Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (60), 2019

Проактивность в стратегиях бизнеса и государства в контексте задач модернизации экономики территорий

Proactivity in the strategies of business and the state in the context of problems of modernization of economy of the territories

Авторы


к.г.н., ведущий научный сотрудник
Россия, Южный федеральный университет
passat01@mail.ru

Аннотация

Проактивность обеспечивает действенность рыночных механизмов, и формирует предпосылки и векторы модернизации экономики территорий. В работе проведен сравнительный анализ явлений проактивности и реактивности в экономике территорий в контексте взаимозависимости бизнес-моделей и государственного регулирования. Предложены векторы трансформации регулирования в направлении акселерации проактивности как инструмента модернизации.

Ключевые слова

экономика территорий, проактивность управления территориями, предпринимательство, государственное регулирование, проактивное государство

Финасирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-010-00236

Рекомендуемая ссылка
Гонтарь Николай Владимирович
Проактивность в стратегиях бизнеса и государства в контексте задач модернизации экономики территорий// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (60). Номер статьи: 6002. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6002/
Authors

Gontar Nikolay Wladinirovich
Candidate of Geography, Leading scientific researcher
Russia, Southern Federal University
passat01@mail.ru

Abstract

The proactivity provides effectiveness of market mechanisms, and forms prerequisites and vectors of modernization of economy. In work the comparative analysis of manifestations of proactivity and reactivity in economy in the context of interdependence of business models and state regulation is carried out. Vectors of transformation of state regulation in the direction of proactivity as instrument of modernization are offered.

Keywords

Territory economics, territorial management proactivity, entrepreneurship, state regulation, proactive state

Project finance

The study was sponsored by RFBR in the framework of the research project number 19-010-00236

Suggested Citation
Gontar Nikolay Wladinirovich
Proactivity in the strategies of business and the state in the context of problems of modernization of economy of the territories. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (60). Art. #6002. Date issued: 2019-10-14. Available at: https://eee-region.ru/article/6002/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Глобальная конкуренция формирует потребности в  поиске инструментов сохранения потенциала развития и позиций на рынках для компаний и национальных экономик. Экономическая модернизация остается подходом, в максимальной степени отвечающим таким целям. Ключевым субъектом модернизации выступает рыночный (предпринимательский) сектор в силу присущего ему качества проактивности. Как отмечает в этой связи S. A. Zahra [26], предпринимательство – существенный фактор социально-экономического роста и развития, поскольку обеспечивает миллионы рабочих мест, предлагает разнообразие товаров и услуг, повышает национальное благосостояние и конкурентоспособность.

Проактивные стратегии обеспечивают максимально эффективную реакцию на такие конкурентные вызовы, как: интенсификация конкуренции, фрагментация рынков, технологические изменения, повышение требований к качеству продукции, требования социальной ответственности. Компаниям приходится действовать в ситуации неопределенности, основными источниками которой являются потребители, конкуренты, технологии и ресурсы [23].

Проактивность как основа конкурентных стратегий означает ориентацию на результат, инициативную идентификацию и использование возможностей, превентивное действие против потенциальных угроз, в противоположность реактивному поведению, которое связано с решением уже возникших проблем [14]. По мнению S. K. Parker [19], быть проактивным означает — инициативно действовать, предсказывать и предотвращать проблемы, расширять возможности посредством самостоятельных усилий.

Возникновение представлений о проактивности связано с работами В. Франкла [8], а также С. Кови [4]; последний связывал с проактивностью успех человека. Анализ дихотомии проактивности-реактивности представлен Г. Оллпортом [6].

Проактивность как личностное качество влияет на траектории развития бизнеса: личностные качества предопределяют потенциал компаний [12]. Также понятие проактивности находит применение при анализе инновационных процессов в развитии бизнеса [16], управлении рисками, анализе предпринимательской ориентации бизнеса.

Ряд авторов анализируют проактивность как инструмент не только развития [9], но и достижения организационной гибкости [23] и конкурентоспособности [13,24]. На макроуровне проактивность приписывается экономической и внешнеполитической стратегии государств [18].

