А.В. Теоретические подходы к устойчивому развитию сельских территорий // Вопросы и проблемы экономики и менеджмента в со­временном мире: Сборник научных трудов. — Омск: Инновационный центр развития образования и науки, 2015.- С. 117-119.

 

References

  1. Boreysha V.G. Concept and essence of sustainable development of rural territories: theoretical aspects [Ponyatiye i sushchnost’ ustoychivogo razvitiya sel’skikh territoriy: teoreticheskiye aspekty]//Economy and business. — 2016.-№2-1. — Page 350.
  2. Ikonnikova O. V. Main approaches to definition of a concept «sustainable development of rural territories [Osnovnyye podkhody k opredeleniyu ponyatiya «ustoychivoye razvitiye sel’skikh territoriy]//Problems of modern economy. — 2012. — No. 1(41).-Page 349.
  3. Kosinskiy P.D., Chupryakova A.G. Features of sustainable development of rural settlements of the industrial region [Osobennosti ustoychivogo razvitiya sel’skikh poseleniy promyshlennogo regiona]//Regional economy: theory and practice. — 2013.-No. 23. — Page 39-45.
  4. Kosinskiy P.D., Chupryakova A.G., Merkur’yev V.V. Tax component of activity of local government [Nalogovaya sostavlyayushchaya deyatel’nosti mestnogo samoupravleniya]//Regional economy and management: online scientific magazine.-2012.-№4(32).
  5. Kosinskiy P.D., Chupryakova A.G. To a question of fiscal capacity of municipal units of rural settlements [K voprosu byudzhetnoy obespechennosti munitsipal’nykh obrazovaniy sel’skikh poseleniy]//Regional economy and management: online scientific magazine. — 2014.-No. 4 (40).-Page 45-57.
  6. Kosinsky P.D., Bondarev N.S. Resources-saving technologies as a factor of stable development in agriculture of russia//Economy of agricultural and processing enterprises. — 2014. — No. 12. — Page 19-22.
  7. Kosinskiy P.D., Bondarev N.S., Bondareva G.S. Food supply of the region: questions of the theory and practice [Prodovol’stvennoye obespecheniye regiona: voprosy teorii i praktiki]/ Under scientific edition of the Dr. экон. sciences, academician of RAS P.M. Pershukevich: GNU SIBNIIESKH Ros. academician of agricultural sciences. — Novosibirsk, 2015. — 397 pages.
  8. Litvinova I.V. Formation of programs of social and economic development of rural territories [Formirovaniye programm sotsial’no-ekonomicheskogo razvitiya sel’skikh territoriy]: yew…. edging. экон. sciences. — Ryazan, 2006. — 222 pages.
  9. Lyapin A.V. Use of social reserves and factors on design of objects of agrarian and industrial complex in rural regions [Ispol’zovaniye sotsial’nykh rezervov i faktorov po proyektirovaniyu ob»yektov APK v sel’skikh regionakh]. Collection of articles: Interaction of city and rural areas in regional development. – Moscow, 2005. – Page 189-293.
  10. Merzlov A.V. Regional experience of development of programs of sustainable development of rural territories [Regional’nyy opyt razrabotki programm ustoychivogo razvitiya sel’skikh territoriy]. – M.: FGBNU Rosinformagrotekh, 2012. — 112 pages.
  11. The order of Board of Administration of the Kemerovo region of 24.09.2018 No. 419 – р «About the approval of the summary report on results of monitoring of efficiency of activity of local governments of city districts and municipal districts of the Kemerovo region for 2017» [Ob utverzhdenii svodnogo doklada o rezul’tatakh monitoringa effektivnosti deyatel’nosti organov mestnogo samoupravleniya gorodskikh okrugov i munitsipal’nykh rayonov Kemerovskoy oblasti za 2017 god]: http://kemerovostat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/kemerovostat/resources/6e00870040ee1b
  12. Panteleyeva O.I. Sustainable development of rural territories: institutional aspect [Ustoychivoye razvitiye sel’skikh territoriy: institutsional’nyy aspekt]. – Moscow: IP Nasreddinova V.V.,2011 publishing house. — 144 pages.
  13. Siptits S.O. Mathematical model of sustainable development of rural territories [Matematicheskaya model’ ustoychivogo razvitiya sel’skikh territoriy]//Nikonovsky readings. — 2007.-No. 12. — Page 348.
  14. Pershukevich P.M., Kharitonov A.V. Sustainable development of rural territories of the region on the basis of rural agglomerations [Ustoychivoye razvitiye sel’skikh territoriy regiona na osnove sel’skikh aglomeratsiy]. – Tomsk: Publishing house Tom. un-that, 2018. — 312 pages.
  15. Yarotskaya Ye.V., Khlevnaya A.V. Theoretical approaches to sustainable development of rural territories [Teoreticheskiye podkhody k ustoychivomu razvitiyu sel’skikh territoriy]//Questions and a problem of economy and management in the sokvremenny world: Collection of scientific works. — Omsk: Innovative center of development of education and science, 2015. — Page 117-119.

АПК и сельское хозяйство региона, Региональное развитие


Рецензии на статью

Рецензия Казакова М.Ю.

Мифы и рифы развития сельских территорий на фоне промышленного ландшафта Теоретическое и методологическое обеспечение процессов развития сельских территорий в России с позиций рефлексии экспертного и  научного сообщества на своего рода социальный запро …

Читать всю рецензию

Упоминание статьи в отзывах

Отзыв Стукача В.Ф.

Ответы на большие вызовы: база для планирования научных публикаций Аннотация В обзоре анализируются публикации журнала «Региональная экономика и управление: электронный научный журнал». ISSN 1999-2645. — №2 (58)2019. Параметры для анализа: тематика, це …

Читать весь отзыв

Отзыв Куликовой О.И.

Ни для кого не секрет, что арктический сектор территории нашей страны имеет для нас большое стратегическое значение. Мурманская область – арктический регион России, который играет одну из ключевых ролей в реализации арктического вектора национальной по …

Читать весь отзыв

Читайте также