Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (34), 2013

Территориальные особенности модернизации России

Territorial peculiarities of Russian modernization

Авторы


кандидат экономических наук, научный сотрудник отдела исследования уровня и образа жизни населения
Россия, Институт социально-экономического развития территорий РАН
mashkop.1@mail.ru

Аннотация

Оценивается возможность реализации модернизации в России. Рассматриваются противоречия модернизационного процесса в регионах РФ. Выделены имеющие препятствия и ограничения его осуществления. Региональная модернизация является одной из составляющих модернизации национальной. Стремясь к прогрессу, Россия должна проводить одновременно и национальную, и региональную модернизации. Модернизация в регионах страны осуществляется крайне неравномерно и асинхронно, при этом межрегиональные разрывы очень широки даже среди соседствующих территорий. Приоритетом региональной политики должно стать не только создание условий для всемерной кооперации регионов, а также учет ресурсных ограничений, человеческого потенциала населения и других социокультурных факторов.

Ключевые слова

уровень модернизации, инновационная активность, региональное развитие.

Финасирование

Статья выполнена при поддержке гранта РФФИ № 12-06-33046.

Рекомендуемая ссылка
Ласточкина Мария Александровна
Территориальные особенности модернизации России// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (34). Номер статьи: 3404. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/3404/
Authors

Lastochkina Mariia Aleksandrovna
PhD, research fellow at the Department level and way of life of the population
Russia, Institute of Social and Economic Development of Russian Academy of Sciences
mashkop.1@mail.ru

Abstract

The paper explains the necessity of regional modernization in Russia as an integral part of national modernization. It highlights the contradictions of the modernization process in the Russian regions and identifies the obstacles and constraints to its implementation. It has been found that modernization in various regions is extremely uneven and asynchronous, and inter-regional gaps are very wide, even among neighboring territories. One of the priorities of regional policy should be creating favorable conditions for extended cooperation and integration of the regions based on the most efficient use of existing modernization potential.

Keywords

modernization level, innovative activity, regional development.

Project finance

Article was supported by RFBR grant № 12-06-33046.

Suggested Citation
Lastochkina Mariia Aleksandrovna
Territorial peculiarities of Russian modernization. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (34). Art. #3404. Date issued: 2013-04-17. Available at: http://eee-region.ru/article/3404/

Print Friendly, PDF & Email
Введение

С начала XXI века как во всем мире, так и в России ученые и политики обращаются к теме инноваций и модернизации. При этом понятие «модернизация» применяется к анализу изменений, затрагивающих всевозможные уровни общественного устройства и имеющих разные по своим масштабам последствия: от обновления и усовершенствований в какой-либо одной сфере жизнеобеспечения до комплексной перестройки всей социокультурной системы[9]. Одной из оценок модернизации является описание усилий определенного общества (страны, региона), направленных на то, чтобы догнать более развитые страны. Именно с подобным наполнением концепция модернизации сформировалась в русле эволюционистского подхода к изучению социокультурной динамики. При обращении к изменениям в рамках предметных областей политики, экономики, социологии и культуры возникает потребность не столько в теоретико-культурном, сколько в предметно-эмпирическом подходе к изучению такого исторически значимого феномена как модернизация.

В настоящий момент Россия находится в самом начале пути организации эффективной системы, стимулирующей инновационное развитие страны. Модернизация всех сторон общественной жизни – основной приоритет развития страны на среднесрочную перспективу, обозначенный во многих нормативных документах и выступлениях[6]. Выявление закономерностей и особенностей трансформации социокультурного образа регионов РФ приобретает особую актуальность вследствие существенной дифференциации регионального развития на фоне экономической и социальной нестабильности, обусловленной последствиями глобального финансово-экономического кризиса 2008 г. Трансформация социальной структуры общества характеризуется такими противоречивыми процессами, как крупномасштабное сосредоточение производства, с одной стороны, и отставание развития среднего и малого бизнеса с другой; формирование высокотехнологического производства и его сырьевая направленность; изменение количественных и качественных характеристик трудовых ресурсов. Происходят изменения в характере взаимодействия и содержании социальных групп и слоев. То есть, социокультурная трансформация российского общества определяется необходимостью развития в единстве социально-экономических, научно-технических, культурных и правовых ее составляющих, что обеспечивает целостность процесса модернизации. Модернизация означает укрепление экономики, повышение культурного уровня населения, поднятия престижа страны[2]. Она представляет комплексные, полноценные перемены в обществе. Создание современной инфраструктуры должно идти с модернизацией общественного сознания, при этом политическая стабильность является гарантией гармоничного развития общества. Социокультурное развитие способствует накоплению функций социальной системы, что в итоге делает ее более результативной, поэтому, учет социокультурных факторов (идентификационных, ценностных, мотивационных) необходим для формирования эффективной социальной политики.