Вместе с тем, в литературе, посвященной проактивности, не уделено достаточно внимания проактивности как ресурсу и механизму экономической модернизации. Исследование данного аспекта явилось ключевой целью статьи. При анализе особое место, с учетом значимости регулятивной функции государства [7]), уделено балансу проактивности и реактивности государства, воздействию последнего на сектор предпринимательства, мерам по активизации проактивности в системе регулирования в интересах модернизации экономики.

 

Методы исследования

Работа построена как вертикально ориентированный анализ, в ходе которого проактивность анализируется на различных уровнях предпринимательской (рыночной) активности как инвариантное, охватывающее эти уровни, качество (индивидуальный уровень, уровень компаний, а также — сложных территориальных систем и экономик в целом). Учет среды (контекста) при этом охватывает условия предпринимательства (семья, система поддержки бизнеса, финансовые ресурсы, местное сообщество, правительственные ведомства), которые помогают или препятствуют предпринимательству [11]. Проактивность компаний как отражение личности владельца и представлений топ-менеджмента рассматривается как фактор поведения компаний при управлении риском, поиске ресурсов роста и возможностей на рынке, с учетом того, что индивидуальные черты предпринимателей, поведение фирм, политико-правовая система, экономические условия, общественное устройство глубоко связаны с национальной культурой. На «верхнем» уровне проактивность рассматривается как стратегия управления территориями и экономиками. Баланс проактивности и реактивности проанализирован также применительно к деятельности государственного аппарата, что позволило сформулировать векторы трансформации административного регулирования с учетом модернизационных приоритетов.

 

Проактивность как многоуровневый феномен

Проактивность как свойство предпринимательства идентифицируется, прежде всего, на уровне личностных установок, которые продуцируют систему представлений и действий в рамках дихотомии проактивных-реактивных стратегий. Отличительные проявления проактивной личности — самоопределение в виде независимого построения системы целей и способов их достижения. Такое целеполагание опирается на внутренний локус контроля, личные приоритеты и установки, и в целом не зависит от окружения. Проактивная личность склонна принимать ответственность, прогнозировать и планировать деятельность во внешней среде.

Согласно J. Bonnet [12], психологические черты предпринимателя (склонность к принятию риска, стремление быть лидером инноваций, обеспечивая прорывы в экономическом росте и развитии) выступают, в свою очередь, фактором проактивности компаний, предполагая отсутствие ожидания благоприятной ситуации, планомерную деятельность по достижению поставленных целей, принятие рисков и неопределенности среды. При развертывании вовне проактивная деятельность имеет своим результатом активное управление внешней средой и её преобразование, расширение областей контроля и участия. Напротив, реактивные стратегии формируются в зависимости от среды, отличаются отсутствием инициативы, использованием шаблонов деятельности. Свойства личностной ориентации формируют значимо отличающиеся мотивы основания бизнеса — «выталкивание» (push) или «притяжение» (pull). Если в первом случае речь идет скорее о реактивных мотивах (неудовлетворенность уровнем дохода и положением), то во втором – о проактивных (желание реализовать бизнес-идею или проект вне сферы наемного труда). Мотивы создания компаний влияют на их последующую «выживаемость» на рынке, а также на траекторию развития.

Проактивность является распространенной, хотя не доминирующей стратегией в бизнесе: лишь ок. 1/3 компаний проактивны. Однако такая стратегия становится жизненно важной в условиях трансформации современной конкурентной среды, становления таких векторов конкуренции как время обслуживания, кастомизация, цифровизация, глобализация.

Как следствие своей эффективности, проактивный подход применяется в системе маркетинга компаний, однако также внедряются: проактивное управление производством, что предполагает постоянное опережающее совершенствование (в производстве, дизайне, качестве сборки, оказании услуг), проактивность в управлении расходами (достижение эффективности по затратам), проактивное взаимодействии с внешней средой (мониторинг, предсказание тенденций, сценирование). Применяется также управление рисками посредством проактивного мониторинга (proactive monitoring) для поиска закономерностей и связей событий, предсказания рисков [2].

Выделяются три сферы, где проактивный анализ может обеспечить прогресс: время производства, дизайн, сокращение себестоимости [20].

