Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (50), 2017

Разработка направлений региональной экономической стратегии в зависимости от классификации экономических кластеров по степени интеграции и уровню устойчивости

Development directions of the regional economic strategy, depending on the classification of economic clusters according to the degree of integration and level of resistance

Авторы


аспирант кафедры экономики, управления и организации производства
Россия, Старооскольский технологический институт им. А.А. Угарова (филиал) ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»
Grig_revnyakov@mail.ru


доктор экономических наук, профессор кафедры экономики, управления и организации производства
Россия, Старооскольский технологический институт им. А.А. Угарова (филиал) ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»

Аннотация

В статье рассмотрены предложенные авторами классификационные признаки создаваемого экономического кластера, на основе классификаций авторы формулируют предложения по совершенствованию региональной экономической стратегии в рамках трёх составляющих: бюджетно-налоговой, кредитно-денежной и инвестиционной, предложены некоторые институциональные меры совершенствования стратегии, каждая из мер направлена на достижение устойчивого развития региона в условиях применения кластерного подхода.

Ключевые слова

экономический кластер, региональная экономическая стратегия, устойчивый рост экономики региона.

Рекомендуемая ссылка
Ревняков Григорий Васильевич , Ляхова Наталия Ивановна
Разработка направлений региональной экономической стратегии в зависимости от классификации экономических кластеров по степени интеграции и уровню устойчивости// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (50). Номер статьи: 5024. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5024/
Authors

Revnjakov Grigorij Vasil'evich
Graduate student, Department of Economics, management and organization of production
Russia, Starooskolsky Technological Institute named A.A. Ugarov (branch), National Research Technological University" MISiS "
Grig_revnyakov@mail.ru

Ljahova Natalija Ivanovna
Doctor of Economics, Professor, Department of Economics, management and organization of production
Russia, Starooskolsky Technological Institute named A.A. Ugarov (branch), National Research Technological University" MISiS "

Abstract

The article discusses the author's proposed classification features generated economic cluster, based on classifications by the author formulates offers for improvement of the regional economic strategy under three components: fiscal, monetary and investment proposed some institutional measures improvement strategy, each of the measures aimed at achieving sustainable development of the region in terms of the cluster approach. The author makes conclusions about the directions of improvement of the legislation of subjects of Federation, about the necessary programs, tools to support economic clusters as drivers of sustainable economic growth of the region.

Keywords

economic cluster, regional economic strategy, sustainable economic growth in the region.

Suggested Citation
Revnjakov Grigorij Vasil'evich , Ljahova Natalija Ivanovna
Development directions of the regional economic strategy, depending on the classification of economic clusters according to the degree of integration and level of resistance. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (50). Art. #5024. Date issued: 2017-06-01. Available at: http://eee-region.ru/article/5024/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

В современной экономике очень популярным становится тренд, связанный с кластеризацией регионов. В процессе создания кластера очень важным является вопрос разработки эффективной региональной экономической стратегии. К этому вопросу достаточно плотно подходят во многих западноевропейских странах: Франции, Германии и Великобритании. Вопрос разработки стратегии там выходит за пределы развития взаимоотношений между промышленностью, научно-образовательной составляющей и другими важными компонентами кластера. В этих странах применение кластерного подхода нацелено на увеличение экономических ресурсов, которые оказываются в распоряжении регионов, и на коммерциализацию научно-технологических открытий, благодаря высокой эффективности производственных процессов в рамках региональных экономических кластеров совершенствованию инфраструктуры. Вместе с тем, уделяется большое внимание государственной поддержке кластера, в пересчете на курс рубля порядка 100 миллионов руб. ежегодно в среднем получает Европейский кластер [1].  В российских условиях, особенно в режиме санкционного давления, очень важным является вопрос максимально эффективного распределения экономических ресурсов в рамках региона.Для его решения необходим целый ряд мер, среди которых меры бюджетно-налоговой и кредитно-денежной инвестиционной стратегии.

Таким образом, актуальность данного исследования обусловлена тем, что при разработке региональной экономической стратегии в современной российской экономике неполно рассматриваются классификационные признаки, учитывающие интеграционные характеристики кластера, параметры экономической устойчивости, также недостаточно раскрыта роль основных ключевых кластерообразующих предприятий, что не дает возможности полноценно применять кластерный подход, как основной прорывной механизм обеспечения устойчивого роста экономики региона.

Проблематика исследования заключается в том, что для точного составления прогноза и использования его в дальнейшем планировании достижения устойчивого роста региональной социально-экономической системы необходимо применение кластерного подхода, что, в свою очередь, влечет необходимость разработки действенный региональной экономической стратегии. Данная стратегия должна учитывать потребности и нужды кластера, а для этого она должна совершенно четко его классифицировать.

