Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (50), 2017

Тенденции кластерного развития промышленного региона: роль кластеров малых и средних предприятий (на примере Кемеровской области)

Trends in the cluster development of the industrial region: the role of small and medium-sized enterprises clusters (by the example of the Kemerovo region)

Авторы


доктор экономических наук, профессор кафедры региональной, муниципальной экономики и управления, проректор по научной работе
Россия, Уральский государственный экономический университет
dvoryadkina@usue.ru


доцент кафедры экономической теории, налогообложения, предпринимательства и права, заместитель директора Института экономики и менеджмента по воспитательной работе
Россия, Кемеровский государственный университет
korchagina-i@mail.ru

Аннотация

Обоснована ограниченность классической кластерной теории М. Портера, которая не объясняет все разнообразие реально существующих кластеров. Показано, что в традиционно-промышленных регионах встречаются разнообразные по видам и характеристикам кластеры, что требует отдельного анализа. На материалах Кемеровской области раскрыты особенности и тенденции развития кластеров различного типа. В результате анализа установлено, что один региональный кластер – в сфере комплексной переработки угля и техногенных отходов является «классическим кластером», согласно М. Портеру. Три кластера (биомедицинский, агропромышленный, туристический) имеют свойства кластеров малых и средних предприятий. В перспективе они должны стать кластерам малых и средних предприятий, которые самостоятельно производят конечную продукцию. Следовательно, в традиционно-промышленном регионе преобладающим типом кластера является кластер малых и средних предприятий.

Ключевые слова

региональный кластер, кластер малых и средних предприятий, кластерное развитие, промышленный регион

Рекомендуемая ссылка
Дворядкина Елена Борисовна , Корчагина Ирина Васильевна
Тенденции кластерного развития промышленного региона: роль кластеров малых и средних предприятий (на примере Кемеровской области)// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (50). Номер статьи: 5011. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5011/
Authors

Dvorjadkina Elena Borisovna
Doctor of Economical Sciences, Professor, Vice-Rector for Research, Professor of the Сhair of Regional, Municipal Economy and Management
Russia, Ural State University of Economics
dvoryadkina@usue.ru

Korchagina Irina Vasil'evna
Deputy director on educational work of the Economics and Management Institute, Associate Professor, Department of Economic Theory, Taxation, Business and Law
Russia, Kemerovo State University
korchagina-i@mail.ru

Abstract

The limitations of the classical cluster theory of M. Porter are justified, which does not explain the diversity of real clusters. It is shown that clusters of different types and characteristics are found in the traditional industrial regions, which requires a separate analysis. On the materials of the Kemerovo region, features and trends in the development of clusters of various types are revealed. The analysis found that one regional cluster – in the field of complex processing of coal and man-made waste is a «classical cluster», according to M. Porter. Three clusters (biomedical, agro-industrial, tourist) have the properties of clusters of small and medium-sized enterprises. In the future, they should become clusters of small and medium-sized enterprises, which independently produce final products. Consequently, in the traditional industrial region, the predominant cluster type is a cluster of small and medium-sized enterprises.

Keywords

Regional cluster, cluster of small and medium-sized enterprises, cluster development, industrial region

Suggested Citation
Dvorjadkina Elena Borisovna , Korchagina Irina Vasil'evna
Trends in the cluster development of the industrial region: the role of small and medium-sized enterprises clusters (by the example of the Kemerovo region). Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (50). Art. #5011. Date issued: 2017-04-19. Available at: http://eee-region.ru/article/5011/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Классическая кластерная теория, связанная с именем американского исследователя М. Портера не может являться единственным подходом к изучению кластеров в регионах России. В действительности виды и формы кластеров весьма разнообразны, как и их характеристики. В ряде стран (Италия, Индия) широкое распространение получил специфический тип кластеров – кластеры малых и средних предприятий, самостоятельно формирующих цепочку создания ценности и производящих конечный продукт. Однако данный тип кластера теоретически осмыслен в ограниченной степени, поэтому необходим анализ тенденций кластерного развития в конкретных регионах России с учетом разнообразия кластеров [1, 2]. Целью данной статьи является выявление особенностей и тенденций развития кластеров в традиционно-промышленном регионе (на примере Кемеровской области, где достаточно ярко проявляются проблемы и специфика регионов данного класса).

