Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (57), 2019

Динамика промышленных и аграрных производств в Республике Дагестан

Dynamics of industrial and agricultural production in the Dagestan Republic

Авторы


кандидат экономических наук, зав. отделом
Россия, Институт социально-экономических исследований Дагестанского научного центра Российской академии наук
textima@mail.ru


соискатель кафедры менеджмента факультета управления
Россия, Дагестанский государственный университет
dagenergogarant@mail.ru


доктор географических наук, профессор кафедры менеджмента
Россия, Дагестанский государственный университет
geodag@mail.ru

Аннотация

Исследование показывает, что как в Российской Федерации (РФ), так и остальных округах страны, в том числе, самом южном Северо-Кавказском Федеральном округе (СКФО), наблюдается однонаправленная тенденция увеличения разрыва между показателями роста промышленной и сельскохозяйственной продукции в пользу промышленности. Но в Республике Дагестан (РД) картина противоположная: здесь темпы роста продукции промышленности отстают от темпов роста продукции сельского хозяйства и валового регионального продукта (ВРП). Выявленные тенденции и сформулированные по итогам исследования выводы могут использоваться республиканскими органами власти в качестве более адекватных и эффективных инструментов стратегирования региональной социально-экономической системы.

Ключевые слова

экономика Дагестана, промышленность, сельское хозяйство, стратегия регионального развития, инвестиционная политика, инновационное развитие.

Рекомендуемая ссылка
Идзиев Гаджимурад Идзиевич , Гаджиев Mагомедкамиль Джамалутдингаджиевич , Эльдаров Эльдар Магомедович
Динамика промышленных и аграрных производств в Республике Дагестан// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (57). Номер статьи: 5701. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5701/
Authors

Idziev Gadzhimurad Idzievich
PHD, head. department
Russia, Institute of Social and Economic Research, Dagestan Scientific Center, Russian Academy of Sciences
textima@mail.ru

Gadzhiev Magomedkamil' Dzhamalutdingadzhievich
Applicant to the Department of Management, Faculty of Management
Russia, Dagestan State University
dagenergogarant@mail.ru

El'darov El'dar Magomedovich
Doctor of Geography, Professor of the Department of Management
Russia, Dagestan State University
geodag@mail.ru

Abstract

Research shows that as in the Russian Federation (RF), and other districts of the country, including, the most southern North Caucasian Federal District (NCFD), the unidirectional tendency of increase in a gap between indicators of growth of industrial and agricultural output in favor of the industry is observed. But in the Republic of Dagestan (RD) the situation is opposite: here industrial production growth rates lag behind agricultural production growth rates and the gross regional product (GRP). The revealed tendencies and formulated conclusions following the research results can be used by republican authorities as more adequate and effective tools of a regional social and economic system strategizing.

Keywords

economy of Dagestan, industry, agriculture, strategy of regional development, investment policy, innovative development.

Suggested Citation
Idziev Gadzhimurad Idzievich , Gadzhiev Magomedkamil' Dzhamalutdingadzhievich , El'darov El'dar Magomedovich
Dynamics of industrial and agricultural production in the Dagestan Republic. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (57). Art. #5701. Date issued: 2019-01-23. Available at: https://eee-region.ru/article/5701/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Одна из важнейших экономических проблем Республики Дагестан (РД) – самого южного национального региона России – определяется задачей преодоления дотационности ее бюджета. Решающую роль в ее решении играет промышленность, которая в 2012-2013 гг. давала около 33% собственных налоговых поступлений в консолидированный бюджет Дагестана. Промышленность – это, несомненно, главный и самый надежный источник налогов, а вместе с тем и обеспечения финансовой самодостаточности республиканского бюджета.

Анализ показывает, что ни одна из отраслей дагестанской промышленности до сих пор не вышла из кризиса после глубокого спада производства с начала 90-х годов прошлого столетия. Объем промышленной продукции в 1998 г. составлял лишь 16,7% к предкризисному 1990 г., а по 15 отраслям и подотраслям из 20 этот объем составлял менее 10% уровня 1990 г. Высокие проценты вовсе не говорят о реальном переломе в индустриальной сфере, учитывая, что в целом объем промышленной продукции в 2009 г. составил лишь 72% к уровню 1990 г, а в 2013 около 40 %. Таким образом, несмотря на высокие темпы своего восстановления, промышленность республики, по существу, не развивается [7].

