Главная страница » Публикации » №4 (68) » Неустойчивость составляющих социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа

Неустойчивость составляющих социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа

Instability of the components of the socio-economic system of the northern regions of the resource type


Авторы

Григорьева Елена Эдуардовна
кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник НИИ региональной экономики Севера
Россия, Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова
elena.grigoreva80@mail.ru
Григорьев Геннадий Петрович
Россия, Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова
grigoriev.03@inbox.ru

Аннотация

В данной статье представлены результаты количественной оценки основных показателей финансово-хозяйственной деятельности северных регионов ресурсного типа с целью определения зон неустойчивости составляющих их социально-экономической системы. Объектом исследования являются субъекты РФ, относящиеся к категории северные регионы ресурсного типа, относящиеся к регионам Крайнего Севера и имеющие долю добычи полезных ископаемых в ВРП более 30%. Предметом исследования являются неустойчивые составляющие социально-экономических систем исследуемых регионов. Предложен методический подход к определению зон неустойчивости и количественной оценке его уровня в динамическом ряде. Определены зоны неустойчивости социально-экономических систем северных регионов ресурсного типа, требующие повышенного внимания со стороны региональной власти.

Ключевые слова

социально-экономическая система, регион, северный регион ресурсного типа, неустойчивость, показатели оценки уровня неустойчивости северных регионов.

Финансирование

Статья подготовлена в рамках выполнения государственного задания Министерства образования и науки Российской Федерации по проекту № FSRG-2020-0010 «Закономерности пространственной организации и пространственного развития социально-экономических систем северного региона ресурсного типа».

Рекомендуемая ссылка

Григорьева Елена Эдуардовна , Григорьев Геннадий Петрович

Неустойчивость составляющих социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (68). Номер статьи: 6827. Дата публикации: 20.12.2021. Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6827/

DOI: 10.24412/1999-2645-2021-468-27

Authors

Grigoryeva Yelena Eduardovna
Ph.D. in Economics, Leading Researcher, Research Institute of Regional Economy of the North
Russia, North-Eastern Federal University named after M.K. Ammosova
elena.grigoreva80@mail.ru
Grigoryev Gennadiy Petrovich
Russia, North-Eastern Federal University named after M.K. Ammosova
grigoriev.03@inbox.ru

Abstract

This article presents the results of a quantitative assessment of the main indicators of the financial and economic activity of the northern regions of the resource type in order to determine the zones of instability of their constituent socio-economic system. The object of the research is the subjects of the Russian Federation belonging to the category of northern regions of the resource type, belonging to the regions of the Far North and having a share of mining in the GRP of more than 30%. The subject of the research is the unstable components of the socio-economic systems of the studied regions. A methodological approach to determining the zones of instability and quantifying its level in the dynamic series is proposed. The zones of instability of the socio-economic systems of the northern regions of the resource type, which require increased attention from the regional authorities, have been identified.

Keywords

socio-economic system, region, northern region of resource type, instability, indicators for assessing the level of instability of northern regions.

Project finance

The article was prepared as part of the implementation of the state assignment of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation under the project No. FSRG-2020-0010 "Patterns of spatial organization and spatial development of socio-economic systems of the northern region of the resource type."

Suggested Citation

Grigoryeva Yelena Eduardovna , Grigoryev Gennadiy Petrovich

Instability of the components of the socio-economic system of the northern regions of the resource type// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №4 (68). Art. #6827. Date issued: 20.12.2021. Available at: https://eee-region.ru/article/6827/ 

DOI: 10.24412/1999-2645-2021-468-27

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Сырьевая направленность развития отраслей экономики сохраняется во многих субъектах РФ, что особенно актуально для северных регионов, характеризующихся высоким потенциалом минерально-сырьевой базы и неразвитой социальной и транспортной инфраструктурой. Данные обстоятельства вынуждают северные регионы ориентировать вектор своего развития за счет добычи высоколиквидных полезных ископаемых (нефть, газ, уголь, золото, алмазы и др.) Под категорию «северный регион ресурсного типа» относят регионы, экономика которых специализируется на добыче полезных ископаемых, запасы которых значительны по объему и как правило составляют основной потенциал эффективного развития [1]. По мнению российских исследователей, к ресурсным регионам России можно относить субъекты РФ, в экономике которых доля добычи полезных ископаемых в отраслевой структуре валового регионального продукта составляет не менее 30% [1, 2, 3, 4, 5].

