Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (53), 2018

Дифференциация регионов России по уровню мобильности инвалидов

Russian regions differentiation by the level of mobility disabled people

Авторы


кандидат экономических наук, доцент кафедры статистики
Россия, Российский экономический университет им. Г.В.Плеханова
Makhova.OA@rea.ru


кандидат экономических наук, доцент кафедры статистики
Россия, Российский экономический университет им. Г.В.Плеханова
Klotchkova.EN@rea.ru


кандидат экономических наук, доцент кафедры бизнес-статистики
Россия, Университет «Синергия»
Oledneva@inbox.ru

Аннотация

В статье обоснована необходимость статистической оценки дифференциации регионов России в контексте обеспечения доступности для инвалидов получения образования, их участия в занятости, культурной и общественно-политической жизни, которая должна способствовать выработки рекомендаций и конкретных мероприятий, направленных на достижение требований Конвенции в отношении обеспечения полного и равного осуществления инвалидами всех прав человека и основных свобод. Представлены результаты кластеризации регионов Российской Федерации по данным, характеризующим выполнение основных принципов Конвенции, с их детальным описанием и обоснованием сложившихся различий с учетом социально-экономического развития конкретных субъектов страны.

Ключевые слова

демографическая дифференциация, оценка региональной дифференциации, кластер, инвалиды, Конвенция о правах инвалидов, государственное управление

Рекомендуемая ссылка
Махова Ольга Анатольевна , Клочкова Елена Николаевна , Леднева Ольга Валерьевна
Дифференциация регионов России по уровню мобильности инвалидов// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (53). Номер статьи: 5303. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5303/
Authors

Mahova Ol'ga Anatol'evna
PhD, Associate Professor of the Department of statistics
Plekhanov Russian University of Economics (Moscow, Russia)
Makhova.OA@rea.ru

Klochkova Elena Nikolaevna
PhD, Associate Professor of the Department of statistics
Plekhanov Russian University of Economics (Moscow, Russia)
Klotchkova.EN@rea.ru

Ledneva Ol'ga Valer'evna
PhD, Associate Professor of the Department of business statistics
Moscow University for Industry and Finance (“Synergy”) (Moscow, Russia)
Oledneva@inbox.ru

Abstract

The article substantiates the necessity of statistical estimation of the differentiation of the regions of Russia in the context of providing accessibility for disabled people to education, their participation in employment, cultural and socio-political life, which should contribute to the development of recommendations and specific activities aimed at achieving the requirements of the Convention in order to ensure full and equal the implementation of all human rights and fundamental freedoms by persons with disabilities. The results of clustering the regions of the Russian Federation according to the data characterizing the implementation of the basic principles of the Convention are presented, with a detailed description and justification for the differences that have arisen, taking into account the socio-economic development of specific subjects of the country.

Keywords

demographic differentiation, assessment of regional differentiation, cluster, disabled, Convention on the Rights of Persons with Disabilities, Public Administration

Suggested Citation
Mahova Ol'ga Anatol'evna , Klochkova Elena Nikolaevna , Ledneva Ol'ga Valer'evna
Russian regions differentiation by the level of mobility disabled people. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (53). Art. #5303. Date issued: 2018-02-10. Available at: http://eee-region.ru/article/5303/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Актуальные мировые воззрения на проблему инвалидизации общества от медицинского понимания сущности инвалидности трансформировались к социальному. Указанный переход прослеживается по основным международным документам, прежде всего, Всемирной программы действий в отношении инвалидов (принята в 1981 году по итогам Международного года инвалидов), Стандартных правил обеспечения равных возможностей для инвалидов (приняты в 1993 году Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций (ООН)) и принятой ООН в 2006 году Конвенции о правах инвалидов. Конвенция, являющаяся последним глобальным, обобщающим и всеобъемлющим международным договором, закрепляет социальную и правозащитную модель инвалидности и признает права человека-инвалида. Сегодня она представляет один из основных регламентов, в соответствии с которым определяются направления современной государственной социальной политики по отношению к инвалидам. В соответствии с положениями Конвенции приоритетным принципом, лежащим в основе решения задач, направленных на улучшение положения инвалидов в стране, является социальная инклюзия.  При этом под социальной инклюзией по сути понимается преодоление дискриминации по инвалидности, основанное на включении инвалидов в общественную деятельность, в политику, в образование, в спорт и т.д. Реализация процесса включения инвалидов в жизнедеятельность общества должно базироваться на обеспечении доступности социальных благ и услуг.

В Российской Федерации законодательством регламентируется обеспечение недискриминации и равенства прав каждого человека.  Конституцией высшим нормативно-правовым актом Российской Федерации в ст. 17 закрепляется принцип доступности основных прав и свобод каждому человеку от рождения человека, в ст. 19 гарантируется «равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств» [5]. Данные положения полностью соответствуют Конвенции, в которой ст.5 утвержден запрет любой дискриминации по признаку инвалидности и дана гарантия инвалидам на равную и эффективную правовую защиту от дискриминации на любой почве. При этом следующие статьи Конвенции конкретизируют эти права, например, в ст. 12 «Равенство перед законом» определено, что каждый инвалид, где бы он ни находился, имеет право на равную правовую защиту; в ст. 18 «Свобода передвижения и гражданство» признаются права инвалидов на свободу передвижения, на свободу выбора местожительства и на гражданство наравне с другими; ст. 24 «Образование» закрепляется право инвалидов на образование, в целях реализации которого без дискриминации и на основе равенства возможностей государства-участники обеспечивают инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни и т.д. Необходимо заметить, что в нашей стране, помимо Конституции Российской Федерации в Федеральных законах, регламентирующих деятельность той или иной сферы общественной жизни также утверждается принцип недискриминации. Например, Трудовым кодексом (ст. 2,3) регламентированы основы правового регулирования трудовых отношений, простирающиеся без каких-либо изъятий на инвалидов: свобода трудовой деятельности, право без ограничений распоряжаться своими умениями, даром, призванием к труду, право предпочтения той или иной профессии и рода деятельности, право на защиту от безработицы и содействие в трудоустройстве, запрет на дискриминацию в сфере труда. При этом каждый человек обладает правом на трудовую деятельность, организованную в соответствии с нормами безопасности и гигиены труда, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации, на защиту трудовых прав и свобод, в том числе юридическую защиту. Это соответствует ст. 27 «Труд и занятость» Конвенции.