Отставание индустриального развития РД хорошо видно по состоянию основных фондов промышленности республики, которые составляют всего 0,36% аналогичных фондов Российской Федерации. Ничтожную долю в объеме основных фондов России (0,06%) имеет республика по такому виду хозяйственной деятельности, как добыча полезных ископаемых. Заместим, что доля населения Дагестана в общей численности россиян составляет 2,1% (на 1.01.2018 г.). Резкое отставание в инвестировании промышленности республики привело к тому, что основных фондов в расчете на душу населения в России сейчас в 5,7 раз больше, чем в Дагестане.

Вышесказанное свидетельствует о необходимости всемерного развития индустриального сектора экономики республики, его модернизации и перевода на инновационную модель, что должно служить главным экономическим приоритетом для руководства РД.

 

Теоретико-методологические подходы к исследованию

В методологическом плане нами обсуждается в принципе весьма банальная модель экономического развития окраинного национального региона страны либо самостоятельного государства мировой Периферии, где четко прослеживаются контрасты в развитии основных сфер производства – традиционной аграрной и инновационной индустриальной. А если в более широком теоретическом смысле этой проблематики речь идет о отношении аграрных и индустриальных обществ в мировом пространстве [30]. Функциональное соотношение «традиционно аграрных» и «инновационно индустриальных» стран обычно интерпретируется через концепцию «циклов бедности» или «ловушек бедности» [21]. Такие циклы говорят в том, что основные выгоды от международной (в нашем случае – межрегиональной) торговли извлекают территории-производители конечной продукции, тогда как сырьевые экономики, импортирующие эту продукцию, неизбежно ухудшают своё положение [10].

В наши дни с интересом воспринимается популярный в первой четверти ХХ столетия тезис о социально-исторической роли аграрных обществ: «Счастлив тот народ, который не забыл как бунтовать» [28, с. 357]. Как мы знаем, в духе этого тезиса в указанный период истории довольно активно обсуждались и реализовывались на практике научные концепции «национально-социальной справедливости» (в том числе ленинская теория социализма), нацеленные на освобождение от колониальной зависимости аграрных стран и преодоление своими экономиками «порочных кругов нищеты».

В принципе, данная проблематика мало чем изменилась и спустя 100 лет. Правда, научные концепции и теории относительно экономической зависимости стран и регионов Периферии уже имеют более политкорректные формулировки. Например, соотношение метрополийных (в российском варианте – «донорных») и колониальных («реципиентных») регионов может весьма продуктивно обсуждаться в рамках теории саморегулирующегося развития промышленных или аграрных кластеров [26]. Такого рода языковый такт в современных экономических дискуссиях является, скорее всего, следствием негативных реакций ученых на «аграрные бунты» и «большие скачки» в ХХ веке, сопровождавшихся возникновением шокирующих своей кровавостью тоталитарных режимов. Пожалуй, главным мерилом и приемом политкорректной экономической риторики в последние десятилетия успешно служит системно-структурный подход, использование которого предполагает выявление и объяснение соотношений между разными сферами, формами и видами экономической деятельности, в то числе, между промышленностью и сельским хозяйством регионов, стран и культурных миров как целостных систем [25].

Современная теория изучения функциональной динамики и исторической эволюции региональных экономик очень часто строится с учетом диалектики таких понятий, как «структура» и «стратегия» [20; 27]. При этом понятие » структура » несет как бы аналитическую, а » стратегия » – прогнозную нагрузку [23]. В свою очередь параметрия категории «структура» в регионоведческих исследованиях традиционно сводится к двум главным теоретическим ракурсам рассмотрения: вертикальному и горизонтальному [24; 5]. Вертикальная структура ассоциируется с «властью», или, другими словами, иерархией экономического менеджмента, а горизонтальная – с «рынком», или пространственно-экономическими формами взаимной адаптации [19].

Методология нашего исследования тяготеет к рефлексии горизонтальной (дивизионной) структуры экономики, которая на уровне межрегиональной проблематики идентифицируется как соотношение индустриально- и аграрно-специализированных экономик регионов, зон, государств и цивилизаций. Важное значение в работе уделялось концепциям, акцентирующим внимание на других структурных «срезах» экономики региона или страны. Например, в бывшем СССР и до сих пор во многих странах популярна структуризация экономических систем в контексте теории «общественного воспроизводства», понимаемого как единство процессов производства, обращения, обмена и потребления [6, с. 33]. Существует также теория о так называемой «фундаментальной структуре экономики (ФСЭ)», складывающейся из основных секторов экономической деятельности в регионе (первичного, вторичного, третичного и т.д.) [29]. В некоторых региональных исследованиях за основу принимается структура валового регионального продукта (ВРП), т.е. соотношение произведенных товаров и оказанных услуг за определенный период времени [4]. Весьма популярен подход, сводящий все секторы, сферы или виды экономической деятельности к двум формам производства – материальных и нематериальных благ [17]. Не менее важное теоретическое обобщение регионально-экономических процессов определяется понятием «многоукладность», предмет изучения которого в основном опирается на социологические, нежели экономические методы анализа [2; 29].

