Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (62), 2020

О продовольственной безопасности сельского населения регионов России

On the food security of the rural population of the regions of the Russian Federation

Авторы


Кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Россия, Институт экономики Уральского отделения Российской Академии наук
drokin27@mail.ru


Старший научный сотрудник
Россия, Институт экономики Уральского отделения Российской Академии наук
asjuravlev@mail.ru

Аннотация

За последние годы четко обозначилась тенденция снижения объемов производства молока и мяса в хозяйствах сельского населения, что ведет к снижению самообеспеченности этой продукцией сельского населения. На фоне снижения реальных доходов сельского населения это обострило во многих регионах страны проблему физической и экономической доступности сельского населения к наиболее значимой в рациональном питании продукции. На государственном уровне обозначилась социально значимая проблема продовольственного обеспечения сельского населения. В связи с этим предлагается в сложившейся системе продовольственного обеспечения населения страны отдельно рассматривать систему обеспечения продовольственной безопасности сельского населения. В сложившуюся (в методиках исследования) структуру системы социально-экономического развития сельских территорий (экономическая, социальная и экологическая) следовало бы дополнительно включить четвертый блок (подсистему) - продовольственная безопасность сельского населения.

Ключевые слова

продовольственная безопасность, самообеспеченность сельского населения, сельские домохозяйства, региональная продовольственная политика, экономическая доступность, межрегиональный обмен.

Финасирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта №20-010-00480 «Роль предпринимательских экосистем в социально-экономическом развитии сельских территорий России».

Рекомендуемая ссылка
Дрокин Вениамин Васильевич , Журавлев Алексей Серафимович
О продовольственной безопасности сельского населения регионов России// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (62). Номер статьи: 6221. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6221/
Authors

Drokin Veniamin Vasil'yevich
Ph.D.in Economics, senior research associate
Russia, Institute of Economics at Ural department of the Russian Academy of Science
drokin27@mail.ru

Zhuravlev Aleksey Serafimovich
Senior research associate
Russia, Institute of Economics at Ural department of the Russian Academy of Science
asjuravlev@mail.ru

Abstract

In recent years, a clear tendency has appeared for curtailing the production of milk and meat at the rural population households which leads to decline in these products self-sufficiency among the rural population. Following the decline in real incomes of the rural population this trend aggravated the problem of physical and economic accessibility of the rural population to the nutritionally most significant products in many regions of the country. At the state level, a socially significant problem of food supply to the rural population was identified. In this regard, it is proposed for the system of food security of the rural population to be dealt with separately in the current system of food supply to the population of the country. The structure of the system of socio-economic development of the rural territories that exists in the research methods and includes economic, social and environmental blocks should additionally include the fourth block (subsystem) - food security of the rural population.

Keywords

food security, rural self-sufficiency, rural households, regional food policy, economic accessibility, interregional exchange.

Project finance

The reported study was funded by RFBR, project number 20-010-00480 «The role of entrepreneurial ecosystems in the socio-economic development of rural territories of Russia»

Suggested Citation
Drokin Veniamin Vasil'yevich , Zhuravlev Aleksey Serafimovich
On the food security of the rural population of the regions of the Russian Federation. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (62). Art. #6221. Date issued: 2020-06-29. Available at: https://eee-region.ru/article/6221/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Аграрная политика любой развитой страны должна быть нацелена, прежде всего, на обеспечение продовольственной безопасности, сохранение в условиях конкурентной борьбы отечественных сельхозпроизводителей и сельского образа жизни.

Среди многих условий и требований обеспечения продовольственной безопасности населения следует выделить два основных фактора: наличие в достаточной мере продовольствия (как отечественного, так и импортного) и экономические возможности населения для его приобретения.

В начальный период реформирования аграрной отрасли (1990-1999 гг.) наблюдалось обвальное сокращение производства сельскохозяйственной продукции. Среднедушевое производство зерна уменьшилось более чем вдвое, мяса – в 2,4, а  молока – 1,7 раза.

Другой важной составляющей продовольственной безопасности страны является экономическая доступность основных продуктов питания для населения. Одним из основных индикаторов экономической доступности является сложившийся уровень среднедушевого потребления основных продуктов питания.

Решающее значение для характеристики доступности населения к основным продуктам питания имеет показатель самообеспеченности России и ее регионов  продуктами  питания,  изготовленными из сырья местных сельхозтоваропроизводителей

Основным негативным последствием разрушительного реформирования экономики в целом, и АПК в частности явилось резкое снижение жизненного уровня для большей части населения России. Реальностью стала угроза продовольственной безопасности страны.

Сократилось среднедушевое потребление мяса и мясопродуктов  с 75 кг в 1990 г. до 45 кг в 2003 г., молока и молочных продуктов  — с 387 до 231 кг. Увеличился разрыв по сравнению с научно обоснованными нормами потребления по молоку и мясу, что является важнейшим показателем уровня качества жизни в целом.  В то же время следует отметить, что после 2000 г. наметилась положительная тенденция в динамике этих показателей.