Таким образом, модернизация включает в себя исторический процесс и его изменения, связанные с переходом от традиционного к современному обществу, экономике, политике, культуре и международной конкуренции, в ходе которой различные страны стараются достичь и удержать высокий по меркам современного мира уровень развития[7]. В России модернизационные изменения формируются под влиянием сложных взаимодействий политических, экономических и социокультурных факторов. При выборе форм и методов политики системных изменений, адекватной угрозам и вызовам времени, важно учитывать особенности взаимодействия культурных и институциональных факторов в условиях социально-экономических преобразований российского общества.

1. Подход к измерению состояния и динамики модернизации

Модернизация является приоритетом для всех стран и регионов, которые стремятся поддерживать экономическое развитие, поскольку широко признано, что совершенствование, прогрессивность, инновации являются важными движущими силами роста. Эти силы решающим образом зависят не только от индустриализации, но и от процесса создания, накопления и распространения знания. В связи с этим в современном анализе модернизационных процессов переход к инновационному обществу, основанному на знаниях занимает центральное место в эмпирических исследованиях. Труды Хэ Чуаньци представляют собой весомый вклад в поиск методики оценки конкретных факторов, определяющих процесс кластеризации стран по уровням их модернизованности. Рассматривая модернизацию, как один из видов фундаментальных изменений человеческой цивилизации с XVIII века, он выделяет три уровня: первичная (ПМ), вторичная (ВМ) и интегрированная модернизация (ИМ)[7]. Первичная модернизация – процесс, осуществленный в эпоху промышленных революций – классический тип модернизации первопроходцев. Вторичная модернизация – процесс, сопровождающий формирование индустриального общества в развивающихся странах, – она происходит в условиях наличия зрелых моделей, апробированных в странах индустриально-рыночного производства, а также, по возможности, прямых контактов с ними как в торгово-промышленной, так и в культурной сферах. Решающим фактором модернизации выступает преодоление и замена традиционных ценностей, препятствующих социальным изменениям и экономическому росту, на ценности, мотивирующие хозяйствующих субъектов на инновационную деятельность – разработку, создание и распространение новых технологий и генерирование новых организационно-экономических отношений. Интегрированная модернизация представляет собой координированное развитие первичной и вторичной модернизации.

С помощью данной методики оценки всемирной модернизации можно измерить уровни модернизации в разных странах. Результатами оценки являются индексы модернизации, которые представляют собой количественную базу данных об изменениях, происходящих в мире. По расчетам Хэ Чуаньци[7], проведенным по 131 стране мира (97% стран), их можно разделить (по уровню модернизации) на четыре группы: развитые, среднеразвитые, предварительно развитые и отстающие страны (табл. 1).

Таблица 1. Интервал значений индексов модернизации по группам стран

Группа стран

Первичная

Вторичная

Интегрированная

min

max

min

max

min

max

Развитые

100

100

81

109

78

97

Среднеразвитые

92

100

52

80

53

83

Предварительно развитые

72

100

32

49

32

56

Отстающие

39

84

12

30

15

38

Источник: Хэ Чуаньци Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001-2010) / Пер. с англ. Под общей редакцией Н.И. Лапина / Предисл. Н.И. Лапин, Г.А. Тосунян. М.: Издательство «Весь Мир», 2011. – С. 53–57.

Так, к 2006 г. осуществили первичную модернизацию 35 стран из 131 (по результатам расчетов Центра изучения модернизации Китайской академии наук). При этом полная реализация ПМ подразумевает уровень развития, который индустриальные страны Запада достигли к началу 1960 годов. Место России во всемирной модернизации достаточно оптимистичное – она занимала 41 место (в 2010 г.) и ее индекс равен 99%, таким образом, до 100% уровня не хватает 1% из-за низкой по стандартам первичной модернизации продолжительности жизни населения – 70 лет. Ситуация с ростом ожидаемой продолжительностью жизни (ОПЖ) достаточно непростая, кроме того, что Россия по ОПЖ уступает всем развитым странам за период 1970–2000 гг. ее опередили еще и многие развивающиеся и слаборазвитые: Албания, Египет, Гондурас, Эквадор и десятки других. И хотя в последние несколько лет продолжительность жизни при рождении начала расти, нынешние тенденции и прогнозные оценки не позволяют утверждать, что в ближайшее время (5–8 лет) мы приблизимся к показателям Китая (74 года), не говоря уже о Швеции (81 год) или Японии (83 года) см. табл. 2. Отмеченный с 2003 г. рост средней продолжительности жизни в России, поднял планку более чем на 4 года так, что ОПЖ при рождении в 2010 г. составила в среднем у мужчин и женщин около 69 лет. Позитивный вклад в демографию на наш взгляд внесла, успешная реализация нацпроекта «Здоровье» и «Концепции демографического развития». За десять лет финансирование здравоохранения в России повысилось более чем в шесть раз. Немалые вливания в эту сферу принесли весомые результаты: в стране удалось увеличить продолжительность жизни, рождаемость, снизить смертность населения, младенческую смертность.

