Главная страница » Публикации » №4 (68) » Влияние пандемии COVID-19 на потребление электроэнергии в Белгородской области

Влияние пандемии COVID-19 на потребление электроэнергии в Белгородской области

Impact of the COVID-19 pandemic on electricity consumption in the Belgorod region


Авторы

Филькин Михаил Евгеньевич
кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Лаборатории экономических проблем энергетики
Россия, Центральный экономико-математический институт РАН
mfilkin@mail.ru

Аннотация

Статья посвящена анализу потребления электроэнергии в высокоразвитом промышленно-аграрном регионе центральной России – Белгородской области в период пандемии COVID-19. Показано, что на фоне общероссийского снижения потребления электроэнергии, данный регион в 2020 году наряду с небольшим числом других выделился ростом потребления благодаря росту промышленного использования электроэнергии в добыче полезных ископаемых и потреблению населения и домохозяйств.

Ключевые слова

Белгородская область, Центральный федеральный округ, потребление электроэнергии в Белгородской области, энергопотребление, индустриально-аграрный регион, энергетика, влияние пандемии COVID-19.

Рекомендуемая ссылка

Филькин Михаил Евгеньевич

Влияние пандемии COVID-19 на потребление электроэнергии в Белгородской области// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (68). Номер статьи: 6831. Дата публикации: 26.12.2021. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6831/

DOI: 10.24412/1999-2645-2021-468-31

Authors

Filkin Mikhail Evgenyevich
Ph.D. in Economics, Senior Researcher, Laboratory of Economic Problems of Energy
Russia, Central Economics and Mathematics Institute RAS
mfilkin@mail.ru

Abstract

The article is devoted to the analysis of electricity consumption in a highly developed industrial and agricultural region of central Russia – the Belgorod region during the COVID-19 pandemic. It is shown that against the background of the all-Russian decrease in electricity consumption, this region in 2020, along with a small number of others, stood out with an increase in consumption due to the growth of industrial use of electricity in the extraction of minerals and consumption of the population and households.

Keywords

Belgorod Region, Central Federal District, electricity consumption in the Belgorod Region, energy consumption, industrial and agricultural region, energy, impact of the COVID-19 pandemic.

Suggested Citation

Filkin Mikhail Evgenyevich

Impact of the COVID-19 pandemic on electricity consumption in the Belgorod region// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №4 (68). Art. #6831. Date issued: 26.12.2021. Available at: https://eee-region.ru/article/6831/ 

DOI: 10.24412/1999-2645-2021-468-31

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Электроэнергетика является совершенно особой отраслью экономики с точки зрения как социальной значимости, так и влияния на все остальные секторы народного хозяйства. Развитие региональных электросетей напрямую влияет на благосостояние населения России, рост валового национального продукта и эффективность практически всех сфер экономики. В 2020 году страны мира столкнулись с масштабным кризисом, вызванным распространением коронавирусной инфекции. Во многих отраслях экономики наблюдалось значительное сокращение активности ввиду сокращения производства, нарушения цепочек поставок, снижения спроса потребителей, увольнения части сотрудников или перевода их на удаленный режим работы.

Так, согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 3 апреля 2020 г. № 434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции» [1], в наибольшей степени в стране пострадали следующие сектора:

  1. Транспортная деятельность
  2. Культура, организация досуга и развлечений
  3. Физкультурно-оздоровительная деятельность и спорт
  4. Деятельность туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма
  5. Гостиничный бизнес
  6. Общественное питание
  7. Деятельность организаций дополнительного образования, негосударственных образовательных учреждений
  8. Деятельность по организации конференций и выставок
  9. Деятельность по предоставлению бытовых услуг населению (ремонт, стирка, химчистка, услуги парикмахерских и салонов красоты)
  10. Деятельность в области здравоохранения
  11. Розничная торговля непродовольственными товарами
  12. Средства массовой информации и производство печатной продукции

В период пандемии наиболее ярко проявилась жизнеобеспечивающая роль электроэнергетики страны. С одной стороны, переход большого числа работников на удаленный вид работы закономерно должен был повысить потребление домохозяйств. С другой стороны, промышленным предприятиям важно было принять решение: останавливать производство, либо обеспечить бесперебойную работу даже в самые острые фазы эпидемии и интенсивных карантинных мер. В совокупности с деструктивным влиянием пандемии на многие рынки и цепочки поставок, это послужило серьезным вызовом для электроэнергетики, как базовой отрасли для большинства секторов всей экономики. В настоящей статье мы рассмотрим потребление электроэнергии в 2020 году в Белгородской области – высокоразвитом индустриально-аграрном регионе страны.

