Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (50), 2017

Модели распределения финансовых потоков на условиях государственно-частного партнерства

Models of distribution of financial flows on conditions of state-private partnership

Авторы


кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и управления
Россия, Шахтинский институт (филиал) Южно-Российского государственного политехнического университета (НПИ) им. М.И.Платова
zsv1977@rambler.ru

Аннотация

Рассмотрены модели распределения финансовых потоков в рамках реализации комплексных проектов на условиях ГЧП. Детализированы основные параметры трех базовых моделей организации финансовых потоков и регулирующих действий в системе ГЧП (с частным управлением, с государственным управлением, с государственно-частным управлением проектами) и их основных модификаций. Предложенные модели могут стать основой структурирования финансовых потоков и распределения рисков при реализации проектов и программ социально-экономического развития на условиях ГЧП.

Ключевые слова

государственно-частное партнерство, распределение финансовых потоков, распределение рисков, факторы риска, управление проектом, инвестиционные проекты

Рекомендуемая ссылка
Захаров Сергей Викторович
Модели распределения финансовых потоков на условиях государственно-частного партнерства// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (50). Номер статьи: 5023. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5023/
Authors

Zakharov Sergey Viktorovich
PHD, Associate Professor of the Department of Economics and Management
Russia, Shakhty Institute (branch) of the South-Russian State Polytechnic University (NPI) named M.I. Platov
zsv1977@rambler.ru

Abstract

The models of distribution of financial flows within the framework of the implementation of a complex projects on the terms of PPP are considered. The main parameters of the three basic models of organizing financial flows and regulatory actions in the PPP system (with private management, public administration, with public-private project management) and their major modifications are detailed. The proposed models can become the basis for structuring financial flows and distributing risks in the implementation of projects and programs of social and economic development on the terms of PPP.

Keywords

Public-private partnership, distribution of financial flows, distribution of risks, risk factors, project management, investment projects

Suggested Citation
Zakharov Sergey Viktorovich
Models of distribution of financial flows on conditions of state-private partnership. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (50). Art. #5023. Date issued: 2017-05-30. Available at: http://eee-region.ru/article/5023/

Print Friendly, PDF & Email

Актуальность исследования

В связи с тем, что возможности традиционных моделей, форм и инструментов взаимодействия государственных и корпоративных финансов в сфере социально-экономического развития ограничены (в первую очередь, правовым полем), то в современных условиях остается актуальной проблема поиска новых механизмов реализации инвестиционных проектов государственно-частного партнерства (ГЧП). Реализация таких механизмов позволила бы достичь оптимального распределения социально-экономических эффектов от инвестирования и рисков между государственным и корпоративным сектором при реализации комплексных проектов.

Представители государственного сектора должны быть готовы разделить с другими участниками свой чрезмерный и всеобъемлющий контроль над процессом инвестирования в проекты, которые входят в комплекс мероприятий по обеспечению социально-экономического развития территорий, и распределить ожидаемый доход с частными партнерами на паритетной основе. Учитывая, что социальный эффект от инвестирования является исключительно важным достоянием и составляет сферу экономических интересов государства, а не бизнеса, такое распределение должно базироваться на возможности увеличения доли корпоративного сектора в распределении экономических эффектов для обеспечения равного участия сторон в разделении целостного социально-экономического эффекта на основе ГЧП.

Цель статьи– сформировать параметры моделей по распределению финансовых потоков в рамках реализации комплексных проектов на условиях ГЧП.

