Главная страница » Публикации » №4 (68) » Сельские предпринимательские экосистемы как объект государственного регулирования их развитием

Сельские предпринимательские экосистемы как объект государственного регулирования их развитием

Rural entrepreneurial ecosystems as an object of state regulation of their development


Авторы

Дрокин Вениамин Васильевич
кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Россия, Институт экономики Уральского отделения Российской Академии наук
drokin27@mail.ru
Журавлев Алексей Серафимович
старший научный сотрудник
Россия, Институт экономики Уральского отделения Российской Академии наук
asjuravlev@mail.ru

Аннотация

В качестве объектов государственного регулирования процессами социально-экономического развития сельских территорий на федеральном и региональных уровнях предложено рассматривать динамику тенденций, способствующих и препятствующих достижению поставленным целям и задачам. В аграрном секторе экономики одной из основных целей развития сельских территорий является необходимость повышения доходов и занятости сельского населения на основе увеличения объемов реализации конкурентоспособной агропродукции на отечественных и зарубежных агропродовольственных рынках на основе активизации сельского предпринимательства, формирования для этого необходимой государственной поддержки. В статье для примера приведены результаты анализа, позволившие установить долгосрочные тенденции увеличения или снижения объемов производства зерна и молока в различных категориях хозяйств (сельхозорганизации, фермерские хозяйства, хозяйства населения). Обозначены в крупном плане направления функциональных задач регулирования активизации сельского предпринимательства на федеральном и региональных уровнях.

Ключевые слова

Объекты государственного регулирования, сельское предпринимательство, сельхозорганизации, крестьянские (фермерские) хозяйства, хозяйства населения, тенденции, зерно, молоко, регионы.

Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-01000480 «Роль предпринимательских экосистем в социально-экономическом развитии сельских территорий России».

Рекомендуемая ссылка

Дрокин Вениамин Васильевич , Журавлев Алексей Серафимович

Сельские предпринимательские экосистемы как объект государственного регулирования их развитием// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (68). Номер статьи: 6806. Дата публикации: 27.10.2021. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6806/

Authors

Veniamin Vasilyevich Drokin
Ph.D.in Economics, senior research associate
Russia, Institute of Economics at Ural department of the Russian Academy of Science
drokin27@mail.ru
Alexey Serafimovich Zhuravlev
Senior research associate
Russia, Institute of Economics at Ural department of the Russian Academy of Science
asjuravlev@mail.ru

Abstract

It is proposed to consider the dynamics of trends contributing to and hindering the achievement of the set goals and objectives as the objects of state regulation of the processes of socio-economic development of rural areas at the federal and regional levels. In the agricultural sector of the economy, one of the main goals of the rural areas development is the need to increase the income and employment of the rural population through an increase in the volume of sales of competitive agricultural products in domestic and foreign agro-food markets based on the activation of rural entrepreneurship, the formation of the necessary state support for this. In the article, for example, the results of the analysis are given, which made it possible to establish long-term trends of increase or decrease in the volume of grain and milk production in various categories of farms (agricultural organizations, farms, households). The focus areas for the functional tasks to regulate the activation of rural entrepreneurship at the federal and regional levels are outlined.

Keywords

Objects of state regulation, rural entrepreneurship, agricultural organizations, peasant farms, households, trends, grain, milk, regions.

Project finance

The study was carried out with the financial support of the Russian Foundation for Basic Research within the framework of the scientific project No. 20-01000480 "The role of entrepreneurial ecosystems in the socio-economic development of rural areas of Russia".

Suggested Citation

Veniamin Vasilyevich Drokin , Alexey Serafimovich Zhuravlev

Rural entrepreneurial ecosystems as an object of state regulation of their development// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №4 (68). Art. #6806. Date issued: 27.10.2021. Available at: https://eee-region.ru/article/6806/ 

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Проблема и поиск направлений оптимальности соотношения полномочий по регулированию процессов социально-экономического развития между центральными и региональными структурами исполнительной власти была и остается сверх актуальной задачей как  в период выстраивания механизмов планового регулирования экономического развития страны, так и в период перехода к преимущественно рыночным методам и приемам регулирования процессов ее социально-экономического развития.

В том и другом случае в числе основной причины отсутствия эффективного механизма регулирования процессов социально-экономического развития следует рассматривать, на наш взгляд,  сложность организации оптимального соотношения отраслевых и территориальных методов регулирования процессов развития больших иерархических социально-экономических систем.

Так, например, на эффективное комплексное развитие сельских территорий в какой-то конкретной местности, так или иначе, оказывают влияние десятки министерств и ведомств федерального и регионального уровней регулирования.

Каждое министерство и ведомство выполняет свои узко- специализированные функциональные задачи (экономические, социальные, продовольственные, экологические и др.) территориального развития.

«Переход от централизованной плановой экономики к рыночным формам организации экономических процессов…продемонстрировал неспособность чисто рыночных институтов справится с решением многих…проблем. В связи с этим перед государством…встала задача поиска оптимальных моделей и методов государственного воздействия на социально значимые виды экономической деятельности хозяйствующих субъектов…» [7, С. 159], в том числе и в аграрном секторе экономики.

