Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (62), 2020

Политические и экономические факторы, затрудняющие развитие научного и научно-технического сотрудничества между странами Шанхайской организации сотрудничества

Political and economic factors harding the development of scientific and scientific and technical cooperation between the countries of the Shanghai cooperation organization

Авторы


доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой трудового, экологического права и гражданского процесса Юридического института
Россия, Алтайский государственный университет
rrd231@rambler.ru


старший преподаватель кафедры гражданского права Юридического института
Россия, Алтайский государственный университет
goodwrong@gmail.com

Аннотация

В статье анализируются политические и экономические факторы, препятствующие развитию международного научного и научно-технического сотрудничества по каждой стране Шанхайской организации сотрудничества. Политические факторы определяются внутренней инновационной политикой, а также наличием некоторых внешнеполитических рисков. Экономические факторы исследованы с учетом данных о финансировании научных исследований, уровня кадрового потенциала, а также экспортной динамики.

Ключевые слова

страны Шанхайской организации сотрудничества, международное научное и научно-техническое сотрудничество, политические и экономические факторы, эффективность межгосударственного взаимодействия

Финасирование

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (научный проект № 18-29-15011 «Принципы, источники и особенности правового регулирования международного научного и научно-технического сотрудничества и международной интеграции в области исследований и технологического развития в России и зарубежных странах Шанхайской организации сотрудничества»).

Рекомендуемая ссылка
Аничкин Евгений Сергеевич , Серебряков Андрей Александрович
Политические и экономические факторы, затрудняющие развитие научного и научно-технического сотрудничества между странами Шанхайской организации сотрудничества// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (62). Номер статьи: 6202. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6202/
Authors

Anichkin Yevgeniy Sergeyevich
Doctor of Law, Associate Professor, Head of the Department of Labor, Environmental Law and Civil Procedure of the Law Institute
Russia, Altai State University
rrd231@rambler.ru

Serebryakov Andrey Aleksandrovich
Senior Lecturer, Department of Civil Law, Law Institute
Russia, Altai State University
goodwrong@gmail.com

Abstract

The article analyzes the political and economic factors that impede the development of international scientific, scientific and technical cooperation in each country of the Shanghai Cooperation Organization. Political factors are determined by internal innovation policy and the presence of certain foreign policy risks. Economic factors are studied taking into account data on financing of scientific research, the level of human resources and export dynamics.

Keywords

countries of the Shanghai Cooperation Organization, international scientific and scientific-technical cooperation, political and economic factors, the effectiveness of interstate interaction

Project finance

This work was financially supported by the Russian Foundation for Basic Research (research project No. 18-29-15011 “Principles, sources and peculiarities of legal regulation of international scientific and scientific and technical cooperation and international integration in the field of research and technological development in Russia and foreign countries of the Shanghai Cooperation Organization”).

Suggested Citation
Anichkin Yevgeniy Sergeyevich , Serebryakov Andrey Aleksandrovich
Political and economic factors harding the development of scientific and scientific and technical cooperation between the countries of the Shanghai cooperation organization. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (62). Art. #6202. Date issued: 2020-04-07. Available at: https://eee-region.ru/article/6202/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Развитие международного научного и научно-технического сотрудничества обусловлено возрастающими расходами на исследования и разработки, сложностью и мультидисциплинарностью научных исследований, ориентацией на решение задач, связанных с «большими вызовами современности». В тоже время возрастает международная напряженность, а политические и экономические ограничения, применяемые к отдельным государствам, определяют особое значение научной дипломатии как особой  формы международного научного и научно-технического сотрудничество [1].

Несмотря на укрепление политических, экономических и культурных связей между государствами, входящими в Шанхайскую организацию сотрудничества (далее — ШОС), следует констатировать, что развитие долгосрочной и эффективной научной коллаборации между ними оставляет желать лучшего.

В современной литературе выделяют ряд факторов, которые влияют на развитие международного научного и научно-технического сотрудничества. К ним относят:

  • политические факторы;
  • экономические факторы;
  • информационно-коммуникационные факторы;
  • языковые и культурные факторы;
  • географические факторы;
  • социально-психологические факторы;
  • образовательные факторы и некоторые другие [2, с. 191; 3, с. 24-25].

Однако, на наш взгляд, наиболее значимыми представляются политические и экономические факторы, которые во многом определяют эффективность межгосударственного взаимодействия. Подробный анализ вышеуказанных факторов применительно к государствам-участникам ШОС позволит определить «узкие места», препятствующие построению масштабной и устойчивой системы научного и научно-технического сотрудничества в рамках данной международной организации.

 

Данные и методы исследования

Вопросы международного научного и научно-технического сотрудничества достаточно широко освещены в литературе. Как правило, в данных исследованиях рассматривается состояние межгосударственного взаимодействия в сфере науки и техники между развитыми и развивающимися странами, включая некоторые страны ШОС. Так, некоторые исследования посвящены анализу научного сотрудничества между Европейским союзом и Россией [4], между Европейским союзом и Китаем [5]. В других работах сопоставляются данные сразу по нескольким развитым и развивающимся странам [6]. Отдельные труды анализируют особенности двустороннего сотрудничества в сфере науки и техники отдельных стран ШОС [7]. Однако исследований, посвященных комплексному анализу факторов, сдерживающих развитие международного научного и научно-технического сотрудничества между странами ШОС, не встречается. В связи с этим, настоящая работа обобщает юридические, экономические и иные данные по всем странам – действующим членам ШОС: Республика Индия, Республика Казахстан, Китайская Народная Республика, Кыргызская Республика, Исламская Республика Пакистан, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Республика Узбекистан.

