Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №2 (50), 2017

Конвергенция информационных пространств как фактор снижения цифрового неравенства в Евразийском экономическом союзе

Convergence of information spaces as a factor of digital inequality reduction in the Eurasian economic space

Авторы


доктор экономических наук, профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Россия, Санкт-Петербургский государственный экономический университет
oetdsa@yandex.ru


кандидат экономических наук
Россия, Санкт-Петербургский государственный экономический университет
thelobanoff@gmail.com

Аннотация

Статья посвящена рассмотрению теоретических аспектов исследования понятия «информационное неравенство». Дан анализ основных параметров информационного неравенства в Евразийском экономическом пространстве в условиях усиления гиперконкуренции: уровня экономического развития, информатизации, конкурентоспособности, доступа к Интернет, развития институтов электронного правительства. Выявлены причины обострения противоречий, усиления неравномерности и рассмотрены последствия цифрового разрыва в экономиках евразийских стран. Рассмотрены направления преодоления энтропийного информационного неравенства, получения интеграционных эффектов и достижения устойчивого развития экономик стран Евразийского региона. Введено понятие информационного пространства NBIC, раскрыто содержание кластеров NBIC. Определен синергетический эффект трансформации информационного пространства к информационному пространству NBIC. Обоснована необходимость трансформации вектора развития информационного пространства для перехода к информационному пространству NBIC. Определена экономическая эффективность перехода к информационному пространству NBIC. Доказано, что переход к информационному пространству NBIC позволит обеспечить конвергенцию кластеров информационных пространств. Введено понятие конвергенции информационных пространств и его роль в охарактеризованном процессе NBIC-конвергенции. В заключении приводятся выводы о применимости разработанных методов и моделей в процессе управления информатизацией и дальнейшие перспективы исследования.

Ключевые слова

Евразийский экономический союз, конкурентоспособность, информатизация, информационное пространство, конвергенция информационных пространств, NBIC

Финасирование

Статья подготовлена при грантовой поддержке РФФИ, проект № 16-02-00531а

Рекомендуемая ссылка
Дятлов Сергей Алексеевич , Лобанов Олег Сергеевич
Конвергенция информационных пространств как фактор снижения цифрового неравенства в Евразийском экономическом союзе// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №2 (50). Номер статьи: 5003. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5003/
Authors

Djatlov Sergej Alekseevich
Doctor of Economics, Professor of the Department of general economic theory and history of economic thought
Russia, Saint-Petersburg State Economic University
oetdsa@yandex.ru

Lobanov Oleg Sergeevich
PHD
Russia, Saint-Petersburg State Economic University
thelobanoff@gmail.com

Abstract

This article is devoted to consideration of theoretical aspects of research of "information inequality" concept. The main parameters of information inequality in the Eurasian economic space are analyzed in the context of intensifying hypercompetition: level of economic development, informatization, competitiveness, access to the Internet, development of e-government institutions. The causes of aggravation of contradictions, strengthening of unevenness are revealed and the consequences of the digital divide in the economies of the Eurasian countries are considered. The directions of overcoming entropy information inequality, obtaining integration effects and achieving sustainable development of economies of the Eurasian region countries are considered. A concept of NBIC information space is introduced, the content of NBIC clusters is disclosed. The synergetic effect of information space transformation to NBIC information space has been determined. The necessity of transformation of the vector of information space development for the transition to NBIC information space is grounded. The economic efficiency of NBIC information space transition has been determined. It is proved that transition to NBIC information space will allow to ensure the convergence of information spaces clusters. The notion of information spaces convergence and its role in the characterized process of NBIC convergence is introduced. Finally, conclusions are made about the applicability of developed methods and models in the process of managing informatization and further prospects for research are discussed.

Keywords

Eurasian Economic Union, competitiveness, informatization, information space, convergence of information spaces, NBIC

Project finance

The article was prepared with the grant support of the Russian Foundation for Basic Research, project No. 16-02-00531a

Suggested Citation
Djatlov Sergej Alekseevich , Lobanov Oleg Sergeevich
Convergence of information spaces as a factor of digital inequality reduction in the Eurasian economic space. Regional economy and management: electronic scientific journal. №2 (50). Art. #5003. Date issued: 2017-04-11. Available at: http://eee-region.ru/article/5003/