Особо стоит отметить, что Конвенцией ст. 31 «Статистика и сбор данных» определена необходимость анализа выполнения требований Конвенции о правах инвалидов. Мировым сообществом осознается значимость статистики как инструмента, призванного давать обоснования для разработки и принятия решений на разных уровнях управления общественной деятельностью. В связи с этим в Конвенции утверждено, что «Государства-участники обязуются производить сбор надлежащей информации, включая статистические и исследовательские данные, позволяющей им разрабатывать и осуществлять стратегии в целях выполнения настоящей Конвенции» [4].

Таким образом, проведение анализа дифференциации регионов России в части обеспечения прав инвалидов, а также уровня удовлетворенности, в рамках реализуемых мер социальной политики является научно-практической задачей государственной важности. Данный анализ имеет целью выявления типологических групп регионов в существующих условиях общественной среды и политики, обеспечивающей реализацию права инвалидов на мобильность. Для решения поставленных исследовательских задач нами была проведена процедура кластерного анализа, которая позволила изучить степень однородности сложных, на поверхности неочевидно взаимосвязанных регионов по основным показателям индивидуальной мобильности инвалидов.

С 1 января 2016 г. вступили в силу основные положения Федерального закона от 1 декабря 2014 г. № 419-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов» [8]. Этим Законом и другими нормативно-правовыми актами в течение последних нескольких лет в Российской Федерации, с целью реализации положений Конвенции о правах инвалидов, создана обновленная правовая база для создания доступной среды для инвалидов. Исследование уровня индивидуальной мобильности инвалидов в территориальном разрезе проводилось по 7 блокам показателей:

  • Проблемы проживания в населенном пункте;
  • Вид транспорта, регулярно используемый респондентами;
  • Наличие и навыки практической работы на ПК, использование Интернет технологий;
  • Обеспечение доступности для инвалидов профессионального образования;
  • Обеспечение доступности для инвалидов услуг в сфере спорта и туризма;
  • Обеспечение доступности для инвалидов услуг Медико-социальной экспертизы (МСЭ) и медицинских услуг.

Согласно статье 9 Конвенции о правах инвалидов, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006, в целях реализации инвалидами потребностей независимого образа жизни, полноты и всецелого участия во всех аспектах жизни, должны разрабатываться и приниматься соответствующие меры, направленные на обеспечение инвалидам равного как и другим членам общества доступа «к физическому окружению, к транспорту, к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения, как в городских, так и в сельских районах. Эти меры, которые включают выявление и устранение препятствий и барьеров, мешающих доступности, должны распространяться, в частности: на здания, дороги, транспорт и другие внутренние и внешние объекты, включая школы, жилые дома, медицинские учреждения и рабочие места; на информационные, коммуникационные и другие службы, включая электронные службы и экстренные службы» [4]. В случаях не обеспечения инвалидов теми или иными услугами и/или отсутствия  доступности каких-либо объектов для данной категории граждан, происходит их дискриминация.

 

Таблица 1 — Средние значения индикаторов, характеризующих проблемы проживания в населенном пункте в разрезе полученных кластеров

Показатели Номер кластера
1 2 3 4
Тип населенного пункта Город
Размер населенного пункта, тыс. чел. 1023,5 34,2 436,3 1348,5
Пол Женский
Число исполнившихся лет 68 63 65 67
Семейное положение Состоит в зарегистрированном браке Вдовец/вдова
Недоступность государственных и муниципальных услуг в сфере медицинского обслуживания Нет Да
Недоступность государственных и муниципальных услуг в сфере дошкольного и школьного образования Да
Большая отдаленность торговых точек Нет
Большая отдаленность аптек Нет
Большая отдаленность учреждений культуры Да
Большая отдаленность мест проведения отдыха и досуга Да
Большая отдаленность объектов для занятий физкультурой и спортом Да
Плохая организация жилищно-коммунальных служб в населенном пункте Да
Плохая организация работы общественного транспорта Нет Да Нет
Общая неблагоустроенность, недостаточность озеленения Нет Да Нет
Состояние дорог, безопасность дорожного движения Да

 

Результаты исследований

Проведем исследование дифференциации субъектов РФ в зависимости от проблем проживания в населенном пункте. Выборка включала в себя 1665 респондентов, проживающих в 99 субъектах РФ. Средние значения по основным проблемам проживания в населенном пункте, полученные по всей совокупности регионов РФ, входящих в каждый из сформированных кластеров представлены в табл. 1.