Информационную базу настоящего исследования составили данные государственной статистики по трем базовым показателям развития региональной экономики: валовой региональный продукт, объем промышленной и сельскохозяйственной продукции. Выявленные особенности и тенденции динамики этих показателей соизмерялись с целевыми установками существующих альтернативных стратегий социально-экономического развития региона («Стратегия РД – 2025» и «Стратегия РД – 2020»), разработанных в разное время по заказу Правительства РД [14; 15]. Конечно, использованный нами метод сопоставления не ограничивался лишь данными официальной статистики. Важное место в работе занимают экспертные оценки сотрудников Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН – авторов Стратегии РД – 2020.

Использованный в данном исследовании метод расчета коэффициентов опережения, характеризующих изменения рассматриваемых показателей во времени, помог проанализировать и оценить результативность преобразований промышленной и сельскохозяйственной сфер экономики Дагестанского региона.

 

Опыт стратегирования промышленного развития Дагестана

В 2011 г. Правительство РД совместно с научно-исследовательской и консалтинговой фирмой «AV Investment Consulting Company LLC» разработало и утвердило «Стратегию социально-экономического развития Республики Дагестан до 2025 года» (утверждена Законом Республики Дагестан от 15.07.2011 № 38). В основу стратегирования легли задачи повышения уровня жизни граждан, обеспечения устойчивого развития экономики региона и ее базовых отраслей. Всесторонний анализ данного документа выявил ряд недостатков, которые, по нашему мнению, усложняют как восприятие, так и реализацию рассматриваемой стратегии. Так, например, промышленный комплекс, представленный в «Стратегии РД – 2025», охватывает лишь малую часть индустриальных производств в республике. Судьбоносная для республики отрасль расчленена на собственно промышленный (в основном машиностроение и легкая промышленность), агропромышленный (пищевая промышленность), строительный (промышленность строительных материалов), топливно-энергетический (добыча топливно-энергетических полезных ископаемых, производство электроэнергии и др.) комплексы. Таким образом, промышленность как базовая отрасль экономики республики оказалась расщепленной на ряд самостоятельных комплексов, а потому ее стратегирование и программно-целевое управление оказалось невозможным [3].

Что касается другого проанализированного нами проекта («Стратегия социально-экономического развития Республики Дагестан до 2020 года»), то он разрабатывался также по заказу Правительства РД группой сотрудников Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН в 2008 г. Проект этой стратегии был рассмотрен Правительством РД, но не принят в связи с разработкой к тому времени Стратегии развития СКФО до 2025 г. и необходимостью доработки в соответствии с ней. Однако ее актуальность и теоретическая обоснованность у нас не вызывает сомнений, как, в частности, нет нареканий к приведенным ниже проектно-целевым показателям промышленного развития республики, разработанным сотрудниками академического НИИ с учетом общемировых и российских императивов развития экономики, достаточно скрупулезных оценок имеющихся в республике ресурсов, состояния промышленной отрасли и потребностей в ней республики, конкурентных преимуществ и ограничений (табл. 1).

 

Таблица 1. Проектно-целевые показатели промышленного развития РД из «Стратегии – 2020»

Показатели 2006 2007 2008 2009 2012 2017 2020
Объем промышленного производства, в ценах 2006 г., млрд руб. 19,3 23,4 27,9 31,3 51,5 129,7 238,9
Индекс роста к 2006 г., % 100 121 145 162 267 672 1238

Источник: [15]

 

Для сравнения проектные и целевые показатели промышленного развития Дагестана по «Cтратегии РД – 2025» приводятся в таблице 2.

