Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (60), 2019

Исследование результативности выравнивающей региональной политики в Российской Федерации

The research of regional leveling policies effectiveness in the Russian Federation

Авторы


доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой государственного управления и управления человеческими ресурсами
Россия, Байкальский государственный университет
kolodina@bk.ru

Аннотация

Основной проблемой пространственного развития Российской Федерации является неравномерность социально-экономического развития ее регионов. Статья посвящена исследованию масштаба региональной асимметрии и результативности политики, проводимой государством по сглаживанию межрегиональных контрастов. В статье определены различия субъектов РФ по внутреннему региональному продукту, объему привлекаемых инвестиций, мобилизации налогов, уровню бюджетной обеспеченности. Рассмотрены основные инструменты выравнивающей региональной политики государства (дотации, субсидии, бюджетные кредиты) и их результативность. Доказано, что несмотря на использование сложных механизмов перераспределения доходов, межрегиональные контрасты в России лишь нарастают. Выравнивание социально-экономического развития регионов с помощью межбюджетных трансферов, во-первых, не решает проблему региональной асимметрии, во-вторых, лишает «сильные» регионы стимулов к развитию и, в-третьих, порождает иждивенчество «слабых» регионов. Предложены направления сглаживания региональных различий через совершенствование системы межбюджетных трансфертов на основе введения социальных стандартов, а также через снятие инфраструктурных ограничений в развитии регионов.

Ключевые слова

регион, бюджет, региональная политика, неравномерность развития, асимметрия, межбюджетные трансферты, дотации, субсидии, бюджетные кредиты, налоги.

Рекомендуемая ссылка
Колодина Елена Алексеевна
Исследование результативности выравнивающей региональной политики в Российской Федерации// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (60). Номер статьи: 6007. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6007/
Authors

Kolodina Yelena Alekseyevna
Doctor of Economics, Professor, Head of the Department of Public Administration and Human Resource Management
Russia, Baikal State University
kolodina@bk.ru

Abstract

The main problem of the Russian Federation spatial development is the uneven socio-economic development of its regions. The article is devoted to the study of the regional asymmetry scale and the effectiveness of the policy pursued by the state to smooth out inter-regional contrasts. The article identifies the differences between the Russian Federation regions, the volume of attracted investments, tax mobilization, and the level of budgetary security. The basic tools of the state regional leveling policy (subsidies, subsidies, budget loans) and its effectiveness are considered. It has proved that despite the use of income redistribution complex mechanisms, inter-regional contrasts in Russia are growing. The regional socio-economic development leveling with the help of inter-budget transfers, firstly, does not solve the problem of regional asymmetry, secondly, deprives “strong” regions of incentives for development and, thirdly, generates dependency of “weak” regions. The leveling directions of the regional differences through improving the system of intergovernmental transfers based on the introduction of social standards, as well as through the removal of infrastructural restrictions in the regional development are proposed.

Keywords

region, budget, regional policy, development unevenness, asymmetry, intergovernmental transfers, subsidies, budget loans, taxes.

Suggested Citation
Kolodina Yelena Alekseyevna
The research of regional leveling policies effectiveness in the Russian Federation. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (60). Art. #6007. Date issued: 2019-11-14. Available at: https://eee-region.ru/article/6007/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Основным вызовом пространственного развития России является беспрецедентный уровень различий в социально-экономическом положении ее регионов. Межрегиональные контрасты настолько велики, что противоречат Конституции Российской Федерации, декларирующей равные права граждан в получении общественных благ на всей территории страны. На заседании Совета безопасности 22 сентября 2017 г. Президент РФ В.В. Путин, анализируя разрывы в уровнях доходов регионов, отметил необходимость разработки действенной региональной политики федерального центра, направленной на сглаживание асимметрии в социально-экономическом развитии субъектов РФ.

Обобщающим показателем, характеризующим состояние экономики регионов, является внутренний региональный продукт(ВРП). По данным Росстата в 2017 г. более половины (52,2%) суммарного ВРП сформировали всего 10 регионов. Наибольший вклад внесла Москва (15724,9 млрд. руб.) на долю которой приходилось 20,9%. Наименьший объем ВРП был получен в Республике Алтай – 44,6млрд. руб. Разрыв в уровне ВРП между этими регионами составил 352 раза. Конечно же, более корректно проводить сравнения по показателю ВРП в расчете на душу населения, но и в этом случае разрыв между максимумом (Ненецкий АО – 6288,5 тыс. руб.) и минимумом (Республика Ингушетия – 114,7 тыс. руб.) колоссальный – 54,7 раза.