В первый кластер вошли 201 респондент, что составило 12% от общей выборки. Наибольшая доля респондентов, входящих в состав первого кластера проживают в городах-миллионщиках (в г. Москве 25% респондентов, г. Санкт-Петербург 18%), Челябинской области (10%), Красноярском крае (9%) и Волгоградской области (7% респондентов). Второй кластер можно охарактеризовать как наиболее многочисленный, с числом входящих в него респондентов в количестве 1156 единиц, что составляет 69% от всех подвергнутых процедуре кластерного анализа наблюдений выборочной совокупности. Наибольшая доля респондентов второго кластера приходится на Республику Башкортостан и Свердловскую область (по 4% респондентов), Ростовскую, Московскую, Кемеровскую, Иркутскую, Амурскую области и Приморский, Ставропольский и Краснодарский край (по 3% респондентов в каждом регионе). Третий кластер включал 268 респондента, что соответствует 16% от общего числа опрошенных респондентов. Среди данного подмножества респондентов наибольшая доля проживала в Белгородской области (8%), Кировской, Оренбургской и Смоленской области (по 5% респондентов), в Ставропольском крае, Пензенской и Ярославской области (по 4% опрошенных). В четвертый, самый малочисленный кластер, вошли только 40 из рассматриваемой совокупности респондентов, что соответствует всего 2,4% от их общего количества. Наибольшая доля респондентов среди данной группы приходится на жителей Свердловской (65%), Нижегородской (20%) и Новосибирской области (15% опрошенных респондентов).

Основными проблемами проживания в населенном пункте, по мнению респондентов первого кластера, характеризующихся наиболее высоким средним возрастом и проживающих в крупных городах с численностью населения в среднем 1024 тыс. чел., являются: труднодоступность или отсутствие доступности к государственным и муниципальным услугам в сфере общего образования; существенная отдаленность учреждений сферы культуры, объектов для занятий физической культурой и спортом, а так же мест проведения отдыха и досуга; низкий уровень организации деятельности жилищно-коммунальных служб в населенном пункте; неудовлетворительное состояние дорог и высокая степень опасности дорожного движения.

По мнению респондентов второго кластера, характеризующихся самым низким средним возрастом опрошенных (63 года) и проживающих в небольших городах с численностью населения в среднем 34,2 тыс. чел., ведущими проблемами проживания в населенном пункте, являются все те, что характерны для первого класса, с добавлением следующих: плохая организация работы общественного транспорта; общая неблагоустроенность, недостаточность озеленения.

Жители Белгородской, Кировской, Оренбургской, Смоленской, Пензенской и Ярославской областей, а также Ставропольского края, вошедшие в третью типологическую группу, в качестве основных проблем проживания в населенном пункте определяют те же, что и жители  первого кластера, но добавляют к этому списку только общую неблагоустроенность и недостаточность озеленения;

Респонденты, вошедшие в четвертую типологическую группу и проживающие в Свердловской, Новосибирской и Нижегородской областях, среди проблем проживания в населенном пункте отмечают помимо тех, что указали представители первого кластера, проблему низкой доступности государственных и муниципальных услуг в сфере медицинского обслуживания.

Следует также отметить, что представители первого, второго и третьего кластера удовлетворены доступностью государственных и муниципальных услуг в сфере медицинского обслуживания. Все опрошенные респонденты вне зависимости от включения в тот либо иной кластер отмечают удовлетворенность доступностью торговых точек и аптек в соответствующем населенном пункте. Респонденты, входящие в состав первого, третьего и четвертого кластеров считают удовлетворительной организацию работы общественного транспорта и общей благоустроенностью населенного пункта.

Проведем исследование дифференциации субъектов РФ в зависимости от вида транспорта, регулярно используемого респондентами. Выборка включала в себя 761 респондента, проживающих в 99 субъектах РФ. Средние значения использования основных видов транспорта респондентами, имеющими степень инвалидности, полученные по всей совокупности регионов РФ, входящих в каждый из сформированных кластеров представлены в табл. 2.

В первый кластер вошли 147 респондента, что составило 19% от общей выборки. Наибольшая доля респондентов, входящих в состав первого кластера проживают в г. Москве (22% респондентов), г. Санкт-Петербурге (16%), Красноярском крае (9%), Омской, Свердловской и Волгоградской области (по 8% опрошенных инвалидов). Второй кластер включал 165 респондентов, что соответствует 22% от общего числа опрошенных респондентов. Среди данного подмножества респондентов наибольшая доля проживала в Белгородской области и Хабаровском крае (по 7% опрошенных), Ярославской области (6%), Смоленской, Ивановской области и Ставропольском крае (по 5,5% опрошенных инвалидов).

Третий кластер можно охарактеризовать как наиболее многочисленный, с числом входящих в него респондентов в количестве 761 единиц, что составляет 59% от всех подвергнутых процедуре кластерного анализа наблюдений выборочной совокупности. Наибольшая доля респондентов третьего кластера приходится на Ростовскую и Свердловскую области (по 5% респондентов), Московскую, Амурскую, Псковскую и Нижегородскую области (по 4% респондентов в каждом регионе).

