Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (58), 2019

Проблемы регионального неравенства в России

Problems of regional inequality in Russia

Авторы


доктор экономических наук, доцент, профессор кафедры экономической безопасности, учета и аудита
Россия, Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова, Кемеровский институт (филиал)
9059655017@mail.ru

Аннотация

В работе изучаются проблемы неравномерности регионального развития в России в контексте явлений периферизации. Рассмотрены особенности исследовательских подходов к центру и периферии на мега-, макро- и мезоуровнях; к изучению частных и комплексных характеристик неравномерности регионального развития. Обоснована целесообразность анализа неравномерности с использованием показателей, отражающих текущее положение и показателей, отражающих перспективы обеспечения экономической безопасности регионов.

Ключевые слова

Регион, неравномерность развития, центр, периферия, полупериферия, экономическая безопасность, показатели экономической безопасности

Рекомендуемая ссылка
Казанцева Елена Геннадьевна
Проблемы регионального неравенства в России// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (58). Номер статьи: 5804. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5804/
Authors

Kasantseva Elena Gennadievna
Doctor of Economics, professor of the Department of Economic Security, accounting and audit
Russia, Russian University of Economics named G.V. Plekhanov, Kemerovo Institute (branch)
9059655017@mail.ru

Abstract

The article is a study the problems of uneven regional development in Russia in the context of the phenomena of peripheralisation. The features of research approaches to the center and periphery at the mega-, macro- and meso-levels are considered; to the study of private and complex characteristics of uneven regional development. The expediency of the analysis of non-uniformity is substantiated using indicators reflecting the current situation and indicators reflecting the prospects for ensuring the economic security of the regions

Keywords

Region, uneven development, center, periphery, semi-periphery, economic security, indicators of economic security

Suggested Citation
Kasantseva Elena Gennadievna
Problems of regional inequality in Russia. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (58). Art. #5804. Date issued: 2019-05-17. Available at: https://eee-region.ru/article/5804/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

В современных условиях неравномерность является характерной чертой развития социально-экономических систем различного уровня (стран, регионов, предприятий) и отдельных личностей. На глобальном уровне сложившаяся система экономических отношений характеризуется резким разрывом в уровне развития и влияния на окружающее пространство стран центра, полупериферии и периферии. Резкие различия в уровне развития характерны и для региональных центров и периферии. На микроуровне возрастает роль крупнейших предприятий-владельцев глобальных цепочек добавленной стоимости, валовый доход которых может превосходить ВВП отдельных государств.

На индивидуальном уровне вопросы неравенства проявляются особенно ярко.  В состоянии крайней нищеты сейчас проживают 783 миллиона человек. Это означает, что они живут менее чем на 1,9 долл. США на человека в день. Повсеместная ликвидация нищеты во всех ее формах является одной из Целей в области устойчивого развития [1], а также предметом исследования и регулирования со стороны Всемирного Банка [2], Международного валютного фонда [3] и других международных организаций, правительств стран.

Регионы являются промежуточным уровнем, на котором формируются условия функционирования бизнеса и жизнедеятельности людей. Усиление регионального неравенства может привести к нестабильности, ухудшению уровня и качества жизни людей в стагнирующих регионах. Именно поэтому вопросы неравномерности регионального развития требуют особого внимания со стороны исследователей и органов власти. Целью работы является исследование проблем неравномерности регионального развития в России и выработка предложений по оценке неравенства и его преодолению.

 

Методы исследования

Для исследования проблем неравенства использована методология мир-системного и системного анализа, методы сравнительного анализа, статистические методы. Для оценки неравномерности регионального развития использованы материалы Росстата, доклады Всемирного банка, Международного валютного фонда, рейтинговых агентств.

 

Результаты исследования

При исследовании вопросов неравномерности развития мирового и регионального развития часто используются термины «центр» и «периферия». Обратим внимание на принципиальные различия в трактовке данных терминов на мега-, макро- и мезоуровнях.