 

Таблица 2. Проектно-целевые показатели промышленного развития РД из «Стратегии – 2025»

Показатели 2008 2012 2015 2020 2025
Объем промышленного производства, в ценах 2008 г., млрд руб. 7,6 13,3 41,4 125,3 147,2
Индекс роста к 2008 г., % 100 175 544 1649 1937

Источник: [14]

 

В «Стратегии РД – 2020» приводятся не только прогнозные расчеты, но и проектные решения по реструктуризации и модернизации всех отраслей и видов промышленной деятельности в республике, механизмы реализации предлагаемых мер и достижения стратегических целей. Важнейшим условием прорыва дагестанской индустрии является активизация инвестиционной деятельности и поэтапный переход на инновационный сценарий развития. В «Стратегии РД – 2020» прогнозируется доведение объема промышленной продукции к 2017 г. до 129,7 млрд руб. (в ценах 2006 г.). По принятому композиционному сценарию намечалось привлечь в экономику РД 1684,6 млрд руб. инвестиций, из них 540,8 млрд руб. (32,1%) – в промышленность, что позволило бы изменить структуру всей экономики Дагестана. При возрастании доли индустриальных производств в ВРП с 8,3% в 2006 г. до 20,9% в 2020 г. должно существенно сократиться отставание республики от среднего показателя России по производству промышленной продукции на душу населения. Однако, даже при высоких темпах развития промышленности (в 12,4 раза), Дагестан в 2010 г. все еще будет отставать от России по этому показателю в 3 раза.

Наряду с активизацией инновационной деятельности, важным фактором достижения стратегических целей является сосредоточение ресурсов и усилий на 4-х приоритетных направлениях: 1) опережающее развитие топливно-энергетического комплекса, 2) активное развитие пищевой промышленности и переработки сельскохозяйственного сырья, 3) формирование развитой индустрии строительных материалов, 4) инновационно-технологическая модернизация.

Одним из основных направлений реструктуризации отрасли и реализации стратегических целей является создание территориальных кластеров промышленности [1; 4]. В республике имеются реальные условия и предпосылки для формирования следующих кластеров: винно-коньячного, промышленности строительных материалов, гидрогенерирующего, нефтегазового, машиностроительного (по производству автокомпонентов), судостроительного. В «Стратегии РД – 2020» дано развернутое обоснование, определены структурные звенья, а также проектные направления формирования кластеров в промышленности республики. В результате поэтапного перевода экономики на инновационную модель промышленность республики к 2020 г. должна стать конкурентоспособной. Конкурентоспособность обеспечивается увеличением доли инновационной продукции в общем объеме продукции промышленности с 4,2% в 2006 г. до 24,5% в 2020 г.

В принципе, можно говорить о том, что Дагестан располагает значительным потенциалом для развития регионального промышленного кластера. Однако современное состояние и ход развития экономики свидетельствует о полном отсутствии какой-либо координированной политики федеральных и региональных органов власти при регулировании развития данной сферы экономики региона.

 

Особенности отраслевой динамики в РФ, CКФО и РД

Промышленность и сельское хозяйство всегда были приоритетными отраслями народного хозяйства страны и ее регионов. При этом промышленность, как правило, занимала лидирующие позиции. Не составляет исключение и Дагестан. Однако в настоящее время промышленность перестала быть лидирующей в экономике РД. Для определения места, занимаемого промышленностью в экономике РФ, СКФО и РД, нами проведен анализ ряда показателей в разрезе регионов страны за 2006-2016 гг. по данным, опубликованным Росстатом [11].

 

Таблица 3. Темпы изменения показателей ВРП, объема промышленной и сельскохозяйственной продукции в 2016 г. по сравнению с 2006 г.

РФ СКФО РД
Темпы роста, раз
ВРП 3,27 4,51 5,95
Объем промышленной продукции 3,60 3,35 2,71
Объем сельхоз продукции 3,74 3,93 3,95
Коэффициенты опережения (ВРП=1,00)
ВРП 1,00 1,00 1,00
Объем промышленной продукции 1,10 0,74 0,45
Объем сельхоз продукции 1,15 0,87 0,66
Коэффициенты опережения (РФ=1,00)
ВРП 1,00 1,38 1,82
Объем промышленной продукции 1,00 0,93 0,75
Объем сельхоз продукции 1,00 1,05 1,06

Источник: рассчитано авторами на основе данных статистического сборника [11]

 

В таблице 3 приведены темпы роста трех важнейших экономических показателей: ВРП, объема промышленной и сельскохозяйственной продукции в 2016 г. по сравнению с 2006 г. Расчет строился на основе данных в текущих ценах. В качестве обобщающих показателей приводятся коэффициенты опережения, которые рассчитываются, во-первых, как отношение темпов роста объемов промышленной и сельскохозяйственной продукции к темпам роста ВРП и, во-вторых, как отношение показателей СКФО и РД к показателям РФ.

Выполненные расчеты показывают, что темпы роста объема промышленной продукции по РФ выше темпов изменения ВВП. Это, несомненно, положительная тенденция. По РД темпы роста промышленной продукции существенно ниже темпов роста ВРП и объема сельскохозяйственной продукции, что говорит об уменьшении доли промышленности в ВРП. Наибольший рост объема промышленной продукции имеет место по РФ, сельскохозяйственной продукции и ВРП – по РД.

