Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (56), 2018

Векторы устойчивого развития ХМАО-Югры в условиях цифровой экономики

The vectors of sustainable development of KHMAO-Yugra in the digital environment

Авторы


кандидат экономических наук, доцент кафедры коммерции и менеджмента
Россия, Нижневартовский государственный университет
zemaid@rambler.ru


кандидат экономических наук, доцент кафедры коммерции и менеджмента
Россия, Нижневартовский государственный университет
tagal82@mail.ru

Аннотация

В статье определены, описаны и проанализированы основные векторы устойчивого развития ХМАО-Югры в современных социально-экономических условиях. Акцентируется внимание на трех актуальных направлениях: тенденциях смены технологических укладов в ХМАО-Югре, эффективности реализации концепции «Бережливый регион», оценки степени готовности автономного округа к цифровому развитию территории. Обосновывается наличие четких взаимосвязей между качественной реализацией мероприятий в данных сферах и необходимостью ориентации экономического развития на формирование модели экономики, которая способствует созданию условий для технологического прорыва, для расширения возможностей удовлетворения текущих и перспективных потребностей.

Ключевые слова

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, устойчивое развитие, цифровая экономика, технологические уклады, бережливый регион, бережливое производство, региональная экономическая система

Финасирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Правительства ХМАО-Югры в рамках научного проекта №18-410-860002 «Векторы цифровой экономики: формирование и развитие кадрового и научно-образовательного потенциала»

Рекомендуемая ссылка
Щербик Евгений Ефимович , Галынчик Татьяна Анатольевна
Векторы устойчивого развития ХМАО-Югры в условиях цифровой экономики// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (56). Номер статьи: 5617. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5617/
Authors

Shherbik Evgenij Efimovich
Ph.D., associate Professor, Department of Commerce and management
Russia, Nizhnevartovsk state University
zemaid@rambler.ru

Galynchik Tat'jana Anatol'evna
Ph.D., associate Professor, Department of Commerce and management
Russia, Nizhnevartovsk state University
tagal82@mail.ru

Abstract

The article defines, describes and analyzes the main vectors of sustainable development of KHMAO-Yugra in modern socio-economic conditions. Attention is focused on three topical areas: trends in the change of technological structures in the KHMAO-Yugra, the effectiveness of the concept of "Lean region", assessing the degree of readiness of the Autonomous district to digital development of the territory. The author substantiates the existence of clear relationships between the qualitative implementation of measures in these areas and the need to focus economic development on the formation of the economic model, which contributes to the creation of conditions for technological breakthrough, to expand opportunities to meet current and future needs.

Keywords

Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug - Ugra, sustainable development, digital economy, technological structures, thrifty region, lean manufacturing, regional economic system

Project finance

The study was carried out with the financial support of RFBR And the government of KHMAO-Ugra in the framework of the scientific project №18-410-860002 «Vectors of the digital economy: formation and development of human resources and scientific and educational potential»

Suggested Citation
Shherbik Evgenij Efimovich , Galynchik Tat'jana Anatol'evna
The vectors of sustainable development of KHMAO-Yugra in the digital environment. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (56). Art. #5617. Date issued: 2018-12-07. Available at: https://eee-region.ru/article/5617/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Все чаще региональные аспекты в развитии экономики страны играют ведущую роль. В России это обусловлено тем, что регионы развиваются диспропорционально и это представляет собой острую проблему для устойчивого регионального развития. Кроме того, современные экономические реалии добавляют к уже существующим проблемам (спад производства, увеличение безработицы, гиперурбанизация, наличие серьезных экологических проблем) новые, которые требуют научно обоснованного и грамотного подхода к их разрешению. Происходящие качественные изменения в общественно-политической и социально-экономической системах безусловно актуализирует их цифровизация. В условиях проникновения технологий Web 4.0 во все сферы жизнедеятельности делает данный процесс объективным и неотвратимым для достижения целей устойчивого развития региональных экономических систем. В этих непростых условиях государство вынуждено отдать часть своих полномочий и инициатив на региональный уровень.

