Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (52), 2017

Подход к управлению реализуемостью проектов высокотехнологичного предприятия в квазиинтегрированных промышленных образованиях

Approach to managing joint projects of a high-tech enterprise with subjects of a quasi-integrated industrial region

Авторы


старший преподаватель
Россия, Пермский национальный исследовательский университет
gakashev@frpperm.ru

Аннотация

В статье представлен подход к управлению совместными проектами высокотехнологичного предприятия с субъектами квазиинтегрированного промышленного образования. В рамках представленного подхода, в основе результативности, качества и скорости реализации проекта лежит система взаимоотношений предприятия и внешних участников проекта и способность управлять данной системой. В контексте синергетического подхода к управлению, в статье предложено, для принципиального повышения результативности управления проектами использовать параметры целостности системы взаимоотношений на этапе ее формирования и развития. Для реализации данной цели разработан инструментарий оценки и обработки информации по параметрам целостности. Обработка информации о состоянии системы взаимоотношений осуществлена с использованием когнитивной модели и экспертно-программного комплекса.
В статье представлены результаты апробации разработанного подхода на примере группы конкретных совместных проектов, реализованных в рамках промышленных кластеров с участием якорных высокотехнологичных промышленных предприятий.

Ключевые слова

квазиинтегрированное промышленное образование, субъекты квазиинтегрированного промышленного образования, высокотехнологичное предприятие, совместный проект, система взаимоотношений участников совместного проекта, механизм управления системой взаимоотношений, реализуемость проекта

Рекомендуемая ссылка
Гакашев Марат Миратович
Подход к управлению реализуемостью проектов высокотехнологичного предприятия в квазиинтегрированных промышленных образованиях// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (52). Номер статьи: 5225. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5225/
Authors

Gakashev Marat Miratovich
Senior Lecturer
Russia, Perm National Research University
gakashev@frpperm.ru

Abstract

The article presents an approach to managing joint projects of a high-tech enterprise with subjects of industrial quasi-integrated union. Within the framework of the presented approach, the system of relationships between the enterprise and external project participants, and the ability to manage this system are the basis for the effectiveness, quality and speed of the project implementation. In the context of the synergetic approach to management, the article proposed to use the parameters of the integrality of the system of relationships at the stage of its formation and development in order to increase the effectiveness of project management. To achieve this goal, a tool for evaluating and processing information on integrity parameters has been developed. Data processing about the status of the system of relationships is made by using the cognitive model and expert software.
The article presents the results of approbation of the developed approach by the example of a group of specific joint projects implemented within the framework of industrial clusters with the participation of central main high-tech industrial enterprises.

Keywords

quasi-integrated industrial region, the subjects of a quasi-integrated industrial region, high-tech enterprise, a joint project, system of relations of the participants of the joint project, the mechanism for managing the system of relationships, the feasibility of the project

Suggested Citation
Gakashev Marat Miratovich
Approach to managing joint projects of a high-tech enterprise with subjects of a quasi-integrated industrial region. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (52). Art. #5225. Date issued: 2017-12-31. Available at: https://eee-region.ru/article/5225/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Многие российские промышленные предприятия целенаправленно осуществляют стратегии формирования и развития внешних систем взаимодействия с партнерами, выступая центром сетевого взаимодействия, стремясь получить синергетический эффект, а также стратегические конкурентные преимущества от использования потенциала партнерства и умения сотрудничать. В данном направлении планируется получить существенные результаты в научно-технологическом развитии России и реализации национальной технологической инициативы [1,2].

Наиболее известными формами участия промышленных предприятий в совместных образованиях выступают экосистемы, технополисы, кластеры, технопарки, главной особенностью формирования которых выступает сохранение юридической самостоятельности и независимости участников, а также необходимость применения принципиально новой модели управления на основе согласования интересов взаимодействующих независимых субъектов. В теории и практике такие образования именуются как квазиинтегрированные образования. [3, с.9]. Многие квазиинтегрированные образования создаются по инициативе промышленных предприятий. Так, по разным оценкам, более 1900 российских промышленных предприятий вовлечены в кластерные инициативы, а общее количество только промышленных кластеров, созданных на территории Российской Федерации, составляет около 125 [4, с.3], что позволяет их именовать как квазиинтегрированные промышленные образования. При этом создание практически всех промышленных кластеров было инициировано промышленными предприятиями с целью получения существенных конкурентных преимуществ и значимых синергетических результатов от сотрудничества.