Задачи настоящей работы обусловливают необходимость применения нескольких методов исследования.

При рассмотрении политических факторов развития международного научного и научно-технического сотрудничества оправданным является применение сравнительно-правового метода. Работа содержит сравнительный анализ как национального законодательства стран ШОС по вопросам правового регулирования государственной научно-технической политики, так и международных соглашений государств-членов ШОС в сфере научного и научно-технического сотрудничества. Использование сравнительно-правового метода позволило определить эффективность противодействия внутренним политическим угрозам международного сотрудничества в области науки и техники.

С целью выявления экономических факторов, препятствующих развитию научного и научно-технического сотрудничества между странами ШОС, в работе применяется методы панельного исследования и многомерного анализа. Указанные методы позволили определить динамику изменения экономических показателей стран ШОС. Так, метод панельного исследования применялся для определения размера затрат на исследования и разработки по отдельным государствам и сопоставления индекса деловой активности в странах ШОС. Метод многомерного анализа позволил определить траекторию динамики затрат на исследования и разработки, а также измерить динамику экспорта высокотехнологической продукции и количества исследователей в странах ШОС. Источниками данных для исследования экономических факторов, препятствующих развитию научного и научно-технического сотрудничества между странами ШОС, послужили сведения, размещенные на сайтах Всемирного банка, Организации экономического сотрудничества и развития, Министерства науки и технологий Индии.

 

Политические факторы

Политические факторы, оказывающие влияние на развитие международного научного и научно-технического сотрудничества можно разделить на внутренние и внешние. К внутренним политическим факторам можно отнести состояние отношений между бизнес-сообществом и государством по вопросам взаимодействия в сфере финансирования и внедрения результатов научных исследований. К внешним политическим факторам следует отнести наличие партнерских отношений между государствами, а также внешнюю политику третьих государств, направленную на разрушение с применением санкционных инструментов сложившихся деловых связей в региональных международных организациях.

 

Результаты исследования

Проанализируем вышеуказанные факторы применительно к отдельным странам ШОС.

Научно-техническая политика Российской Федерации направлена на активное привлечение бизнес-сообщества к участию в инновационных научно-технологических проектах. С этой целью принят ряд нормативных актов, устанавливающих формы такого взаимодействия. К их числу следует отнести государственную программу «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий», утвержденную распоряжением Правительства Российской Федерации от 10.03.2006 № 328-р, федеральный закон «Об инновационных научно-технологических центрах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 29.07.2017 № 216-ФЗ и ряд других. В подобных формах взаимодействия бизнеса, государства и научного сообщества предпринимателям в обмен на инвестиции предлагаются льготные условия налогообложения, доступная аренда недвижимости и оборудования, субсидирование процентных ставок по кредитам и прочие преференции. Несмотря на это, экономическая эффективность большинства подобных проектов остается достаточно низкой [8, с. 90].

В целом, внутренние политические факторы в Российской Федерации создают благоприятную основу для международного научного и научно-технического сотрудничества. Этому способствует развитая законодательная база в сфере государственной научно-технической политики, наличие опыта вовлечения бизнес-сообщества в инновационные проекты. Однако проблемными обстоятельствами остаются крайне низкая эффективность большого количества инновационных проектов с участием субъектов предпринимательской деятельности, что свидетельствует о сложностях коммуникации между государством и бизнесом.

В отличие от России значительную долю в системе научно-технических исследований Индии занимает частный сектор, по некоторым данным до 53,7 % [9, с. 32]. Представляется, что при такой организации системы научно-технических исследований организации, непосредственно связанные с научной деятельностью отличаются большей самостоятельностью и гибкостью в принятии решений.

Индия достигла значимых успехов в сфере развития инновационных бизнес-проектов. Этому способствовала взвешенная политика развития технопарков. Наиболее успешно развиваются технопарки, специализирующиеся на разработке программного обеспечения и IT-аутсорсинге. В 1991 г. Министерством электроники и информационных технологий Индии была создана организация «Технопарки программного обеспечения Индии» (Software Technology Parks of India). Привлекательность индийских технопарков для бизнеса обусловлена предоставлением существенных преференций предпринимателям (предоставление инвестиционных субсидий, грантов, льготное налогооблажение и т.п.) [8, с. 94-95]. Вместе с тем, для большинства технопарков в Индии характерна экспортная направленность.

Взаимодействию с частным сектором экономики в Китае уделяется повышенное внимание. Одним из примеров успешного привлечения предпринимателей к научно-исследовательской деятельности является выполнение внедренческих работ исключительно на основе лицензирования и сотрудничества между научными организациями и существующими предприятиями. Подобное решение направлено на искоренение практики создания предприятий, подведомственных научным учреждениям [10, с. 13].

Китайская Народная Республика достигла значительных успехов в развитии технопарков, благодаря привлекательному инвестиционному климату для резидентов технопарков и значительным мерам государственной поддержки [8, с. 92-93]. Однако многие проекты ориентированы на западных иностранных инвесторов.

