Главная страница » Публикации » №1 (65) » Дискриминантный анализ муниципальных образований Арктических территорий Республики Коми по наличию барьеров для ведения предпринимательской деятельности

Дискриминантный анализ муниципальных образований Арктических территорий Республики Коми по наличию барьеров для ведения предпринимательской деятельности

Discriminant analysis of municipalities in the Arctic territories of the Komi Republic on the presence of barriers to conducting business activities


Авторы

Уразова Юлия Михайловна
главный специалист управления по связям с общественностью
Россия, Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина
smr@syktsu.ru
Бушуева Людмила Игоревна
Доктор экономических наук, профессор кафедры менеджмента и маркетинга
Россия, Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина
bushueva@syktsu.ru

Аннотация

В статье приведен методический подход к выявлению различий в оценках административных и экономических барьеров между муниципальными образованиями Республики Коми (РК), ориентированный на разработку мер по поддержке предпринимательской деятельности на мезоуровне и по сокращению имеющихся барьеров. Он основан на дискриминантном анализе муниципальных образований в разрезе сфер деятельности предприятий, функционирующих на их территориях. При этом особое внимание уделено Арктической зоне РК. На основе выявленных в ходе дискриминантного анализа барьеров, вносящих наибольший вклад в различия оценок между муниципальными образованиями, проведен сравнительный анализ муниципальных образований; выявлены наиболее типичные барьеры для предприятий различных сфер и масштабов деятельности, выявлены особенности оценок барьеров представителями Арктических территорий. По результатам проведенного анализа предложены направления деятельности органов региональной власти по развитию конкуренции в муниципальных образованиях Республики Коми. Материалы статьи могут быть полезны специалистам, занимающимся проблемами публичного управления конкурентной средой на промышленных и потребительских рынках.

Ключевые слова

Дискриминантный анализ, Республика Коми, Арктические территории, поддержка предпринимательской деятельности, административные барьеры, муниципальные образования.

Рекомендуемая ссылка

Бушуева Людмила Игоревна , Уразова Юлия Михайловна

Дискриминантный анализ муниципальных образований Арктических территорий Республики Коми по наличию барьеров для ведения предпринимательской деятельности// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (65). Номер статьи: 6522. Дата публикации: 03.03.2021. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6522/

DOI: 10.24412/1999-2645-2021-165-22

Authors

Urazova Yulia Mikhaylovna
head specialist of the Public Relations Department
Russia, Pitirim Sorokin Syktyvkar State University
smr@syktsu.ru
Bushueva Lyudmila Igorevna
Doctor of Economics, professor of the Management and Marketing Department
Russia, Pitirim Sorokin Syktyvkar State University
bushueva@syktsu.ru

Abstract

The article presents a methodological approach to identifying differences in the assessment of administrative and economic barriers between municipalities of the Komi Republic. It is focused on the development of measures to support entrepreneurship at the mesolevel and to reduce existing barriers. The approach is based on the discriminant analysis of municipalities and operating in their territories enterprises in the context of their fields of activity. At the same time, special attention is paid to the Arctic zone. Based on the identified through the discriminant analysis barriers that contribute most to the differences in the estimates between the municipalities, a comparative analysis of municipal formations was carried out; the most typical barriers for enterprises of different spheres and scale of activities, and the peculiarities of the estimates of barriers by the representatives of the Arctic territories were identified. According to the results of the analysis, the areas of the regional authorities’ activities for the development of competition in the municipalities of the Komi Republic are proposed. The materials of the article may be useful for specialists dealing with the problems of public management of the competitive environment in the industrial and consumer markets.

Keywords

Discriminant analysis, Komi Republic, Arctic territories, business support, administrative barriers, municipalities.

Suggested Citation

Bushueva Lyudmila Igorevna , Urazova Yulia Mikhaylovna

Discriminant analysis of municipalities in the Arctic territories of the Komi Republic on the presence of barriers to conducting business activities// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №1 (65). Art. #6618. Date issued: 03.03.2021. Available at: https://eee-region.ru/article/6522/ 

DOI: 10.24412/1999-2645-2021-165-22

Print Friendly, PDF & Email

Введение

В современной экономической ситуации конкуренция является неотъемлемым условием эффективного функционирования рынков и важным средством, способствующим развитию экономики региона. Поэтому в 2015 г. В России был введен Стандарт развития конкуренции в субъектах РФ (Официальный сайт Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации, Стандарт развития конкуренции. URL: http://fas.gov.ru/pages/vazhnaya-informacziya/standart-razvitiya-konkurenczii/ (дата обращения: 10.02.2021), основной целью которого является создание условий для развития конкуренции в различных отраслях экономики. Одним из инструментов оценки состояния конкурентной среды на российском рынке является мониторинг предпринимательской деятельности, базирующийся на опросе мнения представителей регионального бизнеса.

Показатели реализации Стандарта на региональном уровне включены в Перечень показателей оценки эффективности деятельности высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации по созданию благоприятных условий ведения предпринимательской деятельности [1].

В существующих условиях ведение предпринимательской деятельности становится сложным процессом, сопряженным с преодолением ряда барьеров, которые зачастую настолько велики, что намерение заняться такой деятельностью не получает своей реализации. Однако, с другой стороны, наличие барьеров можно рассматривать и как средство регулирования взаимоотношений между государством и субъектами предпринимательства, которое позволяет создавать благоприятную конкурентную среду, а также поддерживать законную предпринимательскую деятельность, не позволяя нарушать правила и порядки ее ведения. Административные и экономические барьеры могут также создаваться по причине необходимости решения управленческих задач на федеральном  уровне с целью роста и развития экономики в целом.

В целом административные барьеры связывают с процедурами государственного регулирования, призванными компенсировать недостатки функционирования рыночной экономики. Для понимания сущности административных барьеров важен учет их влияния на конкуренцию, которая является фундаментальным условием эффективности экономической деятельности [2].

Так, в 2018 г. Министерством экономического развития был разработан специальный Проект «Трансформация делового климата» (ТДК), главной задачей которого является  устранение избыточных, устаревших и противоречащих друг другу требований к бизнесу в нормативно-правовых актах. Власти совместно с предпринимателями выявляют проблемы в разных отраслях, предлагают пути решения и прорабатывают их. В 2019 году, на «втором этапе» ТДК выделили в отдельное направление защиту прав и законных интересов, что предполагает снижение административных барьеров при лицензировании и сокращение финансовых издержек бизнеса [3].

Баланс мер, проводимых органами власти в части воздействия на хозяйствующие субъекты, зачастую не соблюдается: барьеры могут носить даже коррупционный характер, быть субъективными по отношению к той или иной фирме (организации, предприятию).

Учет пожеланий всех сторон, участвующих в хозяйственной деятельности (государство, предприниматели, потребители), возможен при осуществлении публичного управления – административно-политического процесса, призванного удовлетворить интересы общества с соблюдением законодательных норм.

Однако существующая в настоящее время система публичного управления требует формирования системы мер по сокращению барьеров не только на федеральном уровне и уровне отдельных субъектов Федерации, но и на уровне отдельных муниципалитетов, что связано с необходимостью учета их специфики, связанной с территорией и сферой деятельности. Особую актуальность эта проблема приобретает для Арктических территорий, где в силу географических особенностей некоторые барьеры приобретают более сложный уровень.

Территория Республики Коми включает в себя муниципальные образования, которые на данный момент признаны входящими в Арктическую зону.

13.07.2020 года президент России подписал пакет законов о государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации, а также включении Усинска, Инты и Усть–Цилемского района в состав сухопутных территорий Арктики (ранее в состав этой зоны входила лишь Воркута) [4].