Стоит отметить, что развитие арктических и субарктических территорий России в силу своей специфики находятся в сфере пристального внимания государства, ученых, производственников, управленцев. Определение границ освоения данных территорий вызывает массу вопросов, обусловленных новыми проблемами, угрозами и рисками. Уместно будет упомянуть о таком понятии как «фронтир», историческая концептуализация которого соотносится с конкретными эпохами и исследователями. Так, Д.С. Панарина описывая феномен фронтира и его влияния на развитие территорий в современном его понимании выделяет три аспекта: политико-географический, социально-антропологический, социокультурный. [1] В заявленном контексте к уже упомянутым стоит добавить и производственный аспект, для которого характерно наличие социально-экономических, технико-экономических и организационно-экономических отношений. Следовательно, нахождение территории на фронтире и обуславливает его устойчивое развитие в современных условиях. Приоритеты развития арктических и субарктических территорий («арктический фронтир») определены в Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года и государственной программе «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации» [2]. Кратко их можно изложить в виде следующих тезисов:

  • формирование и развитие точек роста экономических систем данных территорий посредством конкурентных преимуществ, уникальность которых обеспечена отечественными инновациями;
  • улучшение качества жизни и благосостояния населения;
  • государственно-частное партнерство при реализации стратегических программных документов, ориентированных на устойчивое развитие; [3]
  • совершенствование системы государственного и муниципального управления;
  • развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры.

Таким образом, совокупность информационно-аналитических данных, полученных в ходе данного исследования, позволит определить основные векторы развития, адекватные задачам диверсификации региональных социально-экономических процессов в контексте реализации потенциала цифровой экономики.

 

Тенденции смены технологических укладов в ХМАО-Югре

Расширение стратегических возможностей социально-экономического развития страны в условиях обостряющейся глобальной конкуренции требует от региональных экономических систем полного соответствия общемировым трендам научно-технического развития, что не возможно без смены «укладности» в процессе создания добавленной стоимости.

Теория долгосрочного технико-экономического развития, в основу которой положены исследования С.Ю. Глазьева и Д.С. Львова связывает волны Н.Д. Кондратьева с определенным технологическим укладом, несущие отрасли которого являются господствующими в структуре экономики. В рамках указанной теории детально анализируется структуры технологических укладов, показатели жизненного цикла соответствующего уклада, процесс замещения технологических укладов. [4,5]

Основополагающими тенденциями при смене технологических укладов является наличие преемственных связей между доминирующим и новыми укладами. В условиях появления новых технологических укладов уходящие продолжают существовать и задача, решаемая обществом, сводится к смене векторов развития в сторону вновь появившихся. Стоит отметь, что эффективность формируемой многоукладной структуры экономики предполагает наличие зависимости накопления диспропорций от количества технологических укладов. Следовательно, своевременная смена технологических укладов главная задача устойчивого развития.

Опираясь на вышеуказанное, можно говорить о шести технологических укладах в современной экономике. По мнению С.Ю. Глазьева в настоящий момент происходит формирование шестого технологического уклада, драйверами развития в котором будут информационно-коммуникационные, нано-, биоинженерные и аддитивные технологии. [6]

Особый интерес представляет исследование динамики смены укладов на региональном уровне. Главной особенностью при этом является распределение видов экономической деятельности по технологическим укладам. Во многом данный процесс носит сугубо экспертный характер. [7] В данной работе использован подход, предложенный Е.А. Назаровой [8], графическая интерпретация которого представлена на рисунке 1.

 

Распределение видов экономической деятельности по технологическим укладам

Рисунок 1 – Распределение видов экономической деятельности по технологическим укладам

 

Используя предложенную классификацию, проведем оценку динамики структурных изменений в экономике Ханты-Мансийском автономном округе – Югре (ХМАО-Югра). Однако, до этого стоит уделить внимание сравнительной характеристике социально-экономического положения региона в Российской Федерации. Так, по результатам исследований агентства «РИА Рейтинг», проведенного в преддверии Петербургского международного экономического форума, ХМАО-Югра вошла в тройку лидеров Рейтинга социально-экономического положения субъектов РФ по итогам 2017 года, зафиксировав интегральный показатель на уровне 67,676 баллов. При этом по масштабам экономики Югра занимает 2 место, по эффективности экономики – 3 место, бюджетная сфера оценена 9 местом, социальная сфера также 9 место. [9]

Для характеристики динамики и структуры технологической укладности экономики ХМАО определены такие показатели как: выпуск продукции по видам экономической деятельности (включая промежуточное потребление) и величина добавленной стоимости по видам экономической деятельности (валовой региональный продукт). Графические результаты  проведенного исследования представлены на рисунке 1. Особо отметим, что доля добавленной стоимости в общем объеме выпуска продукции увеличилась на 5,4 % и по итогам 2016 года составила 64,3%.