Вопросы центро-периферийных отношений рассматриваются представителями школы мир-системного анализа (Дж. Арриги, И. Валлерстайн,  Б.Ю. Кагарлицкий, Н.В. Осокина, А.И. Фурсов и др.). Центр и периферия представляют собой функциональные блоки капиталистической мир-системы, отличающиеся способом включения в мир-систему, ролью в мир-системном разделении труда, сочетанием выгод и издержек от участия в мировом хозяйстве [4, с. 208]. В настоящее время страной-гегемоном являются США, центр включает страны «большой семерки», Швейцарию, Австралию, Израиль и т.п. К полупериферии принято относить страны первого поколения новых индустриальных стран, Аргентину, Бразилию, Мексику, Индию, Индонезию, Китай, Россию, ЮАР. Большая часть стран с переходной экономикой, стран Азии, Африки и Латинской Америки является периферией.

Государства центра, полупериферии и периферии обладают разным потенциалом развития и взаимного влияния. Между государствами различных слоев мир-системы осуществляется неравный обмен.  Центр получает дополнительные ресурсы для накопления за счет извлечения мир-системной ренты (мир-системная рента – это дополнительные ресурсы, которые центр получает в результате перераспределения прибавочной стоимости, ресурсы, которые дает периферия-донор [4]).

Деятельность центра предполагает относительно более высокую прибыльность по сравнению с периферийной. Государства центра имеют большие возможности, по сравнению с нижележащими мир-системными блоками, устанавливать правила игры, притягивать, удерживать и эффективно использовать капитал на своей территории, поскольку в зонах полупериферии и периферии наблюдается более высокая экономическая и политическая нестабильность, выше степень раздробленности рынков.

Вопросами неравномерности развития региональных центров и периферии занимались Дж. Фридман, В. Кристаллер, Н.А. Галактионова, Н.В. Зубаревич, Е.А. Коломак, Е.Э. Колчинская, А.С. Макарычев, И.В. Манаева,   С.Н. Растворцева, А.И. Татаркин, О.В. Цветкова и др. В исследованиях региональной экономики в понятия «центр» и «периферия» не вкладывается смысл, отражаемый представителями теории мир-системного анализа, связанный с отношениями эксплуатации.

Под периферией при анализе региональных и внутрирегиональных различий в традиционном смысле понималась удаленная от центра местность. Впоследствии в понятие «центр» и «периферия» стали вкладываться содержательные характеристики, отражающие роль данных блоков в развитии страны. Под центром понимается территориальное образование, в котором сосредоточены финансовые и управленческие ресурсы, передовые технологии и достижения, которые транслируются в остальные территории. Периферия является потребителем инноваций и поставщиком ресурсов, в том числе кадровых. Полупериферия представляет собой регионы, утратившие статус центра, либо регионы, оторвавшиеся от периферии по уровню развития.

В настоящее время ряд авторов ведет речь об изменении характера отношений между центром и периферийными регионами внутри страны. Так, В.А. Крюков отмечает, что периферийность «раздвигает» свои экономические границы и необязательно связывается с географической удаленностью и транспортной доступностью. В определенном смысле наблюдается движение периферии с востока на запад и даже с юга в центр. С одной стороны, на периферии экономических интересов и общества, и государства оказываются такие направления, как освоение обширных земельных, лесных и прочих угодий. С другой стороны, периферийность охватывает и многие «экстерриториальные» сферы и виды деятельности, к числу относятся вопросы социального жизнеобеспечения и в целом повышения качества жизни населения [5, с. 2-4]. Результатом усиления периферийности внутри страны является отток капитала и населения из проблемных регионов.

Вопросы отношений между российскими региональными центрами и региональной периферией исследуются А.Н. Буфетовой М.В. Панасюком, А.В. Руденко и др. Изучая особенности развития городов-региональных центров и региональной периферии, А.Н. Буфетова приходит к выводу, что импульсы развития достигают лишь ближайшей периферии, а слабая связанность пространства делает практически невозможной  передачу импульсов на дальнюю периферию, для которой характерна более высокая, по сравнению с региональным центром, изношенность инфраструктуры и истощенность человеческого капитала [6, с. 68]. Внутрирегиональная периферизация в своем крайнем проявлении приводит к опустыниванию территорий.

Следует обратить внимание и на проблему цифрового неравенства между центром и периферией. На уровне доступа к услугам, предоставляемых посредством сети Интернет, проблема, как видится, будет устранена в ближайшем будущем.  Однако проблема неравномерности, связанная с генерацией цифровых технологий, созданием технологических платформ и производством цифровых инноваций будет нарастать. Центр будет выступать генератором, производителем и потребителем цифровых технологий, а периферия – только потребителем.

