Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (50), 2017

Сравнительный анализ России и стран мирового сообщества по отраслевой структуре занятости населения

Comparative analysis of Russia and the countries of the world community on the sectoral structure of employment

Авторы


ассистент кафедры математических методов в экономике
Россия, Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова
Alena.Nechetova@gmail.com

Аннотация

В статье представлен сопоставительный анализ занятости населения по видам экономической деятельности в странах мирового сообщества. Разработана устойчивая группировка стран мирового сообщества по отраслевой структуре занятости методами кластерного и дискриминантного анализа. Представлена экономическая интерпретация центроидов кластеров. Проведен сравнительный анализ структуры занятости России и кластера, в состав которого она входит, в том числе детализированы отклонения по видам экономической деятельности. Представлена взаимосвязь валового национального дохода и численностью занятого населения в однородных группах стран.

Ключевые слова

отраслевая структура занятости, структура занятости по видам экономической деятельности, занятость населения, страны мирового сообщества, рынок труда, дискриминантный анализ, кластерный анализ

Рекомендуемая ссылка
Нечетова Алена Юрьевна
Сравнительный анализ России и стран мирового сообщества по отраслевой структуре занятости населения// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (50). Номер статьи: 5013. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5013/
Authors

Nechetova Alena Jur'evna
Assistant of the Department of Mathematical Methods in Economics
Russia, Russian Economic University named G.V. Plehanov
Alena.Nechetova@gmail.com

Abstract

The article focuses on a comparative analysis per sectoral structure of employment. A stable grouping of the countries of the world community on the sectoral structure of employment is developed using the methods of cluster and discriminant analysis. The economic interpretation of centroids of clusters is presented. A comparative analysis of the employment structure of Russia and its cluster is carried out and includes detailed deviations by types of economic activity. The relationship between gross national income and the size of the employed population in homogeneous groups of countries is presented.

Keywords

Sectoral structure of employment, employment structure by economic activity, employment of the population, countries of the world community, labor market, discriminant analysis, cluster analysis

Suggested Citation
Nechetova Alena Jur'evna
Comparative analysis of Russia and the countries of the world community on the sectoral structure of employment. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (50). Art. #5013. Date issued: 2017-04-21. Available at: http://eee-region.ru/article/5013/

Введение

Соответствие структуры рабочей силы потребностям рынка труда является необходимым условием его сбалансированного функционирования. При невыполнении этого условия возникает потребность государственного вмешательства в механизмы рынка труда для регулирования возникших диспропорций.

Имея возможность обмениваться опытом с иностранными коллегами, многие исследователи на сегодняшний день пытаются применить зарубежные методики и модели к российскому рынку труда для управления занятостью, безработицей и нивелирования последствий упомянутой выше проблемы диспропорции спроса и предложения рабочей силы. В этой связи было проведено исследование структуры занятости по видам экономической деятельности в странах мирового сообщества с целью определения места России в группах стран.

 

Группировка стран мирового сообщества по отраслевой структуре занятости

В работе проанализирован рынок труда по отраслевой структуре занятости трудоспособного населения по видам экономической деятельности в странах мирового сообщества. В качестве информационного ресурса использовались статистические данные с официального сайта Международной организации труда (ILOSTAT) и Федеральной службы государственной статистики (Росстат) за период 2000-2015 гг. [1, 2, 3].

Для исследования 68 стран данные были приведены к сопоставимому виду: был совершен переход от показателя «занятость по видам экономической деятельности» к показателю «занятость по видам экономической деятельности на 1000 человек в трудоспособном возрасте». По определению МОТ, трудоспособными считаются лица от 15 лет и старше [4]. Однако там же отмечается, что нижняя и верхняя возрастные границы регулируются национальными законодательствами и могут отличаться от общепринятого возрастного диапазона. Тем не менее, поскольку в информационной базе ILOSTAT приведена статистика не только по европейским странам, а по странам мирового сообщества, в которых большая часть стран считают трудоспособными лица в возрасте 15-64 года, данные по России были также приведены к трудоспособному возрасту 15-64 для возможности сопоставления.

