Главная страница » Публикации » №4 (68) » Обмен между природой и обществом как методологический принцип исследования и регулирования охраны окружающей среды региона (на материалах Республики Коми)

Обмен между природой и обществом как методологический принцип исследования и регулирования охраны окружающей среды региона (на материалах Республики Коми)

Exchange between nature and society as a methodological principle of research and regulation of environmental protection (The Case of the Komi Republic)


Авторы

Найденов Николай Дмитриевич
доктор экономических наук, профессор
Россия, Российский университет кооперации
ND.Naidenov@mail.ru
Мустафаев Азиз Агасалимович
кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Россия, Институт Социально-Экономических и Энергетических Проблем Севера Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук
mustafaev@iespn.komisc.ru
Найденова Татьяна Анатольевна
кандидат экономических наук, доцент института экономики и управления
Россия, ФГБОУ ВО «Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина»
Naydenovata@mail.ru

Аннотация

Цель исследования заключается в проверке гипотезы о характере взаимоотношений природы и общества региона. В статье авторы аргументируют, что во взаимодействии природы и общества взаимного покорения нет, но есть обмен. Исследование взаимосвязи общества и природы на основе модели обмена между природой и обществом имеет, и теоретическое, и практическое значение. Обмен между природой и обществом как методологический прием целостного представления об экологических отношениях общества с его окружающей средой дает возможность расширить категориальный аппарат решения экологических проблем страны, региона, муниципальных образований и организаций. Используя обмен как методологический инструмент анализа взаимоотношений природы и общества, авторы раскрывают основные экологические проблемы Республики Коми: реализации принципа «загрязнитель платит»; убыточность услуг по сбору и утилизации отходов; совершенствование экоменеджмента на предприятиях.

Ключевые слова

Республика Коми, обмен между природой и обществом, экологическая финансовая ответственность, принцип «загрязнитель платит», экоменеджмент, экономические методы регулирования экологии.

Рекомендуемая ссылка

Найденов Николай Дмитриевич , Мустафаев Азиз Агасалимович , Найденова Татьяна Анатольевна

Обмен между природой и обществом как методологический принцип исследования и регулирования охраны окружающей среды региона (на материалах Республики Коми)// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (68). Номер статьи: 6813. Дата публикации: 12.11.2021. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6813/

Authors

Naydenov Nikolay Dmitrievich
Doctor of Economics, Professor
Russia, Russian University of Cooperation
ND.Naidenov@mail.ru
Mustafaev Aziz Agasalimovich
PhD in Economics, Senior Researcher
Russia, Institute of socio-economic and energy Problems of the North of the Komi scientific center of the Ural branches of the Russian Academy of Sciences
mustafaev@iespn.komisc.ru
Naydenova Tatiana Anatolievna
PhD, Associate Professor
Russia, Institute of Economics and Management of Syktyvkar State University named after Pitirim Sorokin
Naydenovata@mail.ru

Abstract

The purpose of the study is to test the hypothesis about the nature of the relationship between nature and society. In the article, the authors argue that there is no mutual conquest in the interaction of nature and society, but there is exchange. The study of the relationship between society and nature based on the model of exchange between nature and society has both theoretical and practical significance. The exchange between nature and society as a methodological method of a holistic view of the ecological relations of a society with its environment makes it possible to expand the categorical apparatus for solving environmental problems of a country, region, municipalities and organizations. Using exchange as a methodological tool for analyzing the relationship between nature and society, the authors reveal the main environmental problems of the Komi Republic of Komi; unsolved implementation of the polluter pays principle; unprofitable services for the collection and disposal of waste; improvement of environmental management at enterprises.

Keywords

Komi Republic, Exchange between nature and society; environmental financial responsibility, the “Polluter pays” principle, environmental management, climate warming, potato productivity, economic methods of environmental regulation.

Suggested Citation

Naydenov Nikolay Dmitrievich , Mustafaev Aziz Agasalimovich , Naydenova Tatiana Anatolievna

Exchange between nature and society as a methodological principle of research and regulation of environmental protection (The Case of the Komi Republic)// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №4 (68). Art. #6813. Date issued: 12.11.2021. Available at: https://eee-region.ru/article/6813/ 

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Одним из главных стратегических направлений технологического развития современной экономики является её экологизация. Например, Евросоюз объявил свое намерение осуществить проект «Европейский зелёный курс», предполагающий достижение углеродонейтральности к 2050 году. Еврокомиссия намерена создать экономику замкнутого цикла и развивать «зелёные» технологии в течение ближайших десяти лет. Россия также стремится соответствовать возросшим экологическим требованиям к производству и потреблению товаров и услуг. В этой связи возникают вопросы: современное общество покоряет природу? Авторы считают, во взаимосвязи природы и общества взаимного покорения нет, но есть обмен. Поэтому исследование взаимосвязи общества и природы на основе модели обмена между ними имеет и теоретическое, и практическое значение.

Особое внимание в статье уделяется реализации принципов «не навреди» «загрязнитель платит за ликвидацию отрицательных последствий загрязнения». При реализации экологически выверенного производства авторы подчеркивают важное значение экологизации потребления, в том числе в домашних хозяйствах, жилищно-коммунальном хозяйстве и в обращении отходов в Республике Коми.

 

Обзор литературы

В экономической теории основное внимание уделяется отношениям рыночного обмена, деньгам, экономическому росту. Однако в ней находится место и взаимодействию природы и общества.

Фома Аквинский видел в природе Божий промысел. «Поскольку создание вещи должно иметь причину, причем причину, проистекающую не из пассивной потенции, а из активной потенции создателя, …создатель в силах прекратить поддерживать ее бытие» [1, 19].

Меркантилистами международное разделение труда объясняется географическими особенностями природного ландшафта различных стран. Они считали золото и сокровища единственной формой богатства. природа дает фиксированное количество ресурсов, и одна страна может заполучить их только за счет другой страны. Поэтому они поддерживали политику «разори соседа» [7].