В Кемеровской области на разных этапах развития существуют 4 официально признанных кластера: кластер по комплексной переработке угля и техногенных отходов, биомедицинский кластер, агропромышленный кластер, туристско-рекреационный кластер. Данные кластеры практически не связаны с традиционными отраслями специализации региона, за исключением кластера по комплексной переработке угля и техногенных отходов (однако и он предполагает достройку существующей технологической цепочки). Напротив, при создании биомедицинского, агропромышленного и туристско-рекреационного кластеров достаточно четко просматривается цель диверсификации экономики. Такая постановка вопроса формирует перспективы для развития кластеров, объединяющих малые и средние предприятия.

 

Кластер по комплексной переработке угля и техногенных отходов как классический кластер

Кластер «Комплексная переработка угля и техногенных отходов» является наиболее развитым и зрелым, поскольку существует с 2007 г. По итогам конкурса Минэкономразвития РФ в 2013 г. он вошел в число 25 пилотных инновационных территориальных кластеров России. Основная идея кластера заключается в удлинении цепочки создания ценности за счет создания производств по глубокой переработке угля [3]. При создании кластера учитывалось, что возможности экстенсивного развития угольной промышленности практически исчерпаны, поэтому необходимо освоение новых производств, в частности, газификации углей, получения из них моторных топлив, производство углеродных материалов, продуктов коксохимии, производство водоугольного топлива и топливных брикетов.

Стратегическое видение будущего кластера заключается в том, что глубокой переработке для получения продуктов с высокой добавленной стоимостью будут подвергаться 10% добываемых углей, в рамках комплексного использования сырья будет утилизироваться 50% золошлаковых отходов сжигания углей, 80% отходов добычи и обогащения. Необходимыми условиями этого являются формирование новых производств высокого технологического уровня на основе собственных и приобретенных инновационных разработок, а также создание опорного центра компетенций в сфере переработки угля.

Основные показатели деятельности кластера комплексной переработки угля и техногенных отходов Кемеровской области показаны в таблице 1. Как видно из приведенных данных, объем выручки кластера стабилизировался на уровне около 50 млрд. руб., что объясняется сокращением спроса на азотные удобрения и кокс. При этом объем реализации инновационной продукции монотонно увеличивался, хотя его удельный вес в общем обороте остается скромным. Значительный рост инвестиций объясняется в основном увеличением государственных вложений в исследования и разработки. С точки зрения структуры участников, причем как текущей, так и перспективной, кластер не может быть отнесен к кластерам малых и средних предприятий.

Основой функционирования кластера комплексной переработки угля и техногенных отходов Кемеровской области должны остаться крупные предприятий, на долю которых, согласно прогнозу, придется более 95% выручки. При этом малые и средние предприятия должны играть более активную роль в качестве инициаторов инноваций, тиражируемых затем крупными предприятиями. Однако в настоящее время цепочка создания стоимости находится в стадии формирования и не в полной мере отвечает сущностной характеристике кластера. Прежде всего, имеет место низкий уровень межкластерных взаимодействий, поскольку оборот продукции между резидентами кластера оценивается на уровне около 1% от общей выручки.

 

Таблица 1 – Показатели развития кластера комплексной переработки угля и техногенных отходов Кемеровской области (составлено по данным [3])

Наименование показателя 2014 2015 2016 (оценка) Прогноз
2017 2018 2019 2020
Количество предприятий и организаций кластера 51 69 85 95 105 114 127
В том числе крупные организации 6 6 7 8 9 10 11
Малые и средние предприятия 32 39 45 50 56 61 68
Образовательные организации, организации по подготовке кадров 3 5 6 7 7 7 8
Научно-исследовательские организации 5 5 6 6 7 7 8
Проектные, инжиниринговые и сервисные организации 4 6 8 9 10 11 12
Финансовые организации, государственные институты развития 0 2 3 4 5 6 7
Органы государственной власти и местного самоуправления 1 4 6 6 6 6 6
Совокупный объем реализации продукции, млрд. руб. 36,0 37,5 40,1 43,0 59,7 82,6 126,7
В том числе реализация продукции малыми и средними предприятиями, млрд. руб. 1,44 1,50 1,60 1,80 2,38 3,60 5,80
Удельный вес малых и средних предприятий, процентов 4,0 4,0 4,0 4,2 4,0 4,4 4,6

 

Наряду с этим, в кластере слабо реализована инновационная компонента, позволяющая осуществить его качественное развитие. Крупные предприятия в ограниченной степени взаимодействуют с местными научными, образовательными, инжиниринговыми организациями, малыми и средними предприятиями, предпочитая приобретать готовые технологии за рубежом. Кроме того, общий уровень мотивации крупных компаний к удлинению технологических цепочек достаточно низок. Следовательно, рыночная ниша малых и средних предприятий в рамках данного кластера заключается, во-первых, в специализации на отдельных товарах, во-вторых, генерации инноваций, тиражируемых затем крупными компаниями.