Стратегическая ориентация промышленного предприятия на формирование эффективной системы взаимодействия с партнерами  актуализирует его исключительную роль как инициатора и как активного субъекта управления формируемой системы взаимоотношений. Вместе с тем, если по общим вопросам создания и развития кластерных инициатив, поддержке их со стороны государства, лучшей зарубежной практике за предшествующий период появилось достаточно много научных публикаций, например [5,6,7,8], то проблемы создания эффективных механизмов реализации кластерных инициатив остаются слабо исследованными. Кроме того, в данной предметной области явно доминирует ресурсный подход, который не настраивает на поиск принципиально новых механизмов управления формируемой и развиваемой системой взаимоотношений участников кластерных инициатив, что сдерживает решение приоритетной задачи реализации стратегии научно-технологического развития предприятий [1,2], направленной на принципиальное увеличение скорости реализации проектов научно-технологического развития.

Промышленное предприятие осуществляет свое участие в промышленном образовании через инициирование и реализацию совместных проектов и последующее поддержание созданных процессов. Таким образом, выявление проблем формирования и функционирования промышленного образования, оценку его результативности, целесообразно рассматривать через призму формирования и поддержания такой системы взаимоотношений, в которой на основе совместного видения, предназначения и ценностей, реализуется эффективная проектно-процессная модель деятельности. Возможность реализации такой модели деятельности базируется на согласованности интересов и целей взаимодействующих субъектов и носит стратегический характер. Несогласованность интересов ключевых стейкхолдеров или просто игнорирование их интересов может приводить к негативным последствиям и неоправданным потерям.  Успех стратегий инициирования и реализации совместных проектов базируется на доверии, умении сотрудничать, активизации саморазвития, что может дать более совершенное управление системой взаимоотношений предприятия в промышленном образовании.

 

Механизм управления совместными проектами высокотехнологичного предприятия в промышленном квазиинтегрированном образовании

Основная идея механизма управления совместными проектами высокотехнологичного предприятия в промышленных образованиях заключается в установлении упорядоченных и согласованных действий всех участников системы взаимоотношений, фигурирующих во всех бизнес-процессах, которые выходят на межорганизационный уровень. Это позволит регулировать всю совокупность взаимоотношений участников в цепочке формирования ценностей, а также впоследствии создать прочные конкурентные преимущества каждому отдельному участнику и совокупности участников всей системы взаимоотношений.

Важным вопросом является определенность с субъектом управления. Определение субъекта управления и его особенностей (будет ли это якорная компания, сетевой менеджер, или, возможно, специально обученная активная группа промышленного образования). Данный выбор напрямую зависит от стратегической цели.

В ряде работ, например [9, П.Дюссож и Б.Гаррет], отмечается, что каждая конкретная система взаимоотношений имеет собственную цель, поэтому все управленческие решения обуславливаются в зависимости от того, о какой именно системе взаимоотношений говорится. Выбор не должен носить формальный характер, необходимо учитывать компетенции управляющей единицы, которые не ограничиваются традиционными управленческими способностями и включают компетенции по «оркестрированию», что в настоящее время становится самостоятельным видом деятельности.

Для достижения желаемой синергии требуется создать функционирующую систему стимулов с целью взаимообмена ресурсами и эффективную систему сдержек и противовесов с целью исключения «ситуации безбилетника», оппортунистического поведения участников сети и, возможно, негативных последствий такого поведения в случае, если не удалось его предотвратить.

Управление коллективной деятельностью участников системы взаимоотношений и формирование коллективной стратегии, которая позволяет добиваться поставленной общей цели, подразумевают параллельное решение следующих задач: согласование интересов и согласование действий участников, т.е. кооперацию и координацию. Кооперация заключается в достижении достаточного уровня доверия между непосредственно участниками сети, а также между участниками и координирующим звеном. Координация предполагает разделение зон ответственности, установление необходимого уровня коммуникаций, согласованность действий.

В процессе реализации кооперации и координации единица управления может столкнуться с некоторыми проблемами, главными из которых являются: в первом случае – конфликт интересов, во втором – неопределенность, вызванная осуществляющимися одновременно действиями формально независимых экономических агентов, которые участвуют в системе взаимоотношений.

Таким образом, для действия системы взаимоотношений как единого экономического игрока необходимо создать условия, требующиеся для достижения ее общих целей и интересов участников, при этом необходимо учесть существование парных договоренностей и индивидуальных целей. Для этого существенно: ясное представление о структурных характеристиках системы взаимоотношений, которой управляют; мониторинг и оценка уровня прозрачности и взаимозависимости; наличие сведений о характеристиках всех участников, оценка взаимодополняемости их ресурсов и компетенций; представление о степени управляемости ими (насколько поддаются координации); представление о модальности связей – уровне доверия во взаимоотношениях, степени возможного использования силы.