Физиократы полагали природу единственным фактором производства [4].

Адам Смит подразделял богатство на богатство естественное и богатство общества. Богатство общества может быть больше или меньше богатства естественного в силу производительности труда и объема полезного труда. Кроме того, А. Смит анализировал влияние природных условий на платежи колоний государству, земельную ренту и заработную плату [11, 123-222].

Д. Рикардо обосновывает тезис, что рента есть разность между продуктами двух одинаковых капиталов, употребляемых в обработке земли [9, 148].

К. Маркс при анализе капиталистического способа производства обращает внимание на то, что человек в процессе создания и использования машин заменяет человеческую силу силами природы [6, 397].

Мы видим, что в классической экономической литературе XIX века превалирует представление, что природа даёт экономике ренту или бедствия. В этом представлении человек стремится уйти из состояния подчиненности природе и перейти в статус господина природы. Вместе с тем, природа обусловливает такие экономические явления, как рента, абсолютные и относительные преимущества стран, участвующих в международном разделении труда.

С 20-х годов XX века в экономической теории используется термин «внешние эффекты». Термин «внешние эффекты» обозначает издержки или выгоды, появляющиеся в результате производства, потребления или обмена благами в экономике, но не нашедшие отражения в рыночных ценах товаров и услуг. Это доходы и расходы третьих лиц, не участвующих в рыночных сделках. Особенно ярко внешние эффекты проявляются в использовании природных ресурсов [19].

Э. Тоффлер показывает отношения общества и природы как волны перемен: от сельскохозяйственной цивилизации к индустриальной и далее к цивилизации массового потребления и цифровизации [13].

У. Нордхаус в 1992 году разработал интегрированную оценочную модель взаимосвязи природы и общества под названием DICE (Dynamic Integrated Climate-Economy). Суть этой модели в том, что она сводит воедино экономические показатели с климатическими, то есть связывают экономический рост, зависящий, прежде всего, от роста населения и производительности труда, с выбросами CO2 и других парниковых газов. Объем выбросов CO2 коррелирует с состоянием экономики, то есть оцениваются ущерб или выгоды для экономики, возникающие в разных регионах от климатических параметров, Главный итог, который может быть получен от модели DICE (ДИКЭ) – это доказательство существования так называемой социальной, или общественной цены углерода (Social Cost of Carbon). Эта цена показывает, к какому ущербу, выраженному в деньгах, приводит выброс условной тонны углекислого газа.

Фундаментальная предпосылка ДИКЭ-модель заключается в положении, что общество должно проводить экологическую политику в экономически обусловленных пределах, когда его выгоды превышают его затраты, а уровень экологического контроля должен быть таким, что дополнительные выгоды от экологического контроля превышают дополнительные затраты на него [18].

Таким образом, количественная экономическая мера взаимодействия природы и общества может быть выражена не только с помощью земельной ренты, но и с помощью социальной цены углерода, баланса выгод и затрат экологической политики.

В Декларации Рио-де Жанейро об окружающей среде и развитию предложена модель взаимоотношений природы и общества, основанная на представлении, что защита окружающей среды составляет неотъемлемую часть процесса развития и не может рассматриваться в отрыве от него. Это модель устойчивого развития. В модели устойчивого развития государства сотрудничают между собой в целях сохранения, защиты и восстановления здорового состояния и целостности экосистемы Земли (Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию. Принята Конференцией ООО по окружающей среды и развитию. Рио-де-Жанейро, 3-14 июля 1992 г.).

Мы видим, что представление о взаимоотношениях природы и общества во второй половине XX столетия радикально поменялось: модель господства и подчинения сменилась моделью коэволюции природы и общества в рамках экосистемы Земли. Рациональное использование природных ресурсов и охрана окружающей среды от вредных выбросов дополняются аспектами сохранения, защиты и восстановления здорового состояния и целостности экосистемы Земли. А это значит, что в системе издержек и выгод производства возник новый вид издержек – экологические издержки и появился новый вид выгод – улучшение состояния окружающей среды. В модели устойчивого развития производство не только забирает ресурсы из природы, но и даёт новые возможности для сохранения экосистемы мира, страны, региона [5].

Фирма ICS предложила 4-х частную модель устойчивого развития. Она включает следующие элементы: ответственное здоровое общество, экологическое равновесие, справедливая зелёная экономика, эффективные новации. Эта модель является результатом эволюции общественного сознания и регулирования экологических отношений от парадигмы господства человека над природой к парадигме совместной эволюции человека и природы (Что такое устойчивое развитие. Разные взгляды и подходы. [Электронный ресурс]. URL: https://www.icsgroup.ru/library/publications/Sustainable_developpment. (Дата обращения 18.10.2021)]).

В.В. Седов проанализировал взаимодействие природы и общества как сферу действия закона сохранения вещества. Действие закона сохранения вещества и энергии во взаимодействии природы и общества можно выразить формулой:

М = P + W, где

М – масса природного материала вещества, P – масса вещества, воплощенного в продукте, W – масса вещества, превратившегося в производственные отходы. Масса природного материала равна массе материала, воплощенного в произведенном продукте и материале, превратившемся в производственные отходы [10]. Неизбежность образования твердых, жидких, газообразных отходов в процессе производства и потребления является проявлением закона возрастания энтропии. Для снижения энтропии во взаимосвязи природы и общества, общество должно создавать механизмы, мотивирующие совершенствование технологических процессов с меньшими отходами.

 

В.И. Спирягин обращает внимание на рекреационные возможности природы [12, 161-166].

М. Грабб, К. Вролик. Д. Брэк скептически относятся к идее международного регулирования климата [2]. Однако, теория и практика опровергают тезис о невозможности регулирования климата.

