Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (57), 2019

Роль территории опережающего развития в обеспечении устойчивости развития Чукотского автономного округа

The role of the priority development area in ensuring the sustainability of the development of the Chukotka Autonomous Region

Авторы


кандидат экономических наук
Россия, Генеральный директор ООО «Финансовый и организационный консалтинг»
derbedenev@foconsult.ru


доктор экономических наук, доцент кафедры национальной и региональной экономики
Россия, Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова
chaynikova.liliya@mail.ru


кандидат экономических наук, доцент кафедры национальной и региональной экономики
Россия, Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова
sorokina-tula@mail.ru

Аннотация

Актуальность темы обусловлена необходимостью обеспечения устойчивости социально-экономического развития российских регионов и активным использованием в настоящее время в практике управления экономикой регионов Дальнего Востока такого инструмента как территории опережающего развития (ТОР). Цель работы – оценить влияние деятельности ТОР на устойчивость социально-экономического развитие Чукотского автономного округа. Построена эконометрическая модель, позволяющая определить роль ТОР в обеспечении устойчивости Чукотского автономного округа.

Ключевые слова

Чукотский автономный округ, устойчивость социально-экономического развития региона, территория опережающего развития, региональная социально-экономическая система

Рекомендуемая ссылка
Дербеденев Виталий Алексеевич , Чайникова Лилия Николаевна , Сорокина Наталья Юрьевна
Роль территории опережающего развития в обеспечении устойчивости развития Чукотского автономного округа// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (57). Номер статьи: 5714. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5714/
Authors

Derbedenev Vitaliy Alekseyevich
Candidate of Economic Sciences
Russia, General director of financial and organizational consulting LLC
derbedenev@foconsult.ru

Chaynikova Liliya Nikolayevna
Doctor of Economics, Associate Professor of the Department of National and Regional Economics
Russia, Russian Economic University named after G.V. Plekhanov
chaynikova.liliya@mail.ru

Sorokina Natal'ya Yur'yevna
Candidate of Economic Sciences, Associate Professor of the Department of National and Regional Economics
Russia, Russian Economic University named after G.V. Plekhanov
sorokina-tula@mail.ru

Abstract

The relevance of the topic is due to the need to ensure the sustainability of the socio-economic development of the Russian regions and the active use of such a tool as the territory of priority development (TPD) in the practice of managing the economies of the Far East regions. The purpose of the work is to assess the impact of TOR activities on the sustainability of the socio-economic development of the Chukotka Autonomous Region. An econometric model was built, which allows defining the role of TOP in ensuring the sustainability of the Chukotka Autonomous Region.

Keywords

Chukotka Autonomous Region, the stability of the socio-economic development of the region, the territory of advanced development, the regional socio-economic system

Suggested Citation
Derbedenev Vitaliy Alekseyevich , Chaynikova Liliya Nikolayevna , Sorokina Natal'ya Yur'yevna
The role of the priority development area in ensuring the sustainability of the development of the Chukotka Autonomous Region. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (57). Art. #5714. Date issued: 2019-03-22. Available at: https://eee-region.ru/article/5714/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

В условиях нестабильности, турбулентности социально-экономических процессов одной из актуальных задач, стоящих перед органами управления на всех уровнях государственного устройства Российской Федерации, становится обеспечение устойчивости развития территориальных систем – регионов и муниципальных образований.