В Пакистане взаимодействие между бизнес-сообществом и государством в сфере научных исследований развито недостаточно. Профессор Atta-ur-Rahman отмечает, что одной из задач государственной научно-технической политики является разработка механизмов стимулирования инвестиций предпринимателей в самостоятельно разработанные продукты и процессы [11]. Один из наиболее известных в Пакистане технопарков — парк информационных технологий (Arfa Software Technology Park) – представляет собой, прежде всего, государственный образовательный проект.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что Пакистан внутренне менее подготовлен к международному научному и научно-техническому сотрудничеству. Поэтому во многом догоняющий характер научно-технического развития данного государства обусловливает необходимость тесной коллаборации Пакистана с более развитыми странами (Россия, Индия и Китай) с целью получения доступа к новым технологиям и имплементации накопленного положительного опыта регулирования в сфере науки и технологий.

На постсоветском пространстве Республика Казахстан является одним из малочисленных примеров подробного регулирования взаимоотношений бизнеса и государства в научной и инновационных сферах. Законодательство Республики Казахстан предусматривает существенные меры поддержки субъектам индустриально-инновационной деятельности [8, с. 94-95]. Вместе с тем, для бизнес-сообщества Казахстана характерна некоторая инертность применительно к вопросам участия в инновационной деятельности. Государственная политика в указанной сфере не обеспечивает необходимого взаимодействия между предпринимателями и университетами, научно-исследовательскими учреждениями в технопарках, не выделяются достаточные финансовые ресурсы для коммерциализации  технологий. Применяемые механизмы коммуникации между заинтересованными сторонами часто неэффективны, что обусловлено недостаточным опытом реализации инновационных  проектов и низким уровнем общего управления [12].

 В Республике Таджикистан недостаточно развита система вовлечения предпринимателей в инновационные проекты и научные исследования. По данным Министерства экономического развития и торговли Республики Таджикистан  основные проблемы, препятствующие созданию полноценной инновационной системы, заключаются в следующем: слабая вовлеченность научного и научно-технического потенциала в инновационные процессы; отсутствие развитой инновационной инфраструктуры; низкие темпы формирования современной системы подготовки кадров в области инновационной деятельности; несоответствие реального состояния системы информационно-коммуникационных технологий требованиям, предъявляемым к организации современной информационной системы в сфере инновационной деятельности; отсутствие налаженной системы введения в хозяйственный оборот результатов научных исследований и коммерциализации научно-технических разработок; неразработанность мер по стимулированию создания малых инновационных предприятий и инновационному предпринимательству; слабое использование потенциальных возможностей международного сотрудничества для поддержания инновационных процессов в стране [13].

Общее состояние развития науки в Республике Узбекистан оценивается некоторыми исследователями как неудовлетворительное. Матрасулов Д. отмечает, что одними из основных являются проблемы определения приоритетных направлений для научных исследований и обеспечения трансфера научных разработок и технологий в производство [14].

Несмотря на обозначенные проблемы, в Республике Узбекистан прилагаются усилия по развитию инновационных исследований с привлечением бизнеса. Примером является инновационный технопарк «Яшнабад». Однако системного взаимодействия между предпринимателями и государством в данной сфере не выстроено. Это обусловлено, в том числе отсутствием разработанной законодательной базы по вопросам осуществления инновационной деятельности. До настоящего момента не принят закон «Об инновационной деятельности».

Как и в большинстве постсоветских республик в Киргизии актуальной являются проблемы отсталости инвестиционного комплекса, слабая развитость внутреннего рынка научных полуфабрикатов, интеллектуальной собственности, изобретений и патентов, медленной коммерциализации достижений науки и техники [15]. Тем не менее, постановлением Правительства Кыргызской Республики от 8 февраля 2017 года № 79 была утверждена Концепция научно-инновационного развития Кыргызской Республики на период до 2022 года, которая закрепила такие меры инновационной политики как: разработка государственной программы поддержки инноваций, направленной на стимулирование модернизации промышленных предприятий; широкое использование возможности интеграционных процессов для обеспечения доступа на новые рынки отечественной конкурентоспособной продукции и создание совместных предприятий для последующего выхода на международные рынки; создание сети инкубаторов, центров поддержки технологии и инноваций, центров трансфера технологий; создание системы государственной поддержки новых инновационных компаний на стартовом этапе и системы страхования рисков компаний на начальных стадиях их развития при осуществлении технологических инвестиций и некоторые другие [16]. Однако практическая реализация вышеприведенных мер оставляет желать лучшего.

Таким образом, из всех стран ШОС только Китай и Индия смогли обеспечить достаточно эффективное взаимодействие между государством, бизнесом и научным сообществом в сфере развития науки, техники и инновационной деятельности. Для прочих стран, как правило, характерно отсутствие последовательной государственной политики, направленной на стимулирование инновационной активности предпринимателей, а созданные условия поддержки редко приводят к экономической эффективности технологических стартапов. В итоге формируется различная культура инновационной активности (динамичная и ответственная в одних странах и инертная и недисциплинированная в других), что осложняет реализацию крупных международных проектов с участием предпринимателей из разных стран ШОС.

