Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (58), 2019

Производственные сетевые структуры Уральского экономического района: специфика взаимосвязей элементов

Production network structures of the Ural economic region: the specifics of the interrelationship of elements

Авторы


кандидат экономических наук, старший преподаватель кафедры региональной и муниципальной экономики и управления
Россия, Уральский государственный экономический университет
glumov@usue.ru

Аннотация

На развитие региональной экономики влияют многие факторы, в том числе организация производства, а именно характер взаимодействия промышленных предприятий между собой, эффективность системы их взаимосвязей. Целью работы является анализ взаимосвязей элементов производственных сетевых структур Уральского экономического района, в том числе для подтверждения тезиса о сохранении хозяйственной связанности экономического пространства Уральского экономического района. Выявлена, описана и объяснена специфика взаимосвязи элементов производственных структур, представленных в Уральском экономическом районе.

Ключевые слова

Уральский экономический район, производственные сетевые структуры, пространственная структура сетевых организаций, горизонтальные связи, вертикальные связи, элементы сетевых структур, промышленные предприятия

Рекомендуемая ссылка
Глумов Антон Анатольевич
Производственные сетевые структуры Уральского экономического района: специфика взаимосвязей элементов// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (58). Номер статьи: 5802. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5802/
Authors

Glumov Anton Anatol'evich
PHD, Senior Lecturer at the Department of Regional and Municipal Economics and Management
Russia, Ural State Economic University
glumov@usue.ru

Abstract

The development of the regional economy is influenced by many factors, including the organization of production, character of interaction of industrial enterprises with each other, the effectiveness of their relationship.
The aim of the work is to analyze the relationships of elements of production network structures in the Ural economic region, namely, to confirm hypothesis of maintenance of the economic relations within Ural region.
The analysis of production network structures is carried out on the basis of information from open sources, first of all, data from official websites of enterprises, strategic and program documents in the field of regional economy, data from rating and analytical sources, as well as scientific publications.
The specificity of interrelation of elements of production structures presented in the Ural economic region is revealed, described and explained.

Keywords

Ural economic region, production network structures, spatial structure of network organizations, horizontal links, vertical links, elements of network structures, industrial enterprises

Suggested Citation
Glumov Anton Anatol'evich
Production network structures of the Ural economic region: the specifics of the interrelationship of elements. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (58). Art. #5802. Date issued: 2019-04-12. Available at: https://eee-region.ru/article/5802/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Для Уральского экономического района в целях анализа взаимосвязей элементов целесообразно выделять сетевые структуры горно-металлургического комплекса, машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса, пищевой промышленности и сельского хозяйства, а также сетевые структуры, относящиеся к иным отраслям производства.

Уральский экономический район – один из ведущих промышленно развитых регионов страны. Состав и состояние его промышленного комплекса определяют благосостояние 7 субъектов Российской Федерации (Свердловской, Челябинской, Курганской, Оренбургской областей, Пермского края, Республик Башкортостан и Удмуртия).

Вызовы, стоящие перед экономикой страны в целом и Уральского экономического района, в частности, предопределяют поиск теоретических путей эффективного ответа на них.

Представляется, что успешность функционирования экономики зависит не в последнюю очередь от организации производства, в том числе от характера взаимодействия промышленных предприятий между собой, от эффективности системы их взаимосвязей.

Как отмечают исследователи [5, 7, 16, 17] существует очевидное преимущество сетевого взаимодействия: расширение и усиление объединенных сетью организаций происходит прежде всего за счет синергетического эффективного использования имеющихся возможностей и ресурсов, а не за счет дополнительного финансирования.

В этой связи более пристальное внимание производственным сетевым структурам и специфике взаимосвязей элементов, входящих в их состав, позволит скорректировать, при необходимости, систему организационно – управленческих действий для достижения эффективности промышленного производства.

 

Производственные сетевые структуры

Под производственными сетевыми структурами мы понимаем [2] систему элементов (промышленных предприятий), объединенную для решения определенных задач, в которой минимум два элемента объединены между собой как горизонтальными связями (т.е. выполняют схожую функцию), так и вертикальными.

Исследование производственных сетевых структур и их взаимосвязей позволяет решить важную народнохозяйственную задачу – обосновать и подтвердить наличие связного экономического пространства территории (макрорегиона). Особенно актуально такое исследование в контексте осуществляемой в настоящее время подготовки текста Стратегии пространственного развития РФ. Исследование взаимосвязей сетевых структур является не единственным способом для анализа связности экономического пространства, также может рассматриваться показатель межрегиональной торговли, публикуемый Росстатом, однако он не дает полного представления ввиду ограниченности методики расчетов [3, 4] Соответственно, возникает необходимость в поиске альтернативных решений, одним из которых является изучение производственных сетевых структур.

По результатам анализа производственных сетевых структур, проведенного на основании информации из открытых источников, на сегодняшний день в Уральском экономическом районе функционируют порядка 55 производственных сетевых структур, информация о которых распространена и доступна, без учета сетевых структур топливно-энергетического комплекса.

Новизной исследования является формирование списка сетевых структур в промышленности Урала. Ранее ученые-экономисты не исследовали промышленности макрорегиона в контексте функционирования сетевых структур. Имеются разрозненные исследования отраслевого характера, однако применительно ко всей промышленности Уральского экономического района публикаций не имеется. Отчасти это объясняется тем, что исследователи больше внимания уделяет Уральскому федеральному округу, чем экономическому району.