 

Таблица 2 — Средние значения индикаторов, характеризующих основные виды транспорта, используемого респондентами-инвалидами в разрезе полученных кластеров

Показатель Номер кластера
1 2 3
Тип населенного пункта Город
Размер населенного пункта, тыс. чел. 1065,7 444,1 50,4
Число исполнившихся лет 66 65 62
Семейное положение Состоит в зарегистрированном браке
Наиболее часто используемый вид транспорта Общественный городской (пригородный) коммерческий
Количество поездок на общественном транспорте в течение последнего месяца 15 16 10
Наличие льгот на оплату проезда на общественном транспорте отсутствуют
Общественный городской (пригородный) муниципальный транспорт Да
Общественный городской (пригородный) коммерческий транспорт Да
Электропоезд, пригородный поезд Нет
Автомобиль, мотоцикл (в качестве водителя) Нет
Автомобиль, мотоцикл (в качестве пассажира) Да Нет Да
Такси (включая частный извоз на легковых автомобилях) Нет Да
Автомобиль, предоставляемый работодателем Нет
Мопед, велосипед Нет

 

Основными видами используемого транспорта, по мнению опрошенных инвалидов, проживающих в наиболее крупных городах со средней численностью населения 1066 тыс. чел. являются общественный городской (пригородный) муниципальный и коммерческий транспорт, а также автомобили и мотоциклы в качестве пассажира. Данная группа инвалидов осуществила в среднем 15 поездок на общественном транспорте за последний месяц, несмотря на наиболее высокий средний возраст опрашиваемых среди сравниваемых трех выделенных групп (66 лет).

Основными видами используемого транспорта, по мнению опрошенных инвалидов, проживающих в средних городах со средней численностью населения 444 тыс. чел. являются только общественный городской (пригородный) муниципальный и коммерческий транспорт. Данная группа инвалидов осуществила в среднем 16 поездок на общественном транспорте за последний месяц.

Наиболее популярными видами используемого транспорта, по мнению опрошенных инвалидов, проживающих в небольших населенных пунктах со средней численностью населения 50 тыс. чел. являются помимо общественного городского (пригородного) муниципального и коммерческого транспорта, еще и такси, а также мотоциклы и автомобили (в качестве пассажира). Данная группа инвалидов осуществила в среднем наименьшее количество поездок на общественном транспорте за последний месяц – 10, несмотря на самый низкий средний возраст опрошенных (62 года).

Самым слабым местом социальной политики в отношении инвалидов остается отсутствие ее единой стратегии. Фактически мы имеем дело с отдельными социальными мерами, а не с комплексной системной концепцией. Законы, обеспечивающие льготы, противоречат основному финансовому закону страны — Закону о федеральном бюджете РФ: они исходят из непреложного выполнения обязательств федерального бюджета или бюджета субъекта Федерации перед получателем, однако российское законодательство о федеральном бюджете устанавливает приоритеты выполнения различных бюджетных статей и предусматривает возможность недофинансирования по отдельным статьям.

Проведем исследование дифференциации субъектов РФ в зависимости от наличия и навыков практической работы на ПК, а также использование Интернет технологий. Выборка включала в себя 1666 респондентов, проживающих в 99 субъектах РФ. Средние значения индикаторов практической работы на ПК и использования интернет технологий, полученные по всей совокупности регионов РФ, входящих в каждый из сформированных кластеров представлены в табл.3.

В первый, наиболее многочисленные кластер, вошли 1157 респондентов, что составило 69% от общей выборки. Наибольшая доля респондентов, входящих в состав первого кластера характеризуются наименьшим средним возрастом опрошенных (63 года), проживают в небольших городах и поселках городского типа со средней численностью населения в соответствующем населенном пункте 34,1 тыс. чел. Модальными регионами здесь выступали: республика Башкортостан и Свердловская, область (по 4% опрошенных респондентов); Краснодарский, Приморский, Ставропольский край, Амурская, Иркутская, Московская и Ростовская области (по 3% опрошенных инвалидов); Белгородская, Владимирская, Нижегородская, Кемеровская, Тюменская, Ярославская области, республика Татарстан и Пермский край (2% отобранных респондентов).

 

Таблица 3 — Средние значения индикаторов практической работы на ПК и использования интернет технологий инвалидами в разрезе полученных кластеров

Показатель Номер кластера
1 2 3
Тип населенного пункта Город
Размер населенного пункта, тыс. чел. 34,1 438,6 1080,3
Число исполнившихся лет 63 65 68
Семейное положение Состоит в зарегистрированном браке
Наличие навыков практической работы на ПК Нет
Наличие возможности для выхода в Интернет Нет
Устройство, в распоряжении респондента, имеющее доступ в Интернет: персональный компьютер Да
Устройство, в распоряжении респондента, имеющее доступ в Интернет: мобильный телефон Да
Другое устройство, в распоряжении респондента, имеющее доступ в Интернет: Нет
Частота выходов в Интернет От случая к случаю
Использование Интернета для получения информации, оформления документов на сайтах органов государственной власти Нет
Использование Интернета для поиска информации о товарах и услугах Нет Да Да
Использование Интернета для осуществления финансовых операций Нет Нет Да
Использование Интернета для дистанционного обучения Да Нет Да
Использование Интернета для прочтения новостной информации Да
Использование Интернета для общения в социальных сетях Да
Использование Интернета для обсуждения социальных и политических вопросов Нет Нет Да
Использование Интернета для провождения времени за играми Да
Использование Интернета для других целей Да
Оценка полноты и своевременности получения услуг на сайтах государственных учреждений Информация была получена своевременно и в полном объеме На поиск информации ушло много времени
Частота общения с людьми через Интернет От случая к случаю Постоянно (более 1 раза в неделю)

 

Численность респондентов второго и третьего кластеров была приблизительно одинаковой и составляла в среднем 15% от общего количества опрошенных. Второй кластер включал 270 респондентов, что соответствует 16% от общего числа опрошенных инвалидов. Вторая выделенная группа респондентов проживает в средних городах со средней численностью жителей 439 тыс. чел. и характеризуется средним возрастом 65 лет. Наибольшая доля респондентов второго кластера приходится на: Белгородскую область (8%); Хабаровский край, Кировскую и Смоленскую области (по 5% респондентов); Ставропольский край, Ярославскую, Оренбургскую, и Пензенскую области (по 4% опрошенных инвалидов); Приморский край, Рязанскую, Тульскую, Ивановскую области и республику Северная Осетия (по 3% респондентов).