Организация сельскохозяйственного производства как объект государственного регулирования представляет собой сложную иерархическую систему социально-экономического развития сельских территорий. В  крупном плане на динамику взаимодействия множества ее структурных системообразующих элементов оказывают влияние специфические для этой системы процессы, формирующиеся под влиянием многофункциональных целей и задач ее развития. К числу  таких относятся, прежде всего:

  • обеспечение продовольственной безопасности городского и сельского населения страны;
  • повышение доходов и занятости сельского населения;
  • социальное обеспечение и культурное обслуживание, проживающего на сельской территории населения;
  • сохранение  территориальной целостности страны и др.

В многофункциональных социально-экономических системах сельских территорий важно правильно определиться с основными направлениями (целями)  их развития. В нашем случае в качестве основополагающей цели развития сельских территорий мы рассматриваем необходимость повышения доходов и занятости сельского населения на основе повышения конкурентоспособности агропродукции на отечественных и зарубежных продовольственных рынках.

Учитывая сложившуюся многоукладность в экономике аграрного сектора (сельхозорганизации, фермерские хозяйства, хозяйства населения), продолжающиеся при этом  дискуссии о преимуществах и недостатках той или иной формы хозяйствования, так же важно методологически определиться с долгосрочными перспективными направлениями социально-экономического развития сельских территорий.

 

О методологии исследования

При выборе методологической основы исследования рассматриваемой проблемы учитывались, прежде всего,  природно-климатические факторы влияния на организацию сельскохозяйственного производства в различных регионах страны и сложившийся многоукладный характер  сельской экономики, сформировавшийся в свою очередь под влиянием макроэкономических и социальных процессов развития сельских территорий.

Наметившаяся  за последние тридцать лет тенденция в динамике развития основных категорий хозяйствования в аграрной отрасли, их влияние на эффективность формирования данной отрасли можно, и на наш взгляд,  следует рассматривать в качестве реальной основы при выборе ключевых системообразующих объектов регулирования процессов развития территорий на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Это реально позволит определить и обосновать одно из значимых направлений в развитии теории оптимального соотношения государственных и рыночных механизмов регулирования социально-экономического развития регионов.

Методологическую основу организации исследований по обозначенной в статье проблеме составили принципиальные положения развития российского сельского хозяйства, рассмотренные и теоретически обоснованные одним из основателей фермерского движения в современной России В.Ф. Башмачниковым, возглавлявшим почти семнадцать лет Ассоциацию крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) [2,3].

В ходе обоснования этих положений В.Ф. Башмачников исследовал возможности использования в экономике философского закона единства и борьбы противоположностей, где утверждается, что источником развития является внутренняя противоречивость предметов и явлений. В итоге он пришел к выводу, что «в экономике, так же как и в философии существуют свои «парные» и категории. Это «концентрация» и «рассредоточение» (деконцентрация) … «централизация» и «децентрализация» и др.

И далее «…по отношению к конкретным экономическим процессам в реальном времени и пространстве необходимо взвешенно  определять чего должно быть больше (меньше)  концентрации или рассредоточения, специализации или универсализации, централизации или демократизации. Современный философский подход – это анализ диалектического взаимодействия, взаимовлияния категорий в современных условиях бытия».

Этот анализ, выполненный автором на основе большого массива информации, характеризующей принципы организации сельхозпроизводства в различные исторические эпохи и периоды, позволил сделать ему следующий основополагающий для развития аграрной отрасли России вывод. «Доктрина перевода сельского хозяйства на так называемую «индустриальную основу с абсолютизацией для сельского хозяйства принципов концентрации, специализации и централизации производства и управления, в соответствие с которой проводилось целенаправленное  раскрестьянивание деревни была … ошибочной с социально-экономических позиций» [2, C. 78-80].

На основе анализа и обобщения большого массива информации по зарубежной практике организации сельхозпроизводства, по накопленному за период реформирования отечественному опыту организации сельхозпроизводства В.Ф. Башмачников приходит к выводу: «Фермерство, т.е. система самостоятельных крестьянских хозяйств, работающих не только для личного потребления крестьян в личных подсобных хозяйствах, но и на рынок, т.е. в основном сельхозпроизводстве, по моему, — это не временный элемент российской агросистемы, а стратегическое направление в ее развитии [там же, С.27].

Это положение подтверждается автором тем, что с позиции социально-экономического развития малые формы организации сельхозпроизводства являются и конкурентоспособными, и социально значимыми (повышаются доходы и занятость сельского населения). Высокая эффективность этого направления достигается, прежде всего, за счет наиболее полного использования принципа «самоорганизации». В полной же мере в сельхозпроизводстве «принцип самоорганизации» реализуется в хозяйствах семейного типа (КФХ, ИП, товарного подворья) [3].

