Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (52), 2017

Региональное развитие в России как фактор и результат функционирования крупного бизнеса

Regional development in Russia as a factor and result of large business operation

Авторы


старший преподаватель кафедры экономической теории и предпринимательства
Россия, Донской государственный технический университет
ann_sapozhnikova@mail.ru

Аннотация

В статье поставлена проблема влияния крупного бизнеса на развитие регионов России. Проанализированы индикаторы социально-экономического развития российских регионов и их влияние на размещение активов крупного бизнеса. Выявлены регионы с наибольшей инвестиционной привлекательностью для крупного российского и зарубежного бизнеса.

Ключевые слова

региональное развитие, индикаторы регионального развития, крупный бизнес, инвестиции в основной капитал, прямые иностранные инвестиции, инвестиционные проекты крупного бизнеса в регионах

Рекомендуемая ссылка
Сапожникова Анна Геннадьевна
Региональное развитие в России как фактор и результат функционирования крупного бизнеса// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (52). Номер статьи: 5217. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5217/
Authors

Sapozhnikova Anna Gennad'evna
Senior Lecturer the Economic Theory’s Department and Entrepreneurship
Russia, Don State Technical University
ann_sapozhnikova@mail.ru

Abstract

In the article, the problems faced by the large business influence on the development of Russian regions. Social and economic indicators development of Russian regions and their influence on the location of large businesses assets are analyzed. Regions have the greatest investment appeal for large Russian and foreign business are revealed.

Keywords

large business, regional development, indicators of regional development, investments in fixed assets, foreign direct investment, large business investment projects in the region.

Suggested Citation
Sapozhnikova Anna Gennad'evna
Regional development in Russia as a factor and result of large business operation. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (52). Art. #5217. Date issued: 2017-12-07. Available at: http://eee-region.ru/article/5217/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Крупный бизнес является важным актором региональной экономики, способным влиять на ее развитие. Наличие компаний крупного бизнеса в регионе является индикатором инвестиционного потенциала региона, а сами компании становятся полноценным участником региональных экономических отношений.

В регионах России сложилась иерархическая структура крупного бизнеса, которую можно разделить на следующие уровни в зависимости от источника происхождения капитала. Во-первых, – это крупный бизнес федерального масштаба, представленный компаниями, входящими в группы и объединения федерального уровня, выполняющими в регионе функцию главного драйвера инвестиционного процесса. Во-вторых, – это крупный бизнес, представленный компаниями с региональным происхождением капитала. В-третьих, – это крупный бизнес, представленный транснациональными компаниями (ТНК), осуществляющими деятельность в регионе, то есть компаниями с иностранным происхождением капитала. Как правило, иностранные компании осуществляют капиталовложения в форме ПИИ в регионы экспансии.

Крупный бизнес играет важную роль в региональном экономическом пространстве и способен оказать влияние на развитие российских регионов.

 

Проблемы участия крупного бизнеса в региональном развитии

Инструментарно-методический аппарат проведенного исследования представляет собой сочетание общенаучных и частных методов исследования: анализ и синтез, индукция и дедукция, методы экономико-статистического анализа.

Проблемы участия крупного бизнеса в региональном развитии достаточно активно исследуется такими авторами, как Н.В. Зубаревич, Т.М. Пачиной, А.Н. Олейник и др.

В работах Н.В. Зубаревич анализируются масштабы социальной политики крупного бизнеса в зависимости от территориального присутствия бизнеса в регионах. Так, в базовых для крупного бизнеса городах и регионах социальная политика носит масштабный характер и затрагивает различные слои населения, в регионах экспансии – внутрикорпоративный характер, в полупериферийных регионах – имиджевый характер; в периферийных регионах собственные социальные интересы по реализации социальных программ отсутствуют [3].