Дифференциация регионального развития является как стимулом, так и тормозом экономического развития. Границы неравенства, в пределах которых происходит стимулирование и сдерживание темпов развития, пока определены не во всех сферах. Наиболее проработанной является социальная сфера. В качестве примера можно привести показатель неравномерности распределения доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения, для которого определено пороговое значение в 8%. При превышении данного значения усиливается социальная напряженность и нестабильность. В Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года [7] установлен целевой показатель пространственного развития «межрегиональная дифференциация индекса человеческого развития по отношению к уровню 2017 года». К 2025 году его значение должно составлять по инерционному сценарию 101%, по целевому – 97%. Что касается экономических показателей, то границы дифференциации по ним не определены ни в отношении отдельных регионов, ни в отношении хозяйствующих субъектов.

Исследования неравномерности регионального развития, исходя из критерия широты и комплексности анализа, можно разделить на две группы.

1. Исследование отдельных характеристик неравномерности развития посредством анализа показателей, относимых к определенной сфере. Например, исследование неравномерности развития социальной, инновационной, инвестиционной и других сфер.

Примером данного подхода может служить количественный анализ динамики и уровня региональных диспропорций по показателю «ВРП на душу населения», представленный в работе М.М. Макенова [8], а также исследование бюджетов российских регионов, проведенное специалистами   рейтингового агентства «Эксперт РА» [9]. Обширные исследования в рамках данного подхода проводятся при изучении неравенства в социальной сфере. Примером могут служить исследование неравенства и доходов и богатства в мировом масштабе [10], проводимое Международным коллективом авторов World Inequality Lab, рейтингование регионов по зарплатам [11], качеству жизни [12], проводимое рейтинговым агентством «РИА Рейтинг» и др. Данный подход позволяет дать детальную оценку неравенства в определенной сфере.

2. Интегральные исследования проводятся с целью обобщения результатов комплексного анализа положения населения региона, регионального бизнеса, состояния бюджетной системы региона, эффективности деятельности органов власти и пр.

Заслуживает внимания интегральный рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ, проводимый рейтинговым агентством «РИА Рейтинг» [13]. Рейтинг построен на основе агрегирования ключевых показателей регионального развития, объединенных в 4 группы: показатели масштаба экономики, показатели эффективности экономики, показатели бюджетной сферы, показатели социальной сферы. Результаты рейтинга позволяют судить о позициях того или иного региона, а также определять динамику их развития. В 2017 году регионы, занимающие первые и замыкающие позиции в рейтинге, в основном остались на прежних позициях. Первые места занимают Москва, Санкт-Петербург и Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, последние – Республика Калмыкия, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Алтай, Республика Ингушетия, Республика Тыва, Еврейская автономная область.

В рамках данного подхода также представляет интерес исследование, проводимое специалистами фонда «Росконгресс» и рейтингового агентства «Эксперт РА [14]. Для интегральной оценки текущего уровня дифференциации развития российских регионов и для оценки динамики изменений дифференциации региональной экономики используется индекс экономического здоровья регионов, который рассчитывается по трем группам показателей: экономическое здоровье населения региона; экономическое здоровье регионального бизнеса; экономическое здоровье консолидированного бюджета региона.

Авторы исследования отмечают, что за 2018 год у большинства регионов была положительная динамика анализируемых показателей, однако при этом сохраняется пропасть между значениями ключевых метрик регионов с высоким и низким текущими уровнями развития. По результатам исследования составлены портреты ведущего и отстающего регионов.

Ведущие регионы отличает наличие сырьевой или институциональной ренты, в отдельных случаях дополненной высоко диверсифицированным обрабатывающим сектором. Эти регионы улучшают свои показатели, в том числе благодаря действию положительной обратной связи: ресурсы запускают экономическую и инвестиционную активность, что повышает уровень развития региона и его привлекательность для инвесторов.

Для отстающих регионов характерно отсутствие сырьевой ренты, слабо развитый корпоративный сектор, зависимость региональной экономики от бюджетного финансирования, отток населения в более развитые регионы. Такие регионы могут показывать заметную положительную динамику благодаря небольшому импульсу и эффекту низкой базы. Но, чтобы догнать ведущие регионы, им нужно на протяжении ряда улучшать свои характеристики с опережающими темпами.

