Главная страница » Публикации » №3 (67) » Латинская Америка: поиски маршрута к пост-ковидному восстановлению с опорой на глобальную Повестку 2030

Латинская Америка: поиски маршрута к пост-ковидному восстановлению с опорой на глобальную Повестку 2030

Latin America: Finding a Path to the Post Pandemic Recovery Relying on the Global 2030 Agenda


Авторы

Ермольева Элеонора Георгиевна
кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Центра иберийских исследований
Россия, Институт Латинской Америки Российской академии наук (ИЛА РАН)
ermolieva@gmail.com

Аннотация

Латино-Карибская Америка (ЛКА) принадлежит к регионам, для которых пандемия коронавируса Sars-Cov-2 стала истинным бедствием. По имеющимся оценкам, на территорию, где проживает 8,4% мирового населения, пришлось 27,8% смертных случаев от Covid-19. Последствия эпидемии отразились на многих аспектах латиноамериканской действительности, что привело к многомерному кризису. По данным Экономической комиссии ООН для стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК), падение ВВП (в среднем по региону) в 2020 г. составило 9%. Численность бедного населения превысила 209 млн человек, что на 22 млн. больше, чем в году предыдущем. Эксперты не скрывают, что такие последствия поставили под угрозу реализацию ЦУР по большинству задач, прежде всего, по «достойной занятости и экономическому росту», сокращению бедности, достижению «хорошего здоровья», уменьшения социального неравенства. В борьбе с пандемией латиноамериканские правительства стремились оперативно применять международный опыт, использовать приемлемые в условиях ЛКА меры в отношении перемещения и изоляции, здравоохранения и образования, социальной защиты населения. В марте 2021 г. ЭКЛАК выдвинуло инициативу следовать основным ориентирам Целей устойчивого развития, считая их актуальными для преодоления последствий корона-кризиса. Целями данной статьи является анализ мер, предпринимавшийся латиноамериканскими странами для борьбы с пандемией, а также обзор той стратегии, которую разработали для ЛКА-региона международные организация для постепенного восстановления. Для достижения поставленной в статье цели автором были рассмотрены доклады ЭКЛАК, Всемирного и Межамериканского банков, Программы ООН по развитию, проанализированы цифровые базы данных, касающиеся нынешнего состояния ключевых аспектов ЦУР в ЛКА; предпринята также попытка найти аналогии с процессами, происходящими в данном регионе, с тенденциями, развивающимися в других частях света. Метод сравнительного анализа позволил сделать обобщения и прийти к заключению, что включение основополагающих компонентов Повестки 2030 для преодоления последствий корона-кризиса оправдано в условиях Латино-Карибской Америки, однако требует более тесного внутри- регионального комплексного сотрудничества.

Ключевые слова

пандемия COVID-19; Латино-Карибская Америка, Экономическая комиссия ООН, глобальная Повестка 2030 по устойчивому развитию.

Рекомендуемая ссылка

Ермольева Элеонора Георгиевна

Латинская Америка: поиски маршрута к пост-ковидному восстановлению с опорой на глобальную Повестку 2030// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (67). Номер статьи: 6704. Дата публикации: 13.07.2021. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6704/

Authors

Ermolyeva Eleonora Georgievna
PhD in Economics, Lead Research Scientist, Center of Iberoamerican Studies
Russian, Institute of Latin America, Academy of Sciences
ermolieva@gmail.com

Abstract

Latin American and Caribbean (LAC) belongs to the regions where Sars-Cov-2 coronavirus pandemic has become a true disaster. As estimated, the 8.4% of the world's population accounted for 27.8% of Covid-19 deaths. The pandemic burst forth in a complex economic, social and political scenario of low growth, rising poverty and growing social tensions, leading to a multidimensional crisis. As a result of the steep economic recession, the region’s GDP declined by 9 per cent in 2020. ECLAC estimates that the total number of poor people rose to 209 million by the end of 2020, this means that the poverty rate affected 33.7% of the population. Experts do not hide the fact that such consequences have jeopardized the implementation of the SDGs on most of the targets, primarily on “decent work and economic growth”, poverty reduction, achieving “good health” and “quality education”, and reducing social inequality. In the fight against the pandemic, Latin American governments tried to apply international experience, using measures acceptable in the LCA conditions in relation to displacement and isolation, health, education and social protection. On March 2021, dealing with priority tasks of recovery, Commission reiterates the need of big push for sustainability based on the core elements of the 2030 Agenda. This article aims to evaluate the main measures taking by Latin American governments to tackle the Covid-19 spread, as to analyze the action strategy proposed to them by the international think tanks. To achieve the goal set in the article, the author considered the latest reports of ECLAC, the World Bank and Inter-American Bank, the United Nations Development Program, etc. Digital databases regarding the current situation of key aspects of the SDGs in the LCA region was also tracking. An attempt was also made to compare the Latin American trends with the ongoing transformations in other parts of the planet. The author concludes that the incorporation of the SDGs into national plans to overcome the consequences of the corona crisis is justified in the conditions of Latin-Caribbean America, however, it requires closer interregional cooperation.

Keywords

COVID-19 pandemic; Latin American and Caribbean region; Economic Commission for Latin America and the Caribbean, Global Agenda 2030 for Sustainable Development.

Suggested Citation

Ermolyeva Eleonora Georgievna

Latin America: Finding a Path to the Post Pandemic Recovery Relying on the Global 2030 Agenda// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №3 (67). Art. #6618. Date issued: 13.07.2021. Available at: https://eee-region.ru/article/6704/ 

Print Friendly, PDF & Email

Введение

2020 год был намечен ООН в качества старта для начала Десятилетия действий по достижению Глобальных целей [1]. Однако, как показали события, «беспрецедентный кризис в области здравоохранения, социальной и экономической сфере, вызванный пандемией COVID-19, погрузил мир в самую серьезную глобальную рецессию со времен Великой депрессии, развернув вспять прогресс в достижении ЦУР, и поставив под угрозу саму реализацию Целей» [4]. В большинстве стран Латино-Карибской Америки (ЛКА) последствия пандемии Covid-19 обернулись многомерным кризисом, охватившем экономическую сферу, системы социального обеспечения, образования. Экономическая комиссия ООН для стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК) уже второй год занимается изучением тех потерь, которые регион понес на пути реализации Целей в области устойчивого развития. Проследить этот процесс, выявить наиболее значимые болевые точки представляется целесообразным, поскольку опыт каждого региона полезен в планетарном масштабе и для государств в других географических пространствах.