Общетеоретические аспекты решения подобных задач широко исследованы и изложены в научных трудах исследователей Сибирского и Дальневосточного отделения РАН. Методология исследования должна опираться на комплексном анализе внешних и внутренних факторов трансформации экосистемы отраслей добывающей промышленности, в том числе с учетом сложившейся асимметрии социально-экономического развития муниципальных образований региона.

В данном исследовании под категорию «северный регион ресурсного типа» была сделана выборка из субъектов Российской Федерации по двум признакам: доли добычи полезных ископаемых в ВРП и по климатическим условиям. Все субъекты РФ разделяются на три кластера, в зависимости от роли ресурсного сектора (доля добычи полезных ископаемых в ВРП) [6]. Применен следующий методический подход к определению выборки северных регионов ресурсного типа в РФ[7] по данным 2018 года, представленный на рисунке 1.

 

Методический подход к определению выборки северных регионов ресурсного типа в РФ

Рисунок 1. Методический подход к определению выборки северных регионов ресурсного типа в РФ

 

Также основополагающим фактором при выборке являлась возможность применения статистических данных в исследовании, которые формируются в разрезе субъектов РФ, поэтому в выборке учитываются только районы Крайнего Севера, которые полностью относятся к данной категории «северные».

Устойчивость социально-экономического развития проявляется, в первую очередь, в жизнестойкости (шокоустойчивости) социально-экономических систем в условиях кризиса или в условиях неопределенности. По мнению многих исследователей, устойчивость развития Севера в настоящее время во многом зависит от степени понимания и возможности прогнозирования уровня неопределенности предстоящего периода развития. В том числе по-прежнему, актуальными остаются проблемы, связанные с генерацией неопределенностей, влияющих на успех социально-экономического развития северных и особенно арктических территорий России. В тоже время актуальным остается вопрос определения мест неустойчивости системы, куда необходимо направить усилия для стабилизации текущей ситуации.

 

Подход и методика к выявлению неустойчивых составляющих социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа

Регион как социально-экономическая система является открытой и неравновесной, состоит из различных подсистем. Проведенный анализ специализированной литературы показывает, что для оценки устойчивости экономики регионов используют агрегированные группы показателей, которые оценивают от двух до пяти подсистем. Каждая из них обладает определенной долей самостоятельности и в то же время зависит от функций других подсистем, а также выполняет свою роль в поддержании других подсистем и в функционировании и развитии общей системы[8]. В данном исследовании фокус направлен на определение зон неустойчивости экономики регионов, в частности отдельной категории — северных регионов ресурсного типа РФ. Выбор набора показателей для оценки устойчивости экономики регионов сформирован на принципах доступности и прозрачности, адекватности, комплексности, системности во взаимосвязанных и взаимовлияющих параметрах со специализацией регионов – ресурсность[9], а также сопоставление с целями устойчивого развития ООН. За основу выбрана методика показателей предложенная Меньщиковой В.И., Синополец Н.В.[8], дополненная показателями определяющими уровень устоявшейся взаимосвязи между показателями деятельности недропользования и их эффекта на здоровье местного населения, включением группы показателей подсистемы «Обеспечение здорового образа жизни» (таблица 1).

 

Таблица 1 – Показатели оценки уровня неустойчивости северных регионов ресурсного типа России