По прогнозу Минэкономразвития, в 2024 г. более половины суммарного объема ВРП сформируют 10 субъектов РФ. Какие же это регионы? Во-первых, это нефтегаздобывающие регионы: Ханты-Мансийский АО, Ямало-Ненецкий АО, Республика Татарстан и Красноярский край, в котором осваивается Ванкорское месторождение. Во-вторых, это две крупнейшие агломерации страны, в которых в 2018 г. в соответствии с рейтингом информационного агентства «РосБизнесКонсалтинг» (РБК) были зарегистрированы 327 компаний из 500 крупнейших компаний России (245 — в Москве и 33 — в Санкт-Петербурге). В-третьих, это Московская область, Свердловская область и Краснодарский край. В Московской области находится 17 штаб-квартир крупнейших компаний, в Свердловской области – 11, а в Краснодарском крае — 10. Показатели рейтинга РБК-500 свидетельствуют о том, что на долю Москвы в общей выручке крупнейших компаний России приходится 67,8%. Тотальное доминирование Москвы в последние годы стало беспрецедентным.

Не менее впечатляют различия регионов по объему привлекаемых инвестиций. Так, в 2017 г. по данным Росстата 10 регионов и примерно в том же составе аккумулировали около половины всех капиталовложений, а на долю десяти регионов, замыкающих инвестиционный рейтинг страны, приходилось менее 1% (табл. 1).  В списке регионов с наименьшим объемом привлекаемых инвестиций находятся: Республика Тыва, Республика Калмыкия, Еврейская автономная область, Чукотский АО, Республика Алтай, Республика Ингушетия. К этому следует добавить, что во всех регионах с наименьшим объемом инвестиций (кроме Республики Алтай) за год они еще и существенно снизились (от 6% в Чукотском автономном округе до 34,6% в Ингушетии). Масштаб различий по объему привлечения инвестиций позволяет судить о разрыве в конкурентоспособности российских регионов.

 

Таблица 1 — Субъекты РФ с наибольшим и наименьшим объемом инвестиций в основной капитал в 2017 г.

Рейтинг Наименование субъекта РФ Объем привлекаемых инвестиций, млрд. руб. Доля в общем объеме инвестиций РФ, %
  Общий объем инвестиций 15970,0 100
1 г. Москва 1972,2 12,35
2 Ямало-Ненецкий АО 1082,3 6,78
3 Ханты-Мансийский АО 942,2 5,90
4 Московская область 678,3 4,25
5 г. Санкт-Петербург 658,5 4,12
6 Республика Татарстан 637,6 3,99
7 Краснодарский край 484,1 3,03
8 Красноярский край 424,7 2,66
9 Республика Саха (Якутия) 384,9 2,41
10 Ленинградская область 338,6 2,12
  Итого по группе регионов с наибольшим притоком  инвестиций: 7603,4 47,61
…… ……………………………………….. …….. ……..
76 Курганская область 22,4 0,14
77 Республика Хакасия 22,1 0,14
78 Костромская область 20,6 0,13
79 Карачаево-Черкесская Республика 17,8 0,11
80 Республика Ингушетия 13,6 0,09
81 Республика Алтай 13,1 0,08
82 Чукотский АО 11,8 0,07
83 Еврейская автономная область 10,5 0,06
84 Республика Калмыкия 10,4 0,06
85 Республика Тыва 9,3 0,05
Итого по группе регионов с наименьшим притоком  инвестиций: 151,6 0,93

* Расчеты сделаны по данным Росстата.

 

Различия в экономическом развитии субъектов РФ неизбежно сказываются на различиях в бюджетной обеспеченности регионов, а, следовательно, и на различиях в объеме и качестве публичных услуг в сфере образования, медицины, уровне заработной платы работников бюджетной сферы [2], развитии инфраструктуры.  Так, средние расходы на лекарства в расчете на одного льготника в регионах России различаются более чем в семь раз [3]. Зарплата учителей в Москве в среднем составляет 80 тыс. руб., а в соседней Владимирской области лишь 17 — 25 тыс. руб.  Бросающаяся в глаза межрегиональная разница в доходах населения неизбежно приводит к нарастанию миграционных процессов внутри страны [2,3].  В 2017г., по данным Росстата, 71 субъект РФ имел отрицательное миграционное сальдо. Центрами притяжения активного населения стали Москва (98,7 тыс. чел.), Московская область (68,2 тыс. чел.), Санкт-Петербург (46,9 тыс. чел.), Краснодарский край (28,5 тыс. чел.), Ленинградская область (23,4 тыс. чел.). Депопуляция территорий стала характерной не только для регионов на Востоке страны, но и для регионов, находящихся в непосредственной близости от двух столичных агломераций.

Диспропорции в развитии регионов России были бы еще более разительными, если бы федеральный центр не использовал инструменты выравнивающей политики в бюджетной сфере (налоговое регулирование, межбюджетные трансферты, бюджетные кредиты).

 

Результаты исследования

Налоговая политика может использоваться в качестве инструмента выравнивания социально-экономического развития российских регионов. Еще 15 лет назад в своих интервью В.В Жириновский для привлечения инвестиций в Сибирь и на Дальний Восток предлагал установить дифференцированные ставки налога на добавленную стоимость в зависимости от степени отдаленности территорий от центра. В настоящее время территориальная дифференциация налогов используется не в качестве инструмента сглаживания межрегиональных различий, а как инструмент стимулирования. Налоговые преференции устанавливаются не для субъектов РФ, а для их отдельных территорий — особых экономических зон и территорий опережающего развития.