Характерной чертой крупного бизнеса является такое свойство капитала, ключевым носителем которого является крупный бизнес, как «экстерриториальность», под которой Т.М. Пачина и Г.П. Почивалова понимает «особые свойства капитала (или субъекта, оперирующего ему), которое он приобретает, покидая территорию происхождения. К ним относятся: освобождение от налогов территории (страны) происхождения и необходимости выполнения ее законодательства в отношении правил и норм движения, использования и наращивания капитала; соблюдение правил нравственного поведения в отношении территории (страны) происхождения» [9]. Следовательно, компании крупного бизнеса для оптимизации своих расходов переориентируют финансовые потоки, уводя их из регионов, и перенося в другие.

В работах А.Н. Олейника исследуется вопрос рентоориентированного поведения крупного бизнеса на территории присутствия, описывая механизмы «рентоориентированного поведения» в рамках территориального поля (уровень региона или муниципального образования) [8]. Территориальность в рассматриваемом контексте означает господство, укоренённую в физическом пространстве, «пространственную стратегию достижения влияния, контроля ресурсов и людей посредством контроля над территорией» [15]. Барьерами входа на территорию будет плата компаниями крупного бизнеса как ресурсной, так и административной ренты. Если на территории наблюдается бурный экономический рост, подпитываемый ресурсной рентой, то иные компании будут заинтересованы войти на такую территорию чтобы получить свою долю ресурсной ренты, даже не приобретая прав собственности на ресурсы, путем встраивания в бизнес-процессы правообладателей — «первопроходцев».

Основными факторами пространственного размещения деятельности компаний российского крупного бизнеса на современном этапе его развития являются следующие: территории, экономико-географического положения, природно-ресурсный, транспортный, трудовых ресурсов и территориальной концентрации, инфраструктурный, информационно-коммуникационных технологий, агломерационный [12].

Особенности российской экономики и доминирование сырьевой модели, ориентированной на экспорт сырья, привели к тому, что российские регионы характеризуются сверхвысокой концентрацией ресурсов в руках немногочисленных компаний крупного бизнеса, работающих в очень немногочисленных регионах и городах. Как правило, это предприятия топливно-энергетического комплекса, черной и цветной металлургии, принадлежащие частным или государственным компаниям федерального масштаба [13].

 

Региональное развитие: роль крупного бизнеса

Для того, чтобы охарактеризовать ключевые регионы присутствия крупного бизнеса для начала проведем оценку регионов России по ключевым индикаторам регионального развития.

1) Динамика доли региона в ВРП РФ важна для крупного бизнес с точки зрения характеристики общей социально-экономической характеристики региона, на основании которой крупный бизнес принимает решения о целесообразности инвестирования.

Анализ динамики доли региона в ВРП России за период 2000 и 2014 гг. позволил выявить регионы, демонстрирующие положительную и отрицательную динамику (табл. 1).

 

Таблица 1 — Динамика доли региона в ВРП РФ за период с 2000 по 2014 гг.

Отрицательная динамика Положительная динамика
Регион РФ Доли региона в ВРП РФ (в %) Регион РФ Доли региона в ВРП РФ (в %)
Ханты-Мансийский АО Югра -1,86 Московская область 1,64
Красноярский край -1,13 г. Санкт-Петербург 1,35
Самарская область

Тюменская область

-0,55 Алтайский край 0,7
Челябинская область -0,54 Сахалинская область 0,66
Пермский край -0,44 Краснодарский край 0,58
Республика Татарстан -0,37 Ямало-Ненецкий АО 0,5
Кемеровская область

Республика Саха (Якутия)

-0,25 Республика Дагестан 0,46
Иркутская область -0,23 Республика Коми 0,45
Ленинградская область 0,34
г. Москва 0,14

Составлено автором на основании расчетов по [11]

 

2) Динамика доли региона в общей численности населения РФ за период 2000 и 2014 гг. Данный показатель важен для крупного бизнеса и свидетельствует о потенциальном объеме рынка сбыта и такого фактора производства как труд, учитываемого крупным бизнесом при размещении своих активов (табл.2).

 

Таблица 2 — Динамика доли региона в общей численности населения РФ за период с 2000 по 2014 гг.