 

Результаты исследований

Проявления гуманитарного кризиса в регионе

По данным Панамериканской организации здравоохранения (Pan American Health Organization, PAHO) к концу июня 2021 года в Латинской Америке было зарегистрировано 37 млн случаев заражения, из них на Бразилию пришлось 18,2 млн.  По показателям смертельных случаев за Бразилией (507 тыс.) следуют Мексика (231тыс.), Перу (191 тыс.)  и Колумбия (102 тыс.) [26]. Прямое и косвенное влияние пандемии отразилось на динамике экономического роста, на рынке труда, на доходах значительной части населения. «Мы столкнулись с самым тяжелым за прошедшие 100 лет экономическим кризисом и падением народного благосостояния», — подчеркивала Исполнительный секретарь ЭКЛАК Алисия Барсена [17]. В результате закрытия или разорения около 2,7 млн микро-, мелких и средних предприятий, безработными в Латинской Америке стали 47 млн человек [12]. Материально пострадавшими оказались также трудящиеся неформального сектора, молодежь и женская часть экономически активного населения (ЭАН). По данным ОЭСР, в IV-ом квартале 2020 г., например, в Колумбии при средне-национальном уровне официально зарегистрированной безработицы (среди ЭАН в возрасте 15-64 лет) в 15,6%, показатель для молодежи 15-24 лет достиг 26,7%, в Чили были зафиксированы цифры в 11,5% и 24,3% соответственно [24].

При оценке занятости/незанятости следует учитывать такую, эндемичную латиноамериканскую проблему как высокий уровень т.н. неформальной занятости (В соответствии с определением, утверждённым на Генеральной конференции МОТ в 2015 г. , к неформальному сектору относятся «все виды экономической деятельности работающих лиц или хозяйственных единиц, которые в силу законодательства или сложившейся практики не охвачены или не в полной мере охвачены официальными правовыми положениями» // Рекомендация о переходе от неформальной к формальной экономике. Генеральная конференция Международной организации труда, 1 июня 2015 г. (www.ilo.org › documents)), которая в среднем по региону оценивается в 54%, но имеет разительные контрасты, варьируясь от 28% в Чили, 36% в Коста-Рике до 55-57% в Гватемале, Гондураса, Сальвадоре и 64% в Боливии [13:73]. Положение усугубилось и слабым охватом «неформалов» социальным обеспечением: лишь немногие из них могут регулярно вносить взносы; по оценкам МОТ от 12 до 30% вкладывают средства в медицинское страхование. Данное обстоятельство сыграло свою роль в условиях корона-кризиса, когда среди бедных латиноамериканцев «65,8% оказались не охвачены системой медицинского страхования», — обнаружили эксперты ЭКЛАК [7].

Анализ влияния пандемии COVID-19 на рынок труда через призму гендерных различий показал, что женщины оказались в «красной зоне риска», поскольку заняты в тех отраслях, которые в первую очередь пострадали от падения экономической активности. К ним в первую очередь относится туристический сектор, в котором женщины составляют 61% от общего числа занятых (в среднем по ЛКА), а по некоторым странам – еще больше: в Боливии – 70%, в Сальвадоре – 75%, в Перу и Гондурасе – 76% [15]. Фактором, усугубившим положение женской рабочей силы, стала повышенная ее вовлеченность в неформальный сектор, что особенно характерно для андских стран: в Боливии, например, 68% женщин вовлечены в неформальный сектор, в Эквадоре и Перу эта доля ниже (58%) [29]. В числе уязвимых перед пандемией оказался и сегмент домашних оплачиваемых услуг, где значительная доля рабочей силы может быть отнесена (согласно определению британского социолога Гая Стэндинга) к т.н прекариату (См. Гай Стэндинг. Прекариат: новый опасный класс. — М., Ад Маргинем Пресс. 2014, 328 с.). У этой категории, особенно, женщин-работниц, нет надежных гарантий рабочего места, они не могут рассчитывать на пенсии, пособия по безработице, оплату медицинских счетов.

Положение женщин-тружениц драматично осложнилось в корона-кризис и потому, что они оказались на передовом рубеже борьбы с вирусом: в системах здравоохранения латиноамериканских государств (как и в среднем по миру) женское участие превышает 70% (в ЛКА достигает 73%) [14]. МОТ писала в 2020 году: «Пандемия COVID-19 ставит медицинских работников в исключительно трудное положение. Помимо тяжёлой нагрузки они испытывают страх заразиться самим и передать инфекцию семье… Во многих странах, где закрылись школы и остановилась общественная жизнь, работники здравоохранения, многие из которых женщины, исполняют свой профессиональный долг в самых сложных условиях» [23]. Следует иметь в виду и работу латиноамериканских женщин в сфере персонального ухода (cuidados), роль которого – не заслуженно заниженная ранее — резко повысилась в пандемию. В докладе ЭКЛАК подчеркивалось, что необходимо сократить долю неформальных трудовых отношений, влияющих на уровень заработной платы и социальную защищенность работников, поскольку от эффективности работы этого сектора «зависит процесс гуманитарного восстановления» (В категорию «ухода» в Латинской Америке включается не только помощь больным и престарелым, но и забота о детях – как малышах, так и школьниках. ЭКЛАК считает, что активное развитие сектора персонального ухода может способствовать и выполнению таких целей устойчивого развития как ЦУР – 3 («хорошее здоровье и благополучие») и ЦУР -5 («достижение гендерного равенства»), с учетом массовой вовлеченности женского труда в этот сектор занятости.) [8].

На пути к успешной борьбе с корона-вирусом в Латинской Америке стоят серьезные барьеры: слабости медицинских систем привели к тому, что на регион (в феврале 2021 г.) пришлось 18% инфицированных больных и 27% смертей от COVID-19 от общемирового масштаба [15:29]. В числе причин массового распространения инфекции и высоких индексов летальности латиноамериканские исследователи называют замедленную реакцию властей, особенно в первую волну эпидемии, недооценку опасности заболевания. Кризис в предоставлении необходимой медицинской помощи был вызван также острой нехваткой больничных мест и дефицитом медицинских кадров. По данным Панамериканской организации здравоохранения (PAHO), в среднем по ЛКА на 10 тыс. жителей приходится не более 20 медиков, что намного ниже уровня в 30 врачей, который ВОЗ считает минимально-необходимым для предоставления медицинских услуг населению [26]. (Таблица 1 иллюстрирует не только контрасты в распространении медицинской инфраструктуры в пределах латиноамериканского региона, но и разительное его отставание от развитых стран, что не могло не отразиться на борьбе с коронавирусом).

