Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №3 (55), 2018

Трансформация сельскохозяйственного землепользования Брянской области: особенности Чернобыльской зоны

Transformation of agricultural land use of Bryansk region: features of the Chernobyl zone

Авторы


кандидат географических наук, доцент кафедры географии, экологии и землеустройства
Россия, Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского
geodem@mail.ru

Аннотация

Статья посвящена анализу современных особенностей системы сельскохозяйственного землепользования староосвоенного региона на примере модельной Брянской области Центральной России, ее основной чернобыльской зоны – наиболее радиоактивно загрязненного юго-запада. Выделен комплекс ведущих факторов ее изменения. Обоснованы тренды ее трансформации. Проведено исследование современной структуры земельных угодий на основании учета данных двух источников – докладов Росреестра и Всероссийской сельскохозяйственной переписи. Раскрыты региональные особенности земельного фонда юго-запада. Выявлены системные проблемы, акцентирована специфика одного из ведущих направлений перспективного изменения землепользования данного региона – его реинтеграции в аграрное пространство области.

Ключевые слова

сельскохозяйственное землепользование, сельскохозяйственные угодья, сельское хозяйство, чернобыльская зона, радиоактивное загрязнение, регион

Финасирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Правительства Брянской области в рамках научного проекта № 17-12-32003 «Экономико-географическая оценка эффективности сельскохозяйственного землепользования Брянской области в новых социально-экономических условиях»

Рекомендуемая ссылка
Куница Марина Николаевна
Трансформация сельскохозяйственного землепользования Брянской области: особенности Чернобыльской зоны// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (55). Номер статьи: 5515. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5515/
Authors

Kunica Marina Nikolaevna
PHD, Associate Professor of the department of geography, ecology and land management
Russia, Bryansk State Academician I.G. Petrovski University
geodem@mail.ru

Abstract

The article is devoted to the analysis of modern features of the system of agricultural land use in the old-developed region on the pattern of Bryansk region of Central Russia, its most radioactive contaminated south-west territory as the main Chernobyl zone. The complex of leading factors of its change is defined. The trends of its transformation are grounded in this work. The research of the modern structure of lands on the basis of data of two sources: reports of Rosreestr and All-Russian agricultural census is realized. The regional features of the land fund of the south-west district are discovered. The article revealed system problems, accented specifics of one of the chief directions of the future land use change in the present territory – its reintegration into agricultural area of Bryansk region.

Keywords

agricultural land use, agricultural lands, agriculture, Chernobyl zone, radioactive contamination, region.

Project finance

The research was carried out with financial support of the Russian Foundation for Basic Research and the Government of Bryansk region according to the scientific project № 17-12-32003 “Economic and geographic evaluation of efficiency of agricultural land use of Bryansk region in new social and economic conditions”

Suggested Citation
Kunica Marina Nikolaevna
Transformation of agricultural land use of Bryansk region: features of the Chernobyl zone. Regional economy and management: electronic scientific journal. №3 (55). Art. #5515. Date issued: 2018-09-29. Available at: https://eee-region.ru/article/5515/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Повышение эффективности агропромышленного комплекса – одна из ведущих задач социально-экономического развития России. Особую актуальность приобретает рационализация структуры и интенсификация сельскохозяйственного землепользования. Современный период отличается значительным динамизмом и трансформацией сложившейся ранее системы. Перестройка сформировавшихся отношений наиболее сложна в пределах староосвоенных регионов. Брянская область Центральной России, выбранная в качестве модельной, характеризуется сочетанием типичных для данных районов и специфических трендов. Развитие новых социально-экономических отношений и экономических процессов, изменения земельного законодательства, снижение качества человеческого капитала, экологическая Чернобыльская катастрофа – комплекс современных факторов трансформации сложившегося землепользования. Среди гетерогенных проблем выделяется ряд системных. Одна из особо важных – радиоактивное загрязнение территории области. В 1986 году она оказалась наиболее пострадавшей в России.

Была «поражена» треть ее территории, где проживало 484,5 тысяч человек (33%). Уровень загрязнения цезием-137 более 1 Ku/км² отмечался на 40% площади сельскохозяйственных угодий, в том числе свыше 5 Ku/км² – на 17,2% [11]. За посткатастрофный   период произошли позитивные изменения радиационной обстановки [12, 19]. Однако и сейчас представлены все четыре зоны загрязнения. Основной ареал – юго-западный (Гордеевский, Злынковский, Климовский, Клинцовский, Красногорский, Новозыбковский и Стародубский муниципальные районы). Для него характерна интенсивная и самая проблемная перестройка структуры земельного фонда аграрного сектора Брянской области.

Цель исследования – выявление и обоснование направлений и особенностей современной трансформации системы сельскохозяйственного землепользования модельного региона (Брянской области Центральной России, ее наиболее радиоактивно загрязненного юго-запада).  

Аграрный комплекс Брянской области изучается достаточно активно. Однако анализу современных тенденций развития сельскохозяйственного землепользования уделяется еще недостаточное внимание. Преобладает отражение ситуации в области в целом. Исследованию региональных особенностей посвящено меньшее количество трудов. Чернобыльская проблематика рассматривается, в частности, в работах Н.М. Белоуса, А.В. Панова с коллективом авторов, В.Г. Сычева, В.И  Лунева, П.М. Орлова, М.Н. Кувшинова и некоторых других [1, 4, 9, 15].  Они отражают разные социально-экономические аспекты темы.