Третий кластер включал 239 респондентов, что соответствует 14% от общего числа опрошенных инвалидов. Данная группа респондентов проживает в наиболее крупных по численности населения городах (1080 тыс. чел.), состоит в браке со средним, наиболее высоким среди рассматриваемых кластеров, возрастом опрошенных 68 лет. Среди данного подмножества респондентов наибольшая доля проживает в г. Москве (21%), г. Санкт-Петербурге (16%), Свердловской (11%) и Пензенской области (8%).

Все опрошенные респонденты, в не зависимости от территории проживания и включения в тот либо иной кластер указали отсутствие навыков практической работы на ПК и трудности с выходом в Интернет. При этом у всех опрошенных инвалидов имеется в распоряжении устройство, имеющее доступ в Интернет (ПК или мобильный телефон). Все респонденты указали частоту выхода в Интернет как «от случая к случаю». Никто из опрошенных инвалидов не использует Интернет для получения информации, оформления документов на сайтах органов государственной власти. Абсолютно все инвалиды используют Интернет для прочтения новостной информации; общения в социальных сетях, провождения времени за играми. Респонденты первого и второго кластеров оценили полноту и своевременность получения услуг на сайтах государственных учреждений. При этом респонденты третьего кластера указали, что на поиск информации у них ушло много времени.

Респонденты, проживающие в небольших городах, также используют интернет для дистанционного обучения, а частота общения с людьми через интернет оценивается как «от случая к случаю». Респонденты, проживающие в средних по численности населения городах, указали, что они используют Интернет также для поиска информации о товарах и услугах. Опрошенных инвалидов, проживающих в крупных городах можно отнести к продвинутым пользователям Интернетом. Частота общения с людьми через Интернет у них составляет не менее одного раза в неделю. Данная группа опрошенных указала, что используют Интернет для следующих целей:

  • использование Интернета для поиска информации о товарах и услугах;
  • использование Интернета для осуществления финансовых операций;
  • использование Интернета для дистанционного обучения;
  • использование Интернета для обсуждения социальных и политических вопросов.

Среди приоритетных направлений поддержки инвалидов выделены вопросы профессиональной реабилитации. Ст. 26 Конвенции определено требование предоставления инвалидам возможности «для достижения и сохранения максимальной независимости, полных физических, умственных, социальных и профессиональных способностей и полного включения и вовлечения во все аспекты жизни» [4], ст. 27 Конвенции закреплено «наделение инвалидов возможностью эффективного доступа к общим программам технической и профессиональной ориентации, службам трудоустройства и профессиональному и непрерывному обучению» [4]. Указанные направления представляют важнейший составной элемент государственной политики в области социальной защиты людей с ограниченными возможностями. Необходимость решения данных вопросов определена экономической выгодой для государства, что основано на возврате средств, вложенных в профессиональную реабилитацию инвалидов с их последующим трудоустройством, в виде налоговых поступлений.

Сегодня специальные учебные заведения в полной мере не обеспечивают подготовку инвалидов как конкурентоспособных специалистов для сферы труда, а в ряде случаев подготавливают и выпускают заведомо невостребованных специалистов. В числе основных факторов сложившейся ситуации можно выделить следующие:

  • специалисты медико-социальной экспертизы, осуществляющие профессиональную ориентацию инвалидов, ориентируются на пожелания самих инвалидов и не учитывают показания и противопоказания к приему в профессиональные образовательные учреждения;
  • инвалиды зачастую не имеют правильного представления о выбранной профессии и условиях труда в конкретной профессиональной сфере;
  • специальные образовательные учреждения системы социальной защиты населения непрестижны и не обладают широкими возможностями после­дующего трудоустройства на высокооплачиваемые, востребованные и престижные должности;
  • инфраструктура учреждения сферы образования в большинстве своем не адаптирована для инвалидов (это касается как помещений образовательных учреждений и прилегающих к ним территорий, так и применяющихся специальных образовательных технологий, программ и методов обучения, учебных материалов и т.п.), что соответственно является фактором приема инвалидов в образовательные учреждения с учетом противопоказаний и ссужает круг профессий, которым могут быть обучены инвалиды.

Процесс профессиональной реабилитации инвалидов сложный и многогранный, в нем участвуют не только учебные заведения, органы социальной защиты, службы занятости населения, сами инвалиды, но также и работодатели. В этом аспекте стоит отметить, что государством гарантируется поддержка некоторых категорий работодателей в виде предоставления налоговых и иных льгот (например, в соответствии со ст. 149 Налогового кодекса Российской Федерации организации освобождаются от налогообложения «если среднесписочная численность инвалидов среди их работников составляет не менее 50 процентов, а их доля в фонде оплаты труда не менее 25 процентов» [6]).

Проведем исследование дифференциации субъектов РФ в зависимости от уровня образования и количества лет, затраченных на получения образования опрошенными инвалидами. Выборка включала в себя 1666 респондента, проживающих в 99 субъектах РФ. Средние значения по основным уровням образования и количества лет обучения инвалидов, полученные по всей совокупности регионов РФ, входящих в каждый из сформированных кластеров представлены в табл.4.