Согласно документу, любой зарегистрированный в районах Арктической зоны Российской Федерации предприниматель, который готов реализовать новый инвестиционный проект и вложить в него не менее 1 млн рублей, сможет получить статус резидента и гарантировать себе ряд преференций.

Правительством Республики Коми начата работа по подготовке и принятию нормативных правовых актов, устанавливающих преференции по региональным и местным налогам для резидентов Арктической зоны Российской Федерации.

В частности, на уровне региона планируется ввести снижение ставки налога на прибыль организаций в части, зачисляемой в республиканский бюджет Республики Коми; снижение и (или) освобождение от уплаты налога на имущество организаций и земельного налога; пролонгацию действия пониженных налоговых ставок при применении упрощенной системы налогообложения [4].

Стратегия экономического и социального развития Российской Федерации до 2020 года предполагает реализацию ряда крупных программ освоения Арктики и комплексного социально-экономического развития регионов Арктической зоны, разработку и внедрение крупных инвестиционных мегапроектов [5].

Социально-экономическое развитие арктических регионов по различным показателям качества и уровня жизни населения имеет, к сожалению, устойчивую тенденцию отставания от других регионов России. Зачастую преодоление отставания возможно лишь при объединении усилий регионов Арктической зоны. Важность процессов, происходящих в Арктике, требует их глубокого всестороннего анализа и современных интерпретаций [6].

В силу представленных аргументов проблематика дифференцированного учета экономических и административных барьеров территорий и публичного управления конкурентной средой на уровне муниципалитетов Арктических территорий является актуальной.

Сегодня вопросами изучения конкуренции занимаются многие отечественные и зарубежные исследователи: О. А. Ермоленко, О. Е. Никонец [7], Л. И. Бушуева, Ю. Ф. Попова [8], Н. Н. Ивашиненко [9], Е. И. Мазилкина [10], В. В. Окшин [11], Т. А. Радченко [12], Р. Д. Барро, Д. Ф. Хеллиуэлл [13], П. Малдер [14]. Свои работы посвятили проблемам публичного управления: Г. Л. Купряшин [15], Е. В. Логинова [16], Д. Пфифинер, Р. Престус [17]. Манушин Д.В. [18], Анисимов А.В. [2], Коковихин А.Ю. [1] изучают административные и экономические барьеры в Российской Федерации.

Целью исследования является определение и систематизация административных и экономических барьеров в укрупненные группы для вынесения рекомендаций по публичному управлению конкурентной средой на мезоуровне.

Объект исследования – предпринимательская деятельность на рынках различных сфер и услуг Республики Коми. Предмет – административные и экономические барьеры для ведения данной деятельности.

На основе проведения количественного маркетингового исследования, связанного с изучением мнения представителей бизнеса разного масштаба о вопросах конкуренции, доступности и понятности информации, которую предоставляют различные органы государственной власти, можно проанализировать результаты и, при необходимости, предложить коррективы в области публичного управления конкурентной средой.

Схематично процесс публичного управления изображен на рисунке 1.

 

Публичное управление развитием конкурентной среды товаров и услуг

Рисунок 1. Публичное управление развитием конкурентной среды товаров и услуг.

 

На наш взгляд, географическая территория и связанные с ней виды экономической деятельности влияют на различия в оценках административных и экономических барьеров для ведения предпринимательской деятельности.

 

Теория и методология исследования

Министерством экономики Республики Коми совместно с органами местного самоуправления муниципальных образований городских округов и муниципальных районов, ГАУ РК «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг Республики Коми» в сентябре 2020 года проведены опросы субъектов предпринимательской деятельности и населения.

Проведение опроса хозяйствующих субъектов с распределением организаций по категориям бизнеса (крупный, средний, малый) и в отраслевом разрезе осуществляли органы местного самоуправления. Выборка субъектов предпринимательской деятельности репрезентирует предпринимательское сообщество по критерию отраслевой принадлежности и месту регистрации бизнеса – пропорционально их доле в соответствующих показателях по республике.

Выборка респондентов была осуществлена в соответствии с приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 11.03.2020 № 130 «Об утверждении единой методики мониторинга состояния и развития конкуренции на товарных рынках субъекта Российской Федерации».

Категории предприятий по численности работников представлены в таблице 1:

 

Таблица 1. Распределение предприятий Республики Коми, принявшие участие в анкетировании, по численности их работников (в процентах от числа опрошенных)

Численность работников, чел. % от общего количества предприятий
свыше 1000 (крупное предприятие) 0,60
от 250 до 1000 (большое предприятие) 2,55
от 101 до 250 (среднее предприятие) 7,20
от 16 до 100 (малое предприятие) 30,73
до 15 (микропредприятие) 58,92

Примечание: здесь и далее все расчеты произведены на основе данных мониторинга состояния конкурентной среды в Республике Коми // Министерство экономики РК. URL: https://econom.rkomi.ru/deyatelnost/razvitie-konkurencii/vnedreniestandarta-razvitiyakonkurencii-v-respublike-komi. komi (дата обращения: 16.02.2021).

 

Опрос проводился во всех муниципальных образованиях городских округов и муниципальных районов Республики Коми.

Стоит отметить, что, согласно синтетической классификации регионов России [19], Республика Коми относится к сырьевому экспортоориентированному региону, который характеризуется чрезвычайно высокими значениями душевой добавленной стоимости добывающей промышленности, а также высокой занятостью в ресурсных отраслях. Коми также можно назвать высокоразвитым регионом, который является донором бюджетной системы страны.

Совершенствование публичного управления конкурентной средой – проблема многоаспектная, которая представляет собой сложный процесс поиска новых аналитических инструментов, моделей и подходов к реализации политики развития конкуренции на региональных и локальных рынках за счет преодоления административных и экономических барьеров для ведения предпринимательской деятельности. Поскольку в различных регионах могут быть различные барьеры, то необходимо выявить дифференциацию регионов (если она есть) по наличию барьеров с тем, чтобы выработать для каждого региона меры по их сокращению и поддержке предпринимательской деятельности.  Для выявления различий между муниципальными образованиями Республики Коми по оценкам барьеров для ведения предпринимательской деятельности использовался дискриминантный анализ.

Дискриминантный анализ является статистическим методом, который позволяет изучить различия между двумя и более группами объектов по нескольким переменным одновременно.

Множественный дискриминантный анализ очень похож с множественным регрессионным анализом, однако между ними есть существенные различия. Прежде всего, при регрессионном анализе зависимая переменная должна быть метрической, в дискриминантном анализе зависимая переменная является номинальной (или качественной). Например, зависимая переменная может выражать отношение к потреблению какого-либо товара или услуги. Респонденту, который потребляет конкретный продукт или услугу, присваивается код 1 для зависимой переменной, а респонденту, который не потребляет этот продукт, ‒ код 2.

Мерой различий между классами по нескольким дискриминантным переменным может служить l-статистика Уилкса [20]. Величины l, близкие к нулю, говорят о высокой степени различия между классами (т. е. центроиды классов сильно отличаются друг от друга). Увеличение l до ее максимального значения, равного 1, приводит к постепенному уменьшению различий, а центроиды классов приближаются друг к другу.

На основе l-статистики Уилкса можно получить тест значимости, аппроксимируя распределение некоторой функции от нее либо распределением (c2), либо F-распределением. В дальнейшем можно пользоваться стандартными таблицами для этих распределений, чтобы определить уровень значимости, а некоторые компьютерные программы позволяют распечатать его точные значения.

