Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №3 (55), 2018

Приоритетные направления реформирования системы пенсионного обеспечения в социально ориентированных странах мира

Priority directions of pension system reform in socially-oriented countries of the world

Авторы


кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики, организации и управления производством управляющий Отделением Пенсионного фонда России по Республике Татарстан
Россия, Казанский национальный исследовательский технологический университет
ksv1002@mail.ru

Аннотация

Автор представляет критический анализ национальных систем пенсионного обеспечения в развивающихся странах с неразвитыми рыночными отношениями, доминированием государства в экономике этих стран, влияние демографических факторов, таких как снижение рождаемости, рост доли нетрудоспособного населения, увеличение продолжительности жизни на формирование и поддержание финансовой устойчивости пенсионных систем, неспособность традиционных рыночных регуляторов в этой сфере, отсутствие в чистом виде традиционных распределительной и накопительной систем пенсионного обеспечения и использование элементов обеих систем в зависимости от доминирования макроэкономических, демографических или политических факторов, в результате автор предлагает тактический и инструментальные методы классификации направлений реформирования национальных пенсионных систем.

Ключевые слова

реформирование пенсионной системы, продолжительность жизни, страховые пенсионные взносы, финансовая устойчивость, бюджетная нагрузка, рыночные механизмы, распределительная система, накопительная система, демографические факторы.

Рекомендуемая ссылка
Вафин Эдуард Яфасович
Приоритетные направления реформирования системы пенсионного обеспечения в социально ориентированных странах мира// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (55). Номер статьи: 5511. Дата публикации: . Режим доступа: https://eee-region.ru/article/5511/
Authors

Vafin Jeduard Jafasovich
Candidate of Economics, Associate Professor, Department of Economics, Organization and Management of Production Managing the Department of the Pension Fund of Russia for the Republic of Tatarstan
Russia, Kazan National Research Technological University
ksv1002@mail.ru

Abstract

The author provides a critical analysis of national pension systems in developing countries with undeveloped market dominance in the economy of these countries, the impact of demographic factors, such as reduced fertility, increase in the proportion of the uninsured population, increasing life expectancy on the formation and maintenance of the financial sustainability of pension systems, the failure of conventional market regulators in this area, the lack of a pure traditional pay-as-you-go and funded pension systems and use elements of both systems depending on the dominance of macroeconomic, demographic and political factors, as a result, the author suggests tactical and instrumental methods of classification of reformation of national pension systems.

Keywords

reform of the pension system, life expectancy, insurance pension contributions, financial stability, fiscal burden.

Suggested Citation
Vafin Jeduard Jafasovich
Priority directions of pension system reform in socially-oriented countries of the world. Regional economy and management: electronic scientific journal. №3 (55). Art. #5511. Date issued: 2018-09-04. Available at: https://eee-region.ru/article/5511/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Проблемы адекватности систем пенсионного обеспечения уровню политического, социального и экономического развития страны, развития механизмов и инструментов поддержания их финансовой устойчивости всегда вызывали повышенный интерес в зарубежной экономической литературе. В связи с чем, целесообразно рассмотреть опыт реформирования систем пенсионного обеспечения в странах с динамично развивающимися экономиками, неразвитыми рыночными отношениями, еще не сформировавшимися окончательно институтами и доминированием государства  в общественной сфере и экономике страны. Этим критериям соответствуют некоторые азиатские страны, такие как Китай, Корея, Япония и ряд других. Однако исследование опыта европейских стран и стран Северной Америки достаточно полезен для более глубокого и адекватного понимания тех направлений,   методов   и   способов    реформирования    пенсионных   систем, которые доказали свою эффективность в «старом свете».

Как известно, в основе всех причин дестабилизации рынков труда и пенсионных систем  практически всех экономик мира лежат демографические факторы и одним из них является снижение рождаемости, что закономерно ведет к росту доли нетрудоспособного населения  Так, по данным ряда исследователей [1], в период с 1975 по 2005 годы или за 30 лет количество родившихся детей, приходящихся на одну женщину фертильного возраста сократилось в Африке с 6,72 до 4,97; в Азии – с 5,08 до 2,47; в Европе – с 2,16 до 1,40; в Северной Америке – с 2,01 до 1,99 [1, с.4].