История возникновения вопроса и степень его разработки крайне обширны, что выражается в разнообразии несистематизированных классификационных признаков. Адам Смит считал ключом в развитии экономики оборот средств, которые вместе с трудовыми ресурсами являются важным компонентом получения выгод и прибыли. Тем самым, Адам Смит в своих трудах закладывает основы инвестиционной теории. Продолжение его мысли можно найти в трудах целой плеяды экономистов, среди которых выделяются Кэрри и Кейнс, их инвестиционные теории, включающие разъяснения сложных явлений недостаточно покрытого инвестиционного спроса, объясняют явления дефицита спроса при помощи склонности к сбережениям и при помощи принципа снижающейся предельной эффективности капитала, формирующегося в результате долгого накопления [2]. Остальные инвестиционные теории, в том числе, арбитражного ценообразования, модели с нулевым бета и др., лишь основываются на теориях Кэрри и Кейнса, а также являются их компиляциями вместе с теорией Смита.

Среди российских экономистов следует обратить особое внимание на В. В. Царева, с его концепцией разработки инвестиционной стратегии региона и её составляющих [3]; дополнительный вклад в развитие вопросов увеличения инвестиционных поступлений в региональную экономику внесли Т. Н. Подшиваленко, Н. И. Лахметкина, М. В. Макарова, концентрирующиеся на создании благоприятного инвестиционного климата [4], рассматривающий подходы к формированию инвестиционного потока И.А. Бланк сформулировал выводы о возможности применения анализа привлечения и освоения инвестиций на основе данных предыдущих годов [5]; И.Э. Рисин, структурировавший набор элементов инвестиционной стратегии региона.

Целью проводимого авторами исследования является: разработка авторского подхода к совершенствованию региональной экономической стратегии, основанного на применении классификационных признаков кластеров, таких как степень интеграции составляющих кластера и уровень экономической устойчивости.

Под степенью интеграции составляющих кластера понимается характеристика, отображающая объем экономических потоков во внутрикластерной экономической системе, между отдельными организациями – составляющими кластера с учётом взаимосвязи с входящим в кластер и исходящим экономическими потоками, направленными на поддержание общекластерных проектов и инициатив, а также на взаимное развитие организаций – составляющих кластера. Определяется такими показателями, как: доля привлеченных экономических потоков в организацию из внутренней структуры кластера; коэффициент использования собственных экономических потоков. Под уровнем экономической устойчивости понимается характеристика кластера, отражающая наличие, эффективность использования экономических и финансовых ресурсов, а также степень развитости коммерческой структуры основных кластерообразующих организаций, определяется в зависимости от коэффициента экономической автономии кластерообразующей организации кластера, коэффициента использования экономических потоков.

Для достижения цели проводимого исследования необходимо воспользоваться абстрактно-логическим, общенаучным, экономико-историческим и системно-функциональным методами.

 

Результаты исследований

Изученные в процессе исследования существующие подходы к классификации экономических кластеров не дают возможности достаточно точно определить результативность и жизнеспособность создаваемого кластера, что дало возможность авторам предложить два классификационных признака, характеризующих степень интеграции элементов кластера с основным кластерообразующим предприятием и его экономическую устойчивость. На основании этих признаков можно разработать и предложить набор необходимых инструментов реализации региональной экономической стратегии, которые будут наиболее эффективны на начальных этапах формирования кластера и позволят ему стать новой движущей силой развития экономики региона. Разработанные и предлагаемые авторами классификационные признаки, предлагаемая классификация и критерии отображены на рисунке 1.

 

Классификационные признаки кластеров и рекомендуемые направления региональной экономической стратегии

Рисунок 1. Классификационные признаки кластеров и рекомендуемые направления региональной экономической стратегии

 

С целью разработки более эффективных механизмов реализации региональной экономической стратегии, направленной на развитие кластера, следует подробнее изучить меры, связанные с ключевыми направлениями стратегий. В данном случае классификация кластера, согласно указанным признакам, поможет выявить уже на начальном этапе анализа функционирования наиболее важные зоны роста и зоны повышенного риска. Для тесноинтегрированного кластера, где достаточно серьёзно налаженные внутриэкномические связи, с точки зрения региональной экономики важно контролировать корректность, законность и объективность взаимоотношений, что требует обратить внимание на вопросах трансфертных потоков и корректностью их налогообложения. Важной зоной роста для уже интегрированных кластеров является создание консорциумов подобных экономических систем, что позволит использовать потенциал кластера для обеспечения развития региональной экономики. Среднеинтегрированные кластеры нуждаются в увеличении экономических потоков, способствующих развитию предприятий и элементов в кластере, для этого необходимо детально рассмотреть меры инвестиционной стратегии, которые увеличат конверсию средств между предприятиями. В низкоинтегрированных кластерах подобные внутренние инвестиционные потоки необходимо не просто поддерживать, а создавать глубокие программы, стимулирующие ключевые кластерообразующие организации инвестировать в участников кластера: в у научно-образовательные составляющие, в развитие объектов инфраструктуры. Подобные программы поддержки инвестиций в рамках кластеров способны обеспечить высокие взаимные вливания в интересующие проекты в рамках кластера.