 

Таблица 1. Сравнительные показатели состоянии систем здравоохранения (выборка по странам)

СТРАНЫ Текущие расходы на здравоохранение Обеспеченность медицинским персоналом
В % к ВВП (всего)* Доля государственного участия в текущих расходах (в %) Число мед-сестер и акушерок (на 10 тыс.жителей) Число профессиональных врачей (на 10 тыс. жителей)
Аргентина 9,6 61,4 26,0 39.9
Бразилия 9,5 41,7 74,0 23,1
Коста-Рика 7,6 72,4 34,1 28,9
Мексика 5,4 50,1 23,6 48,5
Перу 5,2 62,6 29,1 8,2
Уругвай 9,2 73,0 72,2 49,4
Чили 9,1 50,8 133,1 51,8
Норвегия 10,0 85,3 183,3 86,9
Германия 11,4 77,7 134,9 43,0
Испания 9,0 70,4 60,8 40,3
Португалия 9,4 61,5 69,6 53,2

* совокупные расходы, включая как государственное финансирование, так и личные инвестиции граждан медицинские услуги (out-of-pocket).
Источник: составлено автором на основе: [WHO. The Global Health Observatory, World Development Indicators, 2020].

 

В большинстве латиноамериканских стран широкий доступ населения к качественным медицинским услугам серьезно ограничен. Инфраструктура здравоохранения не является целостной. Она делится на государственный сегмент, рассчитанный на малообеспеченные слои населения, и частный сектор, услугами которого пользуются обеспеченные слои за счет своих индивидуальных взносов в систему социального страхования. При этом только в Аргентине, Коста-Рике и Уругвае бюджетные ассигнования на нужды здравоохранения составляют около 6% к ВВП, то есть достигают уровня, который ВОЗ считает необходимым для адекватного медицинского обслуживания населения; самый низкий уровень отмечен в Венесуэле и на Гаити (менее 2%) [25]. В условиях зачастую низкого качества предоставления медицинских услуг в госсекторе многие семьи вынуждены прибегать к платным услугам; в среднем по латиноамериканскому региону доля таких прямых трат (out-of-pocket) довольно велика – 30% (против 11% — в США, или 14% — в Канаде). [29].

Сложная эпидемиологическая ситуация по-разному затронула разные слои и группы населения. В странах с высокой долей пожилого населения, страдающего от хронических и старческих болезней, влияние новой инфекции было и остается более явственным, чем в более молодых государствах. Например, в Аргентине COVID- 9 уже повысил средней уровень смертности на 5% среди мужского населения и, по оценкам, в ближайшей перспективе скажется на продолжительности жизни (в терминах «потерянных лет») [20] (К числу стран с наибольшей долей лиц старше 65 лет относятся: Куба (16%), Уругвай (15%), Чили (12%), Аргентина (11,4%).  Mortalidad por COVID-19: Evidencias y escenarios. Observatorio Demográfico 2020 https://www.cepal.org/es/publicaciones/46640-observatorio-demografico-america-latina-caribe-2020-mortalidad-covid-19).

В число факторов рискa входит скученность населения, что характерно для латиноамериканского регион, где около 80% населения проживает в городах, при этом около 35% — в городах–«миллиониках» [9]. Как и в других частях света, значительное число заражений происходило/происходит в столицах и крупнейших агломерациях — Буэнос-Айресе, Мехико, Лиме, Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу, насчитывающих более 10 млн жителей. В то же время пандемия постепенно захватывала и отдаленные территории, в частности, бразильскую Амазонию, которая покрывает 40% страны, занимая всю ее северную часть — от побережья Атлантического океана до Перу. Для населяющих ее индейцев (около 800 тыс. человек] (В Бразилии афро-потомки составляют около ½ всего населения (100 млн человек), на Кубе – 36% (4 млн) и от 7 до 10% в таких странах как Колумбия, Эквадор, Панама. [CEPAL, 2021c].) приход Sars-Cov-2 стал истиной катастрофой, ведь ближайший госпиталь иногда находится во многих часах (или даже днях) пути по реке, и к тому же – как оказалось – в нем нередко отсутствует необходимое оборудование для диагностики и лечения. Однако не только индейцы Бразилии оказались в тяжелейшей ситуации; пандемия стала трагедией как для 58 млн индейского населения ЛКА, так и для 134 млн афро-латиноамериканцев. Значительная часть этих этнических групп лишена доступа к качественной водопроводной воде, средствам надежной канализации, другим санитарно-необходимым службам, что создает дополнительные негативные условия для распространения коронавируса.

Кроме прямого влияния пандемия оказывает на здоровье латиноамериканцев и косвенное влияние; так, нарастающие риски обнищания сказываются на рационе питания как взрослых, так и детей. Имеются оценки, что летом 2020 г. в регионе около 14 млн человек страдали от неполноценного питания, и, согласно некоторым прогнозам, это число в 2021 г. может утроиться. Глава региональной (латиноамериканской) штаб-квартиры ФАО Хулио Бердегé подчеркивал, что по причине корона-кризиса от 35 до 45% населения ЛКА питаются неполноценно или элементарно недоедают; «наша актуальная задача состоит в том, чтобы наладить систему питания, иначе мы никак не сможем продвинуться к выполнению двух важнейших целей 2030 – номер 1 (сокращение бедности) и номер 2 (ликвидация голода) [20]. Особую тревогу медиков вызывают признаки голодания у детей, как малышей до 5 лет, так и подростков, потому что школьное питание «для тысяч и тысяч учеников в глухих районах или бедняцких кварталах больших латиноамериканских городов — это жизненно важное обстоятельство». По оценкам ФАО около 84 млн школьников в Латинской Америке до пандемии питались главным образом в школах [3].