Налоговые поступления являются основным источником формирования региональных бюджетов. В 2017 г. распределение налоговых доходов между федеральным бюджетом и консолидированными региональными бюджетами сложилось в пропорции 54% к 46%, т.е. большая часть совокупных налоговых доходов, начиная с 2000 гг., аккумулируется в федеральном бюджете. К региональным налогам в России относятся налог на имущество организаций, транспортный налог и налог на игорный бизнес, которые в налоговых доходах консолидированных бюджетов регионов составляют незначительную часть. Напротив, налоговые поступления субъектов РФ на 80% зависят от расщепляемых федеральных налогов. Например, налоговые поступления в бюджет Иркутской области в 2017 г. на 79,2% состояли из федеральных налогов, на 12,4% — из региональных, на 3% — из местных и на 5,4% — из налогов по специальным налоговым режимам [6].

Лидером по мобилизации налогов в федеральный бюджет является Ханты-Мансийский автономный округ. В 2017 г. с его территории в бюджет страны перечислено без малого 2 трлн. руб., т.е. 22,1%.  Второе место по собираемости налогов в федеральный бюджет занимает г. Москва (1,26 трлн. руб. – 14,1%), а третье место принадлежит Ямало-Ненецкому автономному округу (0,94 трлн. руб. – 10,5%). Таким образом, в федеральный бюджет с территорий этих трех регионов было мобилизовано 46,7% налоговых доходов страны, а с территорий 10-ти регионов-лидеров — 70,7%.  С территорий остальных 75 субъектов РФ в федеральный бюджет поступило менее 30% (табл. 2).

 

Таблица 2 — Регионы-лидеры по объему мобилизации налогов в федеральный бюджет в 2017 г.

Рейтинг Наименование субъекта РФ Налоговые поступления в федеральный бюджет с территории субъекта РФ, млрд. руб. Доля субъекта РФ в общем объеме налоговых поступлений в федеральный бюджет, %
1 Ханты-Мансийский АО  (Югра) 1985,4 22,1
2 г. Москва 1265,5 14,1
3 Ямало-Ненецкий АО 943,9 10,5
4 г. Санкт-Петербург 621,5 6,9
5 Республика Татарстан 328,5 3,7
6 Московская область 325,4 3,6
7 Красноярский край 267,6 3,0
8 Самарская область 224,8 2,5
9 Ленинградская область 198,6 2,2
10 Пермский край 187,7 2,1
Итого 6348,9 70,7

* Расчеты сделаны по данным ФНС России.

 

По данным, приведенным директором департамента межбюджетных отношений Минфина РФ Л. Ерошкиной в газете «Известия», в 10 регионах страны сосредоточены: 53% НДФЛ, 57% налога на прибыль, 68% НДС, 88% НДПИ, 99% акцизов на табак [7].

Таким образом, перераспределение налоговых доходов в пользу субъектов РФ, о чем ратуют многие ученые, проблему выравнивая бюджетной обеспеченности регионов не решает, а только усугубляет – «богатые» регионы станут еще более богатыми, а «бедные» все равно не смогут увеличить свои налоговые поступления.  При этом у федерального центра снизятся финансовые ресурсы, направляемые на выравнивание дисбаланса региональных бюджетов. Выравнивание бюджетной обеспеченности регионов через закрепление за ними дополнительных налогов в условиях сложившейся асимметрии в социально-экономическом развитии российских территорий невозможно, что, в конечном счете, и объясняет позицию Минфина, отрицающего такую возможность. Более того, в 2017 г. федеральный центр забрал у регионов часть акцизов и 1% налога на прибыль, который является вторым по значимости доходным источником региональных бюджетов.

Одним из принципов бюджетного федерализма [8, 9] является соответствие объема расходных обязательств регионов их доходным полномочиям. Если принцип нарушается, что характерно для большинства   субъектов РФ, в стране должен существовать механизм корректировки этого дисбаланса. В России дисбаланс между расходными обязательствами регионов и их доходными полномочиями решается через систему межбюджетных отношений, путем предоставления территориям трансфертов в виде дотаций и субсидий из федерального бюджета. Третий вид федеральных трансфертов – субвенции, по своей сути не являются инструментом выравнивающей региональной политики, поскольку представляют собой целевое финансирование передаваемых на региональный уровень отдельных федеральных полномочий (например, федеральные выплаты безработным гражданам или финансирование лекарственного обеспечения ВИЧ инфицированных).

На рис. 1 представлена структура межбюджетных трансфертов из федерального бюджета бюджетам субъектов РФ в 2017 г. [10]. График показывает, что основным видом трансфертов выступают дотации, доля которых составляет 45%.