Эффективность внутренней политики государств-членов ШОС находит свое отражение в рейтинге «Ведение бизнеса» (“Doing Business”), составляемого Всемирным банком. Данный рейтинг отражает эффективность правовых норм, которые применяются в отношении негосударственных предприятий по 10 областям их жизненного цикла («Создание предприятий», «Получение разрешений на строительство», «Подключение к системе электроснабжения», «Регистрация собственности», «Получение кредитов», «Защита миноритарных инвесторов», «Налогообложение», «Международная торговля», «Обеспечение исполнения контрактов» и «Разрешение неплатежеспособности»).

 

Индекс легкости ведения бизнеса (Doing Business 2020)

Рисунок 1 — Индекс легкости ведения бизнеса (Doing Business 2020)

Составлено авторами на основе данных The World Bank – URL: https://www.openknowledge.worldbank.org (дата обращения 05.01.2020 г.)

 

Высокий индекс легкости ведения бизнеса оказывает позитивное влияние на развитие международного научного и научно-технического сотрудничества, способствует привлечению инвестиций, привлекает деловое сообщество из других стран. Сопоставление индексов деловой активности стран ШОС демонстрирует разрыв между государствами-членами ШОС с наибольшим и наименьшим рейтингом почти в 20 %. Таким образом, снижается инвестиционная привлекательность стран ШОС с низким индексом легкости ведения бизнеса как площадок для развития международных инновационных проектов, неравномерное распределение которых существенно снижает эффективность регионального международного научного и научно-технического сотрудничества в целом.

Немаловажным политическим фактором, способным оказать воздействие на развитие научного и научно-технического сотрудничества, являются конфликты между государствами-членами ШОС, а также внешняя политика третьих стран.

Ярким примером конфликтного поведения участников рассматриваемого регионального объединения являются взаимоотношения Индии и Пакистана. Так, в 2019 г. пограничные столкновения между этими странами привели к введению Индией экономических ограничений в отношении Пакистана (были отменены торговые привилегии и существенно увеличены ввозные пошлины на пакистанские товары). Пограничные конфликты также становятся причиной натянутых отношений между Таджикистаном и Киргизией [17]. Безусловно, подобные очаги напряженности могут негативно сказываться не только на двусторонних отношениях государств, но и приводить к невыполнению принятых на основании многосторонних соглашений международных обязательств в сфере научного и научно-технического сотрудничества.

Определенную угрозу может представлять внешняя политика государств, не являющихся членами ШОС, но в силу своего экономического и военного положения, способных оказывать существенное воздействие на поведение отдельных стран. Примером подобного рода угроз может служить санкционная политика США и некоторых европейских государств осуществляемая в отношении России. Так, в конце 2019 г. США ввели санкции против строящегося газопровода «Северный поток – 2», в результате чего партнер «Газпрома» швейцарская компания Allseas прекратила работы по прокладке трубопровода в Балтийском море.

Для преодоления подобных рисков странам ШОС необходимо усилить координацию в сфере научного и научно-технического сотрудничества и разработать механизм консолидированного противодействия попыткам третьих стран нарушить научную и научно-техническую коллаборацию.

 

Экономические факторы

Прежде всего, стоит отметить, что все государства-участники ШОС относятся к числу развивающихся стран, однако размеры их экономик существенно различаются. По этой причине в качестве единственного экономического показателя, отражающего финансовое состояние научной и технологической сфер, нельзя рассматривать лишь объем затрат на научные исследования и разработки. Для комплексного понимания возможных проблем развития международного научного и научно-технического сотрудничества необходимо исследовать совокупность экономических факторов.

Представляется, что указанной цели будет соответствовать анализ:

  • объема затрат в государствах-членах ШОС на научные исследования и разработки (в процентном отношении к ВВП);
  • источников финансирования научных исследований и разработок в государствах-членах ШОС (доля финансирования науки и инновационных технологий государственного сектора и частного сектора);
  • наличия в государствах-членах ШОС подготовленных кадров, способных проводить исследования и разработки (количество трудоустроенных исследователей/ученых на миллион человек трудоспособного населения);
  • динамики экспорта высокотехнологической продукции в государствах-членах ШОС (в процентном отношении к объему промышленного экспорта).

Выбор вышеприведенных показателей обусловлен следующими причинами. Исследование объема затрат в странах ШОС на научные исследования и разработки призвано продемонстрировать финансовые возможности отдельных государств и их реальную заинтересованность в развитии научно-технической и инновационной сфер. Данный показатель демонстрирует наличие необходимых ресурсов для развития международного научного и научно-технического сотрудничества.

Изучение источников финансирования научных исследований и разработок показывает за счет чьих средств (государственных или частных) происходит инвестирование в науку и технологии. Преобладание в финансировании государственных средств приводит к дополнительным издержкам, снижает эффективность внедрения и коммерциализации результатов научных исследований и технологических разработок. Следовательно, взаимодействие между государствами-членами ШОС с разными подходами к определению источников финансирования науки и инновационной деятельности ухудшается, снижается общая эффективность международного научного и научно-технического сотрудничества.

Исследование научного кадрового потенциала стран ШОС демонстрирует возможности вклада человеческого капитала каждого государства в международные научные и инновационные проекты. Чем меньше исследователей в стране, тем меньше доступных направлений для возможного научного и научно-технического сотрудничества.

Динамика экспорта высокотехнологической продукции способна показать наличие и состояние научно-технической базы стран ШОС, являющейся необходимой предпосылкой для развития международного научного и научно-технического сотрудничества.