Следует отметить, что понимание устойчивости пришло в экономику и управление из естественных наук, предложивших современному научному сообществу теорию устойчивости — концепцию, раскрывающую закономерности поведения сложных систем под влиянием внешних воздействий [7]. Между тем, речь не идет о простом переносе, трансляции научного знания из естественных наук в науки об обществе. Несмотря на общность предмета исследования проблема устойчивости в социально-экономических системах обладает выраженной спецификой и принципиально отличным ценностным содержанием, что позволило исследователям-экономистам рассматривать устойчивость как междисциплинарную категорию [17]. Начало такому исследовательскому подходу заложил еще К. Маркс, рассматривавший проблему устойчивости во взаимосвязи с проблемами воспроизводства и рыночного равновесия [8]. В конце XIX в. Л. Вальрас разработал математическую модель общего экономического равновесия [1], с появлением которой у исследователей появился инструмент анализа (пусть не совершенный) экономического равновесия. Проблему устойчивости также исследовали Дж. Хикс, П. Самуэльсон, К. Эрроу, X. Узава и другие авторитетные зарубежные ученые. Следует отметить вклад российских ученых в раскрытие наиболее общих закономерностей и механизмов обеспечения устойчивости социально-экономических систем. В частности, В.А. Коптюг [5] и А.Г. Корякова [6], определяющих устойчивость как сбалансированное развитие всех сфер экономики для решения ее экономических, социальных и экологических проблем. Аналогичный подход использовал еще в 20-х годах прошлого века советский экономист Г.А. Фельдман [21], понимавший под устойчивым («гармоничным») развитием достижение динамического равновесия при развитии  социально-экономических систем. В более поздних отечественных исследованиях устойчивое развитие рассматривается как макроэкономическая категория и исследуется в контексте теории полюсов роста, в соответствии с которой накопление социально-экономического потенциала в одних регионах создает необходимые условия для экономического роста в других регионах и в стране в целом. В настоящее время среди отечественных исследователей-регионалистов получил широкое признание подход к пониманию устойчивости развития в контексте создания  необходимых предпосылок для прогрессивного движения региональной социально-экономической системы вперед, для перехода ее в качественно новое состояние [2]. Так, известные российские ученые-экономисты А.И.  Татаркин и  Д.А.Татаркин рассматривают устойчивость как способность региона обеспечивать  в условиях сложившейся макросреды расширенное воспроизводства валового регионального продукта в интересах реализации как внешних по отношению к региону целей (макроэкономических и общенациональных), так и внутрирегиональных целей развития [18]. Таким образом, следует констатировать, что проблема обеспечения устойчивости развития территориальных, в частности, региональных систем обладает актуальностью как в плане теоретических изысканий, так и для формирования эффективной государственной политики регионального развития, целью которой является обеспечения качества жизни населения, независимо от места проживания [15].

Несмотря на то, что методология исследований устойчивости развития территориальных социально-экономических систем все еще находится в процессе формирования, большинство исследователей придерживаются позиции, что в качестве показателя, характеризующего устойчивость развития территории, следует использовать показатель «темп роста валового регионального продукта (ВРП) на душу населения».

По нашему мнению, долгосрочный рост показателя «темп роста ВРП на душу населения» позволяет, при прочих равных условиях, вести речь об устойчивости развития региональной социально-экономической системы. Важной научно-практической проблемой, проявившейся в процессе применения показателя в качестве критерия устойчивости регионального развития, стало установление минимального (критического) темпа роста показателя, ниже уровня которого невозможно вести речь об устойчивости развития региональной социально-экономической системы [14].

В ходе контент-анализа публикаций авторитетных исследователей проблем региональной экономики и проведения серии эмпирических исследований нами предложено при установлении критического значения показателя в качестве стандарта использовать средние значения по федеральному округу.

 

Результаты исследований

В качестве объекта исследования нами выбран Чукотский автономный округ, входящий в состав Дальневосточного федерального округа, который имеет особое стратегическое экономическое и геополитическое значение для России.

Динамика показателей валового регионального продукта  на душу населения и темп его роста Чукотского автономного округа (ЧАО), а также темп роста показателя в среднем по Дальневосточному федеральному округу представлены в табл. 1.

 

Таблица 1 — Значения валового регионального продукта  на душу населения, млн. /чел.*

Года 2005 2006 2007 2008 2009 2010
ВРП на душу населения ЧАО, млн. /чел. 237 134,5 295 107,1 396 907,1 582 270,4 872 422,0 767 845,6
Темп роста показателя, % 124,45 134,5 146,7 149,83
Темп роста показателя в среднем по ДФО, % 122,2 128,75 120,75 113,18 122,49
Года 2011 2012 2013 2014 2015 2016
ВРП на душу населения ЧАО, млн. /чел. 883 368,7 896 822,1 927403,5 1 142 504,1 1 226 152,0 1 323 201,3
Темп показателя, % 115,05 101,52 103,41 123,19 107,32 107,92
Темп роста показателя в среднем по ДФО, % 120,5 106,97 105,18 113,78 111,79 105,075