Холдинговая принадлежность является ключевым критерием отнесения предприятия к сетевой структуре, которая, в свою очередь определяется наличием устойчивых подтвержденных связей между предприятиями. В ряде случаев на сайтах предприятий не выделена их организационно-правовая форма

Среди них около 18 можно отнести к сетевым структурам горно-металлургического комплекса, порядка 12 – к сетевым структурам машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса, 11 – сетям пищевой промышленности и сельского хозяйства, 7 – химической промышленности, 7 сетевых структур представляют иные отрасли производства.

К иным отраслям относится производство строительных материалов, лесная и деревообрабатывающая промышленность и финансово-инвестиционная деятельность в разных сферах.

Разделение сетевых структур по отраслевой принадлежности представляется достаточно условным по причине сложной диверсифицированной производственной деятельности таких организаций, в целом характерной для сетей. Вместе с тем проведенный анализ позволяет определить доминирующий вид деятельности производственной сетевой структуры, что и является основанием для соответствующей классификации.

 

Горно-металлургический комплекс

В соответствии с концепцией взаимной кумулятивной обусловленности Г. Мюрдаля, преимущество территории создается благодаря специализации и эффекту масштаба [22]. Богатые сырьевые ресурсы Урала, широкая номенклатура рудных и нерудных полезных ископаемых определили высокий интерес к горно-металлургической деятельности в регионе. Горно-металлургический комплекс, сформировавшийся как базовая отрасль промышленности Урала еще в XVII -XVIII вв. до настоящего времени сохраняет доминирующее положение среди отраслей промышленности региона.

Не случайно сетевые структуры металлургического комплекса широко представлены в Уральском экономическом районе — порядка 20 организаций. Исследователями отмечается закономерность влияния концентрации производства на формирование сетей предприятий и обмен ресурсами между ними [8, 19, 21].

Сетевые структуры, ведущие деятельность в области черной и цветной металлургии, как правило, включают или стремятся включить в состав организации предприятия для обеспечения замкнутого цикла производства, что обуславливает специфику взаимосвязей элементов сетевых структур.

Специфику взаимосвязей элементов сетевых структур горно-металлургического комплекса можно сформулировать следующим образом: элементы сетевой структуры напрямую взаимосвязаны производственной цепочкой: предприятия выступают поставщиками сырья и/или потребителями (могут выступать одновременно для разных предприятий) сырья для других предприятий – элементов сетевой структуры.

В этом случае функционально элементы сетевых структур можно подразделить на поставщиков ресурсов: шахты, горно-обогатительные комбинаты; переработчиков ресурсов: металлургические предприятия, иных производителей готовой продукции, продукции с добавленной стоимостью; а также предприятия и организации по улучшению свойств готовых продуктов, сервисному обслуживанию, управлению, торговле и логистике. Взаимодействие носит преимущественно прямой последовательный характер. Такая стратегия обеспечивает независимость от контрагентов и устойчивость сетевой структуры.

Представляется, что такая взаимосвязь элементов, поскольку она обеспечивает стабильность поставок ресурсов, является определяющим для функционирования сетевых структур горно-металлургического комплекса.

Нематериальные ресурсы, такие как научные разработки, логистика и иные могут передаваться через взаимодействие соответствующих элементов со всеми элементами сетевой структуры в зависимости от поставленной задачи.

Причины, повлиявшие на формирование такой специфики взаимосвязей элементов сетевой структуры, можно объяснить следующим. В процессе консолидации, прежде всего, металлургических и горнодобывающих предприятий в состав вертикальных и горизонтально-вертикальных холдингов такие структуры горно-металлургического комплекса, как и сами предприятия, входящие в их состав, получают важные конкурентные преимущества и усиление рыночных позиций. Вхождение в альянс горнодобывающих компаний позволяет свести к минимуму проблемы поиска рынков сбыта горнорудного сырья, так как вся их продукция поступает на металлургические предприятия холдинга, в то же время металлургические предприятия получают надежную сырьевую базу.

Весьма дискуссионным вопросом является развитие конкуренции на отраслевых рынках. С одной стороны, сетевые структуры стремятся к монополизации рынков со всеми вытекающими последствиями, однако с другой, специфика российской экономики, огромнейшие территории, необходимость защиты от зарубежных конкурентов, зачастую также поддерживаемых на уровне правительств, предполагают приоритетность для государства крупных акторов рынка, таких как сетевые структуры.

Надо также отметить, что все крупнейшие холдинги комплекса черной металлургии имеют в своем составе предприятия, занимающиеся сбором, хранением и переработкой лома черных металлов, что также является источником сырья для металлургических производств.

Целесообразность использования отходов производства в металлургическом производстве в качестве перспективного сырья в настоящее время отмечается рядом исследователей [9, 11, 12].

Нестабильность мировых цен на металлы, с одной стороны, сверхприбыли, получаемые сетевыми структурами, ведущими деятельность в области металлургии в определенные периоды времени, с другой стороны, стимулирует такие сетевые структуры в большей степени, нежели сетевые структуры других направлении, инвестировать в альтернативные виды деятельности.

Продуктовая диверсификация относится как к основному направлению деятельности (разработка товаров с новыми потребительскими свойствами, улучшение существующей линейки продукции), сопутствующим направлениям, обеспечивающим независимость сетевой структуры (к примеру, обеспечение собственной логистикой и торговой сетью), так и к совершенно иным видам деятельности (такие как пищевая промышленность и сельское хозяйство, сфера услуг, финансы и т.д.).