Так, Д.В. Дайнеко подчеркивает, что институты (здесь под институтом понимается совокупность традиций, обычаев, контрактов, юридических законов, мотивов и стимулов, лежащих в основе организационно-правовых форм хозяйственной деятельности) имеют важное значение и для регулирования природопользования. В экономической теории природопользования важное место занимает категория устойчивого развития. Устойчивое развитие – это сбалансированное, самоподдерживающееся развитие общества, улучшающее качество среды обитания человека и находящееся в пределах её способности обеспечивать существование человека как бинома экосистемы. Устойчивое развитие – это развитие, при котором удовлетворение потребностей нынешнего поколения не ставит под угрозу удовлетворение потребностей будущих поколений Институциональная структура общества призвана поддерживать запас природных активов в объеме не меньшем, чем в настоящее время [3].

Институты наряду с физическим, биологическим и технологическим регулированием пропорций экосистем уменьшают их отклонения от гомеостаза.

Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) предложила формировать показатели взаимодействия природы и общества на основе модели «нагрузка – состояние – реакция» (PSR: Pressure – State – Reaction). Эта модель позже была усовершенствована путем добавления двух категорий: «движущие силы» и «воздействие». Модель PSR стал моделью DPSIR – «движущие силы – нагрузка – состояние – воздействие» (Driving forces – Pressure – State – Impact – Reaction). Модель DPSIR легла в основу Европейской системы индикаторов состояния окружающей среды (Показатели зеленого роста ОЭСР. 2014. C.88-102. [Электронный ресурс URL: https://www.oecd.org……/Chapter-OECD-Green-Growth-Indicators-2014.-Russian.pdf (дата обращения 10.09.2015).).

В Российской практике экологического регулирования для оценки взаимодействия природы и общества используется модель ДСДВР (движущие силы, давление, состояние, воздействие, реагирование) (Положение о подготовке и распространении ежегодного государственного доклада о состоянии и об охране окружающей среды. Постановление Правительства РФ от 24.09.2012 № 961 (ред. от 10.09.2014) URL:http://legalact.ru/doc/postanovlenie-pravitelstva-rf-24092012-n966/).

В регионах и по отдельным отраслям системы оценки взаимодействия природы и общества различаются. Так, В.М. Фомина и М.В. Фомин предложили для анализа взаимодействия природы и общества в сфере водопользования в Республике Коми 21 индикатор, в том числе рост населения, забор пресных вод на единицу валового регионального продукта, среднегодовой речной сток (доля проб, не соответствующих санитарно- гигиеническим нормам (доля утечек и неучтенных расходов в % от подачи воды) [15].

В связи с анализом взаимодействия общества и природы отметим, что в исследованиях экономических проблем природопользования широкое распространение получила концепция экосистемных услуг.

Термин «экологические услуги» был введен в 1970 году в Докладе об исследовании критических экологических проблем. Доклад является результатом исследования, проведенного за счет средств Массачусетского технологического института, в июле 1970 года в Уильямс – колледже, Уильямстаун, штат Массачусетс, США (Study of Critical Environmental Problems (SCEP). 1970. URL: https://mitpress.mit.edu/contributors/study-critical-environmental-problems-scep (дата обращения 10.06.2021)).

Экосистемные услуги – это блага, которые общество получает из природной среды. Они представляют собой значимые элементы функционирующих экосистем (агроэкосистем, водных экосистем, лесных экосистем). К экосистемным услугам можно отнести обеспечение населения чистой питьевой водой, разложение отходов, естественное опыление сельскохозяйственных культур.

Все экосистемные услуги могут быть сгруппированы в четыре категории: снабжение (например, добыча природных ископаемых), регулирование (например, контроль за массовыми болезнями животных растений и человека), поддержка (например, поддержка круговорота питательных веществ в природном ландшафте, поддержка естественного опыления сельскохозяйственных культур), поддержка культурных ценностей, связанных с природными ландшафтами (например, использование природного ландшафта в кинофильмах). Пользование экосистемными услугами требует экологических затрат.

В качестве примеров экосистемных услуг можно привести очистку воды и атмосферного воздуха, регулирование осадков и засухи, ассимиляцию и детоксикация отходов, формирование и сохранение почвы, борьбу с вредителями и болезнями, сохранение биоразнообразия в интересах сельского хозяйства, защиту от ультрафиолетового излучения, меры по стабилизации климата и многое другое [16].

Н.Д. Найденов показал, что в триаде «экономика, природа, общество» действуют рыночный и бюджетно-распределительный типы обеспечения равновесия социоприродной экосистемы. Рыночное равновесие реализуется через цену на продукцию. Бюджетно-распределительное равновесие поддерживается также балансированием бюджетных показателей доходов и расходов в части налоговых поступлений от пользователей природными ресурсами и расходов на природоохранные мероприятия по региону и хозяйствующему субъекту [12].

 

Материалы и обсуждение

Часто взаимоотношения природы и человека характеризуются через понятия борьба за территорию, преобразование природы, адаптация природы к человеку, или наоборот адаптация человека к природе. Мы считаем, что эти модели взаимоотношения природы и общества недостаточно полны. Человек берет ресурсы природы в пользование, но он дает ей отходы. Отсюда, мы считаем, что будет более предпочтительным использовать для характеристики взаимосвязи природы и общества категорию обмена.

Обмен между природой и обществом, как методологический прием целостного представления об экологических отношениях общества с его окружающей средой, дает возможность расширить категориальный аппарат решения экологических проблем страны, региона, муниципального образования и организаций.

В природопользовании общество берет природные ресурсы и возвращает ей отходы, производит одни вещества и возвращает другие. Таким образом, взаимодействие между обществом и природой – это не только преобразование природы и последующее её восстановление, но и обмен веществами и энергией между двумя экосистемами – экосистемой человека и природной экосистемой.

Существуют технический и стоимостной аспекты взаимодействия общества и природы. В техническом аспекте есть три пути гармонизации отношений природы и общества: синергия хозяйственной деятельности и природной среды, безотходное производство, уменьшение изъятий из природы. В стоимостном аспекте пропорции между природой и обществом принимают стоимостные формы (например, рента, затраты на сбор и утилизацию отходов, стоимостное выражение побочных эффектов ухудшения состояния окружающей среды).