 

Об экономической доступности сельского населения к продовольственному обеспечению в публикациях отечественных ученых

Обсуждения и дискуссии по обеспечению продовольственной независимости страны и продовольственной безопасности ее населения актуализировались уже в начальный период реформирования экономики страны. При этом следует заметить, что в большинстве опубликованных работ рассматриваются возможности объективной оценки экономической доступности населения к продовольственному обеспечению. И связано это, прежде всего, как со сложностью оценки отдельных происходящих процессов в системе продовольственного обеспечения, так и с совокупностью этих процессов. В числе трудно решаемых вопросов – оценка качества  необходимых объемов потребляемой пищевой продукции, доходы населения и его отдельных групп, возможности производства  конкурентоспособной продукции, значимость регионов в обеспечении национальной продовольственной безопасности и многие другие.

Не случайно, поэтому отдельные авторы первоначально исходят из того, что при этом «продовольственную безопасность» следует рассматривать как систему.

Так, например, А. Алтухов рассматривает продовольственную безопасность «как сложное социально-экономическое явление, включающее в себя продовольственную независимость, экономическую и физическую доступность» [1. С. 6].

А. Емельянов проблему обеспечения продовольственной безопасности предлагает рассматривать лишь как элемент более сложной системы социально-экономического развития. Он пишет, что проблема обеспечения продовольственной безопасности «не только и не столько аграрно-производственная, сколько социально-экономическая [6, C. 28].

Такой же позиции придерживается Е. Лысенко «В условиях глобализации последствия, потери продовольственной безопасности необходимо оценивать комплексно, то есть с позиции экономики и политики, социальной и нравственной  составляющей в целом жизнеобеспечения населения» [9, С. 7].

Отдельные авторы предлагают рассматривать и региональные аспекты влияния на систему обеспечения продовольственной независимости страны и продовольственную безопасность населения. Значительный интерес в этом плане представляют исследования А. Костяева и И. Костусенко. В своей работе они выделили семь классов-объектов региональной продовольственной политики РФ. В качестве классификационных признаков использовались мегаполисы и регионы в зоне их влияния, регионы с различными соотношениями в численности городского и сельского населения, северные, горные и засушливые регионы.

Для каждого класса предложены целевые установки по продуктовой специализации, межрегиональному обмену. Результаты исследований авторов полезны для разработки направлений в корректировке мероприятий по обеспечению продовольственной безопасности населения как на региональном, так и федеральном уровнях [8].

А. Алтухов, А. Семин, Е. Семенова на основе выполненного ими анализа установили, что только 40% регионов могут обеспечить свое население отдельными основными видами сельхозпродукции полностью, третья часть регионов не имеют возможности удовлетворить продовольственные нормативные потребности за счет собственного производства [2].

Проблему обеспечения продовольственной безопасности населения и направления ее решения рассматривали и рассматривают в настоящее время многие авторы и специалисты. И  почти во всех публикациях по этому поводу так или иначе затрагиваются вопросы  оценки уровней обеспечения продовольственной безопасности. Значимые исследования по этому поводу провели Н. Шагайда и А. Узун. В своей работе они приводят два методических приема: на основе балансов продовольственных ресурсов и по результатам обследования бюджетов домашних хозяйств. Первый подход, отмечают авторы, они использовали для оценки достигнутых уровней потребления по рациональным нормам в целом по стране. Авторы обратили так же внимание и на расхождения в ответах по оценке показателей потребления.

В работе приведена динамика энергетической и белковой ценности рационов питания и результаты анализа суточного рациона по децильным группам. Первая децильная группа потребляет меньше, чем это рекомендуется по рациональным нормам белков в 1,5 раза, жиров — в 1,3 раза, углеводов – в 1,6 раза. Почти в 1,5 раза ниже и калорийность рациона. Авторы так же дали ответ и на решение рассматриваемой нами проблемы продовольственного обеспечения сельского населения. Они пишут, что анализ доступности продовольствия для городских и сельских жителей «в России не проводится, однако выявление различий позволило бы скорректировать политику, направленную на развитие села, обеспечение доступа сельских семей к земле, стимулирования малого бизнеса» [18, С. 73.] В работе обращено внимание и на то, что «В рамках определения уровня продовольственной безопасности России оценку в территориальном разрезе (по субъектам РФ) проводят не всегда, но этот аспект анализа один из самых важных» [там же].

Р. Гумеров предлагает проводить количественную оценку продовольственной безопасности РФ по двум группам фактических и нормативных показателей: по уровню и динамике потребления по группам населения с различными доходами и самообеспеченности населения страны основными продуктами питания [4, С. 59].

И. А. Минаков и А.Ю. Сытова считают важным показателем оценку уровня обеспечения населения продовольствием, определяемого как процентное отношение фактического потребления к рациональной норме питания [11, С. 30].

Значительное число публикаций посвящается вопросам экономической доступности населения к продовольственному обеспечению. Известно, что экономическая доступность населения к обеспечению продовольственными товарами в первую очередь связана с доходами населения, его платежеспособным спросом.

В числе причин низкого платежеспособного спроса авторы указывают на сравнительно низкие доходы сельского населения. Так, В. Иванова и С. Серетин связывают это с тем, что «…в силу специфики аграрного производства здесь значительно ниже заработная плата, чем в целом по экономике, выше уровень безработных и бедности…» [7, С. 3].

В. Мазлоев и О. Хайруллин, рассматривая проблему экономической доступности населения, указывают на то, что основным препятствием для доступа к продуктам питания является нищета и низкие доходы населения и что именно покупательная способность населения способна оказать существенное влиянии на рациональное питание в соответствии с медицинскими нормами [10, С. 13].