Наибольшее количество элементов сетевых структур горно-металлургического комплекса представлено в Свердловской области. Активы 7 организаций расположены в Оренбургской области, 4 – в Республике Башкортостан, 3 – в Пермском крае, 2 – в Удмуртии, 1 – в Курганской области.

Проведенный анализ свидетельствует, что пространственная структура сетевых организаций горно-металлургического направления определяется, преимущественно, географией размещения ресурсной базы, необходимостью обеспечения доступа к рынкам сбыта, транспортной инфраструктурой. Представляется, что именно эти факторы обусловили такое размещение активов сетевых структур организаций горно-металлургического комплекса.

Так, в соответствии со Стратегией развития горно-металлургического комплекса Свердловской области на плановый период до 2020 года и на перспективу до 2030 годаценность недр Свердловской области составляет 9,5% от общей стоимости недр Российской Федерации в целом и около 30% от общей стоимости недр Уральского региона [14].

Балансовые запасы железных руд размещены неравномерно по территории России. Уральский федеральный округ является вторым по запасам и добыче железных руд, на его долю приходится 14,8% балансовых запасов, 23% добычи сырой руды и 14,5% производства товарной руды. При этом 90% размещены в 25 месторождениях Свердловской области и 10% — в 24 месторождениях Челябинской области.

Роль минерально-сырьевой базы региона довольно значима для России по многим полезным ископаемым, добыча железной руды в Свердловской области составляет 20,5% от общероссийской добычи, ванадия – 97% [14].

 

Машиностроительный комплекс

Более сложной и разветвленной организацией обладают машиностроительные сетевые структуры, прежде всего, оборонно-промышленного комплекса.

В отличие от предприятий горно-металлургического комплекса, где взаимосвязи между элементами сетевой структуры, преимущественно определяются напрямую производственной цепочкой от поставки ресурсов до выпуска готовой продукции — вертикальная интеграция (кооперация), что предполагает сотрудничество предприятий, находящихся на разных ступенях хозяйствования и выполняющих различные функции и операции, сетевые структуры отрасли машиностроения в большей степени используют положительный эффект горизонтальных связей, что предполагает сотрудничество предприятий, находящихся на одной хозяйственной ступени, и выполняющих идентичные функции, объединяя потенциал предприятий, самостоятельно выпускающих готовую продукцию.

Запарий В.В., Запарий В.В., Гуансян Ч. [5, с.883] отмечают, что практика управления крупными производствами в наукоемких и капиталоемких отраслях промышленности предполагает многоуровневое вертикально и горизонтально организованное взаимодействие различных контрагентов. Это продиктовано как технической сложностью самих изделий, так и географическим расположением предприятий и организаций, включенных в производственный процесс.

Взаимосвязь элементов производственной сетевой структуры машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса представлена на рис. 1.

 

Взаимосвязи элементов сетевой структуры машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса

Рисунок 1. Взаимосвязи элементов сетевой структуры машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса

 

Взаимосвязи элементов в данном виде структур носят нелинейный, непрямой характер, что предполагает наличие взаимообмена, в том числе одноименными ресурсами (к примеру, обмен научными разработками, кадрами и т.д.), получение и/или передачу ресурсов одновременно нескольким элементам сетевой структуры, более гибкий характер взаимосвязей элементов.

Специфика взаимосвязи элементов в данной отрасли, на наш взгляд, объясняется тем, что машиностроительный комплекс является наиболее высокотехнологичным сектором экономики. При этом для уральских предприятий в настоящий момент характерен высокий моральный и физический износ оборудования.

Так, в соответствии со Стратегией развития машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса Свердловской области на период до 2020 года [15], средний возраст активной части основного капитала в машиностроительных производствах Свердловской области превышает 15-20 лет. Требуется коренная технологическая модернизация производственного потенциала отрасли, ее полное техническое перевооружение, что предполагает значительные финансовые и временные затраты.

Горизонтальная кооперация элементов сетевых структур машиностроительного комплекса позволяет частично решить данную проблему, в том числе, за счет соответствующей формы организации взаимосвязей элементов в хозяйственном процессе и максимального использования человеческого капитала.

Такая стратегия соответствует модели эндогенного экономического роста на основе распространения знаний и выгод от человеческого капитала, первые модели которой были построены К. Эрроу [18], Х. Узава [26], Е. Шешински [25], П. Ромером [23,24] и другими. В работах П. Ромера [23,24], а также Ж. Гроссмана и Е. Хэлпмана [20], в частности, источником прогресса выступает научно-исследовательская деятельность, а долгосрочный темп роста зависит от инфраструктурных и институциональных факторов.

Примером реализации данной модели может служить Государственная корпорация «Ростех», включающая 19 самостоятельных холдинговых структур, а также не холдинговые организации. В регионах Урала представлены практически все холдинговые структуры ГК «Ростех», здесь расположены 65 предприятий и организаций, относящихся к Госкорпорации. Корпорация как сетевая структура обеспечивает для своих элементов взаимосвязь между наукой и производством, разработку наиболее перспективных технологи, внедрение передовых ноу-хау и способствует эффективной кооперации российских предприятий машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса.

Объединение потенциала науки и производства внутри сетевой структуры происходит за счет обеспечения цикла от разработки, создания опытно-экспериментальных производств до серийного выпуска изделий, материалов и оборудования.