Общепринято выделение четырех основных стадий взаимоотношений общества и природы, характеризующихся спецификой социоестественной системы. Это стадии присваивающего хозяйства, господства традиционной аграрной экономики, индустриального и постиндустриального общества. Для будущего гипотетически выделяется еще и пятая – ноосферная стадия. Для каждой стадии исторического развития были характерны разное соотношение собственной экосистемы человека и природной экосистемы, разные формы преобразования среды обитания и восстановления естественного равновесия [14, 5].

Назовем основные модели обмена между природой и обществом: собирательство и охота, сельскохозяйственный обмен, индустриальный обмен, постиндустриальный обмен.

Собирательство и охота: человечество берет мало ресурсов и производит отходы, которые природой утилизируются без вреда самой природе.

Сельскохозяйственный обмен: человечество создает собственный ландшафт и собственную экосистему, нарушает или уменьшает разнообразие видов и другие природные пропорции, уничтожает отдельные виды животных и растений, расширяет пространство для жизни других живых организмов. Индустриальный обмен: создается искусственный ландшафт, который вредит и природе, и человеку, поддерживает вредные выбросы в природную среду. Среда радикально меняется в пользу обеднения многообразия видов на фоне гипертрофированного размножения других видов. Широкое распространение получает городская экологическая система.

Постиндустриальный обмен: между человеческим сообществом и природой формируется обмен, который сохраняет и природу, и человеческий бином: технологии не предусматривают выбросов вредных веществ, после отчуждения от природы ресурсов природный ландшафт реконструируется, у природы забирается столько ресурсов, сколько необходимо для ее восстановления, отходы снова перерабатываются в используемые природные ресурсы. Действует принцип: получил прибыль после использования природных ресурсов, убери за собой, загрязнитель платит за загрязнение.

Природные ресурсы, используемые в экономике, взаимодействуют с другими ресурсами, продуктами и процессами в определённой пропорции. Эта пропорциональность образует содержание технического строения экономики и отношения общества с природой. Ресурсы, получаемые путем использования природы, очевидно имеют и свою цену, выражающуюся в издержках их использования. Эта цена выступает или в виде убытков от извлечения природных ископаемых, или в виде земельной ренты. Выпуск загрязнителей имеет отрицательную цену, которая должна быть компенсирована экономическим субъектами: или обществом, или конкретными производителями-пользователями природных ресурсов, или потребителями. Отходы получают цену и ресурсы получают свою цену. Ресурсы приобретают дополнительную положительную цену, если создается экономия издержек при производстве конечного продукта. При фиксированной цене конечного продукта природные ресурсы могут создавать дополнительный внешний эффект за счет лучших потребительских качеств конечного продукта. При фиксированных затратах на извлечение природных ресурсов цена может колебаться и приносить владельцу выгоду. Важно иметь в виду, что ресурсы могут получить и отрицательную цену, если они создают внешние отрицательные эффекты и не могут быть компенсированы самими производителями. В последнем случае, когда в техническом аспекте ресурсы удовлетворяют потребности общества, но не компенсируются на индивидуальном уровне, к процессу компенсации отрицательных внешних эффектов подключается государство, оно привлекает дополнительные финансовые ресурсы за счет налоговых ставок на вредные выбросы. В конечном счете отрицательные внешние эффекты в стоимостном выражении будут компенсированы, а технически обоснованные экологические нормативы будут реализованы.

Компенсация за утилизацию отходов может быть заложена или в цену продукта, или включена в инвестиционные затраты в проектах использования природных ресурсов.

Прямые инвестиции в улучшение экологического состояния населения и организаций представляют собой вычет из потребления текущего поколения, но они увеличивают благосостояние будущих поколений. Поэтому инвестиции в улучшение экологического состояния населения можно рассматривать как инвестиции в будущее. Эти инвестиции сохраняют благоприятную среду для будущих поколений.

Если ответственность за соблюдение экологической дисциплины в сборе и утилизации отходов от использования природных ресурсов падает на общество, то оно может применить различные механизмы для обеспечения сохранения благоприятной окружающей среды, например, утилизационные сборы, плату за загрязнение, плату за лицензии на выпуск загрязняющих веществ.

Согласно Киотскому протоколу, в мире формируется система квот на вредные выбросы, торговля квотами на углеродные выбросы, система налоговых сборов за вредные выбросы от производства. Например, углеродный налог, штрафы за превышение допустимых выбросов.

Налог на углерод может быть применен к любому типу парниковых газов или комбинации парниковых газов, выделяемых любым сектором экономики.

По состоянию на 01.01.2019 г. налоги на углерод были введены или запланированы к введению в 25 странах, в то время как 46 стран установили ту или иную форму цены на углерод, либо через налоги на выбросы углерода, либо через схемы торговли эмиссионными квотами (State and Trends of Carbon Pricing October 2015. – The World Bank, 2015-10-15. [Электронный ресурс]. URL: https://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/22630 (Дата обращения 05.05.2021)).  

Парижское соглашение – соглашение в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующее меры по снижению содержания углекислого газа в атмосфере с 2020 года. Соглашение было подготовлено взамен Киотского протокола в ходе Конференции по климату в Париже и принято консенсусом 12 декабря 2015 г., а подписано 22 апреля 2016 года ([1] Парижское соглашение. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/climatechange/paris-agreement.).

Целью соглашения (согласно ст. 2) является, в частности, удержание роста глобальной средней температуры «намного ниже» 2 C и приложение усилий для ограничения роста температуры величиной 1,50С.

Страны-участники определяют свои вклады в достижение декларированной общей цели в индивидуальном порядке, пересматривают их раз в пять лет. Не предусматривается никакого механизма принуждения, как в отношении декларирования национальных целей, так и в обеспечении обязательности их достижения.

По Парижскому соглашению, Россия должна достичь к 2030 году выбросов парниковых газов не более 70% от уровня 1990 года. В 2018 г. уровень выбросов парниковых газов из России составил 52% от уровня 1990 года (Порфирьев Б., Широв А., Колпаков А. Климат для людей, а не люди для климата // Эксперт, 2020, № 31-34. C. 44-47).