Вторым важнейшим демографическим фактором является рост продолжительности жизни. По данным прогнозов экспертов, за период с 2005 по 2050 годы или за 45 лет средняя продолжительность жизни в Африке увеличится с 49,1 до 65,4 лет; в Азии с 67,3 до 77,2 лет; в Европе с 73,7 до 80,6 лет; в Северной Америке с 77,6 до 82,7 лет [1, с.5].  Эти два демографических фактора особенно важны для выбора модели реформирования программ социального страхования в странах с распределительными системами финансирования, так как именно эти системы в наибольшей степени подвержены влиянию демографических факторов. В этих условиях, как считают эксперты, именно повышение пенсионного возраста является наиболее эффективным способом решения проблем финансовой сбалансированности пенсионных систем, что и нашло свое отражение в обширных исследованиях этой проблемы со стороны ведущих ученых мира [2,3,4].

 

Направления реформирования системы пенсионного обеспечения в зарубежных странах

Экономики азиатских стран, как экономики, развивающиеся наиболее высокими темпами, всецело подвержены тем же проблемам, которые испытывают сегодня на себе экономики Европы и Северной Америки. В Японии, где наиболее высокая продолжительность жизни, финансовые проблемы обеспечения пенсионной системы сегодня стоят особенно остро. Резкое обострение этих проблем ожидается в ближайшие десятилетия в Китае, Корее и Сингапуре. Прогнозируемые темпы старения населения азиатских стран уже сегодня опережают аналогичные показатели в других странах, что влечет за собой такие последствия как рост дефицита пенсионной системы, снижение устойчивости бюджетов этих стран и обострение проблем на рынке труда. Прогнозная динамика доли расходов на пенсионное обеспечение в ВВП ряда стран представлен в таблице 1.

 

Таблица 1 — Прогноз динамики доли расходов на пенсионное обеспечение в ВВП ряда стран, в процентах

                                Страны 2014 г. 2050 г.
Индонезия  0,5  1,0
Непал   0,5  1,0
Малайзия   1,0  2,0
Камбоджа   1,0 2,2
Сингапур 1,0  2,3
Бангладеш 1,2 2,5
Шри Ланка 1,5 2,7
Гонконг 1,3 3,0
Австралия 5,0 7,0
Корея 2,5 7,1
Тайланд 5,1 11,2
Вьетнам 3,1 11,4
Япония 12,2 13.2
Новая Зеландия 7,5 13,9
Китай 5,1 14,2
Монголия 8,9 27,5

Источник: составлено по [5, с.3].

 

Так, по прогнозам экспертов [5], доля затрат на пенсионное обеспечение в ВВП к 2050 году по сравнению с 2014 годом вырастет в Малайзии с 1% до 2%, в Сингапуре – с 1% до 2,3%, в Гонконге – с 1,3% до 3%, в Австралии – с 5% до 7%, в Корее – с 2,5% до 7,1%, в Новой Зеландии – с 7,5% до 13,9%, в Китае – с 5,1% до 14,2%, в Монголии – с 8,9% до 27,5% [5, с.3].