Рассматривая классификационный признак, говорящий об уровне экономической устойчивости, следует также обратить внимание на выявление направлений на основании выявленных характеристик. Высокая экономическая устойчивость кластера порой сопряжено с недостаточным развитием социальной составляющей социально-экономической системы региона, в этой связи требуется рассмотрение инвестиционных программ в развитие социально привлекательности и рассмотрение дополнительных институциональных решений, призванных облегчить достижение устойчивого роста экономики региона. Кластеры со средней устойчивостью нуждаются в разработке бюджетно-налоговых мер, как источника дополнительных собственных средств, которые также можно направить на развитие кластера и кластерообразующей организации. Вместе с тем, низкая экономическая устойчивость требует привлечение доступных кредитно-денежных потоков, реструктуризации долгов, что способно в среднесрочной перспективе положительно сказаться и на коэффициенте автономии и на коэффициенте использования экономических потоков.

Таким образом, данные классификационные признаки позволяют установить взаимосвязь вида кластера с выбираемыми направлениями совершенствования региональной экономической стратегии. Как видно из рисунка 1, меры сконцентрированы в трёх направлениях: кредитно-денежная, бюджетно-налоговая и инвестиционная стратегии. Схематично меры государственной поддержки экономических кластеров (в зависимости от типов кластеров) представлены на рисунке 2.

 

Меры государственной поддержки кластеров в рамках региональных экономических стратегий

Рисунок 2. Меры государственной поддержки кластеров  в рамках региональных экономических стратегий

 

Рассмотрим меры кредитно-денежной стратегии, которые наиболее актуальны для кластеров с невысокой экономической устойчивостью. Меры поддержки кредитно-денежных экономических потоков зачастую рождаются на государственном уровне, но интересы каждого региона заключаются в разработке специальных кредитных программ для поддержки образующихся кластеров. Важно, чтобы эти программы были объединены в единую стратегию. Министерство промышленности и торговли РФ несколько лет назад запланировало кредитование 13 пилотных кластеров начиная с 2013 года платежами по 5 млрд. руб. в год, при этом свыше 3,7 млрд. руб. на вложения в основной капитал, создание основополагающих объектов инфраструктуры [6], однако под санкционным давлением были выделены средства лишь на поддержку, так называемых, иных расходов (1,3 млрд. руб.). Кроме названной программы существует целый ряд мер, направленных на формирование экономических потоков со стороны государства для поддержки экспортно-ориентированных кластеров.

Для большинства экономических кластеров в России по-прежнему актуальным остается вопрос привлечения кредитных средств, поэтому кластеры зачастую стремятся к тому, чтобы в их составе оказались предприятия, входящие в крупные холдинговые структуры, и имеющие в одном из своих ответвлений кредитно-финансовые организации, что позволит снизить остроту вопроса нехватки кредитно-денежных экономических потоков. Как правило, внешнее заимствование может быть целесообразно лишь при рентабельности выше 20% [8]. В основном, комиссия за выдачу кредита достигает 1-2%, кроме того в расходах организации учитывается ежегодная процентная цена (на уровне от 20% по 30%) [9]. Кредитование предприятий, входящих в кластеры, может рассчитываться на срок от 1 года до 7 лет. Кредитная комиссия устанавливает процентную ставку и величину ссуды, основываясь на величине предлагаемого обеспечения кредита и экономической обеспеченности заемщика.

В контексте экономических кластеров необходимо рассмотреть, так называемое трансфертное кредитование, которое используются, в основном, для вертикально-интегрированных и горизонтально-интегрированных холдингов. Данное кредитование наиболее характерно для тесно интегрированных кластеров. Необходимо изучить потенциал подобной формы финансирования и возможность применения выдачи трансфертных кредитов в рамках экономических кластеров.