Введение

Интеграция государств на большом Евразийском экономическом пространстве (Евразийский Экономический Союз, Шанхайская организация сотрудничества, Экономический пояс Шелкового Пути) предполагает формирование системного единства, новой интеграционной целостности, включающей в себя в качестве подсистемы оптимальное, скоординированное взаимодействие, взаимное приспособление, взаимовыгодное сотрудничество, объединение национальных хозяйств, интернационализацию хозяйственной жизни с учетом конкретно-исторических, мировоззренческих, геополитических, региональных и национальных особенностей. Необходимость и специфика Евразийской интеграции обусловлена следующими факторами и особенностями: формированием и развитием глобальной информационно-сетевой экономики; нестабильной ситуацией на мировых финансовых рынках и усилением мирового экономического кризиса; возникновением и обострением глобальной гиперконкуренции; правилами ВТО и нормами международного права; собственно спецификой Евразийской интеграции и функционированием региональных интеграционных институтов; синергетическим эффектом интеграции; национальными особенностями государств-участниц Евразийской интеграции; преодолением неоднородности, дифференциации и выравниванием социально-экономического развития стран-участниц; необходимостью обеспечения регионально-интеграционной, национальной и экономической безопасности стран Евразийского экономического пространства [5].

В современных условиях под влиянием четвертой промышленной революции в большинстве развитых стран мира и евразийского экономического пространства происходит формирование глобальной электронной нейро-сетевой экономики. В круг рассмотрения проблем Евразийской интеграции и дифференциации должен быть включен широкий перечень вопросов, включающих анализ закономерностей и механизмов Евразийской интеграции, функционирования интеграционных институтов и методов регулирования с целью обеспечения устойчивого развития, реализации конкурентных преимуществ, получения синергийно-интеграционных эффектов, преодолением неоднородности социально-экономического развития и цифрового неравенства, а также обеспечения национальной (регионально-интеграционной) безопасности стран Евразийского экономического пространства в условиях трансформационного перехода от индустриально-рыночной к информационно-сетевой экономике, обострения мирового финансового кризиса и усиления глобальной гиперконкуренции [6].

В трансформационных условиях важное значение приобретает исследование  принципов организации глобальной, национальных и региональных экономических систем [16]. Исследование проблем неоднородности, отставания, разрыва и разноскоростного режима развития стран мирового и Евразийского пространства становятся остро актуальными особенно в современных условиях – в условиях обострения мирового финансово-экономического кризиса и резкого усиления глобальной гиперконкуренции, которые приводят к нарастанию хаоса и росту энтропии в мировой и национальных хозяйственных и информационных системах.

При рассмотрении данной концепции при управлении в масштабах региона следует отметить наличие информационных пространств и информационных систем вне пределов органов государственной власти, которые являются субъектами воздействия на информационные системы органов государственной власти, формирующие данное информационное пространство [9, с. 20]. Это является необходимым и достаточным условием для разработки методов управления эффективным взаимодействием на основе синергии эффектов от использования информационных систем. При этом в процессе взаимопроникновения существующие особенности субъектов хозяйственной деятельности, в рамках которых сформированы соответствующие информационные пространства, должны учитываться при построении эффективной системы управления ими.

Кроме того, в процессе взаимопроникновения требуется рассмотрение вопросов синтеза информационных технологий, конвергируемых с познавательными процессами, как основаниями для принятия обоснованных решений, с современными продуктами высокотехнологичных отраслей народного хозяйства, в частности, нанотехнологиями, а также с биологическими аспектами деятельности человека. Указанные факторы в своей взаимосвязи обеспечивают возможность конвергенции информационных пространств соответствующих отраслей и информационных пространств, что повышает рациональность управленческих решений в данной области и разрешает проблемы межведомственного взаимодействия между указанными отраслями.

 

1. Цель и задачи исследования

1.1. Цель исследования

В связи с наличием указанных особенностей управления процессами информатизации подлежит решению проблема экономического характера, заключающаяся в недостаточной эффективности взаимодействия информационных пространств различных ведомств, в частности, дублировании аппаратных, программных средств, данных и методов их обработки, что особенно актуально в условиях нестабильности экономической ситуации в стране и в мире, исключающей экстенсивные подходы к развитию информационной инфраструктуры путем увеличения бюджетного финансирования. Из данной проблемы предметной области вытекает проблема научного характера, заключающаяся в отсутствии единого подхода к управлению взаимопроникновением и конвергенцией на семантическом и когнитивном уровне.