Коэффициенты опережения, рассчитанные как отношение темпов роста объемов промышленной и сельскохозяйственной продукции к темпам роста ВРП, также свидетельствуют об опережающем развитии промышленности по сравнению с остальными отраслями экономики по РФ. По РД картина противоположна: здесь темпы роста продукции промышленности отстают от темпов роста ВРП и сельского хозяйства.

В соответствии с коэффициентами, рассчитанными как отношение темпов роста по СКФО и РД к темпам роста по РФ, выявлены следующие результаты: ВРП и объем сельхозпродукции по РД увеличились заметно в большей степени, чем по СКФО и РФ; объем промышленной продукции по РФ – больше, чем по СКФО и РД.

Исходя из данных по рассматриваемым трем показателям в разрезе РФ, СКФО и РД, объем промышленной продукции в процентах к ВРП снизился по РФ с 35,1 до 31,7 по СКФО он уменьшился с 17,7 до 12,8, а по РД – с 9,8 до 6,2 %. Одновременно сократился объем сельскохозяйственной продукции в процентах к ВРП: по РФ – с 5,2 до 4,8; по СКФО – с 18,9 до 13,9 и по РД – с 23,5 до 14,0 %. При этом суммарный объем продукции промышленности и сельского хозяйства снизился по РФ с 40,3 до 36,5, а по СКФО и РД, соответственно, с 36,6 до 26,7 и с 33,3 до 20,2 %.

За период 2008-2016 гг. произошли следующие интересные изменения по трем рассматриваемым показателями (ВРП, промышленность и сельское хозяйство) в разрезе РФ, СКФО и РД. При увеличении доли ВРП СКФО и РД в общем валовом внутреннем продукте РФ (с 2,14 % до 2,6 и с 0,64 до 0,9 %, соответственно) процент промышленной продукции обрабатывающих производств в общем объеме промышленности РФ упал: с 1,26 до 1,09 % по СКФО и с 0,14 до 0,09 по РД. Доля сельскохозяйственной продукции СКФО в общем объеме аналогичной продукции РФ за восемь лет изменилась с 7,08 до 7,9 %, а по РД эта доля увеличилась с 1,64% до 1,9%.

Обобщением проведенного анализа могут служить следующие показатели за период 2006-2015 гг. по годовым объемам продукции, произведенной промышленной и сельскохозяйственной отраслями в РФ, СКФО и РД (табл. 4).

 

Таблица 4. Соотношения объемов промышленной и сельскохозяйственной продукции по РФ, СКФО и РД за 2006-2015 гг.

2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015
РФ 9,87 13,46 9,82 8,11 8,94 10,74 10,75 11,44 11,22 9,50
СКФО 1,45 1,42 1,37 1,44 1,51 1,54 1,52 1,55 1,54 1,24
РД 0,7 0,69 0,72 0,68 0,74 0,68 0,73 0,65 0,64 0,48

Источник: рассчитано авторами на основе данных статистического сборника [11].

 

Из приведенных в таблице 4 данных, видно, что по РФ и СКФО наблюдается однонаправленная тенденция увеличения разрыва между ростом промышленной и сельскохозяйственной продукции. По РД имеет место противоположная картина: в настоящее время доля промышленности в суммарном объеме рассматриваемых отраслей экономики республики почти в 2 раза меньше, чем сельского хозяйства.

 

Основные выводы

Проведенный анализ вскрыл крайне противоречивые тенденции развития промышленности и сельского хозяйства в целом по РФ, СКФО и РД. Это свидетельствует об отсутствии четкой координированной экономической политики федеральных и региональных органов по оптимизации таких тенденций. В связи с этим на федеральном уровне следовало бы уделять значительно больше внимания региональной специфике промышленной политики. При этом целесообразно рассматривать РФ, СКФО и РД как единую индустриальную систему, в которой развитие национальных республик Северного Кавказа увязывалось бы с планами промышленного развития всей страны.

По существу, речь идет о банальной теме экономической деколонизации национальных регионов страны, которая в принципе реализовывалась в условиях советских федераций (СССР и РСФСР), но перестала осуществляться в современной России. Ныне складывается практика обоснования и разработки Стратеги социально-экономического развития Дагестана по унитарно-иерархической схеме «Стратегия РФ – Стратегия СКФО – Стратегия РД», что делает практически невозможным привлечение к созидательному процессу стратегирования региональной экономики научно-академического потенциала РД. Между тем, преодоление отмеченного порочного круга региональной экономической науки позволило бы существенно усилить роль внутренних факторов и условий в повышении конкурентоспособности национальных экономик в составе самого южного округа РФ. Лишь при таком подходе в ближайшем будущем возможен так называемый «Южный прорыв».