Одним из ключевых экономических показателей успешного развития научной и научно-технической сферы является размер затрат на исследования и разработки, исчисляемый в процентах к ВВП. Согласно некоторым исследованиям наиболее оптимальный размер затрат на исследования и разработки, обеспечивающий долгосрочное влияние на рост производительности и совершенствование технологий, составляет от 2,3 до 2,6 % ВВП [18, с. 433]. Анализ затрат по странам ШОС, приведенный на рисунке 2. позволяет прийти к выводу, что только Китай к 2017 г. максимально приблизился к оптимальному значению уровня затрат на исследования и разработки. При этом расходы самой инвестирующей в науку страной (Китай) среди стран ШОС превышают расходы наименее инвестирующей в научные исследования страной (Киргизия) в 20 раз.

Анализ динамики затрат на исследования и разработки (рисунок 3.) позволяет сделать вывод, что только Китаю и Пакистану удалось за 17 лет существенно увеличить финансирование научных исследований и разработок. В Индии и России после устойчивого роста до 2010 г. показатель затрат на исследования и разработки несколько сократился, причем у Индии более существенно (в 2017 г. минус 19 % от размера затрат 2010 г.). Худшую динамику демонстрирует Узбекистан, где снижение составило более чем на 40 %.

 

Затраты на исследования и разработки

Рисунок 2 — Затраты на исследования и разработки

(% от ВВП), 2017 г.

Составлено авторами на основе данных The World Bank – URL: https:// www.data.worldbank.org (дата обращения 05.01.2020 г.)

 

Динамика затрат на исследования и разработки (2000-2017 гг.)

Рисунок 3 – Динамика затрат на исследования и разработки (2000-2017 гг.)

Составлено авторами на основе данных The World Bank – URL: https:// www.data.worldbank.org (дата обращения 05.01.2020 г.)

 

Подобное распределение затрат на исследования и разработки среди стран ШОС свидетельствует о явной асимметрии в финансировании науки. Дж. Остри и А.Р. Гош рассматривают подобную асимметрию в качестве фактора, препятствующего согласованной политике на международном уровне и формулируют вывод о том, что такая ситуация во многом выгодна малым государствам [19, с. 208].

Распределение затрат между государственным сектором и частным сектором среди ведущих стран ШОС на финансирование исследований и разработок свидетельствует о возрастающей роли негосударственного инвестирования в науку (рисунки 4, 5, 6). Представляется, что такая модель ускоряет процесс коммерциализации научных инноваций и обеспечивает их тесную связь с потребностями общества. Вместе с тем, в России по-прежнему государство несет более 65 % затрат на финансирование исследований и разработок и, как уже указывалось выше, это сказывается на эффективности расходования средств, выделяемых на науку. Высокая доля частного финансирования науки и инноваций открывает широкие возможности для международной коллаборации.  В то время как преобладание в финансировании государственного сектора негативно сказывается на быстром внедрении и коммерциализации результатов научных исследований и технологических разработок. Из трех сравниваемых государств именно Китай в последние годы демонстрирует быстрый рост и переход от индустриальной экономики к экономике знаний.

 

Источники финансирования исследований и разработок в Индии (2014-2015гг.)

Рисунок 4 — Источники финансирования исследований и разработок в Индии (2014-2015гг.)

Составлено авторами на основе данных Department of science & technology ministry of science & technology government of India – URL: http://www.nstmis-dst.org/Statistics-Glance-2017-18.pdf (дата обращения 05.01.2020 г.)

 

Источники финансирования исследований и разработок в Китае (2017 г.)

Рисунок 5 — Источники финансирования исследований и разработок в Китае (2017 г.)

Составлено авторами на основе данных OECD – URL: https://read.oecd-ilibrary.org/science-and-technology/main-science-and-technology-indicators/volume-2019/issue-1_g2g9fb0e-en#page24 (дата обращения 05.01.2020 г.)

 

Источники финансирования исследований и разработок в России (2017 г.)

Рисунок 6 — Источники финансирования исследований и разработок в России (2017 г.)

Составлено авторами на основе данных OECD – URL: https://read.oecd-ilibrary.org/science-and-technology/main-science-and-technology-indicators/volume-2019/issue-1_g2g9fb0e-en#page24 (дата обращения 05.01.2020 г.)

 

Немаловажным показателем эффективности научного и научно-технического сотрудничества является количество исследователей, осуществляющих научную деятельность и разрабатывающих инновационные технологии. Обеспечение экономики инновационного типа научными и исследовательскими кадрами является одним из определяющих факторов устойчивого развития государства. Сведения, отраженные на рисунке 7, позволяют говорить о различном состоянии кадрового обеспечения научной и научно-технической сферы в странах ШОС. В таких странах как Китай, Индия, Казахстан количество ученых за семнадцатилетний период увеличилось в два раза. Гораздо хуже складывается ситуация в России и Узбекистане. В Российской Федерации число ученых сократилось на 17,5%, а в Республике Узбекистан — практически на 25%. Представляется, что недостаточное количество высококвалифицированных научных кадров может создать серьезные препятствия развитию международного научного и научно-технического сотрудничества. В частности, это может привести к сокращению числа актуальных направлений совместных исследовательских проектов и, как следствие, нарастающему технологическому отставанию.

 

Рисунок 7 — Изменение количества исследователей в странах ШОС за 2000-2017 гг.