 

Теоретико-методологическая база исследования

Проблемам эффективного управления финансовой системой государства в разное время занималась целая плеяда отечественных и зарубежных ученых. Проблематика государственного вмешательства в экономику рассматривается в трудах А.В.Аникина, С.А.Бартенева, Р.Г. Гусейнова, С.П. Захарченкова, А.С. Квасова, И.М. Лазепко, А.В.Мороз, М.Ф. Пуховкиной. По вопросам формирования финансовой политики в рамках государственно-частного партнерства следует отметить труды И. А. Ангелиной, Е.А. Рославцевой, Н.Н. Анюровой, Е.П. Аржаника, Н.П. Белозерцевой, Э.И. Габдуллиной,И.А. Губанова, М.А. Дерябиной, Л.М. Иголкиной, Э.Р. Йеском, А.В. Карповой. В области трансформации государственной финансовой политики при взаимодействии с предпринимательскими структурами известны труды М.В. Кивариной, Е.Е. Костусенко, М.М. Омарова, Л.А. Жеребцовой, И.Н. Ткаченко, Я.В. Савченко, М.В. Евсеевой. Вопросами разработки моделей регулирования финансового обеспечения социально-экономического развития занимались В.Г.Варнавский, Д.В. Зайцев, Д. Медоуз, И. Рендерс, Ш. Робертс, В. Беренс, Д.Ю. Каталевский, В.В. Сидоренко, П. Сенге, А. Клейнер, Р. Росс, Л.И. Ефимова. Однако изучение вопроса распределения финансовых потоков в рамках комплексных проектов и соответствующее распределение рисков на условиях ГЧП остается открытым и недостаточно проработанным на практике.

Как было отмечено в научной литературе [1, 4, 7, 8 ,13- 18], инициативы ГЧП не только способны сохранить государственные средства, но и, что гораздо важнее, позволяют государственному сектору достичь высокого уровня эффективности реализации программ социально-экономического развития конкретной территории. В этой связи целесообразно в моделях финансового взаимодействия государства и корпоративного сектора особое внимание уделять системе расчета, структурирования и перераспределения финансовых потоков по инвестиционным проектам ГЧП, которая должна удовлетворять интересы всех стейкхолдеров и обеспечивать связь между получением ожидаемого социально-экономического эффекта и предоставлением инвестиционных ресурсов [9,10,12,17].

Финансовые потоки в данной статье автором рассматриваются как движение денежных средств в структуре финансирования проектов на условиях ГЧП через долговое финансирование, выпуск акций, получение доходов и распределение чистой прибыли от проекта.

Если рассматривать понятие финансовой модели, то в специализированной литературе [8, 18, 19] такая модель отождествляется с финансовым планом, который является неотъемлемой частью бизнес-плана  и включает в себя отчет о прибылях и убытках, отчет о движении денежных средств. В своем исследовании Н.Н. Аржаник [4]  детально рассматривала финансовое моделирование проекта ГЧП в целом. Причем, в рамках одного проекта на условиях ГЧП может реализовываться несколько подпроектов.

Соответственно, перед автором поставлена  задача совершенствования моделей распределения капитальных инвестиций и потоков доходов в системе ГЧП  с учетом фактора риска (инфляционные процессы, изменение курса валют, изменение цен на сырье и материалы и пр.). Обобщение мирового опыта позволяет предложить для внедрения в практику несколько моделей распределения финансовых потоков при реализации инвестиционных проектов на основе ГЧП в рамках действующего правового поля [18].

 

Результаты исследования и синтеза решений

Таблица 1 — Модели распределения финансовых потоков от реализации проектов ГЧП в системе социально-экономического развития (составлена автором)

Модели распределения финансовых потоков от реализации проектов государственно-частного партнерства в системе социально-экономического развития

 

Проведенная автором систематизация моделей организации финансовых потоков и регулирующих действий, представленная в табл.1, может эффективно использоваться в РФ с целью обеспечения высокой эффективности ГЧП.

По результатам проведенного исследования на рис.1 представлены основные параметры трех базовых моделей организации финансовых потоков и регулирующих действий в системе ГЧП (с частным управлением проектами, с государственным управлением, с государственно-частным управлением проектами) и их основных модификаций, отражающих организационные особенности, отличия в механизмах распределения рисков и экономических доходов, условия, определяющие целесообразность и рекомендованную сферу использования.