Далее можно сказать, что такой же позиции по этой проблеме придерживаются и авторы Н.В. Веретенникова и Н.А. Куранова [5, С. 7-16]. Они пишут, что «…на основе семейной организации труда формируется малая локальная экономика «семейная ферма». Семейная организация труда выстраивается на основе доверия и предсказуемости действий членов семьи» [там же, C. 11-12]. При этом они, на наш взгляд, справедливо замечают, что «…в экономической литературе недостаточно четко определена многогранность семейной формы как института рыночной экономики» [там же, С. 8].

Авторы предлагают рассматривать семейную ферму как саморазвивающуюся мобильную форму «семейной организации труда в системе агроиндустриального производства с целью реализации предпринимательских способностей сельских производителей и максимизации дохода на основе производства экологичного продукта в соответствии со сложившимися потребностями населения страны [там же, С.9].

В связи с изложенным и поставленной целью исследования в данной статье можно, на наш взгляд, заключить, что организацию использования в сельхозпроизводстве эффекта (феномена) семейной самоорганизации труда можно и следует рассматривать как один из значимых факторов повышения эффективности сельхозпроизводства.

«Опыт развития фермерства в мире позволяет определить способность семейных хозяйств к действенному стимулированию работников к высокой самоорганизации и эффективному самоуправлению как особо важный человеческий ресурс социально-психологического характера, который может быть поставлен в один ряд с техническими и другими ресурсами…Этот  особый экономический и социальный ресурс в большинстве стран  научились высокопродуктивно использовать…Более  низкая производительность в российском сельском хозяйстве объясняется не только и не столько отставанием материально-технической базы сельского хозяйства, но и недостатком этого социально-психологического духовного ресурса» [4, С. 79-80 ].

Необходимость такой постановки подтверждается проявившимися  в период реформирования и наметившимися тенденциями в формах организации сельхозпроизводства, их вкладу в обеспечение продовольственной безопасности, табл. 1

 

Таблица 1 – Рост (сокращение) объемов производства основной сельхозпродукции   по категориям хозяйств в РФ, тыс. тонн (в 2020 г. по сравнению с 2010 г.)

Продукция Хозяйства всех категорий В том числе:
сельхоз-организации КФХ и ИП хозяйства населения
Зерно 68045 33782 29729 369
Картофель -9858 1868 2118 -14072
Овощи 3042 1472 2520 -1136
Скот и птица на убой 6776,2 7267,1 271,2 -762,0
Молоко -33,5 2608,8 2278,6 -4920,8
Яйца, млн. шт. 10824,3 12146,0 415,9 -1737,7

Источник: рассчитано авторами по данным Росстата

 

В динамике приведенных в таблице показателей обращают на себя внимание следующие сопоставления.

В 2020 г. по сравнению с 2010 г. КФХ и ИП значительно увеличили объемы производства по всем видам агропродукции, а хозяйства населения наоборот – сократили (кроме зерновых культур).

Сельхозорганизации в 2020 г. увеличили по сравнению с 2010 г. объемы производства по всем анализируемым видам продукции, но значительное их сокращение в хозяйствах населения, например, по картофелю и молоку не позволило в целом выйти на положительную динамику производства этих видов продукции.

Кроме того в таблице обращает на себя внимание и то, что за последние десять лет прирост продукции в  КФХ и ИП оказался выше, чем в сельхозорганизациях. И здесь особенно важно отметить, что за этот период прирост объемов производства молока в КФХ и ИП почти сравнялся с приростом его в сельхозорганизациях, несмотря на значительные затраты в последних на новое строительство и реконструкцию молочных комплексов.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы. КФХ, ИП и хозяйства населения  оказывают существенное влияние (как положительное, так и отрицательное) на общие результаты производства сельхозпродукции. Активизацию предпринимательской деятельности в этих формах организации сельхозпроизводства следует рассматривать в числе значимых объектов государственного регулирования.

 

Результаты исследования

Значительная по масштабам территориальная разобщенность большого количества субъектов Федерации с их существенными различиями в условиях и возможностях организации выстраивания  процессов самодостаточного социально-экономического развития является основной причиной постоянного поиска эффективных механизмов государственного регулирования этих процессов. Эта проблема являлась значимой как в дореформенный период (всеобщее планирование), так и в настоящее время.

В плановой экономике решение проблемы акцентировалось на оптимизации соотношения принципов централизации и децентрализации процессов госрегулирования. В качестве примера этому можно рассматривать попытки внедрения  в практику госрегулирования формирование территориальных структурных подразделений под руководством Советов народного хозяйства (совнархозы).

В принятом на заседании Высшего Совета народного хозяйства 23 декабря 1917 г. Положении о районных (областных) и местных Советах народного хозяйства обращают на себя внимание следующие пункты, характеризующие передачу полномочий и хозяйственной организации из «центра на места».

— «8. Установление границ хозяйственных районов принадлежит съезду районных Советов народного хозяйства.

— 9. Все районные Советы народного хозяйства должны…вступить в деловую связь с Высшим Советом народного хозяйства, подчиняясь его руководству по вопросам, затрагивающим общегосударственные интересы» [10 Ссылка по ключевым словам №196 Положение о районных (областных) и местных Советах народного хозяйства].