 

Структура выпуска продукции и валового регионального продукта ХМАО-Югры  по технологическим укладам

Рисунок 2 – Структура выпуска продукции и валового регионального продукта ХМАО-Югры  по технологическим укладам

 

За анализируемый период наблюдается устойчивая зависимость экономики региона от видов экономической деятельности соответствующие третьему технологическому уклады. Их доля в общем объеме выпуска продукции к началу 2017 составила 78%, демонстрируя незначительную тенденцию к снижению (1,5% за период). Также видим увеличение доли третьего технологического уклада в структуре валового регионального продукта до 83% по сравнению с выпуском продукции. Снижение, хоть и незначительное удельного веса данного уклада характерно и для добавленной стоимости.

Совокупный вклад отраслей четвертого и пятого укладов не превышает по объемам выпуска продукции 22%, по вкладу в валовой региональный продукт 18,5%. Исторический максимум данные уклады демонстрирую в последний анализируемый период. Отметим устойчивую тенденцию преобладания в структуре добавленной стоимости четвертого уклада над пятым и обратную картину в структуре выпуска продукции.

Любые структурные преобразования региональной экономики требует мобилизации существенных финансовых ресурсов. Разработка прорывных технологических инноваций возможна только при активной инвестиционной политики, целью которой является обновление и модернизация основных фондов. Динамика распределения инвестиций в основной капитал наглядно представлена на рисунке 3.

Основной тенденцией последних пяти лет является сокращение удельного веса капитальных вложений в виды деятельности третьего технологического уклада. Если на долю этих отраслей в 2012 году приходилось практически 90% инвестиций, то к 2018 году уже 70%.  Существенный рост в перераспределении объемов капитальных вложений наблюдается в рамках четвертого технологического уклада, доля которого за анализируемый период увеличилась на 19%.

 

Структура инвестиций в основной капитал по технологическим укладам в 2012 и 2017 гг.

Рисунок 3 — Структура инвестиций в основной капитал по технологическим укладам в 2012 и 2017 гг.

 

Данная тенденция связана с активизацией предоставления технологических услуг в области добычи полезных ископаемых. Это обусловлено исчерпанием возможности роста добычи на действующих месторождениях в связи с выработанностью, а также с активностью поиска, разведки и ввода в разработку новых месторождений.

Таким образом, сохранение за регионом донорских функций обостряет проблемы диверсификации производства с одной стороны и предъявляет новые вызовы для реализации, которых Югра обеспечена собственными, достаточными ресурсами. Следовательно, лейтмотивом структурных изменений должно быть доминирование идеи о постоянном ускорении процесса технологических изменений в условиях рационализации использования ресурсного потенциала.

 

Устойчивое развитие в контексте реализации концепции «Бережливый регион»

Эффективная экономическая деятельность априори рациональна, а экономическая рациональность предполагает минимизацию затрат и экономию ресурсов. Данный тезис и является фундаментом данного исследования, концептуальной основой которого стали «Стратегия социально-экономического развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры до 2020 года и на период до 2030 года» и Концепция «Бережливый регион в Ханты-Мансийском автономном округе–Югре».

Напомним, что с 2016 года в ХМАО-Югре реализуется вышеуказанная Концепция, главной целью которой является формирование культуры бережливого производства у всех субъектов экономических отношений. Тенденции социально-экономического развития округа, отчасти проанализированные выше, предопределили основные предпосылки и актуальность разработки и скорейшей реализации данного программного документа (рисунок 4). Основные предпосылки сосредоточены в рамках отношений «возможность – потребность». При этом как возможности, так и потребности рассматриваются в региональном и отраслевом разрезах. В целом возможности сводятся к стабильности экономического положения округа, достаточности материальной, финансовой ресурсной базы, а также устойчивый рост человеческого капитала. Если говорить о потребностях внедрения принципов бережливого производства, то в их основу

положены: повышение конкурентоспособности Югры, диверсификация структуры экономики, качество услуг государственных органов в условиях цифровизации (управление, образование, здравоохранение, жилищно-коммунальное хозяйство), критическая зависимость от внешнеполитических факторов и цен на мировом рынке, пребывание территории автономного округа на арктическом фронтире.

 

Предпосылки внедрения бережливого производства в ХМАО-Югре

Рисунок 4 — Предпосылки внедрения бережливого производства в ХМАО-Югре

 

В период внедрения принципов бережливого производства во все сферы жизнедеятельности округа были созданы три Научно-образовательных центра на безе Нижневартовского государственного университета, Сургутского государственного университета и Югорского государственного университета. Основные цели и задачи, стоящие пред данными центрами, сводятся к качественной подготовке специалистов и формированию компетенций в сфере бережливого производства, основой чему служат научные исследования, результаты которых имеют практическое значение и обладают способностью к коммерциализации.