 

Основные параметры трех базовых моделей организации финансовых потоков

Рис. 1. Основные параметры трех базовых моделей организации финансовых потоков

 

Модель I — модель с частным управлением проектом (рис. 2), которая базируется на допущении, что частный партнер имеет возможность профинансировать проект и управлять им независимо от интервенций представителей государственного сектора. Государственный и частный партнеры взаимодействуют в течение ограниченного периода времени.

 

Распределение финансовых потоков в модели с частным управлением проектом

Рис.2. Распределение финансовых потоков в модели с частным управлением проектом (составлено автором)

 

Для внедрения этой модели в практику взаимодействия государственных корпоративных финансов необходимо существование эффективной системы мониторинга и оценки эффективности социально-экономических результатов такого комплексного проекта.

Важной составляющей оценки эффективности взаимодействия государственных и корпоративных финансов является учет согласованности интересов государства и бизнеса при формировании портфеля проектов для государственного финансирования за счет бюджетных средств. Это связано с тем, что государство и бизнес как стороны инвестиционного взаимодействия в процессе оценки выдвигают различные требования по эффективности и, соответственно, применяют различные критерии отбора приемлемых инвестиционных проектов [4]. По этой причине проекты, характеризующиеся высоким уровнем эффективности с позиции учета социальных интересов общества и экономических интересов государства, являются более выгодными. Однако, такие условия могут быть неприемлемыми для инвестирования с точки зрения частного бизнеса, если такие проекты не обеспечивают его приемлемой нормы доходности. Поэтому важно иметь инструментарий, позволяющий проводить оценку эффективности проектов взаимодействия государства и бизнеса с точки зрения соответствия целям участников такого сотрудничества, которые в общем случае могут не совпадать.

 

Модель II — модель с государственным управлением проектом, в рамках которой капитальные вложения осуществляются государством в объект инвестирования. Управление объектом инвестирования находится в ведении частного партнера (рис. 3).

 

Распределение финансовых потоков в модели с государственным управлением проектом

Рис. 3. Распределение финансовых потоков в модели с государственным управлением проектом (составлено автором)

 

Обобщение существующего инструментария оценки эффективности инвестиционных проектов показало, что на сегодня все еще нерешенной до конца остается проблема применения научно обоснованных подходов к обеспечению согласованности интересов государственного и частного инвесторов при формировании портфеля проектов на основе ГЧП [6]. Авторское решение этой проблемы демонстрирует модель, основные этапы реализации которой представлены на рис. 3.

Частные партнеры при этом сотрудничают с объектом инвестирования и государственными партнерами на основе специального соглашения, регламентирующего уровень предоставляемых (платных и бесплатных) услуг объекта инвестирования в системе социального обслуживания  и участия в доходах от функционирования последнего. Именно выполнение норм такого соглашения отслеживается государственным партнером через эффективную систему мониторинга и оценки. Такая модель является приемлемой, когда уровень капитальных инвестиций незначителен и многие частные инвесторы имеют возможность инвестировать средства в проект.

Для модели с частным управлением проектом свойственна такая система восприятия и перераспределения рисков, при которой частные партнеры разделяют весь финансовый риск объекта инвестирования, а государственные партнеры берут на себя только риск потери административного контроля и возникновения социальной напряженности, если социальные нужды, для удовлетворения которых реализуется инвестиционный проект, будут удовлетворены не на достаточном уровне. Однако, учитывая текущий низкий уровень удовлетворенности общества состоянием предоставления государственных услуг в сфере социального обслуживания и при создании инфраструктурных объектов, ожидается, что использование этой модели с высокой степенью вероятности приведет к улучшению их уровня, а не ухудшению качества обслуживания.

Соответственно, при распределении инвестиционных доходов частным партнерам будет целесообразно выделять большую их долю, корректируя выплаты государству на объем полученного положительного социального эффекта. Это приводит к разделению финансовых потоков, получаемых государством, на постоянную и переменную части. Фиксированные выплаты отражают предварительно установленную на стадии составления инвестиционного проекта величину ожидаемого бюджетного эффекта и доли экономического эффекта, принадлежащего государству, а переменные выплаты возникают в случае получения дополнительного фактического социального эффекта по сравнению с ожидаемой проектной величиной [7]. На практике возможно использование также двух модификаций указанной модели: при наличии только фиксированных или только переменных выплат государству.