Таблица 2.Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (лет)

Страна

Мужчины

Женщины

Оба пола

1990 г.

2000 г.

2009 г.

1990 г.

2000 г.

2009 г.

1990 г.

2000 г.

2009 г.

Япония

76

78

79

82

85

86

79

81

83

Швеция

75

77

79

80

82

83

78

80

81

Канада

74

77

79

80

82

83

77

79

81

Россия

64

59

62*

74

72

74*

69

65

69*

Источник: По данным ООН (мировая статистика здравоохранения, 2012 г.)
* Данные по России за 2010 г.

2. Измерение модернизации российских регионов

Межстрановые сопоставления и рейтингование стран по первичной стадии модернизации определяют для России следующие соответствия: в 2000 г. наша страна располагалась вместе с Украиной, в 2005 г. – с Болгарией, в 2010 г. – с Чили[3]. Как было отмечено ранее уровень первичной модернизации в целом по РФ близок к ее завершению, вместе тем различия между ее регионами и федеральными округами значительны и многие из них еще далеки от стандартов, требуемых модернизацией. При этом налицо важность региональной модернизации, которая является частью национальной, а асинхронность и неравномерность этих процессов расширяет дистанцию между регионами. Подчас соседние территории имеют колоссальные разрывы в степени модернизированности. Лидерами по осуществлению первичной модернизации в 2010 г. являлись: города Москва и Санкт-Петербург, Красноярский край, Томская область – осуществили первичную, индустриальную модернизацию на 100%. Индекс ПМ еще 13 регионов России достиг 99%, но не перешагнул максимальный порог, а 67 регионам не хватает от 2 до 11%, для завершения первичной модернизации, замыкает список – Республика Калмыкия (индекс 77%). Что касается федеральных округов, то здесь разница в индексах ПМ менее существенна: от 100% – в Центральном ФО до 94% – в Северо-Кавказском ФО. Укрупнение территории сопровождается нивелированием уровней модернизации: развитые регионы «вытаскивают» развивающиеся и отстающие, тем самым разница в средних значениях становится менее контрастна.

Согласно результатам проведенного анализа осуществлению первичной модернизации в большинстве регионов препятствует недостаточная продолжительность жизни населения. Вместе с тем оценка фаз обнаруживает, что за 10 лет фазовые значения ПМ повысились незначительно – с 3,25 до 3,5, т.е. первичная модернизация еще не вошла в фазу, переходную к вторичной модернизации. Ограничением, которое не позволяет нашей стране вступить в эту фазу, служит относительно высокая занятость в сельском хозяйстве, неотвечающая стандартам индустриальных стран начала 1960-х годов.

Перспективы вторичной модернизации представляются более туманными.  Основываясь на расчете индексов ВМ по состоянию на 2006 г. специалисты ЦИМ КАН выделили четыре группы стран: развитые, среднеразвитые, предварительно развитые и отстающие. США занимали первое место среди развитых стран; Россия входила в группу среднеразвитых (31-е место); Китай – предварительно развитая страна (70-е место); Вьетнам – отстающая (83-е место). При этом во вторичную модернизацию вступили лишь 29 стран: 20 развитых и лишь 9 среднеразвитых, которые, согласно методике, вошли в переходную фазу первичной модернизации.