 

Текущая ситуация в области природопользования в Республике Коми

К основным региональным экологическим проблемам Республики Коми относятся весеннее половодье, лесные пожары, техногенное воздействие на окружающую среду, космическая и оборонная деятельность. В частности, наличие большого количества несанкционированных свалок. Они находятся в лесах и вблизи населённых пунктов, на некоторые из них продолжается свозится мусор. В 2018 году число несанкционированных свалок составляло 350. Муниципалитеты не могут ликвидировать несанкционированные свалки в границах поселений, потому что средств на это у них попросту нет. Силами волонтёров и местных жителей во время природоохранных акций убрать такие объёмы тоже нереально. Полномочия по ведению лесного хозяйства Федерация передала регионам. Вместе с тем средства на ликвидацию свалок в лесном фонде, к сожалению, в рамках выделяемых субвенций не предусмотрены.

Нередки для Республики Коми нефтеразливы. Это связано, прежде всего, с износом трубопроводной системы. Да, нефтяные компании, работающие сегодня в республике, реализуют природоохранные программы, которые в том числе включают мероприятия по предупреждению и ликвидации аварийных разливов, по замене трубопроводов. Но их, к сожалению, недостаточно: разливы продолжаются (в 2019 году объём нефтеразливов составлял 62,45 кубометра на 4,5 га). Основные районы добычи нефти в республике – это пограничные с Арктической зоной территории в бассейне магистральных рек, которые протекают через арктическую зону и впадают в Северный Ледовитый океан. В случае аварийных разливов страдает не только экосистема водного объекта, но и экосистема арктических территорий, которая наиболее уязвима к антропогенному воздействию (Переверзев А. Главные экологические проблемы Коми: нелегальные свалки и нефтеразливы //Аргументы и факты. 28.06. 2019. [Электронный ресурс]).

В Коми остро ощущается нехватка полигонов для захоронения твердых коммунальных отходов. По состоянию на 31.12.2019 г. в государственный реестр объектов размещения отходов включены 99 объектов размещения отходов.

В Республике функционируют 11 полигонов, но этого количества недостаточно. Завершено строительство полигона в селе Койгородок и трёх площадок для накопления отходов, продолжается возведение полигона в Ижме. Также проходят необходимые экспертизы проекты строительства полигонов в Сысольском и Усть-Вымском районах. Но это всё объекты хранения и захоронения, а объекты по обработке и утилизации твердых коммунальных отходов в Коми отсутствуют (Арамелева О. В Коми не хватает полигонов по обработке и утилизации бытовых отходов//АиФ Коми. 27.05.2019. URL: https://komi.aif.ru/society/details/v_komi_ne_hvataet_poligonov_po_obrabotke_i_utilizacii_bytovyh_othodov Дата обращения 09.06.2019)]).

На уровне организаций хорошим примером эффективного экоменеджмента является ПАО «Монди «Сыктывкарский ЛПК»».

В 2015 году «Монди СЛПК» был исключен из списка экологических горячих точек по показателю «Сокращение эмиссии оксида углерода и специфических веществ». Этого удалось достичь в результате масштабной модернизации предприятия, в частности реализации проекта STEP, а также применения современных и безопасных технологий промышленного производства. Компания стала первым российским предприятием, которое выполнило все условия так называемой «полной» процедуры исключения из перечня экологических горячих точек Баренцев/Евроарктического региона.

По итогам встречи министров окружающей среды стран Баренцев/Евроарктического региона Монди Сыктывкарский ЛПК исключен из числа экологических горячих точек в части горячей точки Ko3-2 – «Сокращение сброса сточных вод». Это решение принято на официальном мероприятии, в котором приняли участие министры окружающей среды Норвегии, Швеции, Финляндии и России, прошло 5 февраля 2020 года в городе Лулео (Швеция) (Кичигина С. Монди СЛПК исключен из списка экологически горячих точек БЕАР.URL: https://эжва.рф/2020/02/11/монди-слпк-исключен-из-списка-экологи/ (дата обращения 09.06.2021)). В связи с успешной реализацией компанией Mondi стратегического проекта по модернизации очистных сооружений предприятия, выросла эффективность их работы и значительно улучшены качественные показатели сточных вод.

 

Принцип обмена между природой и обществом и задачи по реализации Парижского Соглашения в Республике Коми

Из принципа обмена между природой и обществом вытекает необходимость изыскания финансовых источников покрытия затрат на восстановление выведенных из состояния равновесия объектов природы средствами нарушителя это равновесия. Примечательным в этой связи является решение арбитражного суда Красноярского края обязать дочернюю компанию ПАО «Норникель» – Норильско-Таймырскую энергетическую компанию (НТЭК) – выплатить более 146 млрд. руб. в качестве компенсации за вред, причиненный природе разливом топлива из-за аварии на ТЭЦ-3 в Норильске 20 мая 2020 года. Такое решение суд принял, рассмотрев иск к компании от Енисейского межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Суд обязал «Норникель» выплатить ₽146 млрд за разлив топлива в Норильске. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/business/05/02/2021/601cfb6d9a7947666e740cda.).

Финансовую ответственность за нефтеразливы в Республике Коми несут компании, допустившие их. Имели место и судебные иски по вопросам возмещения вреда от нефтеразливов. Так, по решению от 27 мая 2021 г. Арбитражный суд Коми взыскал с компании «ЛУКОЙЛ-Коми» компенсацию в размере 5,9 млн. руб. Суд установил, что 18 мая 2019 г. произошла авария из-за выпадения прокладки на скважине № 6 нефтешахтного управления «Яреганефть» компании «ЛУКОЙЛ». Нефтесодержащая жидкость разлилась на прилегающей территории предприятия «Яреганефть». Площадь загрязнения составила 1639 кв. м. Управление Росприроднадзора оценило ущерб на сумму более 6,3 млн. руб. Суд согласился с управлением Росприроднадзора. Но компания не стала возмещать ущерб. Последовало обращение в суд. Суд зачел понесенные «ЛУКОЙЛ-Коми» затраты на рекультивацию загрязненной территории – более 476 тыс. руб. В итоге с компании взыскали более 5,9 млн. руб. (Арбитражный суд Республики Коми. Решение. Дело № А29-1107/2020. Г. Сыктывкар. [Электронный ресурс]. URL: https://ras.arbitr.ru/Document/Pdf/eb29bb27-8e4d-4ef7-bac2-/d41716845317/dc6c497a-31cc-4d77-86ee-3a01def22a8d/А29-11007-2020__20210527.pdf?isAddStamp=True).