Вариант с только фиксированными выплатами будет полезным в случае, если социальный эффект можно спрогнозировать с высокой вероятностью. Однако, когда он вообще непредсказуем, то более приемлемой будет модель со сменными выплатами государственному партнеру.

Эта модель особенно полезна в случаях, когда государство стремится использовать эффективность частного сектора в части предоставления качественных услуг для населения. Частные инвесторы не обладают достаточными средствами для того, чтобы инвестировать в масштабные проекты. Именно поэтому данная модель обеспечивает сочетание возможностей государства или муниципалитетов по инвестированию значительных финансовых ресурсов вместе со способностью эффективного частного управления проектом для достижения значительных положительных результатов.

Весь финансовый риск в этой модели государство берет на себя. Кроме того, государственные партнеры берут на себя административный риск неудачи проекта и дальнейшую потерю доверия среди граждан. Таким образом, эта модель предполагает заключение соглашения с частными партнерами относительно уровня удовлетворения социальных потребностей, ради которых организуется комплексный проект на условиях ГЧП, а также ожидаемых социальных эффектов [11]. Государству необходимо осуществлять строгий контроль за действиями частного партнера по обеспечению ведения бизнеса в рамках данной модели. Государство является основным получателем дополнительного дохода от платных услуг в модели с государственным управлением проектом и осуществляет его перераспределение в пользу частных партнеров в виде фиксированных и переменных платежей. Объемы фиксированных и переменных платежей частным партнерам также определяются величиной ожидаемых социально-экономических эффектов и соответствия фактической эффективности инвестиций прогнозным оценкам [8]. Фиксированные выплаты — это доля частных партнеров в полученных экономических эффектах от реализации инвестиционных проектов, а переменные — дополнительные платежи, возникающие, если фактические социальные эффекты выше, чем ожидалось.

Кроме того, данная модель также может быть применима для организации работы крупных объектов не только системы социального обслуживания, но и в сфере здравоохранения, аэропортах, железнодорожных станциях и в портах. Модель с государственным управлением проектом также имеет две модификации. В первом случае частные партнеры получают переменную сумму для аккумулирования выручки. Во втором случае они получают фиксированную сумму для управления проектом на основе соглашения об уровне обслуживания. В случае, когда генерирование доходов не связано с услугами, предоставляемыми частными партнерами, применяется модель с фиксированными выплатами. Однако, когда услуги предоставляются частными партнерами, непосредственно влияющими на процесс формирования доходов, то применяется модель, основанная на переменных выплатах.

 

Модель III — модель с государственно-частным управлением проектом представлена на рис. 4.

 

Распределение финансовых потоков в модели с государственно-частным управлением проектом

Рис. 4. Распределение финансовых потоков в модели с государственно-частным управлением проектом (составлено автором)

 

Данная модель наиболее полно соответствует базовым принципам взаимодействия государства и бизнеса, поскольку она предполагает равномерное разделение рисков и социально-экономических эффектов между партнерами. Обе стороны партнерских отношений — государство и бизнес — вкладывают инвестиционный капитал в финансирование проекта. Прибыль распределяется в соответствии с первоначальными объемами капиталовложений, а также в соответствии с уровнем риска, принятого соответствующим партнером. Эта модель пытается равномерно распределять риски и инвестиционный доход среди партнеров.

Наличие только фиксированных выплат или только переменных выплат государству создают две отдельные модификации этой модели. При этом условия формирования фиксированных и переменных выплат аналогичны подходу, который был предложен ранее при описании модели с частным управлением проектом.

Желательно чтобы проект находился под управлением частного инвестора для того, чтобы использовать его эффективность и прошлый опыт ведения подобного бизнеса. С помощью такой модели наиболее целесообразно организовывать финансирование проектов ГЧП, которые требуют значительного объема капитала, таких как, например, строительство новых инфраструктурных объектов системы социального обслуживания.