Временной ряд с 2000 по 2015 гг. был усреднен, чтобы достичь двумерного среза по странам и видам деятельности [9]. С использованием методов кластерного и дискриминантного анализов была получена устойчивая типологическая группировка стран по отраслевой структуре занятых в экономике (Таблица 1).

 

Таблица 1. Группировка стран мирового сообщества по отраслевой структуре занятости, в среднем за период 2000-2015 гг.

№ кластера Страны мирового сообщества Численность кластера
1 кластер Австралия, Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Гонг Конг, Каймановы острова, Катар, Кипр, Киргизия, Люксембург, Малайзия, Панама, Парагвай, Перу, Сингапур, Суринам 16
2 кластер Австрия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Дания, Израиль, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Корея, Куба, Латвия, Литва, Мальта, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Словакия, Словения, Хорватия, Чехия, Швеция, Швейцария, Уругвай, Финляндия, Франция, Эстония, Япония 33
3 кластер Бангладеш, Бутан, Вьетнам, Гана, Гватемала, Греция, Зимбабве, Камбоджа, Коста-Рика, Македония, Мексика, Монголия, Румыния, Сальвадор, Сербия, Таиланд, Турция, Эквадор, Эфиопия 19

 

Таким образом, с использованием методов кластерного и дискриминантного анализов 68 стран мирового сообщества были сгруппированы в три однородных кластера. Второй кластер наиболее многочисленный, состоит из 33 стран. Абсолютное большинство представителей Европейского сообщества были отнесены ко второму кластеру. Следующий по численности объектов второй кластер, который представлен 19 странами. Наиболее малочисленный 1 кластер, в него входят лишь 16 стран мирового сообщества.

 

Специфика структуры занятости в однородных группах стран

Для анализа структуры занятости в сформированных группах стран были визуализированы центроиды кластеров, которые представляют собой среднее значение занятых по видам экономической деятельности на тысячу лиц трудоспособного возраста в каждом кластере.

Центроиды выделенных кластеров свидетельствуют о значительных различиях в отраслевой структуре занятого населения в странах (Рисунок 1).

В первом кластере преобладает занятость в сферах оптовой и розничной торговли, промышленности, строительства и сельского хозяйства. Здесь на тысячу человек населения в трудоспособном возрасте приходится 123, 83, 77 и 70 человек соответственно.

При этом наибольшая занятость в первом кластере по сравнению с другими кластерами характерна для следующих отраслей: строительство (больше на 45,5%), оптовая и розничная торговля (больше на 19,5%), транспорт и связь (больше на 19,4%), финансовая деятельность (больше на 57,1%) и государственное и муниципальное управление (больше на 31,1%).

 

Центроиды кластеров с распределением занятых по видам экономической деятельности в среднем за период 2000-2015 гг.

Рисунок 1. Центроиды кластеров с распределением занятых по видам экономической деятельности в среднем за период 2000-2015 гг.

 

Во втором кластере занятость в промышленном секторе, а также в оптовой и розничной торговле значительно превосходит занятость других секторах экономики. Здесь на 1000 человек трудоспособного населения приходиться 114 и 97 занятых в промышленности и торговле соответственно. Также высокие показатели занятости в сферах здравоохранения и образования.

По сравнению с другими кластерами занятость в странах, относящихся ко второй группе, сильно превосходит в сферах здравоохранения, образования и промышленности на 65,8%, 32,3%, 24,6% в среднем соответственно.

В этой группе стран Великобритания и Куба наиболее отклоняются от усредненных значений кластера. Занятость в сфере сельского хозяйства 8 и 119 человек на тысячу населения трудоспособного возраста при среднем значении 36 человек. По остальным видам экономической деятельности отклонение от профиля кластера варьируется в пределах допустимой нормы.

Средняя численность занятости по видам экономической деятельности в сформированных кластерах стран мирового сообщества приведена в Таблице 2.