Предприятия при вхождении в единую холдинговую структуру за счет взаимосвязи элементов на основе кооперации получают дополнительные возможности по использованию производственных, технических, интеллектуальных и иных ресурсов партнеров. Взаимосвязь элементов сетевой структуры обеспечивает расширение компетенций, исключение избыточности производств, унификацию разработки и производства. Кроме того обеспечивается единая стратегия развития как внутри холдингов, так и внутри государственной корпорации, концентрация бюджетных и собственных средств холдингов на прорывных, стратегических направлениях.

Широко представлена на Урале сеть «Росатом», которая также отнесена к сетевым структурам машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса.

Проведенный анализ элементов сетевой структуры позволяет говорить о том, что структурная композиция сети обусловлена основными направлениями деятельности госкорпорации. Взаимосвязи элементов сети четко определяются производственной цепочкой от добычи ресурсов и их обработки до получения готового продукта (в частности, электроэнергии) и утилизации полученных в процессе производства отходов, что отличает данную сетевую структуру от других сетевых организаций машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса, сближает ее сетевыми структурами горно-металлургического комплекса.

При этом на Урале представлены практически все этапы (за исключением направления проектирования атомных электростанций, атомный ледокольный флот и ветроэнергетика) производственной цепочки сетевой структуры «Росатом». Прослеживается прямой последовательный характер взаимосвязей основных элементов сетевой структуры. Таким образом, взаимосвязь элементов сетевой структуры госкорпорации «Росатом» является, скорее, исключением среди машиностроительных сетевых структур.

В отличие от пространственного размещения сетевых организаций горно-металлургического комплекса, ориентированных, преимущественно, на расположение ресурсной базы, пространственное размещение сетевых структур машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса в значительной степени сосредоточено в крупных городах.

Так, машиностроительные производства Свердловской области сконцентрированы преимущественно в областном центре – городе Екатеринбурге, где расположено почти 40% от общего количества машиностроительных предприятий. В городе Екатеринбурге представлены машиностроительные предприятия, достаточно сильно различающиеся как по размерам и объемам производства, так и по специализации.

Представляется, что указанная специфика также обусловлена большей зависимостью машиностроительных производств от развития научно-исследовательской деятельности и человеческого капитала, сосредоточенных в крупных городах.

 

Пищевая промышленность и сельское хозяйство

К отраслям пищевой промышленности и сельского хозяйства можно отнести 11 сетевых структур, элементы которых представлены в Уральском экономическом районе.

Пищевая промышленность и сельское хозяйство в данном случае сознательно не разделяются. Сетевые структуры пищевой промышленности и сельского хозяйства, представленные в Уральском экономическом районе, — это агропромышленные холдинги, объединения предприятий с полным циклом производства продукции, или стремящиеся к обеспечению полного цикла производства пищевой продукции. Таким образом, в состав данных сетевых структур, как правило, входят элементы и сельского хозяйства и пищевой промышленности.

К примеру, ООО «N» — предприятие замкнутого цикла производства, которое включает выращивание племенного яйца, кормопроизводство, производство и переработку мяса бройлера, свинины, говядины и дальнейшую реализацию продукции через магазины фирменной торговли и других торговых сетей.

Компания «NN» объединяет около 70 предприятий сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности и имеет следующие структурные элементы:

  • департамент сельского хозяйства — растениеводство, животноводство, свиноводство и овощеводство;
  • мукомольно-зерновой департамент — производство мукомольной, комбикормовой продукции и макаронных изделий;
  • департамент птицеводства — яичное, бройлерное и колбасное производства, производство инкубационного яйца;
  • департамент кондитерского, хлебопекарного и молочного производств;
  • департамент торговли.

На основании проведенного анализа, взаимосвязь элементов сетевых структур, относящихся к пищевой промышленности и сельскому хозяйству, расположенных в Уральском экономическом районе, условно можно представить следующим образом.

 

 Взаимосвязь элементов сетевых структур, относящихся к пищевой промышленности и сельскому хозяйству, расположенных в Уральском экономическом районе

Рисунок 2. Взаимосвязь элементов сетевых структур, относящихся к пищевой промышленности и сельскому хозяйству, расположенных в Уральском экономическом районе

 

На рисунке 2 отражен прямой характер взаимосвязей элементов сетевой структуры. Имеются как последовательные, так и параллельные взаимосвязи. Взаимосвязи элементов носят более гибкий характер, предполагая передачу ресурсов широкому кругу элементов.

Взаимосвязь элементов сетевых структур пищевой промышленности и сельского хозяйства обеспечивает предприятия производства готовой продукции собственным сырьем. Полный цикл включает этапы от производства кормов до переработки сельскохозяйственной продукции и ее продажи. Политика производства продукции из собственного сырья позволяет обеспечивать качество и свежесть продукции, контролировать ценообразование.

Особенности природно-климатического расположения регионов Урала определили специфику направлений деятельности данных сетевых структур. Большинство сетевых структур, действующих в отрасли пищевой промышленности и сельского хозяйства, занимаются производством животноводческой продукции. Это, прежде всего, птицеводство, свиноводство и переработка молока.

По данным исследований [1, 10, 13], именно мясная и молочная продукция в настоящее время наиболее востребована на отечественном рынке в силу низкого уровня самообеспеченности.

Для Уральского экономического района, по результатам проведенного анализа, наиболее значимой сетевой структурой пищевой промышленности и сельского хозяйства можно назвать «Космос групп». Сетевая структура является одним из крупнейших в России агрохолдингов с полным производственно-сбытовым циклом. В состав «Космос групп» входят три птицефабрики, предприятие по переработке молока, состоящее из шести производственных площадок, три свинокомплекса, два мясокомбината, один хладокомбинат и три комбикормовых завода.