Пространственной организации кластера свойственно тяготение предприятий к агломерациям. Обращает на себя внимание концентрация предприятий в Кемеровской агломерации, а также Новокузнецкой. Меньшая, но достаточно выраженная концентрация наблюдается в агломерации Центрального Кузбасса, включающей Белово и Ленинск-Кузнецк. Предприятия кластера располагаются в нескольких агломерациях, время преодоления расстояния между которыми превышает 1 час. Учитывая, что между предприятиями из разных агломераций необходима интенсификация связей, сложившаяся территориальная организация создает определенные проблемы.

 

Кластеры малых и средних предприятий Кемеровской области

Биомедицинский, агропромышленный и туристический кластеры в настоящее время или в перспективе могут быть отнесены к кластерам малых и средних предприятий, что подтверждается анализом их формирования и развития.

Биомедицинский кластер Кемеровской области образован в 2014 г. Создание кластера предполагает специализацию Кемеровской области на высокотехнологичной медицинской помощи, а также выпуске биоматериалов и биопрепаратов. Однако по масштабам деятельности биомедицинский кластер Кемеровской области выглядит значительно скромнее кластера комплексной переработки угля и техногенных отходов. Согласно результатам обследования, проведенного в 2013 г., общая выручка резидентов кластера составила 4,37 млрд. руб. При этом на оказание медицинских услуг пришлось 67%, реализацию фармацевтической продукции – 29%. Выручка малых инновационных предприятий составила около 1% от общего объема [5]. Численность работников кластера оценивается в 6,5 тыс. чел. При этом на малые инновационные предприятия приходится менее 1% занятых [5].

В качестве капиталообразующих инвестиций участниками кластера было вложено около 648 млн. руб., более половины от этой суммы – по направлению «высокие технологии лечения сердечно-сосудистых заболеваний». При этом лишь 31% от инвестиций представляют собой вложения частных предприятий. Около 25% пришлось на финансирование медицинских учреждений государством (на цели приобретения оборудования), еще 44% вложений – это собственные средства научных и лечебных учреждений.

Таким образом, в биомедицинской сфере Кемеровской области пока существует прообраз полноценного кластера, где доминируют государственные организации и бюджетное финансирование. Его формирование предполагает дополнение существующих точек роста (крупных лечебных и научных организаций), значительным числом малых и средних предприятий, выполняющих разнообразные функции. Наряду с этим, необходима вертикальная интеграция для формирования собственной сырьевой базы кластера в границах Кемеровской области.

Формирование полноценного кластера требует ускоренного развития таких участков цепочки, как поставки сырья, комплектующих, а также «маркетинг и связи с общественностью». Именно в этих сегментах накоплен значительный потенциал увеличения численности и расширения масштабов деятельности малых и средних предприятий. Поскольку по пяти из семи направлений деятельности кластера приоритетом является развитием малых и средних предприятий, биомедицинский кластер может приобрести черты кластера малых и средних предприятий. Это объясняется инновационным характером биомедицинских отраслей и производств, где эффект масштаба может не являться определяющим фактором конкурентоспособности.

Перспективные оценки биомедицинского кластера Кемеровской области характеризуют данные таблицы 2. Они показывают, что удельный вес малых и средних предприятий в биомедицинском кластере значительно возрастет и это отличает его от кластера переработки угля и техногенных отходов.

Размещение участников биомедицинского кластера также связано с крупными агломерациями. При этом основная часть предприятий локализована в Кемеровской агломерации. На Новокузнецкую агломерацию приходится несколько научно-образовательных организаций, малого или среднего инновационного предпринимательства здесь практически нет. Отдельные участники кластера расположены в городах Ленинск-Кузнецкий, Анжеро-Судженск. Следовательно, данному кластеру свойственна полицентричность, территориальная рассосредоточенность участников. Однако для биомедицинского кластера данная особенность может быть менее значимой, поскольку транспортно-логистические издержки в этой сфере не столь велики.