По сути, методом проактивности можно назвать инновации и взаимодействие с инновационной инфраструктурой, поскольку ключевое преимущество проактивных компаний — поиск возможностей и новых путей создания стоимости на рынке. Инструментами этого могут выступать в том числе выявление скрытых потребностей клиентов, степени их удовлетворенности продуктами компании, обучение клиентов, их привлечение к проектированию и созданию товаров. Высоко оценивается [16] роль вовлеченности потребителей в процесс развития и поиск инноваций.

Проактивность связана с агрессивностью в отношении конкурентов, и в этом качестве она выступает одним из индикаторов измерения предпринимательства (наряду с такими индикаторами как создание новых бизнесов, инновативность и самообновление [13]).

Свойство построения самостоятельных (детерминированных видением и целями самой компании) стратегий проявляется в характерном проактивном поведении в период кризиса. Типичной реакцией рынка в кризис является сокращение маркетинговых бюджетов, инвестиций (в том числе в НИОКР), персонала, линейки продукции. Напротив, в случае проактивного поведения ключевой реакцией на кризис является: переосмысление маркетинговой стратегии, агрессивный рекрутинг персонала, развитие СRM, обмен маркетинговыми ресурсами внутри компании, интеграция продаж и маркетинговых функций, повышение эффективности и поиск новых знаний и опыта, укрепление команды и применение новых маркетинговых техник, таких как краудсорсинг [24].

На уровне экономики территорий в целом предпринимательство детерминировано национальной культурой, и, опосредовано, — условиями предпринимательства, которые формируют предпринимательскую ориентацию компаний, где проактивность является одним из элементов (наряду с автономностью, инновативностью, принятием риска, конкурентной агрессивностью) [22].

Общества имеют разный потенциал развития предпринимательства в силу разного отношения к классовой структуре, иерархии, защите рабочих мест, консенсусу при принятии решений, расслоению, принятию неопределенности, к коллективизму и партикуляризму.

На уровне пространственных социально-экономических систем проактивность исследуется применительно к городам, регионам и государствам. Пример проактивности здесь — политика Китая по развитию внутренних территорий, которая содержала как неудачные (стратегия привлечения иностранных инвестиций в эти районы), так и удачные (развитие внутреннего приграничья за счет создания транспортной инфраструктуры, взаимной торговли приграничных регионов и развитие региональных межгосударственных сообществ) примеры.

В целом для государственного управления характерно сочетание проактивной и реактивной стратегий. Пример «реактивности» – выделение в США в ответ на финансовый кризис 2009 г. 787 млрд. долл. для создания и сохранения рабочих мест, роста экономической активности и инвестиций, увеличения госрасходов и строительства инфраструктуры; в то же время скорее проактивным можно назвать «Акт об энергетической независимости и безопасности» от 2007 г.  [21].

Пример проактивности на межгосударственном уровне — развитие Канадой торговли и отношений с Индией, которая должна стать третьей экономикой мира к 2050 году, где отмечается рост среднего класса, душевого производства, населения и инфраструктуры. Также Индия должна стать региональным производственным хабом, вторым в мире производителем после Китая и ключевым элементом формирования цепочек добавленной стоимости. Преимущества страны также – развитие ИКТ и партнерство в сфере науки и технологий [18].

В случае Китая о проактивности можно говорить также применительно к его политике добрососедства и поддержки на азиатском субконтиненте в контексте возможного осложнения ситуации вокруг Тайваня, что потребует поддержки Китая странами региона в возможном конфликте с США [17].

Таким образом, проактивность инвариантна на различных уровнях, формирует недетерминированные окружением цели и стратегии, видение потребностей рынков (потребителей), экспансию, расширение зон и сфер контроля, прогнозирование и предотвращение рисков, что, в свою очередь, служит предпосылкой и фактором модернизации в целях повышения конкурентоспособности территорий.

 

Баланс проактивности и реактивности в структуре деятельности государственно-бюрократического аппарата

Государственное регулирование занимает особое место в структуре факторов предпринимательства территорий. При этом государственный аппарат и административное регулирование формируют поле инвариантного, однако, — в целом реактивного подхода к деятельности (независимо от уровня анализа — от личностных свойств чиновников до приоритетов и имманентных государству форм организации внутренних процессов и взаимодействия с окружением). Так, характеризуя личностные свойства представителей государственно-бюрократических структур, Дж. Бьюкенен [3] отмечал в качестве мотивов деятельности госаппарата «политическую близорукость»: приоритетом деятельности служит попадание во властные структуры, что порождает доминирование краткосрочных стратегий, ориентированных на сроки представительства.