 

Структура межбюджетных трансфертов из федерального бюджета бюджетам субъектов РФ в 2017 г.

Рис. 1. Структура межбюджетных трансфертов из федерального бюджета бюджетам субъектов РФ в 2017 г.

 

Именно дотации являются основным инструментом сглаживания межрегиональных различий в России. Из федерального бюджета перечисляется 4 вида дотаций:

  • дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации;
  • дотации бюджетам субъектов Российской Федерации на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов;
  • дотации, связанные с особым режимом безопасного функционирования закрытых административно-территориальных образований;
  • дотации на содержание объектов инфраструктуры города Байконур.

Два первых вида дотаций как раз и выполняют функцию сглаживания межрегиональных различий при формировании бюджетов российских регионов.

Специфика дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов РФ состоит в том, что они предоставляются регионам, уровень бюджетной обеспеченности которых ниже установленного минимума, определяемого Правительством РФ.  В 2018 г. лишь 12 из 85 субъектов РФ не получали дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности. Это, так называемые, «регионы-доноры» (Ханты-Мансийский АО, Ямало-Ненецкий АО, Ненецкий АО, Тюменская, Свердловская, Московская и Ленинградская области, Татарстан, Москва и Санкт-Петербург).

Таким образом, отнесение субъектов РФ к регионам-донорам происходит не на основе сравнения того, что регион отдает в федеральный бюджет, и того, что получает, а по тому, получает ли он один из возможных трансфертов — дотацию на выравнивание бюджетной обеспеченности. Например, Иркутская область относится к регионам-реципиентам, другими словами – к дотационным регионам, при том, что с ее территории ежегодно перечисляется в федеральный бюджет налогов в десятки раз больше, чем она получает в виде дотаций и субсидий. Так, по данным Министерства финансов Иркутской области, в 2017 г. в федеральный бюджет с территории области было мобилизовано 180,2 млрд. руб. а вернулось в виде дотаций и субсидий лишь 16,3 млрд. руб. [11]. По мнению автора, более справедливо разделять регионы на нетто-доноров и нетто-реципиентов, как это принято в Евросоюзе. В этом случае список российских регионов-доноров значительно расширится. Такого же мнения придерживается В.И Клисторин, предложивший относить субъекты РФ к регионам-донорам по положительному сальдо межуровневых финансовых потоков [12].

Дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности — наиболее обоснованный и прозрачный тип трансфертов. Эти дотации распределяются в соответствии с методикой, содержащейся в Постановлении Правительства Российской Федерации от 22 ноября 2004 года № 670 «О распределении дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации». В основе методики лежит выравнивание финансовой обеспеченности на душу населения через сопоставление налогового потенциала территории и удорожающего коэффициента (индекса бюджетных расходов), поскольку стандартный набор бюджетных услуг в расчете на одного человека в разных частях страны может различаться в десятки раз. Так, индекс бюджетных расходов для Чукотского автономного округа в 13,5 раз выше, чем в среднем по России.

Уровень расчетной бюджетной обеспеченности субъектов РФ до распределения дотаций определяется делением индекса налогового потенциала региона на индекс его бюджетных расходов.

                                                                 (1)

БОi – бюджетная обеспеченность (оценка доходных возможностей бюджета с учетом удорожающих факторов относительно среднего по всем субъектам РФ);
ИНПi – индекс налогового потенциала (оценка налоговых доходов бюджета, производимая с учетом уровня развития и структуры экономики территории на душу населения в регионе);
ИБРi – индекс бюджетных расходов (учет ценовой дифференциации публичных услуг по регионам);

                                   (2)

 

Налоговый потенциал рассчитывается по налогу на прибыль, налогу на доходы физических лиц, налогу на имущество организаций, акцизам, налогу на добычу полезных ископаемых и прочим налоговым доходам.

В таблице 3 представлены 10 российских регионов, получивших в 2018 г. самые большие дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности. На их долю приходилось 44% суммарных дотаций (283,9 млрд. руб. из 645,1 млрд. руб.).

Большая часть регионов, лидирующих по получению выравнивающих дотаций, это национальные республики с низким налоговым потенциалом. Для примера, индекс налогового потенциала Республики Дагестан равен 0,224, т.е. более, чем в 4 раза ниже среднероссийского. Два региона, представленные в таблице, имеют высокие индексы налогового потенциала – это Республика Саха (Якутия) (2,482) и Камчатский край (1,440), но одновременно с этим и крайне высокие индексы бюджетных расходов (соответственно 4,479 и 5,413), что ставит их в один ряд с регионами, характеризующимися низкой налоговой базой.

 

Таблица 3 — Субъекты РФ, получившие самые большие дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности в 2018 г.