 

Таблица 4 — Средние значения уровней образования и количества лет, затраченных на образование инвалидами в разрезе полученных кластеров

Показатель Номер кластера
1 2 3
Тип населенного пункта Город
Размер населенного пункта, тыс. чел. 34,1 438,6 1080,3
Число исполнившихся лет 63 65 68
Семейное положение Состоит в зарегистрированном браке
Уровень образования Начальное профессиональное Среднее профессиональное
Наличие профессии, подтвержденной дипломом Нет
Суммарное количество лет, затраченное на образование Затрудняется с ответом
Учится ли респондент образовательном учреждении в настоящее время Нет

 

Опрошенные жители небольших городов и населенных пунктов городского типа преимущественно получили только начальное профессиональное образование. Респонденты, проживающие в средних и крупных городах, имеют более высокий уровень образования – среднее профессиональное. В независимости от территориальной дифференциации исследуемых инвалидов, большинство опрошенных указало отсутствие диплома, подтверждающего профессию. Кроме того, большинство респондентов как не учатся в настоящее время, так и не смогли сказать сколько времени суммарно они затратили на получение образования.

Требование обеспечение доступности для инвалидов услуг в сфере отдыха и спорта утверждено Конвенцией в статье 30 и регламентируется целым рядом нормативных правовых актов нашей страны: Федеральным законом «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» (ст. 31 определен принцип доступности адаптивного спорта, в основе которого лежит создание детско-юношеских спортивно-адаптивных школ и адаптивных детско-юношеских клубов физической подготовки, а также организация и проведение физкультурных мероприятий и спортивных мероприятий с участием инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья [9]).

В Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» в аспекте обеспечения доступности физической культуры и спорта для инвалидов в образовательных организациях приведены нормы, значимость которых бесспорна при реализации образовательных программ в области физической культуры и спорта. Так в ч. 3 ст. 79 этого Федерального закона «на образовательные организации возлагается обязанность обеспечить доступ инвалидов в здания, которые они занимают» [11].

Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» определены общие обязанности по обеспечению доступности объектов социальной инфраструктуры и услуг [13]. Здесь следует отметить, что меры по реализации этих обязанностей в сфере отдыха и спорта конкретизируются рядом подзаконных актов, ряд из которых носит рекомендательный характер, но при их соблюдении возможно достичь более высокий уровень доступности отдыха и спорта для инвалидов.

В целях обеспечения доступности для инвалидов и других маломобильных групп населения объектов спорта должна быть создана соответствующая инфраструктура, учитывающая специально разработанные планировочные и технические решения, специальные материалы, устройства и оборудование. Спортивные объекты обязаны соответствовать нормативно-правовым нормам, регламентирующим доступность зданий и сооружений для инвалидов и других маломобильных групп населения, что позволит обеспечить равнодоступность физкультурно-оздоровительных и спортивных услуг для инвалидов и других маломобильных групп населения. Основные принципы и подходы коммуникации с людьми с ограниченными возможностями здоровья, заложенные на XI Паралимпийских зимних играх, рекомендованы к включению в образовательные программы учебных заведений, подготавливающих кадры для гостинично-туристской сферы и для индустрии спорта.

Проведем исследование дифференциации субъектов РФ в зависимости от занятия спортивными видами отдыха, участие в туристических и культурных мероприятиях инвалидов. Выборка включала в себя 1666 респондента, проживающих в 99 субъектах РФ. Средние значения по основным показателям обеспечения доступности для инвалидов услуг в сфере спорта и туризма, полученные по всей совокупности регионов РФ, входящих в каждый из сформированных кластеров представлены в табл.5.

Опрошенные инвалиды, проживающие в поселках городского типа и в небольших городах указали, что не совершали никаких туристических поездок за последний год. Жители крупных и крупнейших городов указали совершение туристических поездок за последний год. При этом основной причиной по мнению всех опрошенных инвалидов невыезда в туристическую поездку являются семейные обстоятельства.

 

Таблица 5 — Средние значения обеспечения доступности услуг в сфере спорта и туризма инвалидами в разрезе полученных кластеров

Показатель Номер кластера
1 2 3
Тип населенного пункта Город
Размер населенного пункта, тыс. чел. 34,1 438,6 1080,3
Число исполнившихся лет 63 65 68
Семейное положение Состоит в зарегистрированном браке
Совершали туристическую поездку за последний год Нет Да
Год последней туристической поездки 1993 1992 1994
Причины не выезда в туристическую поездку По семейным обстоятельствам
Посещение в течение последних 12 месяцев спортивного мероприятия в качестве зрителя Нет
Частота посещений спортивных мероприятий Один или несколько раз в год
Возможность вести активную жизнь Нет, не могу, не позволяет здоровье
Занятие в спортивной секции Нет Да
Частота занятий в спортивной секции Время от времени Регулярно
Занятие фитнесом Нет Да
Частота занятий фитнесом Время от времени Регулярно
Занятие плаванием, водными видами спорта Нет
Частота занятий плаванием, занятием водными видами спорта Время от времени
Занятие активными видами отдыха: игры на открытом воздухе Нет Да
Частота занятий играми на открытом воздухе Время от времени Регулярно
Занятие спортивным туризмом, походы Нет Да
Частота занятий спортивным туризмом, походами Время от времени Регулярно
Причины, по которым не занимаются активными видами отдыха Не хватает времени Нет поблизости мест для занятий Не хватает времени