Отрицательная динамика Положительная динамика
Регион РФ Доли региона в общей численности населения РФ (в %) Регион РФ Доли региона в общей численности населения РФ (в %)
Нижегородская область -0,26 г. Москва 2,4
Иркутская область

Пермский край

-0,23 Республика Дагестан 0,53
Свердловская область -0,2 Чеченская Республика 0,5
Алтайский край -0,19 Московская область 0,49
Архангельская область

Кемеровская область

Тверская область

-0,18 г. Санкт-Петербург 0,36
Оренбургская область -0,16 Краснодарский край 0,26
Саратовская область -0,15 Тюменская область 0,18
Приморский край -0,15 Ханты-Мансийский АО Югра 0,11
Красноярский край -0,14 Ставропольский край 0,08
Челябинская область -0,13 Ленинградская область 0,07

Составлено автором на основании расчетов по [11]

 

Наибольшие темпы снижения численности населения демонстрирует Нижегородская область, где население сократилось за период с 2000 г. с 3598,3 тыс. чел. до 3270,2 тыс. чел. в 2014 г. Иркутская область демонстрирует сокращение численности населения с 2712,9 тыс. чел. до 2414,9 тыс. чел., Пермский край – с 2923,7 тыс. чел. до 2637 тыс. чел. В данном перечне регионов представлен крупный бизнес, как правило, с государственным происхождением капитала, работающий в военно-промышленном комплексе.

Анализ наличия крупного бизнеса в регионах с положительной динамикой общей численности населения РФ, свидетельствует о том, что, наибольший прирост населения демонстрирует агломерация г. Москвы. Так, если в 2000 г. численность населения в регионе составила 8539,2 тыс. чел, то к 2014 г. она выросла до 12197,6 тыс. чел. Далее по темпам прироста численности населения идут республики Северного Кавказа. В Дагестане население к 2014 г. выросло до 2990,4 тыс. чел. по сравнению с 2000 г. — 8539,2 тыс. чел., а в Чеченской Республике до 1370,3 тыс. чел. – с 624,6 тыс. чел. Положительный прирост населения демонстрируют регионы активного присутствия крупного бизнеса: г. Санкт-Петербург, Краснодарский край, Тюменская область, Ленинградская область, Республика Татарстан и др.

3) Динамика инвестиций в основной капитал за период 2000 и 2014 гг. представлена в табл. 3.

 

Таблица 3 — Динамика доли региона в инвестициях в основной капитал в РФ за период с 2000 по 2014 гг.

Регион РФ Доли региона в инвестициях в основной капитал РФ (в %)
Тюменская область (с автономными округами) -4,7
г. Москва — 2,51
Пермский край -0,99
Республика Дагестан 1,26
Воронежская область 1,09
Сахалинская область 0,86
Нижегородская область 0,79
г. Санкт-Петербург 0,63
Свердловская область 0,51

Составлено автором на основании расчетов по [11]

 

Отрицательную динамику доли в общем объеме инвестиций в основной капитал за период 2000 и 2014 гг. демонстрируют такие регионы, как Тюменская область (с автономными округами), где сокращение показателя произошло с 200065 млн. руб. в 2000 г до 1690315 млн. руб. – в 2014 г.; г. Москва (-2,51%), где сокращение показателя произошло с 156215 млн. руб. в 2000 г. до 1477372 млн. руб. – в 2014 г.; Пермский край
(-0,99%), где сокращение показателя произошло с 27516 млн. руб. в 2000 г. до 185649 млн. руб. — в 2014 г.

Наибольший рост инвестиций в основной капитал наблюдается в Республике Дагестан, так если в 2000 г. показатель составлял 3479 млн. руб., то в 2014 г. он составил – 211623 млн. руб. В Воронежской области объем инвестиций в основной капитал в 2014 г. составил 243260 млн. руб., а в 2000 г. – 8262 млн. руб. Сахалинская область также демонстрирует высокие темпы роста инвестиций в основной капитал, так если в 2000 г. он составлял 8067 млн. руб., то к 2014 г. поднялся до уровня 210313 млн. руб.