В трех регионах Урала к сетевой структуре принадлежат 17 элементов: в Республике Удмуртия – 12 предприятий и организаций, в Пермском крае – 4 предприятия, в Республике Башкортостан – 1 предприятие. Следует отметить, что штаб квартира сетевой структуры также расположена на Урале — в городе Ижевске.

Проведенный анализ пространственного и функционального размещения производственных сетевых структур пищевой промышленности и сельского хозяйства, представленных в Уральском экономическом районе, позволяет особо выделить Челябинскую область.

Наряду с Республикой Башкортостан в Челябинской области представлены элементы 6 сетевых структур пищевой промышленности и сельского хозяйства. Но, в отличие от Башкирии, где находятся 11 элементов – предприятий и организаций пищевой промышленности и сельского хозяйства, относящихся к соответствующим сетевым структурам, в Челябинской области таких элементов 29.

Кроме того, в Челябинской области размещаются штаб квартиры 5 сетевых структур, относящихся к пищевой промышленности и сельскому хозяйству, представленные в Уральском экономическом районе. В то же время в Республике Башкортостан размещаются штаб квартиры 2 сетевых структур, штаб квартира 1 сетевой организации размещена в Республике Удмуртия. В других регионах Уральского экономического района штаб квартиры подобных сетевых структур не представлены.

Элементы 4 сетевых структур, относящихся к пищевой промышленности и сельскому хозяйству, с четырьмя элементами размещены в Свердловской области. Элементы 3 сетевых структур с семью элементами расположены в Пермском крае. Один элемент одной сетевой структуры, относящейся к пищевой промышленности и сельскому хозяйству, находится в Оренбургской области.

Таким образом, наиболее активно на Урале сетевые структуры пищевой промышленности и сельского хозяйства действуют в Челябинской области.

 

Иные производства

Помимо указанных выше направлений экономической деятельности в Уральском экономическом районе представлены сетевые структуры, относящиеся к химической промышленности (7 сетевых структур), производству строительных материалов (3 сетевых структуры), лесной и деревообрабатывающей промышленности (2 сетевых структуры) и финансово-инвестиционной деятельности в разных сферах (2 сетевые структуры).

К финансово-инвестиционным многоотраслевым сетевым структурам можно отнести группу «Синара», расположенную в городе Екатеринбурге Свердловской области, а также группа компаний «РЕНОВА» со штаб квартирой в Москве.

Группа «Синара» — диверсифицированная компания, объединяющая 18 предприятий различной отраслевой направленности, многоотраслевой холдинг имеющий в качестве основных направлений деятельности машиностроение, финансовые услуги, девелопмент, металлоснабжение. В качестве операциональных направлений занимается туристическим бизнесом, агробизнесом и энергетическим бизнесом. Элементы сетевой структуры представлены в Свердловской области.

Взаимосвязь элементов сетевой структуры позволяет осуществлять эффективные инвестиции, а также обеспечивает внедрение современных технологий управления бизнесом, с учетом единых принципов ведения производственной, технологической, инвестиционной, социальной и информационной политик. Деятельность компании направлена на эффективные инвестиции и повышение стоимости бизнеса.

Группа Компаний «РЕНОВА»  — сетевая структура, состоящая из управляющих компаний, фондов прямых и портфельных инвестиций, владеющих и управляющих активами в металлургической, нефтяной, машиностроительной, горнодобывающей, строительной отраслях, энергетике, телекоммуникациях, нанотехнологиях, ЖКХ и финансовом секторе в России и за рубежом.

 

Выводы

Проведенное исследование позволяет засвидетельствовать факт сохранения Уральского экономического района как единого макрорегиона. Несмотря на глубокие рыночные преобразования 90-х гг. прошлого века, связи предприятий внутри района в значительной степени сохранились. Однако в связи с изменением формы собственности произошло переформатирование организационных механизмов функционирования этих предприятий. Территориально-производственные комплексы, промышленные узлы трансформировались полностью или частично в производственные сетевые структуры.

Из порядка 55 производственных сетевых структур наибольшее число — 18 – относятся к сетевым структурам горно-металлургического комплекса.

Тесную взаимосвязь с горно-металлургическим комплексом имеет отрасль машиностроения и оборонно-промышленный комплекс, характеризующийся на Урале большей долей металлоемких производств, а также ориентацией на продукцию военного и специального назначения. Порядка 12 производственных сетевых структур можно отнести к машиностроительному и оборонно-промышленному комплексу.

Большое внимание в регионах Урала, прежде всего, в Челябинской области и Республике Башкортостан, уделено сетевыми структурами пищевой промышленности и сельскому хозяйству. В Уральском экономическом районе расположены элементы 11 сетевых структур данной отрасли, при этом для 8 из них на Урале расположены штаб квартиры (5 из них — в Челябинской области).

Большинство сетевых структур в силу природно-климатических особенностей регионов Урала занимаются производством животноводческой продукции. Это, прежде всего, птицеводство, свиноводство и переработка молока.

Достаточно развита на Урале химическая отрасль, особенно в Республике Башкортостан и Пермском крае, где в каждом регионе расположены элементы 4 сетевых структур.

В Свердловской, Челябинской областях и Республике Башкортостан размещены элементы сетевых структур промышленности строительных материалов. Все сетевые структуры носят международный характер.

На Урале представлены также сетевые структуры, относящиеся к лесной и деревообрабатывающей промышленности.