Подсистема / Показатели Уровень неустойчивости
Производственная Объем ВРП в расчете на душу населения, руб./чел. менее 50% от среднего уровня по РФ
Производство валовой промышленной продукции в расчете на душу населения, руб./чел. менее 50% от среднего уровня по РФ
Производство валовой продукции добывающей промышленности в расчете на душу населения, руб./чел. менее 50% от среднего уровня по РФ
Доля продукции обрабатывающей промышленности в экспорте региона,% менее 40%
Производство валовой сельскохозяйственной продукции в расчете на душу населения, руб./чел. менее 50% от среднего уровня по РФ
Финансовая Инвестиции в основной капитал в расчете на душу населения, руб./чел. менее 50% от среднего уровня по РФ
Удельный вес инвестиций в основной капитал, финансируемых за счет бюджетных средств, в общем объеме инвестиций, процентов более 150% от среднего уровня по РФ
Доля убыточных предприятий, % более 150% от среднего уровня по РФ
Величина задолженности по выдаче заработной платы в расчете на 1 работника, тыс. руб./чел. более 150% от среднего уровня по РФ
Доля собственных источников региона в показателе бюджетной обеспеченности, в % менее 50%
Социально-экономическая Среднедушевой доход населения в регионе, руб./чел. менее 50% от среднего уровня по РФ
Доля людей, имеющих доходы ниже прожиточного минимума,% более 7%
Величина разрыва между доходами 10% населения, имеющего наиболее высокие, и 10% населения, имеющие наиболее низкие доходы, раз более 8 раз
Уровень безработицы в регионе по МОТ,% более 15%
Доля расходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации на социальную поддержку отдельных категорий граждан к собственным доходам консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации (за исключением субсидий), % менее 50% от среднего уровня по РФ
Экологическая Удельный объем валовых выбросов в атмосферу к ВРП, т/1 млн руб. более 150% от среднего уровня по РФ
Доля загрязненных сточных вод в общем объеме сбросов, % более 150% от среднего уровня по РФ
Отходоемкость, т/1 млн руб. ВРП более 150% от среднего уровня по РФ
Доля населения, обеспеченного качественной питьевой водой из систем централизованного водоснабжения, % менее 75%
Санитарное состояние почвы. число проб. не соответствующих гигиеническим нормативам в процентах от общего числа исследованных проб по паразитологическим показателям более 150% от среднего уровня по РФ
Обеспечение здорового образа жизни Заболеваемость гепатитом В, на 100000 человек населения более 150% от среднего уровня по РФ
Заболеваемость описторхозом на 1000 человек более 150% от среднего уровня по РФ
Смертность от новообразований, в том числе от злокачественных на 100 тыс. населения более 150% от среднего уровня по РФ
Заболеваемость с впервые в жизни установленным диагнозом алкоголизма и алкогольного психоза на 100 тыс. населения более 150% от среднего уровня по РФ

 

Отличие данного методологического подхода к оценке уровня неустойчивости в анализе динамики статистических данных регионов за период 2010-2019 гг. в сравнении от среднего уровня значений по РФ. Алгоритм расчёта уровня неустойчивости СРРТ построен на последовательном выполнении следующих действий:

  • сбор исходной информации статистических данных в разрезе субъектов РФ; предварительный анализ и обработка данных в таблицах Microsoft Excel;
  • расчет динамики частных показателей, построение временных рядов; подсчет и построение графиков уровня устойчивости по показателям подсистем;
  • определение соотношения числа устойчивых и неустойчивых показателей по северным регионам ресурсного типа и в среднем по РФ по каждой подсистеме;
  • определение корреляционной взаимосвязей между показателями;
  • определение и описание негативных факторов, влияющих на уровень устойчивости СРРТ.

Построение рейтинга по уровню неустойчивости подсистем СРРТ сформировано на определении агрегированного индекса, рассчитанного как средние арифметические нормированное значение показателя за год, приведенное к 1, где за 1 придается максимальное значение из набора показателей регионов. При данной агрегированной оценке сравнение и соотношение разнородных групп показателей с целью интерпретации текущей ситуации в регионе не изменится.

 

Результаты оценки динамики неустойчивости составляющих социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа

В результате произведенной количественной оценки группы показателей, представленных в таблице 1. получена следующая текущая ситуации неустойчивости составляющих социально-экономических систем северных регионов ресурсного типа (к оценке 2019 г.), которые представлены графически на рисунке 2.

 

Оценка неустойчивости элементов социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

Рисунок 2. Оценка неустойчивости элементов социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

 

Если учитывать, что любая система имеет два положения: устойчивое (условно обозначим 1) и неустойчивое (условно обозначим 0), то можно по результатам расчетной оценки по предложенной методике сказать, что ни одна социально-экономическая система северных регионов ресурсного типа не обладает устойчивостью по всем ее составляющим (таблица 2). Каждый регион «проседает» в какой-либо составной части (подсистеме), при этом наиболее близки к достижению устойчивости являются ХМАО, ЯНАО (неустойчивость в экологической подсистеме). Рассмотрим далее каждую составляющую (подсистему) социально-экономическую систему по регионам во временной динамике 2010-2019 гг. по отдельности.