 

Результаты дифференциации показали, что в не зависимости от размера населенного пункта респонденты посещали спортивные мероприятия в качестве зрителей один или несколько раз за последние 12 месяцев, большинство инвалидов не ведут активный образ жизни, так ка не позволяет здоровье. При этом жители крупных городов, несмотря на самый высокий возраст опрошенных (68 лет), регулярно посещают спортивные секции и занимаются такими активными видами спорта как: фитнес, игры на открытом воздухе и спортивный туризм. Основной причиной, по мнению опрошенных, по которой инвалиды не могут заниматься активными видами спорта, является нехватка свободного времени у жителей крупнейших городов и населенных пунктов городского типа. При этом жители средних и крупных по численности населения городов указали основным барьером в занятиях спортом отсутствие мест для таких занятий.

Среди основных требований Конвенции утверждено обеспечение права инвалидов на наивысший достижимый уровень здоровья без дискриминации по признаку инвалидности (ст. 25) и права на абилитацию и реабилитацию (ст. 26). В соответствии со ст. 25 Конвенции должны быть приняты «надлежащие меры для обеспечения доступа инвалидов к услугам в сфере здравоохранения, учитывающим гендерную специфику, в том числе к реабилитации по состоянию здоровья» [4]. Ст. 26 Конвенции закрепляет необходимость организации и расширения «комплексных абилитационных и реабилитационных услуг и программ, особенно в сфере здравоохранения, занятости, образования и социального обслуживания» [4].

Выполнение данных статей Конвенции в Российской Федерации основано на реализации мероприятий, предусмотренных Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».  В соответствии с п. 7 и п. 9 ст. 10 для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения и здоровья должна быть обеспечена транспортная доступность медицинских организаций, а медицинские организации должны быть оснащены оборудованием для оказания медицинской помощи с учетом особых потребностей данных категорий населения, а ст. 40 за инвалидами закреплено право на медицинскую реабилитацию [12].

Проведем исследование дифференциации субъектов РФ в зависимости от обеспечения доступности для инвалидов услуг МСЭ и медицинских услуг. Выборка включала в себя 1666 респондента, проживающих в 99 субъектах РФ. Средние значения по основным показателям обеспечения доступности для инвалидов услуг в сфере спорта и туризма, полученные по всей совокупности регионов РФ, входящих в каждый из сформированных кластеров представлены в табл.6

 

Таблица 6 — Средние значения обеспечения доступности для инвалидов медицинских услуг в разрезе полученных кластеров

Показатель Номер кластера
1 2 3
Тип населенного пункта Город
Размер населенного пункта, тыс. чел. 34,1 438,6 1080,3
Число исполнившихся лет 63 65 68
Самооценка состояния здоровья Плохое
Прибегает ли к помощи другого человека для самообслуживания или другой ежедневной деятельности Нет Да Нет
Способность без посторонней помощи выходить из дома Да
Наличие хронической болезни, установленной врачом Да
Находится ли под диспансерным наблюдением Да
Наличие полиса медицинского страхования Да, обязательного медицинского страхования
Источники оплаты полиса добровольного медицинского страхования Затрудняюсь ответить Из других источников Оплачивает работодатель
Назначалась ли группа инвалидности Да
Наличие группы инвалидности в настоящее время II группа
Выезжали ли на санаторно-курортное лечение в этом году Нет

 

Результаты дифференциации показали, что в независимости от размера населенного пункта большинство опрошенных инвалидов указали способность самостоятельно без посторонней помощи выходить из дома, имеют обязательный полис медицинского страхования, находятся под диспансерным наблюдением, имеют хронические болезни, установленные врачом, принадлежат ко второй группе инвалидности и в этом году не имели возможности выехать на санаторно-курортное лечение. При этом, опрошенные респонденты, проживающих в небольших городах и поселках городского типа, а также в крупнейших городах не прибегают к помощи другого человека для самообслуживания или другой ежедневной деятельности. У инвалидов, проживающих в небольших городах в большинстве случаев отсутствует полис добровольного медицинского страхования; респонденты, проживающие в средних городах как правило самостоятельно оплачивают полис добровольного медицинского страхования. Наилучшая доступность медицинских услуг наблюдается у жителей крупных городов, которым полисы добровольного медицинского страхования оплачивают работодатели.

 

Выводы

Проведенный анализ показал, что страна находится в состоянии регионального дисбаланса. Региональная дифференциация является одним из серьезных препятствий на пути достижения выполнения взятых на себя нашей страной обязательств с учетом ратификации Конвенции о правах инвалидов. Отметим, что положение инвалидов по регионам Российской Федерации соответствует несбалансированному социально-экономическому развитию самих субъектов страны, что изначально обосновывает отсутствие равных возможностей для реализации прав инвалидов. В этой связи необходимо обратить внимание на принятые решения в данной области, скорректировать их с учетом необходимости создания максимально благоприятных условий для наиболее уязвимых категорий населения и расширения возможностей получения инвалидами качественного образования, транспортного, медицинского и культурно-досугового обслуживания. Сегодня важно в полной мере использовать преимущества каждого региона, связанные как с выгодным географическим положением, наличием природных, демографических ресурсов, развитием инновационной инфраструктуры и т.п. На наш взгляд, это достижимо только при усилении взаимодействия государственных и муниципальных органов власти.