В известных механизмах управления проектами в системе взаимоотношений не в полной мере производится конкретизация и согласование целей участников системы взаимоотношений. Таким образом,  практика предприятий иллюстрирует, что существует определенная потребность в создании новых управленческих структур, которые будут осуществлять координацию взаимодействий и согласование интересов заинтересованных сторон. Предприятия в полной мере должны осуществлять своевременное инициирование создания таких структур, делегирование конкретных полномочий в такие структуры и реализацию через них своих интересов [10, с.27].

В разработанном нами механизме управления совместными проектами высокотехнологичного предприятия в квазиинтегрированном промышленном образовании предложено рассматривать систему взаимоотношений участников совместного проекта как целостность, формируемую и развиваемую под воздействием группы факторов (параметров) целостности [11,12]. Управление параметрами целостности осуществляется в рамках определенных контуров управления. Контур управления – это определенная предметная область, в которой принимаются ключевые решения по параметрам целостности, относительно взаимодействия субъектов квазиинтегрированного промышленного образования и реализуется совокупность процедур разработки и реализации данных решений.

В разработанном механизме управления совместными проектами предприятия в промышленном образовании (рис. 1) предложено выделить семь взаимосвязанных контуров управления: ситуационный, контекстный, субъектный, стратегический, операционный, организационно-правовой, ресурсный.

 

Механизм управления совместными проектами высокотехнологичного предприятия в промышленном квазиинтегрированном образовании

Рис. 1. Механизм управления совместными проектами высокотехнологичного предприятия в промышленном квазиинтегрированном образовании

 

Каждый контур управления включает в себя ряд факторов, в рамках которых принимаются приоритетные решения. Данные факторы определяют направления и ориентиры деятельности для достижения конкретного результата.

Контекстный контур включает в себя следующие факторы: степень доверия, философия «win-win», лидерство на основе сотрудничества, общая миссия.

Контур ситуационного направления включает в себя факторы мегаэкономики, макроэкономики, мезоэкономики, микроэкономики.

Субъективный контур управления включает: управление стейкхолдерами, руководителями проектов и специалистами, потребителями.

Четвертый стратегический контур включает в себя факторы согласования интересов участников, разработки целей и стратегии кластера, реализации портфеля совместных кластерных проектов.

Операционный контур включает такие факторы управления как определение целей проектов, процессы и проекты развития, ключевые показатели результативности.

Шестой организационно-правовой контур включает факторы: организационно-правовые формы совместных проектов, защита интеллектуальной собственности и решение споров.

Последний ресурсный контур включает факторы модели финансирования и субсидирования, управления технологиями и активами, управление информацией и знаниями.

Подбор активной группы, осуществляющей функции новой логической структуры управления в промышленном образовании, осуществляется из числа сотрудников организаций и предприятий промышленного образования. Основным требованием к участнику активной группы является наличие опыта управления совместным проектом, реализуемого в рамках промышленного образования. Одной из приоритетных функций управления активной группы,  – это экспертная деятельность и разработка механизма деятельности промышленного образования на конкретный момент времени, выявление сильных сторон и областей для улучшения, формирование проектных идей по каждой составляющей, разработка концепции совместных проектов развития промышленного образования.

Процедура организации работы экспертов для самодиагностики состояния системы взаимоотношений предприятия в промышленном образовании состоит из нескольких самостоятельных этапов: отбор экспертов от предприятий-участников промышленного образования; обучение экспертов; аттестация экспертов; организация и проведение самооценки предприятий-участников промышленного образования в целом.

Результативность, качество и скорость работы механизма управления проектами высокотехнологического предприятия в квазиинтегрированных промышленных образованиях полностью определяется адекватностью принятых индикаторов управления и способов их оценки. В современной практике такие индикаторы    обычно структурируется в виде количественных и качественных индикаторов. Анализ применяемых систем показателей и индикаторов управления показал, что для целей управления проектами, по различным оценкам, может быть использовано более двухсот различных индикаторов, что существенно усложняет задачи управления. Осуществляя систематизацию и выбора  минимального числа приоритетных количественно-качественных индикаторов, нами разработан подход на основе оценки трех групп индикаторов: агрегированных взаимосвязанных параметров целостности, оказывающих доминирующее влияние на ее формирование и, на этой основе, задающих  реализуемость проекта и специфику организации реализационных процессов; индикаторы реализации, отражающие результативность управленческих решений относительно плана управления проектом; индикаторы эффективности, отражающие обоснованность и инвестиционную целесообразность затраченных энергии, времени и капитала. Интеграция и согласование трех инструментов оценки обеспечивает целостное представление об инициировании и реализации совместного проекта.