Частные партнеры должны быть заинтересованы в участии в такого типа проектах, что позволяет государству оказывать частным партнерам достаточный уровень автономии в процессе принятия управленческих решений по деятельности объектов инвестирования [13]. Одним из вариантов реализации данной модели является ситуация, когда государство осуществляет первоначальные инвестиции, а затем получает ежегодный доход от своих инвестиций.

 

Основные результаты, выводы, рекомендации

Рассмотрены модели распределения финансовых потоков в рамках реализации комплексных проектов на условиях ГЧП. Детализированы основные  параметры трех базовых моделей организации финансовых потоков и регулирующих действий в системе ГЧП (с частным управлением, с государственным управлением, с государственно-частным управлением проектами) и их основных модификаций. Предложенные модели могут стать основой для структурирования финансовых потоков и распределения рисков при реализации проектов и мероприятий программ социально-экономического развития на условиях государственно-частного партнерства в РФ. Их внедрение обеспечит четкую связь полученных партнерами выгод от инвестирования с объемами предоставляемых капиталовложений, уровнем принятого на себя инвестиционного риска, качеством исполнения обязательств по удовлетворению общественных потребностей. На этой основе создаются возможности для справедливого распределения социально-экономических эффектов, генерируемых в рамках финансовых потоков при условии согласованности интересов государства и бизнеса.

 

Литература

  1. Ангелина И.А. Методический подход к анализу и оценке взаимодействия властных и предпринимательских структур // Вестник ДонНУЭТ. Серия Экономические науки. – 2015. – № 1. – С. 64-70.
  2. Ангелина И.А., Рославцева Е.А. Анализ эффективности взаимодействия властных и предпринимательских структур // Российское предпринимательство. — 2016. — Том 17. — № 18. — C. 2301–2318.
  3. Анюрова Н.Н. Оценка эффективности реализации социальных программ региона с позиции развития человеческого капитала // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. – С. 497.
  4. Аржаник Е.П. Финансовое моделирование проектов государственно-частного партнерства: Дис. на соискание степени к.э.н.: 08.00.10. – Санкт-Петербург, 2014. – 176 с.
  5. Белозерцева Н.П. Расчет коэффициента привлекательности маршрута как способ повышения эффективности взаимодействия властных и предпринимательских структур в сфере организации городских пассажирских перевозок (на примере г. Владивостока) // Российское предпринимательство. — 2010. — № 11-2 (170). — С. 163-167.
  6. Габдуллина Э.И. Оценка эффективности проектов ГЧП как механизма взаимодействия власти и бизнеса в регионе // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 2. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=5928 (дата обращения: 18.04.2017).
  7. Губанов И. А. Государственно-частное партнерство в реализации функций российского государства: вопросы теории и практики: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства ; история учений о праве и государстве / Науч. рук. С. А. Комаров. -СПб., 2010. -27 с.
  8. Дерябина М.А. Государственно-частное партнерство: теория и практика. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://institutiones.com/general/1079-gosudarstvenno-chastnoe-partnerstvo.html (дата обращения: 18.04.2017)
  9. Захаров С.В. Социально-экономическое развитие территорий на основе государственно-частного партнерства. Часть 1 // Наука Красноярья, 2017. – № 1. – С. 79-102.
  10. Захаров С.В. Социально-экономическое развитие территорий на основе государственно-частного партнерства. Часть 2 // Наука Красноярья, 2017. – № 2.
  11. Захаров С.В. Комплексный проект развития территории: определение сущности дефиниции// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (49). Номер статьи: 4947. Дата публикации: 2017-03-29 . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4947/.
  12. Захаров С.В.  Анализ результативности комплексных проектов развития территорий в Российской Федерации // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2017. – №04(128).  – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2017/04/pdf/35.pdf
  13. Иголкина Л.М. Государственно-частное партнерство. Особенности взаимодействия. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://teoria-practica.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/2013/10/ekonomika/igolkina.pdf
  14. Йеском Э.Р. Государственно-частное партнерство: Основные принципы финансирования / Пер. с англ. – М.: Альпина Паблишер, 2015. – 457с.
  15. Карпова А.В. Региональная практика проектов государственно-частного партнёрства // УЭкС, 26.12.2014. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://uecs.ru/uecs-72-722014/item/3275-2014-12-26-13-16-55.
  16. Киварина М.В., Костусенко Е.И. Эволюция моделей и форм взаимодействия властных и предпринимательских структур // Российское предпринимательство. — 2014. — № 4 (250). — C. 16-22.
  17. Омаров М.М., Жеребцова Л.А. Проблемы взаимодействия властных и предпринимательских структур // Российское предпринимательство. — 2007. — № 8-2 (96). — C. 100-104.
  18. Ткаченко И.Н., Савченко Я.В., Евсеева М.В. Методология отбора и оценки эффективности проектов государственно-частного партнерства с учетом интересов стейкхолдеров // Дискуссия. – 2014. – № 8. – С. 81-89.
  19. Подъяблонская Л.М., Подъяблонская Е.П. Актуальные проблемы государственных и муниципальных финансов: учебник. — ЮНИТИ-ДАНА. — — 303 с.