Интегральные рейтинги позволяют нивелировать разнонаправленные тенденции движения отдельных показателей. В рамках проводимых интегральных исследований можно получить общую оценку социально-экономического положения и уровня неравномерности регионального развития.

На наш взгляд, при анализе неравномерности развития регионов также целесообразно акцентировать внимание на показателях экономической безопасности. Неравномерность пространственного развития Российской Федерации, усиление дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню и темпам социально-экономического развития относится к угрозам и вызовам экономической безопасности страны, обозначенным в Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года [15].

В последние годы неравномерность регионального развития имеет тенденцию к снижению. В Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года [7] констатируется, что в России в течение последних 10 лет в результате проводимой государственной политики регионального развития наблюдается сокращение межрегиональных социально-экономических диспропорций, при этом высокий уровень межрегионального социально-экономического неравенства продолжает оставаться одной их проблем пространственного развития страны.  Сокращение уровня межрегиональной дифференциации в социально-экономическом развитии субъектов Российской Федерации и снижение внутрирегиональных социально-экономических различий является одним из основных направлений региональной политики.

В Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года обозначены сорок показателей, используемых для оценки экономической безопасности страны. Большинство из обозначенных в Стратегии показателей целесообразно использовать и для оценки экономической безопасности регионов [16].

При проведении анализа показатели экономической безопасности регионов предлагается разделить на две группы:

  • показатели, отражающие текущее состояние экономической безопасности региона (например, ВРП на душу населения; индексы цен; коэффициент напряженности на рынке труда и др.);
  • показатели, отражающие перспективы обеспечения безопасности региона (доля населения трудоспособного возраста в общей численности населения; доля инвестиций в основной капитал в процентах к ВРП; темпы роста инвестиций в основной капитал; доля высокотехнологичной и наукоемкой продукции в ВРП; дефицит регионального бюджета, приток/отток населения, в процентах к населению региона; государственный долг в процентах к доходной части бюджета и пр.).

Деление показателей на две группы обусловлено необходимостью оценки текущего состояния, прогнозирования регионального неравенства и выработки комплекса мероприятий по нивелированию его возможных критических проявлений в будущем. Показатели, отражающие перспективы обеспечения безопасности региона, по сути являются показателями, проецирующими основу будущей неравномерности.

Рассмотрим на примере взаимосвязь показателей из двух групп, начиная с 2000-го года на основе информации, представленной Федеральной службой государственной статистики [17]. Для оценки текущего неравенства регионального развития используется показатель «размер ВРП на душу населения». В 2000 году разрыв между размером ВРП на душу населения между лидирующей по данному показателю Тюменской областью (176917,9 руб.) и замыкающей рейтинг Республикой Ингушетия (6667,9 руб.) составлял 26,53 раза. В 2017 году разрыв по данному показателю между лидером Тюменской областью (1900322,7 руб.) и республикой Ингушетия (114844,1) составил 16,54 раза. Степень регионального неравенства по данному показателю снизилась, но продолжает оставаться значительной.

Лидерство в первой десятке по показателю «размер ВРП на душу населения» в 2017 году (как и в 2000 году) сохранили г. Москва, Тюменская, Магаданская, Сахалинская области, Красноярский край, республики Саха (Якутия), Коми, Чукотский автономный округ. Состав последней десятки также не подвергся существенным изменениям. В ее составе остались Ивановская область, республики Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Северная Осетия-Алания, Тыва, Дагестан, Ингушетия.

Остановимся более подробно на показателях, отражающих перспективы развития и обеспечения экономической безопасности региона в будущем. При проведении сравнения регионов-лидеров и регионов, отстающих по показателю «объем инвестиций в основной капитал на душу населения» за 2000 и 2018 годы, выявлено, что шесть из десяти регионов-лидеров сохранили свои позиции в первой «десятке» (Тюменская, Сахалинская, Ленинградская, Магаданская области, Республика Саха (Якутия), г. Москва). В составе последней «десятки» остались пять регионов (Республика Северная Осетия – Алания, Республика Марий Эл, Республика Тыва, Ивановская область).