Составлено авторами на основе данных The World Bank – URL: https://www.data.worldbank.org (дата обращения 05.01.2020 г.). Для Индии вместо сведений за 2017 г. приведены данные за 2015 г.

 

Одним из наглядных показателей привлекательности государства в сфере научного и научно-технического сотрудничества выступает динамика экспорта высокотехнологической продукции. Сравнение показателей экспорта отдельных стран ШОС (рисунок 8) позволяет в качестве лидеров назвать Китай и Казахстан. Если динамика экспорта высокотехнологической продукции Китайской Народной Республики подвержена незначительным колебаниям, то в Республике Казахстан после 2014 г. произошел существенный спад (минус 41,4 %).

 

Динамика экспорта высокотехнологической продукции отдельных странах ШОС (2010-2018 гг.)

Рисунок 8 — Динамика экспорта высокотехнологической продукции отдельных странах ШОС (2010-2018 гг.)

Составлено авторами на основе данных The World Bank – URL: https://www.data.worldbank.org (дата обращения 05.01.2020 г.)

 

Сопоставление различных экономических показателей стран ШОС позволяет выделить ряд обстоятельств, создающих некоторые препятствия на пути развития регионального научного и научно-технического сотрудничества между ними. Неравные экономические возможности государств, асимметрия национальных экономик способствует неравномерному финансированию научных исследований и разработок от страны к стране. В таких условиях  государства с большими финансовыми возможностями могут быть склонны искать сотрудничество друг с другом, нежели с более слабым (с экономической точки зрения) партнером, что будет приводить к нарушению принципа приоритетности.

Сохраняющаяся в некоторых странах ШОС практика преимущественного государственного финансирования науки затрудняет коллаборацию между коллективами исследователей из разных стран из-за существенных различий в подходах и методах управления государственными и частными научными проектами. Кроме того, при государственном финансировании нередко допускается нерациональное расходование бюджетных средств, что также снижает эффективность использования этой модели.

Усилия государств-членов ШОС должны быть направлены на укрепление научного кадрового потенциала, в противном случае нехватка научно-исследовательского персонала может привести к сокращению направлений взаимовыгодного сотрудничества.

Наконец, странам ШОС следует развивать свой потенциал экспорта высокотехнологической продукции для повышения собственной инвестиционной привлекательности и скорейшему переходу к постиндустриальной экономике.

 

Выводы

Проведенный в настоящем исследовании анализ политических и экономических, затрудняющих развитие международного научного и научно-технического сотрудничества, позволяет ранжировать страны ШОС на три группы:

  • страны с высокой степенью готовности к научному и научно-техническому сотрудничеству;
  • страны со средней степенью готовности к научному и научно-техническому сотрудничеству;
  • страны с низкой степенью готовности к научному и научно-техническому сотрудничеству.

К первой группе следует отнести Россию, Китай, Казахстан, поскольку в этих странах разработана развернутая нормативная база, закладывающая основы государственной научно-технической политики, в официальных документах обозначено четкое понимание цели и задач международного сотрудничества в сфере науки и техники. Им не угрожают внешнеполитические риски либо они имеют значительные ресурсы для их минимизации. В указанных странах в целом налажено взаимодействие между бизнесом и государством в сфере осуществления инновационной деятельности. Большинство экономических показателей либо демонстрируют рост, либо являются достаточно устойчивыми.

Ко второй группе следует отнести Пакистан, Индию, Киргизию. Одним из факторов, снижающим их привлекательность в качестве партнеров, является наличие неразрешенных конфликтов с другими странами ШОС, а также отсутствие высокой позитивной динамики по затратам на исследования и разработки.

К третьей группе следует отнести Таджикистан, Узбекистан. Для данных государств характерно неудовлетворительное состояние правового регулирования по вопросам государственной научно-технической политики, слабое финансирование научных исследований, отсутствие налаженного взаимодействия между бизнесом, научным сообществом и государством.

При этом к числу основных препятствий развития международного научного и научно-технического сотрудничества между странами ШОС можно отнести следующие. Проведенный анализ политических факторов (внутренних и внешних) демонстрирует, что ряд государств проводит недостаточно эффективную политику, направленную на вовлечение бизнес-сообщества в инновационную деятельность и участие в научно-технологических проектах. Существующие разрывы между отдельными странами снижают эффективность международной коллаборации. Установлено наличие внешнеполитических угроз развития международного научного и научно-технического сотрудничества между странами ШОС. К ним относятся как сохраняющиеся пограничные конфликты между отдельными государствами-членами ШОС, так и недружелюбная санкционная политика третьих стран.

С экономической точки зрения основными препятствиями развития международного научного и научно-технического сотрудничества между странами ШОС являются неравномерное финансирование научных исследований и разработок, снижение числа исследователей в некоторых государствах-членах ШОС, доминирование доли государственного финансирования научных исследований и технологических разработок, невысокие показатели динамики экспорта высокотехнологической продукции в отдельных странах.

Наличие вышеописанных факторов подрывает принципы международного научного и научно-технического сотрудничества, его паритетное начало.

Представляется, что учет особенностей каждой группы государств при принятии решений о научном и научно-техническом сотрудничестве позволит минимизировать риски недостижения поставленных целей и задач международного взаимодействия и достичь высоких результатов с наименьшими организационными и финансовыми затратами.