На основании проведенного анализа можно говорить о том, что объединение производственных предприятий и организаций в сетевые структуры позволяет им получить ряд существенных преимуществ, прежде всего, повысить конкурентоспособность на рынке товаров и услуг, а также обеспечить стабильность своей деятельности.

Для сетевых структур, представленных на Урале, относящихся к различным отраслям экономики, доминирующие преимущества создания сетевой структуры могут быть различны. Определить доминирующее преимущество позволяет анализ взаимосвязей между элементами сетевых структур.

Элементы сетевых структур горно-металлургического комплекса имеют, как правило, вертикальные связи, обеспечивающие замкнутый цикл производства. В процессе консолидации, прежде всего, металлургических и горнодобывающих предприятий в производственные сетевые структуры такие структуры, как и сами предприятия — элементы, входящие в их состав, получают важные конкурентные преимущества и усиление рыночных позиций: обеспечение сбыта горнорудного сырья для горнодобывающих компаний и надежная сырьевая база для металлургических производств. Такая стратегия обеспечивает независимость от контрагентов и устойчивость сетевой структуры.

Сетевые структуры отрасли машиностроения в большей степени используют систему горизонтальных связей, объединяя потенциал предприятий, самостоятельно выпускающих готовую продукцию.

Являясь наиболее высокотехнологичным сектором экономики, сетевые структуры машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса, в том числе, Уральские, находятся в сильной зависимости от научно-технологического и материально-технического состояния производств. Сетевые структуры в данном случае обеспечивают для своих элементов взаимосвязь между наукой и производством, разработку наиболее перспективных технологи, и способствует эффективной кооперации элементов, создавая дополнительные возможности по использованию производственных, технических, интеллектуальных и иных ресурсов партнеров.

Элементы сетевых структур пищевой промышленности и сельского хозяйства имеют, как правило, и вертикальные и горизонтальные связи, обеспечивающие замкнутый цикл производства при его диверсификации. Такая стратегия позволяет обеспечить контроль качества конечной продукции, что особенно актуально для пищевой промышленности, а также устойчивость сетевых структур на рынке.

Взаимосвязи элементов сетевых структур иных отраслей, представленных в Уральском экономическом районе, как правило, не имеют принципиальных особенностей по сравнению с представленными выше направлениями. Они сочетают вертикальные и горизонтальные связи по схемам, схожим с сетевыми структурами горно-металлургического комплекса, отчасти, машиностроительного комплекса – в большей или меньшей степени в зависимости от роли ресурсной базы в производственном процессе или технологичности производства.

Большинство сетевых структур, так или иначе, стремятся к диверсификации производства, что делает взаимосвязь их элементов схожей со схемой взаимосвязи элементов сетевых структур пищевой промышленности и сельского хозяйства.

Помимо указанного, взаимосвязь элементов практически всех производственных сетевых структур позволяет осуществлять инвестиции более эффективно, за счет чего обеспечивает внедрение современных технологий, позволяет использовать материальные и кадровые ресурсы с наибольшей отдачей, а также осуществлять контроль качества с большей результативностью за счет единой системы управления на всех этапах производства продукции, единых стандартов и норм на различных производственных площадках и предприятиях сетевой структуры.

 