В 2000 году разница между первым (Тюменская область, объем инвестиций в основной капитал на душу населения 62011 руб.) и последним в рейтинге регионе (республика Тыва, объем инвестиций в основной капитал на душу населения 922 руб.) составила 67,26 раза. Если выделить отдельно из состава Тюменской области Ямало-Ненецкий автономный округ с максимальным значением показателя 165811 руб., то разница между Ямало-Ненецким автономным округом и республикой Тыва составит 179,83 раза. Средний показатель в России составлял 7949 руб.

В 2018 году разрыв между первым (Тюменская область, 627473 руб.) и последним (Ивановская область, 29571 руб.) составил 21,22 раза. Если выделить из состава Архангельской области Ненецкий автономный округ с максимальным значением показателя 1827626 руб., то разница между Ненецким автономным округом и Ивановской областью составит 61,8 раза. Средний показатель в России 119832 руб. Данные свидетельствуют, что разрыв между первым и последним регионами по показателю «объем инвестиций в основной капитал на душу населения» выше, чем по показателю «размер ВРП на душу населения», что позволяет сделать прогноз о сохранении и углублении неравенства в будущем. При этом следует отметить, что разрыв между первым и последним в перечне регионом сократился с 67,26 раза до 21,22 раза.

По показателю «темпы роста инвестиций в основной капитал в сопоставимых ценах» за 2000-2018 годы лидерами являлись республика Калмыкия (рост в 17,21 раза), республика Ингушетия (10,01 раза), республика Саха (Якутия) (6,07 раза), Тульская область (6,04 раза), республика Дагестан (5,73 раза), Красноярский край (5,12 раза). При этом следует принимать во внимание, что наблюдались пиковые темпы роста инвестиций в экономику ряда регионов в отдельные годы (например, в 2000 году инвестиции в экономику Калмыкии выросли в 10,1 раза, в 2001 году инвестиции в экономику Ингушетии выросли в 2,5 раза, в 2003 – в 2,1 раза, в 2008 – в 3,2 раза). Наиболее низкие темпы роста инвестиций в основной капитал в сопоставимых ценах за указанный период имели место в Костромской области – 0,72 раза, Ярославской области – 0,82 раза, Республика Хакасия – 0,9 раза, Чувашской республике – 0,98 раза.

При ускорении и замедлении темпов роста инвестиций со временем может произойти изменение состава первых и последних регионов. В то же время, имеются регионы, для которых характерны высокий размер ВРП на душу населения, объем инвестиций в основной капитал на душу населения, темпы роста инвестиций в основной капитал в сопоставимых ценах (например, республика Саха (Якутия)). Такие регионы с большой долей вероятности будут в дальнейшем наращивать отрыв от других регионов.

Регионы с неблагоприятным текущим положением и низкими темпами роста инвестиций могут закрепить свое стагнирующее положение и статус периферии. Периферийность регионального развития проявляется в данном случае в оттоке капитала и населения, низких темпах инвестиций и инноваций, низкой доступностью к объектам инновационной инфраструктуры, неблагоприятном инвестиционном климате, вымывании высокотехнологичных производств. В социальной сфере периферийность связана с более низким доступом к качественному медицинскому обслуживанию, объектам социально-культурной, спортивной инфраструктуры, качественному образованию.

В интересах сглаживания регионального неравенства органам власти целесообразно осуществлять мониторинг и корректировку показателей, отражающих перспективы обеспечения безопасности регионов. Это позволит снизить риски макроэкономической нестабильности и повысить равномерность развития экономического пространства.

 

Заключение

Неравномерность регионального развития в России является одной из актуальных проблем пространственного развития и угроз экономической безопасности страны. Несмотря на сокращение разрыва между регионами-лидерами и регионами, занимающими последние места в рейтингах, проблема регионального неравенства остается актуальной. Закрепление низких темпов развития ряда регионов на протяжении многих лет приводит к усилению явлений периферийности. В интересах сглаживания регионального неравенства целесообразно особое внимание уделять мониторингу показателей, отражающих перспективы обеспечения безопасности регионов, и принятию мер по нивелированию различий регионов по данным показателям.