Кроме того, на базе шести учреждений профессионального образования Югры в июне 2018 года созданы Отраслевые обучающие центры повышения производительности труда. Примечательно, что деятельность данных Центров будет привязана к базовым для округа отраслям: нефтегазовый сектор, лесопромышленный комплекс, строительство, автотранспортный комплекс, сфера услуг и образование.

В целях объединения усилий и рационального использования ресурсов в сфере формирования культуры бережливого производства создан и функционирует Совет главных конструкторов. Основные направления деятельности этого совещательного органа включают: содействие субъектам бережливого производства, трансляцию лучших проектов и практик внедрения бережливых технологий, совершенствование нормативного обеспечения для реализации концепции «Бережливый регион».

Огромный объем проведенных работ в данной сфере нуждается в постоянном мониторинге происходящих изменений, их своевременной и объективной оценке. С этой целью по инициативе губернатора округа Ю.Н. Комаровой, разработан и запущен специальный сайт-экран «Бережливометр». Анализ результатов реализации Концепции «Бережливый регион» является его основной функцией. При чем, подобная аналитическая работа осуществляется как в разрезе органов государственной власти, так и в разрезе муниципальных образований автономного округа.

Методологической основой мониторинга регионального уровня бережливости являются следующие нормативно-правовые документы: Распоряжение Правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 19 августа 2016 года № 455-рп «О Концепции «Бережливый регион» в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре», ГОСТ Р 56020-2014 «Бережливое производство. Основные положения и словарь», ГОСТ Р 56407-2015 «Бережливое производство. Основные методы и инструменты», в которых приводится описание основных методов и инструментов бережливого производства. [10, 11, 12]

Система показателей оценивающих уровень практической реализации бережливых технологий («бережливометр») состоит из двух подсистем:

  1. Показатели бережливости органов государственной власти ХМАО-Югры. Данная подсистема включает все департаменты и службы исполнительной власти округа, такие как — департаменты: внутренней политики,  государственного заказа, государственной гражданской службы и кадровой политики, гражданской защиты населения, дорожного хозяйства и транспорта, жилищно-коммунального комплекса и энергетики, здравоохранения, информационных технологий и цифрового развития, культуры, образования и молодежной политики,  общественных и внешних связей, по управлению государственным имуществом, недропользования и природных ресурсов, проектного управления, социального развития, строительства, труда и занятости населения, физической культуры и спорта, финансов, экономического развития; службы: ветеринарная, региональная по тарифам, государственного надзора за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники, государственной охраны объектов культурного наследия, жилищного и строительного надзора, контроля, по делам архивов, по контролю и надзору в сфере здравоохранения, по контролю и надзору в сфере образования, по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений.
  2. Показатели бережливости органов местного самоуправления ХМАО-Югры. Информационной базой данной подсистемы являются результаты деятельности местного самоуправления по 9 районам (Белоярский, Берёзовский, Кондинский, Нефтеюганский, Нижневартовский, Октябрьский, Советский, Сургутский, Ханты-Мансийский) и 13 городам окружного значения (Когалым, Лангепас, Мегион, Нефтеюганск, Нижневартовск, Нягань, Покачи, Пыть-Ях, Радужный, Сургут, Урай, Ханты-Мансийск, Югорск).

Состав показателей входящих в первую подсистему приведен в таблице 1, в которой также показаны реальные их значения по  департаментам: информационных технологий и цифрового развития (ИТ и ЦР), экономического развития, финансов за 2017 год.

 

Таблица 1 – Показатели мониторинга результатов реализации Концепции «Бережливый регион» органов государственной власти ХМАО-Югры

Группа Показатель, единицы измерения Департаменты
ИТ и ЦР Экономики Финансов
Общие показатели Доля сотрудников органа государственной власти, в том числе подведомственных учреждений, прошедших обучение по внедрению бережливых технологий, (%) 1 76 40
Доля внедренных инициатив по рационализации труда, (%) 100 100 50

Показатель экологического эффекта
Динамика сокращения бумажного документооборота в органе государственной власти, в том числе подведомственных учреждениях за год, (%) 1 0 40
Количество сохраненных деревьев, (ед.) 0 0 100
Показатель социального эффекта Удовлетворенность населения деятельностью органа государственной власти, (%) 79 75 74
Доля учтенных в проектах нормативных правовых актах и нормативных правовых актах отзывов от субъектов предпринимательской и инвестиционной деятельности, поступивших в ходе публичных консультаций при проведении процедуры ОРВ, Экспертизы и ОФВ от общего количества отзывов, (%) 43 100 4
Индекс бережливости (отношение количества механизмов, направленных на совершенствование существующих мер государственной поддержки, внедрение новых, уникальных мер государственной поддержки, повышение качества оказания государственных услуг, внедренных исполнительным органом государственной власти к среднему арифметическому от количества таких механизмов, внедренных всеми исполнительными органами государственной власти автономного округа) 0,38 1,69 0,56

Источник: Единый официальный сайт государственных органов ХМАО-Югры

 

 

Структура показателей входящих во вторую подсистему приведен в таблице 2, в которой приведена динамика их значений за 2016-2017 гг. В качестве примера выбран бережливометр Сургутского района.