Новая попытка скорректировать сложившуюся к тому времени (1957-1965 гг.) зацентрализованную отраслевую систему государственного регулирования в направлении усиления роли территориальных органов управления (через сформированные совнархозы) так же по разным причинам были прекращены. То есть проблема необходимой децентрализации госрегулирования осталась не решенной.

В переходный период реформирования процессов социально-экономического развития проблема государственного регулирования трансформировалась в необходимость совершенствования механизма оптимального соотношения государственного и рыночного механизмов регулирования.

В концептуальных Положениях непринятой программы перехода плановой экономики Советского Союза на рыночную экономику (500 дней), разработанной под руководством академика С.С. Шаталина по этому поводу записано следующее «Важнейшая задача начального этапа перехода к рынку состоит в создании надлежащих условий для развития ключевой фигуры рыночных отношений – предпринимателя…надо признать, что единственный ресурс на который можно делать ставку при переходе к рынку – это потенциал человеческой активности, основывающейся  на стремлении людей самим обеспечить себе нормальные условия жизни [9, С. 69].

Указано в этой концепции и на то, что ее «Главное отличие состоит в том, что она опирается на принципиально новую экономическую доктрину. Движение к рынку, прежде всего за счет государства, а не за счет простых людей» [там же, С. 8]

Характеризуя функции и принципы государственного регулирования предпринимательства, авторы учебника «Государственное регулирование рыночной экономики [6] пишут: «Государственное регулирование предпринимательства представляет собой систему экономического, социального, организационного, правового и политического обеспечения государством благоприятной среды для формирования и устойчивого развития современного предпринимательства» [C. 141].

Из сформулированных авторами функциональных задач государственного регулирования предпринимательства применительно к обозначенной в статье проблемы исследования в первую очередь следует обратить внимание на следующие:

  • Формирование государством субъектов современного предпринимательства. В нашем случае в числе таких субъектов следует особо рассматривать меры господдержки малых форм хозяйствования: крестьянские (фермерские) хозяйства (КФХ), индивидуальное предпринимательство (ИП), товарные личные подсобные хозяйства сельского населения (ЛПХ).
  • Стимулирование и непосредственное формирование спроса на инновационную продукцию.  Применительно  к аграрному сектору экономики это означает на первом этапе решение проблемы импортозамещение агропродовольственного обеспечения населения, на втором – расширение экспортных возможностей реализации отечественной агропродукции.
  • Формирование организационной и рыночной инфраструктуры предпринимательства. При сложившемся многоукладном характере организации сельхозпроизводства и проблеме реализации агропродукции малыми формами хозяйствования (КФХ, ИП, ЛПХ) среди приоритетных направлений господдержки следует рассматривать формирование и развитие снабженческо-сбытовой кооперации.
  • Обеспечение социальной ориентации данного процесса. В аграрном секторе экономики это предполагает, прежде всего,  необходимость решения проблемы повышения доходов и занятости сельского населения на основе повышения конкурентоспособности отечественной агропродукции.

Авторы учебника акцентируют свое внимание на том, что «Особое значения имеет государственная поддержка многообразных форм предпринимательской деятельности при условии ее мотивационной направленности, гарантированности, гибкого дифференцированного подхода. Должны быть обеспечены разделение и кооперация полномочий между государственной, федеральной, региональной и местными службами» [там же, С. 144].

Отдельные положения по выбору приоритетных объектов государственного регулирования в аграрном секторе экономики и направления совершенствования этого регулирования рассмотрим на примере организации производства зерна и молока. Эти виды агропродукции производятся практически во всех субъектах Российской Федерации, т.е. во всех природно-климатических зонах страны.

Сравнительный анализ влияния различных природно-климатических условий на возможности производства конкурентоспособной сельскохозяйственной  продукции позволит более четко определить не только объекты госрегулирования, но и возможные наиболее эффективные варианты механизмов госрегулирования социально-экономического развития сельских территорий.

 

Производство зерна как значимый объект государственного регулирования

«Зерно является национальным достоянием Российской Федерации одним из основных факторов устойчивости ее экономики». Записано в ст. 1 Закона РФ «О зерне» [8], т.е. состояние зернового подкомплекса России можно и следует рассматривать как один из возможных объектов государственного регулирования.

Однако, как пишет А.И. Алтухов «Зерновое хозяйство, за исключением небольших временных отрезков, почти всегда было средством достижения не своих крестьянских, а иных государственных целей, хотя на некоторое время государству частично удавалось решать его многочисленные проблемы как за счет вовлечения в оборот новых земель, так и путем увеличения капитальных вложений» [1, С. 254].

Далее автор подчеркивает, что: «Россия не сможет выйти из состояния постоянной импортной продовольственной зависимости, прежде всего по мясомолочным продуктам, на производство которых используется около половины произведенного в стране зерна [там же, С. 265-266].