С тем, чтобы кризис санитарный не превратился в кризис пищевой, летом 2020 г. ЭКЛАК и ФАО начали в срочном порядке распределять среди беднейших семей экстренное пособие на питание (bono contra el hambre), будь то в денежной форме, или в виде продуктовой корзины. Этот бонус получали семьи, живущие на грани нищеты, и он был включен в программы материального вспомоществования — прямых денежных выплат (Programas de Transferencias Condicionadas, PTC), получивших распространение во всех странах Латинской Америки с нулевых годов, и ставших «частью интенсивного поиска латиноамериканскими странами своей мод сели преодоления бедности, которая обусловлена спецификой накопленных проблем и реальными возможностями их решения», — подчеркивает российский исследователь Л.В. Дьякова [2:114]. Просчитывая динамику обнищания, вызванного пандемией, ЭКЛАК получила такие цифры: без фактора социального вспомоществования, уровень бедности к концу 2020 г. мог достичь 37%, то есть охватить около 230 млн латиноамериканцев, но в результате получения пособий в рамках программ PTC показатель снизился до 209 млн (или 33,7%). [9].

Характеризуя особенности латиноамериканской ситуации, один из самых авторитетных в мире медицинских журналов The Lancet, писал, что COVID-19, пришедший в Латинскую Америку как кризис здравоохранения, спровоцировал реальный кризис гуманитарный,» в котором проявились «не только непрочность систем здравоохранения, но и иные обстоятельства», среди которых важнейшую роль сыграло «укоренившиеся и повсеместное неравенство — в доходах, в доступе к медицинским услугам и образованию…». [18].

 

Ответные меры против коронавируса Sars-Cov-2 в Латино-Карибском регионе

Спектр мер, предпринятых в Латино-Карибском регионе для сдерживания пандемии, был и остается довольно широким (Подробный перечень мер во всем странам см. Covid-19 Observatory in Latin America and the Caribbean. Follow-up of the evolution of COVID-19 Measures. https://cepalstat-prod.cepal.org/forms/covid-countrysheet/index.html?country). Некоторые страны в срочном порядке постарались осуществить «финансовые инъекции» в системы здравоохранения в объемах, необходимых для снижения распространения вируса и лечения тех, кому необходима медицинская помощь. Кроме мероприятий «чисто» медицинского характера были задействованы и т.н. нефармацевтические интервенции — социальное дистанцирование, закрытие учебных заведений, широкомасштабная самоизоляция населения. Кроме введения карантина были осуществлены мероприятия фискального характера — послабления в уплате налогов для владельцев мелких предприятий, облегчения в получении ими краткосрочных кредитов и пр. Особое место в списке заняла финансовая поддержка женщинам-предпринимателям в неформальном секторе, а также дополнительная медицинская помощь индейскому населению и афро-латиноамериканцам (Проблеме индейского населения не только в Латинской Америке, но и в других регионах посвящен, например, обзор МОТ [OIT. Efectos de la COVID-19 en las comunidades indígenas: Una mirada desde el Navegador Indígena https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/—dgreports/—gender/documents/publication/wcms_757582.pdf]).

Почти сразу же с приходом коронавируса в латиноамериканский регион проявились разные национальные варианты реакции на воздействие пандемии. Например, Коста-Рика и Уругвай проявили «высокую скорость реагирования» в рамках систем здравоохранения, которые получают стабильное финансирование благодаря политическому консенсусу относительно важности вложения средств в охрану здоровья населения. В то же время лидером по довольно безответственному отношению к COVID-19, особенно в первую волну пандемии, стала Бразилия, где первоначально имел место отказ от необходимости изменений «в образе жизни населения» [5:14]. Последствия не заставили себя ждать: к апрелю 2020 г. в стране «фиксировалось наибольшее (в ЛКА) число инфицированных, в несколько раз превышавшее число заболевших в соседних странах.

Бразильский случай продолжает быть особым и год спустя, когда ЛКА старается побороть инфекцию за счет вакцинации населения; в то время как соседняя Чили входит в пятерку мировых лидеров по быстроте процесса, в стране-гиганте он остается вялотекущим, отмечает немецкое агентство Deutche Welle [19].

В числе организаций (См., например, сайт Университета Джона Хопкинса (https://coronavirus.jhu.edu) и/или Лаборатории Оксфордского университета (https://ourworldindata.org/covid-vaccinations)), которые регулярно отслеживают распространение пандемии и борьбу с ней в рамках программ по иммунизации в ЛКА, входят региональная штаб-квартира ВОЗ в Латинской Америке (PAHO), ЭКЛАК, а также Совет Америк (Council of the Americas, COA) – панамериканское бизнес-объединение. Так, согласно полученным им данным (28 марта 2021 г.), бразильское правительство имело договор на получение 561 млн. доз вакцины, в т.ч. – 210 млн Astra Zeneca-Oxford, по 100 млн доз Pfizer-BioNTech и Sinovac. [26]. Однако, с точки зрения активной борьбы с пандемией важнее не абсолютные цифры о закупленных доз вакцины (что часто использует, например, бразильская пресса), а сведения о доле жителей, получивших защиту от вируса как в расчете на 100 человек, так и в процентном отношении к общей численности населения (В Израиле, по данным Our World in Data ( проект Оксфордского университета), на начало апреля 2021 г. вакцинацию прошли 61% жителей, число примененных доз вакцины ( в расчете на 100 человек) составляло 111, на втором месте стояли Сейшелы ( 104 ), на третьем — ОАЭ (87), на четвертом — Чили (56 примененных доз в расчете на 100 человек). <Страны — лидеры по вакцинации населения от COVID-19. URL: https://www.rbc.ru/society/04/04/2021/600037c69a79474871d660bc>.). . В этих аспектах лидерами в ЛКА остаются Чили и Уругвай (см. табл.2).

 

Таблица 2. Индикаторы вакцинации населения в некоторых странах Латинской Америки (по состоянию на 05-06 апреля 2021 г.)

СТРАНЫ * Общее число доступных доз вакцины от Sars-Cov-2 (млн) Количество примененных доз (в расчете на 100 человек) Примерная доля населения (в %), получившего хотя бы первую дозу вакцины*
Бразилия 19,21 9,0 8,4
Чили 10,46. 55,7 37,2
Мексика 7,85 5,5 6,5
Аргентина 3,9 8,8 8,2
Колумбия 2,12 4,4 4,0
Перу 0,83 2,6 1,8
Уругвай 0,67 20,2 21,9
Коста-Рика 0,38 7,5 5,7
Боливия 0,29 2,5 2,0
Парагвай 0,43 0,6

По состоянию на 06.04.2021 (Our World in Data)
Источник: cоставлено по : [PAHO, 2021, Our World in Data, 2021].