 

Список литературы:

  1. Концепция международного научно-технического сотрудничества Российской Федерации (одобрена решением Правительства Российской Федерации от 8 февраля 2019 года № ТГ-П8-952). URL: https://france.mid.ru/upload/iblock/7f8/7f8aadb5de45b3a58103046d70eabef2.pdf (дата обращения 05.01.2020 г.)
  2. Кандакова Г.В., Чиркова М.Б., Малицкая В.Б., Плужникова Н.В. Развитие международного научно-технического сотрудничества в аграрной сфере России: проблемы и перспективы // Вестник Воронежского государственного аграрного университета. – 2016. – № 4 (51). – С. 187-196.
  3. Задумкин К.А., Теребова С.В. Международное научно-техническое сотрудничество: сущность, содержание и формы // Проблемы развития территории. – 2009. – № 1 (47). – С. 22-30.
  4. Haegeman, Karel, Sokolov, Alexander, Spiesberger, Manfred, Boden, Mark Facilitating EU-Russian Scientific and Societal Engagement: Joint Efforts to Tackle Grand Challenges. URL: https://www.researchgate.net/publication/270587416_Facilitating_EU-Russian_Scientific_and_Societal_Engagement_Joint_Efforts_to_Tackle_Grand_Challenges (дата обращения 05.01.2020 г.)
  5. Kwok K.C., Lau Lawrence J., Summers Tim EU-China Innovation Relations: From Zero-sum to Global Networks. URL: https://www.igef.cuhk.edu.hk/igef_media/working-paper/IGEF/67.pdf (дата обращения 05.01.2020 г.)
  6. Xu Bai, Yun Liu International Collaboration Patterns and Effecting Factors of Emerging Technologies. URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5135128/ (дата обращения 05.01.2020 г.)
  7. Varaprasad Sekhar Science and Technology Cooperation between India and China // International Studies. – 2005. – Volume: 42. – Issue: 3-4. – P. 307-327.
  8. Аничкин Е.С., Серебряков А.А. Правовое регулирование технопарков в отдельных странах Шанхайской организации сотрудничества: опыт России, Китая, Индии и Казахстана // Правовая культура. – 2019. – № 2(37). – С. 85-100.
  9. Литвак Н.В., Толпыгин Л.И. Современная политика научно-технологических исследований в Индии // Известия Иркутского государственного университета. – 2016. – Т. 18. – С. 29-43.
  10. Иванов С.А. Научно-техническая политика Китая: приоритеты догоняющего развития и результаты // Известия Восточного института. – 2018. – № 2 (38). – С. 6-23.
  11. Atta-ur-Rahman, Science and Technology in Pakistan: The Way Forward. URL: https://www.sciencemag.org/careers/2002/09/science-and-technology-pakistan-way-forward (дата обращения 05.01.2020 г.)
  12. Обзор инновационного развития Казахстана. URL: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/ceci/publications/icp5_r.pdf (дата обращения 05.01.2020 г.)
  13. Инновационная политика Республики Таджикистан. URL: https://www.unescap.org/sites/default/files/9.%20Innovation%20policy%20of%20the%20Republic%20of%20Tajikistan%20%28RUS%29.pdf (дата обращения 05.01.2020 г.)
  14. Матрасулов Д. Наука и образование нуждаются в кардинальных реформах. URL: https://www.gazeta.uz/ru/2017/10/19/science-education/ (дата обращения 05.01.2020 г.)
  15. Акматбаев У. Развитие науки в Кыргызстане и Германии. URL: https://www.krsu.edu.kg/vestnik/2002/v4/a02.html (дата обращения 05.01.2020 г.)
  16. Инновации для устойчивого развития: обзор по Кыргызской Республике. URL: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/ceci/publications/I4SD_Kyrgyzstan/ECI_CECI_25_RUS.pdf (дата обращения 05.01.2020 г.)
  17. Киргизия и Таджикистан проведут расследование конфликта на границе. URL: https://ria.ru/20200110/1563254607.html (дата обращения 05.01.2020 г.)
  18. Mario Coccia What is the optimal rate of R&D investment to maximize productivity growth? // Technological Forecasting and Social Change. 2009. – Volume 76. – Issue 3. – P. 433-446.
  19. Сахаров А.Г. Дж. Остри и А.Р. Гош Доклад МВФ «Препятствия на пути международной координации политики и пути их преодоления» // Вестник международных организаций. – 2014. – Т.9. – № 4. – С. 205-209.
  20. Курбонов А. Наука в Таджикистане: кризис или развитие. URL: https://mts.tj/ru/1418/news/ (дата обращения 05.01.2020 г.)