В данной статье представлены результаты комплексного исследования трансформации структуры сельскохозяйственного землепользования модельного региона как «отклика» на новые «вызовы» современного периода (с 1985 года). Информационная база гетерогенна и включает литературные, статистические и картографические типы источников. Применение системного, проблемного, территориального подходов, логических и формализованных методов анализа нацелено на выявление направлений и особенностей изменения организации земельного фонда аграрного сектора юго-западного наиболее радиоактивно загрязненного региона Брянщины в контексте областных трендов.

 

Усложнение комплекса факторов влияния на структуру сельскохозяйственного землепользования

Данный процесс определяется динамизмом и качественными изменениями не только «традиционных» социально-экономических, историко-политических, природно-экологических, правовых и институциональных факторов, но и возникновением нового, активно лимитирующего региональное развитие области – радиационно-экологического.

Разнообразие природно-территориальных комплексов – важный естественный фактор региональных различий сельскохозяйственного землепользования. Брянская область входит в категорию районов с благоприятными для сельского хозяйства природными условиями – равнинным, местами возвышенным рельефом, умеренно-континентальным климатом, хорошей водной обеспеченностью, сочетанием хвойно-широколиственнолесных, широколиственнолесных и лесостепных типов ландшафтов. Юго-запад отличается довольно сложной ландшафтной структурой [2, 11]. Широко распространены низменные моренно-зандровые, зандровые и аллювиально-зандровые равнины (предполесья и полесья), возвышенные пологоволнистые моренные, водноледниковые суглинистые и супесчано-суглинистые равнины с дерново-подзолистыми почвами, со средним и ниже среднего аграрным потенциалом. Развиты долинные природно-территориальные комплексы с землями разного качества. Существенно меньше площади возвышенных плосковолнистых дренированных равнин со светло-серыми и серыми лесными почвами (Стародубское ополье) с относительно высоким аграрным потенциалом. Природные особенности территории (мозаичность ландшафтной структуры), социально-экономические и историко-политические факторы определили доминирование «выборочного» типа сельскохозяйственного освоения. К середине 80-х годов XXвека в территориальной структуре аграрного фонда региона преобладали мелко- и средне-контурные угодья с землями среднего качества [2].

В результате аварии на Чернобыльской АЭС территория Брянской области подверглась интенсивному радиоактивному поражению. Практически 38% пашни, 45% сенокосов и пастбищ области имели плотность загрязнения цезием-137 (137Cs) более 1 Ku/км² [19]. Вследствие этого с 1986 года в субъекте из сельскохозяйственного оборота было изъято 93 тыс. га земель [18]. Наиболее пострадал юго-запад. Здесь уровень загрязнения почв превысил показатели, которые были до аварии, в 55-428 раз, а по отдельным участкам – более чем в 1000 раз [19]. Природное и агрохимическое очищение угодий от радионуклидов происходит вследствие естественного распада изотопов и реализации системы мер реабилитации территории. Однако ситуация улучшается довольно медленно (таблица 1). В результате последней трансформации радиоактивного зонирования (осень 2015 года) произошло сужение роли наиболее пораженных территорий, хотя на Брянщине по-прежнему представлены все четыре зоны загрязнения.

 

Таблица 1. Динамика плотности загрязнения почв сельскохозяйственных угодий Брянской области радиоактивным изотопом 137Cs

годы удельный вес угодий по группам загрязнения,  Ku/км² (%) средневзвешенная плотность загрязнения (Ku/км²)
до 1 1-5 5-15 15-40 свыше 40
Брянская область
1986-1988 60,0 22,8 10,6 5,6 1,0 3,57
2017 78,4 14,0 6,2 1,3 0,1 1,50
Юго-западный регион (7 районов)
1986-1988 7,5 35,7 35,0 18,6 3,2 10,50
2017 29,4 43,9 21,7 4,6 0,4 4,36

Составлено по: [12]

 

За анализируемый период доля почв с плотностью поражения более 1 Ku/км² в области уменьшилась с 40,0% до 21,6%, а на юго-западе – с 92,5% до 70,6%, в том числе свыше 5 Ku/км² (с необходимостью осуществления специальных реабилитационных мероприятий) – до 26,7% [12]. Земли консервации (с уровнем свыше 40 Ku/км²) составляют 1,7 тыс. га [12]. Средневзвешенная плотность загрязнения в данном регионе остается значительной, сократившись с 10,5 Ku/км² до 4,36 Ku/км² [12, 19]. Существенно вырос его «рейтинг» в загрязненной площади области: с 69% в 1986 году до 94% в 2017 году, что является индикатором пространственного сокращения ареала проявления этой системной проблемы в основном до территории 7 юго-западных районов. Несмотря на «сужение» влияния радиационно-экологического фактора зона с уровнем загрязнения местности основным дозообразующим изотопом 137Cs более 5 Ku/км2 будет существовать в Брянской области до 2139 года, в том числе зон более 15 Ku/км2 и 40 Ku/км– до 2092 и 2049 годов [3]. Согласно другим исследованиям полное очищение угодий наступит даже несколько позже – к 2180 году [9]. Ситуация на юго-западе существенно более негативна, чем в области в целом. Выражена ее региональная дифференциация (таблица 2).