 

Использование вакцин разного происхождения

Рисунок 1. Использование вакцин разного происхождения

Источник: PAHO. Covid-19 vaccination in the Americas: approved vaccine manufactures by countries (Updated on: 01.04.2021)

 

Наиболее популярными в ЛКА являются вакцины AstraZeneca-(Великобритания), Sinovac (Китай), Pfizer-BioNTech (Великобритания/Германия) и Sputnik V (Россия). Например, в Бразилии примерно 80% уже примененных доз были вакцинами Sinovac. Некоторые малые государства -например, Парагвай (см. рис.1), кроме вышеперечисленных препаратов, пробуют также использовать Sinopharm, разработанную Пекинским институтом биологии.

Обозреватели отмечают, что в ЛКА в рамках иммунизации складывается непростая ситуация. С одной стороны, регион, похоже, стал полем «конкурентной борьбы между вакцинами из разных стран», а с другой — конкуренцией между большими и малыми государствами ЛКА в их получении в необходимые количества. Корреспонденты испанской газеты El Pais пишут: «Примерно 87% общего объема поступивших (к марту месяцу 2021 г.) вакцин пришлось всего на четыре страны – Бразилию, Чили, Мексику и Аргентины, в то время как ничтожное количество получили Эквадор, Сальвадор, Парагвай» [27]. Как показывает действительность, многое зависит от политической воли правительств и их умения вести международные переговоры. Положительно-успешным примером может служить Чили, которой удалось в течение последних двух лет заключить несколько десятков договоров на поставку медицинского оборудования и иных средств (включая вакцину) для преодоления корона-кризиса.

Возможно, сумма различных факторов привела к тому, что «в Бразилии эпидемия остается бесконтрольной». Несоблюдение социального дистанцирования, не использования масок и массовое скопление народа на пляжах – как например, это происходит в Манаусе (штат Амазония) – сводят практически на «нет» результаты вакцинации, — утверждает английский вирусолог Жулиан (Julian Tang) (Университет Лестера). Более того, известно, что прежний вирус мутировал, в Бразилии появился новый, получивший название «P.1», который уже циркулирует в десяти бразильских штатах и, похоже, именно он («штамм Манауса») вышел за пределы страны. Таким образом, в опасности находятся и другие страны [10].

Весной 2021 г. высокую степень тревоги забили в Уругвае, где на северной границе с Бразилией, в городке Ривера, являющемся конурбацией с Сантана до Ливраменто по другую сторону границы, все больничные места заняли пациенты с признаками COVID-19 (Уругвайцы и бразильцы традиционно живут и работают одновременно в двух государствах.). Характеризуя распространение пандемии в Латинской Америке, корреспонденты BBC подчеркивали, что даже страны, успешно с ней справлявшиеся с прошлого года, весной 2021 года перешли в разряд «довольно критических» по показателям инфицирования (например, в расчете на 1 млн. жителей) (Lissardy G. Cómo Uruguay pasó de ser una excepción en la pandemia de coronavirus al país con mayor tasa de casos nuevos en América Latina. https://www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-56412203). Более того, по наблюдениям ВОЗ на примере Чили, «даже успешная вакцинация слабо спасает, если население не соблюдает социальную дистанцию, активно посещает массовые мероприятия и /или игнорирует регулярные меры гигиены» [11].

При анализе Ковид-ситуации в таких странах как Аргентина, Бразилия, Мексика не следует сбрасывать со счетов их важность как членов «Большой двадцатки» в реализации Повестки 2030; более того, от динамики их продвижения по всему спектру ЦУР, и в наиболее критических Целях на данный момент (как, например, «Здоровье и благополучие») , «во многом зависит глобальный прогресс и пост-ковидное восстановление», — подчеркивается в Докладе интернациональной группу экспертов под руководством Джефри Сакса [ 28: 46] (Уругвайцы и бразильцы традиционно живут и работают одновременно в двух государствах.). Нынешний социально-санитарный кризис, затормозивший реализацию магистральных целей «2030» в отдельно взятых странах, наглядно демонстрирует — на примере крупнейших латиноамериканских стран- эту взаимозависимость между национальным и региональным, а с учетом роли «Большой двадцатки» — национального, регионального и глобального.

 

О необходимости регионального сотрудничества

Идея о срочности укрепления меж-латиноамериканского взаимодействия в борьбе с пандемией и для последующего восстановления национальных экономик, для ослабления остроты социальных проблем проходит красной нитью в выступлениях ведущих экспертов ЭКЛАК, в институциональных работах этой Комиссии ООН, прозвучала она и с трибуны очередного, 4-го Латиноамериканского форума по устойчивому развитию (15-18 марта 2021 г.) [21]. Президент Коста-Рики Карлос Альварадо (страна председательствовала на мероприятии) подчеркивал, что «в условиях неустойчивой и напряженной глобальной архитектуры солидарность и интернациональное сотрудничество становятся важнейшими средствами для выхода из кризиса – санитарного, финансового, климатического. На этом пути просматривается идея о реанимации субрегиональных интеграционных проектов. «Об объективной востребованности такой коррективы в стратегии экономического развития на постпандемийном этапе говорят латиноамериканские авторитеты» [1:13]. Особо на 4-ом Форуме прозвучал призыв к взаимодействию в области здравоохранения (Стоит отметить, в период с 2008 по 2019 гг., во время существования Союза южноамериканских наций (Unión de Naciones Suramericanas, UNASUR), куда входили Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Перу, Эквадор, Парагвай, Уругвай функционировал Южноамериканский совет по здравоохранению. Под его эгидой в странах-членах УНАСУР велась активная совместная борьба с эпидемиями гриппа и лихорадкой денге, вырабатывались общие меры против других заболеваний, в частности, против вируса Эбола. С распадом объединения в 2019 г. этот Совет прекратил свою работу. Многие латиноамериканские специалисты полагают, что для результативной борьбы с пандемией коронавируса и другими потенциальными эпидемиологическими вызовами необходимо восстановить или его работу, или придать деятельности Панамериканской организации здравоохранения более адресный, латиноамериканский вектор.), дефицит которого с наглядной ясностью продемонстрировал корона-кризис.