4) Анализ распределения инвестиций в основной капитал по формам собственности за период 2000 г. и 2014 г. позволил сделать ряд следующих выводов:

  • заметно снижение доли государственной собственности в инвестициях в основной капитал по регионам (70 регионов из 79) и увеличение доли частной собственности (74 региона из 79);
  • значительный рост доли государства наблюдается в Орловской области (43,6%);
  • темпы прироста муниципальной собственности в структуре инвестиций высоки в таких регионах как Республика Бурятия (9,8%), Рязанская область (5,7%), Калининградская область (8,9%), Республика Саха (Якутия) (5,1%).
  • рост доли смешанной российской собственности, отражающей интересы иностранных инвесторов в регионах России, наблюдается в таких регионах как Карачаево-Черкесская Республика (27,6%), Ямало-Ненецкий автономный округ (14,3%) Краснодарский край (10,6%), Челябинская область (4,7%), Вологодская область (4,6%), Республика Коми (4,5%), Сахалинская область (4,5%).

Российские регионы развиваются благодаря тем инвестиционным проектам, которые осуществляет крупный бизнес, как с частным, так и с государственным участием.

«Глобальные проекты» с масштабным финансированием из федерального бюджета получили развитие в российской экономике в период с 2009 по 2014 гг. Ключевыми проектами, реализуемыми за счет федерального бюджета, выступили: Универсиада в Казани, саммит АТЭС по Владивостоке, Олимпиада-2014 в Сочи. Так, например, в Татарстане при подготовке к тысячелетию Казани и затем к Универсиаде доля трансфертов из федерального бюджета достигала в 2009–2010 годах 35–37% от всех доходов бюджета республики. Приморский край в рамках подготовки к саммиту АТЭС получил в 2011 году 12% всех инвестиций из федерального бюджета, направленных в регионы, а Краснодарский край в период подготовки Олимпиады в Сочи в 2013 году — 13% всех инвестиций из федерального бюджета [4]. Однако инвестиционный бум, сменился спадом, в результате чего напрашивается вывод, что крупные инвестиционные проекты, финансируемые за счет государства, не способны стать драйверами развития, притягивать инвестиции частного крупного бизнеса. Также, инвестиции из федерального бюджета крайне неравномерно распределены по регионам России. На проведение «глобальных проектов» за анализируемый период было точечно направлено 1/4 всех инвестиций из федерального бюджета.

Кроме того, геополитические приоритеты реализуются за счет средств Внешэкономбанка (ВЭБа) или инвестиций государственных компаний. Госкомпания «Транснефть» завершила строительство восточного нефтепровода для выхода на восточные рынки сбыта. В 2014 году было принято решение о выделении госкомпании ОАО РЖД более 300 млрд. руб. из ресурсов Внешэкономбанка (это половина всех средств на реализацию Стратегии развития Дальнего Востока) для развития железнодорожной инфраструктуры: расширение пропускной способности БАМа и строительство подъездных путей к морским портам. В 2015 г. за счет средств госкомпании «Русгидро» в Республике Хакасия была восстановлена Саяно-Шушенская ГЭС. Разработкой новых месторождений нефти и газа в таких регионах как Сахалинская область, Красноярский край, Республика Саха (Якутия) осуществлялись за счет ВЭБа. Рост инвестиций в Ленинградской области обусловлен строительством Балтийской трубопроводной системы и экспортных портов (Морской торговый порт Усть-Луга и Морской торговый порт Санкт-Петербург), финансирование которых также происходило за счет государственных инвестиций. Таким образом, инвестиции, осуществляемые за счет государственных компаний, носят, как правило, инфраструктурный характер.

5) Анализ динамики прямых иностранных инвестиций по регионам России приведен в табл. 4. и свидетельствует о присутствии ТНК в различных регионах России и позволяет выявить наиболее предпочтительные из них для ТНК.