Наименование субъекта РФ Объем дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, млрд. руб. Доля в суммарном объеме дотаций РФ, %
Республика Дагестан 59,06 9,15
Республика Саха (Якутия) 43, 94 6,81
Камчатский край 39, 35 6,09
Алтайский край 27,12 4,20
Чеченская Республика 27,07 4,19
Ставропольский край 19,20 2,97
Республика Бурятия 18,29 2,83
Республика Крым 17,71 2,74
Республика Башкортостан 16,43 2,54
Республика Тыва 15,73 2,43
Итого: 283,9 44,00

*Данные официального сайта Минфина РФ «Распределение дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации на 2018 год». Дата публикации: 01.11.2017.

 

В табл. 4 можно видеть разницу в бюджетной обеспеченности десяти субъектов РФ с самыми низкими возможностями по исполнению расходных обязательств до и после распределения дотаций.

 

Таблица 4 — Бюджетная обеспеченность регионов до и после распределения дотаций на выравнивание в 2017 г.

Топ-10 субъектов РФ с наименьшей бюджетной обеспеченностью Индекс налогового потенциала Индекс бюджетных расходов Уровень бюджетной обеспеченности до распределения дотаций Уровень бюджетной обеспеченности после распределения дотаций
Республика Тыва 0,371 1,900 0,195 0,667
Республика Алтай 0,444 1,918 0,232 0,681
Республика Ингушетия 0,196 0,797 0,246 0,691
Камчатский край 1,452 5,415 0,268 0,690
Республика Дагестан 0,224 0,832 0,270 0,676
Чеченская Республика 0,238 0,829 0,287 0,691
Карачаево-Черкесская Республика 0,315 0,929 0,339 0,703
Республика Калмыкия 0,358 0,861 0,416 0,710
Республика Бурятия 0,565 1,292 0,437 0,711
Кабардино-Балкарская Республика 0,367 0,804 0,456 0,715

* Данные официального сайта Минфина РФ «Распределение дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов». Дата публикации: 12.12.2016

 

Так, в результате предоставления федеральных дотаций бюджетная обеспеченность Республики Тыва выросла в 3,4 раза, Республики Алтай и Республики Ингушетии – почти в 3 раза. Разница в уровне расчетной бюджетной обеспеченности субъектов РФ между 10 наиболее и 10 наименее обеспеченными регионами до выравнивания была 5,7 раз, а после – 2,6 раза. Таким образом, с помощью распределения дотаций уровень бюджетного неравенства снижается более чем в 2 раза, но остается крайне высоким. Например, после распределения дотаций уровень расчетной бюджетной обеспеченности Республики Тыва в 2017 г. составил 0,667, что в 1,5 раза ниже среднероссийского уровня и в 4 раза ниже, чем в Москве. В российской практике бюджетного выравнивания отсутствует самое главное — стандарт бюджетной обеспеченности региона. Для сравнения — в Германии бюджетная обеспеченность земель (регионов) не может быть ниже 95% от средней бюджетной обеспеченности по стране.

Другой вид федеральных дотаций — дотации на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов субъектов РФ можно лишь в определенной части считать инструментом сглаживания территориальных различий. Дотации на сбалансированность выделяются на компенсацию выпадающих доходов, на развитие стратегически значимых для страны регионов и снижение рисков дезинтеграции [13]. Часто это «именные» дотации. В 2017 г. дотации на сбалансированность получили три российских региона — Республика Крым, г. Севастополь, Чеченская Республика. Общий объем дотаций на сбалансированность бюджетов в 2017 г. составил 133,8 млрд. руб.

Элемент сглаживания региональных различий присутствует и в механизме распределения субсидий. Субсидии субъектам РФ выделяются на условиях софинансирования.  Правительство на трехлетний период утверждает предельный уровень софинансирования регионов со стороны федерального бюджета. Предельный уровень софинансирования устанавливается дифференцированно в прямой зависимости от бюджетной обеспеченности регионов в интервале от 5% до 95%. Так, в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 12 июля 2017 г.  № 1476-р «Предельный уровень софинансирования расходного обязательства субъекта Российской Федерации из федерального бюджета по субъектам Российской Федерации на 2018 год и плановый период 2019 и 2020 годов» Москва должна финансировать проекты за счет собственных средств на 95%, Ямало-Ненецкий АО – на 86%, Санкт-Петербург – на 63%, Татарстан – на 42%, а дотационные регионы типа Чечни, Дагестана, Ингушетии – всего на 5%. Исключением являются субсидии по линии фонда моногородов, по которым федеральное софинансирование составляет 95% вне зависимости от уровня бюджетной обеспеченности региона.

По данным Минфина РФ в 2017 г. из федерального бюджета регионам были предоставлены субсидии в объеме 419,8 млрд. руб., 98,1 % которых было выделено в рамках 26 государственных программ. Наибольший объем субсидий субъекты РФ получили в рамках трех госпрограмм:

  • «Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы»;
  • «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации»
  • «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя на период до 2020 года».

Суммарную зависимость субъектов РФ от федеральных трансфертов демонстрируют данные табл. 5, в которой представлены самые дотационные регионы России и регионы с минимальной зависимостью от федерального центра.