Несомненно, диверсификация, расширение масштабов и рост объемов продукции промышленности служат материальной основой инновационного развития и повышения производительности труда в других сферах деятельности, следовательно, обеспечения конкурентоспособности всей экономики. Ведь совершенно очевидным фактом является то, что именно промышленность создает современные средства и орудия труда, является базой развития высоких технологий во всех сферах деятельности и перевода всей экономики на инновационный путь развития [16]. А потому в современных общественно-политических условиях развития страны при формировании промышленной политики ее регионов нам представляется  нецелесообразной концепция «точек роста», поскольку последняя способна обусловливать концентрацию ресурсов в регионах с более развитой промышленной базой и инфраструктурой в ущерб остальным [13].

Однако нежелательно придерживаться и политики выравнивания региональных экономических, в том числе промышленных, потенциалов, так как неравномерность развития сферы производства обусловлена объективными внешними и внутренними условиями, а так же исторической специализацией экономики регионов [8; 12]. В рамках регионов СКФО необходима разработка и реализация экономической политики, направленной на взаимное дополнение базовых производств, а также на создание межрегиональных цепочек как промышленных, так и агропроизводственных кластеров [9; 18; 22].

 

Список использованных источников

  1. Алексеев А. В. Производственный аппарат промышленности: от деградации к модернизации // Экономист. 2011. № 2. С. 31-44.
  2. Анчишкин А. И. Наука – техника – экономика. М.: Экономика, 1989. 386с.
  3. Ахмедуев А. Ш. Проблемы актуализации и направления корректировки «Стратегии социально-экономического развития Республики Дагестан до 2025 г.» // Региональные проблемы преобразования экономики. 2012. № 2. С. 128-140.
  4. Гаджиев Н. Г., Рабаданов М. Х., Идзиев Г. И., Эльдаров Э. М. Современные проблемы экономической специализации Дагестана // Финансы и кредит. 2017. Т. 23. № 2. С. 110-126.
  5. Гранберг А. Г. Основы региональной экономики. М. : ГУ ВШЭ, 2004. 495 с.
  6. Дагестан на пути в будущее: социально-экономические преобразования / Сагидов Ю. Н. и др. Махачкала: ДНЦ РАН, 1996. 175 с.
  7. Идзиев Г. И. Инновационная модернизация и новые требования к промышленной политике регионального уровня // Региональные проблемы преобразования экономики. 2014. № 3 (41). С. 62-66.
  8. Идзиев Г. И. Синергетический подход к анализу инновационного фактора экономического роста // Вопросы структуризации экономики. 2011. № 3. С. 19-25.
  9. Курбанов К. К. Отраслевая структура и специализация АПК Дагестана // Экономика сельского хозяйства России. 2008. № 6. С. 76-80.
  10. Нуреев Р. М. Экономика развития: модели становления рыночной экономики. М.: Норма, 2008. 640 с.
  11. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2017: Стат. сб. М.: Росстат, 2017. 1402 с.
  12. Романова О. А. Стратегический вектор экономической динамики индустриального региона // Экономика региона. 2014. №1. С. 43-56.
  13. Смирнов С. В. Динамика промышленного производства в СССР и России. Ч. 1. Опыт реконструкции, 1861-2012 годы // Вопросы экономики. 2013. № 6. С. 59-83.
  14. Стратегия социально-экономического развития Республики Дагестан до 2025 года: Проект. Махачкала: Правительство РД, AV Investment Consulting Company LLC, 2011. 45 с.
  15. Стратегия социально-экономического развития Республики Дагестан до 2020 г. Проект. Подготовлен по заказу Правительства Республики Дагестан. Махачкала: ИСЭИ ДНЦ РАН, 2008.
  16. Сухарев О. С., Стрижакова Е. Н. Новая индустриализация – путь к повышению производительности труда в промышленности // Экономист. 2014. № 5. С. 6-18.
  17. Шарапова О. С. О ключевых различиях факторов и условий размещения предприятий материального и нематериального производства (на примере США) // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Сер. Естественные и технические науки. 2012. № 1. С. 54-60.
  18. Шарипов Ш. И. Структурные преобразования в аграрном секторе как инструмент обеспечения экономического роста // Стратегия экономического развития Республики Дагестан до 2020 года: Матер. науч.-практ. конф. Махачкала: ДНЦ РАН, 2008. С. 819-927.
  19. Эльдаров Э. М. Геоадаптационные процессы в социально-экологических системах Дагестана: Автореф. дисс. … докт. геогр. наук. М. : МГУ, 1998. 48 с.
  20. Chandler A. D. Strategy and Structure: Chapters in the History of the Industrial Enterprise. MIT Press: Cambridge, MA, 1962. 463 p.
  21. Cycle of poverty [Electronic resource] // Wikipedia. The Free Encyclopedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Cycle_of_poverty (Accessed 10.10.2018).
  22. Eldarov E., Gadzhiyev M., Muduev Sh. Environmental management’s clusters in Dagestan // Book of Abstracts International Geographical Union Regional Conference (17-21 August 2015, Moscow, Russia). Moscow, 2015. Р. 761.
  23. Grant R. M. Contemporary Strategy Analysis. 7th edition. Wiley, 2010. 516 p.
  24. Hill Ch. W. L. International Business: Competing in the Global Marketplace. Published by McGraw-Hill, 2014. 688 p.
  25. Hopkins T. K. The Study of the Capitalist World-Economy: Some Introductory Considerations // World System Analysis. Theory and Methodology / T.K. Hopkins and I. Wallerstein (eds.) Beverly Hills: Sage Publications, 1982: 9-38.
  26. Porter M. E. The Competitive Advantage of Nations // Harvard Business Review. 1990. 68(2):73-93.
  27. Rumelt R. P. Strategy, Structure, and Economic Performance. Boston: Harvard Business School Press, 1974. 235 p.
  28. Tawney R. H. The Agrarian Problem in the Sixteenth Century. London, New York: Longmans, Green and Co, 1912. 500 p.
  29. Thakur S. R. Fundamental economic structure and structural change in regional economies: a methodological approach // Region et Developpement. 2011. Vol. 33: 9-38.
  30. Wallerstein I. World-Systems Analysis: An Introduction. Durham, NC: Duke University Press, 2004. 128 p.