 

References

  1. Angelina I.A. Methodical approach to the analysis and assessment of the interaction of power and entrepreneurial structures [Metodicheskij podhod k analizu i ocenke vzaimodejstvija vlastnyh i predprinimatel’skih struktur]// Bulletin of DonNUET. Series Economic sciences. — 2015. — No. 1. — P. 64-70.
  2. Angelina I.A., Roslavceva E.A. Analysis of the effectiveness of interaction between power and entrepreneurial structures [Analiz jeffektivnosti vzaimodejstvija vlastnyh i predprinimatel’skih struktur]// Journal of Russian Entrepreneurship. — 2016. — Volume 17. — No. 18. — C. 2301-2318.
  3. Anjurova N.N. Evaluation of the effectiveness of the social programs of the region from the perspective of human capital development [Ocenka jeffektivnosti realizacii social’nyh programm regiona s pozicii razvitija chelovecheskogo kapitala]/ / Modern problems of science and education. — 2015. — No. 1-1. — P. 497.
  4. Arzhanik E.P. Financial modeling of projects of public-private partnership [Finansovoe modelirovanie proektov gosudarstvenno-chastnogo partnerstva]: Dis …. kand. For the degree of Candidate of Economic Sciences: 08.00.10. — St. Petersburg, 2014. — 176 p.
  5. Belozerceva N.P. Calculation of the attractiveness factor of the route as a way to increase the effectiveness of interaction between government and business structures in the sphere of organization of urban passenger transportation (on the example of Vladivostok) [Raschet kojefficienta privlekatel’nosti marshruta kak sposob povyshenija jeffektivnosti vzaimodejstvija vlastnyh i predprinimatel’skih struktur v sfere organizacii gorodskih passazhirskih perevozok (na primere g. Vladivostoka)]// Journal of Russian Entrepreneurship. — 2010. — No. 11-2 (170). — P. 163-167.
  6. Gabdullina Je.I. Evaluation of the effectiveness of PPP projects as a mechanism for interaction of power and business in the region [Ocenka jeffektivnosti proektov GChP kak mehanizma vzaimodejstvija vlasti i biznesa v regione]// Modern problems of science and education. — 2012. — № 2. [Electronic resource]. Access mode: https://www.science-education.ru/en/article/view?id=5928 (reference date: April 18, 2017).
  7. Gubanov I. A. Public-private partnership in realizing the functions of the Russian state: issues of theory and practice [Gosudarstvenno-chastnoe partnerstvo v realizacii funkcij rossijskogo gosudarstva: voprosy teorii i praktiki]: the thesis abstract for the degree of Candidate of Juridical Sciences. Specialty 12.00.01 — theory and history of law and state; The history of the teachings on law and the state / Nauch. Hands. S. A. Komarov. -SPb., 2010. -27 pp.
  8. Derjabina M.A. Public-private partnership: theory and practice. [Gosudarstvenno-chastnoe partnerstvo: teorija i praktika]. Access mode: http://institutiones.com/general/1079-gosudarstvenno-chastnoe-partnerstvo.html (date of circulation: 04/18/2017)
  9. Zaharov S.V. Social and economic development of territories on the basis of public-private partnership [Social’no-jekonomicheskoe razvitie territorij na osnove gosudarstvenno-chastnogo partnerstva]. Part 1 // Science of Krasnoyarsk, 2017. — No. 1. — P. 79-102.