Необходимую точность вычислений обеспечивает тест толерантности. Если проверяемая переменная является линейной комбинацией (или приблизительно равна линейной комбинации) одной или нескольких отобранных переменных, то ее толерантность равна нулю (или близка к нулю). Такую переменную нежелательно использовать в расчетах, потому что она не дает никакой новой информации, но создает вычислительные проблемы. Толерантность еще неотобранной переменной равна единице минус квадрат множественной корреляции между этой переменной и всеми уже отобранными переменными.

В процессе исследования дискриминантный анализ может быть использован для ответа на следующие вопросы:

1).   Существуют ли различия между ответами предпринимателей из различных МО  относительно выделяемых административных и экономических барьеров для ведения бизнеса?

2).   Насколько значимы эти различия?

3).   Какие административные и экономические барьеры вносят наибольший вклад в различия между ответами предпринимателей из различных МО и др.

 

Результаты исследования

Основными негативными факторами, препятствующими развитию конкуренции, являются административные и экономические барьеры, снижающие стимулы входа на рынки новых участников, повышающие непроизводственные издержки (см. Табл. 2).

 

Таблица 2. Распределение ответов респондентов о наиболее существенных административных и экономических барьерах для ведения текущей деятельности или открытия нового бизнеса (в процентах от числа опрошенных)

2018 2019 2020
Административные барьеры
Высокие налоги (далее по тексту – Х1) 54,9 58,3 21,7
Ограничение/ сложность доступа к закупкам компаний с госучастием и субъектов естественных монополий (Х2) 2,8 7,1 13,0
Нестабильность российского законодательства, регулирующего предпринимательскую деятельность (X3) 26,9 23,1 12,1
Нет административных ограничений (X4) 13,1 8,8 11,1
Сложность/ затянутость процедуры получения лицензий (X5) 9,2 14,9 8,1
Необходимость установления партнерских отношений с органами власти (X6) 7,6 8,5 7,5
Стандарты и предъявляемые к качеству требования (X7) 6,5 10,6 6,0
Сложность получения доступа к земельным участкам (X8) 15,1 13,2 5,6
Ограничение/ сложность доступа к поставкам товаров, оказанию услуг и выполнению работ в рамках госзакупок (X9) 3,5 6,2 3,2
Коррупция (включая взятки, предоставление преференций отдельным участникам на заведомо неравных условиях) (X10) 6,7 5,9 3,1
Ограничения ввоза-вывоза товаров (X11) 2,2 5,7 2,6
Экологические ограничения, в том числе запрещение строительства производственных мощностей и объектов транспортной инфраструктуры (X12) 1,2 2,1 2,2
Предоставление льгот отдельным хозяйствующим субъектам (X13) 3,6 3,6 1,2
Квотирование (X14) 1,2 2,6 0,9
Иные действия/ давление со стороны органов власти, препятствующие ведению бизнеса на рынке или входу на рынок новых участников (X15) 1,6 4,6 0,8
Ограничение органами власти инициатив по организации совместной деятельности малых предприятий (X16) 1,7 5,3 0,7
Силовое давление со стороны правоохранительных органов (угрозы, вымогательства и т.д.) (X17) 0,6 1,3 0,3
Экономические барьеры
Нет экономических ограничений (Х18) 25,7 20,0 26,7
Необходимость осуществления значительных первоначальных капитальных вложений при длительных сроках окупаемости этих вложений (Х19) 19,9 24,0 24,7
Транспортные ограничения (X20) 15,4 23,3 17,6
Ограниченность материальных ресурсов, необходимых для ведения деятельности на рынке (X21) 11,5
Затруднённый доступ к получению кредитных финансовых ресурсов для потенциальных участников по сравнению с хозяйствующими субъектами, действующими на рассматриваемом рынке (X22) 9,5
Издержки получения доступа к необходимым ресурсам и правам интеллектуальной собственности, издержки на рекламу, издержки на получение информации (X23) 9,7 11,1 5,0
Стратегия поведения действующих на рынке хозяйствующих субъектов, направленная на создание барьеров входа на рынок (X24) 8,4 6,7 2,8
Наличие среди действующих на рынке хозяйствующих субъектов вертикально-интегрированных хозяйствующих субъектов, которое приводит к созданию барьеров входа на рынок (X25) 6,1 5,8 2,3

 

По мнению опрошенных, самым существенным для ведения текущей деятельности или открытия нового бизнеса административным барьером являются высокие налоги (Х1). Их отметили 21,7% опрошенных (годом ранее – 58,3%). Впервые за последние 3 года в числе наиболее существенных административных барьеров предприниматели отметили ограничение/сложность доступа к закупкам компаний с госучастием и субъектов естественных монополий (Х2) (13,0% опрошенных, 7,1% — годом ранее). Кроме того, респонденты отметили нестабильность российского законодательства, регулирующего предпринимательскую деятельность (X3) (12,1%, годом ранее – 23,1%).

Кроме того, респондентам предлагалось выбрать наиболее существенные экономические барьеры, препятствующие ведению текущей деятельности или открытию нового бизнеса. Большинство опрошенных, как и в 2018 году (26,7%), сошлись во мнении, что на основном для их бизнеса рынке существенные экономические барьеры отсутствуют (Х18). Следующими по популярности ответами были «необходимость осуществления значительных первоначальных капитальных вложений при длительных сроках окупаемости этих вложений» (Х19) (24,7%) и «транспортные ограничения» (X20) (17,6%).

Информация была обработана с помощью специальной компьютерной программы STATISTICA 10.0 for Windows. Рассмотрим подробнее полученные результаты, приведенные в табл. 3.

 

Таблица 3. Результаты дискриминантного анализа административных и экономических барьеров

Wilks’ – Lambda
(l-критерий Уилкса)
Partial – Lambda
(частная l)
F-remove (F-статистика удаления) (19; 623) p-level (уровень значимости) Toler.
(коэффициент толерантности)
1-Toler. — (R-Sqr. – квадрат множественного коэффициента корреляции)
Х8 0,282960 0,955977 1,509981 0,075516 0,878134 0,121866
Х3 0,284424 0,951056 1,687425 * 0,033886 0,822622 0,177378
Х10 0,279785 0,966826 1,125085 0,320292 0,792272 0,207728
X5 0,281420 0,961207 1,323324 0,161093 0,857045 0,142955
Х1 0,285371 0,947900 1,802235 0,019474 0,626822 0,373178
X6 0,283115 0,955453 1,528779 0,069611 0,843168 0,156832
Х2 0,281068 0,962413 1,280608 0,188885 0,808241 0,191759
X9 0,282007 0,959207 1,394448 0,122086 0,817512 0,182488
X16 0,275692 0,981178 0,628990 0,885692 0,828010 0,171990
X15 0,275805 0,980778 0,642644 0,874376 0,862278 0,137722
X17 0,276680 0,977677 0,748678 0,768574 0,833965 0,166035
X11 0,293015 0,923173 2,728756 0,000112 0,906022 0,093978
X14 0,284527 0,950713 1,699891 0,031949 0,895764 0,104236
X13 0,282882 0,956240 1,500530 0,078646 0,838585 0,161415
X12 0,279105 0,969181 1,042679 0,408714 0,880227 0,119773
X7 0,298667 0,905701 3,413951 0,000002 0,809668 0,190332
X4 0,289991 0,932799 2,362246 0,000967 0,401958 0,598042
Х19 0,291527 0,927884 2,548434 0,000328 0,588565 0,411435
X22 0,282055 0,959045 1,400241 0,119283 0,807679 0,192321
X23 0,278574 0,971029 0,978293 0,485091 0,820329 0,179671
X20 0,290144 0,932306 2,380817 0,000869 0,702690 0,297310
X21 0,288143 0,938781 2,138240 0,003383 0,745585 0,254415
X25 0,278321 0,971910 0,947668 0,523018 0,774740 0,225260
X24 0,284622 0,950396 1,711386 0,030252 0,802754 0,197246
Х18 0,294521 0,918453 2,911309 0,000037 0,369151 0,630849

* Жирным шрифтом выделены барьеры, вклад которых в различия между муниципальными образованиями наиболее значим.