Для стимула развития в условиях нео-нормальности (Термин «новая норма» (New Normаl) стал употребляться после глобального кризиса 2008-2009 г. Для обозначения нынешнего цикла мирового развития, объединяющего период пандемии Covid-19 и последующего за ней этапа, в статьях латиноамериканских и испанских авторов стал встречаться термин «нео-нормальность» (Neo Normalidad), который призван, скорее всего, различать два понятия, два разных цикла.) Латинская Америка решила сделать ставку на Повестку 2030, усматривая в ее комплексном, взаимосвязанном содержании квинтэссенцию необходимых преобразований и для преодоления негативных последствий корона-кризиса. Ведь пандемия сама по себе, а также способы, направленные против распространения вируса, прямо и косвенно сказались на различных Целях устойчивого развития.

Непременным условием концепции, сформулированной ООН и активно поддерживаемой в Латинской Америке – «Восстановим лучше, чем было» (Building forward better) – признается международное сотрудничество, которое для латиноамериканских стран подразумевает как взаимодействие в формате «глобальный Юг-Юг», так и трехстороннее взаимодействие, с участием глобального Севера. Справедливости ради следует указать, что важность трёхстороннего формата озвучивалась ЭКЛАК и ранее, о чем свидетельствуют выступления Исполнительного секретаря Комиссии Алисия Барсены на разного рода международных встречах , включая и сессии Генеральной Ассамблеи ООН: еще в 2018 г. ЭКЛАК, Европейская комиссия и Центр развития ОЭСР представили совместный проект, в котором обосновывалась актуальность трехуровневого взаимодействия — международного, регионального и национального – для успешного продвижения в рамках Повестки 2030. Новая глобальная гуманитарная драма (в виде пандемии Sars-Cov-2) объективно и еще более настоятельно диктует необходимость коллективных усилий, способных ограничить ее разрушающее воздействие. Латиноамериканский регион оказался в числе особо пострадавших, и не случайно ратует за различные форматы кооперации, учитывая при этом, что 1) «партнёрство в интересах устойчивого развития» есть Цель номер 16 и 2) все семнадцать целей взаимосвязаны, неотделимы друг от друга, а некоторые имеют сквозной характер (К целям, которые прямым или косвенным образом пронизывают все составляющие Повестки 2030, относится, в частности ЦУР-4 — «Обеспечение всеохватного и справедливого качественного образования, поощрение возможности обучения на протяжении всей жизни для всех». Бывший председатель экономического и социального совета ООН Инга Ронда Кинг на Политическом форуме высокого уровня (июль 2019 г.) подчеркивала: «Расширение доступа к качественному образованию имеет важное значение для реагирования на такие вызовы как изменение климата, овладение людьми новыми навыками и возможностями для занятости и ускорения экономического роста).

 

Заключение

Анализ публикаций и блогов, точек зрения экспертов о судьбе Повестки 2030 показывает, что они разнятся: часть научного сообщества придерживается пессимистического сценария, считая, что следует отложить выполнение Целей устойчивого развития до лучших времен. Однако все чаще встречается мнение, в том числе и среди латиноамериканских ученых, что осуществление задач, поставленных в рамках ЦУР, сегодня «нужны как никогда», потому что основополагающие принципы социальной интеграции, борьбы с бедностью, интернационального взаимодействия могут служить ориентирами как для борьбы с COVID-19, так и последующего социально-экономического восстановления. Более того, усовершенствованная парадигма многостороннего сотрудничества позволит соединить усилия по экстренному реагированию на угрозу, которую продолжает нести с собой COVID-19, c восстановлением нормальной жизни людей и возрождением национальных экономик. Более того, солидарная помощь, — как считают, например, в ведущем мозговом центре Латинской Америки — Экономической комиссии ООН — способна открыть путь к формированию более устойчивого, инклюзивного и жизнестойкого будущего в мире, который изменился в результате пандемии. Этот мотив лучше всего отражается в концепции «восстановим лучше, чем было», который предполагает, с одной стороны, реализацию мер, которые соответствуют краткосрочным потребностям, а с другой стороны, содержат видение долгосрочных проблем развития. Для Латинской Америки таким перспективным курсом является возможность закрыть структурные бреши, наличие которых привело к многомерному кризису, выйти из которого регион сможет не ранее 2024-2025 гг., и то при условии постепенного преодоления нового «потерянного десятилетия» (В 1980-х годах Латинская Америка пережила долговой кризис, настолько серьезный, что все десятилетие оказалось «потерянным»: произошли дефолты, экономический рост упал. С 2020 года латиноамериканские страны рискуют повторить тот негативный опыт.).

 