В Республике Коми на 01.01. 2019 г. объём отходов составил 126 253, 04 тыс. тонн. За год образовалось 36024,7 тыс. т отходов, поступило из других организаций 288, 6 тыс. т., обработано отходов 42, 3 тыс. т, утилизировано отходов 21, 2 тыс. т.

В общем объеме образовавшихся отходов преобладают отходы I класса (чрезвычайно опасные) – 0,000087 %, II класса – (высокоопасные) 0,00031 %, III класса (умеренно опасные) – 0, 414 %, IV класса (малоопасные) – 0,94 %, V класса опасности (практически неопасные) – 98, 65 % (Государственный доклад «О состоянии окружающей среды Республики Коми в 2019 году». Сыктывкар. ГБУ РК «Территориальный фонд информации Республики Коми. Сыктывкар, 2020. С.76, 81 (162с.)).

Таким образом, мы отмечаем низкий уровень обработки, утилизации и обезвреженния отходов (476, 6 тыс. т, или 1, 2 % от вновь образованных отходов). Однако, уровень обезвреживания отходов соответствует уровню образования вредных отходов.

Передано твердых коммунальных отходов региональному оператору в 2019 году 39,9 тыс. т. Однако региональный оператор по обращению твердых коммунальных отходов ООО «Ухтажилфонд» столкнулся с экономическими трудностями.

Бухгалтерский баланс регионального оператора по обращению твердых коммунальных отходов на 31 декабря 2019 г. составил 963 836 тыс. руб., в том числе активы 795 010 тыс. руб., долгосрочные обязательства составили 131 335 тыс. руб., краткосрочные обязательства – 82 373 тыс. руб. Выручка за 2019 г. составила 1629 860 тыс. руб., себестоимость продаж – 1443 871 тыс. руб., прибыль (убыток) до налогообложения – минус 81009 тыс. руб. (Бухгалтерская отчетность ООО «Ухтажилфонд». ИНН1102055018. за 2019 г. Электронный ресурс. URL: https://e-ecolog.ru/buh/2019/1102055018 (дата обращения 29.06.2021)).

Основная причина убытка регионального оператора – задолженность потребителей за оказание услуги по обращению с твердыми коммунальными отходами. Она составила за 2019 год – 434 тыс. руб., за 2020 – 476 тыс. руб. Известное в экономический теории явление, которое получило название «проблема зайца» – отключить от услуги нельзя, но плательщик не выполняет свои обязательства. В целом эта проблема решается путем оплаты всей суммы стоимости услуг теми плательщиками, которые добросовестно исполняют свои обязательства. Они платят в конечном счете и за себя, и за соседа-неплательщика. Другой вариант – коллектив, в котором есть плательщики и неплательщики, уменьшают объем потребляемых услуг. На наш взгляд, неплательщиков общих услуг в конечном счете необходимо расформировывать или удалять из коллектива. На месте упраздненных хозяйственных организаций необходимо создавать новые, которые при приёме физических и юридических лиц в свои члены будут учитывать дифференциацию готовности платить за оказанные общие услуги.

Предприятия, сталкивающиеся с «проблемой зайца», прибегают для ее решения к различным мерам. Все меры основываются на строгом учете лиц- неплательщиков и суммы задолженности. Они включают подачу исков в суд, отключение от снабжения и доступа к другим услугам, формирование однородных коллективов-потребителей общих услуг.

Жалобы потребителей услуг регионального оператора ООО «Ухтажилфонд» связанны с требованием рассчитывать стоимость оказания услуг по факту вывоза ТКО (твердых коммунальных отходов), исходя из объемов, согласованных с региональным оператором и потребителями, а не из нормативов образования отходов. Однако при наличии спора объём вывезенных ТКО и частота оказания услуги подлежат доказыванию безотносительно договора. Факт накопления ТКО сам по себе не может служить достаточным доказательством того, что эти отходы были вывезены, причем именно региональным оператором (его контрагентом) в объеме, предъявляемым к оплате (Арбитражный суд Коми вынес решение по иску ООО «Ухтажилфонд» к одному из предприятий общественного питания в Сыктывкаре о взыскании платы за вывоз за вывоз твердых коммунальных отходов. [Электронный ресурс]. URL: https://usinsk-novosti.ru/article-post/188061. 23.07.2020. (дата обращения 29.06.2021)). Потребители в составе коллективного пользователя, уклоняющиеся от оплаты коммунальных услуг в конечном счёте приводят регионального оператора к состоянию банкротства, к ухудшению его финансового состояния, когда он не осуществляет инвестиционные вложения, не оказывает помощь муниципалитетам в приобретении контейнеров и оказании других сопутствующих услуг. Проблема нехватки контейнеров остро стоит во всех районах Республики Коми. В регионе не хватает 4000 контейнеров (В Республике Коми юридические лица задолжали за услугу по обращению ТКО 476 млн. руб. [Электронный ресурс]. URL: http://new.usfond.ru/news/v-respublike-komi-.yuridicheskie-litsa-zadolzhali-za-uslugu-po-obrascheniyu-s-tko-476-millionov-rubl./23.06.2021 (дата обращения 27.06.2021)).

 

Результаты исследования

Взаимодействие природы и общества имеет циклический характер и может быть отражено в категориях обмена между природой и обществом.