 

Таблица 4 — Динамика прямых иностранных инвестиций и распределение по регионам (10 регионов с максимальным объемом ПИИ в 2014 г., в %)

 

Регион Доля региона в ПИИ в 2000, млн. долл. США Доля региона в ПИИ в 2014, млн. долл. США Динамика доли ПИИ (в %)
г. Москва 33,25 48,26 15,01
Тюменская область 3,34 29,8 26,46
Сахалинская область 5,55 13,11 7,56
Челябинская область 0,61 4,32 3,71
Московская область 4,62 3,28 -1,34
Костромская область 0,09 3,15 3,06
Амурская область 0,1 3,09 2,99
Липецкая область 0,03 1,89 1,86
Нижегородская область 0,62 1,37 0,75
Чукотский автономный округ 0 1,11 1,11

Составлено автором на основании расчетов по [11]

 

Наибольший рост ПИИ наблюдается в регионах, где реализуются новые проекты иностранных компаний в обрабатывающей промышленности и в добыче нефти и газа [3]. Москва стала все более привлекательной для иностранных инвесторов: ее доля увеличилась с 33,25% в 2000 г. до 48,26% в 2014 г. В отношении Москвы срабатывает эффект иерархически-волновой диффузии, когда приходящие в страну новые иностранные инвесторы предпочитают начинать свой бизнес в столичных регионах [5].

Географию ПИИ в 2014 г. определили агломерационный и сырьевой факторы. Столичный регион сконцентрировал почти половину всех ПИИ России, регионы добычи нефти и газа – 22%. С 2011 г. в группу лидеров впервые попала вотчина «Газпрома» — Тюменская область (с автономными округами). Ранее иностранный бизнес почти не допускали к добыче газа, теперь это делается в форме совместных предприятий. Заметен интерес инвесторов к Московской, Костромской, Липецкой и Нижегородской областям, расположенным близко к огромному столичному рынку. В отношении республик Северного Кавказа наблюдается тренд, общий с трендом для отечественных компаний крупного бизнеса: они малопривлекательны для иностранных инвесторов, поскольку в них сохраняется нестабильная социально-политическая ситуация.

Особое место с точки зрения развития иностранного бизнеса занимают два региона, где добыча нефтегазовых ресурсов ведется, в том числе, на основе соглашений о разделе продукции: Сахалинская область и Ямало-Ненецкий АО. Сахалинские нефтегазовые проекты, которые реализуются с участием иностранных инвесторов (не только в рамках СРП), хорошо известны, в Ямало-Ненецком АО на условиях о СРП осваивается Харьягинское нефтяное месторождение, а сам округ входит в число регионов с динамично развивающейся нефтегазодобычей (приуроченной к Тимано-Печерской провинции) [6].

Кроме того, в нефтегазовом секторе не получила распространения практика регистрации крупнейших компаний в офшорах, в том числе в силу создаваемых федеральными властями для подобной регистрации барьеров из-за особого стратегического значения отрасли для экономики страны. Доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете до 2015 г. превышала 50%. Например, Ямало-Ненецкий АО, где доминирует «Газпром», стал одним из аутсайдеров по доле ПИИ. Невелика роль иностранных инвестиций и в Астраханской области (где «Газпром» осваивает Астраханское газоконденсатное месторождение) и в нефтедобывающем Ханты-Мансийском АО.

Среди российских регионов лидером по созданию благоприятного климата для иностранного капитала является Калужская область. Специфика работы иностранных инвесторов в России состоит в том, что многие проекты реализуются инвесторами на территории регионов исключительно со 100% иностранным капиталом; иностранные инвесторы не желают передавать передовые технологии, управленческий опыт и прочие инновации российском компаниям.

Калужская область является примером региона, проводящего политику привлечения ПИИ. Подтверждением этому является автомобильный автокластер, занимающий лидирующие позиции в России. Автокластер в Калужской области начал активно развиваться с 2007 г. Во многом благодаря автокластеру область считалась передовым регионом по инвестициям и входила в топ-3 российских автокластеров по производственным мощностям, в состав которого входят крупнейшие мировые производители (VOLVO, PSA Peugeot-Citroen, Volkswagen, Mitsubishi Motors) 7 мировых авто-брендов, 25 моделей автомобилей и сеть крупнейших производителей автокомпонентов. В состав автомобильного кластера в Калужской области входят организации по следующим направлениям деятельности: сборочное производство легковых автомобилей (Volkswagen, Volvo Trucks & Renault Trucks, Peugeot-Citroen-Mitsubishi Motors Rus) и производство автокомпонентов, материалов, узлов для автосборочных заводов (более 15 компаний). Предприятия автокластера концентрируются на территории трех из шести действующих в Калужской области индустриальных парков «Грабцево», «Калуга-Юг», «Индустриальный парк РОСВА» общей площадью 1370 га. Общий объем инвестиций предприятий автокластера составил 74 075 миллионов рублей.