Вышеизложенное свидетельствует так же о том, что обозначенный объект государственного регулирования должен быть дополнен и решением социально-значимой для государства задачи повышения доходов и занятости сельского населения на основе активизации предпринимательской деятельности, в том числе и на производстве зерна как продовольственного, так и фуражного назначения, т.е. практически по всей территории его производства. В первом случае это касается организации производства конкурентоспособного продовольственного зерна, а во втором случае – организации производства конкурентоспособной животноводческой продукции.

Основная доля зерновых и зернобобовых культур (99,4% в 2020 г.) производится сельхозорганизациями, фермерскими хозяйствами и индивидуальными предпринимателями.

На рисунке 1 просматривается резкое снижение объемов производства зерновых и зернобобовых культур в 2010 и 2012 гг. по сравнению с предшествующими годами производство этой культуры снижалось в 2010 г. и в 2012 г. в сельхозорганизациях на 38 и 24 % соответственно, в крестьянских (фермерских) хозяйствах за это же время  — на 34,3 и 24,4%. Приведенные данные позволяют сделать вывод: в неурожайные годы потери в фермерских хозяйствах сопоставимы или даже ниже, чем в сельхозорганизациях, а в урожайные годы темпы прироста валовых сборов выше, чем в сельхозорганизациях.

 

Динамика производства зерновых и зернобобовых культур в сельхозорганизациях, К(Ф)Х и ИП Российской Федерации, в % к 2000 г.

Рис. 1 — Динамика производства зерновых и зернобобовых культур в сельхозорганизациях, К(Ф)Х и ИП Российской Федерации, в % к 2000 г.

Источник: составлено авторами по данным Росстата

 

Объемы производства зерновых и зернобобовых культур в 2020 г. по сравнению с 2000 г. увеличились в сельхозорганизациях в 1,6 раза, в крестьянских (фермерских)  хозяйствах – в 7,1 раза.

В 2020 г. объемы производства  этой культуры в категориях всех хозяйств увеличились по сравнению с 2000 г. в 2 раза. Несмотря на значительное в течение двадцати последних лет увеличение общих объемов произведенного зерна, доля крестьянских хозяйств при этом ежегодно так же увеличивалась с 8,4 % в 2000 г. до 29,5% — в 2020 г., рис. 2.

Это свидетельствует о высоком потенциале производства зерновых культур в крестьянских (фермерских) хозяйствах и у индивидуальных предпринимателей. То есть развитие данной категории сельского предпринимательства следует рассматривать как один из значимых объектов государственного регулирования в аграрном секторе экономики.

 

Динамика объемов производства зерновых и зернобобовых культур в РФ и доля в них КФХ и ИП

Рис. 2. Динамика объемов производства зерновых и зернобобовых культур в РФ и доля в них КФХ и ИП

Источник: составлено авторами по данным Росстата

 

Сравнительно высокая рентабельность производства зерновых культур, обусловленная, в том числе и лучшими природно-климатическими условиями организации эффективности сельхозпроизводства оказала и оказывает существенное влияние на структуру посевных площадей.

В таблице 2 приведена группировка по удельному весу зерновых культур в посевных площадях в 55 субъектах РФ из шести федеральных округов.

 

Таблица 2 — Группировка субъектов Федерации в разрезе федеральных округов по удельному весу зерновых культур в посевных площадях в 2016 г., %

Показатели Группировки в процентах:
свыше 80 80-70 70-60 60-50 50-30 ниже 30
Количество субъектов РФ 3 7 15 11 10 9
В т.ч. по ФО:
Центральный 2 4 2 5 4
Северо-Западный 1 1 4
Южный 1 1 4 1
Северо-Кавказский 1 4 1 1
Приволжский 4 7 3
Уральский 1 2 1
Валовое производство зерновых и зернобобовых культур, тыс. т
Центральный 4885,3 12978,8 8573,4 2378,9 605,2
Северо-Западный 399,0 174,9 237,1
Южный 521,6 12009,2 19927,7 34,5
Северо-Кавказский 469,7 11682,8 331,6 386,1
Приволжский 8366,6 15671,1 1500,0
Уральский 1827,0 3440,8 655,6
Итого по анализируемым федеральным округам, тыс. т
В среднем за 2016-2018 гг. 2818,3 28577,3 45045,5 25029,6 4709,4 876,8
Удельный вес его к общему объему,% 2,6 26,7 42,1 23,4 4,4 0,8

Источник: Рассчитано авторами по данным Росстат

 

Как видно из данных таблицы значительная доля зерновых (42,1%)  была произведена в субъектах, где они занимали в структуре посевных площадей 60-70%, а 29,3 % зерновых выращена на посевных площадях, занимающих в структуре посевов более 70%., что в какой-то мере связано, на наш взгляд,  с невыполнением основных требований в конструкции эффективных севооборотов. То есть этот фактор можно рассматривать как один из объектов государственного регулирования.

По расчетным данным А.И. Алтухова расход фуражного зерна на корм скоту и птице в РФ составлял в 2011-2013 гг. – 37,1 млн. т или 51,3% от общего расхода зерна [1, С.318].