 

l-критерий Уилкса (0.27050) позволяет судить о том, что выбранные характеристики позволяют достаточно точно классифицировать ответы респондентов относительно административных и экономических барьеров.

Данные проверки толерантности свидетельствуют о том, что все отобранные для анализа переменные вносят определенный вклад в разграничение между группами респондентов: толерантность всех переменных значительно отличается от нуля.

Статистика F-remove (F-статистика удаления) является частной F-статистикой с числом степеней свободы, равным (g – 1) = 20 — 1= 19 и (n – p – g + 1)= 667 – 25 – 19 = 623. Она может быть использована для ранжирования дискриминантных возможностей отобранных переменных. Переменная с наибольшим значением F-статистики удаления дает наибольший вклад в различие между группами.

В приведенном анализе ответы респондентов из различных муниципальных образований (МО) различаются, главным образом, по оценке административного барьера: «Стандарты и предъявляемые к качеству требования» (F-статистика удаления равна 3,413951). Рассмотренному барьеру соответствует наибольший уровень значимости (р-level): с вероятностью 99,9998% можно утверждать, что данный фактор определяет различия между ответами предпринимателей из разных муниципальных образований РК (1 – 0.0000002 = 0.999998). Предприниматели из МО МР Усть-Куломский (48,14% от общего числа респондентов из данного муниципального образования), МО МР Сысольский (28,12%), МО ГО Ухта (26,47%), МО МР Сыктывдинский (25,71%) выделили этот барьер как существенный для ведения текущей деятельности или открытия нового бизнеса. Одновременно, никто из респондентов из МО МР Сосногорск  и МО МР Койгородский на этот административный барьер не указали.

Толерантность этой переменной значительно отличается от 0 (0,809668), что свидетельствует о том, что она не является линейной комбинацией от других переменных.

Вторым по значимости фактором является показатель оценки экономических барьеров в целом (а именно, их отсутствие).  F-статистика удаления  равна 2,911309. Данный показатель явился важным практически для всех муниципалитетов, однако чаще остальных его отметили в МО МР Троицко-Печорский (72,7%), МО МР Койгородский (70,0%), МО МР Княжпогостский (66,7%).

Третий по значимости барьер – ограничение ввоза-вывоза товаров, F-статистика удаления равна 2,728756. Предприниматели из МО ГО Инта (25%), МО ГО Печора (13,3%), МО МР Сыктывдинский (11,4%), МО МР Усть-Куломский (11,1%) и МО ГО Усинск (10,4%) больше, чем респонденты из других муниципалитетов отметили значимость такого барьера. Два из четырех муниципалитетов, относящихся к арктической зоне Республики Коми, а именно МО ГО Воркута и МО МР Усть-Цилемский не указали этот барьер.

Барьер в виде необходимости осуществления значительных первоначальных капитальных вложений при длительных сроках окупаемости этих вложений со значением F-статистики 2,548434 стал значимым для более чем 50% предпринимателей из МО МР Прилузский (69,2%), МО МР Сысольский (56,3%) и МО ГО Сыктывкар (50%). Только в МО МР Троицко-Печорский все респонденты дали отрицательный ответ на вопрос о важности данного барьера.

Транспортные ограничения (F-статистика 2,380817) – пятый по значимости барьер, но один из самых упоминаемых среди муниципальных образований Республики Коми с точки зрения их географического местоположения. В основном этот барьер отмечали предприниматели из северных районов республики: МО ГО Воркута (30,8%), МО ГО Печора (40%), МО ГО Усинск (27,1%), МО МР Ижемский (44,2%), МО ГО Инта (42,5%), МО МР Удорский (27,8%) и МО МР Усть-Цилемский (16,7%). Южные муниципалитеты не увидели значимости данного барьера (лишь до 10% респондентов упомянули его в своих анкетах).

Ниже, в таблице 4, представлены данные об упоминании тех или иных значимых барьеров в разрезе по муниципалитетам.

 

Таблица 4. Оценка административных и экономических барьеров различными муниципальными образованиями (МО) Республики Коми

Перечень наиболее значимых административных и экономических барьеров, выявленных в результате дискриминантного анализа МО, в которых  процент предпринимателей, отметивших данный барьер, выше среднего по РК МО, в которых  процент предпринимателей, отметивших данный барьер, ниже среднего по Республике Коми
Х3 Воркута, Печора, Усть-Вымский Койгородский, Троицко-Печорский
Х1 Корткеросский, Усинск, Ижемский, Сысольский, Удорский, Койгородский, Троицко-Печорский, Усть-Цилемский, Сосногорск, Печора Сыктывдинский, Усть-Куломский, Инта
X11 Инта Корткеросский, Воркута, Ижемский, Койгородский, Сысольский, Троицко-Печорский, Усть-Цилемский
X14 Вуктыл все остальные МО
X7 Усть-Куломский, Сысольский, Ухта, Сыктывдинский Корткеросский, Инта, Воркута, Вуктыл, Сосногорск, Койгородский
X4 Воркута, Инта, Княжпогостский Печора, Усть-Цилемский
Х19 Сыктывкар, Ижемский, Сысольский Койгородский, Усть-Куломский, Усть-Цилемский, Троицко-Печорский
X20 Ижемский, Инта Корткеросский, Княжпогостский, Койгородский, Троицко-Печорский
X21 Усинск, Ижемский, Удорский Вуктыл, Прилузский, Койгородский, Усть-Цилемский
X24 Сысольский, Усть-Куломский Корткеросский, Усинск, Усть-Вымский, Вуктыл, Сосногорск, Койгородский, Троико-Печорский, Удорский, Усть-Цилемский
Х18 Корткеросский, Княжпогостский, Троицко-Печорский, Усть-Куломский Печора, Сысольский

 

На основе вышеприведенных данных можно сделать вывод, что наиболее массово упомянутый барьер – это высокие налоги (ровно половина муниципалитетов отмечала его в своих ответах более чем в 50% анкет). Наименее упоминаемый барьер – это квотирование (предполагаем, что это связано и с малой его распространенностью, так как такой барьер применим не ко всем отраслям, так и с отсутствием у респондентов достаточных знаний о его значении).

Невозможно дать однозначный ответ о том, что арктические районы одинаково сталкиваются с теми или иными барьерами: между собой они имеют довольно большие отличия. Во-первых, 3 из 4-х муниципальных образований (Инта, Воркута, Усинск) имеют структуру «город и его окрестности», тогда как в Усть-Цилемском районе существует районный центр и различные села, поселки, деревни. Во-вторых, и среди городских муниципалитетов есть свои особенности. К примеру, Воркута и Усинск являются городами, в окрестностях которых ведется активная работа по добыче полезных ископаемых (в Воркуте – угольные шахты, в Усинске, нефте- и газовые месторождения). В городе Инта также функционировала крупная угольная шахта, однако в настоящее время ведутся разговоры о ее полном закрытии, что ставит под сомнение целесообразность сохранения самого города (по данным Госкомстата (По данным Территориального органа федеральной службы государственной статистики по Республике Коми. URL: https://komi.gks.ru/population (дата обращения: 10.02.2021), миграционный отток из Инты вносит почти 10% вклад в общий отток населения из Республики Коми). Основной показатель, объединяющий арктические территории – это удаленность от остальных муниципальных образований и суровые климатические условия. Таким образом, респонденты из Усинска чаще остальных отмечали барьер ограниченности материальных ресурсов для ведения деятельности, в то время как для усть-цилемов он не имел большого значения (отраслевая специфика муниципалитетов). Лишь представители из МО ГО Инта в большей степени отмечали транспортные ограничения, хотя все 4 муниципальных образования удалены и связаны с остальными территориями в основном авиа- и железнодорожным сообщением. Популярный барьер «высокие налоги» был отмечен респондентами из Усинска и Усть-Цильмы, а интинцы наоборот не придали ему значения.