 

Таблица 2 – Показатели оценки уровня неустойчивости социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа России

Субъекты РФ Производственная Финансовая Социально-экономическая Экологическая Обеспечение здоровья
Российская Федерация 1 0 1 0 0
Республика Коми 1 0 1 1 1
Ненецкий автономный округ 1 1 1 0 0
Ханты-Мансийский автономный округ – Югра 1 1 1 0 1
Ямало-Ненецкий автономный округ 1 1 1 0 1
Республика Саха (Якутия) 1 0 1 0 1
Магаданская область 1 0 1 1 0
Сахалинская область 0 1 1 0 1
Чукотский автономный округ 1 0 0 0 1

Пояснение: устойчивое (условно — 1) и неустойчивое (условно — 0)

 

Производственная подсистема

Полученные результаты в целом подтверждают существующие утверждения, что северные ресурсные регионы в части промышленного производства (производственная подсистема) преимущественно устойчивы. Но следует отметить, что межотраслевой баланс (добывающая, обрабатывающая и сельское хозяйство) производства наибольшую устойчивость имеют регионы: НАО, ЯНАО, МО. К зоне неустойчивости относится Сахалинская область, что связано в первую очередь низким уровнем производства обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства в регионе, что является негативным фактором для обеспечения экономической безопасности (рисунок 3). На границе устойчивости находятся ХМАО и Республика Коми, которые отличаются межотраслевым дисбалансом, который может привести в кризисных ситуациях к резким колебаниям снижения результатов финансово-хозяйственной деятельности объектов хозяйствования, что и является признаком неустойчивости всей СЭС региона. Неустойчивость регионов в производственной подсистеме проявляется в части доли обрабатывающей промышленности в экспорте, а также в производстве сельскохозяйственной продукции, которая в первую очередь направлена на внутреннее потребление (рисунок 4).

 

Оценка неустойчивости производственной подсистемы социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

Рисунок 3. Оценка неустойчивости производственной подсистемы социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

 

Рассматривая во временной динамике узкие места производственной подсистемы СРРТ по доле продукции обрабатывающей промышленности в экспорте региона (рисунок 4), можно отметить, что данный показатель в среднем по РФ не выполняется, что обусловлено конечно же сырьевой направленности экономики страны, тем более ресурсные регионы, где доля добывающей промышленности в ВРП составляет более 30%. Но во временной динамике можно отметить, что ЧАО до 2016 года сохранял свою устойчивость (97,1%) и снизил долю (28,7%). Но при этом положительную динамику по данному показателю имеет Республика Коми, которая показывает динамический рост объема обрабатывающей промышленности в экспорте от 37,8% до 60,1%. В северных регионах ресурсного типа экспорт формируется за счет продаж минеральных продуктов (нефть, газ, уголь и др.), а также металлов и драгоценных камней, и изделий из них.

Второй неустойчивый фактор – производство сельскохозяйственной продукции на душу населения, динамика представлена на рисунке 4.

 

Показатели оценки уровня неустойчивости производственной подсистемы северных регионов ресурсного типа России

Рисунок 4. Показатели оценки уровня неустойчивости производственной подсистемы северных регионов ресурсного типа России

 

Выполнение данного показателя осуществляется только Республикой Саха (Якутия) за счет в первую очередь животноводства и рыболовства, вынужденная самообеспечивать часть продовольственных товаров из-за имеющихся проблем транспортной доступности. В других регионах развитие сельского хозяйства практически остается на текущем уровне на протяжении последних 10 лет, тем самым продукция сельского хозяйства в регионах для внутреннего потребления завозится из других субъектов РФ.

 

Финансовая подсистема

В анализируемых регионах высокую устойчивость показывают в части инвестиций в основной капитал на душу населения, что определяется реализацией капиталоемких нефтегазовых, угольных и золотодобывающих инвестиционных проектов при низкой плотности населения (рисунок 5). Устойчивость в данном сегменте на протяжении 10 лет постоянная и возрастающая, за исключением Чукотского АО, где удельный вес инвестиций в основной капитал за счет финансирования бюджетных средств остается в зоне неустойчивости за данный период (рисунок 6). Тем самым узкими местами в региональной экономике Чукотского АО являются низкая бюджетная обеспеченность собственными доходами, недостаточная организация инвестиционного климата, слабое привлечение внешних инвестиций.