 

Таблица 2 – Структура и основные показатели развития биомедицинского кластера Кемеровской области (составлено по [5])

Наименование показателя 2014 2015 2016 (оценка) Прогноз
2017 2018 2019 2020
Количество предприятий и организаций кластера 49 65 79 91 100 108 115
В том числе крупные организации 2 2 3 4 4 4 5
Малые, средние предприятия 15 24 31 37 43 46 50
Образовательные организации, организации по подготовке кадров 5 5 6 6 6 7 7
Научно-исследовательские организации и учреждения 3 3 4 4 5 5 6
Проектные, инжиниринговые и сервисные организации 2 3 4 5 6 7 7
Финансовые организации, государственные институты развития 0 1 2 3 4 4 4
Органы государственной власти и местного самоуправления 1 3 4 5 5 5 5
Совокупный объем реализации, млрд. руб. 4,7 5,0 5,3 5,7 6,3 7,0 8,1
В том числе реализации малыми и средними предприятиями, млрд. руб. 0,04 0,1 0,2 0,5 1,1 1,9 3,1
Удельный вес малых, средних предприятий, процентов 0,9 2,0 3,8 8,8 17,5 27,1 38,3

 

Агропромышленный кластер Кемеровской области организован в 2015 г., в настоящее время находится на первой стадии формирования. Целями создания кластера являются повышение продовольственной безопасности региона, повышение конкурентоспособности сельскохозяйственных товаропроизводителей, развитие малого и среднего предпринимательства в сельском хозяйстве. Предполагается, что на основе использования современных технологий станет возможным значительное повышение конкурентоспособности сельского хозяйства и пищевой промышленности Кемеровской области, поскольку в последнее время инорегиональные производители вытесняют местных даже на областном рынке. К 2020 г. как результат развития агропромышленного кластера предполагается достижение уровня самообеспеченности по зерну на уровне 95%, по мясу и мясопродуктам – 85%, молоком и молочными продуктами – 90% [4].

Новым для проектов развития агропромышленного комплекса в рамках кластера является преодоление отраслевых и корпоративных границ с целью сформировать единые цепочки создания добавленной стоимости по принципу «от поля до прилавка». В рамках агропромышленного кластера Кемеровской области предполагается формирование на базе существующих и проектируемых предприятий следующих блоков, обеспечивающих построение цепочек создания добавленной стоимости:

1) инновационный блок (ядро – Кемеровский государственный сельскохозяйственный институт, Кемеровский технологический институт пищевой промышленности);

2) производственный блок, включающий сектора: молочный, мясной, зерновой, производство овощей и картофеля (ядро – ООО «Деревенский молочный завод», ООО «Селяна», СПК «Согласие», ИП А.П. Волков, Кемеровский облпотребсоюз, ООО «Зарубинское»).

Фактическое и прогнозное число участников агропромышленного кластера отражено в таблице 3. Из представленных данных видно, что в агропромышленном кластере предполагается преобладание малых и средних предприятий.

Территориальное размещение участников данного кластера в меньшей степени связано с агломерациями, что объясняется объективными причинами. Однако можно отметить, что даже сельскохозяйственные предприятия кластера по преимуществу локализованы в районах, приближенных к основным агломерациям.

 

Таблица 3 – Фактическое и прогнозное число участников агропромышленного кластера Кемеровской области (на начало года, составлено по [4])

Наименование показателя Годы
2015 2016 2017 2018 (прогноз) 2019 (прогноз)
Количество участников 35 57 84 90 120
В том числе малых предприятий 25 46 71 70 100

 

Туристско-рекреационный кластер Кемеровской области создается с целью повышения конкурентоспособности туристского продукта, предлагаемого регионом, развития внутреннего туризма в рамках политики импортозамещения, что позволит также диверсифицировать экономику области. Аналитические показатели формирующегося кластера пока отсутствуют, прогнозные оценки его деятельности также не сформированы. Однако, учитывая преобладание малого предпринимательства в туристической отрасли, можно утверждать, что данный кластер будет в полной мере отвечать признакам кластера малых и средних предприятий.