Традиционные рыночные регуляторы, обеспечивавшие на протяжении последнего столетия поддержание финансовой устойчивости пенсионных систем стран Азии сегодня уже не работают. А накопительные системы как инструмент поддержания финансовой устойчивости пенсионных систем в этих странах появились сравнительно недавно. Кроме того, в этих странах только начинают опробовать себя такие инструменты, как обязательное пенсионное страхование, софинансирование граждан в формировании своей пенсии, применение пенсионных формул в зависимости от размера взносов и уровня заработной платы. Однако основную роль в поддержании финансовой устойчивости пенсионных систем стран Азии специалисты [5] видят в увязке ее с пенсионным возрастом населения этих стран, предотвращения тем самым нарушения принципов «солидарности поколений». Так, авторы «автоматически настраиваемых механизмов» (ААМ)  [5] пенсионных систем стран Азии выделяют такие характеристики применяемых инструментов, как необходимость обратной связи, их измеримость и сопоставимость с аналогичными показателями в других развитых странах. Иначе говоря ААМ, это не просто система пенсионирования или реализации гражданами своих пенсионных прав, а сложная и многофункциональная система взаимосвязанных показателей, отклонение одного из которых автоматически ведет к корректировке других параметров этой системы в целях сохранения финансовой устойчивости пенсионной системы. Например, в Финляндии, Португалии и Германии коэффициент ожидаемой продолжительности жизни напрямую связан с факторами финансовой устойчивости системы пенсионного обеспечения. Более того, в США эта взаимосвязь начинает реагировать автоматически, когда социальные пособия автоматически уменьшаются в связи с исчерпанием пенсионного резерва. В Швеции, Италии, Польше и Латвии за счет применения схемы «условно установленных взносов» и изменяющегося коэффициента аннуитетов, поддерживается соответствие между резервом условной пенсии и текущей величиной ожидаемых пенсионных выплат.

Практически во всех странах наиболее остро стоит вопрос разработки и выбора критериев относительно регулирования пенсионного возраста. Одним из критериев является увеличение продолжительности жизни, что подлежит автоматическому регулированию при условии, что ожидаемый период получения пенсии является неизменным в схемах пенсионирования таких стран, как Канада, Дания, Португалия, Финляндия и Греция. В этих странах была введена автоматическая процедура каждые пять лет проводить сравнительный мониторинг продолжительности жизни и пенсионного возраста, что позволяет им обосновывать необходимость увеличения пенсионного возраста в рамках государственных систем пенсионного обеспечения. Например, в Чехии при положительной динамике продолжительности жизни в соответствии с установленными коэффициентами соотношений каждый год пенсионный возраст автоматически увеличивается на 2 месяца. Во Франции критерием регулирования пенсионного возраста является соблюдение соотношения между экономически активным периодом жизни гражданина и периодом его нахождения на пенсии как 66:33.

Активному использованию в промышленно развитых станах подлежит и такой инструмент регулирования финансовой устойчивости пенсионной системы как уровень ставок пенсионных страховых взносов, о чем свидетельствуют прогнозы, представленные в  таблице 2.

 

Таблица  2 —  Динамика ставок страховых пенсионных взносов в ряде стран (прогноз), в процентах к заработной плате

                                     Страны 2000 г. 2050 г.
Франция 16 28
Германия 22 28
Италия 20 46

Источник: [6, с. 74, 78]

 

Так, в Германии ставки этих взносов регулируются автоматически в случае их несоответствия критериям, заложенным в основу финансовой устойчивости пенсионной системы. В Канаде изменения ставок пенсионных взносов возможно в двух случаях: либо законодательно установленные уровни ставок страховых пенсионных взносов не обеспечивают необходимой финансовой устойчивости пенсионной системы, либо правительство не смогло найти других эффективных способов обеспечения финансовой устойчивости пенсионной системы.

Таким образом, в европейских странах и странах Северной Америки наиболее эффективными инструментами автоматического регулирования финансовой устойчивости пенсионной системы являются два критерия: пенсионный возраст и уровень ставок страховых пенсионных взносов. Основным преимуществом в виде автоматизма действия этого «механизма автоматического настраивания» пенсионной системы состоит в том, что его поведение предсказуемо и относительно просто: изменение одной из выбранных переменных в этом механизме автоматически ведет к изменению параметров функционирования системы и ее адаптации с целью поддержания финансовой устойчивости пенсионной системы.