В работе С. Лысенко отмечается, что увеличение импорта продовольствия оказало негативное влияние на отечественных сельхозтоваропроизводителей, что привело к повышению уровня бедности на селе, особенно « в малых отдаленных поселках… Бедность в сельских поселениях в 5-6 раз превышает критическую массу, которая составляет по международным оценкам 10 %». [см. 9, С. 7].

Интересную зависимость среднедушевого потребления молока и молочных продуктов и среднего месячного дохода установили В.Д. Гончаров и С.Г. Сельников: чем вышке показатели доходов населения, тем меньше они потребляют молока и молочных продуктов и наоборот. Этот вывод авторы объясняют тем, что молоко и молочные продукты входят в ту группу продуктов, которые при росте доходов населения замещаются другими продуктами [3, С. 53].

 

О методологии исследования

При обосновании основных направлений разработки методологии исследования по вопросам экономической доступности сельского населения к продовольственному обеспечению использовались положения «Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» [5], материалы дискуссий специалистов и ученых при обсуждении проекта Доктрины, обоснованные позиции и выводы известных отечественных ученых по проблеме экономической доступности сельского населения к продовольственному обеспечению, результаты  собственных прошлых исследований по динамике и тенденциям производства основных видов сельхозпродукции.

В Доктрине понятие «продовольственная безопасность» характеризуется как «состояние социально-экономического развития страны, при котором … гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пищевой продукцией, соответствующей обязательным требованиям, в объемах не меньше рациональных норм потребления пищевой продукции, необходимой для активного и здорового образа жизни»

Из приведенного определения следует:

  • государство несет ответственность за продовольственную безопасность каждого гражданина страны;
  • должна быть обеспечена экономическая доступность населения к основным продуктам питания, т.е. доходы граждан должны давать возможность приобретения основных продовольственных товаров по рекомендуемым рациональным нормам потребления;
  • физическая доступность предполагает возможность населению приобретать необходимые для здорового образа жизни продукты питания.

В Доктрине так же записано, что  продовольственная независимость страны достигается за счет самообеспеченности основными видами отечественной сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Реализация этого положения предполагает использование региональных возможностей для максимальной самообеспеченности сельскохозяйственным сырьем.

Для оценки уровня самообеспеченности регионов теми или иными видами сельскохозяйственного сырья нами использовалась следующая формула:

где:

Усi   — уровень самообеспеченности населения i- видом продукта, %
П i  — производство i- вида продукта, тонн, млн. шт.;
Пр i – производственные расходы i-го вида продукта, тонн, млн. шт.;
Р i — потери i-го вида продукта, тонн, тыс. шт.;
Снас. – среднегодовая численность населения, тыс. чел.;
Нр – рациональные нормы душевого потребления, кг., шт.

 

Разница (не существенная) в ответах по оценке уровней самообеспеченности может быть обусловлены различными подходами к определению размеров производственных расходов (Прi) и возможной величины потерь при хранении произведенной продукции и др.

Приведенная схема расчетов использовалась нами при оценке уровней самообеспеченности сельского населения, т.е. учитывалась только численность сельского населения и продукция, произведенная только в хозяйствах сельского населения.

Оценка уровней самообеспеченности тех или иных регионов теми или иными видами произведенной в регионе сельхозпродукции дает основание органам власти для соответствующей корректировки необходимых объемов производства.

 

Результаты исследования

Состояние продовольственной безопасности населения страны характеризуется, прежде всего, фактическим среднедушевым потреблением тех или иных продовольственных позиций и величиной разрыва между фактическим уровнем потребления и рекомендуемыми нормами.

В начальный период реформирования произошло значительное сокращение потребления населением продукции животного происхождения. Так, среднедушевое потребление мяса и мясопродуктов к 2003 году (по сравнению с 1990 г.) сократилось на 40 % (с 75 кг. до 45 кг), молоку и молочным продуктам – на 45,4 % (с 387 до 231 кг), яйцу – на 30 % (с 297 до 208 штук в 1996 г.).

В последующие периоды показатели фактического душевого потребления постепенно увеличивались и в 2018 г. составили по мясу и мясопродуктам (с учетом субпродуктов II категории и  жира-сырца) 75 кг (100 % к уровню 1990 г.), молоку и молочным продуктам – 229 кг. (59 % к уровню 1990 г.), яйцу – 280 шт (94 % к уровню 1990 г.), рис. 1.

 

Душевое потребление основной продукции животного происхождения в Российской Федерации, кг

Рис. 1 – Душевое потребление основной продукции животного происхождения в Российской Федерации, кг

Источник: по данным Росстата

 

Значительное сокращение потребления молока и молокопродуктов по сравнению с 1990 г. сохранилось и по отношению к рекомендуемым в настоящее время нормам потребления, табл. 1.