  10. Zaharov S.V. Social and economic development of territories on the basis of public-private partnership [Social’no-jekonomicheskoe razvitie territorij na osnove gosudarstvenno-chastnogo partnerstva]. Part 2 // Science of Krasnoyarsk, 2017. — № 2.
  11. Zaharov S.V. Comprehensive project for the development of the territory: the definition of the essence of the definition [Kompleksnyj proekt razvitija territorii: opredelenie sushhnosti definicii]// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №1 (49). Number of article: 4947. Publication date: 2017-03-29. Access mode: http://eee-region.ru/article/4947/.
  12. Zaharov S.V. Analysis of the effectiveness of integrated development projects in the Russian Federation [Analiz rezul’tativnosti kompleksnyh proektov razvitija territorij v Rossijskoj Federacii] // Political electronic scientific journal of the Kuban State Agrarian University (Scientific journal KubSAU) [Electronic resource]. — Krasnodar: KubGAU, 2017. — №04 (128). — Access mode: http://ej.kubagro.ru/2017/04/pdf/35.pdf
  13. Igolkina L.M. Public private partnership. Features of interaction. [Gosudarstvenno-chastnoe partnerstvo. Osobennosti vzaimodejstvija]. Access mode: http://teoria-practica.ru/eng/files/arhiv_zhurnala/2013/10/ekonomika/igolkina.pdf
  14. Jeskom Je.R. Public Private Partnership: Fundamental Principles of Financing [Gosudarstvenno-chastnoe partnerstvo: Osnovnye principy finansirovanija]/ Trans. With the English. — Moscow: Alpina Pablisher, 2015. — 457s.
  15. Karpova A.V. Regional practice of projects of public-private partnership [Regional’naja praktika proektov gosudarstvenno-chastnogo partnjorstva]// UEC, December 26, 2014. [Electronic resource]. Access mode: http://uecs.ru/uecs-72-722014/item/3275-2014-12-26-13-16-55.
  16. Kivarina M.V., Kostusenko E.I. Evolution of models and forms of interaction between power and entrepreneurial structures [Jevoljucija modelej i form vzaimodejstvija vlastnyh i predprinimatel’skih struktur]// Journal of Russian Entrepreneurship. — 2014. — No. 4 (250). — C. 16-22.
  17. Omarov M.M., Zherebcova L.A. Problems of Interaction between Power and Entrepreneurial Structures [Problemy vzaimodejstvija vlastnyh i predprinimatel’skih struktur]// Journal of Russian Entrepreneurship. — 2007. — No. 8-2 (96). — C. 100-104.
  18. Tkachenko I.N., Savchenko Ja.V., Evseeva M.V. Methodology of selection and evaluation of the effectiveness of public-private partnership projects taking into account the interests of stakeholders [Metodologija otbora i ocenki jeffektivnosti proektov gosudarstvenno-chastnogo partnerstva s uchetom interesov stejkholderov]// Discussion. — 2014. — No. 8. — P. 81-89.
  19. Pod’jablonskaja L.M., Pod’jablonskaja E.P.Actual problems of state and municipal finance [Aktual’nye problemy gosudarstvennyh i municipal’nyh finansov]: a textbook. — UNITY-DANA. — 2015. — 303 p.

Финансы регионов