 

Потребление электроэнергии в Белгородской области в период пандемии COVID-19

Многие российские исследователи отмечали негативное влияние пандемии COVID-19 на российский рынок электроэнергии. Так, в [4] указывается, что «в апреле [2020 года] потребление электроэнергии, по данным «Россетей», уменьшилось в зависимости от региона от 5 до 15%». В [3] отмечено, что несмотря на то, что Россия на фоне других стран выглядит относительно благополучно, «общий спрос все равно снизился, что отразилось на оптовых ценах и сократило выручку генерирующих компаний».

Степень влияния на электроэнергетику в других странах мира во многом определялась жесткостью ограничительных мер, вводимых государством в отношении работы компаний и перемещению граждан. К примеру, в Испании, Бельгии, Великобритании и Италии воздействие было сильнее, чем в Голландии и Швеции [7]. Переход множества людей на удаленный режим работы обусловил интенсификацию использования сети Интернет, средств связи и софтверных решений (работа которых также обеспечивается мировой электроэнергетикой), и Россия не стала исключением.

Согласно данным Федеральной службы государственной статистики, в 2020 году в Российской Федерации общее потребление электроэнергии составило 1085045 млн. кВт. час. По сравнению с 2019 годом это значение снизилось с величины 1110050 млн. кВт. час. на –2.25%. Это очень значительное снижение потребления, а с учетом того, что 2020 год имел «дополнительный» високосный день, показатели еще более драматичны. Относительное снижение потребления в Центральном федеральном округе еще более сильное: с 227835 млн. кВт. час. в 2019 году до 221867 млн. кВт. час. в 2020 (падение на –2.62%). Данные по истории за 4 года приведены в Таблице 1.

 

Таблица 1. Потребление электроэнергии в РФ, ЦФО и Белгородской обл., млн. кВт. час

Год Российская Федерация Прирост Центральный федеральный округ Прирост Белгородская область Прирост
2020 1 085 045 -2.25% 221 867 -2.62% 16 204 0.33%
2019 1 110 050 0.17% 227 835 0.32% 16 150 8.14%
2018 1 108 134 1.75% 227 110 0.90% 14 935 2.46%
2017 1 089 105 1.03% 225 090 2.50% 14 577 -4.47%
Данные Росстат [5], расчеты автора

 

Как можно видеть, за предыдущие несколько лет ни в России, ни в ЦФО не наблюдалось снижения потребления электроэнергии вплоть до 2020 года. На этом фоне Белгородская область выглядит «аномально», поскольку в год эпидемии потребление электроэнергии в ней не снизилось, а выросло с 16150 млн. кВт. час. до 16204 млн. кВт. час. (прирост составил 0.33%).

В Центральном федеральном округе из 18 регионов помимо Белгородской области, еще только у четырех также наблюдался рост потребления в 2020 году: в Воронежской, Курской, Липецкой и Смоленской областях. Самый высокий показатель относительного прироста был в Смоленской области (+1.95%, с 6330.7 до 6454.4 млн. кВт. час), а самые сильные относительные спады – во Владимирской области (–6.95% с 7414.6 до 6899.3 млн. кВт. час) и г. Москва (–6.95% с 56642.2 до 52706.2 млн. кВт. час).

Белгородская область – один из важнейших промышленных регионов страны: на ее территории сосредоточено более 40% разведанных запасов железных руд Российской Федерации. Также выявлены месторождения апатитов, бокситов, мела, глин, некоторых редких металлов. Главными секторами промышленности являются черная металлургия, горнодобывающая промышленность, машиностроение и металлообработка, производство строительных материалов. Основной «специализацией» в экономике региона является сложившийся за многие десятилетия горно-металлургический кластер, по данным [2], на него приходится 34% общероссийской добычи железной руды, 33% производства железорудных окатышей, 100% горячебрикетированного железа, 6% готового металлопроката.

В энергетической системе страны Белгородская область выступает как энергодефицитный регион: около 95.3% электрической энергии, которая используется в регионе, поступает из-за ее границ (см. Табл. 2).