 

Таблица 2. Уровень загрязнения почв сельскохозяйственных угодий муниципальных районов юго-запада Брянской области радиоактивным изотопом 137Cs (на 01.01.2018 г.)

район удельный вес площади загрязненных 137Cs почв от площади всех сельскохозяйственных угодий (%) средневзвешенная плотность загрязнения (Ku/км²)
1 Гордеевский 98,1 6,68
2 Злынковский 87,7 6,02
3 Климовский 71,7 1,90
4 Клинцовский 80,2 4,00
5 Красногорский 92,6 5,80
6 Новозыбковский 100 10,53
7 Стародубский 20,9 0,77

Составлено по: [12]

 

Структура радиоактивного загрязнения 137Cs почв сельскохозяйственных угодий данных районов различна. Сплошное пространственное загрязнение с наличием всех 4 зон при максимальном удельном весе ареала свыше 5 Ku/км², очень высокой средневзвешенной плотности загрязнения территории характерно для Новозыбковского района. Практически сплошное пространственное загрязнение с наличием 4 зон при повышенной доле ареала более 5 Ku/км² и высокой средневзвешенной плотности отмечено в Гордеевском и  Злынковском районах. Практически сплошное пространственное загрязнение с наличием 4 зон при преобладании ареала 1-5 Ku/км² и средней плотности загрязнения наблюдается в Красногорском районе. Значительное пространственное загрязнение с наличием 4 зон при доминировании ареала 1-5 Ku/км² и средней плотности загрязнения типично для Клинцовского района. Значительное пространственное загрязнение с наличием 2 зон при абсолютном преобладании ареала 1-5 Ku/км² и низкой средневзвешенной плотности сложилось в Климовском районе. Незначительным пространственным загрязнением очень низкой плотности, наличием ареала 1-5 Ku/км² выделяется Стародубский район.

Дифференциация характерна и для типов угодий. Уровень поражения пашни намного ниже, чем сенокосов и пастбищ. Сейчас средневзвешенная плотность загрязнения составляет соответственно 1,19 Ku/км² и 2,70 Ku/км² в области, 3,23 Ku/км² и 7,35 Ku/км² на юго-западе [12]. Данная закономерность проявляется во всех районах. Это определяется особенностями системы использования земель, активностью мелиоративных мероприятий, условиями накопления и миграции радионуклидов.

В результате радиоактивного загрязнения значительные территории юго-запада были выведены из сельскохозяйственного оборота. Кроме того неравномерность, мозаичность  пространственной структуры концентрации радионуклидов способствовала повышению уровня сформировавшейся до аварии на Чернобыльской АЭС «выборочности» аграрного освоения и усилению доминирования мелкоконтурных угодий. Негативен процесс снижения качества земель. Наблюдается уменьшение антропогенной нагрузки на агроэкосистемы вследствие спада производства и сокращения площадей угодий, восстановление природных биоценозов, в частности развитие древесно-кустарниковой растительности, в пределах выбывших из оборота ареалов.

Важный фактор трансформации сельскохозяйственного землепользования – реформирование социально-экономических, особенно земельных отношений в стране. Происходит  становление нового механизма их регулирования. Изменилась структура собственности при ликвидации монополии государственной. Формируется земельный рынок. Развивается система налогообложения земель. Данные общероссийские процессы реализуются в Брянской области в контексте ее региональной специфики.

Изменение сельскохозяйственного землепользования в области во многом определяется особенностями социально-экономических процессов. Основными закономерностями являются: цикличность, стадийность, ассиметричность, переход от сжатия аграрного пространства к его расширению [5]. Цикличность определяется экономической конъюнктурой с ведущим длительным трендом снижения роли аграрного комплекса как отрасли первичного сектора. За анализируемый период уменьшился удельный вес занятых в виде деятельности «сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях» в общем числе занятых в экономике Брянщины (до 9,1% в 2016 году) [13]. Выражена смена стадий (экономических волн) развития аграрного комплекса: длительный кризис – неустойчивое восстановление производства – рост в настоящее время. Он во многом являются результатом осуществления политики импортозамещения. Ее активная реализация даже способствовала некоторой стабилизации аграрной занятости. Важная закономерность трансформации опорного каркаса товарного сельского хозяйства – выраженная ассиметричность «центр – периферия». На радиоактивно загрязненной юго-западной периферии наибольшая в области территория сельскохозяйственной депрессии. Однако позитивные тенденции стали проявляться и здесь, вызвав после долгого сокращения некоторое увеличение ее доли в областном производстве (33,0% в 1990 г., 25,0% в 2000 г., 16,6% в 2015 г., 17,6% в 2016 г.). Это – фактор-индикатор изменения системы землепользования, в частности – перехода от интенсивного сжатия аграрного пространства к его расширению, хотя пока и неактивному.

 

Тренды изменения структуры сельскохозяйственного землепользования

Происходит усложнение его организационной структуры. Развивается многоукладная экономика. Активны процессы приватизации и акционирования предприятий. Формируется новая структура собственности. «Выстраивается» рациональное соотношение обеих организационных форм аграрного бизнеса – индивидуальной и коллективной. Доля юго-запада в количестве основных категорий землепользователей области в 2016 году составила: сельскохозяйственных организаций – 28%, личных хозяйств населения – 19%, крестьянских (фермерских) хозяйств – 21% [10]. В течение анализируемого периода изменяется их «рейтинг» в аграрном земельном фонде (таблица 3).