 

Реализуемость проектов высокотехнологичного предприятия в квазиинтегрированных промышленных образованиях

Анализ научных работ, базирующихся на синергетическом подходе к управлению [13, с. 160], выделяют различные группы параметров порядка, например, [14, с. 257; 11, с. 351; 12, с. 257] для различных задач управления и ситуаций. При этом реализуемость проекта нами определяется как интегрированный индикатор характеризующий способность системы достигать цели проекта, формируемый на основе группы параметров целостности.  В нашей работе в качестве таких параметров целостности предложено использовать: субъектность, коммуникативность, вовлеченность, компетентность и доверие. В отличии от традиционного ресурсного подхода, в котором реализуемость определяется произведением отношения имеющегося финансового обеспечения к требуемому на коэффициент, определяющий условия реализации проекта, включая риски [19, с.331], в нашей работе, реализуемость определяется группой параметров целостности, а ресурсное обеспечение определятся как компетентность его обеспечивать.

На основании анализа теории и практики формирования оценочных систем [15,16,17,18] разработан алгоритм оценки параметров целостности, базирующийся на иттерационности и активном включении субъекта управления в процедуры самодиагностики и оценки параметров целостности.

Структурно-логическая схема взаимосвязи параметров целостности представлена когнитивной моделью, основанной на представлении системы взаимоотношений в виде взвешенного ориентированного графа с распространяемым по нему импульсом. Главными особенностями моделируемой системы является ее открытость, обусловленная ее активным взаимодействием с окружением, способность к саморазвитию и адаптивность. Импульсное воздействие инициируется в вершине графа «субъектность», распространяется по ребрам графа  и, в зависимости от развитости других вершин графа формируется общая способность системы достигать целей проекта. Структурно-логическая схема взаимосвязи параметров целостности представлена на рис. 2.

Для оценки факторов (параметров целостности) и их нормирования в работе использована матрица, включающая параметры целостности и их составляющие, итерационную экспертную оценку данных параметров целостности и их экспресс обработку с использованием экспертно – программного комплекса. Матрица содержит следующие параметры целостности и их составляющие:

  • субъектность (проектная самоидентификация, видение, ценности, стратегия, риск – аппетит, отношения,  реагирование (деятельность));
  • коммуникативность (открытость (политика в системе коммуникаций), организация коммуникативного процесса, результативность коммуникативного процесса, обратная связь, цифровизация коммуникативного процесса, восприятие, рефлексивность);
  • вовлеченность (восприятие ценностей, восприятие целей, интенсивность взаимодействия, интерактивность, технологичность, оценка результатов, организационная поддержка);
  • доверие (соответствие действий и ценностей, реалистичность целей, разрешение споров и конфликтов, информированность, реагирование на предложения, взаимопонимание, справедливость);
  • компетентность (предметная детализация, функциональная компетентность, процессная компетентность, готовность к сотрудничеству, влиятельность, представительство, реагирование (деятельность).

Экспертная матрица оценки параметров целостности и их составляющих имеет шкалу оценки от 1 до 5, что позволяет экспертам быстро определять свое отношение к степени выраженности конкретного параметра целостности.

Итерационный алгоритм управления совместным проектом предприятия базируется на основе активного включения участников проектной группы в систему взаимоотношений и достижении необходимого уровня взаимодействия, повышающего гарантию достижения целей проекта.

Подход отличается наличием структурно-логической направленности и итерационности принятия решений, осуществляемых активной группой квазиинтегрированного промышленного образования, нацеленный на развитие  целостности системы взаимоотношений, по критериям согласованности восприятия планируемой модели совместной деятельности, целей и действий.

Структурно-логическая схема взаимосвязи параметров представлена когнитивной моделью, основанной на представлении системы взаимоотношений в виде взвешенного ориентированного графа с распространяемым по нему импульсом. Главными особенностями моделируемой системы является ее открытость, обусловленная ее активным взаимодействием с окружением, способность к саморазвитию и адаптивность. Импульсное воздействие инициируется в вершине графа «субъектность», распространяется по ребрам графа  и, в зависимости от развитости других вершин графа формируется общая способность системы достигать целей проекта. Общая структурно-логическая схема взаимосвязи параметров целостности, исходные данные для экспертного оценивания и результаты оценки реализуемости с использованием экспертно-программного комплекса представлены на рис. 2.