 

Библиография

  1. Бутрина В.И. Уровень и качество жизни инвалидов: объективна ли статистика? // Уровень жизни населения регионов России. 2013. № 12 (190). С. 111-114
  2. Васин С.А., Горлин Ю.М., Гришина Е.Е., Елисеева М.А. , Малева Т.М., Рагозина Л.Г.,  Рамонов А.В.,  Тындик А.О. Организация и проведение  комплексного мониторинга Положения инвалидов в России в свете Конвенции ООН о правах инвалидов. М.: РАНХиГС, 2014. Электронный ресурс. Режим доступа:  https://www.hse.ru/data/2014/09/30/1100430112/Васин%20и%20др.%20Организация….pdf
  3. Клепиков А.В., Шаталова Е.Ю. Конвенция о правах инвалидов: возможности и перспективы внедрения в России // SPERO. 2009. № 11, с. 133-148
  4. Конвенция о правах инвалидов. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/disability
  5. Конституция Российской Федерации. Электронный ресурс. Режим доступа: http://constitutionrf.ru
  6. Налоговый Кодекс Российской Федерации. Электронный ресурс. Режим доступа: http://nalogovyykodeks.ru/statya-149.html
  7. Организация Объединенных Наций // http://www.un.org/disabilities/
  8. Федеральный закон от 1 декабря 2014 г. N 419-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов». Электронный ресурс. Режим доступа: http://base.garant.ru/70809036/#ixzz4vRBghwd8
  9. Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_73038/
  10. Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Электронный ресурс. Режим доступа: http://base.garant.ru/12125146/1/#block_9999#ixzz4vRDhjChp
  11. Федеральный закон от 29 декабря 2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174/
  12. Федеральный закон от 21 ноября 2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/
  13. Федеральный закон от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». Электронный ресурс. Режим доступа: http://base.garant.ru/57420683/#ixzz4vRGPV357
  14. Федеральная служба государственной статистики. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/

 

References

  1. Butrina V.I. The level and quality of life of people with disabilities: is the statistics objective? [Uroven’ i kachestvo zhizni invalidov: ob#ektivna li statistika?]// Living standards of the population of Russian regions. 2013. No. 12 (190). P. 111-114
  2. Vasin S.A., Gorlin Ju.M., Grishina E.E., Eliseeva M.A. , Maleva T.M., Ragozina L.G., Ramonov A.V.,  Tyndik A.O. Organization and implementation of comprehensive monitoring of the situation of disabled people in Russia in the light of the UN Convention on the Rights of Persons with Disabilities [Organizacija i provedenie  kompleksnogo monitoringa Polozhenija invalidov v Rossii v svete Konvencii OON o pravah invalidov]. M .: RANHiGS, 2014. Electronic resource. Access mode: https://www.hse.ru/data/2014/09/30/1100430112/Васин%20и%20др.%20Организация….pdf
  3. Klepikov A.V., Shatalova E.Ju. Convention on the Rights of Persons with Disabilities: Opportunities and Prospects for Implementation in Russia [Konvencija o pravah invalidov: vozmozhnosti i perspektivy vnedrenija v Rossii]// SPERO. 2009. № 11, p. 133-148
  4. Convention on the Rights of Persons with Disabilities [Konvencija o pravah invalidov]. Electronic resource. Access mode: http://www.un.org/en/documents/decl_conv/conventions/disability
  5. The Constitution of the Russian Federation [Konstitucija Rossijskoj Federacii]. Electronic resource. Access mode: http://constitutionrf.ru
  6. Tax Code of the Russian Federation [Nalogovyj Kodeks Rossijskoj Federacii]. Electronic resource. Access mode: http://nalogovyykodeks.ru/statya-149.html
  7. United Nations // http://www.un.org/disabilities/
  8. Federal Law of December 1, 2014 No. 419-FZ «On Amending Certain Legislative Acts of the Russian Federation on Social Protection of Persons with Disabilities in Connection with Ratification of the Convention on the Rights of Persons with Disabilities [O vnesenii izmenenij v otdel’nye zakonodatel’nye akty Rossijskoj Federacii po voprosam social’noj zashhity invalidov v svjazi s ratifikaciej Konvencii o pravah invalidov]». Electronic resource. Access mode: http://base.garant.ru/70809036/#ixzz4vRBghwd8
  9. Federal Law of December 4, 2007 N 329-FZ «On Physical Culture and Sport in the Russian Federation [O fizicheskoj kul’ture i sporte v Rossijskoj Federacii]» Electronic resource. Access mode: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_73038/
  10. Federal Law of December 17, 2001 N 173-FZ «On labor pensions in the Russian Federation [O trudovyh pensijah v Rossijskoj Federacii]» Electronic resource. Access mode: http://base.garant.ru/12125146/1/#block_9999#ixzz4vRDhjChp
  11. Federal Law of December 29, 2012 N 273-FZ «On Education in the Russian Federation [Ob obrazovanii v Rossijskoj Federacii]» Electronic resource. Access mode: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174/
  12. Federal Law of November 21, 2011 N 323-FZ «On the fundamentals of protecting the health of citizens in the Russian Federation [Ob osnovah ohrany zdorov’ja grazhdan v Rossijskoj Federacii]» Electronic resource. Access mode: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/
  13. Federal Law of November 24, 1995 N 181-FZ «On the social protection of disabled people in the Russian Federation [O social’noj zashhite invalidov v Rossijskoj Federacii]» Electronic resource. Access mode: http://base.garant.ru/57420683/#ixzz4vRGPV357
  14. Federal Service of State Statistics. Electronic resource. Access mode: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/en/

Экономика народонаселения и демография