 

Таблица 1 – Рекомендуемое и фактическое (2018 г.) душевое потребление основной продукции животноводства, кг

Показатели Молоко  Мясо Яйцо, шт.
Рациональная норма потребления* 325 73 265
Фактическое потребление на душу населения 229 75 280
В % к норме 70,5 102,7 105,7

*Утверждено Минздравом РФ от 19.08.2016 г., № 614.
Источник: по данным Росстата

 

За последние годы в РФ и в большинстве регионов страны в хозяйствах населения наметилась устойчивая тенденция к снижению производства молока, скота и птицы на убой. Если она сохранится и дальше, то при сложившихся макроэкономических условиях (низкие  доходы и трудовая занятость сельского населения, высокие цены на продовольственные товары и др.) значительная часть сельского населения будет вынуждена ограничить потребление мяса и мясопродуктов и особенно молока и молочных продуктов. Тем самым будет нарушен один из основных факторов обеспечения продовольственной безопасности – экономическая доступность к ценной для организма продовольственной группе товаров.

Начиная с 2000 г. года и по 2012 год в хозяйствах населения РФ молока производилось больше чем в сельхозорганизациях,  рис 2. Однако с 2009 г. в этой категории хозяйств наметилось устойчивое сокращение производства молока в темпах, превышающих его прирост в сельхозорганизациях.  Так, в 2018 г. производство молока в хозяйствах населения по сравнению с  2008 г. сократилось на 4749,2 тыс. т, а его прирост в сельхозорганизациях составил только 1989,2 тыс. т. Это подтверждает высокий уровень влияния хозяйств населения на общее состояние молочной отрасли в стране.

 

Динамика производства молока в целом по РФ и отдельным категориям хозяйств, тыс. т

Рис. 2 – Динамика производства молока в целом по РФ и отдельным категориям хозяйств, тыс. т

Источник: рассчитано по данным Росстата

 

Причину вновь появившейся для государства социально значимой задачи (обеспечение продовольственной безопасности сельского населения), можно объяснить, на наш взгляд, следующим.

Несмотря на большой вклад личных подсобных хозяйств в обеспечение продовольственной безопасности (в хозяйствах населения производилось в 2018 г. 38,7% молока, 53,8 % крупного рогатого скота на убой, 55,1 % овощей, 68,0 % картофеля) у специалистов государственного уровня и  отдельных ученых пока не сложилось единого мнения о целесообразности полномасштабной государственной поддержки этой категории хозяйств.

Даже в официально признанных прогнозах и рекомендуемых руководством федерального уровня в качестве ориентира для корректировки  курса аграрной политики этот фактор по-прежнему не учитывается. Рассмотрим это на примере «Прогноза научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации до 2030 г.».

По этому прогнозу предусматривается ежегодное снижение объемов производства молока в стране в периоде 2017-2020 гг. по 0,2 %, а в периоде 2021-2030 гг. – по 0,3 % [16, C. 58].

При обозначенных в прогнозе ежегодных темпах снижения производства молока по отношению к фактически достигнутому уровню (в 2015 г. – 30797 тыс. т., в 2016 г. – 30724 тыс. т.)  предполагается производить хозяйствами всех категорий в 2020 г. 30479 тыс. т., а в 2030 г. – 29565 тыс. т. молока.

По отдельным категориям хозяйств данные в прогнозе не приводятся. А отсюда, не ясно учитывались ли каким-то образом наметившиеся  за последние годы тенденции в производстве молока по каждой категории хозяйств. В условиях признания того факта, что в аграрной отрасли функционирует три (по официальной статистике) категории хозяйств в рассматриваемом Прогнозе личные подсобные хозяйства населения в  сценариях развития молочной отрасли не рассмотрена, хотя в характеристике особенностей АПК России указывается на высокую долю этой категории хозяйств в валовой продукции.

Недооценка этого фактора привела к резкому снижению уровней самообеспеченности сельского населения животноводческой продукцией.

В Российской Федерации самообеспеченность  сельского населения продукцией произведенной в их личных подсобных хозяйствах составила в 2018 г. (в процентах к рекомендуемым нормам питания)  по мясу – 63,5 %, молоку – 87,6 % и яйцу – 76,7 %. По отдельным же регионам эти показатели изменяются в пределах от 5 % до 120 % и выше.

Результаты выполненных в этом плане расчетов по 60 субъектам РФ, входящим в состав Центрального, Северо-Западного, Южного, Северо-Кавказского, Приволжского и Уральского федеральных округов приведены в таблице 2.

 

Таблица 2 – Группировка регионов РФ по уровню самообеспеченности сельского населения в основной животноводческой продукции

Группы, в % к нормативу Количество регионов по видам продукции
молоко мясо яйцо
До 40 23 28 15
41-60 10 9 10
61-80 10 9 5
81-100 3 7 10
Свыше 100 14 7 20
Итого 60 60 60

Источник: рассчитано по данным Росстата

 

В разрезе же федеральных округов эти показатели выглядят следующим образом, табл. 3.

 

Таблица 3 – Уровень самообеспеченности сельского населения в основной животноводческой продукции по федеральным округам в 2018 г., в % к нормативу

Федеральные округа молоко мясо яйцо
Центральный 39,4 43,3 88,5
Северо-Западный 21,6 15,1 36,8
Южный 97,3 86,0 116,7
Северо-Кавказский 102,7 64,5 81,5
Приволжский 108,2 82,6 103,1
Уральский 83,6 74,0 47,0

Источник: рассчитано по данным Росстата

 

В соответствии с приведенными в таблице данными необходимость повышения уровня самообеспеченности сельского населения в первую очередь возникает в Северо-Западном и Центральном федеральных округах.