 

Список литературы

  1. Цели в области устойчивого развития. – URL: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/ (дата обращения 10.04.2019).
  2. На пути к новому общественному договору. Преодоление социальной напряженности в связи с диспропорцией доходов в Европе и Центральной Азии. Обзор. – Группа Всемирного банка, 2018. – URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/30393/211353ovRU.pdf?sequence=11&isAllowed=y (дата обращения 10.04.2019).
  3. Построение единого будущего. Годовой отчет МВФ 2018. – URL: https://www.imf.org/external/pubs/ft/ar/2018/eng/assets/pdf/imf-annual-report-2018-ru.pdf (дата обращения 10.04.2019).
  4. Осокина Н.В., Казанцева Е.Г. Современная мир-система и Россия: монография / под общ. ред. Н.В. Осокиной. – Кемерово, КузГТУ, 2018. – 504 с.
  5. Крюков В.А. Растущая периферия // ЭКО. – 2014. № 44 (11). – С. 2-4.
  6. Буфетова А.Н. Неравномерность пространственного развития: региональные центры и региональная периферия // Регион: экономика и социология. – 2009. – № 4. – С. 55-68.
  7. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2019 г. № 207-р// Собрание законодательства Российской Федерации. – 2019. – № 7 (18 февраля) – (часть II). – Ст. 702.
  8. Макенов М.М. Совершенствование государственного регулирования социально-демографической дифференциации регионов России. ­­– ЭКО. – 2019. – № 4. – С. 173-189.
  9. Шураков А. Бюджеты российских регионов в 2018 году: рекордные профициты, дотации и сдержанные инвестиции. – URL: https://raexpert.ru/researches/regions/budget_regions_2018 (дата обращения 12.04.2019).
  10. Доклад о неравенстве в мире. 2018. Основные положения. – WID.world, – URL: https://wir2018.wid.world/files/download/wir2018-summary-russian.pdf (дата обращения 15.04.2019).
  11. Рейтинг регионов по зарплатам. – 2018. – URL: http://riarating.ru/regions/20181203/630113439.html (дата обращения 12.04.2019).
  12. Рейтинг регионов РФ по качеству жизни. – 2017. – URL: http://vid1.rian.ru/ig/ratings/life_2017.pdf (дата обращения 14.04.2019).
  13. Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ по итогам 2017 года. – URL: http://riarating.ru/infografika/20180523/630091878.html (дата обращения 05.04.2019).
  14. Экономическое здоровье российских регионов: текущий уровень и динамика изменений. – Москва. – Февраль, 2019. – URL: https://roscongress.org/upload/medialibrary/675/karty_ekonom_bul.pdf (дата обращения 13.04.2019).
  15. Стратегия экономической безопасности Российской Федерации до 2030 года. Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2017 г. № 208. – URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201705150001 (дата обращения 02.04.2019).
  16. Казанцева Е.Г. Вопросы обеспечения экономической безопасности регионов в нормативно-правовых документах по обеспечению безопасности// Императивы бизнеса/ под ред. Ю.Н. Клещевского, И.А. Кудряшовой. – Кемерово: Кемеровский институт (филиал) РЭУ им. Г.В. Плеханова, 2017. – С. 216-223.
  17. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. – URL: www.gks.ru.

 