В Ленинградской области начала нарастать волна инвестиций, прежде всего зарубежных, в создание высокотехнологичных обрабатывающих производств. Сюда пришли такие стратегически важные для России инвесторы, как Caterpillar, Ford, Nokian Tyres, Kraft Foods и десятки других международных компаний. Норвежская компания Jotun Paints, например, сейчас строит лакокрасочный завод в Тосненском районе, немецкий концерн Siemens с нуля создает в индустриальном парке Greenstate в поселке Горелово Ломоносовского района завод по производству газовых турбин мощностью выше 60 МВт, итальянская компания Serioplast начала строительство завода по производству пластиковой упаковки [10].

Республика Татарстан занимает особые позиции при анализе инновационного состояния экономики российских регионов. Из экономических видов господдержки наиболее значимой и практически не имеющей аналогов среди других регионов России является госзаказ на инновационную продукцию (не менее 10% от общего объема госзакупок). В частности, здесь утвержден обновляемый перечень приоритетных видов инновационной продукции, рекомендуемой к приобретению в рамках государственного заказа, при реализации долгосрочных целевых программ, программ технического перевооружения, а также при создании, ремонте и реконструкции объектов капитального строительства в рамках инвестиционных проектов [1].

Создание объектов инфраструктуры ОЭЗ «Алабуга» финансируется в объеме 20 млрд. руб. бюджетных средств на паритетной основе (50*50) из республиканского и федерального бюджетов. Под проект «Иннополис», который называют «вторым Сколково», и который, подобно «Сколково», строится практически в чистом поле, Татарстан намерен привлечь из федерального бюджета 25 млрд. руб. (общая стоимость — около 66 млрд) [2]. В обзоре российских ОЭЗ, выпущенном компанией HUBPRОМ весной 2014 г., отмечается, что самые низкие цены на земельные участки и самые прозрачные условия их приобретения предлагаются в ОЭЗ «Алабуга» [14].

Следует отметить, что компании крупного бизнеса реализуют модернизационные проекты на территориях своего присутствия. Данные проекты, как было отмечено ранее, могут носить разный характер. Это может быть строительство новых производств или расширение действующих, а также реконструкция или техническое перевооружение имеющихся в регионе производств. Рассмотрим наиболее яркие примеры [7].

В 2014-2015 гг. было реализовано строительство следующих новых производственных мощностей в регионах присутствия крупного бизнеса:

  • в Ленинградской области (пос. Кингисепп) на территории промышленной группы «Фосфорит» было начато строительство нового высокотехнологичного предприятия по производству аммиака, объем инвестиций в проект составит около 1 млрд. долл.;
  • в Пермском крае запущен крупный проект ЕвроХима — строительство Усольского калийного комбината по производству хлористого калия;
  • в пос. Колпино Ленинградской области ОАО «Силовые машины» начало строительство нового завода по производству паровых турбин, а также турбогенераторов большой мощности для крупных угольных энергоблоков и АЭС и газовых турбин.
  • ОАО «НК «Роснефть» совместно с Pirelli S.p.A. и Synthos S.A. планируют построить в г. Находка (Приморский край) новое производство синтетического каучука;
  • Группа «Интер РАО» завершила строительство масштабного Южноуральской ГРЭС-2 в Челябинской области.

Расширением имеющихся производственных мощностей занималась компания «Газпромнефть-Битумные материалы» при реализации проекта по модернизации Рязанского завода битумных материалов (РЗБМ); компания Лукойл, завершившая строительство в Пермском крае нефтегазоперерабатывающего завода ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез», на базе которого запущен комплекс переработки нефтяных остатков и др.