 

Таблица 2 – Показатели мониторинга результатов реализации Концепции «Бережливый регион» органов самоуправления Сургутского района.

Группа Показатель, единицы измерения Год
2016 2017
Общие показатели Сотрудники, прошедших обучение по программам бережливого производства 0 (0%) 2 (1%)
Отношение количества внедренных инициатив по рационализации труда(кайдзен) к общему количеству инициатив по рационализации труда 0% 0%
Показатель экологического эффекта Объем затрат на приобретение бумаги Администрации Сургутского района, в том числе подведомственных учреждений 1881 тыс.руб.

(8701 пачка)

1431 тыс.руб.

(7618 пачек)

Показатель экономического эффекта Объем затрат на материально-техническое обеспечение деятельности Администрации Сургутского района, в том числе подведомственных учреждений 2245 тыс.руб. 1958

тыс. руб.

Показатель социального эффекта Удовлетворенность населения качеством оказываемых услуг 91%

Источник: Единый официальный сайт государственных органов ХМАО-Югры, Официальный сайт  Администрации Сургутского района

 

Приведенные в таблицах фактические значения показателей бережливости свидетельствуют о том, что в вопросах применения бережливых технологий в государственном управлении мы находимся в самом начале верного и трудного пути. Требуется системный подход, методологическое и методичное совершенствование всех аспектов реализации окружной концепции «Бережливый регион». Внедрение бережливых технологий в автономном округе способствует повышению производительности труда во всех организациях и органах управления, а также повышению конкурентоспособности предприятий с государственным (муниципальным) участием и организаций автономного округа.

 

Цифровое развитие ХМАО-Югры

Проникновение цифровых технологий в различные сферы жизнедеятельности является определяющей тенденцией современного мира, игнорировать которую на любом уровне экономики не только пагубно, но и опасно. В подтверждение данных слов приведем ряд фактов. Так, объем мирового IP-трафика в 2018 году составил 150910 петабайт в месяц, а к 2019 году 50% населения мира будет иметь доступ в Интернет. 85% Земли будет покрыто беспроводным доступом в Интернет уже к 2021 году.  Общее число М2М-соединений к 2020 году достигнет 12,4 единиц и к 2022 году объем глобального рынка Интернета роботизированных вещей составит 21,5 млрд. долларов. Развитие сетей блокчейна демонстрирует колоссальный темпы и к 2027 году 10% мирового ВВП будет храниться в них. Прогнозные данные подключения объектов производственных и логистических цепей к промышленному Интернету вещей фиксирует уровень в 500 млн. объектов уже к 2025 году. [13]

Начиная с 2015 года правительства различных стан (страны ЕС, США и др.) стали уделять пристальное внимание развитию цифровой экономики на стратегическом уровне. [14] В России законодательная основа государственного регулирования и закрепления данного направления развития в качестве приоритетного была заложена Программой «Цифровая экономика Российской Федерации» в 2017 году. Своевременность данных действий со стороны органов государственной власти доказывают места, которые занимает Россия в основных международных рейтингах развития цифровой экономики.

Обозначим место нашей страны в трех таких рейтингах:

  1. Индекс развития информационно-коммуникационных технологий в странах мира (ICT Development Index), который рассчитывается по методике Международного союза электросвязи – 45 место (2017 г.);
  2. Индекс развития электронного правительства (E-Government Development Index, EGDI), который составляется с периодичностью раз в два года Департаментом экономического и социального развития ООН – 25 место (2016 г.);
  3. Глобальный индекс кибербезопасности (Global Cybersecurity Index). Методика, используемая при его расчете, также принадлежит Международному союзу электросвязи – 10 место (2017 г.). [13]

Основной проблемой реализации отечественной программы развития цифровой экономики является уровень готовности субъектов Российской Федерации к формированию информационного пространства на основе использования информационно-коммуникационных технологий для повышения качества жизни граждан, улучшения условий деятельности организаций и обеспечения условий для реализации эффективной системы управления в органах государственной власти. Определим уровень готовности ХМАО-Югры к цифровым преобразованиям.