Возможным вариантом увеличения привлеченных средств в рамках кластера является залоговое кредитование. Главное достоинство подобного кредитования в рамках экономического кластера заключается в том, что кроме очевидных видов залога, обеспечением кредитование могут быть и нематериальные активы участников кластера, в том числе, патенты, сетки патентных разработок, авторские права. Стоит обратить внимание на то, что именно патентная сетка дает возможность сделать залоговое кредитование еще более доступным для крупных кластерных образований. Вместе с тем, следует отметить, что эта форма наиболее применима в кластерах, основывающихся на высоких технологиях.  Залоговое кредитование имеет несколько сложных вопросов в части внедрения, так как оно предполагает работу с венчурными компании в рамках экономических кластеров, то велика вероятность нехватки иных инвестиционных поступлений в кластеры и невозможности обеспечения данного кредитования в виду значительных рисков венчурного инвестирования. Поэтому кластер для данного кредитования должен быть среднеинтегрированным, для поддержки венчурных компаний. Второй важной особенностью, в рамках рассмотрения подобной формы поддержки, является нежелание владельцев нематериальных активов делегировать часть их стоимости на сторону.

Несмотря на всё это, подобный тип кредитования становится все более и более актуальным среди российских предприятий экономических кластеров. Несмотря на развитость рыночных механизмов в формировании кредитно-денежной стратегии важной спецификой привлечением ресурсов в этот поток является синергетический эффект, который должен сформироваться в кластере, в том числе, с участием органов региональной власти. Еще одним важным источником возникновения данного эффекта, с точки зрения кредитно-денежных взаимоотношений, являются институты: Банк развития, Российский банк проектного финансирования, а также местные кредитные организации. Для кластеров низкоинтегрированых также разработка специальный региональных программ по залоговому кредитованию может стать одним из вероятных механизмов привлечения кредитных потоков в кластер, однако в их случае наибольшую значимость играют бюджетно- налоговые меры реализации региональной экономической стратегии.

Кластерные проекты создания и модернизации зачастую достаточно капиталоемкие, что вынуждает кредитную систему региона применять необычные формы предоставление кредитов. Одна из таких форм, часто использующихся в российской социально-экономической системе, это форма синдицированного кредита. Эти кредиты имеют немало преимуществ не только для частных кредитных организаций, но и для государственных структур,например, Банк России называет синдицированные кредиты одним из инструментов по управлению рисками  [10]. Синдицированные кредиты не так широко предлагаются российскими банками, поэтому на отечественном рынке, в основном, преобладают дочерние предприятия западных кредитных организаций, предлагающих подобные кредиты. Данный тип кредита предполагает наличие устойчивого кластера, и кредитных организаций, которым необходимо кооперироваться для выдачи серьёзного кредита, что характерно для кластеров с высокой устойчивостью. Для кластеров со средней устойчивостью наибольшую роль играют бюджетно-налоговые меры, нежели меры кредитования.

Как видно из авторских классификационных признаков, для различных кластеров, а в первую очередь со средней устойчивостью, актуальны меры бюджетно-налоговой составляющей экономической стратегии. Ключевое значение в разработке теории бюджетно-налоговой стратегии имеют работы классиков мировой экономики: А. Смита, Д. Рикардоа также их последователей  [11, 12]. Ими выявлены принципы разработки и внедрения бюджетно-налоговых мер, которые за последнее время сильно эволюционировали. Перечень механизмов, наиболее часто использующихся в последнее время в рамках бюджетно-налоговой региональной экономической стратегии, предусматривает льготы, применяемые ко многим экономическим субъектом в рамках кластера, наиболее распространённые примеры данных мер нацелены на повышение притока средств в наукоемкие развивающиеся экономические кластеры, данные меры сгруппированы и представлены на рисунке 2 в качестве мер реализации стратегий [13-15]:

  1. Освобождение от НДС при осуществлении НИОКР.
  2. Упрощенный учет расходов на НИОКР.
  3. Освобождение от налога на прибыль.
  4. Инвестиционный налоговый кредит.
  5. Единовременный учет расходов.
  6. Освобождение от НДС реализации прав на результаты НИОКР.
  7. Ускоренный порядок амортизации основных средств.
  8. Специальный порядок учета субсидий.

Кроме названных ранее механизмов необходимо учитывать и контролировать трансфертные цены, которые являются одним из механизмов поддержки фирм внутри кластеров. Говоря о тесноинтегрированных экономических кластерах, как видно из рисунка 1, необходимо большое внимание обратить на трансфертное ценообразование. Для осуществления качественного эффективного контроля за трансфертным ценами необходимо зафиксировать в региональной экономической стратегии меры по контролю за подобным ценообразованием, особенно, если уже на начальном этапе создания кластера, очевидно, что его потенциал достаточно высок в части интеграции компонентов кластера. В рамках трансфертного ценообразования особенно необходимо осуществлять контроль сделок между взаимозависимыми лицами. Критерии взаимозависимости определены законодательством Российской Федерации. Подобное ценообразование часто используют, чтобы снизить налоговую нагрузку внутри кластеров. Региональным органам власти в процессе внедрения кластерного подхода необходимо отслеживать потенциальные вероятные ухищрения со стороны участников кластера, находящихся в особо тесной интеграции, так как это напрямую влияет на корректное налогообложения экономических потоков и увеличение экономических ресурсов региона.