 

Таблица 3. Динамика удельного веса основных категорий землепользователей в сельскохозяйственных угодьях в Брянской области (%)

Год Удельный вес основных категорий землепользователей в

сельскохозяйственных угодьях

сельскохозяйственные организации хозяйства

населения

крестьянские (фермерские)

хозяйства и индивидуальные предприниматели

Брянская область
1990 95,6 4,4
2016 73,8 11,0 15,2
Юго-западный регион
1990 95,9 4,1
2016 71,4 8,6 20,0

Составлено по: [10, 19]

 

Процессы динамики сельскохозяйственного земельного фонда довольно сложны. За анализируемый период основные изменения в Брянской области в целом происходили с 90-х годов XX века. Ситуация на ее наиболее радиоактивно пораженной юго-западной территории отражает российские и общеобластные процессы, однако отличается и выраженной спецификой. Трансформация здесь началась раньше – после аварии на Чернобыльской АЭС (таблица 4). Значительные площади земель (полностью зона с загрязнением цезием-137 свыше 40 Ku/км2, большая доля зоны с уровнем 15 – 40 Ku/км2)  были выведены из оборота, активно осуществлялись изменения структуры и типов землепользования и на менее пораженных территориях. Перевод части пашни в категорию кормовых угодий повлиял на интенсивность их динамики. Наибольшая «потеря» сельскохозяйственных земель характерна для самого загрязненного Новозыбковского района. Важная проблема – значительное уменьшение посевной площади, несмотря на смену долгого негативного тренда ее современным существенным увеличением (на 38% за 2008-2016 годы). Если в Брянской области итоговое сокращение составило 34%, то на юго-западе – 36%, достигая максимума (58-44%) в Злынковском, Клинцовском и Климовском районах.

 

Таблица 4. Динамика площадей сельскохозяйственных угодий в Брянской области (%)

Категории

сельскохозяйственных угодий

Изменение площади сельскохозяйственных угодий за периоды
Брянская область Юго-западный регион
1985-  1989 гг. 1990-2016 гг. 1985-2016 гг. 1985-1989 гг. 1990-2016 гг. 1985-2016 гг.
Сельскохозяйственные угодья, в т.ч. -2,8 -2,1 -4,8 -13,5 0,9 -12,7
пашня -4,2 -13,0 -16,6 -22,7 -7,8 -28,7
кормовые угодья -0,2 -0,6 -0,6 -13,1 1,9 -11,5

Составлено по: [6, 17, 19]

 

В последнее 10-летие структура сельскохозяйственного землепользования юго-запада отличается от областной несколько большим удельным весом пашни и меньшим – залежи. В 2016 году соотношение угодий Брянщины и ее модельного региона составило: пашня – 61,8% и 63,6%, сенокосы и пастбища – 29,3% и 29,6%, залежь – 7,5% и 5,7%, многолетние насаждения – 1,4% и 1,1% соответственно [12, 17]. Удельный вес юго-западной периферии в разных категориях земель области колеблется от 21% до 29%.

 

Особенности структуры сельскохозяйственного землепользования

Современная система статистического учета земельных ресурсов довольно сложна. Основными информационными источниками являются данные Росреестра, отражающие в целом потенциал, и материалы Всероссийских сельскохозяйственных переписей (СХП) как временной структурный «срез» системы землепользования. Наблюдается существенное расхождение их показателей. Площадь сельскохозяйственных угодий Брянской области, определенная в ходе проведения СХП 2016 года, составляет всего 62% земель Росреестра на этот же период. Ситуация по пахотным обрабатываемым угодьям несколько лучше – 74%. Разрыв по остальным категориям очень велик. На находящиеся в обороте сенокосы и пастбища приходится 24%, а на многолетние насаждения – всего 13% их зафиксированных ареалов. Залежных земель, которые не используются под посевы более одного года, перепись, наоборот, учла на 22% больше статистики Росреестра. Проблема заброшенных земель для области остается актуальной несмотря на современные позитивные тенденции, сокращение за последнее 10-летие их удельного веса до 15,3% фонда [10]. Она усугубляется фактором отсутствия закрепления части площадей угодий за сельскохозяйственными производителями, что характерно и для других российских регионов [16].

Хотя тип различий «Перепись – Росреестр» на юго-западе аналогичен областному, однако положение в нем отличается выраженной спецификой (таблица 5). Уровень расхождения по сельскохозяйственным угодьям в целом, пашне и многолетним насаждениям довольно близок показателям Брянщины (66%, 72% и 12%), сенокосам и пастбищам – существенно ниже (36%), и залежам – значительно выше (73%). В регионе активизируется использование кормовых угодий. Однако уровень их радиоактивного загрязнения в 2,2 раза больше чем пахоты [12]. Необходимо стимулирование реабилитационных работ для повышения их качества. Несмотря на улучшение ситуации значимой проблемой остается безопасность продукции, главным образом молочной и мясной в условиях интенсификации развития животноводства. Негативная особенность – большой удельный вес заброшенных земель.