*Рассчитано на основе статистических данных, размещенных на официальном сайте Росстата  [13]

 

Анализ данных по Чукотскому автономному округу, приведенных в табл.1, показал, что исследуемый показатель не стабилен в динамике. На значительное снижение показателя в 2010 г. повлияли внешние факторы (мировой финансово-экономический кризис), а также внутренние факторы, в частности, снижение инвестиций в основной капитал, поступление которых на территорию исследуемого субъекта  в 2010 году сократилось на 51,5% (табл. 2) по сравнению с 2009 г., что обусловлено окончанием строительства и вводом в эксплуатацию в 2009 г. значительных по объемам капитальных вложений объектов инфраструктуры на золотом месторождении «Купол» [9].

 

Таблица 2– Индекс физического объема инвестиций в основной капитал Чукотского автономного округа, %  [13]

Года 2005 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Показатель 61,4 33,9 170,3 174,3 66,3 64,1 156,2 63,2

 

Сопоставление темпов роста ВРП на душу населения по Чукотскому автономному округу и аналогичного показателя в среднем по Дальневосточному федеральному округу (табл. 1) позволяет констатировать, что в период 2006-2009 г.  исследуемый показатель значительно выше по ЧАО, в период 2011-2013 гг., напротив, темп роста среднеокружного показателя выше. Необходимо отметить, что в 2014 г.  темп роста ВРП на душу населения Чукотского АО значительно выше аналогичного показателя по Дальневосточному федеральному округу (+9,51 п.п.).

Минимальный темп роста показателя ВРП на душу населения Чукотского АО за анализируемый период 2005-2016 гг.  наблюдался в 2010 г. (табл.1), в связи с этим в 2010 гг. Правительством Чукотского автономного округа была реализована программа антикризисных действий, направленная на решение главных задач — обеспечение социальной и экономической стабильности и реализация планов стратегического развития региона. Острота проблемы была снята  в 2011 году за счет предпринятых усилий Правительства округа по следующим ключевым направлениям [12]:

  • увеличение доли собственных налоговых доходов в общем объеме доходов регионального бюджета;
  • повышение уровня доходов и качества жизни населения;
  • обеспечение поддержки коренных народов Севера и сохранение традиционного уклада их жизни.

По итогам 2014 года социально-экономическое развитие Чукотского АО характеризуется положительной динамикой и ростом основных макроэкономических показателей [10]:

  • рост добычи руд цветных металлов: в 2014 году добыто максимальное количество золота – 32 тонны (исторический максимум золотодобычи на Чукотке – 35,4 тонны в 1974 году);
  • по росту индекса промышленного производства за 2014 год Чукотский автономный округ занимает 1-е место как в России, так и среди субъектов Дальневосточного федерального округа (Чукотский АО – 134,2%; РФ – 101,7%, ДФО – 105,3%).

В начале 2015 года Правительством ЧАО был утвержден план мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности Чукотского автономного округа в 2015-2017 гг., включающий первоочередные антикризисные меры и меры, направленные на развитие региона. Предпринятые оперативные меры и созданный в предыдущие годы базис развития региона позволили смягчить кризисное воздействие на экономику и социальную сферу округа [12].

Статистические данные об объемах добычи в динамике (табл.3) подтверждают  рост данного показателя (за период 2005-2016 гг. показатель увеличился в 6,68 раз). На Чукотке по итогам 2018 г. зафиксирован значительный рост добычи полезных ископаемых, что позволяет региону  все более твердо заявлять о себе как об угледобывающем регионе.

 

Таблица 3 — Добыча полезных ископаемых в Чукотском автономном округе [13]

Года 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Добыча полезных ископаемых, тыс. тн 7,5 7,5 12,0 29,9 40,8 38,2 41,6 37,8 33,2 41,9 48,4 50,1

 

В результате реализации крупных инвестиционных проектов по освоению золоторудных месторождений в соответствии со Стратегией развития региона, за последние годы в отраслевой структуре валового регионального продукта (ВРП) Чукотки отмечается увеличение доли добычи полезных ископаемых. Отрасль с 2008 года обеспечивает наибольший вклад в ВРП – 35-40%  (для сравнения в 2007 году – 12% объема ВРП).В среднесрочной перспективе прогнозируется ежегодный рост валового регионального продукта, связанный, в первую очередь, с увеличением добычи драгметаллов [3].