Реконструкцию и техническое перевооружение производственных мощностей можно было увидеть на Омском НПЗ «Газпром нефти», где завершилась кардинальная реконструкция комплекса первичной переработки нефти АТ-9; на Волгоградском алюминиевом заводе (ВгАЗ) РУСАЛа, где проведена модернизация порошкового производства

Таким образом, имеет место весьма значимая роль крупного бизнеса, в том числе в формировании экономических трендов регионов и их технологии развития.

 

Выводы

Крупный бизнес является важным актором региональной экономики, способным повлиять на региональное развитие.

Крупный бизнес при размещении своих активов в регионах, при реализации в них инвестиционных проектов учитывает такие показатели социально-экономического развития российских регионов как валовый региональный продукт, численность населения в регионе, инвестиции в основной капитал, прямые иностранные инвестиции.

Среди российских регионов лидерами по созданию благоприятного климата для компаний крупного бизнеса является Калужская область, Ленинградская область, республика Татарстан, Ямало-Ненецкий АО. В данных регионах крупным бизнесом реализуются модернизационные проекты, включающие в себя как строительство новых производств или расширение действующих, так и реконструкцию или техническое перевооружение имеющихся в регионе производств.

 

Использованная литература

  1. Постановление Кабинета министров Республики Татарстан от 09.07.2012 N 587 «О мерах по стимулированию спроса на инновационную, в том числе нанотехнологическую, продукцию в Республике Татарстан» [Электронный ресурс] – URL: http://tatarstan-gov.ru/doc/57559 (дата обращения 18.02.2017)
  2. Веселова Э. Ш. Что делает Татарстан успешным регионом? // ЭКО. – 2015. – № 1. – С. 5-24
  3. Зубаревич Н.В. Выход из кризиса: глобальная проекция // Вопросы экономики. – 2012. – №4. – С. 67-83
  4. Зубаревич Н.В. Геополитические приоритеты в региональной политике России: возможности и риски // Контрапункт – 2015. – № 1. – С. 1-11
  5. Кузнецов А.В. Интернационализация российской экономики: инвестиционный аспект. – М.: КомКнига, 2007. – 288 с.
  6. Кузнецова О.В. Различия в привлекательности российских регионов для отечественных и иностранных инвесторов // Вопросы экономики. – 2016. – №4. – С.86-102.
  7. Максимова Ю. Что строила Россия в 2015? Строительство новых заводов и модернизация существующих [Электронный ресурс] – URL: http://mplast.by/novosti/2016-01-16-chto-stroila-rossiya-v-2015-stroitelstvo-novyih-zavodov/ (дата обращения 01.02.2016)
  8. Олейник А.Н. О природе и причинах административной ренты: особенности ведения бизнеса в российском регионе. [Электронный ресурс]. – URL: http://politconcept.sfedu.ru/2011.2/06.pdf (дата обращения 10.06.2016)
  9. Пачина Т.М., Почивалова Г.П. Экстерриториальность капитала сырьевых корпораций: региональный аспект // Проблемы прогнозирования. – 2005. – № 5. – С. 14–17.
  10. Пономарев В. Магнит для инвесторов [Электронный ресурс] – URL: http://expert.ru/expert/2014/43/magnit-dlya-investorov/ (дата обращения 18.02.2017)
  11. Регионы России. Социально-экономические показатели. — М.: Росстат, 2015. [Электронный ресурс] – URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2016/region/reg-pok16.pdf (дата обращения 02.02.2017)
  12. Сапожникова А.Г. Факторы пространственного размещения российского крупного бизнеса // Труды вольного экономического общества России. − 2012. − Т. 161. − С. 526-546
  13. Туровский Р. Структура регионального бизнес-пространства [Электронный ресурс]. – URL: http://www.perspektivy.info/rus/gos/struktura_regionalnogo_biznes-prostranstva_2009-07-18.htm (дата обращения 10.09.2016)
  14. Сайт Особой экономической зоны «Алабуга» [Электронный ресурс] – URL: http://alabuga.ru (дата обращения: 03.12.2014)
  15. Robert D. Sack Human Territoriality: Its Theory and History. Cambridge: Cambridge University Press, 1986 – p. 256.