Для более четкой визуализации мы объединили крупные и большие предприятия (250-1000 и свыше 1000 человек), а также малые и микропредприятия (до 15 и от 16 до 100 человек) между собой. Однако при анализе данных все категории предприятий рассматривались отдельно.

Крупные предприятия представлены в сфере добычи полезных ископаемых, производства нефтепродуктов, а также рынков теплоснабжения и обработки древесины.

3 из 4-х крупных предприятий упомянули барьер, касающийся экологических ограничений: согласно законодательству Российской Федерации все крупные предприятия должны выделять отдельные средства в своем бюджете на поддержание экологии, а также контролировать уровень производственных выбросов в воздух, землю, воду. Учитывая специфику крупных предприятий, можно сказать, что их деятельность действительно наносит большой экологический ущерб.

Респондент-представитель предприятия рынка теплоснабжения отметил отсутствие каких-либо экономических барьеров для деятельности его предприятия: как правило, данный рынок является монополистическим и получает хорошую государственную поддержку.

Транспортный барьер испытывает рынок добычи полезных ископаемых, что связано с особенностью деятельности (особые условия транспортировки).

Ограниченность материальных ресурсов, необходимых для ведения деятельности на рынке была отмечена как весомый экономический барьер для крупного предприятия МО МР Сыктывдинский, ведущего свою деятельность на рынке обработки древесины и производства изделий из дерева.

Такие экономические барьеры как «Наличие среди действующих на рынке хозяйствующих субъектов вертикально-интегрированных хозяйствующих субъектов» и «Необходимость осуществления значительных первоначальных капитальных вложений при длительных сроках окупаемости этих вложений», по мнению респондента из МО ГО Усинск, препятствуют ведению хозяйственной деятельности на рынке нефтепродуктов.

Большие предприятия, как и крупные, также представлены на рынке нефтепродуктов, добычи полезных ископаемых, переработки древесины, теплоснабжения. В этой группе, кроме того, оказались представители компаний, работающих на рынке легкой промышленности, дорожной деятельности, реализации продуктов питания и некоторые другие. Как правило, они располагаются в крупных городах: 53% из числа респондентов-представителей отметили свое местонахождения в МО ГО Сыктывкар, Ухта и Усинск.

Среди административных барьеров для больших предприятий наиболее серьезными оказались: «Стандарты и предъявляемые к качеству требования» (на рынке легкой промышленности, обработки древесины и реализации продуктов питания), что объясняется жесткими требованиями системы стандартизации ИСО и ГОСТ; «Экологические ограничения» (обработка древесины, производство нефтепродуктов и добыча полезных ископаемых), «Ограничения ввоза-вывоза товаров» — наличие санкций со стороны Евросоюза и США и «Высокие налоги» (рынок легкой промышленности и реализации продуктов питания) – несовершенство налогового законодательства Российской Федерации.

Предприятия, осуществляющие деятельность на монополистических рынках (теплоснабжение, дорожная деятельность), не видят перед собой каких-либо административных барьеров, что очевидно: отсутствие конкуренции позволяет уверенно чувствовать себя, выполняя свою хозяйственную деятельность, и, как следствие, легко преодолевать имеющиеся барьеры.

Экономические барьеры в меньшей степени беспокоят представителей больших предприятий: треть опрошенных отметила их отсутствие. Необходимость осуществления значительных первоначальных капитальных вложений при длительных сроках окупаемости волнует респондентов из сферы легкой промышленности, дорожной деятельности, архитектурно-строительного проектирования. Ограниченность материальных ресурсов, необходимых для ведения деятельности на рынке, ощущается на рынке нефтепродуктов, производства кирпича и дорожной деятельности, так как данные сферы, в силу своих особенностей, регулярно нуждаются в закупках дорогостоящего оборудования.

Средние предприятия представлены 20-ю различными сферами.

Наиболее часто упоминаемыми экономическими барьерами для такой категории предприятий стали транспортные ограничения (их упомянули представители рынка ритуальных услуг, нефтепродуктов, производства бетона, транспортирования ТКО, вылова водных биоресурсов)  и ограниченность материальных ресурсов (рынок обработки древесины, ЖКУ, дорожной деятельности и теплоснабжения).

Восприятие барьеров для малых и микропредприятий в целом одинаковое: на них больше влияют экономические, нежели административные барьеры (35% против 25% соответственно упомянули влияние вышеупомянутых барьеров на ведение их предпринимательской деятельности).

Барьеры, которые мешают предприятиям данной категории вести свою деятельность: необходимость значительных капитальных вложений (33%), транспортные ограничения (22,4%), нестабильность законодательства (24%) и высокие налоги (47%).

Большое количество упомянутых выше барьеров довольно сложно сгруппировать, так как хозяйствующие субъекты могут сталкиваться с различными преградами в зависимости от множества других факторов. Мы попытались объединить наиболее распространенные барьеры в укрупненные группы (см. рисунок 2), используя перечень административных и экономических барьеров из мониторинга (Мониторинг состояния конкурентной среды в Республике Коми // Министерство экономики РК. URL: https://econom.rkomi.ru/deyatelnost/razvitie-konkurencii/vnedreniestandarta-razvitiyakonkurencii-v-respublike-komi. (Дата обращения: 10.02.2021).

 

Укрупненные группы административных и экономических барьеров

Рисунок 2. Укрупненные группы административных и экономических барьеров.

 

В административные барьеры ведения предпринимательской деятельности входят:

  1. Организационные: X5, X6, X8.
  2. Коррупционные: X9, X10, X13, X15, X16, X17.
  3. Регулирующие: Х1, Х2, X3, X7, X11, X12, X14.

В экономические барьеры ведения предпринимательской деятельности входят:

  1. Финансовые: Х19, X21, X22, X23 .
  2. Транспортные (в том числе учитывая географические и климатические особенности): X20.
  3. Конкурентные: X24, X25.

Как мы уже отмечали ранее в статье, представители органов государственной власти регулярно проводят работу по поддержке хозяйствующих субъектов в разных направлениях. В таблице 5 приведена информация о взаимосвязи административных и экономических барьеров с необходимыми направлениями деятельности по поддержке предпринимательства, которые отметили муниципалитеты Республики Коми.