В 2013 г. в Российской Федерации было произведено крупного рогатого скота на убой (в уб. весе) 1608, свиней – 2817, птицы – 3838,9 тыс. т. В 2020 г. эти показатели выросли по КРС на 25,7 тыс. т,  свиньям – на 1464,6, птице – на 1177,4 тыс. т. Самообеспеченность мясом в этом году по нормативу составила 98,4%.

С необходимостью дальнейшего увеличения производства мяса может увеличиться и число фермерских хозяйств, производящих эту продукцию, в направлении от южных и центральных территорий к северным, с их возможностями производства фуражного зерна. Реализация этого зерна на корм скоту и птице через произведенную животноводческую продукцию может в полной мере рассматриваться как возможность повышения конкурентоспособности этого вида растениеводческой продукции.

Специализация фермерских хозяйств на производстве только растениеводческой продукции не способствует получению стабильных ежегодных доходов.

На рисунке 3 показаны значительные в отдельные годы темпы роста или снижения объемов производства зерновых и картофеля и стабильно устойчивые темпы рост производства молока.

 

Динамика производства зерновых, картофеля и молока в К(Ф)Х и ИП в Российской Федерации,  в % к 2000 г.

Рис. 3 Динамика производства зерновых, картофеля и молока в К(Ф)Х и ИП в Российской Федерации,  в % к 2000 г.

Источник: составлено авторами по данным Росстата

 

Приведенные результаты анализа ежегодной динамики в темпах роста (снижения) объемов производства зерна, картофеля и молока позволяют сделать следующие предварительные выводы.

  1. Произведенные КФХ и ИП объемы производства зерна и картофеля в 2020 г. по сравнению с 2000 г. увеличились в 7 раз, молока – в 5 раз.
  2. Специализация КФХ и ИП только на производстве растениеводческой продукции с позиции трудовой занятости населения менее трудоемкой по сравнению с производством молока, ограничена сезонным характером производства. Высокая зависимость результатов труда этой категории работников от погодных условий и их неполная в течение года занятость создают, во-первых, проблему стабильности их доходов, а, во-вторых затрудняют повышение их годовых доходов.
  3. Необходимость повышения доходов и занятости КФХ и ИП растениеводческой специализации ставит перед органами госрегулирования развитием сельских территорий социально значимую задачу увеличения круглогодовой занятости этой категории  работников.

Одним из вариантов решения такой задачи можно рассматривать вопросы дополнительного стимулирования крестьянских (фермерских) хозяйств, занимающихся одновременно производством как растениеводческой, так и животноводческой продукцией.

 

Производство молока как объект стимулирования на федеральном и региональных уровнях

Наиболее проблемным видом из производимой сельхозпродукции оказалось молоко. Если в 1990 г. объемы его производства в России достигали 55,7 млн. т, то в 2020 г. – 32,2 млн. т, т.е. на 42,2% меньше, табл. 3

 

Таблица 3 – Динамика производства молока по категориям хозяйств в РФ, тыс. тонн

Категории хозяйств 1990 г. 2000 г. 2010 г. 2020 г.
Хозяйства всех категорий 55715,3 32259 31507,8 32225,3
В т.ч.: — сельхозорганизации 42452,1 15271,1 14313,2 17879,9
           — КФХ и ИП 1,8 567,7 1474,7 2846,0
           — хозяйства населения 13261,4 16420,2 15719,9 11499,4

Источник: Росстат

 

При этом в 1990 г. в сельхозорганизациях производилось 76,2%, а в хозяйствах населения – 23,8%. За 30 лет производство молока в сельхозорганизациях сократилось на 57,9%, а в хозяйствах населения – на 13,3%. Однако, в течение этого периода по отдельным категориям хозяйств в объемах произведенного ими молока довольно четко просматриваются противоречивые тенденции, рис. 4.

 

Динамика производства молока по категориям хозяйств в Российской Федерации, тыс. т

Рис. 4 – Динамика производства молока по категориям хозяйств в Российской Федерации, тыс. т

Источник: составлено авторами по данным Росстата

 

Производство молока в сельхозорганизациях к 2010 г. сократилось (по сравнению с 1990 г.) в 3 раза, а в хозяйствах населения к 2000 г. наоборот выросло на 23,8%

В сельхозорганизациях в последнем  десятилетии наметилась положительная тенденция. По сравнению с 2010 г. производство молока возросло на 25%.

В хозяйствах населения наоборот проявилась устойчивая тенденция снижения производства молока. В 2020 г. оно сократилось по сравнению с 2000 г. на 30%.

За время реформирования в аграрном секторе экономики появилась и положительно зарекомендовала себя новая форма сельского предпринимательства – крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели. Масштабы производства в этой категории хозяйствования ежегодно увеличивались (в 5 раз по сравнению с 2000 г.), в настоящее время их доля в общих объемах произведенного молока составила 8,8%.

Указанные тенденции можно рассматривать как объекты государственного регулирования преимущественно на федеральном уровне.