Список литературы

  1. Аганбегян А.Г., Порфирьев Б.Н. Замещение импорта продовольствия и развитие «зеленой» агроэкономики как стратегические ответы на антироссийские секторальные санкции // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. 2015. № 2. С. 16–27
  2. Глумов А.А. Сетевые структуры в экономике и их типология в условиях неоиндустриальных преобразований // Вестник Самарского государственного экономического университета. 2018. № 2 (160). С.9-16
  3. Глумов А.А. Исследование хозяйственных связей Свердловской области с регионами Урала // Управленец. 2018. Т. 9. № 1. С. 8-13
  4. Глумов А.А., Шитиков С.А. Исследование межрегиональных хозяйственных связей в пространстве макрорегиона (на примере Уральского экономического района) // Научные труды Вольного экономического общества России. 2018. Т. 209. № 1. С. 261-287
  5. Запарий В.В., Запарий В.В., Гуансян Ч. Формирование протокластеров в танковой промышленности Урала в 1941–1945 гг. // Экономика региона. 2017. Т. 13, вып. 3. C. 883-894
  6. Концепция промышленной политики Пермского края до 2020 года. Министерство промышленности, предпринимательства и торговли Пермского края. Официальный сайт [Электронный ресурс]. URL:http://permtpp.ru/upload/iblock/f05/kontseptsiya-promyshlennoy-politkii.pdf (дата обращения: 01.09.2018 г)
  7. Коршунов Л.А., Никонов Н.М. Сетевые взаимодействия в регионе Большого Алтая // Экономика региона. 2017. Т. 13, вып. 4. С. 1123-1137
  8. Курушина Е. В., Петров М. Б. Критерии успешности проектов пространственного развития на основе межрегиональной интеграции // Экономика региона. 2018. Т. 14, вып. 1. С. 176-189
  9. Макаров А. Б. Главные типы техногенно-минеральных месторождений Урала. Условия формирования, особенности состава и направления использования // Известия Уральского государственного горного университета. 2007. № 22. С. 61–68.
  10. Милосердов В. Санкции, эмбарго продовольствия, импортозамещение // Экономика сельского хозяйства России. 2014. № 11. С. 13–20.
  11. Новиков Н. И., Салихов В. А. Некоторые аспекты экономической оценки техногенных месторождений как перспективного сырья для металлургической промышленности// Вестник Томского государственного университета. 2016. № 1 (33). С. 38–53. (Экономика).
  12. Потравный И. М., Новоселов А. Л., Новоселова И. Ю. Оптимизация использования ресурсов техногенных месторождений с учетом факторов неопределенности // Экономика региона. 2017. Т. 13, вып. 4. С. 1280-1290
  13. Самыгин Д. Ю., Барышников Н. Г., Мизюркина Л. А. Проектная модель развития аграрной экономики: продовольственный аспект // Экономика региона. 2017. Т. 13, вып. 2. С. 591-603
  14. Стратегия развития горно-металлургического комплекса Свердловской области на плановый период до 2020 года и на перспективу до 2030 года [Электронный ресурс]. URL:http://sospp.ru/wp-content/uploads/Стратегия-30-ГМК-СО.docx (дата обращения: 10.06.2018 г.)
  15. Стратегия развития машиностроительного и оборонно-промышленного комплекса Свердловской области на период до 2020 года (актуализированная) [Электронный ресурс]. URL: http://economy.midural.ru/sites/default/files/documents/strategiya_2020_mash.pdf (дата обращения: 10.12.2017 г.)
  16. Султанов Г. С., Алиев Б. Х., Мазанаев Р. И., Джабраилов Ш. И. Сетевое взаимодействие как ключевой фактор развития интеграции науки, образования и бизнеса // Фундаментальные исследования.2016. № 9–1. С. 198–202.
  17. Чернов С. А. Инновационные сети. 2006. [Электронный ресурс] URL: http://www.chronos.msu.ru/old/RREPORTS/problema_vremeni/chernov_innovatsionnye.htm (дата обращения 20.02.2018).
  18. Arrow K. J. The Economic Implication of Learning by Doing // The Review of Economic Studies. 1962. № 29.pp. 155–173.
  19. Carree M., Thurik R. Industrial structure and economic growth / Вкн. D. B. Audretsch, R. Thurik. Innovation, Industry Evolution, and Employment. — Cambridge: Cambridge University Press, 1999. pp. 86–110.
  20. Grossman G., Helpman E. Innovation and Growth in the Global Economy. — Cambridge, MA : MIT Press, 1991. 359 р.
  21. Malmberg A., Maskell P. The elusive concept of localization economies: towards a knowledge-based theory of spatial clustering // Environment and Planning. 2002. A 34 (3).pp. 429–449.
  22. Myrdal G. Economic theory and Underdeveloped Regions. London: Duckworth, 1957. 168 р.
  23. Romer P. M. (1990). Endogenous Technological Change // Journal of Political Economy. 1990. № 98 (oct.), part II.pp. 71–102.
  24. Romer P. M. Increasing Returns and Long-Run Growth // Journal of Political Economy. 1986. № 94 (oct.).pp. 1102–1037.
  25. Sheshinski E. Optimal accumulation with learning by doing / Вкн. K. Shell. Essays on the Theory of Optimal Economic Growth. — Cambridge: MIT press, 1967.pp. 31–52.
  26. Uzawa H. Optimal Technical Change in an Aggregative Model of Economic Growth // International Economic Review. 1968. № 6 (jan.).pp. 18–31.

 