 

Таблица 5. Взаимосвязь барьеров и направлений деятельности по развитию конкуренции в Республике Коми

Укрупненные группы административных и экономических барьеров  Направления работы по развитию конкуренции в Республике Коми
Административные
1. Организационные: X5, X6, X8

 

  • Контроль деятельности естественных монополий
  • Снижение входных барьеров для ведения предпринимательской деятельности
  • Ведение учета обращений граждан по проблемам конкуренции
2. Коррупционные: X9, X10, X13, X15, X16, X17

 

  • Контроль деятельности естественных монополий
  • Создание условий для невозможности возникновения монополистов
  • Снижение входных барьеров для ведения предпринимательской деятельности
  • Повышение открытости процедур муниципальных конкурсов и закупок
  • Ведение учета обращений граждан по проблемам конкуренции
3. Регулирующие: Х1, Х2, X3, X7, X11, X12, X14

 

  • Контроль деятельности естественных монополий
  • Создание условий для невозможности возникновения монополистов
  • Снижение входных барьеров для ведения предпринимательской деятельности
  • Помощь начинающим предпринимателям
  • Повышение открытости процедур муниципальных конкурсов и закупок
  • Ведение учета обращений граждан по проблемам конкуренции
Экономические
1. Финансовые: Х19, X21, X22, X23

 

  • Создание условий для роста количества предпринимателей
  • Создание условий для невозможности возникновения монополистов
  • Помощь начинающим предпринимателям
  • Повышение открытости процедур муниципальных конкурсов и закупок
2. Транспортные: X20
  • Создание системы информирования населения о работе компаний, защите прав и состоянии конкуренции
  • Юридическая защита предпринимателей
3. Конкурентные: X24, X25

 

  • Создание условий для невозможности возникновения монополистов
  • Ведение учета обращений граждан по проблемам конкуренции

 

При анализе возможных направлений работы по развитию конкуренции в Республике Коми, которые предлагались на выбор респондентам, была установлена корреляция с группами административных и экономических барьеров, которые респонденты также упомянули в своих анкетах.

Такие направления как «контроль деятельности естественных монополий», «снижение входных барьеров для ведения предпринимательской деятельности» и «ведение учета обращений граждан по проблемам конкуренции», по мнению респондентов, могут оказать положительное влияние на работу над снижением административных барьеров в целом. В основном они могут помочь предпринимателям справиться с организационными барьерами.

Наличие препятствий для создания компаний-монополистов и открытость процедур муниципальных закупок – важные направления для борьбы с коррупцией.

Регулирующие барьеры могут быть ослаблены при наличии помощи начинающим предпринимателям со стороны государственных органов, а также за счет изучения обращений граждан, связанных с проблемами развития конкуренции.

Работа по снижению экономических барьеров также связана с созданием условий для развития конкурентных рынков – чтобы возникновение монополий было невозможным. Соответственно, рост количества предпринимателей сможет противостоять финансовым барьерам. Для этого также требуется оказание помощи начинающим предпринимателям. Для того чтобы было больше возможности осуществлять свою хозяйственную деятельность и не испытывать финансовые трудности, респонденты также отметили необходимость в повышении открытости закупочных процедур.

Транспортные ограничения, по мнению опрошенных, могут быть улучшены путем организации юридической защиты предпринимателей (на наш взгляд, вполне обоснованным объяснением может быть потребность в государственной поддержке развития транспортных сетей, в том числе и интеграция путей арктических территорий с национальной транспортной системой [21]) и информирования населения о работе компаний, защите прав потребителей и состоянии конкуренции.

Отсутствие возможности возникновения компаний-монополистов и регулярная работа с обращениями граждан по вопросам конкуренции – рычаги в борьбе с конкурентными барьерами.

Следует отметить, что, респонденты не видят в качестве решения проблем по сокращению каких-либо барьеров такие направления как «контроль над ростом цен», «обеспечение качества продукции» и «сокращение государственных предприятий». Скорее всего это связано с тем, что такие проблемы должны решаться не на уровне субъектов федерации, и тем более не на муниципальном уровне: вопросы требуют глубокой национальной и международной проработки.

Среди тех респондентов, для которых нет барьеров, препятствующих осуществлению предпринимательской деятельности, значимым направлением в работе органов власти стало создание системы информирования населения о работе различных компаний, защите прав потребителей и состоянии конкуренции: при условии выполнения данных условий возможно их комфортное нахождение на рынке.

В таблице 6 представлены ответы респондентов арктических территорий по вариантам направлений работы, необходимой для развития конкуренции в Республике Коми.

 

Таблица 6. Направления работы органов государственной власти по развитию конкуренции в Республике Коми для арктических территорий (в процентах от числа опрошенных в соответствующем муниципальном образовании)

МО ГО Воркута МО ГО Инта МО ГО Усинск МО МР Усть-Цилемский
Создание условий для роста количества юридических лиц и индивидуальных предпринимателей 7,4 9,8 7,3 7,7
Создание системы информирования населения о работе различных компаний, защите прав потребителей и состоянии конкуренции 30,9 37,7 9,1 30,8
Создание условий, при которых невозможно возникновение компании-монополиста 4,9 4,9 1,8 0
Контроль над ростом цен 4,9 1,6 36,4 0
Обеспечение качества продукции 7,4 3,3 10,9 0
Снижение входных барьеров для ведения предпринимательской деятельности 2,5 1,6 3,6 7,7
Помощь начинающим предпринимателям 2,5 4,9 14,5 23,1
Контроль деятельности естественных монополий (водоснабжение, электро- и теплоснабжение, ж/д и авиатранспорт) 3,7 1,6 3,6 15,4
Сокращение государственных предприятий, оказывающих услуги населению, за счет появления новых коммерческих предприятий 1,2 0 0 0
Повышение открытости процедур муниципальных конкурсов и закупок 0 0 0 7,7
Ведение учета обращений граждан,  связанных с проблемами развития конкуренции 1,2 0 3,6 0
Юридическая защита предпринимателей 30,9 34,4 9,1 7,7
Другое 2,5 0 0 0

           

Создание системы информирования населения – важное направление работы по развитию конкуренции по мнению респондентов из Воркуты, Инты и Усть-Цилемского района (свыше трети опрошенных отметили данный вариант). В отличие от этих трех арктических муниципалитетов, 36,4% представители предприятий в Усинске выделили «контроль над ростом цен», что связано со спецификой рынков: ресурсодобывающие и ресурсоперерабатывающие компании работают в основном на национальном рынке, где могут решаться такие важные вопросы как ценообразование.

Респонденты из Воркуты и Инты (свыше трети в каждом муниципалитете) также считают, что в первую очередь развитие конкуренции может быть улучшено за счет юридической защиты предпринимателей. А представители Усть-Цилемского района нуждаются в помощи начинающим предпринимателям.

 

Заключение

Предлагаемый авторами методический подход к выявлению различий в оценках административных и экономических барьеров между муниципальными образованиями позволил получить следующие результаты.

Во-первых, с помощью дискриминантного анализа (по показателю F-статистики удаления) были выделены 11 из 25 административных и экономических барьеров, по которым в большей степени различаются ответы респондентов из разных муниципальных образований. Так, среди них оказались «Стандарты и предъявляемые к качеству требования», «Отсутствие барьеров», «Ограничение ввоза-вывоза товаров», «Необходимость осуществления значительных первоначальных капитальных вложений» и «Транспортные ограничения».

Во-вторых, сравнительный анализ оценки муниципальными образованиями наиболее значимых барьеров помог выявить группы муниципалитетов со схожим спектром имеющихся на их территории барьеров.

Наиболее массово был отмечен такой административный барьер как «Высокие налоги», менее всего – «Квотирование». У муниципалитетов, относящихся к арктическим территориям, восприятие барьеров чаще было более низким, чем у остальных, за исключением высоких налогов для Усинска и Усть-Цильмы, ограничения ввоза-вывоза для Инты и ограниченности материальных ресурсов для Усинска. Для респондентов из Воркуты наиболее частым ответом был «нет административных и экономических барьеров». Невозможно дать однозначный ответ о том, что арктические районы одинаково сталкиваются с теми или иными барьерами: между собой они имеют довольно большие отличия.

В-третьих, территориальное распределение опрошенных предприятий разного масштаба на карте Республики Коми с дальнейшим анализом их состава помогло визуально оценить потенциал муниципальных образований по развитию предпринимательства. Также были выявлены наиболее сильные барьеры в зависимости от размера предприятия.