 

Таблица 2. Численность занятых по видам экономической деятельности в однородных группах стран за период 2000-2015 гг., человек на тысячу лиц трудоспособного возраста

Виды экономической деятельности 1 кластер 2 кластер 3 кластер
Сельское хозяйство 70,0 36,3 234,1
Промышленность 82,5 114,0 89,5
Строительство 76,9 49,3 34,5
Оптовая и розничная торговля 123,3 96,5 102,1
Транспорт и связь 40,5 38,3 27,0
Финансовая деятельность 30,8 19,2 7,3
Государственное управление и обеспечение военной безопасности 51,9 44,8 26,7
Образование 46,3 55,6 28,9
Здравоохранение и предоставление социальных услуг 30,7 70,1 17,2
Предоставление прочих коммунальных и персональных услуг 15,3 17,1 17,4

 

Третий кластер характеризуется очевидным преобладанием занятых в сельском хозяйстве. Почти каждый четвертый человек из тысячи населения в трудоспособном возрасте занят в этой отрасли. Высокие показатели в кластере наблюдаются также в торговле и промышленности (102 и 90 человек на тысячу трудоспособных соответственно). Занятость в сельском хозяйстве в третьем кластере на 211% превосходит занятость в той же отрасли в 1 и 2 кластерах.

График распределения объектов кластеризации в проекциях дискриминантных функций представлен на Рисунке 2. Первый и третий кластеры отличаются невысокой плотностью распределения входящих в них стран. Второй кластер имеет ярко выраженный центроид и более высокую плотность распределения стран. Тем не менее, каждый из трех кластеров содержит выделяющиеся из основной совокупности объекты.

 

Распределение объектов кластеризации в проекциях дискриминантных функций

Рисунок 2. Распределение объектов кластеризации в проекциях дискриминантных функций

 

Первый кластер по своей структуре почти однороден, за исключением некоторых стран, в которых наблюдается отклонение значений занятости в сельском хозяйстве от профиля кластера. К этим странам относятся Бразилия, Киргизия, Панама, Парагвай, Перу. По занятости в сельском хозяйстве эти страны ближе к третьему кластеру, однако, комплексная оценка с учетом распределения занятых по всем отраслям не позволяет отнести эти страны к третьему кластеру. Совокупность объектов, относящихся к первому кластеру, выделена на Рисунке 2 сплошной линией.

Второй кластер, самый многочисленный, имеет плотную структуру, объекты расположены близко друг к другу. Совокупность объектов, относящихся ко второму кластеру, выделена на Рисунке 2 пунктирной линией.

Из общее совокупности стран третьего кластера, выделенного штрих-пунктирной линией, выбивается страна Зимбабве, находящаяся в левой нижней области совокупности объектов третьего кластера. Причиной отклонения является значительная разница в численности занятости, однако, эти отклонения соответствуют профилю кластера. Так, численность занятых в аграрном секторе в Зимбабве составляет 571 человек на тысячу трудоспособных в сравнении с профильным значением кластера 234 человека по соответствующему виду деятельности. Это соответствует специфике кластера (Рисунок 1). По всем остальным видам деятельности наблюдается незначительное отклонение от профильных значений в меньшую сторону.

Таким образом, из графического представления распределения объектов кластеризации в проекциях дискриминантных функций можно сделать вывод, что кластеры хорошо различимы. В этой связи можно дать следующую характеристику группам стран.

Первый кластер – страны с высокими показателями занятости в сферах торговли, строительства и промышленности. Здесь можно говорить о четко налаженных торговых отношениях на внутреннем и внешнем рынках и об активно развивающемся строительстве. Странам первой группы характерен самый высокий ВНД на душу населения (34,3 тыс. долл.) по сравнению с остальными кластерами (Рисунок 3).

 

ВНД на душу населения трудоспособного возраста в группах стран в 2015 г.

Рисунок 3. ВНД на душу населения трудоспособного возраста в группах стран в 2015 г.

 

Второй кластер – страны с промышленно-ориентированными экономиками. Самая многочисленная группа стран с высоким ВНД на душу населения (32,7 тыс. долл.). Большая доля занятых приходится также на сферы здравоохранения  и образования.