 

Оценка неустойчивости финансовой подсистемы социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

Рисунок 5. Оценка неустойчивости финансовой подсистемы социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

 

Показатели оценки уровня неустойчивости производственной подсистемы северных регионов ресурсного типа России

Рисунок 6. Показатели оценки уровня неустойчивости производственной подсистемы северных регионов ресурсного типа России

 

На протяжении 2016-2019 гг. сохраняется негативная тенденция роста убыточных предприятий в Ненецком АО, на фоне роста задолженности по заработной плате работникам, что определяет формирование трудностей функционировании объектов хозяйствования в других секторах экономики региона. Негативный фактор роста задолженности по заработной плате перед работниками показывают регионы-лидеры по промышленному производству углеводородов, возможно динамические колебания данного показателя объясняется высоким уровнем заработной платы, что требует дополнительного исследования.

 

Социально-экономическая подсистема

В социально-экономической подсистеме, представленные на рисунке 7 также учитываются обратные показатели эффективности, имеющие обратный смысл. К примеру совокупный показатель уровня безработицы имеет обратную зависимость (чем ниже показатель от 15%, тем лучше), в данном случае все регионы имеют значения стабильно ниже критического уровня и характеризую свою устойчивость (рисунок 7).

 

Оценка неустойчивости социально-экономической подсистемы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

Рисунок 7. Оценка неустойчивости социально-экономической подсистемы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

 

Наибольшие опасения по неустойчивости системы регионов показывает высокая дифференциация в доходах населения и уровня населения, живущего за национальной чертой бедности, которые не достигают устойчивого значения как у Ямало-Ненецкого АО (5,6%) (рисунок 8). Но в тоже время за период 2016-2019 гг. наблюдается тенденция снижения данной категории граждан за счет роста расходов консолидированного бюджета на социальную поддержку. Но также, следует учесть, что вносимые затраты бюджетных средств на социальную поддержку (рисунок 9) недостаточны для стабилизации ситуации с уровнем населения, живущего за национальной чертой бедности, хотя их удельный вес в структуре расходов выше средних значений по РФ, кроме Чукотского АО.

 

Показатели оценки уровня неустойчивости социально-экономической подсистемы северных регионов ресурсного типа России

Рисунок 8. Показатели оценки уровня неустойчивости социально-экономической подсистемы северных регионов ресурсного типа России

 

Структура расходов консолидированного бюджета северных регионов ресурсного типа РФ за 2018 год

Рисунок 9. Структура расходов консолидированного бюджета северных регионов ресурсного типа РФ за 2018 год

 

В результате оценки наиболее устойчивым в социально-экономическом аспекте является Ямало-Ненецкий АО, в сложившейся ситуации следует использовать принципы бенмаркинга, т.е. провести сопоставительный анализ на основе эталонных показателей Ямало-Ненецкого АО как процесса определения, понимания и адаптации имеющихся примеров эффективного функционирования регионом с целью улучшения собственной работы.

 

Экологическая подсистема

Для ресурсных регионов достаточна важны и актуальны вопросы оптимального решение экологических проблем в условиях становления и развития сырьевой экономики[10].

Результаты оценки неустойчивости экологической подсистемы (рисунок 10 и 11) показывают нестабильность экологической обстановки в Республике Коми, которая характеризуется среди СРРТ высокой долей обрабатывающего производства и его влияния на окружающую среду. Данную закономерность следует рассмотреть глубже в дальнейших исследованиях. В Ненецком АО и Республике Саха (Якутия) имеются проблемы связанные с обеспечением населения качественной питьевой водой из систем центрального водоснабжения, в данном случае идет речь больше об наличии системы центрального водоснабжения, чем об качестве питьевой воды.

 

Оценка неустойчивости экологической подсистемы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

Рисунок 10. Оценка неустойчивости экологической подсистемы северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

 

Показатели оценки уровня неустойчивости экологической подсистемы северных регионов ресурсного типа России

Рисунок 11. Показатели оценки уровня неустойчивости экологической подсистемы северных регионов ресурсного типа России

 

Также в Магаданской области имеются проблемы с отходоемкостью, в частности количество образованных отходов в 2019 г. составило 182,5 млн т, с 2018 г. выросло на 76,2 %, с 2010 г. — в 17,9 раза. Вывоз твердых коммунальных отходов на объекты, используемые для обработки отходов, не осуществлялся. Объем твердых коммунальных отходов на душу населения составлял 4,0 м3 / чел. Наибольшее число нарушений зарегистрировано в области охраны атмосферного воздуха и в области недропользования [11].