В приведенной таблице показатели уровней самообеспеченности рассчитаны исходя из рекомендуемых норм среднедушевого потребления. При этом следует заметить, что и по фактически сложившемуся уровню потребления количество регионов с низкими показателями самообеспеченности хотя и сокращается, но по-прежнему будет значительным.

Если в среднем по Российской Федерации самообеспеченность сельского населения молоком, рассчитанная по фактическому среднедушевому потреблению составляет 124 %, то в 32 регионах (из 60 обследованных) показатели фактического среднедушевого потребления оказались ниже 100 %. Например, в регионах Центрального федерального округа (самообеспеченность к уровню фактического потребления) колебалась в 15 субъектах РФ от 14 до 93 %, а  в Северо-Западном ФО – в 9 регионах в пределах от 2 до 48%.

С падением доходов сельского населения, четко наметившейся тенденцией снижения объемов производства животноводческой продукции в хозяйствах сельского населения проблема обеспечения этой продукцией для многих регионов страны актуализировалась и требует своего решения как на региональном, так и на федеральном уровнях.

Как уже отмечалось, в числе основных условий обеспечения продовольственной безопасности являются экономические возможности населения по приобретению основных видов продовольственной продукции. Экономические возможности в свою очередь обусловлены уровнем доходов.

Значительная часть сельского населения длительное время обеспечивалась продукцией, произведенной в личных подсобных хозяйствах.

Однако, в периоде с  2001 г. по 2018 гг. производство молока, скота и птицы на убой в этой категории хозяйств уменьшилось почти на 29 %.

Одновременно с 2012 г. начали снижаться и реальные доходы сельского населения. Так, среднедушевые располагаемые ресурсы сельских домохозяйств в 2017 г. по сравнению с 2013 г. (то есть за четыре года) сократились в сопоставимых ценах 2011 г. и на одного члена сельских домохозяйств на 627 руб. или на 5 %.

За это же время расходы на питание в сельских домашних хозяйствах возросли на 35 %, рис. 3.

 

Динамика располагаемых ресурсов и стоимости питания на одного члена сельского домохозяйства в месяц, в % к 2011 г.

Рис.3 — Динамика располагаемых ресурсов и стоимости питания на одного члена сельского домохозяйства в месяц, в % к 2011 г.

Источник: рассчитано по данным [15, С. 95, 100]

 

При средней величине расходов на питание 5486,2 руб. (2016 г.) на одного  члена  сельского домашнего хозяйства в  первой децильной группе эти расходы составили 2480,6 руб. (в 2,2 раза ниже), во второй децильной группе 33258,3 руб. (в 1,6 раза ниже), в третьей децильной группе 3981,5 руб. (ниже в 1,4 раза) [14, С. 162].

В целом же численность сельского населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума составила в 2016 г.  7,6 млн. чел. По сравнению с 2011 г. она увеличилась на 10 % [там же, С. 169].

Как уже отмечалось, экономическая доступность сельского населения к продуктам питания зависит в основном от двух факторов: достаточных для этого доходов населения и достаточного уровня самообеспеченности сельского населения. В первую очередь это касается молочной продукции.

В России уже имеется положительный опыт не только сохранения  объемов производства молока в хозяйствах населения, но и его увеличения. Рассмотрим это на примере Республики Татарстан.

В настоящее время эта республика является одним из лидеров производства молока в стране. В 2018 году здесь было произведено 6,0 % от общероссийского объема, а самообеспеченность сельского населения молоком, произведенном в хозяйствах населения составила 169,7% к уровню рекомендуемых норм потребления.

В 2000 г. по сравнению с 1990 г. (начальный период реформирования) производство молока в республике сократилось на 19,4 % (в РФ – на 42,1%), а в 2018 г. по сравнению с 2000 г. в Республике Татарстан производство молока возросло 38 %, а в РФ за этот же период уменьшилось на 5%, табл. 4.

 

Таблица 4 – Сравнительные показатели производства молока в Республике Татарстан и Российской Федерации

Категории хозяйств Российская Федерация Республика Татарстан
2000 г. 2018 г. 2018 в %к 2000 г. 2000 г. 2018 г. 2018 в %к 2000 г.
Хозяйства всех категорий 32259 30611 95,0 1338 1848 138,0
В т.ч. сельхозорганизации 15271 16245 106,4 796 1140 143,2
           К(Ф)Х 567,7 2511 4,4 раза 9,4 155,2 16,5 раз
          Хозяйства населения 16420 11855 72,2 532,5 552,6 103,8

Источник: по данным Росстата

 

При этом в хозяйствах населения республики объемы производства молока увеличились на 3,8 %, в РФ  наоборот уменьшились  на 27,8 %. В 16,2 раза возросло производство молока в крестьянских (фермерских) хозяйствах и у ИП республики, в РФ этот показатель увеличился в 4,4 раза. В сельхозорганизациях республики за этот же период производство молока выросло на 43,2 %, а в РФ – на 6,4 %.

Факторы влияния на увеличение объемов производства молока в хозяйствах населения и крестьянских (фермерских) хозяйствах подробно изложены в монографии В.Ф. Башмачникова.