Однако применение «автоматически настраиваемых механизмов» может иметь и свои отрицательные последствия. Автоматическое повышение пенсионного возраста для всех лиц с учетом роста продолжительности жизни после выхода на пенсию должно учитывать обстоятельства, связанные с тем, что люди с различным уровнем образования и навыков не только имеют различные показатели средней продолжительности жизни, но также и разные шансы найти подходящую работу после выхода на пенсию, в результате чего увеличение пенсионного возраста не позволит им компенсировать потерю дохода. Выход из этой ситуации нашли в Японии, где большинство занятого населения охвачено системой контрактов, которые напрямую связаны с инструментами «автоматически настраиваемых механизмов», которые автоматически корректируют и пенсионный возраст каждого конкретного  работника.

Исследования специалистов Международного валютного фонда [5,7] показывают, что внедрение автоматического регулирования пенсионного возраста в зависимости от продолжительности жизни до сих пор еще не нашло своего должного распространения в странах Азии. Тем более, что ряд исследований [5], показывает, что средняя продолжительность жизни населения после выхода на пенсию в таких стран как Сингапур, Тайланд, Брунео, Шри Ланка, Малайзия колеблется от 25 до 28 лет, что несет в себе огромную финансовую нагрузку на пенсионные системы этих стран. Естественно, что повышение пенсионного возраста в этих странах является единственным инструментом достижения сбалансированной пенсионной системы.

Однако необходимо учитывать специфику систем пенсионного обеспечения в азиатских странах. Пенсионные системы многих стран Азии являются разрозненными, с различными схемами финансирования различных категорий граждан. Так, практически для всех пенсионных систем Азии является общим свойством существование специальных схем пенсионирования для работников гражданских служб, военных и государственных предприятий. В Китае существуют различные схемы пенсионного обеспечения для наемных работников и жителей,  городских и сельских провинций, так как старение населения особенно выражено в категориях населения с низким уровнем доходов.

Наиболее развитой среди азиатских стран является система пенсионного обеспечения Японии, которая представлена универсальной обязательной государственной пенсионной системой образца 1961 г., базирующейся на государственных пенсионных фондах (GPIF) и распределительной основе. За период с 1990 г. по 2012 г. доля государственных пенсионных расходов в ВВП страны выросла с 5,2% до 10,9% или вдвое [5, с.14]. При этом система включает три категории застрахованных и три соответствующих уровня  пенсионных взносов: базовые, страховые и добровольные. В целях поддержания финансовой устойчивости пенсионных фондов Правительство Японии в 2004 г. начало реформу всей системы пенсионного обеспечения с использованием «автоматически настраиваемых механизмов» в рамках макроэкономической индексации, и постепенное увеличение пенсионных взносов, величина которых напрямую зависит от уровня коэффициента замещения. В основе механизма заложен инструментарий автоматической корректировки пенсий в зависимости от индексации заработной платы (для вновь назначаемых пенсий), темпов инфляции (для получающих пенсию), если темпы инфляции превышают темпы индексации заработной платы – пенсии индексируются на величину индексации заработной платы.

При возникновении угрозы снижения коэффициента замещения ниже 50% происходит корректировка величины пенсионных взносов, которая закрепляется законодательно на пятилетний срок. Результаты проведенной реформы показали, что в 2014 г. увеличения пенсионных расходов практически не было, и в ближайшее пятилетие финансовая стабильность пенсионной системы сохранится, при условии поддержания коэффициента замещения на уровне 50% вплоть до 2035 года и постепенного повышения пенсионного возраста с 60 до 65 лет для мужчин и женщин в течение 2025-2030 годов [5, с 16]. Авторы проекта реформирования пенсионной системы Японии [8] достаточно убедительно подтверждают, что реально нет иных способов достижения финансовой устойчивости пенсионной системы, кроме способов увеличения пенсионного возраста, сокращения коэффициента замещения или увеличения пенсионных взносов (налогов) [8, с.8]

Официальный прогноз правительства Кореи показывает, что Национальный пенсионный фонд полностью исчерпает свои активы уже к 2044 году. Поэтому Правительством Кореи были предприняты важные параметрические реформы финансовой системы пенсионного обеспечения. В 1998 г. был увеличен пенсионный возраст, снижены размеры пенсий и пособий, а в 2007 г. полноценно реализована система  «автоматически настраиваемых механизмов», которая позволяет повысить шансы в еще не сформированной окончательно национальной пенсионной системе для сохранения ее финансовой устойчивости за счет увязки пенсионного возраста со средней продолжительностью жизни населения страны.