 

Таблица 5. Структура сельскохозяйственных угодий в Брянской области в 2016 году (%)

Категории

сельскохозяйственных угодий

Брянская область Юго-западный регион
данные

Росреестра

данные СХП данные

Росреестра

данные СХП
пашня 61,8 73,6 63,6 69,4
кормовые угодья 29,3 11,2 29,6 15,7
многолетние насаждения 1,4 0,3 1,1 0,2
залежь 7,5 14,9 5,7 14,7

Составлено по: [10, 17]

 

Тенденция преодоления сужения сельскохозяйственного пространства, типичная для области, в регионе менее выражена. Ее стимулирование определяется реализацией Национального проекта «Развитие АПК» и политики импортозамещения. Однако здесь значимым лимитирующим фактором является радиационно-экологический. Все же уменьшение уровня загрязнения почв, изменение радиационного зонирования со снижением удельного веса наиболее пораженных территорий – объективные причины активизации экономической реинтеграции юго-запада.

Важный индикатор аграрного землепользования – его структура в разрезе хозяйств разных категорий. Ведущую роль играют сельскохозяйственные организации, на долю которых сейчас приходится 73,8% угодий [10]. Согласно данным Росреестра за последние 10 лет их количество в области увеличилось на 51%, а переписей – уменьшилось на 55% (до 439 единиц в 2016 году), из которых только 75% осуществляли сельскохозяйственную деятельность [8, 10, 17]. Таким образом, более половины зарегистрированных предприятий, за которыми закреплено 25% угодий, не производили продукцию. Данная тенденция – общероссийская [16]. На Брянщине же ее интенсивность превышает средний уровень по стране. Позитивный процесс – переход к количественному росту посевных площадей, однако несмотря на это доля организаций продолжает снижаться. Для юго-запада характерны те же тренды, но удельный вес реально работающих предприятий и используемых ими угодий ниже среднеобластных показателей.

Возросла роль крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей. Их число существенно увеличилось, а доля в сельскохозяйственных угодьях области в 2016 году достигла 15,2% [10]. Согласно СХП они концентрировали на 66% земель больше, чем значилось в Росреестре. Это связано не только со значительным укрупнением  (с 76 до 145 га за последнее 10-летие) данной категории хозяйств, но и с неполнотой их регистрации вследствие развития краткосрочных договоров аренды (до одного года), не фиксирующихся в текущей статистике. Однако аграрную деятельность осуществляли только 42% хозяйств данной категории. Постепенное расширение земельного фонда типично и для юго-запада. В этом регионе удельный вес функционирующих предприятий и используемых ими угодий больше, чем в области.

После роста наблюдается падение значения личных подсобных и других индивидуальных хозяйств граждан. Это обусловлено как небольшим уменьшением их количества, так и  «сужением» процесса натурализации аграрного сектора, особенно в городских округах. В 2016 году площади данной категории землепользователей по данным СХП всего на 4% уступали отчетности Росреестра. На их долю приходится 10,8% земельных угодий субъекта  [10]. Однако фактически используется 64% занимаемой ими площади. Областные тенденции выражены и на юго-западе, причем даже интенсивнее. Здесь удельный вес осуществляющих деятельность хозяйств населения значительно ниже, чем на Брянщине в целом, но в обороте у них находится несколько большая доля закрепленных угодий вследствие повышенной зависимости населения от натурального хозяйства.

Некоммерческие объединения граждан имеют крайне незначительный вес в структуре землепользования – всего 0,2%. Их количество за последнее 10-летие существенно уменьшилось, а разрыв в статистике Росреестра и СХП в 2016 году достиг 185 раз, что связано с различной методикой обследования. Последняя перепись выявила 616 объединений, концентрирующих 22% зарегистрированной площади этой категории [10]. На юго-западе их роль в структуре землепользования еще более низка.

В современных условиях возрастает важность повышения эффективности системы учета земельных ресурсов с необходимостью корректировки данных разных источников, особенно Росреестра и сельскохозяйственных переписей.

 

Региональные особенности структуры сельскохозяйственного землепользования юго-западного региона

Комплекс гетерогенных факторов, среди которых лимитирующим является радиационно-экологический, определил специфику земельного фонда. Юго-запад в целом отличает большая, чем на Брянщине сельскохозяйственная освоенность, соответствие доли реально находящихся в обороте угодий областному уровню, высокая распаханность, значительное распространение  сенокосов и пастбищ. Выражена региональная дифференциация структуры  землепользования. Сельскохозяйственная освоенность земель колеблется в пределах 50-74% при широком распространении невысоких показателей (50-60%). Однако только в одном районе она не превышает областной коэффициент (54%). Удельный вес фактически используемых в производстве угодий изменяется от 75% до 92%, уступая уровню Брянщины (85%) в 3 районах. Распаханность варьирует в интервале 54-84%. На большей части территории она выше, чем в среднем в субъекте. Неодинакова доля кормовых угодий. Юго-запад ранжирован согласно возможностям развития аграрного комплекса на недостаточно-, средне- и высоко-перспективные территории [14]. Первая и вторая категории представлены двумя, третья – тремя районами.  В регионе достаточно четко выделяются «полюса».