Он пишет, что в Республике Татарстан «… в течение двадцати лет ведется целенаправленная системная работа по развитию фермерства, и формируется полноправный фермерско-кооперативный, а с учетом вовлечения в этот процесс товарных крестьянских подворий — семейно-кооперативный сектор сельского хозяйства Татарстана». Ускорению процесса «… становления уклада частно-семейного в сочетании с  кооперированием …  во многом способствовал поворот республиканских властей в сторону многоукладности» [17, С. 262-263].

Здесь успешно работает одна из лучших в стране «Ассоциация фермерских хозяйств» (и)  крестьянских подворий Татарстана», возглавляемая активным лидером фермерского движения в республике.

По словам руководителей Ассоциации она «С самого начала не отгораживается от таких мелких семейных хозяйств (подворий), которые хотя и не переходят в категорию  крестьянско-фермерских хозяйств, но уже работают на рынок, у которых уже половина и более, а иногда уже и все семейные доходы составляют выручку от реализации сельхозпродукции с   таких подворий, т.е. с приусадебных участков» [там же, С. 272]

Опыт Республики Татарстан по успешному сочетанию всех форм организации сельхозпроизводства и его использование в большинстве регионов с низкой самообеспеченностью сельского населения способствует решению проблемы продовольственной безопасности этой категории населения, в том числе и в условиях рыночных преобразований.

Проблема сохранения развития крестьянских (ЛПХ) и фермерских хозяйств, занимающихся  производством молока, актуализировалась в связи с выбранным направлением  увеличения недостающих объемов молока за счет его производства преимущественно в сельхозорганизациях на основе строительства и модернизации крупных комплексов. При этом по существу не принимается во внимание, что на стадии строительства «стоимость создания скотоместа крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, развивающими семейные животноводческие фермы, меньше в 2-4 раза по сравнению с ценой скотоместа в крупных сельскохозяйственных организациях» [12, С. 186].

По независимой экспертной оценке средняя стоимость скотоместа (КРС молочного направления)  на семейных животноводческих фермах составляет 229,1 тыс. руб., а средняя стоимость скотоместа  на крупных животноводческих фермах – 450 тыс. руб. [13. С. 166]. Разница в стоимости составляет 221 тыс. руб.

Для определения необходимого количества дополнительных скотомест воспользуемся данными из выступления  Министра сельского хозяйства РФ  5 июля 2016 г. на первом заседании правительственной комиссии по вопросам АПК и устойчивого развития сельских территорий.

«Для замещения импорта отечественной молочной продукцией необходимо увеличить производство молока на 7 млн. т. Это потребует выделения дополнительных средств господдержки на строительство и модернизацию 1 млн. скотомест…» [19].

В приведенном выступлении отмечено, что необходимо увеличить производство молока на 7 млн. т. В 2015 г. продуктивность коров в сельхозорганизациях в среднем за год составила 5140 кг., в 2018 г. — 5945 кг., т. е. на 15 % выше. Если динамика роста продуктивности молочного стада сохранится и в ближайшие годы, то можно предположить, что удой на корову достигнет 6800 кг.

Отсюда следует, что даже при значительном увеличении продуктивности коров в сельхозорганизациях дополнительно потребуется в ближайшее время 1,03 млн. скотомест.

Если наметившаяся тенденция снижения производства молока в хозяйствах населения продолжится и дальше, то для импортозамещения выпадающих объемов производства потребуется не 7 млн. т, а значительно больше.

При дополнительной потребности скотомест в количестве одного миллиона и разнице в стоимости одного скотоместа в крупных и семейных фермах в 221 тыс. руб. потребовалось бы дополнительно 221 млрд. руб, если бы эти скотоместа строились только в сельхозорганизациях. Обозначенная сумма дополнительных затрат могла бы уменьшится на 110 млрд. руб, если половина новых скотомест строилась в сельхозорганизациях, а вторая половина  — в семейных фермах

Часть высвобождающихся средств на строительство крупных комплексов можно было бы рассматривать, как финансовый источник для поддержки организации предпринимательской деятельности в сельской местности.

Цифры условной экономии или дополнительных затрат могут оказаться больше или меньше. Важно было показать, что уже только на стадии строительства необходимых дополнительных скотомест следует учитывать целесообразность того или иного направления (или их сочетания) в организации производства молока.

Кроме того, следует добавить, что при мелкотоварном производстве меньше нарушается экологическая безопасность сельского населения в местах его проживания, сохраняется или увеличивается занятость этого населения.

Высокие темпы наращивания объемов производства молока в крестьянских (фермерских) хозяйствах и у индивидуальных предпринимателей свидетельствуют так же и о том, что произведенное у них молоко, является не менее конкурентоспособным, чем молоко, произведенное на крупных молочно товарных фермах.

 

Заключение

Анализ самообеспеченности сельского населения животноводческой продукцией, произведенной в хозяйствах сельского населения  60-ти субъектов РФ, входящих в состав Центрального, Северо-Западного, Южного, Северо-Кавказского, Приволжского и Уральского федеральных округов показали следующее.

В группу регионов с самообеспеченностью сельского населения меньше 40 % вошли по молоку 23 субъекта РФ, мясу – 28, яйцу – 15; в группу с самообеспеченностью от 41 до 60 % — по молоку 10 регионов, мясу – 9, яйцу – 10; в группу самообеспеченности от 61 до 80 % — по молоку 10 регионов, мясу – 9, яйцу – 5.