В Китае система пенсионного страхования разделена на две подсистемы: подсистема для наемных работников (UWS) и подсистема для городских и сельских жителей (URR), которые не интегрированы между собой и реализуются фактически в каждой провинции, при сохранении государственной единой системы финансирования. Первая система (UWS) для наемных работников базируется на распределительной основе и формируется за счет взносов работодателей и работников. При этом правительство несет всю ответственность за финансирование возникающих дефицитов в платежах этой пенсионной подсистемы. Для реализации своих пенсионных прав работник должен не менее 35 лет осуществлять страховые взносы и тогда может получить пенсию размером около 60% от его средней заработной платы в этой провинции. Расходы этой подсистемы пенсионного обеспечения составляют около 3% от ВВП страны. Вторая подсистема (URR) для городских и сельских жителей базируется на персонифицированном учете и финансируется за счет страховых пенсионных взносов, а также базовой пенсии, финансируемой государством. Базовая часть устанавливается законом и составляет всего 2,5% от средней городской заработной платы. Расходы этой подсистемы пенсионного обеспечения составляют около 0,3% от ВВП страны [5, с. 21].

Сравнительно небольшая доля пенсионных расходов в ВВП Китая по отношению к другим европейским странам объясняется жесткой консервативной системой пенсионного обеспечения, находящейся полностью под контролем государства. Однако объективные тенденции, связанные с резким увеличением, по прогнозам исследователей [9], доли лиц пенсионного возраста с 13% в 2015 г. до 40% к 2050 г. при неизменных параметрах системы пенсионного обеспечения вынудят правительство увеличить расходы на пенсионное обеспечение до 8% ВВП.

По оценкам экспертов МВФ увеличение пенсионного возраста является единственным вариантом реформирования системы пенсионного обеспечения Китая и сохранения ее финансовой устойчивости. Сегодня пенсионный возраст в Китае сохраняется  по их мнению на относительно низком уровне – 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин. В этих условиях ожидается, что мужчины в Китае будут получать пенсию в течение 18,5 лет, а женщины – 25,7 лет, что существенно выше средних аналогичных параметров в странах с развитой экономикой. При сохранившихся параметрах пенсионной системы ожидается, что к 2050 году мужчины будут получать пенсию в среднем 24 года, а женщины – 30 лет, что приведет к катастрофическому дисбалансу всей системы пенсионного обеспечения страны. В этой ситуации применение инструментария «автоматически настраиваемых механизмов» (ААМ) в виде постепенного повышения пенсионного возраста уже не решит накопившихся проблем и потребует реализации более кардинальных реформ макроэкономического порядка.

Таким образом, применение «автоматически настраиваемых механизмов» (ААМ) в процессе реформирования пенсионных систем в странах Азии носит на современном этапе вспомогательный характер, при своевременной реализации этого механизма появляется возможность минимизировать необходимость существенных корректировок систем в будущем. Это связано с тем, что пенсионные системы стран Азии находятся в стадии формирования, а механизмы их реализации не достигли уровня автоматизма. Главная цель ААМ заключается в корректировке пенсионных систем, в которых возникла угроза финансовой дестабилизации, а также поддержания ее дееспособности после проведения фундаментальных изменений.

Использованием исключительно накопительных принципов характеризуются реформы системы пенсионного обеспечения в Чили Аргентине, Перу, Уругвае, Колумбии, Боливии, Сальвадоре, Мексике.  Однако, главной их особенностью являлось, фактически, «ручное» управление проводимыми реформами. Суть реформ состояла в переходе к частным системам пенсионного обеспечения, базирующимся на принципах накопительных систем пенсионного обеспечения, а инструментами явились [10, с.5]:

  • перевод всей системы пенсионного обеспечения на личные пенсионные накопительные счета;
  • постепенное увеличение в течение 10 лет ставок страховых пенсионных взносов на 5%, что позволит увеличить коэффициент замещения на 20%;
  • направление часть полученных доходов пенсионной системы на увеличение непосредственно самих пенсий;
  • направление часть полученных доходов пенсионной системы на личные пенсионные накопительные счета;
  • сокращение административных расходов на содержание аппарата управления пенсионного фонда.