Таким образом, в результате исследования удалось объединить административные и экономические барьеры в укрупненные группы.

По ним были сделаны выводы о необходимых направлениях по развитию конкуренции в Республике Коми и на арктических территориях в частности.

 

Список литературы

  1. Коковихин, А.Ю., Огородникова, Е.С., Плахин, А.Е. Мониторинг реализации стандарта развития конкуренции в Свердловской области // Российское предпринимательство. 2017. №17. С. 2527-2540. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/monitoring-realizatsii-standarta-razvitiya-konkurentsii-v-sverdlovskoy-oblasti/viewer (дата обращения: 13.02.2021).
  2. Анисимов, А.В. Экономическое содержание и виды административных барьеров // Экономика и Бизнес. 2016. №3. С.5-11. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekonomicheskoe-soderzhanie-i-vidy-administrativnyh-barierov (дата обращения: 13.02.2021).
  3. О программе трансформации делового климата в Российской Федерации. URL: https://iz.ru/932892/galina-volynetc/polosa-bez-prepiatstvii-kak-vlasti-ustraniaiut-barery-dlia-biznesa (дата обращения: 10.02.2021).
  4. Официальный сайт Министерства инвестиций, промышленности и транспорта Республики Коми, раздел «Новости»: «Владимир Путин подписал закон о включении Усинска, Инты и Усть-Цилемского района в Арктическую зону». URL: http://minprom.rkomi.ru/left/news/85390/ (дата обращения: 31.01.2021).
  5. Попова, Л.Н., Михайлова, А.В. Управление факторами повышения качества жизни населения (на примере Арктической зоны Российской Федерации) // Фундаментальные исследования. 2016. №4-3. С. 662-667. URL: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=40234 (дата обращения: 20.01.2020).
  6. Слепцов, А.Н. Разработка концепции проекта «Человек в Арктике», включая механизм сбора и мониторинга показателей качества жизни населения Арктики (1 этап): аналитический доклад // Арктика и Север. 2015. №19. С. 115—133. URL: https://narfu.ru/university/library/books/2048.pdf (дата обращения: 05.09.2020).
  7. Ермоленко, О. А., Никонец, О. Е. Проблемы конкуренции в современных условиях России // Концепт: научно-методический электронный журнал. URL: https://e-koncept.ru/2018/86028.htm (дата обращения: 05.02.2021).
  8. Бушуева, Л. И., Попова, Ю. Ф., Уразова, Ю. М. Роль публичного управления в развитии конкурентной среды Арктических территорий в Республике Коми: по данным мониторинга // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера: Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. 2020. № 3. С. 15—26. DOI: 10.34130/2070-4992-2020-3-15. URL: http://vestnik-ku.ru/images/2020/3/2020-3-1.pdf (дата обращения: 01.02.2021).
  9. Ивашиненко, Н. Н., Теодорович, М. Л. Разработка мониторинга конкуренции на муниципальном уровне // Социологический альманах. 2015. № 6. С. 428—435.
  10. Мазилкина, Е. И., Паничкина, Г. Г. Управление конкурентоспособностью. М.: Омега-Л, 2019. 328 с.
  11. Окшин, В. В., Савина, А. М. Мониторинг состояния конкурентной среды на региональном рынке // Общественные науки. Социология. 2017. № 4. С. 105—114.
  12. Радченко, Т. А., Сухорукова, К. А. Оценки уровня конкуренции и состояния конкурентной среды: обзор методов и результаты опросов в 2014—2016 гг. // Современная конкуренция. 2016. № 5. С. 28—46.
  13. Barro, J., Helliwell, J. F. The Contribution of Human and Social Capital to Sustained Economic Growth and Well-being // International Symposium Report: Human Resources Development Canada and OECD. Ottawa. 2001. V. 7, pp. 54—78.
  14. Mulder, Mintzberg Managerial Roles. 2016. URL: https://www.toolshero.com/management/mintzberg-managerialroles/ (дата обращения: 22.09.2020).
  15. Купряшин, Г. Л. Публичное управление // Политическая наука. 2016. № 2. С. 101—131. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/publichnoe-upravlenie (дата обращения: 30.01.2021).
  16. Логинова, Е. В. Оценка внедрения публичного управления в муниципальную практику (на примере городов и муниципальных районов Волгоградской области) // Теоретическая и прикладная экономика. 2017. № 4. URL: https://vgi2.volsu.ru/upload/medialibrary/77e/77e4b745ea976ce1933a8640c02595df.pdf (дата обращения: 31.08.2020).
  17. Pfifiner, J. Presthus, R. Public Administration: The Ronald Press Co. New York, 1960. 168 p.
  18. Манушин, Д.В. Административные барьеры в российской экономике как условия, способствующие существованию коррупции, и меры по их устранению // Актуальные проблемы экономики и права. 2014. №4(32). С. 52–60. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/administrativnye-bariery-v-rossiyskoy-ekonomike-kak-usloviya-sposobstvuyuschie-suschestvovaniyu-korruptsii-i-mery-po-ih-ustraneniyu/viewer (дата обращения: 30.01.2021).
  19. Григорьев, Л.М., Урожаева, Ю.В., Иванов, Д.С. Синтетическая классификация регионов. с. 44 Российские регионы: экономический кризис и проблемы модернизации / Под ред. Л. М. Григорьева, Н. В. Зубаревич, Г. Р. Хасаева. – М.: ТЕИС, 2011. – 357 с.
  20. Наследов, А. IBM SPSS Statistics 20 и AMOS: профессиональный статистический анализ данных. – СПб., 2013. Глава 22. Дискриминантный анализ.
  21. Грузинов, В. М., Зворыкина, Ю. В., Иванов, Г. В. и др. Арктические транспортные магистрали на суше, акваториях и в воздушном пространстве // Арктика: экология и экономика. 2019. № 1 (33). С.6-20. DOI: 10.25283/2223-4594-2019-1-6-20. URL: http://www.ibrae.ac.ru/docs/1(33)_2019_Arctic/006_020%20Arctic%201(33)%202019.pdf (дата обращения: 25.02.2021).

 