 

References

  1. Alekseev A. V. Production apparatus of industry: from degradation to modernization [Proizvodstvennyj apparat promyshlennosti: ot degradacii k modernizacii]// Economist. 2011. № 2. S. 31-44.
  2. Anchishkin A. I. Science — technology – economy [Nauka – tehnika – jekonomika]. M .: Economy, 1989. 386s.
  3. Ahmeduev A. Sh. Problems of Actualization and the Direction of Adjustment of the “Strategy of Social and Economic Development of the Republic of Dagestan until 2025” [Problemy aktualizacii i napravlenija korrektirovki «Strategii social’no-jekonomicheskogo razvitija Respubliki Dagestan do 2025 g.»]// Regional problems of economic transformation. 2012. № 2. S. 128-140.
  4. Gadzhiev N. G., Rabadanov M. H., Idziev G. I., Jel’darov Je. M. Modern problems of economic specialization of Dagestan [Sovremennye problemy jekonomicheskoj specializacii Dagestana]// Finance and credit. 2017. V. 23. No. 2. P. 110-126.
  5. Granberg A. G. Basics of the regional economy [Osnovy regional’noj jekonomiki]. M.: HSE, 2004. 495 p.
  6. Dagestan on the way to the future: socio-economic transformations [Dagestan na puti v budushhee: social’no-jekonomicheskie preobrazovanija] / Sagidov Ju. N. and others. Makhachkala: DSC of RAS, 1996. 175 p.
  7. Idziev G. I. Innovative Modernization and New Requirements for Industrial Policy at the Regional Level [Innovacionnaja modernizacija i novye trebovanija k promyshlennoj politike regional’nogo urovnja]// Regional Problems of Economic Transformation. 2014. № 3 (41). Pp. 62-66.
  8. Idziev G. I. Synergetic approach to the analysis of the innovative factor of economic growth [Sinergeticheskij podhod k analizu innovacionnogo faktora jekonomicheskogo rosta]// Questions of structuring the economy. 2011. № 3. S. 19-25.
  9. Kurbanov K. K. Sectoral structure and specialization of the agro-industrial complex of Dagestan [Otraslevaja struktura i specializacija APK Dagestana]// Economics of Agriculture of Russia. 2008. No. 6. P. 76-80.
  10. Nureev R. M. Development Economics: Models of the Formation of a Market Economy [Jekonomika razvitija: modeli stanovlenija rynochnoj jekonomiki]. M .: Norma, 2008. 640 p.
  11. Regions of Russia. Socio-economic indicators. 2017 [Regiony Rossii. Social’no-jekonomicheskie pokazateli. 2017]: Stat. Sat M .: Rosstat, 2017. 1402 p.
  12. Romanova O. A. Strategic vector of economic dynamics of the industrial region [Strategicheskij vektor jekonomicheskoj dinamiki industrial’nogo regiona]// Economy of the region. 2014. №1. Pp. 43-56.
  13. Smirnov S. V. Dynamics of industrial production in the USSR and Russia. Part 1. Experience of reconstruction, 1861-2012 years [Dinamika promyshlennogo proizvodstva v SSSR i Rossii. Ch. 1. Opyt rekonstrukcii, 1861-2012 gody]// Questions of economy. 2013. No. 6. P. 59-83.
  14. Strategy of social and economic development of the Republic of Dagestan up to 2025: Project. Makhachkala [Strategija social’no-jekonomicheskogo razvitija Respubliki Dagestan do 2025 goda: Proekt]: Government RD, AV Investment Consulting Company LLC, 2011. 45 p.