Однако,  полный отказ от распределительной системы пенсионного обеспечения в пользу исключительно накопительной резко увеличил управленческие расходы пенсионных систем, усилил еще большую их зависимость от уровня доходов населения, вызвал рост бюджетной нагрузки в переходный период, а резкий прирост частных накоплений далеко не всегда ведет к экономическому росту и развитию внутреннего финансового рынка. Поэтому результаты волны пенсионных реформ в странах Южной Америки по оценкам зарубежных и отечественных специалистов далеко не однозначны и всегда социально значимы.

Согласно исследованиям зарубежных ученых, таких как А. Jousten [2], М. Tanner [4], Р. Diamond and J. Mirrlees [3], J. Gruber and D. Wise[11] значительная роль в эффективности проводимых реформ систем пенсионного обеспечения принадлежит степени участия государства в регулировании их финансовых инструментов. По мнению авторов, целесообразно выделить  следующие критерии оценки этого участия:

  • форма осуществления контроля, за формированием доходов системы пенсионного обеспечения – полностью частная или полностью государственная;
  • степень необходимости участия государственных структур в регулировании и контролировании финансовых потоков в системе пенсионного страхования;
  • распределение ролей между государственными структурами и частными компаниями в процессе управления инвестированием ресурсов пенсионных фондов;
  • степень необходимости формирования государственных гарантийных фондов или другой формы перестраховочной защиты для системы пенсионного страхования.

Иначе говоря, главным критерием доминирования в этом процессе является вопрос о том, у кого – у государственных или частных структур – более эффективные и качественные инструменты регулирования финансовых и инвестиционных потоков в системе пенсионного страхования. Так, например, при инфляционных и инвестиционных рисках системы пенсионного обеспечения, частные компании могут предложить лишь весьма ограниченные способы защиты по сравнению с государственным сектором.

 

Выводы

Таким образом, классических в чистом виде традиционных систем пенсионного обеспечения, каковые разработаны в теоретическом плане – распределительная и накопительная – в реальной экономике не существует. Национальные экономики используют элементы обеих систем в зависимости от доминирования макроэкономических, демографических или политических факторов. Поэтому предлагаемая классификация направлений реформирования национальных пенсионных систем на тактические и инструментальные является вполне целесообразной. Так, обобщая тактические направления реформирования национальных систем пенсионного обеспечения в социально ориентированных рыночных экономиках, представляется возможным  выделить в качестве приоритетных следующие:

  • преимущественное использование «автоматически настраиваемых механизмов» (ААМ), как сложной и многофункциональной системы взаимосвязанных показателей, отклонение одного из которых автоматически ведет к корректировке других параметров этой системы в целях сохранения финансовой устойчивости пенсионной системы (страны Европы, Северной Америки, Австралии);
  • преимущественное использование «ручного» управления, с периодическими корректировками на уровне законодательства параметров функционирования национальной системы пенсионного обеспечения в зависимости от динамики макроэкономических, демографических и политический процессов (страны Южной Америки, Юго-Восточной Азии, Китай, Россия).

 

Список литературы:

  1. Jousten,A.Public Pension Reform: A Primer /IMF Working Paper Fiscal Affairs Department: Public Pension Reform: A Primer Prepared.Authorized for distribution by Michael Keen. February 2007. – Р. 36.
  2. Coile, C., P. Diamond, J. Gruber, and A. Jousten, 2002, “Delays in Claiming Social Security Benefits,” Journal of Public Economics, 84 (3), pp. 57–85.
  3. Diamond, P., and J. Mirrlees, 1978, “Social Insurance with Variable Retirement,” Journal of Public Economics 10, pp. 295–336.
  4. Tanner, M. «Saving» Social Security Is Not Enough / M. Tanner // Social Security Privatization. — 2000. — №20. — P. 3 — 11.
  5. Arbatli, E., Feher, C., Ree, J., Saito, I., Soto, M.Automatic Adjustment Mechanisms in Asian Pension Systems. — IMF Working Paper Asia and Pacific Department. December 2016, рр. 28.
  6. Заболоцкая В.В., Шульга Л.В. Зарубежный опыт реформирования пенсионной системы промышленно развитых стран и возможности его применения в России // Финансы и кредит. – 2008. — №8 (296). – С. 73-79.
  7. Park, D. Asian Development Bank, 2012, Pension Systems in East and Southeast Asia: Promoting Fairness and Sustainability edited. Asian Development Bank: Philippines.
  8. Kashiwase, K., Nozaki, M.,  Tokuoka, K Pension Reforms in Japan December 4, 2012, рр. 21 http://www.imf.org/en/Publications/WPs/-Japan-40141
  9. Clements, B., Coady, D.,Eich, F., Gupta, S.,  Kangur, A., Shang, B.,  Soto, M. The Challenge of Public Pension Reform in Advanced and Emerging Economies.January 25, 2013, рр.86 http://www.imf.org/en/Publications/WP/Issues /2016/.
  10. Santoro, M.Pension Reform Options in Chile: Some Tradeoffs IMF Working Paper Western Hemisphere Department Authorized for distribution by Stephan Danninger March 2017, рр.21.
  11. Gruber, J., Wise, D 2005, eds., “Social Security Programs and Retirement Around the World: Fiscal Implications” (NBER and Chicago: University of Chicago Press)

 

References:

  1. Jousten,A.Public Pension Reform: A Primer /IMF Working Paper Fiscal Affairs Department: Public Pension Reform: A Primer Prepared.Authorized for distribution by Michael Keen. February 2007. – Р. 36.
  2. Coile, C., P. Diamond, J. Gruber, and A. Jousten, 2002, “Delays in Claiming Social Security Benefits,” Journal of Public Economics, 84 (3), pp. 57–85.
  3. Diamond, P., and J. Mirrlees, 1978, “Social Insurance with Variable Retirement,” Journal of Public Economics 10, pp. 295–336.
  4. Tanner, M. «Saving» Social Security Is Not Enough / M. Tanner // Social Security Privatization. — 2000. — №20. — P. 3 — 11.
  5. Arbatli, E., Feher, C., Ree, J., Saito, I., Soto, M.Automatic Adjustment Mechanisms in Asian Pension Systems. — IMF Working Paper Asia and Pacific Department. December 2016, рр. 28.
  6. Zabolockaja V.V., Shul’ga L.V. Foreign experience of reforming pension systems in industrialized countries and the opportunities for its application in Russia [Zarubezhnyj opyt reformirovanija pensionnoj sistemy promyshlenno razvityh stran i vozmozhnosti ego primenenija v Rossii]//Finance and credit. -2008. No. 8 (296). -S. 73-79.
  7. Park, D. Asian Development Bank, 2012, Pension Systems in East and Southeast Asia: Promoting Fairness and Sustainability edited. Asian Development Bank: Philippines.
  8. Kashiwase, K., Nozaki, M.,  Tokuoka, K Pension Reforms in Japan December 4, 2012, рр. 21 http://www.imf.org/en/Publications/WPs/-Japan-40141
  9. Clements, B., Coady, D.,  Eich, F., Gupta, S.,  Kangur, A., Shang, B.,  Soto, M. The Challenge of Public Pension Reform in Advanced and Emerging Economies.January 25, 2013, рр.86 http://www.imf.org/en/Publications/WP/Issues /2016/.
  10. Santoro, M.Pension Reform Options in Chile: Some Tradeoffs IMF Working Paper Western Hemisphere Department Authorized for distribution by Stephan Danninger March 2017, рр.21.
  11. Gruber, J., Wise, D 2005, eds., “Social Security Programs and Retirement Around the World: Fiscal Implications” (NBER and Chicago: University of Chicago Press)

Финансы регионов