В качестве индикаторов определим восемь основных показателей (таблица 3), в основу которых положена методика Института статистических исследований и экономики знаний Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». [13] Информационной базой являются данные Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации и Федеральной службы государственной статистики. В качестве временного интервала выберем год принятия государственной программы  «Цифровая экономика Российской Федерации», а именно 2017 год – дабы зафиксировать исходный уровень проникновения цифровых технологий в социально-экономическую систему ХМАО-Югры.

 

Таблица 3 – Основные показатели развития цифровой экономики ХМАО-Югры

Показатель Содержание показателя Единицы измерения
Показатель 1 Абоненты фиксированного широкополосного доступа к интернету в расчете на 100 чел. населения Единиц
Показатель 2 Абоненты мобильного широкополосного доступа к интернету в расчете на 100 чел. населения Единиц
Показатель 3 Удельный вес домашних хозяйств, имеющих широкополосный доступ к интернету, в общем числе домашних хозяйств Проценты
Показатель 4 Удельный вес населения, использующего интернет в общей численности населения в возрасте 15–74 лет Проценты
Показатель 5 Удельный вес населения, использующего интернет для заказа товаров, услуг, в общей численности населения в возрасте 15–74 лет Проценты
Показатель 6 Удельный вес населения, использующего интернет для получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, в численности населения в возрасте 15–72 лет, получавшего государственные и муниципальные услуги Проценты
Показатель 7 Удельный вес организаций (в общем числе организаций предпринимательского сектора), использующих широкополосный интернет Проценты
Показатель 8 Удельный вес организаций (в общем числе организаций предпринимательского сектора), использующих «облачные» сервисы Проценты

 

Начнем со сравнения уровня готовности округа к использованию возможностей цифровой экономики с общероссийским уровнем. Графическая интерпретация результатов данного сопоставления приведена на рисунке 5.

 

Показатели развития цифровой экономики ХМАО-Югры в 2017 г.

Рисунок 5 – Показатели развития цифровой экономики ХМАО-Югры в 2017 г.

 

Абсолютно очевиден факт доминирования величины показателей автономного округа над общероссийским уровнем. Так, по показателю 1 это превышение составляет 4,9 единицы; показателю 2 – 10,7 единицы; показателю 3 – 14,4%; показателю 4 – 8,5%; показателю 5 – 15,5%; показателю 6 – 6,9%; показателю 6,5%; показателю 8 – 2,5%. Приведенные показатели развития цифровой экономики свидетельствуют о том, что в ХМАО-Югре сложились абсолютно все предпосылки для форсированного внедрения информационных технологий во все сферы деятельности.

Отрадно наблюдать, что органы государственной власти своевременно и адекватно реагируют на требования времени и предвосхищают те изменения, которые несет с собой проникновение технологий Web 4.0 в развитие экономических отношений, структурные изменения региональной системы государственного управления, социальной и экологической сферы. Такой реакцией является, принятая в октябре 2018 года государственная программа «Цифровое развитие Ханты-Мансийского автономного округа –Югры». [15]

Ранее говорилось о достаточности ресурсного обеспечения цифровой трансформации экономики округа, главным при этом является достаточность и своевременность финансового обеспечения программных мероприятий. Проанализируем данный аспект (таблица 4).

 

Таблица 4 – Объемы финансирования проектов и механизмов развития цифровой экономики ХМАО-Югры

Период финансирования Параметры финансового обеспечения, тыс. рублей
Направления реализации государственной программы Портфель проектов, реализуемых в рамках национальных проектов (программ)
2019 год 1 419 756,1 880 430
2020 год 1 341 470,4 806 224,3
2021 год 992 068,1 472 435
2022 год 976 488,4 456 855,3
2023 год 976 488,4 456 855,3
2024 год 976 488,4 456 855,3
2025 год 976 488,4
2026 – 2030 года 4 882 442

Источник: государственная программа «Цифровое развитие ХМАО–Югры»

 

Как видим, финансирование мероприятий развития цифровой экономики осуществляется в двух направления: в рамках окружной программы, с общим объемом финансирования 12 541 690,2 тыс. рублей и в рамках национальных проектов (программ) Российской Федерации, реализуемых в составе государственной программы — 3 529 655,2 тыс. рублей. При этом временное распределение финансирования таково, что в первые годы реализации предусмотрено более солидное финансирование.