 

Таблица 5 — Различия субъектов РФ по степени зависимости от федеральных трансфертов в 2017 г.

Топ-10

Субъекты РФ с наибольшей долей трансфертов в доходах консолидированного бюджета

Доля трансфертов

(дотаций, субсидий, субвенций, иных межбюджетных трансфертов) в доходах консолидированного бюджета, %

Топ-10

Субъекты РФ с наименьшей долей трансфертов в доходах консолидированного бюджета

Доля трансфертов

(дотаций, субсидий, субвенций, иных межбюджетных трансфертов) в доходах консолидированного бюджета, %

Республика Ингушетия 81,3 Ямало-Ненецкий АО 2,0
Чеченская Республика 80,4 г. Москва 2,2
Республика Тыва 74,2 Сахалинская область 3,7
Республика Дагестан 69,7 г. Санкт-Петербург 4,0
Республика Алтай 69,2 Тюменская область 4,5
Карачаево-Черкесская Республика 65,5 Ханты-Мансийский АО 4,9
Республика Крым 62,8 Ленинградская область 5,7
Калининградская область 60,2 Московская область 6,1
Камчатский край 60,1 Свердловская область 6,8
г. Севастополь 59,8 Ненецкий АО 7,7

 

Зависимость регионов от федеральных трансфертов колеблется от 2% (Ямало-Ненецкий АО) до 81,3% (Республика Ингушетия). В списке наиболее финансово независимых субъектов РФ кроме абсолютных лидеров по уровню социально-экономического развития находится и Сахалинская область, в бюджет которой поступают налог на прибыль и другие выплаты в рамках соглашения о разделе продукции с иностранными нефтяными компаниями.

Анализ списка субъектов РФ, в которых федеральные трансферты в бюджетах преобладают, составляя свыше 60%, позволяет сделать вывод о том, что это прежде всего южные национальные республики, три малонаселенных региона Сибири и Дальнего Востока (Алтай, Тыва и Камчатский край), Крым и г. Севастополь, а также Калининградская область.

Абсолютно зависимы от федерального центра Республика Ингушетия (на 81,3%) и Чеченская Республика (80,4%). Зависимость Республики Крым (62,8%) и г. Севастополя (59,8%) объясняется реализацией на их территориях крупнейших инфраструктурных проектов геополитического характера. Эти два региона, как и Чеченская Республика получают так называемые «именные» дотации из федерального бюджета.

Дотационность Калининградской области связана с получением субсидии для выплаты компенсаций компаниям по уплате таможенных пошлин. Эти субсидии компаниям не перечисляются напрямую из федерального бюджет, а вначале поступают в бюджет региона в виде безвозмездных поступлений.

Инструментом выравнивающей региональной политики, по мнению автора, можно рассматривать и бюджетные кредиты. По данным Минфина РФ и Федерального казначейства РФ, в 2017 г. у 7 российских регионов долговая нагрузка превышала их собственные доходы, а у 57 регионов госдолг составлял более 50% их налоговых и неналоговых доходов (рис. 2).  Лидируют среди регионов-банкротов Республика Мордовия, госдолг которой превысил объем налоговых и неналоговых доходов в 2,26 раза. Впервые в 2017 г.  в Костромской области и в Республике Хакасия введено казначейское сопровождение бюджетов как условие предоставления бюджетных кредитов. В 2018 г. на казначейское сопровождение бюджета была переведена и Республика Мордовия [14].

 

Отношение госдолга субъектов РФ к их налоговым и неналоговым доходам на 1 января 2018 г., %

Рис. 2. Отношение госдолга субъектов РФ к их налоговым и неналоговым доходам на 1 января 2018 г., %

 

В этих условиях государство вынуждено проводить реструктуризацию региональных долгов, замещая дорогие коммерческие кредиты регионов бюджетными кредитами по ставке 0,1- 0,2%. На 1 января 2018 г. доля бюджетных кредитов составляла 44% суммарного регионального долга. В 2017 г. было выдано бюджетных кредитов на сумму 333,8 млрд. руб. [15].

Жестких правил предоставления бюджетных кредитов в России не существует. Получение бюджетного кредита зависит не столько от размера госдолга региона, сколько от лоббистских способностей его руководителей. Так, у 7 регионов РФ госдолг более чем на 90% состоял из бюджетных кредитов: Алтайский край, Владимирская область, Республика Ингушетия — на 100%, Калужская область — на 98%, Республика Крым — на 94%, Республика Алтай — на 94%, Республика Татарстан — на 91%.