Предложенные авторами классификационные признаки говорят о востребованности мер не только бюджетно-налоговой и кредитно-денежной стратегии, но и, самым главным образом, о необходимости совершенствования инвестиционной стратегии, а также развития инвестиционной привлекательности региона, применяющего кластерный подход. Инвестиционная стратегия региона — одна из основных форм развития кластера, влияет на создание, пожалуй, основного экономического потока — инвестиционного.

Важной составляющей в рамках привлечения инвестиций в региональные экономические кластеры, особенно тесноинтегрированные, является формирование особых экономических зон (ОЭЗ), помимо мер бюджетно-налоговой стратегии, региональным органам власти следует проработать список бенефитов, которые смогут получить те или иные инвесторы, например государственное софинансирование. В числе дополнительных преференций возможность использования объектов инфраструктуры на территории кластера и особой экономической зоны, получение таможенных льгот для предприятий-резидентов особой экономической зоны. Подобные бонусы способны усилить позиции участников кластера не только на региональном, но и на всероссийском и международном уровнях.

В последнее время проводится разработка законопроекта, позволяющего обязать предприятия ряда отраслей с высоким уровнем износа оборудования, отчислять часть полученной прибыли на модернизацию своего оборудования и основных средств. Подобная мера, безусловно, не сможет решить сути проблемы: нехватки эффективных технологий, в первую очередь, отечественного производства.

С точки зрения инвестиционных экономических потоков, большую роль играет фактор времени, так как он позволяет увеличивать (при грамотном управлении) ликвидность поступающих инвестиций. Здесь законодательством при формировании на территории ОЭЗ кластеров предусмотрено управление экономическими потоками по принципу «единого окна». Среди дополнительных мер следует выделить наделение резидентов ОЭЗ правом предоставлять транспортные и складские услуги, что позволяет повысить оборачиваемость активов предприятий, вместе с тем увеличивает приток вложений с высокой ликвидностью [18].

Согласно авторским классификационным признакам, в ряде случаев необходима нормализация инвестиционного климата (для целого ряда типов кластеров), следовательно, необходимо изучить дополнительные институциональные меры, которые вместе с вышеописанными механизмами способны улучшать состояние инвестиционного климата региона, что особенно актуально для среднеинтегрированных кластеров. Одним из действенных методов в рамках институциональных решений стало создание Инвестиционного фонда Российской Федерации [19]. Другой институт, активно участвующий в притоке иностранных инвестиций, — «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)». Внешэкономбанк выполняет дополнительно функцию по обеспечению кредитно-денежными экономическими потоками и становится кредитором ряда региональных проектов [20].

Говоря о низкоинтегрированных кластерах, следует обратить внимание на участие в кластерных проектах инвестиций со стороны ряда федеральных структур, что позволит совершенствовать формы государственного-частного партнёрства в развитии кластеров.

Важным институциональным решением, направленным на привлечение инвестиций в государственно-частные «поддерживающие фирмы», как часть кластера, является создание в 2011 году Агентства стратегических инициатив (АСИ), которое стимулирует инвестиционные вливания опосредованно путём поддержки, продвижения и помощи в коммерциализации малых форм научно-технических и социальных предприятий и организаций.

Рассмотрим примеры программ, когда наряду с инвестиционной привлекательностью, как отмечено на рисунке 2, необходимо было развитие социальной привлекательности регионов, что наиболее актуально для кластеров с высокой экономической устойчивостью. На фоне мер стимулирования увеличения инвестиционных средств особым образом выглядят долгосрочные инвестиционные программы, действующие в регионе. Ряду субъектов Российской Федерации уже удалось разработать подобные программы, учитывающие развитие регионов и кластеров в них. Например, в Московской и Нижегородской областях, Татарстане и Краснодарском крае. Рядом региональных органов исполнительной власти, например, Правительством Московской области, разработана программа по осуществлению вложений на срок не менее трех лет за счет внебюджетных ассигнований [17], подобная практика через инвестирование в развитие инфраструктуры также положительно влияет на развитие  кластера с высокой экономической устойчивостью.

Диверсификация источников инвестиций важный вопрос для кластера со средней устойчивостью в рамках управления экономическими рисками в развитии региона. Рассмотрим основные источники формирования инвестиционных экономических потоков. Среди них наибольшим образом выделяются средства региональных и федеральных бюджетов, а также средства коммерческих банков, которые осуществляют вложение в инвестиционные проекты. Кроме того, обращают на себя внимание прямые портфельные инвестиции частного капитала. Говоря об инвестиционном потоке, следует рассматривать и учитывать не только крупные источники его формирования, но и небольшие, такие как средства физических лиц. Диверсификация источников инвестиций особенно важна для кластеров со средней устойчивостью. Привлечение инвестиций из диверсифицированных источников позволяет обеспечить большую экономическую устойчивость будущего кластера и повысить эффективность распределения экономических ресурсов внутри него, что в свою очередь, дает возможность наладить крепкие взаимосвязи внутри кластера. Именно благодаря инвестиционным потокам можно отследить большую взаимозависимость между предприятиями, если она имеется. Это находит отражение в больших инвестиционных вливаниях, а также в структуре владельцев организации (через структуру акционерного капитала).