 

Таблица 2. Баланс электроэнергии Белгородской обл., млн. кВт. час

2017 2018 2019 2020
Выработка электроэнергии 744 815 829 757
Потребление электроэнергии 14 577 14 935 16 150 16 204
Доля выработки, % 5.10% 5.46% 5.13% 4.67%
Данные: [2, 5]

 

Кроме электрической энергии, область импортирует 100% используемого природного газа, нефти и нефтепродуктов. За 2020 год доля вырабатываемой электрической энергии внутри региона снизилась с 5.13% до 4.67% (в абсолютном выражении также наблюдался спад собственной выработки с 829 до 757 млн. кВт. час). Белгородская энергетическая система, которая обслуживает территорию региона, входит в состав Объединенной энергетической системы Центра (ОЭС Центра).

Анализ динамики баланса электрической мощности (см. Табл. 3) показывает, что, несмотря на общую тенденцию ЦФО снижения потребления электроэнергии, в 2020 году был зафиксирован многолетний максимум потребления.

 

Таблица 3. Баланс электрической мощности, МВт

2017 2018 2019 2020
Максимум потребления 2219.6 2 244.3 2 213.7 2 260.3
Нагрузка электростанций 142.3 128.3 124.7 121.6
Получение мощности из внешних энергосистем 2 077.3 2 116.0 2 089.0 2 138.7
Данные [2]

 

Годовой максимум мощности в 2020 году был зафиксирован 25 декабря в 17:00. Однако впоследствии данный показатель был превышен и 21 января 2021 года составил абсолютный исторический максимум в 2353 МВт.

Приведенные показатели по балансам мощности и потребления электроэнергии в Белгородской области дает основания полагать, что данный регион в год пандемии COVID-19 смог избежать реализации одного из главных рисков операционной деятельности энергокомпаний – резкое снижение потребления и, соответственно, выручки. Как отмечено в [6], данный вид риска опасен для электроэнергетики «не столько из-за снижения потребления электроэнергии, сколько из-за роста неплатежей, обусловленных падением доходов у бизнеса и населения и ограниченной возможностью применять санкции к неплательщикам». Дополнительные проблемы состоят в том, что многие долгосрочные инвестиционные стратегии компаний основаны на предположении об устойчивом спросе роста на электроэнергию (а также зачастую на рост ВВП региона). От выполнения данных предположений зависит строительство и ввод новых объектов энергосети, а также возврат инвестиций. Приостановка программ и оптимизация трат энергокомпаний может потребовать государственной помощи и снижению расходов на замену устаревшего оборудования, что создаст долгосрочный негативный эффект для развития всей отрасли.

Приведем более детально структуру потребления электроэнергии в Белгородской области в 2019-2020 гг. Главными потребителями электроэнергии в регионе являются электрометаллургический и горно-обогатительные комбинаты, а также ОАО «РЖД».

 

Таблица 4. Структура потребления электроэнергии в Белгородской области в 2019-2020 гг.

Структура потребления электроэнергии в Белгородской обл. Потребление электроэнергии, млн. кВт. час Относительный прирост потребления
2020 2019
Добыча полезных ископаемых 5 381.3 5 316.2 1.22%
Обрабатывающие производства 5 211.2 5 263.0 -0.98%
Население и приравненные к нему группы потребителей 1 573.7 1 509.5 4.25%
Обеспечение электроэнергией, газом, паром, водоснабжение, водоотведение 1 414.0 1 485.4 -4.81%
Торговля оптовая и розничная. Прочие виды деятельности 998.4 998.5 -0.01%
Сельское хозяйство, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство 991.3 1 002.1 -1.08%
Транспортировка и хранение. Деятельность в области информации и связи 344.8 352.7 -2.24%
Строительство 64.7 62.2 4.02%
Данные [2]

 

Из табл. 4 можно видеть, что наибольший вклад в нейтрализацию спада потребления электроэнергии, связанного с сокращением многих видов экономической деятельности, в Белгородской области внесли предприятия, связанные с добычей полезных ископаемых, а также существенный рост потребления электроэнергии населением и домохозяйствами. Кроме того, практически не пострадало потребление электроэнергии в таких областях как торговля и строительство.