В 2000-2010 гг. индекс ВМ России вырос с 61 до 72 – был преодолен срединный уровень. Россия достигла уровня таких среднеразвитых восточно-европейских стран как Польша (в 2000 г.), Венгрия (в 2005 г.) и поравнялась с Чехией (в 2010 г.). Чтобы подняться выше срединных уровней, России необходимо повысить ВМ-индекс на 8 и более пунктов. Однако преодолеть этот рубеж не просто, так как вместе с ростом ключевых индикаторов одновременно повышается и порог вхождения в соответствующую группу и обостряется конкуренция стран за преодоление этого порога. Например, к 2006 г. 15 стран осуществили ПМ на 100%, опередив Россию, но вместе с нею продолжают оставаться в числе среднеразвитых (табл. 3). Так, к 2002 г. рейтинг ВМ-индекса России уже повышался до 27-го ранга, но к 2006 г. он снизился до 31-го ранга, хотя индекс ВМ продолжал расти.

Таблица 3. Распределение стран согласно индексу вторичной модернизации в 2006 г.

Группы стран

Число стран

Доля стран, в %

Индекс ВМ

Развитые страны

20

15

> 80

Среднеразвитые страны (уровень выше среднего)

25

19

52 – 79 (> среднемирового значения)

Предварительно развитые страны (уровень ниже среднего)

37

28

30 – 51 (< среднемирового значения)

Отстающие страны

49

38

< 30

Источник: Хэ Чуаньци Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001-2010) / Пер. с англ. Под общей редакцией Н.И. Лапина. М.: Издательство «Весь Мир», 2011. – С. 52.

Региональные разрывы в России между индексами вторичной модернизации более широки, чем в индексах первичной модернизации. В 2010 г. также как и в ПМ лидерами являлись города Москва и Санкт-Петербург, Московская, Томская области и Центральный ФО. Значительная часть регионов России имели средний уровень ВМ, причем половина из них занимали коридор ниже срединного уровня (табл. 4).

Таблица 4. Иерархия уровней вторичной модернизации регионов России (2010 г.)*

Уровень ВМ

Предварительный

Средний

Высокий

Ниже
срединного

Срединный

Выше
срединного

Интервал индекса ВМ

30–50

51–60

61–70

71–80

Более 81

Федеральный округ, значение индекса ВМ

Южный (59)
Северо-Кавказский (54)
Уральский (68)
Приволжский (66)
Сибирский (64)
Дальневосточный (63)
Северо-Западный (80) Центральный (85)
Число регионов РФ

3

38

30

9

4

* Поскольку Россия в целом и большинство ее регионов относятся к среднеразвитым, то средний уровень вторичной модернизации дифференцирован на три подуровня: срединный, или средне-средний (индексы 61-70); выше срединного (71-80); ниже срединного (51-60).
Источник: Таблица построена по данным  ЦИСИ ИФ РАН.

Как было отмечено ранее Россия еще не вошла в переходную фазу первичной модернизации, хотя немало ее регионов уже закрепились в ней, соответственно для них можно определить фазу и уровень вторичной модернизации. Согласно расчетам города Москва и Санкт-Петербург возглавляют список регионов лидеров, и еще 17 регионов России вошли в рамки вторичной модернизации. При этом степень их вступления различна: 10 территорий находятся в фазе – «подготовка» (значения в интервале 0,0 – 0,5) , 8 в фазе – «начало» (0,6 – 1,5) и 4 в фазе – «рост» (1,6 – 2,5). Фазу «зрелость» (2,6 – 3,0) еще не достиг не один регион страны, наиболее близок к ней г. Санкт-Петербург, хоть и имеет индекс ВМ меньше, чем у г. Москвы. Подобная разница объясняется увеличением в 2010 г. доли инновационных товаров, работ, услуг от общего объема отгруженной продукции в С-Петербурге (это один из показателей, использующийся при оценке фазы ВМ), что и обусловило количественный рост фазового значения на 0,25 по сравнению с предыдущим годом.

Таким образом, процесс региональной модернизации в нашей стране неравномерен и ассиметричен, зачастую соседние по географическому положению территории имеют колоссальную разницу в индексе ВМ. Например, Санкт-Петербург опережает Ленинградскую область на 29 пунктов, Москва опережает Московскую область на 23 пункта. Казалось бы, разница велика в обоих случаях, однако Ленинградская область занимает лишь 33 место в общероссийском рейтинге и соответствует только срединному уровню ВМ (63), тогда как Московская область – 3 место (84) и соотносится с уровнем развитых стран (Ирландия). В первом случае предстоит приложить немалые усилия, чтобы повысить уровень ВМ, а именно увеличить:
– долю затрат на НИОКР в ВРП (в 2–2,5 раза);
– число ученых и инженеров, полностью занятых в НИОКР на 10000 человек населения (в 2–2,5 раза);
– число лиц, подавших патентные заявки, на 1 млн. человек населения (в 6–8 раз);
– число персональных компьютеров на 100 домохозяйств (в 2 раза);
– ВРП на душу населения (в 4–5 раз);
– ВРП на душу населения по ППС (в 2,5–3 раза).