На региональном уровне объекты государственного регулирования формируются в зависимости от зональных природно-климатических условий организации сельхозпроизводства. Они в конечном итоге оказывают влияние как на выбор специализации производства, так и на соотношение различных форм хозяйствования. Рассмотрим это на примере производства молока.

В таблице 4 приведены данные по объемам производства молока и их динамике в разрезе федеральных округов.

 

Таблица 4 — Производство молока по категориям хозяйств в федеральных округах

Федеральные округа 2010 год 2018 год
ХВК, тыс. т в том числе, в %: ХВК,

Тыс. т

в том числе, в %:
СО К(Ф)Х и ИП ХН СО К(Ф)Х и ИП ХН
Центральный 5753,2 63,8 3,1 33,1 5753 76,9 5,9 17,2
Северо-Западный 1747 79,7 1,1 19,2 1863,2 86,0 4,9 9,1
Южный 3263,7 32,2 7,9 59,9 3655,3 32,4 8,5 59,0
Северо-Кавказский 2357,9 10,8 7,1 82,1 2627,2 15,0 15,7 69,3
Приволжский 10408,6 44,5 4,3 51,2 9441,4 54,0 8,6 37,4
Уральский 2096,2 43,9 3,7 50,4 1863,2 56,8 6,0 37,2

Источник: рассчитано авторами по данным  Росстата

 

Существенное увеличение объемов производства молока произошло в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах на 12 и 11,4% соответственно.

В Южном федеральном округе общие объемы производства молока увеличились практически в одинаковой пропорции во всех категориях хозяйств.

В Северо-Кавказском федеральном округе обращает на себя внимание следующее. Общий объем производства молока в 2018 г. по отношению к 2010 г. здесь увеличился на 269,3 тыс. т (на 11,4%), несмотря на то, что объемы производства в хозяйствах населения сократились на 12,8% или на 116,2 тыс. т. Это произошло за счет роста в сельхозорганизациях на 139,4 тыс. т и в большей мере – в  КФХ и ИП, где производство молока выросло на 246,1 тыс. т.

В Приволжском и Уральском федеральных округах в анализируемом периоде объемы производства молока уменьшились на 9,3% и 7,2% соответственно. Произошло это в первую очередь из-за значительного его снижения в хозяйствах населения. Рост производства молока в сельхозорганизациях и фермерских хозяйствах оказался ниже темпов его снижения в хозяйствах населения.

Существенные различия в темпах производства молока и влияние на эти тенденции наблюдаются и в отдельных субъектах одного  и того же федерального округа. Так, например, в Северо-Кавказском федеральном  округе объемы производства молока в 2010 г. были выше на 11,4% в целом по округу, на 50,9% в Республике Дагестан и ниже на 19,7% в Ставропольском крае. Основной причиной снижения общего объема производства молока в Ставропольском крае в 2018 г. послужило резкое снижение производства в хозяйствах населения (на 12,2 проц. п. по сравнению с 2010 г.) при незначительных объемах его повышения в сельхозорганизациях и фермерских хозяйствах.

В целом по изложенным результатам анализа можно сделать следующие выводы.

За период сравнения результатов 2018 г. с 2010 г. в перечисленных федеральных округах увеличились объемы производства молока в сельхозорганизациях, крестьянских (фермерских) хозяйствах и у индивидуальных предпринимателей и значительно снизились в хозяйствах населения. Эта тенденция сохранилась и в последующие годы.

В то же время существенные различия наблюдаются между  отдельными субъектами федерации в сложившихся формах хозяйствования.

Здесь важно обратить внимание на то, что крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели занимаются производством молока во всех федеральных округах (южных, центральных, северных). Если производство фуражного зерна используемого на корм скоту, не конкурентоспособно в менее  благоприятных климатических условиях, то произведенная при этом животноводческая продукция может быть конкурентоспособной и в менее благоприятных для производства растениеводческой продукции условиях.

 

Заключение

С позиции характеристики объектов государственного регулирования, их распределения между федеральными и региональными структурами управления в сложившихся макроэкономических условиях, на наш взгляд, можно предложить следующее.

Правовая и финансовая поддержка активизации сельского предпринимательства во всех категориях хозяйств осуществляется (регулируется) на федеральном уровне.

Эффективное использование федеральной государственной поддержки осуществляется региональными структурами управления с учетом максимального использования имеющихся на их территории тех или иных конкурентных преимуществ на производстве конкретных видов агропродукции.

На федеральном уровне формируются приемлемые условия для производства конкурентоспособной агропродукции (государственные методы регулирования).

На региональном уровне определяются территории возможного и невозможного производства конкурентоспособной продукции. В первом случае используются преимущественно рыночные механизмы регулирования процессов организации сельхозпроизводства. Во втором случае большее внимание акцентируется на регулировании, осуществляемом государственными структурами управления регионального уровня.