Одним из инструментов территориального развития российских регионов, используемых для привлечения инвестиций, ускоренного развития экономики и улучшения жизни населения являются территории опережающего социально-экономического развития (ТОР), правовой режим в которых, меры государственной поддержки и порядок осуществления деятельности на таких территориях определены Федеральным законом «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» от 29 декабря 2014 года [20].

Первые территории опережающего развития созданы на Дальнем Востоке, поскольку с развитием данного макрорегиона связаны надежды и перспективы движения России на Восток, к новому экономическому центру мировой экономики — Китаю. Самой крупной и наиболее удаленной территорией опережающего развития на Чукотке является ТОР «Беринговский», созданная в августе 2015 года. Площадь ТОР составляет 15,9 млн га, включает в себя город Анадырь и значительную часть Анадырского района.

Потенциал рассматриваемой территории в значительной степени определяется наличием запасов полезных ископаемых (нефть, газ, уголь, золото, серебро, ртуть, вольфрам), а также близостью к странам АТР. С другой стороны, развитие промышленности существенно осложняется неблагоприятными климатическими условиями, слабой развитостью инженерной и транспортной инфраструктуры и низкой плотностью населения.

Ведущей отраслью ТОР «Беринговский» является угольная промышленность, ориентированная на разработку крупнейших месторождений каменного угля Амаамской и Верхне-Алькатваамской площадей Беринговского угольного бассейна, переработку сырья и поставку готового концентрата преимущественно в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Губернатор Чукотки отметил, что плановые объёмы добычи могут достигать 10-12 млн тонн угля в год или 5 – 6,5 млн тонн готовой продукции, а реализация инвестпроектов ТОР позволит в 2030 году по отношению к 2013 году достичь роста объемов налоговых доходов консолидированного бюджета региона от угольной промышленности в 60 раз, прироста ВРП – более чем на 600%, соотношения доли частных и государственных инвестиций – не менее 8 руб. к 1 руб., создания как минимум 2,5 тыс. новых высокооплачиваемых и высокотехнологичных рабочих мест, а также выхода на бездотационность региона [22].

В результате реализации плана развития территории опережающего развития «Беринговский» должна быть построена инфраструктура, в первую очередь, транспортная (в настоящее время в регионе полностью отсутствуют железные дороги, а морские порты функционируют 3-5 месяцев в году.), которая даст толчок к развитию всего региона.

Для оценки роли ТОР «Беринговский» в обеспечении устойчивости развития Чукотского автономного округа построим эконометрическую модель и выявим с ее помощью факторы, определяющие уровень экономического развития исследуемой территории опережающего развития. В качестве результирующего показателя выбран «валовой региональный продукт (ВРП) на одного занятого в экономике», определяющий уровень эффективности экономики в регионах, спецификой которых является низкая численность населения. В таких регионах, к числу которых относится Чукотский автономный округ, показатели производительности общественного труда, в конечном счете, определяют конкурентоспособность территории в масштабах национальной и мировой экономики. В качестве факторных выбраны три показателя, характеризующие внутреннюю среду региональной экономики территорий данного типа (табл.3):

  • объем выручки от продажи товаров, работ, услуг за вычетом НДС, млрд. руб.(X1),
  • капитальные вложения, осуществленные резидентами ТОР на территории ТОР, в соответствии с соглашениями об осуществлении деятельности в ТОР, млрд. руб. (X2),
  • объем привлеченных иностранных инвестиций, млрд. руб. (X3).