3. Уровень модернизации субъектов Северо-Западного ФО

Дифференциация процессов модернизации углубленно была исследована на примере Северо-Западного ФО (за период с 200 по 2010 гг.), как одного из наиболее развитых федеральных округов России [8]. Очевидна позитивная динамика субъектов СЗФО в рассматриваемый период с 2000 по 2010 гг.: все территории повысили уровень ВМ. В итоге 5 регионов (Республика Карелия, Архангельская, Новгородская, Вологодская, Псковская области) вышли из низкого уровня и поднялись сначала до ниже срединного (2005 г.), а в 2010 г. трое из них (Республика Карелия, Архангельска, Новгородская области) стали соответствовать срединному уровню (рис. 1). За 10 лет из ниже срединного уровня 2 района (Ленинградская область, Республика Коми) перешли в срединный, а одна область (Мурманская) в уровень выше срединного. Лишь Калининградская область хоть и имеет положительную динамику, однако соответствует ПМ-уровню ниже срединному.

Тренды индексов вторичной модернизации регионов СЗФО<

Рисунок 1. Тренды индексов вторичной модернизации регионов СЗФО

Санкт-Петербург значимо выделяется среди всех территорий: в 2010 г. ни один регион СЗФО не смог достичь уровня, который имел город в 2000 г. Подобное отличие обеспечивается за счет высокого индекса инновации в знаниях, который в 3–12 раз превышает показатели в других территориях (табл. 5).

Таблица 5.Динамика индексов модернизации субъектов Северо-Западного ФО

Регионы

2000 г.

2010 г.

ПМ

ВМ

ИМ

ПМ

ВМ

ИМ

г. Санкт-Петербург

Выше срединного

Высокий уровень

92

78

62

100

94

78

СЗФО

Срединный уровень

Выше срединного

92

67

54

100

80

68

Мурманская область

Ниже срединного

92

59

51

100

72

65

Республика Коми

91

54

48

Срединный уровень

99

67

60

Республика Карелия

92

50*

46

96

66

60

Ненецкий автономный округ

91

54

50

92

66

60

Ленинградская область

88

55

47

98

64

57

Калининградская область

90

53

48

98

63

59

Архангельская область

Низкий уровни

100

62

58

90

49

46

Новгородская область

89

49

44

97

61

57

Псковская область

89

46

43

Ниже срединного

94

58

55

Вологодская область

89

46

43

97

57

54

Ранжировано по индексу ВМ в 2010 г. Уровни модернизации обозначены для ВМ-индексов.
* Регион относился к ниже срединному уровню в 2000 г.

Прогнозные расчеты индексов ПМ демонстрируют, что только 3 региона федерального округа к 2020 г. смогут достичь 100% уровня первичной модернизации (табл. 6).

Таблица 6. Перспективы модернизации регионов СЗФО

Факт

Прогноз

2000 г.

2005 г.

2008 г.

2010 г.

2015 г.

2020 г.

Число регион осуществивших ПМ менее чем на 99%

10

10

5

6

3

3

Число регион осуществивших ПМ на 99%

4

3

5

4

Число регион осуществивших ПМ на 100%

1

1

2

3

Источник: Таблица построена по данным  ЦИМ КАН и статистических сборников «Регионы России. Социально-экономические показатели» (2001 – 2011 гг.)

Принципиальное значение для вторичной модернизации имеет фаза модернизации. По правилам используемой методики определение фазы ВМ возможно только при условии вхождения территории в переходную фазу первичной модернизации. В 2000 г. СЗФО в целом и 5 его регионов соответствовали фазе перехода к ВМ, однако ежегодно происходило сокращение их числа и к 2010 г. остались 3 региона (рис. 2). Подобные тенденции обоснованы увеличением отношения добавленной стоимости в сельском хозяйстве к ВРП, которое должно быть меньше 5%, а также увеличением доли занятости в сельском хозяйстве (менее 10%). Таким образом, только Республика Коми и Архангельская область, а также Северо-Западный федеральный округ в целом к концу анализируемого периода находились в подготовительной фазе ВМ, Санкт-Петербург – находился на более высокой ступени – в фазе развития.