К основополагающим характеристикам обмена между природой и обществом относится:

  • замкнутый технологический цикл производства и потребления на стороне человека;
  • производство и потребление ресурсов на стороне человека сохраняет возможность естественно воспроизводиться для природы;
  • адаптация производства и потребления человека к климатическим и географическим изменениям позволяет человеку сохранять благоприятную для человека окружающую среду;
  • обмен между природой и человека носит индивидуальный и коллективный характер. Оба типа обмена взаимно дополняют друг друга, образуя целостность обмена;
  • в экологической политике действует правило «не навреди»;
  • в экономической экологической политике действует правило «загрязнитель платит».

Наш анализ показывает, что обмен между природой и обществом вызывает к жизни различные регулятивные процессы, в том числе рыночные, культурные, договорные, плановые и правовые.

 

Рекомендации

Путин В.В. в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации выделил следующие аспекты пропорциональности между природой и обществом и требования к улучшению окружающей среды.

  1. Необходимость возложения финансовой ответственности на собственников хозяйствующих субъектов за ликвидацию накопленного вреда и рекультивацию промплощадки по принципу – «получил прибыль за счет природы – убери за собой».
  2. Необходимость следования принципу «загрязнитель платит» по каждому хозяйствующем субъекту.
  3. Финансовая ответственности за утилизацию товаров и упаковки возлагается на производителей товаров.
  4. Всемерно и повсеместно расширять в хозяйствующих субъектах технологии замкнутого цикла.

5.Необходимость направлять экологические платежи на ликвидацию накопленного вреда и оздоровление окружающей среды.

  1. Обеспечить выполнение обязательства Российской Федерации снизить на 20 % к 2024 г. объем вредных выбросов в атмосферную среду по отношению к 2017 г.
  2. Ввести практику квотирования вредных выбросов в городах.
  3. Поддержать проекты бизнеса по экологической модернизации предприятий.

По мнению В.В. Путина, экология должна стать драйвером модернизации промышленности, жилищно-коммунального хозяйства, транспорта, энергетики (Стенограмма Послания Владимира Путина Федеральному собранию. 21.04.2021 [Электронный ресурс]URL:http://prezident.org/tekst/stenogramma-poslanija-vladimira-putina-federalnomu-sobraniju-21.04.2021htm (дата обращения 02.06.2021)).

Сбор и обработка первичной и нормативной информации по всем предприятиям и населенным пунктам позволит определить их экологические потребности в природных и экономических ресурсах, а также ресурсы для преодоления негативных экологических деформаций. Особенно это актуально в части измерений углеводородного следа в Республике Коми.

Изменение пищевых привычек (переход на диету, насыщенную растительными продуктами; снижение калорийности рациона до оптимальных уровней), снижение уровня пищевых отходов на 50 %, а также модернизация сельскохозяйственных практик (повышение урожайности на 50 %, снижение углеродного следа производства продуктов питания на 40%) позволят не допустить роста температуры в 2°C к 2100 г. с 67-ю % вероятностью (при условии сокращения до нуля всех выбросов, не относящихся к пищевой индустрии, к 2050 г.) [17].

Для формирования взаимоподдерживающих отношений общества и природы необходимо изучать и распространять способы и механизмы трансляции традиционной культуры в современную практику построения этих взаимоотношений.

Для преодоления отрицательных последствий глобального потепления на урожайность сельскохозяйственных культур в Республике Коми важно проводить мероприятия по повышению плодородия почв в регионе, в частности вносить больше минеральных и органических удобрений в сельскохозяйственные угодья, а также проводить селекционную работу.

 

Литература

  1. Аквинский, Ф. Сумма теологии. Часть I. Вопросы 75-119. Вопрос 75. Киев, Эльга Ника-центр. 2005. 576 с.
  2. Грабб, М., Вролик, К., Брэк, Д. Киотский Протокол: Анализ и интерпретация. М.: Наука. 2001. 302 с.
  3. Дайнеко, Д.В. Институциональный подход к экологическим аспектам лесопользования//Стратегия устойчивого развития регионов России. 2012. № 10. С. 117-122
  4. Кенэ, Ф. Избранные экономические произведения. М.: Соцэкгиз, 1960. 551 с.
  5. Макеева, Е.Д. Исторический подход к проблеме взаимоотношений общества и природы // Вестник ВятГУ. 2015. № 3. С. 25-31.
  6. Маркс, К, Энгельс, Ф. Соч. Издание 2. М.: Госполитиздат, 1960. Т. 23. 902 с.
  7. Меркантилизм. Сборник. Ленинград, Соцэкгиз, Ленинградское отделение. 1935. 340 с.
  8. Найденов, Н.Д. Доходы и расходы бюджета города в аспекте охраны окружающей среды (на примере муниципального образования городского округа «Воркута» Арктической зоны Российской Федерации). В кн.: Актуальные проблемы направления и механизмы развития производительных силе Севера – 2020. Сборник статей Седьмой Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием» (9-11 сентября 2020 г, г. Сыктывкар. В 2 ч. Сыктывкар: ООО «Коми республиканская типография», 2020. Ч. I С. 248-256.
  9. Рикардо, Д. Сочинения. Том III. М.: Государственное издательство политической литературы. 1955. 295 с.
  10. Седов, В.В. Экономика как сфера взаимодействия законов общества и природы//Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 15 (344). Экономика. Вып. 45. С.8-19.
  11. Смит, А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Огиз-Соцэкгиз. 1935. Том II. С.473 с.
  12. Спирягин, В.И. Стратегии управления и хозяйственные решения с точки зрения взаимодействия общества и природы. В кн.: Лесной комплекс Республики Коми на этапе рыночных преобразований. Монография Сыктывкар, Коми филиал Вятской государственной сельскохозяйственной академии. 2011. 191 с.
  13. Тоффлер, Э. Третья волна. М.: ООО «Фирма «Издательство «АСТ» 2004. 784 c.
  14. Традиционный опыт природопользования в России / Ответственные редакторы Л.В. Данилова, А.К. Соколов. М.: Наука, 1998. 527 c.
  15. Фомина, В.Ф., Фомин, М.В Эколого-экономического развитие Республики Коми в аспекте «зелёного роста» // Север и рынок. Формирование экономического порядка. 2018. № 1 (57). С.85-98. DOI: 1025702/КSC.2220-802х-1-2018-57-85-98.
  16. Daily, G., C. Nature’s Services: Societal Dependence on Natural Ecosystems. Washington, D.C. Island Press.1997. 392 p.
  17. Michael, A. Clark, Nina, G.G. Domingo, Kimberly Colgan, Sumil K. Thakrar, David Tilman. Global food system emissions could preclude achieving the 1.5° and 2°C climate change targets (англ.) // Science.  2020-11-06.  Vol. 370, Iss. 6517.  P. 705–708. doi:10.1126/science.aba7357.
  18. Nordhaus, W. (February 1992). The «DICE» Model Background and Structure of Dynamic Integrated Climate –Economy Model of the Economics of Global Warming (Cowles Facundating Discussion Paper no 1009. Cowles Foundation for Research in Economics, Yale University. 73 p. 
  19. Pigou, A. C. The Economics of Welfare, London,  Macmillan and Co, Limited, 1920. 1022 p. 