 

References:

  1. The concept of international scientific and technical cooperation of the Russian Federation (approved by the decision of the Government of the Russian Federation of February 8, 2019 No. TG-P8-952). [Koncepciya mezhdunarodnogo nauchno-tekhnicheskogo sotrudnichestva Rossijskoj Federacii] Available from: https://france.mid.ru/upload/iblock/7f8/7f8aadb5de45b3a58103046d70eabef2.pdf [Accessed 05th January 2020] (in Russian).
  2. Kandakova, G.V., Chirkova, M.B., Malitskaya, V.B. & Pluzhnikova, N.V. (2016) The development of international scientific and technical cooperation in the agricultural sector of Russia: problems and prospects [Razvitie mezhdunarodnogo nauchno-tekhnicheskogo sotrudnichestva v agrarnoj sfere Rossii: problemy i perspektivy]. Bulletin of the Voronezh State Agrarian University. 4 (51), 187-196. (in Russian).
  3. Zadumkin, K.A. & Terebova, S.V. (2009) International scientific and technical cooperation: essence, content and forms [Mezhdunarodnoe nauchno-tekhnicheskoe sotrudnichestvo: sushchnost’, soderzhanie i formy]. Problems of development of the territory. 1 (47), 22-30. (in Russian).
  4. Haegeman, K., Sokolov, A., Spiesberger, M. & Boden, M. Facilitating EU-Russian Scientific and Societal Engagement: Joint Efforts to Tackle Grand Challenges. Available from: https://www.researchgate.net/publication/270587416_Facilitating_EU-Russian_Scientific_and_Societal_Engagement_Joint_Efforts_to_Tackle_Grand_Challenges [Accessed 05th January 2020]
  5. Kwok, K.C., Lau, L.J. & Summers, T. EU-China Innovation Relations: From Zero-sum to Global Networks. Available from: https://www.igef.cuhk.edu.hk/igef_media/working-paper/IGEF/67.pdf [Accessed 05th January 2020]
  6. Xu Bai & Yun Liu International Collaboration Patterns and Effecting Factors of Emerging Technologies. Available from: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5135128/ [Accessed 05th January 2020]
  7. Varaprasad Sekhar, D. (2005) Science and Technology Cooperation between India and China. International Studies. 42 (3-4), 307-327.
  8. Anichkin, E.S. & Serebryakov, A.A. (2019) Legal regulation of technology parks in selected countries of the Shanghai Cooperation Organization: the experience of Russia, China, India and Kazakhstan [Pravovoe regulirovanie tekhnoparkov v otdel’nyh stranah SHanhajskoj organizacii sotrudnichestva: opyt Rossii, Kitaya, Indii i Kazahstana]. Legal Culture. 2(37), 85-100. (in Russian).
  9. Litvak, N.V. & Tolpygin, L.I. (2016) Modern policy of scientific and technological research in India [Sovremennaya politika nauchno-tekhnologicheskih issledovanij v Indii]. Bulletin of Irkutsk State University. 18, 29-43. (in Russian).
  10. Ivanov, S.A. (2018) Science and Technology Policy of China: Catching Development Priorities and Results [Nauchno-tekhnicheskaya politika Kitaya: prioritety dogonyayushchego razvitiya i rezul’taty]. Bulletin of the Oriental Institute. 2 (38), 6-23. (in Russian).
  11. Atta-ur-Rahman Science and Technology in Pakistan: The Way Forward. Available from: https://www.sciencemag.org/careers/2002/09/science-and-technology-pakistan-way-forward [Accessed 05th January 2020]
  12. Overview of the innovative development of Kazakhstan [Obzor innovacionnogo razvitiya Kazahstana]. Available from: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/ceci/publications/icp5_r.pdf [Accessed 05th January 2020] (in Russian).
  13. Innovation policy of the Republic of Tajikistan [Innovacionnaya politika Respubliki Tadzhikistan]. Available from: https://www.unescap.org/sites/default/files/9.%20Innovation%20policy%20of%20the%20Republic%20of%20Tajikistan%20%28RUS%29.pdf [Accessed 05th January 2020] (in Russian).
  14. Matrasulov, D. Science and education need fundamental reforms [Nauka i obrazovanie nuzhdayutsya v kardinal’nyh reformah]. Available from: https://www.gazeta.uz/ru/2017/10/19/science-education/ [Accessed 05th January 2020] (in Russian).
  15. Akmatbaev, U. Development of science in Kyrgyzstan and Germany [Razvitie nauki v Kyrgyzstane i Germanii]. Available from: https://www.krsu.edu.kg/vestnik/2002/v4/a02.html [Accessed 05th January 2020] (in Russian).
  16. Innovation for Sustainable Development: A Review of the Kyrgyz Republic [Innovacii dlya ustojchivogo razvitiya: obzor po Kyrgyzskoj Respublike]. Available from: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/ceci/publications/I4SD_Kyrgyzstan/ECI_CECI_25_RUS.pdf [Accessed 05th January 2020] (in Russian).
  17. Kyrgyzstan and Tajikistan to investigate border conflict [Kirgiziya i Tadzhikistan provedut rassledovanie konflikta na granice]. Available from: https://ria.ru/20200110/1563254607.html [Accessed 05th January 2020] (in Russian).
  18. Coccia, M. (2009) What is the optimal rate of R&D investment to maximize productivity growth? Technological Forecasting and Social Change. 76 (3), 433-446.
  19. Sakharov, A.G., Ostri, J. & Gauche A.R. (2014) IMF Report “Obstacles to International Policy Coordination and Overcoming Them” [Doklad MVF “Prepyatstviya na puti mezhdunarodnoj koordinacii politiki i puti ih preodoleniya”]. Bulletin of International Organizations. 9 (4), 205-209. (in Russian).
  20. Kurbonov, A. Science in Tajikistan: crisis or development [Nauka v Tadzhikistane: krizis ili razvitie]. Available from: https://mts.tj/ru/1418/news/ [Accessed 05th January 2020] (in Russian).

Экономика регионов мирового хозяйства