Фазы ВМ территорий СЗФО, достигших переходной фазы ПМ
Рисунок 2. Фазы ВМ территорий СЗФО, достигших переходной фазы ПМ

Наблюдается незначительная позитивная динамика интегрированного индекса модернизации СЗФО в период с 2000 по 2010 г.: его значения выросли с 59 до 71, что соотносится с уровнем среднеразвитых стран (интервал от 53 до 83). Из трех групп параметров интегрированного индекса менее благоприятна ситуация в экономической сфере (индекс равен 56%). Однако при детальном рассмотрении региональной модернизации отметим, что наименьшие величины имеет индекс трансляции знаний (от 41 до 59) – у всех территорий за исключением г. Санкт-Петербурга (93). Подобный диссонанс получается в результате того, что северная столица обладает достаточно большой долей затрат на исследования и разработки в ВРП и число жителей, подающих заявки на патенты (на 1 млн. человек), в 6–13 раз превышает показатели соседних областей.

Обстановка с интегрированной модернизацией в большинстве регионов России схожа с ситуацией в СЗФО, а именно – индекс ИМ очень мал и находится в пределах от 42 до 70. Более высокий уровень имеют лишь г. Москва – 89, г. Санкт-Петербург – 78 и Томская область – 72.
Обобщая, отметим, что для большинства регионов РФ основными сдерживающими факторами модернизации являются низкий валовой региональный продукт и невысокий уровень научных исследований и инноваций. В современных условиях крайне важным становится интеллектуальное, исследовательское развитие, сохранение и укрепление элементов инновационной инфраструктуры. При этом важны не только количественные характеристики, например, чтобы региону-аутсайдеру достигнуть уровень региона-лидера необходимо увеличить показатели по НИОКР в 5–10 раз, а также качественные параметры интеллектуального присутствия: степень наукоемкости исследовательский институтов, качество фундаментальных и практических разработок[4].

Курс на реализацию новых мегапроектов должен создать мощный импульс в ведущих отраслях областной промышленности – машиностроении, металлургии, деревопереработке, а также в отраслевых научно-исследовательских институтах (лабораториях) и конструкторских бюро[5]. В основу стратегии развития территорий должен быть положен принцип наращивания и концентрации научного знания, а затем и производственного потенциала, в наиболее перспективных направлениях, формирующих центры социально-экономической эффективности.

Следует отдельно отметить, что расходы на научные исследования в нашей стране за предыдущие 20 лет сократились более чем в пять раз и приблизились к уровню развивающихся стран. В России тратится на науку в семь раз меньше, чем в Японии, и в 17 раз меньше, чем в Соединенных Штатах Америки. Более чем в два раза уменьшилось количество исследователей. К обозначенным проблемам добавляется еще и необходимость воссоздавать разрушенную индустриальную инфраструктуру, а также экспортно-сырьевая направленность экономики затрудняет развитие высокотехнологичных и наукоемких отраслей.

То же самое происходит и в науке, а именно – нет креативного содержания процесса практического внедрения нововведений, слабость и неразвитость российского гражданского общества. Население неактивно стремится интегрировать свою творческую деятельность в адекватные инновационные разработки. Как показали результаты социологического исследования [Опросы общественного мнения (2008, 2010, 2012 гг.) населения Вологодской области. Объем выборки составляет 1500 человек. Метод выборки: районирование с пропорциональным размещением единиц наблюдения. Тип: квотная по полу и возрасту. Величина случайной ошибки выборки: 3-4% при доверительном интервале 4-5%. Метод опроса – анкетирование по месту жительства респондентов] только 3% респондентов участвовали в создании нового продукта, а 2,4% – в создании новой технологии. Уровень инновационной культуры не отвечает требованиям времени: широко распространена приверженность устаревшим стандартам, слабая восприимчивость к нововведениям, нет сочетания новаторства и стабильности.

В связи с отмеченными проблемами возрастают требования к подготовке участников инновационного процесса. Так при воспроизводстве научных кадров насущной проблемой является сохранение и совершенствование образовательной цепочки, связывающей вузовское, послевузовское образование и производство.

Если раньше получение одного высшего образования было достаточно для 20-25 лет практической деятельности, то сейчас оптимальный срок его эффективности составляет 5-7 лет, а в отраслях, определяющих научно-технический прогресс – иногда 2–3 года. Т.е. в определенных отраслях инновационные циклы короче, чем время подготовки специалистов, что требует непрерывного повышения квалификации и переподготовки персонала.

Должно быть постоянное обновление знаний, необходимо готовить инновационных менеджеров, знающих как надо продвигать инновации, управлять инновационными процессами. Для эффективного управления знаниями необходима конкретная совместная работа ученых и других инноваторов, и крайне важно, чтобы все заинтересованные стороны работали как единый механизм. Поэтому на сегодняшний день одной из задач инновационной политики является построение экономических механизмов, которые облегчили бы процесс сближения, помогли бы людям из разных профессиональных групп больше взаимодействовать.