Сформированная когнитивная модель дает представление о вершинах графа (параметры целостности системы) и ребрах, дающих представление о направлении импульса. Данное взаимодействие представлено в виде графа G(V,E).  Результирующий эффект взаимодействия факторов может быть задан в фазовом пространстве соответствующим углом. Вершины (множество V={vi } ,i=1,6) графа соответствуют факторам взаимодействия, а ребра (множество E={e=(ni,j)} i,j=1,8) определяют направленность влияния одних факторов на другие.

Итоговый вектор, характеризующий состояние системы взаимоотношений с точки зрения ее возможности достигать цели проекта, определен как реализуемость проекта. Он представлен с учетом распространения импульсного воздействия в виде модели:

Итерационный алгоритм управления проектом предприятия базируется на основе активного включения участников проектной группы в систему взаимоотношений и достижении необходимого уровня взаимодействия, повышающего гарантию достижения целей проекта. Схема итерационного алгоритма принятия решений на основе самооценки параметров целостности системы взаимоотношений, включая оценку реализуемости проекта, представлены на рис.3.

 

Апробирование результатов исследования

Апробирование результатов исследования было проведено  на этапе работы с реальными проектами, реализуемыми в рамках следующих квазиинтегрированных промышленных образований: проекты развития высокотехнологичного предприятия АО «Пермская научно – производственная приборостроительная компания» (ПНППК)  в рамках инновационного кластера «Фотоника»; проекты освоения высокотехнологичными промышленными предприятиями новых технологий на базе Регионального центра инжиниринга; проекты развития ЗАО «Медисорб» в рамках промышленного квазиинтегрированного образования  «Фармацевтический кластер». Так, в таблицах 1 – 3 представлены результаты по предприятию ПНППК и инновационному кластеру «Фотоника».

 

Общая структурно-логическая схема взаимосвязи параметров целостности, исходные данные для экспертного оценивания и результаты оценки реализуемости с использованием экспертно-программного комплекса

Рис. 2. Общая структурно-логическая схема взаимосвязи параметров целостности, исходные данные для экспертного оценивания и результаты оценки реализуемости с использованием экспертно-программного комплекса.

 

Схема итерационного алгоритма принятия решений на основе самооценки параметров целостности системы взаимоотношений, включая оценку реализуемости проекта.

Рис. 3. Схема итерационного алгоритма принятия решений на основе самооценки параметров целостности системы взаимоотношений, включая оценку реализуемости проекта.

 

Таблица 1. Кластер «Фотоника», пример реализации в рамках кластера совместного проекта «Создание импортозамещающего производства специальных оптических волокон с повышенной стойкостью к внешним воздействиям для информационных, мониторинговых и навигационных систем»

Наименование показателя Значение показателя
1 Расчетное значение основных показателей проекта, в том числе:
1.1 Объем инвестиций, тыс. рублей 70 033,00
1.2 Дисконтированный период окупаемости проекта (DPBP), лет 3,83
1.3 Выручка, тыс. рублей 1 234 137,00
1.4 Внутренняя норма доходности проекта (IRR), % 27,6
2 Реализуемость проекта, оценка по модели SCITC 0,9

 

Таблица 2. Динамика инициирования и реализации кластерных проектов

Наименование показателя Значение показателя по годам
2014 2015 2016
1 2 4 5 6
1 Количество высокотехнологичных проектов (в том числе мероприятий), инициированных и открытых в рамках кластера Фотоника, шт.; 3 4 3
2 Количество высокотехнологичных проектов (в том числе мероприятий), успешно завершенных в рамках кластера Фотоника, нарастающим итогом, шт.; 0 2 2
3 Количество высокотехнологичных проектов (в том числе мероприятий), инициированных и открытых в рамках кластера Фотоника, нарастающим итогом, шт.; 3 7 10
4 Средне взвешенная оценка уровня реализуемости портфеля проектов. 0,7 0,7 0,7

 

Таблица 3. Основные показатели деятельности кластера «Фотоника»