 

Выводы и предложения

Анализ выравнивающей региональной политики Российской Федерации выявил следующие проблемы:

  • межрегиональное неравенство в бюджетной обеспеченности субъектов РФ настолько велико, что ставит под сомнение конституционное право граждан на получение равных публичных услуг вне зависимости от места жительства;
  • несмотря на существование сложного трансфертного механизма, различия в бюджетной обеспеченности регионов только нарастают, порождая напряженность в отношениях федерального центра и субъектов РФ;
  • перераспределяя доходы от «сильных» в экономическом отношении регионов к «слабым», страна попадает в тупик: одни регионы теряют стимулы к развитию, а другие привыкают к гарантированной поддержке центра, что ведет к иждивенчеству;
  • процессы распределения межбюджетных трансфертов и предоставления бюджетных кредитов не до конца прозрачны.

По нашему мнению, не отказываясь от централизации налогов и межбюджетных трансфертов, действия федерального центра должны следовать притче: «Если хочешь помочь голодному, дай ему не рыбу, а дай удочку». Поэтому необходим системный подход к государственному регулированию пространственного развития, основанный не столько на межбюджетных отношениях, сколько на использовании результативных инструментов выравнивания развития регионов, положительно зарекомендовавших себя в зарубежной практике.

Нужно снимать инфраструктурные ограничения развития регионов, реализуя проекты в транспортной сфере. Китайский ответ на мировой кризис 2008 г. – инвестиции в скоростные железные и автомобильные дороги, связавшие города и ставшие основой формирования многомиллионных агломераций. На 18 съезде КПК была поставлена задача «В каждую деревню должна вести асфальтированная дорога». В то время, как в России идет дискуссия, нужны ли нам скоростные дороги и окупятся ли они, в Китае уже построено 20 тыс. км. высокоскоростных дорог, превративших огромную депрессивную периферию в территории развития.

Другим способом сглаживания региональных различий является введение социальных стандартов по уровню заработной платы учителей и врачей, гарантируя их целевыми трансфертами из федерального бюджета. Введение стандартов смягчит проблему оттока квалифицированных кадров с периферийных территорий, повысит покупательский спрос населения в регионах, который, как известно, является основным драйвером развития экономики. Одновременно с этим повысится качество образовательных и медицинских услуг, что станет сдерживающим фактором для миграционных потоков с территорий проблемных регионов.

 

Список литературы

  1. Рейтинг РБК 500 за 2017 г. // https://www.rbc.ru/rbc500/
  2. Кузнецов С.В. Количественная оценка неравенства (на примере доходов от оплаты труда в субъектах Российской Федерации // Регион: экономика и социология. — —  №2. — С. 83-103.
  3. Выступление В.В. Путина на выездном совещании о мерах по повышению эффективности системы лекарственного обеспечения в ноябре 2018 г. // https://www.putin-today.ru/archives/71855
  4. Суходолов А. П. Озерникова Т. Г., Кузнецова  Н. В. Иркутская область в фокусе анализа межрегиональной миграции // Baikal Research Journal. — 2018. — Т. 9, № 3. — DOI: 10.17150/2411-6262.2018.9(3).1.
  5. Самаруха В. И., Краснова Т. Г., Плотникова Т. Н. Миграционное движение населения регионов Сибири // Известия Байкальского государственного университета. — 2018. — Т. 28, № 1. — С. 56–62. — DOI: 10.17150/2500-2759.2018.28(1).56-62.
  6. Официальный сайт Министерства финансов Иркутской области. Бюджет для граждан // http://openbudget.gfu.ru/upload/iblock/8bd/Бюджет%20Ио_исполнение%202017%20(к%2061-ОЗ).pdf
  7. Экономики регионов отличаются в 93 раза // Известия, 9 октября 2017 https://iz.ru/653286/alina-evstigneeva/minfin- ne-ostavil-regiony
  8. Мысляева И.Н., НауменкоТ.В. Межбюджетные отношения в системе мер государственной региональной политики // Регион: экономика и социология. — —  №4. — С. 62-76.
  9. Хохлова Н.С., Иванько Г.В. Асимметрия в системе государственного управления доходами и расходами бюджетов // Известия Байкальского государственного университета. — 2017. — Т. 27, № 3. — С. 380–388. — DOI:17150/2500-2759.2017.27(3).380-388
  10. Лыкова Л.Н. Анализ тенденций в бюджетно-налоговой сфере России // Вестник российского экономического университета имени Г.В. Плеханова. 2018, выпуск 10, С. https://www.rea.ru/ru/news/SiteAssets/bulleten-10.pdf
  11. Данные Минфина Иркутской области. Бюджет Иркутской области 2017: итоги исполнения. // http://openbudget.gfu.ru/upload/iblock/8bd/Бюджет%20Ио_исполнение%202017%20(к%2061-ОЗ).pdf.
  12. Клисторин В.И. Межуровневые финансовые потоки в бюджетной системе Российской Федерации // Регион: экономика и социология. — — №2. — С. 33-51.
  13. Зубаревич Н. Политические приоритеты в региональной политике России: возможности и риски // Контрапункт. – 2018. — №11 http://www.counter-point.org/zub/
  14. Горнин Л.В. Регионы не останутся один на один с реализацией нацпроектов // Бюджет. 2018, №10. С. 26-31.
  15. Анисимова Е.С., Шураков А.Г. Региональные бюджеты-2017: ключевые тенденции. Доходы, дефицит и долг // Бюджет. 2018, №3. С. 18-22.