Таким образом, если определять регионы как различные географические части страны, то региональная модернизация является одной из составляющих модернизации национальной. Без первой не будет последней. Стремясь к прогрессу, Россия должна проводить одновременно и национальную, и региональную модернизации. Анализ национальной и региональной модернизаций в других странах, а также тщательное изучение теорий, касающихся региональной модернизации, поможет сформировать стратегию осуществления этого процесса в регионах. При этом необходимо учитывать особенности модернизации: всемирная модернизация – это одновременно мировой тренд и рациональный выбор; это культурный прогресс, сопряженный с отрицательными эффектами (загрязнение окружающей среды, разрыв между богатыми и бедными, периодические экономические кризисы и т.п.); она несет как различия, так и универсальные черты; требует сопоставления как по горизонтальной, так и по вертикальной плоскостях; не существует оптимальной модели всемирной модернизации, имеется лишь рациональный выбор.

Заключение

Согласно проведенному анализу региональной модернизации в заключении выделим следующие моменты:

1. Модернизация, определяемая как укрепление экономики, повышение культурного уровня населения, поднятие престижа страны, требует дефиниции ее уровня и места в эволюционном развитии стран мира. Вследствие существенной дифференциации в развитии регионов России, обозначена необходимость определения уровня социокультурной модернизации региональных сообществ. Требуется научно обоснованная стратегия конкретно для каждого федерального округа и региона (поддержанная населением и осуществляемая органами управления), которая учитывала бы проблемы, препятствующие модернизации данной территории, обрекающие их на стагнацию и даже деградацию.

2. Из множества подходов к оценке модернизации выбрана методика – расчет индексов первичной, вторичной и интегрированной модернизации. Данная методика позволяет сделать не только межстрановые, но и региональные сравнения уровня модернизации. Первичная модернизация в 2010 г. осуществлена в России на 99% (уровень первичной модернизации среднеразвитых стран находится в интервале от 92% до 100%), таким образом, прирост за последние 10 лет составил 8%. Для достижения максимального значения необходим: рост ожидаемой продолжительности жизни населения на 2 года – до 70 лет (в основном за счет уменьшения смертности мужчин). Первичная модернизация в переживает фазу перехода к вторичной модернизации.

3. Страна находится в подготовительно-начальной фазе вторичной модернизации, которая в 2010 г. осуществлена на 72%. Для достижения высокого уровня вторичной модернизации необходимо: увеличение затрат на НИОКР, а также числа ученых и инженеров, занятых в НИОКР и числа жителей, подающих заявки на патенты. Вполне очевидно, что универсальной стратегии модернизации регионов нет в силу их неоднородности и уникальности. Однако основным критерием, которым следует руководствоваться, осуществляя модернизацию страны (регионов), – стабильное повышение качества жизни населения.

4. Значение интегрированного индекса модернизации (62%) соотносится с уровнем среднеразвитых стран. Чтобы двигаться по пути интегрированной модернизации необходима синхронизация обеих стадий модернизации, учет ресурсных ограничений, решение проблем региона, активно используя человеческий потенциал населения и другие социокультурные факторы[3].

5. Процесс модернизации является крайне неравномерным среди регионов Российской Федерации. Субъекты федерации, стоящие на разных ступенях прогресса, обладают разными чертами региональной модернизации. Например, Московская и Томская области занимают лидирующие место, их индексы вторичной модернизации равны 84 и 81 соответственно, тогда как в целом по России равен 72, а в Чеченской республике только 47 – регион аутсайдер. Уровни развития и фазы региональной модернизации показывают, что межрегиональные разрывы очень широки даже среди соседствующих регионов.

6. У большинства регионов России существуют схожие барьеры, заключающиеся в низкой инновационной модернизованности. Приоритетом региональной политики должно стать создание условий для всемерной кооперации регионов в развитии территорий, решения общих проблем и реализации совместных проектов. Для успеха в формировании инновационной экономики нужна национальная инновационная система институтов, социальных практик, укрепляющая достигнутые результаты и создающая реальные возможности движения по инновационному типу развития. При этом главное препятствие не в нехватке финансов, а в отсутствии квалифицированных управленцев, необходима совместная кропотливая работа, ученых, предпринимателей, инноваторов и представителей властных структур.