Согласно М. Ротбарду [7], государство формирует альтернативную производству возможность обогащения — посредством распределения бюджета, что создает так называемую погоню за рентой; доминирование соответствующих стратегий на национальном уровне получило название кланового ка­питализма [1].

На уровне ведомств и региональных систем управления реактивность бюрократического аппарата детерминирована некомпетентностью, в силу чего меры экономической политики долж­ны разрабатываться с учетом низкого уровня компетентно­сти многих правительственных учреждений и министерств, высокого уровня коррупции и вероятности того, что группы с особыми интересами могут влиять на принятие мер регулирования в своих интересах [там же]. Примером отсутствия проактивного видения при регулировании экономики служит деятельность японского Министерства внешней торговли и промышленности во 2-й пол. XX в.: так, МВТП стремилось ликвиди­ровать как избыточные все автомобильные компании, кроме Той­ота и Ниссан; поддерживало разработку телевидения высокой четкости, которое оказалось устаревшим; вело провальные работы над созданием торговых судов с атомным двигателем [5].

Преобладание реактивности в механизме государства обусловлено имманентными ему чертами организации деятельности. Так, если проактивность бизнеса призвана опередить конкурентов, то государство не имеет конкурирующих юрисдикций в своих границах; оно также не может быть «вытеснено с рынка» государственных услуг. Являясь монополистом, государство может также ограничить конкуренцию в экономике, вводя таможенные барьеры, национализируя бизнес и создавая монополии. Иными словами, отсутствие конкурентных угроз государству и его возможности по ограничению обменов обуславливают принципиальное отсутствие потребности в проактивных стратегиях.

Формально государство, тем не менее, использует ряд механизмов, характеризуемых как проактивные (прогнозирование, стратегирование, сценирование), однако разработка таких инструментов часто имеет преимущественно декларативный характер. Наличие же депрессивных и отстающих в развитии территорий, которые становятся постфактум объектами мер реагирования [15], а также – отсутствие эффекта реализации теоретически проактивных проектов, таких как СЭЗ, свидетельствуют о реактивности деятельности бюрократии. тогда как успех проактивных инструментов политики (особых зон и проч.) формируется как следствие содействия проактивности бизнеса и создания условий реализации им соответствующих стратегий.

 

Влияние государственно-административного регулирования на потенциал реализации проактивных стратегий бизнеса

Административное регулирование экономики является дополнительным (помимо «государственного предпринимательства» и оказания государственных услуг) многоаспектным форматом деятельности государства, влияя на потенциал проактивных стратегий бизнеса посредством регулирования цен, объемов и параметров производства, налогообложения, таможенного регулирования, иных мер.

Меры регулирования в целом ограничивают и дезориентируют построение проактивных бизнес-стратегий. Так, регулирование цен не позволяет верно оценить потребительские предпочтения; искусственное стимулирование тех или иных отраслей экономики искажает структуру спроса на производственные ресурсы, а таможенные барьеры ограничивают предложение, сокращают возможности импорта передовых технологий и инноваций. Кроме того, регулирование сокращает ресурсы реализации проактивных стратегий компаний в силу налоговых изъятий, роста стоимости импортных компонентов, ограничений миграции и роста стоимости труда. Такое же воздействие оказывает исполнение избыточных требований по лицензированию и отчетности, формируя финансовые и временные издержки.

Предоставляемые государственным аппаратом возможности соискания «административной ренты» дают возможность бизнесу вести внеэкономическую (посредством вовлечения бюрократии) конкуренцию, что лишает преимуществ проактивные компании, дестимулируя их в выработке и реализации передовых практик, сокращает потенциал инноваций, производительность и конкурентоспособность экономики в целом.

Таким образом, государственное регулирование не только форматирует деятельность рыночного сектора территорий, но и влияет на формирование стимулов и ресурсов реализации проактивных стратегий, и, соответственно, –модернизационные векторы развития и статус экономик территорий.