То есть,  с самообеспеченностью сельского населения произведенной в их хозяйствах продукцией ниже 80 %  вошли по молоку 43 региона (или 72 % от числа обследованных), мясу – 46 (77 %), яйцу – 30 (50 %).

При сохранении тенденций снижения объемов производства животноводческой продукции в хозяйствах сельского населения число регионов с недостаточной самообеспеченностью сельского населения этой продукцией будет только увеличиваться.

Снижение уровня самообеспеченности сельского населения этой продукцией с одновременным сокращением его реальных доходов значительно снижает возможности сельского населения как к физической, так и экономической доступности к наиболее ценной  для рационального питания продукции.

В конечном итоге это актуализирует проблему продовольственного обеспечения значительной части сельского населения.

Обозначенная проблема может решаться по двум направлениям: повышение доходов сельского населения и создание условий для сохранения и увеличения объемов сельхозпродукции в хозяйствах сельского населения.

Решение этой задачи возможно главным образом при активном участии государства, признания необходимости обеспечения продовольственной безопасности отдельно по группам  (категориям) городского и сельского  населения, а не в целом по всему населении страны.

В практике исследований система социально-экономического развития сельских территорий ограничивается в настоящее время, как правило, тремя подсистемными блоками: социальным, экономическим и экологическим.

Вновь обозначившиеся тенденции в процессах продовольственного обеспечения сельского населения, и появившаяся при этом необходимость дополнительного теоретического обоснования возникших проблем требуют, на наш взгляд, рассматривать систему обеспечения продовольственной безопасности как дополнительную подсистему (блок) в системе социально-экономического развития сельских территорий. Это повысило бы эффективность использования системного метода исследований в решении проблем социально-экономического развития сельских территорий.

 

Список литературы

  1. Алтухов А.И. Продовольственная безопасность Российской Федерации: вопросы методологии оценки//Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2016. — № 3. – С. 2-7.
  2. Алтухов А.И., Семин А.Н., Семенова Е.И. и др. Агропромышленный комплекс России в условиях «больших вызовов»: проблемы, риски, новые возможности: монография. – М.: Фонд «Кадровый резерв». – 2019. – 416 с.
  3. Гончаров В.Д., Сальников С.Г. Влияние доходов населения на уровень потребления молока и молочных продуктов// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2019 — № 4. – С. 51-53.
  4. Гумеров Р. Как обеспечить продовольственную безопасность страны?// Российский экономический журнал. – 1997. — № 9. – С. 57-69.
  5. Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации, утверждена Указом Президента Российской Федерации от 21 января 2020 г., № 20.
  6. Емельянов А. Продовольственная безопасность страны: угрозы и факторы нейтрализации// Российский экономический журнал. – 2003. — № 7. – С. 27-42.
  7. Иванова В.Н., Серегин С.Н. Устойчивое развитие и укрепление продовольственной безопасности – ключевые приоритеты развития агропромышленного комплекса России// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2018. — № 10. – С. 3-13.
  8. Костяев А.И.., Костусенко И.И. Обеспечение продовольственной безопасности России: региональный аспект// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2012. — № 5. – С. 4-7.
  9. Лысенко Е.Г. О продовольственной безопасности и проблеме сельской бедности// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2008. — № 11. – С. 5-7.
  10. Мазлоев В.З., Хайруллина О.И. Продовольственная безопасность: международный опыт и российская реальность// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2019. — № 10. – С. 11-17.
  11. Минаков И.А., Сытова А.Ю. Роль регионального АПК в формировании продовольственной безопасности страны// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2018. — № 7. С. 28-31.
  12. Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2014 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия (2013-2020 гг.)
  13. Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2015 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия (2013-2020 гг.)
  14. О состоянии сельских территорий в Российской Федерации в 2016 г. Ежегодный доклад по результатам мониторинга. Научн. изд. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2018, вып. 4. – 328 с. C. 162.
  15. О состоянии сельских территорий в Российской Федерации в 2017 г. Ежегодный доклад по результатам мониторинга (пятый выпуск). Научн. Изд. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2019, вып. 5. – 332 с. С. 95, 100.
  16. Прогноз научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации до 2030 г./ Минсельхоз России; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: НИУ ВШЭ, 2017. — 140 с.
  17. Фермерству в России быть: [монография] / В. Ф. Башмачников [и др.]; [под науч. ред. В. Ф. Башмачникова]. — Москва: Перо, 2019. — 608 с.
  18. Шагайда Н., Узун А. продовольственная безопасность: проблемы оценки//Вопросы экономики. – 2015. — № 5. – С. 63-78.