References

  1. Aganbegyan A. G., Porfir’yev B. N. Substitution of food imports and the development of a green agro-economy as strategic responses to anti-Russian sectoral sanctions [Zameshcheniye importa prodovol’stviya i razvitiye «zelenoy» agroekonomiki kak strategicheskiye otvety na antirossiyskiye sektoral’nyye sanktsii]// Economics of agricultural and processing enterprises. 2015. № 2. P. 16–27
  2. Glumov A.A. Network structures in the economy and their typology in the context of neo-industrial transformations [Setevyye struktury v ekonomike i ikh tipologiya v usloviyakh neoindustrial’nykh preobrazovaniy]// Bulletin of the Samara State University of Economics. 2018. No. 2 (160). P.9-16
  3. Glumov A.A. Study of economic relations of the Sverdlovsk region with the regions of the Urals [Issledovaniye khozyaystvennykh svyazey Sverdlovskoy oblasti s regionami Urala]// Manager. 2018. Vol. 9. No. 1. P. 8-13
  4. Glumov A.A., Shitikov S.A. The study of interregional economic relations in the space of the macro-region (on the example of the Ural economic region) [Issledovaniye mezhregional’nykh khozyaystvennykh svyazey v prostranstve makroregiona (na primere Ural’skogo ekonomicheskogo rayona)]// Scientific works of the Free Economic Society of Russia. 2018. T. 209. No. 1. P. 261-287
  5. Zapariy V.V., Zapariy V.V., Guansyan C.H. Formation of protoclusters in the tank industry of the Urals in 1941–1945 [Formirovaniye protoklasterov v tankovoy promyshlennosti Urala v 1941–1945 gg.] // Economy of the region. 2017. V. 13, no. 3. C. 883-894
  6. The concept of the industrial policy of the Perm region until 2020. Ministry of Industry, Entrepreneurship and Trade of the Perm Territory. Official site [Kontseptsiya promyshlennoy politiki Permskogo kraya do 2020 goda. Ministerstvo promyshlennosti, predprinimatel’stva i torgovli Permskogo kraya]. URL: http: //permtpp.ru/upload/iblock/f05/kontseptsiya-promyshlennoy-politkii.pdf (reference date: 01/09/2018)
  7. Korshunov L.A., Nikonov N.M. Network interactions in the region of the Big Altai [Setevyye vzaimodeystviya v regione Bol’shogo Altaya]// Economy of the region. 2017. V. 13, no. 4. P. 1123-1137
  8. Kurushina Ye. V., Petrov M. B. Criteria for the success of spatial development projects based on inter-regional integration [Kriterii uspeshnosti proyektov prostranstvennogo razvitiya na osnove mezhregional’noy integratsii]// Economy of the region. 2018. Vol. 14, no. 1. pp. 176-189
  9. Makarov A. B. The main types of technogenic-mineral deposits of the Urals. Formation conditions, composition features and directions of use [Glavnyye tipy tekhnogenno-mineral’nykh mestorozhdeniy Urala. Usloviya formirovaniya, osobennosti sostava i napravleniya ispol’zovaniya]// News of the Ural State Mining University. 2007. No. 22. P. 61–68.
  10. Miloserdov V. Sanctions, food embargo, import substitution [Sanktsii, embargo prodovol’stviya, importozameshcheniye]// Economics of Agriculture of Russia. 2014. No. 11. P. 13–20.
  11. Novikov N. I., Salikhov V. A. Some aspects of the economic evaluation of technogenic deposits as a promising raw material for the metallurgical industry [Nekotoryye aspekty ekonomicheskoy otsenki tekhnogennykh mestorozhdeniy kak perspektivnogo syr’ya dlya metallurgicheskoy promyshlennosti]// Tomsk State University Bulletin. 2016. № 1 (33). Pp. 38–53. (Economy).
  12. Potravnyy I. M., Novoselov A. L., Novoselova I. YU. Optimization of the use of resources of technogenic deposits, taking into account uncertainties [Optimizatsiya ispol’zovaniya resursov tekhnogennykh mestorozhdeniy s uchetom faktorov neopredelennosti]// Economy of the region. 2017. V. 13, no. 4. pp. 1280-1290
  13. Samygin D. YU., Baryshnikov N. G., Mizyurkina L. A. The project model for the development of the agrarian economy: the food aspect [Proyektnaya model’ razvitiya agrarnoy ekonomiki: prodovol’stvennyy aspekt]// Economy of the region. 2017. V. 13, no. 2. pp. 591-603
  14. The development strategy of the mining and metallurgical complex of the Sverdlovsk region for the planned period until 2020 and for the future until 2030 [Strategiya razvitiya gorno-metallurgicheskogo kompleksa Sverdlovskoy oblasti na planovyy period do 2020 goda i na perspektivu do 2030 goda]. URL: http: //sospp.ru/wp-content/uploads/Strategy 30-GMK-CO.docx (appeal date: 10.06.2018)
  15. The development strategy of the machine-building and defense-industrial complex of the Sverdlovsk region for the period up to 2020 (updated) [Strategiya razvitiya mashinostroitel’nogo i oboronno-promyshlennogo kompleksa Sverdlovskoy oblasti na period do 2020 goda (aktualizirovannaya)]. URL: http://economy.midural.ru/sites/default/files/documents/strategiya_2020_mash.pdf (circulation date: 10.12.2017)
  16. Sultanov G. S., Aliyev B. KH., Mazanayev R. I., Dzhabrailov SH. I. Network interaction as a key factor in the development of the integration of science, education and business [Setevoye vzaimodeystviye kak klyuchevoy faktor razvitiya integratsii nauki, obrazovaniya i biznesa]// Basic research.2016. № 9–1. Pp. 198–202.
  17. Chernov S. A. Innovative networks. 2006. [Innovatsionnyye seti. 2006] URL: http://www.chronos.msu.ru/old/RREPORTS/problema_vremeni/chernov_innovatsionnye.htm (access date 02.02.2018).
  18. Arrow K. J. The Economic Implication of Learning by Doing // The Review of Economic Studies. 1962. № 29.pp. 155–173.
  19. Carree M., Thurik R. Industrial structure and economic growth / Вкн. D. B. Audretsch, R. Thurik. Innovation, Industry Evolution, and Employment. — Cambridge: Cambridge University Press, 1999. pp. 86–110.
  20. Grossman G., Helpman E. Innovation and Growth in the Global Economy. — Cambridge, MA : MIT Press, 1991. 359 р.
  21. Malmberg A., Maskell P. The elusive concept of localization economies: towards a knowledge-based theory of spatial clustering // Environment and Planning. 2002. A 34 (3).pp. 429–449.
  22. Myrdal G. Economic theory and Underdeveloped Regions. London: Duckworth, 1957. 168 р.
  23. Romer P. M. (1990). Endogenous Technological Change // Journal of Political Economy. 1990. № 98 (oct.), part II.pp. 71–102.
  24. Romer P. M. Increasing Returns and Long-Run Growth // Journal of Political Economy. 1986. № 94 (oct.).pp. 1102–1037.
  25. Sheshinski E. Optimal accumulation with learning by doing / Вкн. K. Shell. Essays on the Theory of Optimal Economic Growth. — Cambridge: MIT press, 1967.pp. 31–52.
  26. Uzawa H. Optimal Technical Change in an Aggregative Model of Economic Growth // International Economic Review. 1968. № 6 (jan.).pp. 18–31.

Пространственная экономика


Упоминание статьи в отзывах

Отзыв Стукача В.Ф.

Ответы на большие вызовы: база для планирования научных публикаций Аннотация В обзоре анализируются публикации журнала «Региональная экономика и управление: электронный научный журнал». ISSN 1999-2645. — №2 (58)2019. Параметры для анализа: тематика, це …

Читать весь отзыв

Читайте также