Для кластеров с низкой устойчивостью следует особое внимание уделить оценке действующей инвестиционной стратегии и совершенствованию на основании оценки алгоритмов функционирования управляющей организации, как основного ресурса реализации инвестиционной стратегии в кластере. В условиях устойчивого роста экономики региона, существуют различные способы компиляции тех или иных инструментов инвестиционной стратегии. В настоящее время важна проблема качественного планирования региональной инвестиционной стратегии в связи с тем, что современный этап ее развития на мезоуровне рождает проблемы быстрее, чем появляются максимально эффективные способы прогнозирования. Процессы формирования и реализации инвестиционной стратегии изучены больше, чем другие составляющие региональной экономической стратегии. Об итогах внедрения инвестиционной стратегии можно говорить по результатам развития кластера, а также по специальной оценке результативности. Результативность стратегии может быть оценена на основе ряда региональных экономических показателей, среди которых могут быть [16]:

  • объем инвестиций, направленных на модернизацию;
  • число дополнительно вводимых рабочих мест;
  • наличие наукоориентированной инвестиционной стратегии, реализуемой кластером или отдельным предприятием;
  • экологичность технологий (как уже используемых, так и разрабатываемых);
  • число инвесторов, продолжительность инвестиционных поступлений (по различным проектам) и разнообразие форм совместной инвестиционной деятельности;
  • соотношение с вероятными доходами в будущем (от применения налоговых льгот, трансфертного ценообразования и т.д.).

 

Выводы

На основании анализа представленных мер совершенствования региональной экономической стратегии с учётом кластерного подхода можно сделать следующие выводы:

  1. Авторские классификационные признаки позволяют определить вид кластера, что помогает подобрать комплект мер из разных направлений региональной экономической стратегии: бюджетно-налоговой, кредитно-денежной и инвестиционной.
  2. Следует рассмотреть необходимость создания единой (многоаспектной) системы показателей эффективности региональной экономической стратегии в процессе применения кластерного подхода с учётом экономических показателей участников кластера, что позволит конкретизировать в рамках выбранных направлений совершенствования: какие меры поддержки наиболее актуальны для данного кластера.
  3. Классификация кластеров в рамках указанных признаков позволяют точнее и более своевременно определять наиболее актуальные меры поддержки, которые отражаются в региональной экономической стратегии, реализация которой позволит обеспечить устойчивый рост экономики региона.

 

Список литературы:

  1. Тиньгаев А.М. Формирование организационного механизма финансирования функционирования инновационных кластеров [Электронный ресурс] // Системное управление. – 2013 год. – № 4 – Режим доступа http://sisupr.mrsu.ru/2013-4/PDF/tingaev_a_m_.Pdf. Дата обращения: 06.05.2017.
  2. Ланкин В.Е. Менеджмент организации: учебное пособие для подготовки к итоговому междисциплинарному экзамену профессиональной подготовки менеджера. — Таганрог: ТРТУ, 2006. — 304 с.
  3. Царев В.В. Оценка экономической эффективности инвестиций. – СПб.: Питер, 2004. – 664 с.
  4. Подшиваленко Г.П. Инвестиции: учеб. пособие / Г.П. Подшиваленко, Н.И. Лахметкина, М. В. Макарова и др. – М.: КноРус, 2004. – 176 с.
  5. Бланк И. А. Энциклопедия финансового менеджера. – Т. 3. Управление инвестициями предприятия. – М.: Омега-Л, 2008. – 480 с.
  6. Ревняков Г.В., Ляхова Н.И. Кейнсианские подходы в кредитно-денежной кластерной стратегии в условиях санкций //Современные аспекты глобализации экономических наук: сборник статей Международной научно-практической конференции (20 февраля 2015 г., г. Уфа). — Уфа: Аэтерна, 2015. – 130 с.
  7. Непомнящий Е.Г. Организация и регулирование внешнеэкономической деятельности. Курс лекций. – Таганрог: изд-во ТИУиЭ, 2007. –176 с.
  8. Оценка эффективности инвестиционных проектов. Административно-управленческий портал.  [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. aup. ru/books/m79/5_3. Htm. Дата обращения: 06.05.2017.
  9. Навроцкая Н.А., Сопилко Н.Ю. Трансформация инвестиционно-производственного пространства как условие экономической интеграции // Вопросы региональной экономики. -2013. -Т. 15. № 2. -С. 63-69.
  10. Концептуальные вопросы развития банковской системы Российской Федерации. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www. cbr. Ru. Дата обращения: 06.05.2017.
  11. Портер М. Конкуренция. Пер. с англ. — М.: Издательский дом «Вильямс», 2005. -608 с.
  12. Гладкова А. В. Анализ теорий международной торговли //Электронный научный журнал. -2016. -№ 5 (8). -С. 364-369.
  13. Федеральный закон от 30. 11. 2011 N 365-ФЗ (ред. от 04. 03. 2013) «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://www. consultant. ru/document/cons_doc_LAW_122461/. Дата обращения: 06.05.2017.
  14. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05. 08. 2000 N 117-ФЗ (ред. от 03. 07. 2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01. 08. 2016) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/. Дата обращения: 06.05.2017.
  15. Федеральный закон «О внесении изменений в статью 58 Федерального закона «О страховых взносах в пенсионный фонд российской федерации, фонд социального страхования российской федерации, федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» и статью 33 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации». [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. consultant. ru/cons/CGI/online. cgi?req=doc;base=LAW;n=108793. Дата обращения: 06.05.2017.
  16. Навроцкая Н.А., Сопилко Н.Ю. Регионализация в условиях постглобального экономического развития // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: экономика. -2015. № 4. С. 7-17.
  17. Постановление Правительства МО от 09. 08. 2010 N 643/32 «Об утверждении Порядка проведения проверки инвестиционных проектов на предмет эффективности использования средств бюджета Московской области, направляемых на капитальные вложения» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. consultant. ru/cons/CGI/online. cgi?req=doc&base=MOB&n=123146. Дата обращения: 06.05.2017.
  18. Рикунова А.В., Склярова Е.Е. Условия и факторы экономического роста в России на современном этапе развития //Научные труды Вольного экономического общества России. -2015. -Т. 194. № 194. -С. 81-88.
  19. Постановление Правительства РФ от 01. 03. 2008 N 134 (ред. от 07. 12. 2015) «Об утверждении Правил формирования и использования бюджетных ассигнований Инвестиционного фонда Российской Федерации» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. consultant.ru/document/cons_doc_LAW_75354/. Дата обращения: 06.05.2017.

 

References:

  1. Tin’gaev A.M. Formation of the organizational mechanism for financing the functioning of innovation clusters [Formirovanie organizacionnogo mehanizma finansirovanija funkcionirovanija innovacionnyh klasterov ] // System management. — year 2013. — № 4 — Access mode http://sisupr.mrsu.ru/2013-4/PDF/tingaev_a_m_.Pdf. Date of circulation: 06/05/2017.
  2. Lankin V.E. Management of the organization: a training manual for the preparation for the final interdisciplinary exam of the manager’s professional training [Menedzhment organizacii: uchebnoe posobie dlja podgotovki k itogovomu mezhdisciplinarnomu jekzamenu professional’noj podgotovki menedzhera]. — Taganrog: TRSTU, 2006. — 304 p.
  3. Carev V.V. Estimation of economic efficiency of investments [Ocenka jekonomicheskoj jeffektivnosti investicij]. — St. Petersburg: Peter, 2004. — 664 p.
  4. Podshivalenko G.P. Investments: Textbook. Allowance [Investicii]/ G.P. Podshivalenko, N.I. Lahmetkina, M. V. Makarova and others — Moscow: KnoRus, 2004. — 176 p.
  5. Blank I.A. Encyclopedia of the financial manager [Jenciklopedija finansovogo menedzhera]. — T. 3. Investment management of the enterprise. — Moscow: Omega-L, 2008. — 480 s.
  6. Revnjakov G.V., Ljahova N.I. Keynesian approaches in the monetary and monetary cluster strategy in the conditions of sanctions [Kejnsianskie podhody v kreditno-denezhnoj klasternoj strategii v uslovijah sankcij]// Modern aspects of the globalization of economic sciences: a collection of articles of the International Scientific and Practical Conference (February 20, 2015, Ufa). — Ufa: Aeterna, 2015. — 130 p.
  7. Nepomnjashhij E.G. Organization and regulation of foreign economic activity [Organizacija i regulirovanie vneshnejekonomicheskoj dejatel’nosti]. Lecture course. — Taganrog: publishing house TIUiE, 2007. -176 p.
  8. Evaluation of the effectiveness of investment projects. Administrative and management portal [Ocenka jeffektivnosti investicionnyh proektov. Administrativno-upravlencheskij portal]. — Access mode: http: // www. Aup. Com / books / m79 / 5_3. Htm. Date of circulation: 06/05/2017.
  9. Navrockaja N.A., Sopilko N.Ju. Transformation of investment-production space as a condition of economic integration [Transformacija investicionno-proizvodstvennogo prostranstva kak uslovie jekonomicheskoj integracii]// Issues of regional economy. -2013. -T. 15. No. 2.-C. 63-69.
  10. Conceptual issues of the development of the banking system of the Russian Federation [Konceptual’nye voprosy razvitija bankovskoj sistemy Rossijskoj Federacii]. — Access mode: www. Cbr. Ru. Date of circulation: 06/05/2017.
  11. Porter M. Competition [Konkurencija]. With the English. -M.: Publishing House «Williams», 2005. -608 p.
  12. Gladkova A.V. Analysis of the Theories of International Trade [Analiz teorij mezhdunarodnoj torgovli]// Electronic Scientific Journal. -2016. -No. 5 (8). -FROM. 364-369.
  13. The Federal Law of 30.11.2011 No. 365-FZ (as amended on 04. 03. 2013) «On Amending the Federal Law» On Special Economic Zones in the Russian Federation «and certain legislative acts of the Russian Federation» [O vnesenii izmenenij v Federal’nyj zakon «Ob osobyh jekonomicheskih zonah v Rossijskoj Federacii» i otdel’nye zakonodatel’nye akty Rossijskoj Federacii]. -Mode of access: http: // www. Consultant. Com / document / cons_doc_LAW_122461 /. Date of circulation: 06/05/2017.
  14. The Tax Code of the Russian Federation (part two) «of 05. 08. 2000 N 117-FZ (as amended on 03. 07. 2016) (as amended and supplemented, effective from 01. 08. 2016) [Nalogovyj kodeks Rossijskoj Federacii (chast’ vtoraja)] — Access mode: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/. Date of circulation: 06/05/2017.
  15. The Federal Law On Amendments to Article 58 of the Federal Law «On Insurance Contributions to the Pension Fund of the Russian Federation, the Social Insurance Fund of the Russian Federation, the Federal Mandatory Health Insurance Fund and the Territorial Funds of Mandatory Medical Insurance» and Article 33 of the Federal Law «On Compulsory Pension Insurance In Russian federation». [O vnesenii izmenenij v stat’ju 58 Federal’nogo zakona «O strahovyh vznosah v pensionnyj fond rossijskoj federacii, fond social’nogo strahovanija rossijskoj federacii, federal’nyj fond objazatel’nogo medicinskogo strahovanija i territorial’nye fondy objazatel’nogo medicinskogo strahovanija» i stat’ju 33 Federal’nogo zakona «Ob objazatel’nom pensionnom strahovanii v Rossijskoj Federacii»]. — Access mode: http: // www. Consultant. Com / cons / CGI / online. Cgi? Req = doc; base = LAW; n = 108793. Date of circulation: 06/05/2017.
  16. Navrockaja N.A., Sopilko N.Ju. Regionalization in the conditions of post-global economic development [Regionalizacija v uslovijah postglobal’nogo jekonomicheskogo razvitija]// Bulletin of the Russian University of Peoples’ Friendship. Series: the economy. -2015. № 4. With. 7-17.
  17. Decree of the Government of the MO on 09. 08. 2010 N 643/32 «On Approval of the Procedure for Conducting a Check on Investment Projects for the Effectiveness of the Use of Budgetary Resources of the Moscow Region Assigned to Capital Investments» [Ob utverzhdenii Porjadka provedenija proverki investicionnyh proektov na predmet jeffektivnosti ispol’zovanija sredstv bjudzheta Moskovskoj oblasti, napravljaemyh na kapital’nye vlozhenija]. — Access mode: http: // www. Consultant. Com / cons / CGI / online. Cgi? Req = doc & base = MOB & n = 123146. Date of circulation: 06/05/2017.
  18. Rikunova A.V., Skljarova E.E. Conditions and factors of economic growth in Russia at the present stage of development [Uslovija i faktory jekonomicheskogo rosta v Rossii na sovremennom jetape razvitija]// Scientific works of the Free Economic Society of Russia. -2015. -T. 194. № 194.-C. 81-88.
  19. Decree of the Government of the Russian Federation from 01.03.2003 N 134 (as amended on 07. 12. 2015) «On approval of the rules for the formation and use of budget allocations of the Investment Fund of the Russian Federation» [Ob utverzhdenii Pravil formirovanija i ispol’zovanija bjudzhetnyh assignovanij Investicionnogo fonda Rossijskoj Federacii]. — Access mode: http: // www. Consultant.ru/document/cons_doc_LAW_75354/. Date of circulation: 06/05/2017.

Государственное и муниципальное управление