7. В российских регионах необходимо осуществление модернизации смешанного типа с органичным использованием как передовых зарубежных достижений, так и возможностей собственного научно-инновационного потенциала. Одним из важнейших условий успешной модернизации является формирование в регионах благоприятной среды генерации знаний, опирающейся и реализацию организационно-инструментальных проектов по развитию научно-технического потенциала и создание региональных инновационных систем как составляющих частей национальной инновационной системы[1].

Библиографический список:

  1. Гулин К.А. К вопросу о социально-экономической модернизации российских регионов // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2012. № 4. С. 42–58.
  2. Ежегодное послание федеральному собранию президента Российской Федерации Дмитрия Медведева // Модернизация сегодня. 2012. № 1 (4). С. 3–17.
  3. Лапин Н.И. Измерение модернизации российских регионов и социокультурные факторы ее стратегии // Социологические исследования. 2012. № 9 (341). С. 4–24.
  4. Ласточкина М.А. Социокультурные типы населения региона // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2012. Т. 22, № 4. С. 116–124.
  5. Пилясов А.Н. Контуры Стратегии развития Арктической зоны России // Арктика. Экология и экономика. 2011. № 1. С. 38–47.
  6. Понамарев И., Ремизов М., Карев Р., Бакулев К. Модернизация России как построение нового государства. Независимый экспертный доклад / Агентство политических новостей. – 2009.
  7. Хэ Чуаньци Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001-2010) / Пер. с англ. Под общей редакцией Н.И. Лапина / Предисл. Н.И. Лапин, Г.А. Тосунян. М.: Издательство «Весь Мир», 2011. 256 с.
  8. Шабунова А.А. Специфика модернизации и социокультурного развития регионов СЗФО // Проблемы модернизации в социокультурных портретах регионов России. – Уфа: АН РБ, Гилем. 2012. С. 106–109.
  9. Шабунова А.А., Гулин К.А., Ласточкина М.А., Соловьева Т.С. Модернизация экономики региона: социокультурные аспекты. – Вологда: ИСЭРТ РАН. 2012. 158 с.

References

  1. Gulin K.A. To a question of social and economic modernization of the Russian regions [K voprosu o sotcialno-ekonomicheskoi modernizatcii rossiiskikh regionov]. Economic and social changes: facts, tendencies, forecast. 2012 . No. 4. pp. 42-58.
  2. Annual message to Federal Assembly of the president of the Russian Federation of Dmitry Medvedev [Ezhegodnoe poslanie federalnomu sobraniiu prezidenta Rossiiskoi Federatcii Dmitriia Medvedeva]. Modernization today. 2012 . No. 1 (4). pp. 3-17.
  3. Lapin N.I. Measurement of modernization of the Russian regions and sociocultural factors of its strategy [Izmerenie modernizatcii rossiiskikh regionov i sotciokul-turnye faktory ee strategii]. Sociological researches. 2012 . No. 9 (341). pp. 4-24.
  4. Lastochkina M.A. Sociocultural types of the population of the region [Sotciokulturnye tipy naseleniia regiona]. Economic and social changes: facts, tendencies, forecast. 2012 . T. 22, No. 4. pp. 116-124.
  5. Piliasov A.N. Contours of Strategy of development of the Arctic zone of Russia [Kontury Strategii razvitiia Arkticheskoi zony Rossii]. Arctic. Ecology and economy. 2011 . No. 1. pp. 38-47.
  6. Ponamarev I., Remizov M., Karev R., Bakulev K. Modernization of Russia as creation of the new state. Independent expert report [Modernizatciia Rossii kak postroenie novogo gosudarstva. Nezavisimyi ekspertnyi doklad]. Agency of political news. 2009.
  7. Khe Chuantci. The Survey report on modernization in the world and China (2001-2010) [Obzornyi doklad o modernizatcii v mire i Kitae (2001-2010)] / the Lane with English. Under the general edition  N.I. Lapin, G.A. Tosunian. M: Whole world publishing house, 2011. 256 p.
  8. Shabunova A.A. Specifics of modernization and sociocultural development of regions of the Northwest federal district [Spetcifika modernizatcii i sotciokulturnogo razvitiia regionov SZFO]. Modernization Problems in sociocultural portraits of regions of Russia. – Ufa. 2012 . pp. 106-109.
  9. Shabunova A.A., Gulin K.A., Lastochkina M.A., Soloveva T.S. Modernization of economy of the region: sociocultural aspects [Modernizatciia ekonomiki regiona: sotciokulturnye aspekty]. Vologda: ISEDT of RAS. 2012 . 158 p.

Пространственная экономика