 

Bibliography

  1. RBC 500 rating for 2017 [Reyting RBK 500 za 2017 g.] // https://www.rbc.ru/rbc500/
  2. Kuznetsov S.V. Quantitative assessment of inequality (on the example of wage income in the constituent entities of the Russian Federation [Kolichestvennaya otsenka neravenstva (na primere dokhodov ot oplaty truda v sub»yektakh Rossiyskoy Federatsii]// Region: economics and sociology. — 2018. — No. 2. — P. 83-103.
  3. Speech by V.V. Putin at a retreat on measures to improve the effectiveness of the drug supply system in November 2018 [ Vystupleniye V.V. Putina na vyyezdnom soveshchanii o merakh po povysheniyu effektivnosti sistemy lekarstvennogo obespecheniya v noyabre 2018 g.] //https://www.putin-today.ru/archives/71855
  4. Sukhodolov A. P. Ozernikova T. G., Kuznetsova N. V. Irkutsk region in the focus of analysis of interregional migration [Irkutskaya oblast’ v fokuse analiza mezhregional’noy migratsii] // Baikal Research Journal. — 2018. — T. 9, No. 3. — DOI: 10.17150 / 2411-6262.2018.9 (3) .1.
  5. Samarukha V. I., Krasnova T. G., Plotnikova T. N. Migration movement of the population of the regions of Siberia [Migratsionnoye dvizheniye naseleniya regionov Sibiri] // Bulletin of the Baikal State University. — 2018. — T. 28, No. 1. — S. 56–62. — DOI: 10.17150 / 2500-2759.2018.28 (1) .56-62.
  6. The official website of the Ministry of Finance of the Irkutsk region. Budget for citizens [Ofitsial’nyy sayt Ministerstva finansov Irkutskoy oblasti. Byudzhet dlya grazhdan] // http://openbudget.gfu.ru/upload/iblock/8bd/Budget%20IO_execution%202017%20(к%2061-ОЗ).pdf
  7. The economies of the regions differ 93 times [Ekonomiki regionov otlichayutsya v 93 raza]// Izvestia, October 9, 2017 https://iz.ru/653286/alina-evstigneeva/minfin- ne-ostavil-regiony
  8. Myslyayeva I.N., NaumenkoT.V. Inter-budgetary relations in the system of measures of state regional policy [Mezhbyudzhetnyye otnosheniya v sisteme mer gosudarstvennoy regional’noy politiki]// Region: economics and sociology. — 2017. — No. 4. — S. 62-76.
  9. Khokhlova N.S., Ivan’ko G.V. Asymmetry in the system of state management of budget revenues and expenses [Asimmetriya v sisteme gosudarstvennogo upravleniya dokhodami i raskhodami byudzhetov]// Bulletin of the Baikal State University. — 2017. — T. 27, No. 3. — S. 380–388. — DOI: 10.17150 / 2500-2759.2017.27 (3) .380-388
  10. Lykova L.N. Analysis of trends in the fiscal sphere of Russia [Lykova L.N. Analiz tendentsiy v byudzhetno-nalogovoy sfere Rossii]// Bulletin of the Russian Economic University named after G.V. Plekhanov. 2018, Issue 10, C. https://www.rea.ru/ru/news/SiteAssets/bulleten-10.pdf
  11. Data of the Ministry of Finance of the Irkutsk region. The budget of the Irkutsk region 2017: performance results [Dannyye Minfina Irkutskoy oblasti. Byudzhet Irkutskoy oblasti 2017: itogi ispolneniya.] // http://openbudget.gfu.ru/upload/iblock/8bd/Budget%20Io_execution%202017%20(к%2061-ОЗ).pdf.
  12. Klistorin V.I. Inter-level financial flows in the budget system of the Russian Federation [Mezhurovnevyye finansovyye potoki v byudzhetnoy sisteme Rossiyskoy Federatsii]// Region: economics and sociology. — 2018. — No. 2. — S. 33-51.
  13. Zubarevich N. Political priorities in the regional policy of Russia: opportunities and risks [Politicheskiye prioritety v regional’noy politike Rossii: vozmozhnosti i riski]// Counterpoint. — 2018. — No. 11 http://www.counter-point.org/zub/
  14. Gornin L.V. Regions will not be left face to face with the implementation of national projects [Regiony ne ostanutsya odin na odin s realizatsiyey natsproyektov]// Budget. 2018, No. 10. S. 26-31.
  15. Anisimova Ye.S., Shurakov A.G. Regional budgets 2017: key trends. Income, deficit and debt [Regional’nyye byudzhety-2017: klyuchevyye tendentsii. Dokhody, defitsit i dolg]// Budget. 2018, No. 3. S. 18-22.

Финансы регионов