 

References

  1. Altukhov A.I.Food security of the Russian Federation: issues of evaluation methodology [Prodovol’stvennaya bezopasnost’ Rossiyskoy Federatsii: voprosy metodologii otsenki]// Economics of agricultural and processing enterprises. — 2016. — No. 3. – pages 2-7.
  2. Altukhov A.I., Semin A.N., Semenova Ye.I. et al. The agro-industrial complex of Russia under “big challenges” conditions: problems, risks, new opportunities: monograph [Agropromyshlennyy kompleks Rossii v usloviyakh «bol’shikh vyzovov»: problemy, riski, novyye vozmozhnosti: monografiya]. — M.: Fund «Personnel Reserve» . — 2019.- 416 p.
  3. Goncharov V.D., Sal’nikov S.G. The effect of population income on the level of milk and dairy products consumption [Vliyaniye dokhodov naseleniya na uroven’ potrebleniya moloka i molochnykh produktov]// Economics of agricultural and processing enterprises. — 2019 — No. 4. — pages 51-53.
  4. Gumerov R. How to ensure the food security of the country? [Kak obespechit’ prodovol’stvennuyu bezopasnost’ strany?]// Russian Economic Journal. — 1997. — No. 9. — pages 57-69.
  5. The Food Security Doctrine of the Russian Federation [Doktrina prodovol’stvennoy bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii] approved by Decree of the President of the Russian Federation dated January 21, 2020, No. 20.
  6. Yemel’yanov A. Food security of the country: threats and neutralization factors [Prodovol’stvennaya bezopasnost’ strany: ugrozy i faktory neytralizatsii]// Russian Economic Journal. — 2003. — No. 7. — pages 27-42.
  7. Ivanova V.N., Seregin S.N. Sustainable development and strengthening of food security being key priorities for the development of the agro-industrial complex of Russia [Ustoychivoye razvitiye i ukrepleniye prodovol’stvennoy bezopasnosti – klyuchevyye prioritety razvitiya agropromyshlennogo kompleksa Rossii]// Economics of agricultural and processing enterprises. — 2018. — No. 10. — pages 3-13.
  8. Kostyayev A.I.., Kostusenko I.I. Ensuring food security in Russia: regional aspect [Obespecheniye prodovol’stvennoy bezopasnosti Rossii: regional’nyy aspekt]// Economics of agricultural and processing enterprises. — 2012. — No. 5. — pages 4-7.
  9. Lysenko Ye.G.On food security and the problem of rural poverty [O prodovol’stvennoy bezopasnosti i probleme sel’skoy bednosti]// Economics of agricultural and processing enterprises. — 2008. — No. 11. — pages 5-7.
  10. Mazloyev V.Z., Khayrullina O.I. Food security: International experience and Russian reality [Prodovol’stvennaya bezopasnost’: mezhdunarodnyy opyt i rossiyskaya real’nost’]// Economics of agricultural and processing enterprises. — 2019. — No. 10 .- pages 11-17.
  11. Minakov I.A., Sytova A.YU. The role of regional agro-industrial complex in the formation of food security of the country [Rol’ regional’nogo APK v formirovanii prodovol’stvennoy bezopasnosti strany]// Economics of agricultural and processing enterprises. — 2018. — No. 7. — pages 28-31.
  12. National report on the progress and results of the implementation of the State Program for the Development of Agriculture and Regulation of Agricultural Product, Raw Material and Food Markets in 2014 (2013-2020) [Natsional’nyy doklad o khode i rezul’tatakh realizatsii v 2014 godu Gosudarstvennoy programmy razvitiya sel’skogo khozyaystva i regulirovaniya rynkov sel’skokhozyaystvennoy produktsii, syr’ya i prodovol’stviya (2013-2020 gg.)].
  13. National report on the progress and results of the implementation of the State Program for the Development of Agriculture and Regulation of Agricultural Product, Raw Material and Food Markets in 2015 (2013-2020) [Natsional’nyy doklad o khode i rezul’tatakh realizatsii v 2015 godu Gosudarstvennoy programmy razvitiya sel’skogo khozyaystva i regulirovaniya rynkov sel’skokhozyaystvennoy produktsii, syr’ya i prodovol’stviya (2013-2020 gg.)].
  14. On the state of rural territories in the Russian Federation in 2016. Annual report on monitoring results. Scientific serial [O sostoyanii sel’skikh territoriy v Rossiyskoy Federatsii v 2016 g. Yezhegodnyy doklad po rezul’tatam monitoringa]. — M.: FSBSI “Rosinformagrotech”, 2018, No. 4. — 328 p., page 162.
  15. On the state of rural territories in the Russian Federation in 2017. Annual report on the results of monitoring (fifth edition). Scientific serial [O sostoyanii sel’skikh territoriy v Rossiyskoy Federatsii v 2017 g. Yezhegodnyy doklad po rezul’tatam monitoringa (pyatyy vypusk)]. — M.: FSBSI Rosinformagrotech, 2019, No. 5. — 332 p., pages 95, 100.
  16. Forecast of scientific and technological development of the agricultural sector of the Russian Federation until 2030 [Prognoz nauchno-tekhnologicheskogo razvitiya agropromyshlennogo kompleksa Rossiyskoy Federatsii do 2030 g.]/ Ministry of Agriculture of Russia; National Research University «Higher School of Economics». — M.: NIU VShE, 2017. — 140 p.
  17. Let the farming in Russia be [Fermerstvu v Rossii byt’]: [monograph] / Bashmachnikov V.F. [et al.]; [under the scientific ed. of Bashmachnikov V.F.]. — Moscow: Pero, 2019.- 608 p.
  18. Shagayda N., Uzun A. Food security: challenges of assessment [Prodovol’stvennaya bezopasnost’: problemy otsenki]// Problems of Economics. — 2015. — No. 5. — pages 63-78.

АПК и сельское хозяйство региона, Экономическая безопасность