 

Заключение

Устойчивое развитие региона основывается на гармонизации различных подсистем: социальной, экономической, экологической и направлено на определение векторов формирование возможных путей перехода к модели, которая способствует созданию условий для технологического прорыва, для расширения возможностей удовлетворения потребностей не только современного, но и будущих поколений. Управление таким развитием осуществляется окружной и муниципальной администрацией в рамках проводимой ими региональной социально-экономической политики.

В ходе исследования определены, описаны и проанализированы основные приоритетные направления развития экономики ХМАО-Югры. По мнению авторов, к числу таких векторов следует отнести:

  1. Структурную трансформацию экономической системы. Данные преобразования должны учитывать сложившиеся тенденции в преемственности при смене технологических укладов, как основы диверсификации экономики. Конечная цель – ослабление зависимости развития округа только от нефтяного «драйвера», формирование в будущем альтернативных источников устойчивого развития.
  2. Расширение сфер и видов деятельности, в которых применяются методы и инструменты бережливых технологий. В качестве главных направлений в ближайшей перспективе можно выделить: государственное и муниципальное управление, социальная сфера, здравоохранение, образование. Кроме того, нельзя исключать из данной орбиты и поддержку субъектов бизнеса.
  3. Цифровой вектор развития. Современные реалии таковы, что данное направление, по сути, является основой развития. Степень проникновения цифровых технологий такова, что во многом именно они определят процесс формирования конкурентных преимуществ на всех уровнях экономики и пренебрегать тем потенциалом, который создан в Югре не рационально.

 

Список литературы

  1. Панарина Д.С. Граница и фронтир как фактор развития региона и/или страны // История и современность. – 2015. – № 1. – С. 15-41.
  2. Государственная программа «Социально-экономическое развитие Арктической зоны РФ» // URL: http://www.government.ru/docs/11967 (дата обращения: 14.11.2018).
  3. Шедько Ю.Н. Зарубежный опыт управления устойчивым развитием арктического фронтира // Право. Экономика. Безопасность. – 2016. – № 3(9). – С. 108-110.
  4. Львов Д.С., Глазьев С.Ю. Теоретические и прикладные аспекты управления НТП // Экономика и математические методы. – 1986. – №5. – С. 793-804.
  5. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. – Москва: ВлаДар, 1993. 310 с.
  6. Глазьев С.Ю. Великая цифровая революция: вызовы и перспективы для экономики XXI века // URL: http://www.glazev.ru/articles/6-jekonomika/54923-velikaja-tsifrovaja-revoljutsija-vyzovy-i-perspektivy-dlja-jekonomiki-i-veka (дата обращения: 12.11.2018).
  7. Щербик Е.Е. Структурно-экономические сдвиги региональной экономической системы: миф или реальность? // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». – 2014. — № 2. – С. 153-159.
  8. Назарова Е.А. Многоукладность экономики и технико-инновационный потенциал экономического развития России // Проблемы современной экономики. – 2007. – №3(23). – С. 69-72.
  9. Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ: итоги 2017 года // URL: http://www.riarating.ru/infografika/20180523/630091878.html (дата обращения: 16.11.2018).
  10. Распоряжение Правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 19 августа 2016 года № 455-рп «О Концепции «Бережливый регион» в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре» // URL: https:// admhmao.ru/berezhlivometr/# (дата обращения: 14.11.2018).
  11. ГОСТ Р 56020-2014 Бережливое производство. Основные положения и словарь // URL: http://docs.cntd.ru/document/1200110957 (дата обращения: 17.11.2018).
  12. ГОСТ Р 56407-2015 Бережливое производство. Основные методы и инструменты // URL: http://docs.cntd.ru/document/1200120649 (дата обращения: 17.11.2018).
  13. Индикаторы цифровой экономики: 2018: статистический сборник / Г. И. Абдрахманова, К. О. Вишневский, Г. Л. Волкова, Л. М. Гохберг и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2018. – 268 с.
  14. Бублик Н.Д., Лукина И.И., Чувилин Д.В., Шафиков Т.А., Юнусова Р.Ф. Развитие цифровой экономики в регионах России: проблемы и возможности (на примере Республики Башкортостан)// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. —№1 (53). Номер статьи: 5313. Дата публикации: 2018-03-15. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5313/
  15. Государственная программа Ханты-Мансийского автономного округа–Югры «Цифровое развитие Ханты-Мансийского автономного округа–Югры» // URL: https://admhmao.ru/dokumenty/pravovye-akty-gubernatora/2003291/ (дата обращения: 23.11.2018).