Третий кластер – экспортно-ориентированные страны, в которых преобладает занятость в аграрном секторе, промышленном производстве и торговле. Это страны с моноукладной экономикой, где большое сосредоточение трудовых ресурсов в одной отрасли позволило выйти на мировой рынок с предложением своей с/х продукции. Стоит отметить, что моноукладность в большинстве случаев обусловлена природно-климатическими условиями и сложностями с развитием других отраслей. Эти страны характеризуются низким уровнем ВНД на душу населения (9,9 тыс. долл.).

 

Место России в странах мирового сообщества по отраслевой структуре занятости

Россия входит во вторую группу стран. Если сравнивать доли занятости по секторам экономики между вторым кластером и Россией, то можно сделать вывод, что в целом структура занятости совпадает (Рисунок 4). Несмотря на идентичные структуры занятых по отраслям экономики (наибольшую долю занимают занятые в промышленности, здравоохранении, образовании, сельском хозяйстве), наблюдаются некоторые отклонения российских значений от второго кластера (Рисунок 5).

 

Сравнение доли занятых по видам экономической деятельности второго кластера и России

Рисунок 4. Сравнение доли занятых по видам экономической деятельности второго кластера и России

 

В аграрном секторе занятость в России на 99% больше чем в целом по второму кластеру, что свойственно больше странам 3 группы. Аналогично наблюдается отклонение в большую сторону по видам экономической деятельности «оптовая и розничная торговля» и «транспорт и связь», что также характерно для третьего кластера.

 

Отклонение числа занятых по видам экономической деятельности в России от профиля второго кластера, в процентах

Рисунок 5. Отклонение числа занятых по видам экономической деятельности в России от профиля второго кластера, в процентах

 

Таким образом, структура занятости по видам деятельности в целом совпадает со второй группой стран, но при этом наблюдаются значимые отклонения от профиля кластера, больше напоминающие характер занятости в странах третьего кластера. Это говорит о том, что в России многоукладная экономика, люди заняты во многих отраслях экономки. В России развит и сельско-хозяйственный сектор, и промышленный, и строительство, и транспорт и связь и другие сектора. То есть трудовые ресурсы сосредоточены во многих отраслях и направлены на развитие внутренних рынков [5, 6, 8].

 

Заключение

В настоящее время для оценки состояния и развития рынка рабочей силы возникает настоятельная потребность международного сопоставления индикаторов этих процессов. Для регулирования рынка труда необходим комплекс моделей оперативного мониторинга структуры рабочей силы [7, 10, 11]. Представленные в статье результаты исследования позволили сопоставить структуру занятости по видам экономической деятельности в 68 странах мирового сообщества. Несмотря на то, что Россия была отнесена ко 2 кластеру, состоящему из стран с промышленно-ориентированными экономики, а также со значительной долей занятых в сферах здравоохранения и образования, ее структуру нельзя назвать типичной для данной группы, поскольку российская экономика обладает специфической чертой – ориентированностью на многие отрасли, то есть диверсифицированной занятостью. В этой связи применение инструментария, разработанного для других стран мирового сообщества, к рынку рабочей силы России приведет к некорректным результатам. Это заключение не позволяет переложить готовые зарубежные модели управления структурой занятости и безработицей на российский рынок труда.

 

 

Библиографический список

  1. Международная организация труда. Термины. Трудоспособное население. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/ilostat/faces/ilostat-home/metadata (дата обращения 26.02.2017).
  2. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru (дата обращения 26.02.2017).
  3. Федеральная служба государственной статистики: Занятость и безработица. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d02/57.htm (дата обращения 29.03.2017).
  4. Федеральная служба государственной статистики. Безработные по уровню образования. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/regl/B03_36/IssWWW.exe/Stg/d010/i010490r.htm (дата обращения 26.02.2017).
  5. Нечетова А.Ю. Индекс потребительских настроений как индикатор экономических и социальных изменений в России // Современные аспекты экономики. 2016. № 7-8 (227-228). С. 5-17.
  6. Нечетова А.Ю. Методы оценки тенденций на рынке труда в России и за рубежом // РИСК: Ресурсы, информация, снабжение, конкуренция. 2016. № 3. С.170-173.
  7. Тихомирова Т.М. Учет кадровой потребности регионов РФ в прогнозировании структуры выпуска специалистов профессиональной подготовки // Федерализм. ‒ 2015. ‒ №3. ‒ С.55-74.
  8. Тихомирова Т.М., Нечетова А.Ю. Эконометрические модели оценки уровня безработицы в регионах РФ в ресурсноориентированной экономике // Экономика природопользования. 2014. № 3. С. 4-25.
  9. Тихомиров Н.П., Тихомирова Т.М., Ушмаев О.С. Методы эконометрики и многофакторного статистического анализа. – М.: Экономика, 2010. – 636 с.
  10. Сарычева Т.В. Методологические подходы к статистическому исследованию занятости в России и за рубежом// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (48). Номер статьи: 4832. Дата публикации: 2016-12-09 . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4832/
  11. Сарычева Т.В. Структура занятости по видам экономической деятельности в России и динамика ее изменений// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (48). Номер статьи: 4821. Дата публикации: 2016-11-30 . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4821/