  15. Strategy of social and economic development of the Republic of Dagestan until 2020. Project [Strategija social’no-jekonomicheskogo razvitija Respubliki Dagestan do 2020 g. Proekt]. Prepared for the Government of the Republic of Dagestan. Makhachkala: ISEI DSC RAS, 2008.
  16. Suharev O. S., Strizhakova E. N. New Industrialization — A Way to Increase Labor Productivity in Industry [Novaja industrializacija – put’ k povysheniju proizvoditel’nosti truda v promyshlennosti], Economist. 2014. No. 5. P. 6-18.
  17. Sharapova O. S. On the key differences of factors and conditions for the location of enterprises of material and non-material production (on the example of the USA) [O kljuchevyh razlichijah faktorov i uslovij razmeshhenija predprijatij material’nogo i nematerial’nogo proizvodstva (na primere SShA)]// Modern science: actual problems of theory and practice. Ser. Natural and technical sciences. 2012. № 1. S. 54-60.
  18. Sharipov Sh. I. Structural transformations in the agricultural sector as a tool for economic growth [Strukturnye preobrazovanija v agrarnom sektore kak instrument obespechenija jekonomicheskogo rosta]// Strategy for the economic development of the Republic of Dagestan until 2020: Mater. scientific-practical conf. Makhachkala: DSC of RAS, 2008. p. 819-927.
  19. Eldarov E. M. Geoadaptation processes in the socio-ecological systems of Dagestan [Jel’darov Je. M. Geoadaptacionnye processy v social’no-jekologicheskih sistemah Dagestana]: Author’s abstract. diss. … Dr. geogr. sciences. M.: Moscow State University, 1998. 48 p.
  20. Chandler A. D. Strategy and Structure: Chapters in the History of the Industrial Enterprise. MIT Press: Cambridge, MA, 1962. 463 p.
  21. Cycle of poverty [Electronic resource] // Wikipedia. The Free Encyclopedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Cycle_of_poverty (Accessed 10.06.2018).
  22. Eldarov E., Gadzhiyev M., Muduev Sh. Environmental management’s clusters in Dagestan // Book of Abstracts International Geographical Union Regional Conference (17-21 August 2015, Moscow, Russia). Moscow, 2015. Р. 761.
  23. Grant R. M. Contemporary Strategy Analysis. 7th edition. Wiley, 2010. 516 p.
  24. Hill Ch. W. L. International Business: Competing in the Global Marketplace. Published by McGraw-Hill, 2014. 688 p.
  25. Hopkins T. K. The Study of the Capitalist World-Economy: Some Introductory Considerations // World System Analysis. Theory and Methodology / T.K. Hopkins and I. Wallerstein (eds.) Beverly Hills: Sage Publications, 1982: 9-38.
  26. Porter M. E. The Competitive Advantage of Nations // Harvard Business Review. 1990. 68(2):73-93.
  27. Rumelt R. P. Strategy, Structure, and Economic Performance. Boston: Harvard Business School Press, 1974. 235 p.
  28. Tawney R. H. The Agrarian Problem in the Sixteenth Century. London, New York: Longmans, Green and Co, 1912. 500 p.
  29. Thakur S. R. Fundamental economic structure and structural change in regional economies: a methodological approach // Region et Developpement. 2011. Vol. 33: 9-38.
  30. Wallerstein I. World-Systems Analysis: An Introduction. Durham, NC: Duke University Press, 2004. 128 p.

Отраслевая экономика