Наибольший уровень влияния на экологию и состояние окружающей среды имеют отрасли экономики: добыча полезных ископаемых, энергетическая. За последние 10 лет формируется тенденция снижения суммарных значений ряда показателей физического воздействия на окружающую среду (выбросов в атмосферный воздух, по объему уловленных и обезвреженных вредных веществ, объему оборотной и повторно используемой воды и т.д., в том числе от добывающей отрасли. Считаем, что данный эффект получен в первую очередь за счет реализации мероприятий, направленных на выполнение и вклад добывающих предприятий в достижение ЦУР ООН.  В госдокладе Минприроды РФ [11], отмечено, что с 2011 г. наблюдается постепенное улучшение качества атмосферного воздуха и значительное снижение доли проб атмосферного воздуха с содержанием загрязняющих веществ, превышающих среднесуточные гигиенические нормативы.

 

Обеспечение здорового образа жизни

Дополненный анализ показателей, определяющих уровень устоявшейся взаимосвязи между показателями деятельности ресурсных регионов и их эффекта на здоровье местного населения, включением группы показателей подсистемы «Обеспечение здорового образа жизни», которые входят в состав ЦУР 3: Обеспечение здорового образа жизни и содействие благополучию для всех в любом возрасте по концепции ЦУР ООН. Данные показатели направлены на реализацию цели 3.9. ООН — «К 2030 г. существенно сократить количество случаев смерти и заболевания в результате воздействия опасных химических веществ и загрязнения и отравления воздуха, воды и почв». В рамках анализа факторов, влияющих на здоровье населения, было выявлено, что при наметившейся тенденции снижения комплексной химической нагрузки на население продолжает оставаться стабильным уровень воздействия комплекса биологических факторов и развития негативной тенденции увеличения воздействия физических факторов [11]. Количество дополнительных случаев заболеваемости, связанных с загрязнением питьевой воды снижается (рисунок 12), но некоторые заболевания связаны в первую очередь с социальным неблагополучием, такие как в Чукотском АО наблюдается динамика снижения заболеваемости туберкулезом и алкоголизмом, но все же остается на высоком уровне в сравнении с средними значениями по РФ (рисунок 13).

 

Оценка неустойчивости обеспечения здоровья населению северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

Рисунок 12. Оценка неустойчивости обеспечения здоровья населению северных регионов ресурсного типа РФ в 2019 г.

 

Характерным заболеванием для северных территорий где осваивается добыча полезных ископаемых является описторхоз, возникающий при употреблении в пищу сырой, малосоленой рыбы особых пород у приезжего неиммунного населения (вахтовиков). За период 2010-2019 годов уровень заболеваемости описторхозом снижается, но все же остается в зоне неустойчивости в Ханты-Мансийском АО и Ямало-Ненецком АО (рисунок 13). Характерно, что данное заболевание у местного коренного населения также наблюдается, но в меньшем количестве, что связанно конечно же с соблюдением правил потребления традиционного рациона питания, включающего потребление замороженной сырой рыбы и мяса (обязательно с большим количеством соли). Заболеваемость гепатитом В имеет тенденцию снижения, но уровень неустойчивости сохраняется в ХМАО, ЯНАО и РС(Я), что также связано с миграцией вахтовиков внутри эндемичной территории и за ее пределы (рисунок 13).

 

Показатели оценки уровня неустойчивости обеспеченности здоровьем населения северных регионов ресурсного типа России

Рисунок 13. Показатели оценки уровня неустойчивости обеспеченности здоровьем населения северных регионов ресурсного типа России

 

Достаточно тревожный фактор неустойчивости, является незначительный, но рост смертности от новообразований (рак), куда входят все регионы, кроме Ямало-Ненецкого АО. Данное обстоятельство связано, в первую очередь с доступностью к медучреждениям и наличием у населения финансовых ресурсов, направляемых на ранее диагностирование и лечение заболеваний. Выявление новообразований, конечно же связано с ухудшением экологической обстановки на территориях присутствия, но в тоже время и с научно-технологическим развитием медицинского диагностического оборудования, которые позволяют выявлять новообразования на разных стадиях заболевания. Следовательно, при достижении уровня устойчивости по благополучию и качеству жизни населения, то и значения заболеваний новообразованиями будет снижаться и можно получить положительные эффекты как в ЯНАО.