References

  1. International Labour Organization. Glossary. Working-age population [Mezhdunarodnaja organizacija truda. Terminy. Trudosposobnoe naselenie]– The resource access: http://www.ilo.org/ilostat/faces/ilostat-home/metadata.
  2. Russian Federal State Statistics Service. – The resource access: http://www.gks.ru.
  3. Russian Federal State Statistics Service / Employment and unemployment [Federal’naja sluzhba gosudarstvennoj statistiki: Zanjatost’ i bezrabotica]. – The resource access: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d02/ 57.htm.
  4. Russian Federal State Statistics Service. Unemployment per Educational Level [Federal’naja sluzhba gosudarstvennoj statistiki. Bezrabotnye po urovnju obrazovanija]. – The resource access:http://www.gks.ru/bgd/regl/B03_36/IssWWW.exe/ Stg/d010/i010490r.htm.
  5. Nechetova A.Ju. Consumer Sentiment Index as an Indicator of Economical and Social Changes in Russia [Indeks potrebitel’skih nastroenij kak indikator jekonomicheskih i social’nyh izmenenij v Rossii]// Modern aspects of the economy. 2016. № 7-8 (227-228). P. 5-17.
  6. Nechetova A.Ju. Russian and Foreign Methods to Evaluate Labor Market Trends [Metody ocenki tendencij na rynke truda v Rossii i za rubezhom]// RISK: Resources, Information, Supply, Competition. 2016. № 3. P.170-173.
  7. Tihomirova T.M. Analysis of Human Resources Demand in the Regions of Russia Applied in the Forecast of the Structure of Professional Development [Uchet kadrovoj potrebnosti regionov RF v prognozirovanii struktury vypuska specialistov professional’noj podgotovki]// Federalizm. ‒ 2015. ‒ №3. ‒ P.55-74.
  8. Tihomirova T.M., Nechetova A.Ju. Econometric Models of Estimation of the Unemployment Rate in Russian Regions in Resourses-Oriented Economy [Jekonometricheskie modeli ocenki urovnja bezraboticy v regionah RF v resursnoorientirovannoj jekonomike]// Экономика природопользования. 2014. № 3. P. 4-25.
  9. Tihomirov N.P., Tihomirova T.M., Ushmaev O.S. Methods of Econometrics and Multifactor Statistics Analysis [Metody jekonometriki i mnogofaktornogo statisticheskogo analiza]: Textbook. – М.: Economics, 2010. – 636 р.
  10. Sarycheva T.V. Methodological approaches to statistical research of employment in Russia and abroad [Metodologicheskie podhody k statisticheskomu issledovaniju zanjatosti v Rossii i za rubezhom]// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №4 (48). Number of article: 4832. Date of publication: 2016-12-09. Access mode: http://eee-region.ru/article/4832/
  11. Sarycheva T.V. Structure of employment by types of economic activity in Russia and the dynamics of its changes [Struktura zanjatosti po vidam jekonomicheskoj dejatel’nosti v Rossii i dinamika ee izmenenij]// Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — №4 (48). Number of article: 4821. Date of publication: 2016-11-30. Access mode: http://eee-region.ru/article/4821/

Экономика труда