 

References

  1. Resolution of the Cabinet of Ministers of the Republic of Tatarstan from 09.07.2012 N 587 «On measures to stimulate demand for innovative, including nanotechnological products in the Republic of Tatarstan» [O merah po stimulirovaniju sprosa na innovacionnuju, v tom chisle nanotehnologicheskuju, produkciju v Respublike Tatarstan] — URL: http://tatarstan-gov.ru/doc / 57559 (circulation date February 18, 2017)
  2. Veselova Je. Sh. What makes Tatarstan a successful region? [Chto delaet Tatarstan uspeshnym regionom?]/ / ECO. — 2015. — No. 1. — P. 5-24
  3. Zubarevich N.V. The way out of the crisis: global projection [Vyhod iz krizisa: global’naja proekcija]// Issues of economics. — 2012. — №4. — P. 67-83
  4. Zubarevich N.V. Geopolitical Priorities in Russia’s Regional Policy: Opportunities and Risks [Geopoliticheskie prioritety v regional’noj politike Rossii: vozmozhnosti i riski]// Counterpoint — 2015. — No. 1. — P. 1-11
  5. Kuznecov A.V. Internationalization of the Russian economy: the investment aspect [Internacionalizacija rossijskoj jekonomiki: investicionnyj aspekt]. — M .: KomKniga, 2007. — 288 p.
  6. Kuznecova O.V. Differences in the attractiveness of Russian regions for domestic and foreign investors [Razlichija v privlekatel’nosti rossijskih regionov dlja otechestvennyh i inostrannyh investorov]/ / Issues of Economics. — 2016. — №4. — P.86-102.
  7. Maksimova Yu. What did Russia build in 2015? Construction of new plants and modernization of existing [Maksimova Ju. Chto stroila Rossija v 2015? Stroitel’stvo novyh zavodov i modernizacija sushhestvujushhih] — URL: http://mplast.by/novosti/2016-01-16-chto-stroila-rossiya-v-2015-stroitelstvo-novyih-zavodov/ (circulation date 01.02. 2016)
  8. Oleinik A.N. On the nature and causes of administrative rent: the features of doing business in the Russian region. [Olejnik A.N. O prirode i prichinah administrativnoj renty: osobennosti vedenija biznesa v rossijskom regione]. — URL: http://politconcept.sfedu.ru/2011.2/06.pdf (circulation date June 10, 2016)
  9. Pachina T.M., Pochivalova G.P. Extraterritoriality of capital of commodity corporations: regional aspect [Jeksterritorial’nost’ kapitala syr’evyh korporacij: regional’nyj aspekt]// Problems of forecasting. — 2005. — № 5. — P. 14-17.
  10. Ponomarev V. Magnet for investors [Magnit dlja investorov] — URL: http://expert.ru/expert/2014/43/magnit-dlya-investorov/ (circulation date February 18, 2017)
  11. Regions of Russia. Socio-economic indicators.  M .: Rosstat, 2015. [Regiony Rossii. Social’no-jekonomicheskie pokazateli] — URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2016/region/reg-pok16.pdf (circulation date 02.02.2017)
  12. Sapozhnikova A.G. Factors of spatial distribution of Russian large business [Faktory prostranstvennogo razmeshhenija rossijskogo krupnogo biznesa]// Proceedings of the Free Economic Society of Russia. — 2012. — T. 161. — P. 526-546
  13. Turovskij R. The structure of the regional business space [Struktura regional’nogo biznes-prostranstva]. — URL: http://www.perspektivy.info/eng/gos/struktura_regionalnogo_biznes-prostranstva_2009-07-18.htm (circulation date 10.09.2016)
  14. The site of the Special Economic Zone «Alabuga» [Electronic resource] — URL: http://alabuga.ru (reference date: 03.12.2014)
  15. Robert D. Sack Human Territoriality: Its Theory and History. Cambridge: Cambridge University Press, 1986 – p. 256.

Региональное развитие