 

Заключение

В результате проведенного исследования современных тенденций неустойчивости составляющих социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа России можно выделить следующие аспекты:

  1. Неустойчивость регионов в производственной подсистеме проявляется в части низкой доли обрабатывающей промышленности в экспорте, а также в производстве сельскохозяйственной продукции, которая в первую очередь направлена на внутреннее потребление.
  2. Устойчивость в финансовом сегменте на протяжении 10 лет постоянная и возрастающая, за исключением Чукотского АО, где узкими местами в региональной экономике Чукотского АО являются низкая бюджетная обеспеченность собственными доходами, недостаточная организация инвестиционного климата, слабое привлечение внешних инвестиций.
  3. Наибольшие опасения по неустойчивости системы регионов показывает высокая дифференциация в доходах населения и уровня населения, живущего за национальной чертой бедности, которые не достигают устойчивого значения как у Ямало-Ненецкого АО (5,6%). Следует учесть, что вносимые затраты бюджетных средств на социальную поддержку недостаточны для стабилизации ситуации с уровнем качества жизни населения, живущего за национальной чертой бедности, хотя их удельный вес в структуре расходов выше средних значений по РФ, кроме Чукотского АО.
  4. Негативное воздействие на окружающую среду снижается. Экологические проблемы в Ненецком АО и Республике Саха (Якутия) связаны проблемы связанные с обеспечением населения качественной питьевой водой из систем центрального водоснабжения, в данном случае идет речь больше об наличии, обеспеченности системой центрального водоснабжения, чем об качестве питьевой воды. В Магаданской области актуальны проблемы с вывозом/утилизацией твердых коммунальных отходов.
  5. В настоящее время формируется тенденция снижения уровня заболеваемости в СРРТ, но сохраняется неустойчивость в области заболеваний алкоголизмом и туберкулезом в Чукотском АО, а также характерные заболевания описторхозом в нефтегазодобывающих регионах. Нестабильная ситуация в целом по России с заболеваниями, связанными с новообразованиями. При достижении уровня устойчивости по благополучию и качеству жизни населения, значения заболеваний населения будет снижаться и возможно получить положительные эффекты как в ЯНАО.

Авторы предлагают уделить особое внимание задачам повышения качества жизни населения, проживающего на Крайнем Севере и в Арктике [12]. Очень важное значение для обеспечения жизнестойкости социально-экономических систем имеет здравоохранение.

 

 

Список литературы

  1. Гуляев, П.В. Типология ресурсных регионов // Современная научная мысль. 2019. № 1. С. 170-176.
  2. Белоусова, С.В. Ресурсные регионы: экономические возможности и финансовая справедливость // ЭКО. 2015. № 6 (492). С. 40–48.
  3. Михеева, Н.Н. Двухсекторная модель развития ресурсодобывающих регионов // Регион: экономика и социология. 2009. № 2. С. 23–42.
  4. Крюков, В. А., Севастьянова, А. Е., Токарев, А. Н., Шмат, В. В. Современный подход к разработке и выбору стратегических альтернатив развития ресурсных регионов // Экономика региона. 2017. Т.13. вып. 1. С. 93-105.
  5. Ресурсные регионы России в «новой реальности» / под ред. акад. Кулешова В. В. – Новосибирск: Изд-во ИЭОПП СО РАН, 2017. 308 с.
  6. Токарев, А.Н. Особенности социально-экономического развития ресурсных регионов России // Серия «Экономика. Социология. Культурология» Вестник СВФУ. 2017. №1(05). С.7-15.
  7. Григорьева, Е.Э., Григорьев, Е.П. Топливно-энергетический комплекс как драйвер развития северного региона ресурсного типа // Устойчивое развитие цифровой экономики и кластерных структур: теория и практика. монография. Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. Санкт-Петербург, 2020. С. 148-172.
  8. Меньщикова, В.И., Синополец, Н.В. Система индикаторов оценки устойчивого развития экономики региона // Социально-экономические явления и процессы. 2011. №5-6(027-028). С.155-160.
  9. Фаттахов, Р.В., Низамутдинов, М.М., Орешников, В.В. Оценка устойчивости социально-экономического развития регионов России. 2019. №13(2). С.97-110.
  10. Efremov, E.I., Konstantinov, N.N. Economy ecology in the aspect of subsurface // Smart Innovation, Systems and Technologies. 2019. Т. 139. С. 273-279.
  11. О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2019 году. Государственный доклад. — М.: Минприроды России; МГУ имени М.В.Ломоносова, 2020. — 1000 с.
  12. Сукнева, С.А., Барашкова, А.С., Тарасова-Сивцева, О.М., Егорова, Т.П., Делахова, А.М., Григорьева, Е.Э., Соломонов, М.П., Постникова, К.Ю. Пространственная дифференциация развития северного региона: социальное измерение /Электронное издание / Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова, Научно-исследовательский институт региональной экономики Севера. Якутск, 2020.