На территории Новозыбковского района со сплошным пространственным загрязнением очень высокой средневзвешенной плотности наблюдается максимальное за анализируемый период (1985-2016 гг.) сокращение угодий (на 44%), в том числе всех категорий землепользования, с «обвалом» во второй половине 80-х годов XX века и слабой позитивной тенденцией в современный период. Уровень сельскохозяйственной освоенности невысок (59%), а фактическое использование фонда согласно СХП (81%) ниже среднеобластного показателя. Распаханность – средняя при повышенной доле кормовых угодий. Район все же отнесен к категории высоко-перспективных для сельскохозяйственного производства [14]. Однако для эффективной реализации этой стратегической задачи необходимо выполнение особо сложного комплекса реабилитационных мероприятий.

Довольно благополучным на юго-западе является Стародубский район с широким распространением ополий с пахотными землями хорошего качества, очаговым пространственным загрязнением очень низкой средневзвешенной плотности. Произошло небольшое сокращение сельскохозяйственных угодий (на 4%) со сменой негативного тренда стабилизацией. Уровень сельскохозяйственной освоенности (74%) максимален на юго-западе и один из наибольших в области, что дополняется интенсивным использованием угодий (89%). Распаханность очень высока при минимальной доле сенокосов и пастбищ. Район – лидер в производстве аграрной продукции на юго-западе: его удельный вес достигает практически половины ее объема (48% в 2016 г.). Он оценивается как высоко-перспективный в функционировании АПК области [14].

 

Проблема реинтеграции в аграрный оборот радиоактивно загрязненных территорий

Она особо значима для юго-запада. Главный индикатор ее решения – получение продукции, соответствующей нормам СанПиНа. Земли с загрязнением до 1 Ku/км² считаются «условно чистыми» и включены в систему землепользования. Однако в регионе сконцентрировано 90% областных площадей с уровнем поражения 1-5 Ku/км². На землях данной категории возможно ведение сельскохозяйственной деятельности [7, 14, 15]. Большая часть из них уже находится в обороте, как у местных предприятий, так и пришедших недавно в регион особо крупных производителей, в частности у агрохолдинга «Мираторг», другие отнесены к перспективным. Для реабилитации территорий необходима активизация внедрения прогрессивных технологий, эффективных систем севооборота, зональных агротехнических и культуртехнических мероприятий. Реинтеграция в землепользование площадей с уровнем загрязнения 5-15 Ku/км² более проблемна, требует осуществления специальных мероприятий и может быть реализована в пределах отдельных ареалов. Особую роль в «доведении» угодий до антирадиационных барьеров играют химические мелиорации, применение которых за анализируемый период резко сократилось. В проведении первоочередных работ по известкованию, внесению фосфорных и калийных удобрений в регионе сейчас нуждаются 37,9%, 48,2% и 88,1% сельскохозяйственных угодий зоны свыше 1 Ku/км², 41,8%, 52,4%, 91,4% зоны с поражением более 5 Ku/км²  [12]. Особые многоцелевые программы – федеральные российские, областные, Союзного государства России и Белоруссии по развитию территорий, подвергшихся радиоактивному воздействию вследствие чернобыльской катастрофы, к настоящему времени завершены. Проведение эффективного комплекса реабилитационных мероприятий возможно в рамках новой специальной целевой программы по преодолению последствий аварии на ЧАЭС в юго-западных районах Брянской области.

 

Выводы

Анализируемый период характеризуется активной и разнотипной трансформацией структуры сельскохозяйственного землепользования Брянской области. Ее изменение – отклик на влияние комплекса гетерогенных факторов (экономических, социально-демографических, правовых, институциональных, природных). Особый вызов – экологическая Чернобыльская катастрофа – наиболее значим для самой радиоактивно загрязненной  юго-западной территории. Этот регион отличает сложное «сочетание» общероссийских и региональных процессов, наиболее проблемная перестройка земельного фонда. Произошло усложнение организационной структуры сельскохозяйственного землепользования. Ведущим трендом трансформации стало интенсивное сужение угодий, особенно посевной площади, несмотря на современные позитивные тенденции. Изменилась пространственная структура земельного потенциала, в частности вследствие выбытия из оборота всей зоны отчуждения (свыше 40 Ku/км²) и большей части зоны обязательного отселения (15-40 Ku/км²), резкого сокращения производства в зоне с правом на отселение (5-15 Ku/км²). Усилилась «выборочность» аграрного освоения. Негативен процесс снижения качества земель. Наблюдалась трансформация структуры фонда как в разрезе категорий хозяйств, так и видов угодий. Специфика «портрета» современного землепользования юго-запада в целом на «фоне» Брянщины: усилившаяся мозаичность структуры, большая сельскохозяйственная освоенность при соответствии фактического использования угодий среднеобластному уровню, высокая распаханность, повышенная доля кормовых угодий. Выражены процессы дифференциации структуры. На муниципальном уровне «полюсами» являются наиболее проблемный Новозыбковский и относительно благополучный Стародубский районы. Реинтеграция в систему землепользования части длительно выведенных из сельскохозяйственного оборота радиоактивно загрязненных угодий ее юго-запада – важное направление развития агропромышленного комплекса Брянской области.