References

  1. Kokovikhin, A.Y., Ogorodnikova, E.S., Plakhin, A.E. Monitoring realizatsii standarta razvitiya konkurentsii v Sverdlovskoy oblasti [Monitoring of the implementation of the Competition Development Standard in the Sverdlovsk Region]. Rossiyskoye predprinimatelstvo [Russian Entrepreneurship]. 2017. no.17. pp. 2527-2540. (In Russian). Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/monitoring-realizatsii-standarta-razvitiya-konkurentsii-v-sverdlovskoy-oblasti/viewer (Accessed: 13.02.2021).
  2. Anisimov,V. Ekonomicheskoye soderzhaniye i vidy administrativnykh barierov [Economic content and types of administrative barriers]. Ekonomika i Biznes [Economy and Business]. 2016. no.3. pp. 5-11. (In Russian). Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/ekonomicheskoe-soderzhanie-i-vidy-administrativnyh-barierov (Accessed: 13.02.2021).
  3. O programme transformatsii delovogo klimata v Rossiyskoy Federatsii [About the Business Climate Transformation Program in the Russian Federation]. (In Russian). Available at: https://iz.ru/932892/galina-volynetc/polosa-bez-prepiatstvii-kak-vlasti-ustraniaiut-barery-dlia-biznesa (Accessed: 10.02.2021).
  4. Ofitsialnyi sayt Ministerstva investitsiy, promyshlennosti I transporta Respubliki Komi, razdel “Novosti”: “Vladimir Putin podpisal zakon o vklyuchenii Usinska, Inty I Ust-Tsilemskogo rayona v Arkticheskuyu zonu” [Official website of the Ministry of Investment, Industry and Transport of the Komi Republic, News section: «Vladimir Putin signed a law on the inclusion of Usinsk, Inta and Ust-Tsilemsky district in the Arctic zone»]. (In Russian). Available at: http://minprom.rkomi.ru/left/news/85390/ (Accessed: 31.01.2021).
  5. Mikhaylova, V., Popova, L. N. Upravleniye faktorami povysheniya kachestva zhizni naseleniya (na primere Arkticheskoy zony Rossiyskoy Federatsii) [Management of factors for improving the quality of life of the population (on the example of the Arctic zone of the Russian Federation)]. Fundamentalnye issledovaniya [Fundamental Research], 2016, no.4—3, pp. 662—667. (In Russian). Available at: http://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=40234. (Accessed: 20.01.2020).
  6. Sleptsov, N. Analititcheskiy doklad Razrabotka kontseptsii proyekta “Chelovek v Arktike”, vklyuchaya mekhanizm sbora i monitoring pokazateley katchestva zhizni naseleniya Arktiki (1 etap) [Analytical report development of the concept of the project «Man in the Arctic», including a mechanism for collecting and monitoring indicators of the quality of life of the Arctic population (stage 1)]. Arktika i Sever [Arctic and North], 2015, no.19, pp. 115—133. (In Russian). Available at: https://narfu.ru/university/library/books/2048.pdf (Accessed: 05.09.2020).
  7. Yermolenko, A., Nikonets, O. E. Problemy konkurentsii v sovremennykh usloviyakh Rossii [Competition issues in modern Russia]. Nauchno-metodicheskii elektronnyi zhurnal «Kontsept» [Scientific and Methodical Electronic Journal «Concept»]. (In Russian). Available at: https://e-koncept.ru/2018/86028.htm (Accessed: 05.02.2021).
  8. Bushueva, I., Popova, Y. F., Urazova, Y. M. Rol’ publichnogo upravleniya v razvitii konkurentnoy sredy Arkticheskikh territoriy v Respublike Komi: po dannym monitoring [The role of public administration in the development of the competitive environment of the Arctic territories in the Komi Republic: according to monitoring data]. Korporativnoye upravleniye i innovatsionnoye razvitiye ekonomiki Severa: Vestnik Nauchno-issledovatelskogo tsentra korporativnogo prava, upravleniya i venchurnogo investirovaniya Syktyvkarskogo gosudarstvennogo universiteta [Corporate Governance and Innovative Economic Development of the North. Bulletin of Research Center of Corporate Law, Management and Venture Investment of Syktyvkar State University]. 2020. no.3. pp.15—26. DOI: 10.34130/2070-4992-2020-3-15. (In Russian). Available at: http://vestnik-ku.ru/images/2020/3/2020-3-1.pdf (Accessed: 01.02.2021).
  9. Ivashinenko, N., Teodorovich, M. L. Razrabotka monitoring konkurentsii na munitsipalnom urovne [Development of the competition monitoring at the municipal level]. Sotsiologicheskii almanakh [Sociological almanac], 2015, no. 6, pp. 428— 435. (In Russian).
  10. Mazilkina, I., Panichkina, G. G. Upravleniye konkurentosposobnostyu [Management of competitiveness]. Moscow: Omega-L, 2019. 328 p. (In Russian).
  11. Okshin, V., Savina, A. M. Monitoring sostoyaniya konkurentnoy sredy na regionalnom rynke [Monitoring the competitive environment in the regional market]. Obshchestvennye nauki. Sotsiologiya [Social science. Sociology], 2017, no.4, pp. 105—114. (In Russian).
  12. Radchenko, A., Sukhorukova, K. A. Otsenki urovnya konkurentsii i sostoyaniya konkurentnoy sredy: obzor metodov i rezultaty oprosov v 2014—2016 gg [Assessment of the level of competition and the state of the competitive environment: review of methods and results of surveys in 2014-2016]. Sovremennaya konkurentsiya [Modern Competition], 2016, no.5, pp. 28—46. (In Russian).
  13. Barro, J., Helliwell, J. F. The Contribution of Human and Social Capital to Sustained Economic Growth and Well-being // International Symposium Report: Human Resources Development Canada and OECD. Ottawa. 2001. V. 7, pp. 54—78.
  14. Mulder, Mintzberg Managerial Roles, 2016. Available at: https://www.toolshero.com/management/mintzbergmanagerial-roles/ (Accessed: 22.09.2020).
  15. Kupryashin, L. Publichnoye upravleniye [Public administration]. Politicheskaya nauka [Political science]. 2016. no.2. pp. 101-131. (In Russian). Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/publichnoe-upravlenie. (Accessed: 30.01.2021).
  16. Loginov,a E. V. Otsenka vnedreniya publichnogo upravleniya v munitsipalnuyu praktiku (na primere gorodov i munitsipalnykh rayonov Volgogradskoy oblasti [Evaluation of the implementation of the public administration in the municipal practice (on the example of cities and municipal districts of the Volgograd region)]. Teoreticheskaya i prikladnaya ekonomika [Theoretical and applied Economics], 2017, no.4. (In Russian). Available at: https://vgi2.volsu.ru/upload/medialibrary/77e/77e4b745ea976ce1933a8640c02595df.pdf (Accessed: 31.08.2020).
  17. Pfifiner, J. Presthus, R. Public Administration: The Ronald Press Co. New York, 1960. 168 p.
  18. Manushin,V. Administrativnye bariery v rossiyskoy ekonomike kak usloviya, sposobstvuyushchiye sushchestvovaniyu korruptsii, i mery po ikh ustraneniyu [Administrative barriers in the Russian Economy as conditions conducive to the existence of corruption, and measures to eliminate them]. Aktualnye problemy ekonomiki i prava [Current problems of economics and law]. 2014. no.4(32). pp. 52–60. (In Russian). Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/administrativnye-bariery-v-rossiyskoy-ekonomike-kak-usloviya-sposobstvuyuschie-suschestvovaniyu-korruptsii-i-mery-po-ih-ustraneniyu/viewer (Accessed: 30.01.2021).
  19. Grigoriev,M., Urozhayeva, Y.V., Ivanov, D.S. Sinteticheskaya klassifikatsiya regionov [Synthetic classification of regions]. p. 44 Rossiyskiye regiony: ekonomicheskiy krizis i problem modernizatsii [Russian regions: economic crisis and the problems of modernization]. Ed. L.M. Grigorieva, N.V. Zubarevich, G.R. Khasayeva. – М.: TEIS, 2011. – 357 p. (In Russian).
  20. Nasledov, IBM SPSS Statistics 20 i AMOS: professionalnyi statisticheskiy analiz dannykh [IBM SPSS Statistics 20 and AMOS: professional statistical data analysis]. – SPb., 2013. Chapter 22. Diskriminantnyi analiz [Discriminant analysis]. (In Russian).
  21. Gruzinov,M., Zvorykina, Y.V., Ivanov, G.V. and others Arkticheskiye transportnye magitrali na sushe, akvatoriyakh i v vozdushnom prostranstve [Arctic transport routes on land, water areas and in the air]. Arktika: ekologiya i ekonomika [Arctic: Ecology and Economy]. 2019. no.1(33). pp. 6-20. DOI: 10.25283/2223-4594-2019-1-6-20. (In Russian). Available at: http://www.ibrae.ac.ru/docs/1(33)_2019_Arctic/006_020%20Arctic%201(33)%202019.pdf (Accessed: 25.02.2021).