Наименование показателя Значение показателя по годам
2014 2015 2016
1 2 4 5 6
1 Число зарегистрированных участников квазиинтегрированного образования, ед. 32 48 56
2 Выработка на одного работника в стоимостном выражении, тыс. рублей 1 577 1 863 2 212
3 Объем отгруженной участниками инновационной продукции, тыс. рублей 7 013 332 9 779 665 9 613 639
4 Совокупная выручка участников от продаж на внешнем рынке, тыс. рублей 1 097 631 1 860 621 1 525 161
5 Количество запущенных совместных проектов, ед. 23 27 32
6 Количество малых инновационных компаний, вновь зарегистрированных в образовании, ед. 17 23 22
7 Объемы работ и проектов в сфере научных исследований и разработок, тыс. рублей. 776 461 833 028 976 014

 

В зависимости от значений измеряемых параметров целостности формирующейся системы взаимоотношений, инициирования процессов саморазвития в системе взаимоотношений, требуемой скорости достижения целей проекта, нами выделено пять режимов реализации проекта:

  • начальный уровень, при котором еще не сформирована структура взаимодействия, а система не готова отвечать на вызовы окружения. Реализуемость проекта находится в интервале 0 – 0,2;
  • режим с затуханием импульса. Интенсивные попытки создать благоприятные возможности для реализации проекта, не поддерживаемые ключевыми заинтересованными сторонами.    Реализуемость проекта находится в интервале 0,21 – 0,4;
  • режим «самоотверженного первопроходца».  Вопреки неблагоприятным условиям реализации проекта, тем не менее, он реализуется на инициативе отдельной личности («самоотверженного первопроходца»), со скоростью, значительно ниже, чем объективно возможно и значительной задержкой по срокам реализации. Реализуемость проекта находится в интервале 0,41 – 0,6;
  • режим саморазвития. Сформированный импульс субъекта управления фокусируется за счет коммуникативности, усиливается за счет доверия и вовлеченности вызывая эффекты саморазвития и существенного увеличения скорости реализации проекта. Реализуемость проекта находится в интервале 0,61 – 0,8;
  • оптимальный уровень, при котором система гарантирует высокий уровень реализуемости проекта и достижения синергетических эффектов. Ресурс инициативности участников и их саморазвития вовлечен в реализацию проекта оптимальным образом. Реализуемость проекта находиться в диапазоне 0.81 – 1,0.
  • структурно-логическую схему, задающую структуру направлений поиска синергетических эффектов в рамках выделенных контуров управления, и логику формирования приоритетных факторов, усиливающих целостность системы взаимоотношений участников совместного проекта и его реализуемость на основе критериев: субъектность; коммуникационность; компетентность, уровень доверия и степень вовлеченности;
  • методику оценки реализуемости совместных проектов с использованием экспертной матрицы оценки параметров целостности, их сопоставления и нахождения интегральных значений по жизненному циклу реализации проектов для целей принятия решений по согласованию интересов и действий;

Подход отличается наличием структурно-логической направленности и итерационности принятия решений, осуществляемых совместно проектной группой, нацеленных на развитие  целостности системы взаимоотношений по критериям согласованности восприятия планируемой модели совместной деятельности, целей и действий.

Подход позволяет интенсифицировать процессы саморазвития и вовлечения в системе взаимоотношений участников проекта и обеспечить повышение реализуемости проектов высокотехнологичного предприятия в квазиинтегрированных промышленных образованиях.

Подход позволяет интенсифицировать процессы вовлеченности и  саморазвития участников проекта, способствует наращиванию  организационной зрелости системы взаимоотношений и обеспечивает повышение реализуемости проектов высокотехнологичного предприятия в квазиинтегрированных промышленных образованиях.

Выполнение разработанных рекомендаций создает условия для целенаправленного формирования механизма управления системой взаимоотношений предприятия в промышленном кластере. Рекомендации, прежде всего, формируют последовательность создания активной группы представителей субъектов промышленного кластера, выполняющих роль новой логической структуры управления и способной осуществлять экспертную оценку организационной зрелости кластера. Включенность активной группы в процессы экспертных оценок и процедуры принятия решений сопровождается разработанным методическим обеспечением их деятельности, включая процессы подбора, участия в формировании модели деятельности промышленного кластера, процедуры самооценки, выбора приоритетов для открытия проектов кластерного развития, открытие и сопровождение проектов.

Активная группа обеспечивает новые функции управления системой взаимоотношений предприятия в промышленном кластере, согласование интересов участников, сопоставление оценок с передовой практикой, выявлять приоритетные области для инициирования и реализации проектов развития и обеспечивать, на этой основе, готовность адекватного   реагирования на внешние изменения.