 

Список литературы: 

  1. Белоус Н.М. Развитие радиоактивно загрязненных территорий Брянской области в отдаленный период после аварии на Чернобыльской АЭС // Вестник Брянской ГСХА. 2018. № 1. С. 3-11.
  2. Волкова Н.И., Жучкова В.К., Николаев В.А. Рекомендации к ландшафтному обоснованию природоохранных систем земледелия. М., 1990. 110 с.
  3. Имшеник Е.В. Картографическое прогнозирование загрязнения 137Cs наиболее пострадавших в результате аварии на ЧАЭС регионов России: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук. М., 2011. 30 с.
  4. Кувшинов М.Н. Организация использования радиоактивно загрязненных сельскохозяйственных угодий: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М., 2011. 18 с.
  5. Куница М.Н. Особенности современной трансформации аграрного комплекса Брянской области // Вестник аграрной науки. 2017. № 6. С. 124-131.
  6. Народное хозяйство Брянской области в 1986-1990 годах: Статистический сборник. Брянск, 1991. 360 с.
  7. Научные основы реабилитации сельскохозяйственных территорий, загрязненных радиоактивными веществами в результате крупных радиационных аварий: Руководство / Под ред. Н.И. Санжаровой. Обнинск: ГНУ ВНИИСХРАЭ, 2009. 150 с.
  8. Основные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года. Брянская область: аналитическая записка. Брянск: Брянскстат, 2008. 40 с.
  9. Панов А.В., Санжарова Н.И., Шубина О.А., Гордиенко Е.В., Титов И.Е. Современное состояние и прогноз загрязнения 137Cs сельскохозяйственных угодий Брянской, Калужской, Орловской и Тульской областей, подвергшихся воздействию аварии на Чернобыльской АЭС // Радиация и риск. 2017. Том 26. № 3. С. 66-74.
  10. Предварительные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года по муниципальным районам и городским округам Брянской области. Т. 2. Брянск: Брянскстат, 2018. 206 с.
  11. Природные ресурсы и окружающая среда субъектов Российской Федерации. Центральный федеральный округ. Брянская область / Под ред. Н.Г. Рыбальского, Е.Д. Самотесова и А.Г. Митюкова. М.: НИА-Природа, 2007. 1144 с.
  12. Природные ресурсы и окружающая среда Брянской области: Годовой доклад об экологической ситуации в Брянской области в 2017 году. URL: http: //www.kplru (дата обращения 23.07.2018).
  13. Сельское хозяйство Брянской области. 2017: Статистический сборник. Брянск, 2017. 224 с.
  14. Стратегия социально-экономического развития Брянской области до 2025 года. URL: http: //www.bryanskobl.ru (дата обращения 21.05.2018)
  15. Сычев В.Г., Лунев В.И., Орлов П.М., Белоус Н.М. Чернобыль: радиационный мониторинг сельскохозяйственных угодий и агрохимические аспекты снижения последствий радиоактивного загрязнения почв (к 30-летию техногенной аварии на Чернобыльской АЭС). М.: ВНИИА, 2016. 184 с.
  16. Узун В.Я. «Белые пятна» и неиспользуемые сельхозугодья: что показала сельскохозяйственная перепись 2016 года // Мониторинг. 2017. № 21. С. 14-21.
  17. Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии. URL: http: //www.rosreestr.ru (дата обращения 24.04.2018).
  18. Чайка И.В. Экономика территорий, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС // Чернобыль – 20 лет спустя. Социально-экономические проблемы и перспективы развития пострадавших территорий: Материалы международной научно-практической конференции. Клинцы: Изд-во Клинцовской городской типографии, 2005. С. 207-213.
  19. «Чернобыль» четверть века спустя. 2011: Статистический сборник. Брянск, 2011. 175 с.

 

References: 