Список литературы

  1. Давыдов, В. (2021). Императивы устойчивого развития в тени и свете пандемии/ Мировая экономика и международные отношения, 2021, том 65, № 3, с. 11‑22.
  2. Дьякова, Л.В. (2020). Социальная политика латиноамериканских стран в начале XXI в.: возможности и пределы/Мировая экономика и международные отношения, 2020 т. 64, No 10, с.112-120
  3. Ермольева, Э. (2020). Влияние пандемии Covid-19 на образование: латиноамериканский аспект/Педагогика, 2020, № 11, с.118-127.
  4. Ларионова, М.В. (2020) Спасти ЦУР. Укрепление партнерства для достижения ЦУР в постпандемическом цифровом мире // Вестник международных организаций. Т. 15. № 4. С. 163–188 (на русском и английском языках). DOI: 10.17323/1996-7845-2020-04-08
  5. Яковлева, Н.М., Яковлев, П.П. (2020). Три волны системного кризиса в Латинской Америке/Латинская Америка, 2020, № 10, с.6-20.
  6. António Guterres: Remarks to High-Level Political Forum on Sustainable Development // Режим доступа: https://www.un.org/sg/en/content/sg/speeches/2019-09-24/remarks-high-level-political-sustainable-development-forum
  7. Bárcena, A (2020b). El desafío social en tiempos del COVID-19. Presentation, 12 Mayo, 2020// Режим доступа: https://www.cepal.org/es/presentaciones/desafio-social-tiempos-covid-19 (дата обращения 07.08.2020)
  8. Bárcena, A (2020с). Cuidados en América Latina y el Caribe en tiempos de COVID-19: hacia sistemas integrales para fortalecer la respuesta y la recuperación. Presentaciónón, 19 de agosto, 2020// Режим доступа: https://www.cepal.org/es/documentos/cuidados-america-latina-caribe-tiempos-covid-19 (дата обращения 17.09.2020)
  9. Bárcena, A. (2021). Lanzamiento informe “Panorama Social de América Latina 2020”. 4 de marzo, 2021// Режим доступа: https://www.cepal.org/es/videos/lanzamiento-informe-panorama-social-america-latina-2020 (дата обращения 23.03.2021)
  10. BBC (2021): Coronavirus: por qué la vacunación sin confinamiento puede convertir a Brasil en una «fábrica» de variantes super-potentes// Режим доступа: https://www.bbc.com/mundo/noticias-56293609 (дата обращения 13.04.2021)
  11. BBC (2021b): La OMS afirma que la situación en Chile muestra que la vacunación no sus-tituye a la prevención en la lucha contra el covid-19// Режим доступа: https://www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-56546405. (дата обращения 13.04.2021)
  12. CEPAL (2020а). La dinámica laboral en una crisis de características inéditas: desafíos de política. Presentación, 10 de noviembre 2020// Available at : https://nginx-e2.cepal.org/es/presentaciones/la-dinamica-laboral-crisis-caracteristicas-ineditas-desafios-politica (accessed 20.11. 2020)
  13. CEPAL (2020 b). Panorama Social de América Latina, 2020// (LC/PUB.2021/2-P), Santiago, 2021.
  14. CEPAL (2020c). Salud y economía: una convergencia necesaria para enfrentar el COVID-19 y retomar la senda hacia el desarrollo sostenible en América Latina y el Caribe//Режим доступа: https://www.cepal.org/es/publicaciones/45840-salud-economia-convergencia-necesaria-enfrentar- covid-19-retomar-la-senda (дата обращения 19.09.2020)
  15. CEPAL (2021a). Informe especial COVID-19. La autonomía económica de las mujeres en la recuperación sostenible y con igualdad// Режим доступа: https://repositorio.cepal.org/bitstream/handle/11362/46633/5/S2000740_es.pdf# (дата обращения 23.03.2021)
  16. CEPAL /News (2021): UN Agencies and Experts Call on Latin America and the Caribbean to Unite Visions Ahead of Food Systems Summit// Режим доступа https://www.cepal.org/en/news/un-agencies-and-experts-call-latin-america-and-caribbean-unite-visions-ahead-food-systems #(дата обращения 23.03.2021)
  17. CEPAL /Press Release (2021): Pandemic prompts rise in poverty to levels unprecedented in recent decades and sharply affects inequality ab employment. Presentation by Alicia Barcena, ECLAC´s Executive Secretary. 04.03.2021// Режим доступа: https://www.cepal.org/en/pressreleases/pandemic-prompts-rise-poverty-levels-unprecedented-recent-decades-and-sharply-affects#(дата обращения 23.03.2021)
  18. COVID-19 in Latin America: a humanitarian crisis// The Lancet, 2020, November 07. (Editorial). DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)32328
  19. Chile y Brasil: el contraste en la región// Режим доступа https://www.dw.com/es/chile-y-brasil-el-contraste-en-la-regi%C3%B3n/av-56908208 , 17.03.2021 (дата обращения 01.04.2021).
  20. González L.M. y Pou S.A. (2020). Estimación del exceso de mortalidad por COVID-19 mediante los años de vida perdidos: impacto potencial en la Argentina en 2020/ CEPAL// Notas de Población, Vol. 47 N° 111, p. 85-104.
  21. High-level meeting on the challenges faced by associate members of ECLAC in the implementation of the 2030 Agenda for Sustainable Development, with the participation of Alicia Bárcena, Executive Secretary of ECLAC// Режим доступа: https://foroalc2030.cepal.org/2021/en/programme/high-level-meeting-challenges-faced-associate-members-eclac-implementation-2030-agenda (дата обращения 21.04.2021).
  22. Horwitz, L. and Zissis, C. (2021). Cronología: Rastreando el camino hacia la vacunación en América Latina// Режим доступа :www.as-coa.org/articles/cronologia-rastreando-el-camino-hacia-la-vacunacion-en-america-latina#grfico-cobertura-de-vacunas-y-acuerdos-de-suministro (дата обращения 29.03.2021).
  23. ILO Sectoral Brief: COVID-19 and the Health Sector// Режим доступа: https://www.ilo.org › news (дата обращения 07.08.2020)
  24. OECD (2020). Short-Term Labour Market Statistics// Режим доступа: https://stats.oecd.org (дата обращения 21.04.2021).
  25. OECD/The World Bank (2020). Panorama de la Salud: Latinoamérica y el Caribe 2020, OECD Publishing, Paris// https://doi.org/10.1787/740f9640-es
  26. PAHO (2021). COVID-19 Americas’ Regional Dashboard// Режим доступа: https://who.maps.arcgis.com/apps/opsdashboard/indx.htm (дата обращения 15.03. 2021)
  27. Rivas Molina F. y Galindo J. (2021). Vacunas para pocos en América Latina// Режим доступа: https://elpais.com/sociedad/2021-03-06/vacunas-para-pocos-en-america-latina.html?prm=ep-app-articulo (дата обращения 25.03. 2021).
  28. Sachs, J. et. al. Sustainable Development Goals and Covid-19. G-20 and Large Countries Edition// Cambridge University Press, 2020.
  29. World Bank Group (2020). World Development Indicators, 2020// Режим доступа: http://wdi.worldbank.org (дата обращения 05.04. 2021)

 