Выводы

Проактивные стратегии бизнеса являются непосредственным механизмом экономической модернизации. Вместе с тем, такие стратегии реализуются в контексте национальной культуры и среды предпринимательства, ключевым элементом которой выступает государственное управление. Как следствие, согласно [22], условия в экономике, обеспечивающие поощрение риска и инновационных R&D, поддержку бизнес-инкубаторов, облегчение правил торговли, строгую налоговую политику, повышение доступности и производительности труда, дерегулирование промышленности и приватизацию государственных предприятий, детерминированы государством и служат условиями развития бизнеса и его проактивности.

Согласно R. Willis [25], предпринимательство обеспечивается защитой контрактов и прав интеллектуальной собственности, поощрением конкуренции и ограничением монополизма. Напротив, отрицательное влияние оказывают обилие норм и правил, затраты времени и денег на выполнение процедур.

Государство, однако, должно не только ограничивать свою деятельность в ряде сфер, но и наращивать её в ряде иных сфер, без чего даже проактивные институты (например, СЭЗ) будут бесполезны; пример такого рода — неудачи Бангладеш в развитии особых экономических зон и привлечении в них инвестиций, которые объясняются [10] отсутствием, в числе прочего, безопасности, нестабильностью, однако более всего – отсутствием политической воли и коррупцией.

В этой связи должным форматом политики в интересах расширения проактивности бизнеса как непосредственно реализующего модернизационные стратегии, является формирование проактивного вектора деятельности государства, то есть его упреждающей деятельности по отношению к потребностям инновационного роста и повышения глобальной конкурентоспособности. Соответствующая система мер должна включать: участие представителей бизнеса в выработке стратегий развития; прогностический проактивный характер законодательной деятельности в целях создания системы разграничения и защиты прав собственности в перспективных сферах экономики; ограничение налоговых, тарифных и иных изъятий ресурсов у компаний, ориентированных на инноватику и продвижение на внешних рынках; снятие торговых ограничений, лишающих бизнес ресурсов развития и доступа к передовым технологиям, радикальное сокращение отчетно-надзорной нагрузки на экономику.

Таким образом, основным вектором трансформации политики регулирования в контексте задач модернизации должно стать формирование проактивного государства, его содействие повышению проактивности бизнеса, что обеспечит решение модернизационных задач, повышение инновационного статуса и конкурентоспособности компаний и экономики в целом.

 