 

Таблица 3 — Производительность труда и факторы внутренней среды экономики ЧАО [16, 19]

Год ВРП/на 1 занятого, млн. /чел. Показатели ТОР «Беринговский»
Объем выручки от продажи товаров, работ, услуг за вычетом НДС, млрд. руб. Капитальные вложения, осуществленные резидентами ТОР на территории ТОР, в соответствии с соглашениями об осуществлении деятельности в ТОР, млрд. руб. Объем привлеченных иностранных инвестиций, млрд. руб.
  Y X1 X2 X3
2017 2,21841 1,58300 7,79800 6,49700
2018 2,08197 2,96900 3,23900 0,51200
2019 2,26471 12,73200 7,96100 7,46900
2020 2,40993 29,32700 5,57500 5,33300
2021 2,41601 46,05300 13,82200 13,57800
2022 2,83702 52,26500 16,73900 11,90000
2023 2,90305 59,84200 11,99300 7,15900
2024 3,20481 61,97500 5,05500 0,22000

 

С помощью пакета «Анализ данных» компьютерной программы Microsoft Office Excel была построена формальная регрессионная зависимость, иллюстрирующая взаимосвязи между результирующим показателем – валовым региональным продуктом (ВРП) на одного занятого, и набором факторов, его определяющих.

Уравнение регрессии имеет следующий вид:

 

Для построенной многофакторной регрессионной модели средняя процентная ошибка MPE составила (-1,39%), а средняя абсолютная ошибка в процентах МАРЕ равна 14,31%. Коэффициент детерминации R2=0,927782 показывает, что построенная регрессионная модель объясняет 92,8% вариаций валового регионального продукта на одного занятого, вызванных изменением объясняющих переменных. Математическое подтверждение высокого качества построенной регрессионной модели, помимо расчета средней абсолютной и процентной ошибок, подкрепляется проверкой статистических гипотез для t-статистики и F-статистики.

Таким образом, построенная факторная модель подтверждает наличие обратной связи между уровнем эффективности ТОР и объемом привлеченных иностранных инвестиций. Напротив, положительное влияние на прирост ВРП на одного занятого в региональной экономике оказывают увеличение объемов выручки от продажи товаров, работ, услуг за вычетом НДС,  и величины капитальных вложений, осуществленных резидентами ТОР на территории ТОР, в соответствии с соглашениями об осуществлении деятельности в ТОР. Полученные результаты являются крайне важными для понимания факторов, определяющих уровень эффективности ТОРов. Можно утверждать, что именно внутренние факторы, прежде всего объемы капитальных вложений, осуществленных резидентами на территории ТОР, в наибольшей степени определяют динамику развития территорий данного типа. Вызывает интерес и требует дальнейшего исследования гипотеза о том, что в среднесрочной перспективе динамика развития ТОР будет менее чувствительна к приросту иностранных инвестиций, что является косвенным свидетельством превращения ТОРов в самостоятельные «точки роста», развивающиеся за счет внутренних источников, прежде всего, капитальных вложений, осуществленных резидентами.

 

Заключение

В заключении необходимо отметить, что проведенные количественные исследования позволяют утверждать, что территория опережающего развития «Беринговский» является эффективным инструментом в обеспечении устойчивости социально-экономического развития Чукотского автономного округа. Полученные результаты могут быть использованы в ходе разработки стратегий и программ социально-экономического развития как ТОР «Беринговский», так и Чукотского автономного округа.

 

Список литературы:

  1. Вальрас Л. Элементы чистой политической экономии. – М.: Изограф,2000. – 448 с.
  2. Гутман Г.В., Мироедов А.А., Федин С.В. Управление региональной экономикой. – М.: Финансы и статистика, 2001. – 176 с.
  3. Инвестиционный портал Чукотского автономного округа. Социально-экономическое развитие. Режим доступа: https://invest-chukotka.ru/o-regione/soczialno-ekonomicheskoe-razvitie
  4. Инвестиционный портал Чукотского автономного округа. Социально-экономическое развитие. Режим доступа: https://invest-chukotka.ru/o-regione/soczialno-ekonomicheskoe-razvitie
  5. Коптюг В.А. Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, июнь 1992 г.) Информационный обзор.-Новосибирск, 1992.-С. 19-22.
  6. Коряков А.Г. Теоретические предпосылки развития российских регионов в контексте концепции устойчивого развития // Теория и практика общественного развития. – 2012. -№6.- С. 186-190.
  7. Ляпунов А.М. Собрание сочинений. Т. 1. – М. :Изд-во АН СССР, 1954. – 446с.
  8. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. III. Ч. I. М.: Политиздат, 1975. 508 с.
  9. Объемы и темпы роста совокупного ВРП по федеральным округам. Режим доступа: https://infopedia.su/10xe3e.html
  10. Отчет о результатах деятельности Правительства Чукотского автономного округа в 2014 году. Режим доступа: http://chuk.dot.ru/power/government/deputy_governor/
  11. Отчет о результатах деятельности Правительства Чукотского автономного округа в 2015 году. Режим доступа: http://docplayer.ru/49313180-Otchet-o-rezultatah-deyatelnosti-pravitelstva-chukotskogo-avtonomnogo-okruga-v-2015-godu.html
  12. Отчето результатах деятельности Правительства Чукотского автономного округа  в 2011 году. Режим доступа:
  13. Росстат. Режим доступа: http://www.gks.ru/
  14. Сорокина Н.Ю. Теоретические и методические аспекты обеспечения устойчивого развития старопромышленных регионов России: монография. Тула: Изд-во ТулГУ. 2016. 170 с.
  15. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2019 г. No 207-р.- http://static.government.ru/media/files/UVAlqUtT08o60RktoOXl22JjAe7irNxc.pd
  16. Стратегия социально-экономического развития Чукотского автономного округа до 2030 года. Режим доступа: http://xn--80atapud1a.xn--p1ai/priority_areas/strategic-plan/strategiya-razvitiya.php
  17. Сульповар Л.Б. Развитие теории устойчивости социально-экономических систем // Вестник Ассоциации вузов туризма и сервиса. – – N 2.- С. 83- 88.
  18. Татаркин А.И., Татаркин Д.А. Саморазвивающиеся территориальные экономические системы: диалектика формирования и функционирования // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. N 3 (184).
  19. ТОР «Беринговский» Чукотский автономный округ. Режим доступа: https://minvr.ru/upload/iblock/b59/Beringovskiy_.pdf
  20. Федеральный закон «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» от 29.12.2014 N 473-ФЗ (последняя редакция). Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_172962/
  21. Фельдман Г.А. К теории темпов народного дохода // Плановое хозяйство. — 1928. — № 11.- С.12-19.
  22. Чукотский ТОР «Беринговский» заявился на конкурс Минвостокразвития. Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/2635289

 

Bibliography:

  1. Walras L. Elements of pure political economy [Elementy chistoy politicheskoy ekonomii]. — M .: Izo-graph, 2000. — 448 p.
  2. Gutman G.V., Miroyedov A.A., Fedin S.V. Regional Economy Management [Upravleniye regional’noy ekonomikoy]. — M .: Finance and Statistics, 2001. — 176 p.
  3. Investment portal of the Chukotka Autonomous Region. Socio-economic development [Investitsionnyy portal Chukotskogo avtonomnogo okruga. Sotsial’no-ekonomicheskoye razvitiye]. Access mode: https://invest-chukotka.ru/o-regione/soczialno-ekonomicheskoe-razvitie
  4. Investment portal of the Chukotka Autonomous Region. Socio-economic development [Investitsionnyy portal Chukotskogo avtonomnogo okruga. Sotsial’no-ekonomicheskoye razvitiye]. Access mode: https://invest-chukotka.ru/o-regione/soczialno-ekonomicheskoe-razvitie
  5. Koptyug V.A. United Nations Conference on Environment and Development (Rio de Janeiro, June 1992) Information Review [Konferentsiya OON po okruzhayushchey srede i razvitiyu (Rio-de-Zhaneyro, iyun’ 1992 g.) Informatsionnyy obzor].-Novosibirsk, 1992.-C. 19-22.
  6. Koryakov A.G. Theoretical prerequisites for the development of Russian regions in the context of the concept of sustainable development [Teoreticheskiye predposylki razvitiya rossiyskikh regionov v kontekste kontseptsii ustoychivogo razvitiya]// Theory and practice of social development. — 2012. -№6.- p. 186-190.
  7. Lyapunov A.M. Collected Works [Collected Works]. T. 1. — M.: Publishing House of the Academy of Sciences of the USSR, 1954. — 446 p.
  8. Marks K. Criticism of political economy [Kapital. Kritika politicheskoy ekonomii]. T. III. Part I. Moscow: Politizdat, 1975. 508 p.
  9. Volumes and growth rates of the aggregate GRP by federal districts [Ob»yemy i tempy rosta sovokupnogo VRP po federal’nym okrugam]. Access Mode: https://infopedia.su/10xe3e.html
  10. Report on the performance of the Government of the Chukotka Autonomous Region in 2014 [Otchet o rezul’tatakh deyatel’nosti Pravitel’stva Chukotskogo avtonomnogo okruga v 2014 godu]. Access mode: http://chuk.dot.ru/power/government/deputy_governor/
  11. Report on the performance of the Government of the Chukotka Autonomous Region in 2015 [Otchet o rezul’tatakh deyatel’nosti Pravitel’stva Chukotskogo avtonomnogo okruga v 2015 godu]. Access mode: http://docplayer.ru/49313180-Otchet-o-rezultatah-deyatelnosti-pravitelstva-chukotskogo-avtonomnogo-okruga-v-2015-godu.html
  12. Report on the results of the Government of the Chukotka Autonomous Region in 2011 [Otchet o rezul’tatakh deyatel’nosti Pravitel’stva Chukotskogo avtonomnogo okruga v 2011 godu]. Access mode:
  13. Access mode: http://www.gks.ru/
  14. Sorokina N.YU. Theoretical and methodological aspects of ensuring the sustainable development of old industrial regions of Russia: monograph [Teoreticheskiye i metodicheskiye aspekty obespecheniya ustoychivogo razvitiya staropromyshlennykh regionov Rossii]. Tula: Publishing House TSU. 2016. 170 p.
  15. Spatial development strategy of the Russian Federation for the period up to 2025 [Strategiya prostranstvennogo razvitiya Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda]. Order of the Government of the Russian Federation of February 13, 2019 No 207-r. — http://static.government.ru/media/files/UVAlqUtT08o60RktoOXl22JjAe7irNxc.pd
  16. The strategy of socio-economic development of the Chukotka Autonomous Region until 2030 [Strategiya sotsial’no-ekonomicheskogo razvitiya Chukotskogo avtonomnogo okruga do 2030 goda]. Access mode: http: //xn--80atapud1a.xn--p1ai/priority_areas/strategic-plan/strategiya-razvitiya.php
  17. Sul’povar L.B. Development of the theory of sustainability of socio-economic systems [Razvitiye teorii ustoychivosti sotsial’no-ekonomicheskikh sistem]// Bulletin of the Association of Universities of Tourism and Service. — 2009. — N 2.- p. 83-88.
  18. Tatarkin A.I., Tatarkin D.A. Self-developing territorial economic systems: the dialectic of formation and functioning [Samorazvivayushchiyesya territorial’nyye ekonomicheskiye sistemy: dialektika formirovaniya i funktsionirovaniya]// Bulletin of Chelyabinsk State University. 2010. N 3 (184).
  19. TOR «Beringovsky» Chukotka Autonomous Region [TOR «Beringovskiy» Chukotskiy avtonomnyy okrug]. Access mode: https://minvr.ru/upload/iblock/b59/Beringovskiy_.pdf
  20. Federal Law «On the territories of advanced socio-economic development in the Russian Federation [O territoriyakh operezhayushchego sotsial’no-ekonomicheskogo razvitiya v Rossiyskoy Federatsii]» dated December 29, 2014 N 473-FZ (last revised). Access mode: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_172962/
  21. Fel’dman G.A. To the theory of the rate of national income [K teorii tempov narodnogo dokhoda]// Planned economy. — 1928. — № 11.- P.12-19.
  22. Chukotka TOR «Beringovsky» announced at the competition Minvosto-krazvitiya [Chukotskiy TOR «Beringovskiy» zayavilsya na konkurs Minvostokrazvitiya]. Access mode: https://www.kommersant.ru/doc/2635289

Региональное развитие