 

References

  1. Panarina D.S. Border and frontier as a factor of development of the region and / or country [Granica i frontir kak faktor razvitija regiona i/ili strany]// History and modernity. — 2015. — № 1. — P. 15-41.
  2. State program «Socio-economic development of the Arctic zone of the Russian Federation» [Gosudarstvennaja programma «Social’no-jekonomicheskoe razvitie Arkticheskoj zony RF»]// URL: http://www.government.ru/docs/11967 (date of application: 14.11.2018).
  3. Shed’ko Ju.N. Foreign experience of management of sustainable development of the Arctic frontier. Economy [Zarubezhnyj opyt upravlenija ustojchivym razvitiem arkticheskogo frontira]. Security. — 2016. — № 3 (9). – Pp. 108-110.
  4. L’vov D.S., Glaz’ev S.Ju. Theoretical and applied aspects of NTP management [Teoreticheskie i prikladnye aspekty upravlenija NTP]// Economics and mathematical methods. — 1986. — №5. – Pp. 793-804.
  5. Glaz’ev S.Ju. The Theory of long-term economic development [Teorija dolgosrochnogo tehniko-jekonomicheskogo razvitija]. — Moscow: Vladar, 1993. 310p.
  6. Glaz’ev S.Ju. Great digital revolution: challenges and prospects for the economy of the XXI century [Velikaja cifrovaja revoljucija: vyzovy i perspektivy dlja jekonomiki XXI veka]. URL: http://www.glazev.ru/articles/6-jekonomika/54923-velikaja-tsifrovaja-revoljutsija-vyzovy-i-perspektivy-dlja-jekonomiki-i-veka (date of application: 12.11.2018).
  7. Shherbik E.E. Structural and economic shifts of the regional economic system: myth or reality? [Strukturno-jekonomicheskie sdvigi regional’noj jekonomicheskoj sistemy: mif ili real’nost’?]// Bulletin of Omsk University. Economy Series. — 2014. — № 2. – S. 153 to 159.
  8. Nazarova E.A. The Mixed economy and technical and innovative potential of economic development of Russia [Mnogoukladnost’ jekonomiki i tehniko-innovacionnyj potencial jekonomicheskogo razvitija Rossii]// problems of modern economy. — 2007. — №3 (23). — P. 69-72.
  9. Rating of socio-economic situation of the RF subjects: results of 2017 [Rejting social’no-jekonomicheskogo polozhenija sub»ektov RF: itogi 2017 goda] //URL: http://www.riarating.ru/infografika/20180523/630091878.html (date of application: 16.11.2018).
  10. Order of the government of the Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug – Ugra of August 19, 2016 № 455-RP «On the concept of» Lean region «in the Khanty-Mansi Autonomous Okrug-Ugra» [O Koncepcii «Berezhlivyj region» v Hanty-Mansijskom avtonomnom okruge – Jugre]// URL: https: / / admhmao.ru/berezhlivometr / # (date of application: 14.11.2018).
  11. GOST R 56020-2014 Lean manufacturing. Basic provisions and dictionary [GOST R 56020-2014 Berezhlivoe proizvodstvo. Osnovnye polozhenija i slovar’]/ / URL: http://docs.cntd.ru/document/1200110957 (date of application: 17.11.2018).
  12. GOST R 56407-2015 Lean manufacturing. Basic methods and tools [GOST R 56407-2015 Berezhlivoe proizvodstvo. Osnovnye metody i instrumenty]/ / URL: http://docs.cntd.ru/document/1200120649 (date of application: 17.11.2018).
  13. Indicators digital economy: 2018: statistical Yearbook [Indikatory cifrovoj jekonomiki: 2018: statisticheskij sbornik]/ / G. I. Abdrahmanova, K. O. Vishnevskij, G. L. Volkova, L. M. Gohberg. The NAT. Research. University «Higher school of Economics». — Moscow: HSE, 2018. — 268 p.
  14. Bublik N.D., Lukina I.I., Chuvilin D.V., Shafikov T.A., Junusova R.F. Digital economy Development in the Russian regions: problems and opportunities (for example, the Republic of Bashkortostan) [Razvitie cifrovoj jekonomiki v regionah Rossii: problemy i vozmozhnosti (na primere Respubliki Bashkortostan)]// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №1 (53). Article number: 5313. Date published: 2018-03-15. Mode of access: https://eee-region.ru/article/5313/
  15. State program of Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug-Ugra «digital development of Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug-Ugra» [Gosudarstvennaja programma Hanty-Mansijskogo avtonomnogo okruga–Jugry «Cifrovoe razvitie Hanty-Mansijskogo avtonomnogo okruga–Jugry»]// URL: https://admhmao.ru/dokumenty/pravovye-akty-gubernatora/2003291/ (date of application: 23.11.2018).

Региональное развитие