Список литературы

  1. Андерсон Р. Просто не стой на пути. Как государство может помочь бизнесу в бедных странах. — М.: ИРИСЭН. 2016. 379 с.
  2. Безденежных В.М. Родионов А.С. Проактивный риск-ориентированный подход в сценарном планировании деятельности хозяйствующих субъектов // Экономика. Налоги. Право. 2017. Т. 10. № 6. С. 76-83.
  3. Бьюкенен Дж. Конституция экономической политики/Избранные труды. Серия «Нобелевские лауреаты по экономике». — М.: Таурус Альфа, 1997. С. 15-30.
  4. Кови С. Р. Семь навыков высокоэффективных людей: мощные инструменты развития личности. — М.: Альпина Паблишерз, 2011. 263 с.
  5. Маэстро бума. Уроки Японии. Сб. статей. Челябинск: Социум. – 2003. — 273 с.
  6. Олпорт Г. Становление личности: Избранные труды.  Пер. с англ. — М.: Смысл, 2002. 196 с.
  7. Ротбард М. Власть и рынок. —  Челябинск: Социум, 2010. — 418 с.
  8. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник. — М.: Прогресс. 1990. 369 с.
  9. Accelerating organizations anticipate: proactive vs. reactive organizations/ URL: https://www.heidrick.com/Knowledge-Center/Article/Anticipate-Proactive-vs-reactive-organizations (дата обращения: 10.07.2019)
  10. Alam, M.M. Molla R.I., Murad M.W. 2014. Malaysia’s Proactive Economic Zone Regime as a Model to Emulate for Success of Bangladesh Economic Zone Scheme //Journal of Developing Areas. Vol. 48(2). pp. 399-407.
  11. Bloodgood, H. M. Sapienza H. J., Carsrud A. L.   1999. The dynamics of new business Start-ups: Person, context, and process//J. A. Katz, & R. H. Brockhaus (Eds.), Advances in entrepreneurship, firm emergence, and growth. Stannford, CT: JAI Press. Vol. 2. pp. 123-144.
  12. Bonnet J. Pape N. Le. 2008. «Successful proactive market orientation of new entrepreneurs: what kind of human capital matters?». Doctoral Track and Conference. Entrepreneurship, Culture, Finance and Economic Development. University of Caen, 19-20th of June 2008.
  13. Bostjan A. 2001. Intrapreneurship: construct refinement and cross-cultural validation // Journal of Business Venturing — № 16. pp. 495-527
  14. Business Dictionary/ URL: http://www.businessdictionary.com/definition/proactive.html  (дата обращения: 10.07.2019)
  15. Gontar, N.V. 2016. Territorial policy: The structure and peculiarities of influence on spatial organization of society and economy //Izvestiya Rossiiskaya Akademii Nauk, Seriya Geograficheskaya. Issue № 2.- рр. 18-26
  16. Matthing, J. Sanan B., Edvardsson  B. 2004. New service development: Learning from and with customers//International Journal of Service Industry Management. 2004. Vol. 15. Issue 5,  pp. 479-498
  17. Mingjiang L. 2007. China proactive Engagement in Asia: Economics, Politics and Interactions. Singapore: S. Rajaratnam School of International  Studies. p. 15
  18. Nanavati А. Ahmed S. India-Canada Trade and FDI Bilateral Flows: Performance, Prospects and Proactive Strategies. Delhi : Allied Publishers, 2013. P. 236
  19. Parker, S.K. 2010. Making things happen: A model of proactive motivation //Journal of Management. 2010. Vol. 36. Issue 4. pp. 827-856
  20. Proactive Part Analysis and the Economics of Prevention Randy Myers on July 9, 2014/ URL: http://www.hynesindustries.com/blog/proactive-part-analysis-and-the-economics-of-prevention (дата обращения: 10.07.2019)
  21. Reactive and Proactive Policy/ URL: https://www.e-education.psu.edu/geog432/node/128 (дата обращения: 10.07.2019)
  22. Sang M. L. Peterson S. J. Culture, Entrepreneurial orientation, and Global Competitiveness// Journal of World Business. 2000. № 35(4). pp. 401-416
  23. Sharifi, H.  1999. Methodology for achieving agility in manufacturing organisations: an introduction// International Journal of Production Economics. Vol. 62. Issue 1. pp. 7-22
  24. Tamas C. Issues K. 2015. The Impact of Proactive Strategies on Market Performance in Economic Downturn: the Case of Hungary//“Convergence and Divergence in the New Europe: Marketing Challenges and Issues”: Proceedings Of The 6th Emac Regional Conference. — Vienna: Vienna University of Economics and Business. pp. 36-39
  25. Willis, R. 1985. What should be the federal role in startups?// Management Review. November. рр. 11-13.
  26. Zahra, S. A. 1999. The changing rules of global competitiveness in the 21st century //Academy of Management Executive. pp. 36-42.

 