 

Заключение

Таким образом, предложенный подход позволяет идентифицировать группу параметров целостности  системы взаимоотношений заинтересованных сторон проекта высокотехнологичного предприятия в квазиинтегрированном промышленном образовании, провести их экспресс оценку для целей принятия управленческих решений. Подход включает: структурно-логическую схему взаимосвязи параметров целостности (субъектность, коммуникационность, компетентность, доверие и вовлеченность); экспертную методику оценки параметров целостности и итерационный алгоритм экспертной оценки параметров целостности, создающий условия повышения скорости и гарантий реализуемости проекта за счет быстрой идентификации проблем разрушающих целостность системы взаимоотношений, выявления объективного уровня реализуемости проекта и целенаправленных управленческих действий в рамках механизма управления проектами.

 

Литература:

  1. О стратегии научно-технологического развития Российской Федерации // Указ Президента РФ, № 641 от 01.12.2016.
  2. Национальная технологическая инициатива //http://asi.ru/nti/
  3. Адамова К.З. Квазиинтегрированные структуры как результат новейших интеграционных процессов // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета, 2011, №1(35). – стр. 9-11.
  4. Обзор промышленных кластеров России // http://nptechnopark.ru/documents/analitika/
  5. Формирование новой экономики и кластерные инициативы: теория и практика / под ред. д-ра экон. наук, проф. А.В. Бабкина. – СПб. : Изд-во Политехн. ун-та, 2016. – 516 с.
  6. Гакашев М.М., Дубровская Ю. В., Гакашев М.М., Елохова И.В., Постников В.П. Эволюционно-иерархические основы формирования кластерно-сетевой модели инновационного партнерства // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 3: Экономика. Экология, 2016. Выпуск 3 (36). – с. 94-106.
  7. Куценко Е. Пилотные инновационные территориальные кластеры России: модель устойчивого развития // Форсайт, т.9. №1, 2015. – с. 32-55.
  8. Мильская Е.А. Стратегическое управление инновационно-активным предприятием. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2011.-296с.
  9. Mitchell W., Daussage, P., Garrette B. Alliances with competitors: How to combine and protect key resources? // Second ELASM Conference, Stockholm, 2002.
  10. Гакашев М.М., Акатов Н.Б., Толчин С.В. Подходы к формированию современной модели управления промышленными кластерами // / Вестник ПНИПУ «Социально – экономические науки», 2015, №4. — с. 19 – 35.
  11. Jamshid Gharajedaghi. Systems Thinking: Managing Chaos and Complexity. Morgan Kaufmann is an imprint of Elsevier, 2011. – 351p.
  12. От самоорганизации к саморазвитию: смена парадигмы менеджмента: монография // Н.Б. Акатов, С.В. Комаров, А.В. Молодчик, Н.Ю. Бухвалов и др. / под науч. ред. С.В. Комарова; предисл. акад. А.И.Татаркина / Ин-т экономики УрО РАН. – Екатеринбург, 2013. – 257 с.
  13. Поташева Г.А. Синергетический подход к управлению: Монография. – М.:ИНФРА-М, 2013. – 160 с.
  14. Нелюбина Т.А., Романова О.А. Управление инновационной восприимчивостью социально-экономических систем. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. – 257с.
  15. Integrated Evaluation System for the Strategic Management of Innovation Initiatives in Manufacturing Industries / H. Kohla, R. Orthb, O. Riebartschb*, F. Hecklaub Procedia // 13th Global Conference on Sustainable Manufacturing — Decoupling Growth from Resource Use / Published by Elsevier, 2016. — p. 335 – 340, Available online at www.sciencedirect.com
  16. Meyer F.A. Radarise your business for success: EFQM, Brussels Representative Office, 2005. 280p.
  17. Конти Т. Самооценка в организациях. – М.: РИА «Стандарты и качество», 2000. – 328с.
  18. Акатов Н.Б., Брюханов Д.Ю., Сафонов А.А. Модель совершенства: создание основ эффективной организационной диагностики // Экономика и предпринимательство. 2015. №12 (ч. 3). С. 691–697.
  19. Управление развитием высокотехнологичных предприятий наукоемких отраслей промышленности / А.В. Фомин, Б.Н. Авдонин, А.М. Батьковский, М.А. Батьковский; под ред. А.В. Фоминой. – М.: Креативная экономика, 2014. – 400с.