 

Bibliography

  1. Gulyaev, P.V. Typology of resource regions [Tipologiya resursnykh regionov]// Modern scientific thought. 2019. No. 1. S. 170-176.
  2. Belousova, S.V. Resource regions: economic opportunities and financial justice [Resursnyye regiony: ekonomicheskiye vozmozhnosti i finansovaya spravedlivost’]// ECO. 2015. No. 6 (492). S. 40–48.
  3. Mikheeva, N.N. Two-sector model of development of resource-extracting regions [Dvukhsektornaya model’ razvitiya resursodobyvayushchikh regionov]// Region: Economics and Sociology. 2009. No. 2. P. 23–42.
  4. Kryukov, V. A., Sevast’yanova, A. Ye., Tokarev, A. N., Shmat, V. V. Modern approach to the development and choice of strategic alternatives for the development of resource regions [Sovremennyy podkhod k razrabotke i vyboru strategicheskikh al’ternativ razvitiya resursnykh regionov]// Economy of the region. 2017.T.13. no. 1.S. 93-105.
  5. Resource regions of Russia in the «new reality» [Resursnyye regiony Rossii v «novoy real’nosti»]/ ed. acad. Kuleshova V.V. — Novosibirsk: Publishing house of IEOPP SO RAN, 2017.308 p.
  6. Tokarev, A.N. Features of socio-economic development of resource regions of Russia [Osobennosti sotsial’no-ekonomicheskogo razvitiya resursnykh regionov Rossii]// Series “Economy. Sociology. Culturology «Vestnik NEFU. 2017. No. 1 (05). S.7-15.
  7. Grigor’yeva, Ye.E., Grigor’yev, Ye.P. Fuel and energy complex as a driver of development of the northern region of the resource type [Toplivno-energeticheskiy kompleks kak drayver razvitiya severnogo regiona resursnogo tipa]// Sustainable development of digital economy and cluster structures: theory and practice. monograph. Peter the Great St. Petersburg Polytechnic University. St. Petersburg, 2020.S. 148-172.
  8. Men’shchikova, V.I., Sinopolets, N.V. The system of indicators for assessing the sustainable development of the region’s economy [Sistema indikatorov otsenki ustoychivogo razvitiya ekonomiki regiona]// Socio-economic phenomena and processes. 2011. No. 5-6 (027-028). S. 155-160.
  9. Fattakhov, R.V., Nizamutdinov, M.M., Oreshnikov, V.V. Assessment of the sustainability of socio-economic development of Russian regions [Otsenka ustoychivosti sotsial’no-ekonomicheskogo razvitiya regionov Rossii]. 2019. No. 13 (2). S.97-110.
  10. Efremov, E.I., Konstantinov, N.N. Economy ecology in the aspect of subsurface [Economy ecology in the aspect of subsurface]// Smart Innovation, Systems and Technologies. 2019.Vol. 139, p. 273-279.
  11. On the state and protection of the environment of the Russian Federation in 2019 [O sostoyanii i ob okhrane okruzhayushchey sredy Rossiyskoy Federatsii v 2019 godu]. State report. — M .: Ministry of Natural Resources of Russia; Lomonosov Moscow State University, 2020 .— 1000 p.
  12. Sukneva, S.A., Barashkova, A.S., Tarasova-Sivtseva, O.M., Yegorova, T.P., Delakhova, A.M., Grigor’yeva, Ye.E., Solomonov, M.P., Postnikova, K.YU. Spatial differentiation of the development of the northern region: social dimension [Prostranstvennaya differentsiatsiya razvitiya severnogo regiona: sotsial’noye izmereniye]/ Electronic publication / North-Eastern Federal University named after M.K. Ammosova, Research Institute of the Regional Economy of the North. Yakutsk, 2020.