Как показывает проведенный анализ, к кластерам малых и средних предприятий Кемеровской области могут быть отнесены биомедицинский, агропромышленный и туристско-рекреационный кластеры (таблица 4).

 

Таблица 4 – Результаты формализованной оценки кластеров малых и средних предприятий Кемеровской области

Кластер Доля малых, средних предприятий в численности участников кластера, процентов Доля малых, средних предприятий в обороте кластера, процентов
2015 г., фактическое значение 2020 г., прогнозное значение 2015 г., фактическое значение 2020 г., прогнозное значение
Биомедицинский кластер 31,0 44,0 7,0 38,3
Агропромышленный кластер 71,4 81,8 53,0 64,7
Туристско-рекреационный кластер 77,4 80,0 36,4 50,0

 

Заключение

Результаты оценки кластеров Кемеровской области показывают, что перспективы их формирования связаны в основном с созданием полноценных кластеров малых и средних предприятий. Прогнозные показатели деятельности кластеров свидетельствуют о значительном росте удельного веса малых и средних предприятий в совокупном обороте. По состоянию на 2015 г. малые предприятия преобладают лишь в агропромышленном кластере, однако к 2020 г. практически во всех исследуемых кластерах они займут ведущие позиции. Данный процесс обусловлен потенциалом малых, средних предприятий по производству конкурентоспособной продукции, работ, услуг при условии формирования единой цепочки создания ценности в рамках кластера. Таким образом, перспективным направлением стратегического развития традиционно-промышленного региона является именно формирование кластеров малых и средних предприятий.

 

Библиографический список:

  1. Анимица Е.Г., Силин Я.П., Сбродова Н.В. Теории регионального и местного развития. Екатеринбург: Издательство Уральского государственного экономического университета, 2015. 151 с.
  2. Дворядкина Е.Ю., Голошейкин Е.В. Традиционно-промышленный регион в территориальной структуре национальной экономики. Екатеринбург: Изд-во УрГЭУ, 2012. 170 с.
  3. Об утверждении программы развития пилотного инновационного территориального кластера «Комплексная переработка угля и техногенных отходов» в Кемеровской области на 2014-2020 гг. Распоряжение Коллегии Администрации Кемеровской области от 20 октября 2014 г. №676-р (в ред. от 26 января 2015 г. №15-р).
  4. Об утверждении Стратегии развития агропромышленного кластера Кемеровской области на период до 2020 года: Распоряжение Коллегии Администрации Кемеровской области от 4 июля 2015 г. №303-р.
  5. Программа развития «Биомедицинского кластера» на 2015-2020 годы. URL: http://technopark42.ru/uploads/page_asset/file/40/img.pdf (дата обращения 18.07.2016).

 

References:

  1. Animica E.G., Silin Ja.P., Sbrodova N.V. Theories of regional and local development [Teorii regional’nogo i mestnogo razvitija]. Ekaterinburg: Publishing House of the Ural State Economic University, 2015. 151 p.
  2. Dvorjadkina E.Ju., Goloshejkin E.V. The traditional industrial region in the territorial structure of the national economy [Tradicionno-promyshlennyj region v territorial’noj strukture nacional’noj jekonomiki]. Ekaterinburg: Izd-vo UrGeU, 2012. 170 p.
  3. On the approval of the development program for the pilot innovative territorial cluster «Integrated processing of coal and man-made waste» in the Kemerovo region for 2014-2020 [Ob utverzhdenii programmy razvitija pilotnogo innovacionnogo territorial’nogo klastera «Kompleksnaja pererabotka uglja i tehnogennyh othodov» v Kemerovskoj oblasti na 2014-2020 gg.]. The Order of the Board of Administration of the Kemerovo Region of October 20, 2014 №766-r (as amended on January 26, 2015 №15-r).
  4. On the approval of the Strategy for the Development of the Agro-Industrial Cluster of the Kemerovo Region for the Period to 2020 [Ob utverzhdenii Strategii razvitija agropromyshlennogo klastera Kemerovskoj oblasti na period do 2020 goda]: The Order of the Board of the Kemerovo Region Administration dated July 4, 2015, №303-r.
  5. Development program of the «Biomedical Cluster» for 2015-2020 [Programma razvitija «Biomedicinskogo klastera» na 2015-2020 gody]. URL: http://technopark42.ru/uploads/page_asset/file/40/img.pdf (circulation date is July 18, 2016).

Региональное развитие