  1. Belous N.M. Development of radioactive contaminated territories of the Bryansk region in the remote period after the Chernobyl accident [Razvitie radioactivno zagryaznenykh territoriy Bryanskoy oblasti v otdalennyy period posle avarii na Chernobylskoy AES] // Herald of Bryansk State Agricultural Academy. 2018. No. 1. Pp. 3-11.
  2. Volkova N.I., Zhuchova V.K., Nikolaev V.A. Recommendation for landscape grounded of environmental systems of agriculture [Recomendatsii k landshaftnomu obosnovaniyu prirodookhrannykh sistem zemledeliya]. M., 1990. 110 p.
  3. Imshenic E.V. Kartographic forecasting 137Cs contamination of the regions of Russia most victim by the accident at the Chernobyl nuclear power plant: Thesis abstract on graduation of candidate of geographic sciences [Kartograficheskoe prognozirovanie zagryaznenia 137Cs naibolee postradavshikh v rezultate avarii na ChAES regionov Rossii: Avtoreferat dissertatsii na soiskanie uchenoy stepeni kandidata geograficheskikh nauk]. M., 2011. 30 p.
  4. Kuvshinov M.N. Organization of use of radioactive contaminated of agricultural lands: Thesis abstract on graduation of candidate of economic sciences [Organizatsiya ispolzovaniya radioactivno zagryaznennyh selskokhozyaystvennykh ugodiy: Avtoreferat dissertatsii na soiskanie uchenoy stepeni kandidata economicheskikh nauk]. M., 2011. 18 p.
  5. Kunitsa M.N. Features of modern transformation of agrarian complex of Bryansk region [Osobennosti sovremennoy transformatsii agrarnogo kompleksa Bryanskoy oblasti] // Herald of agrarian science. 2017. No. 6. Pp. 124-131.
  6. National economy of Bryansk region in 1986-1990: Statistical collection [Narodnoe khozyaystvo Bryanskoy oblasti v 1986-1990 godakh: Statisticheskiy sbornic]. Bryansk, 1991. 360 p.
  7. Scientific basis of remediation of agricultural territories, contaminated with radioactive substances as a result of major nuclear accidents: Guideline [Nauchnye osnovy reabilitatsii selskokhozyaystvennykh territoriy, zagryaznennykh radioactivnymi veshchetvami v rezultate krupnykh radiatsionnykh avariy]. Ed.: N.I. Sanzharova. Obninsk, RIARAE, 2009. 150 p.
  8. Fundamental results of All-Russian agricultural census 2006. Bryansk region: Analytical note [Osnovye itogi Vserossiyskoy selskokhozyaystvennoy perepisi 2006 goda. Bryanskaya oblast: Analiticheskaya zapiska]. Bryansk, Bryanskstat, 2008. 40 p.
  9. Panov A.V., Sanzharova N.I., Shubina O.A., Gordienko E.V., Titov I.E. Contaminaion of agricultural lands in Bryansk, Kaluga, Orel and Tula regions with 137Cs as a result of Chernobyl accident: current status and prognosis [Sovremennoe sostoyanie i prognoz zagryazneniya 137Cs selskokhozyaystvennykh ugodiy Bryanskoy, Kaluzhkoy, Orlovskoy i Tulskoy oblastey, podvergshikhsya vozdeystviya avarii na Chernobylskoy AES] // Radiation and risk. 2017. Vol. 26. No. 3. Pp. 66-74.
  10. Preliminary results of All-Russian agricultural census 2016 for municipal districts and urban districts of Bryansk region [Predvaritelnye itogi Vserossiyskoy selskokhozyaystvennoy perepisi 2016 goda po munitsipalnym rayonam i gorodskim okrugam Bryanskoy oblasti]. Bryansk, Bryanskstat, 2018. 206 p.
  11. Natural resources and environment of subjects of Russian Federation. Central Federation district. Bryansk region [Prirodnye resursy i okruzhaushayushchaya sreda sub’ektov Rossiyskoy Federatsii. Tsentralnyy okrug. Bryansk oblast]. Ed.: N.G. Rybalskiy, E.D. Samotesov and A.G. Mitukov. M., NIA-Nature, 2007. 1144 p.
  12. Natural resources and environment of Bryansk region: Annual report on ecological situation of the Bryansk region in 2017 [Prirodnye resursy i okruzhaushayushchaya sreda Bryanskoy oblasti: Godovoy doklad ob ekologicheskoy situatsii v Bryanskoy oblasti v 2017 gody]. URL: http: //www.kpl32.ru (date of circulation: 23.07.2018).
  13. Agriculture of the Bryansk 2017: Statistical collection [Selskoe khozyaystvo Bryanskoy oblasti. 2017: Statisticheskiy sbornic]. Bryansk, 2017. 224 p.
  14. Strategy of social and economic development of the Bryansk region until 2025 [Strategiya socialno-economicheskogo razvitiya Bryanskoy oblasti do 2025 goda]. URL: http: //www.bryanskobl.ru (date of circulation: 05.2018).
  15. Sychev V.G., Lunev V.I., Orlov P.M., Belous N.M. Chernobyl: radiation monitoring of agricultural lands and agrochemical aspects of decrease the consequences of radioactive contamination of soils (to the 30 anniversary of technogenic Chernobyl accident) [Chernobyl: radiatsionnyy monitoring selskokhozyaystvennykh ugodiy i agrokhimicheskie aspecty snizheniya posledstviy radioactivnogo zagryazneniya pochv (k 30-letiyu tekhnogennoy avarii na Chernobylskoy AES)]. Moskow, VNIIA, 2016. 184 p.
  16. Uzun V. Ya. «White spots» and unused agricultural lands: what the agricultural census 2016 showed [«Belye pyatna» i neispolzuemye selskhozugodya: cho pocazala selskokhozyaystvenaya perepis 2016 goda] // Monitoring. 2017. No. 21. Pp. 14.
  17. Federal service of state registration, cadastre and cartography. URL: http: //www.rosreestr.ru (date of circulation: 24.04.2018).
  18. Chaika I.V. Economy of the territories victim by the accident on Chernobyl nuclear power plant // Chernobyl – 20 years later. Social and economic problems and prospects for the development of victim areas: Materials of the international scientific and practical conference [Economika territoriy, postradavshikh ot avarii na Chernobylskoy AES // Chernobyl – 20 let spustya. Sotsialno-economicheskie problemy i perspectivy postradavshikh territoiry: Materialy nauchno-prakticheskoy konferentsii]. Klintsy, Publishing house of Klintsy city printing house, 2005. Pp. 207-213.
  19. «Chernobyl» a quarter of a century later. 2011: Statistical collection [Chernobyl chetvert veka spustya: Statisticheskiy sbornic]. Bryansk, 2011. 175 p.

АПК и сельское хозяйство региона