 

References:

  1. On the strategy of scientific and technological development of the Russian Federation [O strategii nauchno-tehnologicheskogo razvitija Rossijskoj Federacii]/ / Decree of the President of the Russian Federation, No. 641 of 01.12.2016.
  2. National technological initiative //http://asi.ru/nti/
  3. Adamova K.Z. Quasi-integrated structures as a result of the newest integration processes [Kvaziintegrirovannye struktury kak rezul’tat novejshih integracionnyh processov]// Bulletin of the Saratov State Social and Economic University, 2011, №1 (35). – pp. 9-11.
  4. Review of industrial clusters of Russia [Obzor promyshlennyh klasterov Rossii]// http://nptechnopark.ru/documents/analitika/
  5. The formation of a new economy and cluster initiatives: theory and practice [Formirovanie novoj jekonomiki i klasternye iniciativy: teorija i]/ Ed. prof. A.V. Babkin. — St. Petersburg.: Publishing house Polytechnic. Univ., 2016. — 516 p.
  6. Gakashev M.M., Dubrovskaja Ju. V., Gakashev M.M., Elohova I.V., Postnikov V.P. Evolutionary-hierarchical foundations for the formation of a cluster-network model of innovative partnership [Jevoljucionno-ierarhicheskie osnovy formirovanija klasterno-setevoj modeli innovacionnogo partnerstva] // Bulletin of Volgograd State University. Series 3: The Economy. Ecology, 2016. Issue 3 (36). – pp. 94-106.
  7. Kucenko E. Pilot innovative territorial clusters of Russia: a model of sustainable development [Pilotnye innovacionnye territorial’nye klastery Rossii: model’ ustojchivogo razvitija]// Foresight, vol. 9. № 1, 2015. — p. 32-55.
  8. Mil’skaja E.A. Strategic management of an innovative-active enterprise [Strategicheskoe upravlenie innovacionno-aktivnym predprijatiem]. SPb .: Publishing house of Polytechnic. University, 2011.-296 p.
  9. Mitchell W., Daussage, P., Garrette B. Alliances with competitors: How to combine and protect key resources? // Second ELASM Conference, Stockholm, 2002.
  10. Gakashev M.M., Akatov N.B., Tolchin S.V. Approaches to the formation of a modern model of management of industrial clusters [Podhody k formirovaniju sovremennoj modeli upravlenija promyshlennymi klasterami] / Vestnik of the Institute of Social and Economic Studies «Socio — economic sciences», 2015, №4. — pp.19 — 35.
  11. From self-organization to self-development: change of the management paradigm: monograph [Ot samoorganizacii k samorazvitiju: smena paradigmy menedzhmenta: monografija]// N.B. Akatov, S.V. Komarov, A.V. Molodchik, N.Ju. Buhvalov and others / under scientific. Ed. S.V. Komarov; pref. acad. AI Tatarkin / Institute of Economics, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences. — Ekaterinburg, 2013. — 257 with.
  12. Potasheva G.A. Synergetic approach to management: Monograph [Sinergeticheskij podhod k upravleniju]. — M.: INFRA-M, 2013. — 160 p.
  13. Neljubina T.A., Romanova O.A. Management of innovative susceptibility of socio-economic systems [Upravlenie innovacionnoj vospriimchivost’ju social’no-jekonomicheskih sistem]. — Ekaterinburg: Institute of Economics, UrB RAS, 2010. — 257p.
  14. Integrated Evaluation System for the Strategic Management of Innovation Initiatives in Manufacturing Industries / H. Kohla, R. Orthb, O. Riebartschb*, F. Hecklaub Procedia // 13th Global Conference on Sustainable Manufacturing — Decoupling Growth from Resource Use / Published by Elsevier, 2016. — p. 335 – 340, Available online at www.sciencedirect.com
  15. Meyer F.A. Radarise your business for success: EFQM, Brussels Representative Office, 2005. 280p.
  16. Konti T. Self-evaluation in organizations [Samoocenka v organizacijah]. — Moscow: RIA «Standards and Quality», 2000. — 328p.
  17. Akatov N.B., Brjuhanov D.Ju., Safonov A.A. The model of perfection: the creation of the foundations of effective organizational diagnostics [Model’ sovershenstva: sozdanie osnov jeffektivnoj organizacionnoj diagnostiki]// Economics and Entrepreneurship. 2015. № 12 (part 3). Pp. 691-697.
  18. Management of the development of high-tech enterprises of high technology industries [Upravlenie razvitiem vysokotehnologichnyh predprijatij naukoemkih otraslej promyshlennosti]/ A.V. Fomin, B.N. Avdonin, A.M. Bat’kovskij, M.A. Bat’kovskij; Ed. A.V. Fomina. — Moscow: Creative Economy, 2014. – 400 p.

Региональное развитие