References

  1. Davydov, V. Imperatives of Sustainable Development in the Shadow and in the Light of the Pandemic [Imperativy ustojchivogo razvitiya v teni i svete pandemii] //World Economy and International Relations, 2021, N3, p. 11-22. DOI: 10.20542/0131-2227-2021-65-3-11-22.
  2. D’yakova, L. Social Policy in Latin American Countries in the Early 21st Century: Opportunities and Limits [Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya] //World Economy and International Relations, 2020, vol. 64, no. 10, pp. 112-120. DOI: 10.20542/0131-2227-2020-64-10-112-120
  3. Ermolieva, E.G. The impact of the Coronavirus Pandemic on Education systems: the Latin American case [Vliyanie pandemii Covid-19 na obrazovanie: latinoamerikanskij aspekt] // Pedagogika, 2020, № 11, s.118-127. (s.121)
  4. Larionova, M. (2020). Saving the SDGs? Strengthening Partnership for Achieving SDGs in the Post-Covid-19 Digital World [Spasti TSUR. Ukrepleniye partnerstva dlya dostizheniya TSUR v postpandemicheskom tsifrovom mire]//International Organizations Research Journal, vol. 15, no 4, pp. 163–188 (in English). DOI: 10.17323/1996-7845-2020-04-08
  5. Yakovleva, N.M., Yakovlev, P.P. (2020). Three waves of the systemic crisis in Latin America [Tri volny sistemnogo krizisa v Latinskoj Amerike] // Latin America, 2020, № 10, p. 6-20. DOI 10.31857/S0044748X0011327-8
  6. António Guterres: Remarks to High-Level Political Forum on Sustainable Development// https://www.un.org/sg/en/content/sg/speeches/2019-09-24/remarks-high-level-political-sustainable-development-forum
  7. Bárcena, A (2020b). El desafío social en tiempos del COVID-19. Presentation, 12 Mayo, 2020// URL: https://www.cepal.org/es/presentaciones/desafio-social-tiempos-covid-19 (date of the application 07.08.2020)
  8. Bárcena, A (2020с). Cuidados en América Latina y el Caribe en tiempos de COVID-19: hacia sistemas integrales para fortalecer la respuesta y la recuperación. Presentaciónón, 19 de agosto, 2020// URL: https://www.cepal.org/es/documentos/cuidados-america-latina-caribe-tiempos-covid-19 (date of the application 17.09.2020)
  9. Bárcena, A. (2021). Lanzamiento informe “Panorama Social de América Latina 2020”. 4 de marzo, 2021// URL: https://www.cepal.org/es/videos/lanzamiento-informe-panorama-social-america-latina-2020 (date of the application 23.03.2021)
  10. BBC (2021): Coronavirus: por qué la vacunación sin confinamiento puede convertir a Brasil en una «fábrica» de variantes super-potentes// URL: https://www.bbc.com/mundo/noticias-56293609 (date of the application 13.04.2021)
  11. BBC (2021b): La OMS afirma que la situación en Chile muestra que la vacunación no sus-tituye a la prevención en la lucha contra el covid-19// URL: https://www.bbc.com/mundo/noticias-america-latina-56546405. (date of the application 13.04.2021)
  12. CEPAL (2020а). La dinámica laboral en una crisis de características inéditas: desafíos de política. Presentación, 10 de noviembre 2020// URL: https://nginx-e2.cepal.org/es/presentaciones/la-dinamica-laboral-crisis-caracteristicas-ineditas-desafios-politica (accessed 20.11. 2020)
  13. CEPAL (2020 b). Panorama Social de América Latina, 2020// (LC/PUB.2021/2-P), Santiago, 2021.
  14. CEPAL (2020c). Salud y economía: una convergencia necesaria para enfrentar el COVID-19 y retomar la senda hacia el desarrollo sostenible en América Latina y el Caribe// URL: https://www.cepal.org/es/publicaciones/45840-salud-economia-convergencia-necesaria-enfrentar- covid-19-retomar-la-senda (date of the application 19.09.2020)
  15. CEPAL (2021a). Informe especial COVID-19. La autonomía económica de las mujeres en la recuperación sostenible y con igualdad// URL: https://repositorio.cepal.org/bitstream/handle/11362/46633/5/S2000740_es.pdf# (date of the application 23.03.2021)
  16. CEPAL /News (2021): UN Agencies and Experts Call on Latin America and the Caribbean to Unite Visions Ahead of Food Systems Summit// URL: https://www.cepal.org/en/news/un-agencies-and-experts-call-latin-america-and-caribbean-unite-visions-ahead-food-systems #( date of the application 23.03.2021)
  17. CEPAL /Press Release (2021): Pandemic prompts rise in poverty to levels unprecedented in recent decades and sharply affects inequality ab employment. Presentation by Alicia Barcena, ECLAC´s Executive Secretary. 04.03.2021// URL: https://www.cepal.org/en/pressreleases/pandemic-prompts-rise-poverty-levels-unprecedented-recent-decades-and-sharply-affects#( date of the application 23.03.2021)
  18. COVID-19 in Latin America: a humanitarian crisis. The Lancet, 2020, November 07. (Editorial) // URL: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)32328
  19. Chile y Brasil: el contraste en la región// URL: https://www.dw.com/es/chile-y-brasil-el-contraste-en-la-regi%C3%B3n/av-56908208 , 17.03.2021 (date of the application 01.04.2021).
  20. González L.M. y Pou S.A. (2020). Estimación del exceso de mortalidad por COVID-19 mediante los años de vida perdidos: impacto potencial en la Argentina en 2020// CEPAL. Notas de Población, Vol. 47 N° 111, p. 85-104.
  21. High-level meeting on the challenges faced by associate members of ECLAC in the implementation of the 2030 Agenda for Sustainable Development, with the participation of Alicia Bárcena, Executive Secretary of ECLAC// URL: https://foroalc2030.cepal.org/2021/en/programme/high-level-meeting-challenges-faced-associate-members-eclac-implementation-2030-agenda (date of the application 21.04.2021).
  22. Horwitz L. and Zissis C. (2021). Cronología: Rastreando el camino hacia la vacunación en América Latina// URL: www.as-coa.org/articles/cronologia-rastreando-el-camino-hacia-la-vacunacion-en-america-latina#grfico-cobertura-de-vacunas-y-acuerdos-de-suministro (date of the application 29.03.2021).
  23. ILO Sectoral Brief: COVID-19 and the Health Sector// URL: https://www.ilo.org › news (date of the application 07.08.2020)
  24. OECD (2020). Short-Term Labour Market Statistics// URL: https://stats.oecd.org (date of the application 21.04.2021).
  25. OECD/The World Bank (2020). Panorama de la Salud: Latinoamérica y el Caribe 2020, OECD Publishing, Paris// https://doi.org/10.1787/740f9640-es
  26. PAHO (2021). COVID-19 Americas’ Regional Dashboard// URL: https://who.maps.arcgis.com/apps/opsdashboard/indx.html#/c147788564c148b6950ac7ecf54689a0 (date of the application 15.03. 2021)
  27. Rivas Molina F. y Galindo J. (2021). Vacunas para pocos en América Latina// URL: https://elpais.com/sociedad/2021-03-06/vacunas-para-pocos-en-america-latina.html?prm=ep-app-articulo (date of the application 25.03. 2021).
  28. Sachs, J. et. al. Sustainable Development Goals and Covid-19. G-20 and Large Countries Edition// Cambridge University Press, 2020.
  29. World Bank Group (2020). World Development Indicators, 2020// URL: http://wdi.worldbank.org (date of the application 05.04. 2021)