References

  1. Goals for sustainable development [Tseli v oblasti ustoychivogo razvitiya]. — URL: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/ (request date 04/04/2019).
  2. On the way to a new social contract. Overcoming social tensions over income disparities in Europe and Central Asia. Overview [Na puti k novomu obshchestvennomu dogovoru. Preodoleniye sotsial’noy napryazhennosti v svyazi s disproportsiyey dokhodov v Yevrope i Tsentral’noy Azii]. — World Bank Group, 2018. — URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/30393/211353ovRU.pdf?sequence=11&isAllowed=y (appeal date 04/04/2019).
  3. Building a unified future. IMF Annual Report 2018 [Postroyeniye yedinogo budushchego. Godovoy otchet MVF 2018]. — URL: https://www.imf.org/external/pubs/ft/ar/2018/eng/assets/pdf/imf-annual-report-2018-ru.pdf (appeal date 10.04. 2019).
  4. Osokina N.V., Kazantseva Ye.G. Modern world-system and Russia: a monograph [Sovremennaya mir-sistema i Rossiya: monografiya]/ under total. ed. N.V. Osokina. — Kemerovo, KuzGTU, 2018. — 504 p.
  5. Kryukov V.A. Growing Peripherals [Rastushchaya periferiya]// ECO. — 2014. № 44 (11). — p. 2-4.
  6. Bufetova A.N. The unevenness of spatial development: regional centers and regional periphery [Neravnomernost’ prostranstvennogo razvitiya: regional’nyye tsentry i regional’naya periferiya]// Region: economy and sociology. — 2009. — № 4. — p. 55-68.
  7. Spatial Development Strategy of the Russian Federation for the period up to 2025 [Strategiya prostranstvennogo razvitiya Rossiyskoy Federatsii na period do 2025]: Order of the Government of the Russian Federation of February 13, 2019 No. 207-p // Collected Legislation of the Russian Federation. — 2019. — № 7 (February 18) — (Part II). — Art. 702.
  8. Makenov M.M. Improving state regulation of socio-demographic differentiation of Russian regions [Sovershenstvovaniye gosudarstvennogo regulirovaniya sotsial’no-demograficheskoy differentsiatsii regionov Rossii]. ¬¬– ECO. — 2019. — № 4. — p. 173-189.
  9. Shurakov A. Budgets of the Russian regions in 2018: record surpluses, subsidies and restrained investments [Byudzhety rossiyskikh regionov v 2018 godu: rekordnyye profitsity, dotatsii i sderzhannyye investitsii]. — URL: https://raexpert.ru/researches/regions/budget_regions_2018 (appeal date 12.04.2019).
  10. Report on inequality in the world. 2018 [Doklad o neravenstve v mire. 2018]. The main provisions. — WID.world, 2018. — URL: https://wir2018.wid.world/files/download/wir2018-summary-russian.pdf (appeal date 15.04.2019).
  11. Rating of regions by salaries. – 2018 [Reyting regionov po zarplatam. – 2018]. — URL: http://riarating.ru/regions/20181203/630113439.html (appeal date 04/12/2019).
  12. Rating of Russian regions by quality of life. – 2017 [Reyting regionov RF po kachestvu zhizni. – 2017]. — URL: http://vid1.rian.ru/ig/ratings/life_2017.pdf (appeal date 04/04/2019).
  13. Rating of the socio-economic situation of the subjects of the Russian Federation according to the results of 2017 [Reyting sotsial’no-ekonomicheskogo polozheniya sub»yektov RF po itogam 2017 goda]. — URL: http://riarating.ru/infografika/20180523/630091878.html (appeal date 05/04/2019).
  14. Economic health of Russian regions: current level and dynamics of changes [Ekonomicheskoye zdorov’ye rossiyskikh regionov: tekushchiy uroven’ i dinamika izmeneniy]. — Moscow. — February, 2019. — URL: https://roscongress.org/upload/medialibrary/675/karty_ekonom_bul.pdf (access date 13.04.2019).
  15. Strategy of economic security of the Russian Federation until 2030 [Strategiya ekonomicheskoy bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii do 2030 goda]. Decree of the President of the Russian Federation dated May 13, 2017 No. 208. — URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201705150001 (appeal date 02/04/2019).
  16. Kazantseva Ye.G. Issues of ensuring the economic security of regions in the regulatory and legal documents to ensure security [Voprosy obespecheniya ekonomicheskoy bezopasnosti regionov v normativno-pravovykh dokumentakh po obespecheniyu bezopasnosti]// Imperatives of business / ed. Yu.N. Kleschevsky, I.A. Kudryashova. — Kemerovo: Kemerovo Institute (branch) of the PRUE. G.V. Plekhanov, 2017. — p. 216-223.
  17. Official site of the Federal State Statistics Service [Ofitsial’nyy sayt Federal’noy sluzhby gosudarstvennoy statistiki]. — URL: www.gks.ru.

Региональное развитие


Упоминание статьи в отзывах

Отзыв Стукача В.Ф.

Ответы на большие вызовы: база для планирования научных публикаций Аннотация В обзоре анализируются публикации журнала «Региональная экономика и управление: электронный научный журнал». ISSN 1999-2645. — №2 (58)2019. Параметры для анализа: тематика, це …

Читать весь отзыв

Отзыв Куликовой О.И.

Ни для кого не секрет, что арктический сектор территории нашей страны имеет для нас большое стратегическое значение. Мурманская область – арктический регион России, который играет одну из ключевых ролей в реализации арктического вектора национальной по …

Читать весь отзыв

Читайте также