References

  1. Anderson R. Just stay out of the way. How government can help business in poor countries [Prosto ne stoy na puti. Kak gosudarstvo mozhet pomoch’ biznesu v bednykh stranakh]. — M.: IRISEN. 2016. 379 p
  2. Bezdenezhnykh V.M. Rodionov A.S.Proactive risk-based approach in the scenario planning activities of economic entities [Proaktivnyy risk-oriyentirovannyy podkhod v stsenarnom planirovanii deyatel’nosti khozyaystvuyushchikh sub»yektov]// Economics. Taxes. Right. 2017. 10. No. 6. S. 76-83.
  3. B’yukenen Dzh. The Constitution of economic policy/Selected works [Konstitutsiya ekonomicheskoy politiki/Izbrannyye trudy]. The series «Nobel prize winners in Economics». — Moscow: Taurus Al’fa, 1997. P. 15-30.
  4. Covey S. R. The Seven habits of highly effective people: powerful tools of personality development [Sem’ navykov vysokoeffektivnykh lyudey: moshchnyye instrumenty razvitiya lichnosti]. — M.: Al’pina Pablisherz, 2011. 263 p.
  5. Maestro boom. The Lessons Of Japan. SB. Articles [Maestro buma. Uroki Yaponii]. Chelyabinsk: Socium. – 2003. — 273 p.
  6. Allport G. the Formation of personality: Selected papers [Olport G. Stanovleniye lichnosti]. Per. from English. — M: Meaning, 2002. 196 C.
  7. Rotbard M. Power and market [Vlast’ i rynok]. — Chelyabinsk: Social Life, 2010. — 418 p
  8. Frankl V. Man’s search for meaning: Collection [Chelovek v poiskakh smysla]. — M.: Progress. 1990. 369 p
  9. Accelerating organizations anticipate: proactive vs. reactive organizations/ URL: https://www.heidrick.com/Knowledge-Center/Article/Anticipate-Proactive-vs-reactive-organizations (дата обращения: 10.07.2019)
  10. Alam, M.M. Molla R.I., Murad M.W. 2014. Malaysia’s Proactive Economic Zone Regime as a Model to Emulate for Success of Bangladesh Economic Zone Scheme //Journal of Developing Areas. Vol. 48(2). pp. 399-407.
  11. Bloodgood, H. M. Sapienza H. J., Carsrud A. L. The dynamics of new business Start-ups: Person, context, and process//J. A. Katz, & R. H. Brockhaus (Eds.), Advances in entrepreneurship, firm emergence, and growth. Stannford, CT: JAI Press. Vol. 2. pp. 123-144.
  12. Bonnet J. Pape N. Le. 2008. «Successful proactive market orientation of new entrepreneurs: what kind of human capital matters?». Doctoral Track and Conference. Entrepreneurship, Culture, Finance and Economic Development. University of Caen, 19-20th of June 2008.
  13. Bostjan A. 2001. Intrapreneurship: construct refinement and cross-cultural validation // Journal of Business Venturing — № 16. pp. 495-527
  14. Business Dictionary/ URL: http://www.businessdictionary.com/definition/proactive.html (дата обращения: 10.07.2019)
  15. Gontar, N.V. 2016. Territorial policy: The structure and peculiarities of influence on spatial organization of society and economy //Izvestiya Rossiiskaya Akademii Nauk, Seriya Geograficheskaya. Issue № 2.- рр. 18-26
  16. Matthing, J. Sanan B., Edvardsson 2004. New service development: Learning from and with customers//International Journal of Service Industry Management. 2004. Vol. 15. Issue 5,  pp. 479-498
  17. Mingjiang L. 2007. China proactive Engagement in Asia: Economics, Politics and Interactions. Singapore: S. Rajaratnam School of International p. 15
  18. Nanavati А. Ahmed S. India-Canada Trade and FDI Bilateral Flows: Performance, Prospects and Proactive Strategies. Delhi : Allied Publishers, 2013. P. 236
  19. Parker, S.K. 2010. Making things happen: A model of proactive motivation //Journal of Management. 2010. Vol. 36. Issue 4. pp. 827-856
  20. Proactive Part Analysis and the Economics of Prevention Randy Myers on July 9, 2014/ URL: http://www.hynesindustries.com/blog/proactive-part-analysis-and-the-economics-of-prevention (дата обращения: 10.07.2019)
  21. Reactive and Proactive Policy/ URL: https://www.e-education.psu.edu/geog432/node/128 (дата обращения: 10.07.2019)
  22. Sang M. L. Peterson S. J. Culture, Entrepreneurial orientation, and Global Competitiveness// Journal of World Business. 2000. № 35(4). pp. 401-416
  23. Sharifi, H. Methodology for achieving agility in manufacturing organisations: an introduction// International Journal of Production Economics. Vol. 62. Issue 1. pp. 7-22
  24. Tamas C. Issues K. 2015. The Impact of Proactive Strategies on Market Performance in Economic Downturn: the Case of Hungary//“Convergence and Divergence in the New Europe: Marketing Challenges and Issues”: Proceedings Of The 6th Emac Regional Conference. — Vienna: Vienna University of Economics and Business. pp. 36-39
  25. Willis, R. 1985. What should be the federal role in startups?// Management Review. November. рр. 11-13.
  26. Zahra, S. A. 1999. The changing rules of global competitiveness in the 21st century //Academy of Management Executive. pp. 36-42.

Государственное и муниципальное управление