Число объектов государственного регулирования активизации сельского предпринимательства может и должно изменяться. Зависит это в первую очередь от результатов анализа (мониторинга)  процессов социально-экономического развития сельских территорий. В данной ситуации на первый план выдвигается проблема  оперативного выполнения системного анализа и прогнозирования тенденций в процессах социально экономического развития территорий. В территориальном аспекте решение обозначенной проблемы связно с совершенствованием соответствующих системных направлений цифровизации сельской экономики.

 

Список литературы

  1. Алтухов, А.И. Развитие зернопродуктового подкомплекса России – Краснодар: КубГАУ. 2014, — 695 с. С. 254
  2. Башмачников, В.Ф. Возрождение фермерства в России (взгляд очевидца и авангардного участника). Издание второе дополненное. ООО «Престиж-пресс». 2010. с. 622.
  3. Башмачников, В.Ф. К методологии выявления факторов успешности семейно-фермерских хозяйств с целью оценки перспектив их развития//Актуальные вопросы современной экономики. 2021. №7. С. 392-404 [Электронный ресурс] URL: https://www.авсэ.РФ (дата обращения 20.09.2021).
  4. Башмачников, В.Ф. Фермерству в России быть. Монография/Башмачников В.Ф. [и др.] под. науч. ред. В.Ф. Башмачникова. – Москва: «Перо», 2019, — 608 с.
  5. Веретенникова, Н.В., Куранова, Н.А. Семейная ферма в системе агроиндустриального производства: институциональный аспект. Вестник Томского Государственного университета. Экономика. 2015. №4. С. 7-16.
  6. Государственное регулирование рыночной экономики: Учебник. Издание 2-е, перераб. и доп. /Кушлин В.И. – общ. ред. М.; Изд-во РАГС, 2005. 820 с.
  7. Дрокин, В.В., Журавлев, А.С., Чистяков В.Ф. Влияние  мирового агропродовольственного рынка на  саморазвитие региональных аграрных систем//Экономика региона. 2011. №4. С. 159.
  8. Закон РФ «О зерне» от 14.05.1993 N 4973-1 (последняя редакция)
  9. Переход к рынку. Часть 1 Концепция и программы. Часть 11 Проекты Законодательных актов. ЭПИцентр. Москва. 1990. 430 с.
  10. Положение о районных (областных) и местных Советах народного хозяйства №196 [Электронный ресурс] URL:http://www.istmat.info>node (дата обращения 10.09.2021).

 

References

  1. Altukhov, A.I. Development of the grain product sub-complex of Russia [Razvitiye zernoproduktovogo podkompleksa Rossii]. — Krasnodar: KubSAU. 2014, — 695 p. P. 254.
  2. Bashmachnikov, V.F. The revival of farming in Russia (the view of an eyewitness and an avant-garde participant) [Vozrozhdeniye fermerstva v Rossii (vzglyad ochevidtsa i avangardnogo uchastnika)]. Second revised edition. LLC «Prestige-press». 2010, p. 622.
  3. Bashmachnikov, V.F. To the methodology of identifying the factors of the success of family farming in order to assess the prospects for their development [K metodologii vyyavleniya faktorov uspeshnosti semeyno-fermerskikh khozyaystv s tsel’yu otsenki perspektiv ikh razvitiya]// Actual problems of modern economics. 2021. No. 7. Pp. 392-404 [Electronic resource] URL: https://www.авсэ.РФ (accessed on 20.09.2021).
  4. Bashmachnikov, V.F. Farming in Russia is to be. Monograph [Fermerstvu v Rossii byt’. Monografiya]/ Bashmachnikov V.F. [and others] under. scientific. ed. V.F. Bashmachnikov. — Moscow: «Pero», 2019, — 608 p.
  5. Veretennikova, N.V., Kuranova, N.A. Family farm in the system of agroindustrial production: institutional aspect [Semeynaya ferma v sisteme agroindustrial’nogo proizvodstva: institutsional’nyy aspekt]. Bulletin of Tomsk State University. Economy. 2015. No. 4. S. 7-16.
  6. State regulation of the market economy: Textbook [Gosudarstvennoye regulirovaniye rynochnoy ekonomiki]. Edition 2, rev. and add. / Kushlin V.I. — commonly. ed. M .; RAGS Publishing House, 2005.820 p.
  7. Drokin, V.V., Zhuravlev, A.S., Chistyakov, V.F. The influence of the world agri-food market on the self-development of regional agrarian systems [Vliyaniye mirovogo agroprodovol’stvennogo rynka na samorazvitiye regional’nykh agrarnykh sistem]// Economy of the region. 2011. No. 4. P. 159.
  8. Law of the Russian Federation «On Grain» [O zerne] from 14.05.1993 N 4973-1 (last edition).
  9. Transition to the market. Part 1 Concept and programs [Perekhod k rynku. Chast’ 1 Kontseptsiya i programmy]. Part 11 Draft Legislative Acts. Epicenter. Moscow. 1990.430 s.
  10. Regulations on district (regional) and local Councils of the national economy №196 [Polozheniye o rayonnykh (oblastnykh) i mestnykh Sovetakh narodnogo khozyaystva №196] URL: http://www.istmat.info>node (accessed on 10/09/2021).