References

  1. Aquinas, Th. The sum of theology. Part I. Questions 75-119. Question 75. [Summa teologii. Chast’ I. Voprosy 75-119. Vopros 75.] Kiev, Elga Nika Center. 2005. 576 p.
  2. Grabb, M., Vrolik, K., Brek, D. Kyoto Protocol: Analysis and Interpretation. [Kiotskij Protokol: Analiz i interpretaciya]. M.: Nauka. 2001. 302 p.
  3. Daineko, D.V. Institutional approach to environmental aspects of forest management // Strategy for sustainable development of Russian regions. 2012. No. 10. P. 117-122.
  4. Quesnay, F. Selected economic works. M .: Sotsekgiz, 1960.551p.
  5. Makeeva, E.D. Historical approach to the problem of relations between society and nature [Istoricheskij podhod k probleme vzaimootnoshenij obshchestva i prirody]// VyatSU Bulletin. 2015. No. 3, pp. 25-31.
  6. Marx, K, Engels, F. Workse. [Sochinyeniya]/ Edition 2. M.: Gospolitizdat, 1960. Vol. 23. 902
  7. Collection [Sbornik] Leningrad, Sotsekgiz, Leningrad branch. 1935.340 p.
  8. Naydenov, N.D. Revenues and expenditures of the city budget in the aspect of environmental protection (on the example of the municipal formation of the urban district «Vorkuta» of the Arctic zone of the Russian Federation) [Dohody i raskhody byudzheta goroda v aspekte ohrany okruzhayushchej sredy (na primere municipal’nogo obrazovaniya gorodskogo okruga «Vorkuta» Arkticheskoj zony Rossijskoj Federacii)]. In the book: Actual problems of the direction and mechanisms of development of the productive force of the North — 2020. Collection of articles of the Seventh All-Russian Scientific and Practical Conference (with international participation «(September 9-11, 2020, Syktyvkar. At 2 parts, Syktyvkar: OOO Komi republican printing house «, 2020. Part I, pp. 248-256.
  9. Ricardo, D. Works. Tom III.[ Sochineniya. Tom III]. Moscow: State Publishing House of Political Literature. 1955.295
  10. Sedov, V.V. Economy as a sphere of interaction between the laws of society and nature [Ekonomika kak sfera vzaimodejstviya zakonov obshchestva i prirody]// Bulletin of the Chelyabinsk State University. 2014. No. 15 (344). Economy. Issue 45, pp. 8-19.
  11. Smith, A. Research on the nature and causes of the wealth of peoples [Issledovanie o prirode i prichinah bogatstva narodov]. M .: Ogiz-Sotsekgiz. 1935. Volume II, 473p.
  12. Spiryagin, V.I. Management strategies and business decisions from the point of view of interaction between society and nature [Strategii upravleniya i hozyajstvennye resheniya s tochki zreniya vzaimodejstviya obshchestva i prirody]. In the book: Forestry complex of the Komi Republic at the stage of market transformations. Monograph Syktyvkar, Komi branch of the Vyatka State Agricultural Academy. 2011.191
  13. Toffler, E. The third wave[ Tret’ya volna]. M .: LLC «Firm» Publishing house «AST». 2004. 784p.
  14. Traditional experience of nature management in Russia [Tradicionnyj opyt prirodopol’zovaniya v Rossii ]/ Executive editors L.V. Danilova, A.K. Sokolov. Moscow: Nauka, 1998.527 p.
  15. Fomina, V.F., Fomin, M.V Ecological and economic development of the Komi Republic in the aspect of «green growth»[Ekologo-ekonomicheskogo razvitie Respubliki Komi v aspekte «zelyonogo rosta»]// North and market. Formation of the economic order. 2018. No. 1 (57). S.85-98. DOI: 1025702 / KSC.2220-802x-1-2018-57-85-98.
  16. Daily, G., C. Nature’s Services: Societal Dependence on Natural Ecosystems. Washington, D.C. Island Press. 1997. 392 p.
  17. Michael, A. Clark, Nina, G.G. Domingo, Kimberly Colgan, Sumil K. Thakrar, David Tilman. Global food system emissions could preclude achieving the 1.5 ° and 2 ° C climate change targets // Science. 2020-11-06. Vol. 370, Iss. 6517. P. 705-708. doi: 10.1126 / science.aba7357.
  18. Nordhaus, W. (February 1992). The «DICE» Model Background and Structure of Dynamic Integrated Climate –Economy Model of the Economics of Global Warming (Cowles Facundating Discussion Paper no 1009. Cowles Foundation for Research in Economics, Yale University. 73 p.
  19. Pigou, A. C. The Economics of Welfare, London, Macmillan and Co, Limited, 1920.1022 p.