 

Заключение

Анализ объемов и структуры потребления электроэнергии в Белгородской области в первый год эпидемии COVID-19 выявил необычный на фоне других регионов и России в целом факт роста потребления электроэнергии в промышленности, связанной с добычей полезных ископаемых и строительстве. Наряду с более распространенным фактом роста потребления населением и домохозяйствами, этот прирост нивелировал спад использования электроэнергии во многих других сферах экономической деятельности. Вплоть до настоящего момента эпидемия COVID-19 продолжает оказывать сокрушительное и подчас непредсказуемое влияние на все аспекты мировой экономики. Одной из угроз, связанных с долгосрочными последствиями пандемии на энергетический сектор России, представляется пересмотр инвестиционных программ в сторону снижения издержек на поддержание и обновление энергообъектов отрасли. Помимо рисков, связанных с выходом из строя и аварийностью старых мощностей, это несет долгосрочные риски для бюджета страны, продлением сроков ввода необходимых мощностей, и, как следствие, может служить фактором сдерживания экономического роста. Антикризисное управление и оптимальные экономические меры – в настоящее время как никогда актуальная задача для государственных деятелей и экономистов-исследователей.

 

Список литературы

  1. Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции // Постановление Правительства Российской Федерации № 434 от 3 апреля 2020 г.
  2. Об утверждении схемы и программы развития электроэнергетики Белгородской области на 2022-2026 годы // Постановление №45 Губернатора Белгородской области, 30 апреля 2021.
  3. Абаимов, В. Е. Влияние COVID-19 на электроэнергетику мира / В. Е. Абаимов, А. А. Шавкатовна // Инновационная наука. – 2020. – № 11. – С. 79-83.
  4. Макоклюев, Б. И. Влияние эпидемии 2020 г. на режимы электропотребления / Б. И. Макоклюев // Энергия единой сети. – 2020. – № 5-6(54-55). –  С. 26-33.
  5. Потребление электроэнергии по субъектам Российской Федерации // Федеральная служба государственной статистики (Росстат). [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/el-potr.xls.
  6. Шилович, О. Б. Влияние пандемии COVID-19 на экономику энергетической отрасли / О. Б. Шилович, Т. А. Леонова // Наука. Исследования. Практика : сборник избранных статей по материалам Международной научной конференции, Санкт-Петербург, 26 октября 2020 года. – Санкт-Петербург: ГНИИ «Нацразвитие», 2020. – С. 176-178.
  7. Bahmanyar, A., Estebsari, A., Ernst, D. The impact of different COVID-19 containment measures on electricity consumption in Europe // Energy Research & Social Science, Volume 68, 2020.

 

References

  1. On the approval of the list of sectors of the Russian economy most affected by the deterioration of the situation as a result of the spread of a new coronavirus infection [Ob utverzhdenii perechnya otrasley rossiyskoy ekonomiki, v naibol’shey stepeni postradavshikh v usloviyakh ukhudsheniya situatsii v rezul’tate rasprostraneniya novoy koronavirusnoy infektsii]// Decree of the Government of the Russian Federation No. 434 of April 3, 2020.
  2. On approval of the scheme and program for the development of the electric power industry of the Belgorod region for 2022-2026 [Ob utverzhdenii skhemy i programmy razvitiya elektroenergetiki Belgorodskoy oblasti na 2022-2026 gody]// Decree No. 45 of the Governor of the Belgorod region, April 30, 2021.
  3. Abaimov, V.E. Impact of COVID-19 on the world’s electric power industry [Vliyaniye COVID-19 na elektroenergetiku mira]/ V.E. Abaimov, A.A. Shavkatovna // Innovative Science. — 2020. — No. 11. — P. 79-83.
  4. Makoklyuev, B.I. Impact of the 2020 epidemic on power consumption modes [Vliyaniye epidemii 2020 g. na rezhimy elektropotrebleniya]/ B.I.Makoklyuev // Energy of a unified network. — 2020. — No. 5-6 (54-55). — S. 26-33.
  5. Electricity consumption by constituent entities of the Russian Federation // Federal State Statistics Service (Rosstat). [Potrebleniye elektroenergii po sub»yektam Rossiyskoy Federatsii // Federal’naya sluzhba gosudarstvennoy statistiki (Rosstat)]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/el-potr.xls.
  6. Shilovich, O. B. Impact of the COVID-19 pandemic on the economy of the energy industry [Vliyaniye pandemii COVID-19 na ekonomiku energeticheskoy otrasli]/ O. B. Shilovich, T. A. Leonova // Science. Research. Practice: a collection of selected articles based on the materials of the International Scientific Conference, St. Petersburg, October 26, 2020. — St. Petersburg: State Research Institute «National Development», 2020. — pp. 176-178.
  7. Bahmanyar, A., Estebsari, A., Ernst, D. The impact of different COVID-19 containment measures on electricity consumption in Europe [The impact of different COVID-19 containment measures on electricity consumption in Europe]// Energy Research & Social Science, Volume 68, 2020.