 

1.2. Объект и предмет исследования

Для получения ясной и объективной картины исследования целесообразно выбрать в качестве объекта совокупность информационных пространств субъектов хозяйственной деятельности, использующих информационные пространства на территории Евразийского экономического союза, в части принадлежности их к органам государственной власти, муниципальным образованиям и иным организациям с долей государственного участия в уставном капитале, деятельность которых направлена на реализацию государственных программ либо предоставление государственных или иных услуг населению. Таким образом, предметом настоящего исследования являются процессы, связанные с взаимопроникновением совокупности информационных пространств различных отраслей и субъектов хозяйственной деятельности.

 

2. Материалы и методы

2.1. Конвергенция информационных пространств

С учетом изложенных особенностей построение системы управления информационными пространствами Евразийского экономического союза необходимо начать с определения свойств и признаков, позволяющих охарактеризовать общность элементов и их свойств в независимых друг от друга информационных пространствах. Процесс, описывающий выявление совокупности таких признаков в ходе взаимопроникновения информационных пространств различных отраслей и субъектов хозяйственной деятельности, можно охарактеризовать как конвергенцию информационных пространств.

Рассмотренный термин позволяет описывать процессы выявления сходных закономерностей в информационных пространствах различных отраслей и субъектов хозяйственной деятельности, что является ключевым фактором для интеграции соответствующих информационных пространств и появления синергетического эффекта от их взаимодействия.

Следует учитывать, что одной из отличительных особенностей информационного пространства является генерация знаний посредством обработки данных внутри информационных систем [13, с. 65]. При наличии таких знаний возможно построение системы обмена знаниями для исключения необходимости их повторной генерации в других информационных пространствах.

Таким образом, процесс обмена знаниями между различными ведомствами представляет из себя интеграцию потоков знаний, порождаемых внутри информационных пространств соответствующих отраслей и ведомств, на основе общности содержания знаний, обрабатываемых в информационных системах внутри каждого информационного пространства, а также их предметов и целей. Иными словами, методология исследования конвергенции информационных пространств должна позволить охарактеризовать методы, способы и процессы обмена знаниями между информационными системами, входящими в информационное пространство.

 

2.2. Понятие NBIC-конвергенции информационных пространств

Следует отметить, что в настоящее время человечество стоит на пороге шестого технологического уклада, в рамках которого представляется возможной конвергенция технологий, которую характеризуют процессы возникновения самоорганизующихся структур, эмерджентные, нелинейные и динамические системы и т.д. Информационное пространство (ИП) Евразийского экономического союза, являясь такой структурой, содержащей кластеры информационных систем, представляет собой элемент конвергенции с другими отраслями технологического развития, лежащими в основе шестого технологического уклада, ядром которого является NBIC-конвергенция, как показано на рис. 1. Следовательно, результатом перехода ИП Евразийского экономического союза к шестому технологическому укладу будет являться информационное пространство NBIC (ИПNBIC).

 

Место информационного пространства в модели конвергенции технологий NBIC

Рис. 1. Место информационного пространства в модели конвергенции технологий NBIC

 

Таким образом, под процессом перехода ИП к ИПNBIC будет пониматься процесс интеграции ИП нано- (ИПN), ИП био- (ИПB), ИП инфо- (ИПI) и ИП когни- (ИПC) сфер, характеризующийся синергетическим взаимопроникновением данных ИП между собой.

Данный факт взаимопроникновения будет являться кардинальным отличием от стандартной интеграции информационных пространств между собой, изображенной на рис. 2.

 

Интеграция информационных пространств NBIC

Рис. 2. Интеграция информационных пространств NBIC

 

Эффект от такой интеграции будет составлять: ИПN + ИП = ЭИП N, ИПB + ИП = ЭИП B, ИПI + ИП = ЭИП I, ИПC + ИП = ЭИП C, где ЭИП N – эффект от интеграции ИПN с ИП, ЭИП B – эффект от интеграции ИПB с ИП, ЭИП I – эффект от интеграции ИПI с ИП, ЭИП C – эффект от интеграции ИПC с ИП.

В процессе конвергенции информационные пространства ИПN, ИПB, ИПI и ИПC будут интегрироваться не только с информационным пространством Евразийского экономического союза, но и между собой. На рис. 3 такая интеграция показана сплошной линией.

 

 Конвергенция информационных пространств NBIC

Рис. 3. Конвергенция информационных пространств NBIC

 

Дополнительные связи, возникающие в процессе интеграции, учитываются при расчете эффекта таким образом, что ЭИП N + ЭИП B + ЭИП I + ЭИП C < ЭИП NBIC, что можно характеризовать как синергию конвергенции информационных пространств NBIC. Более подробный расчет синергетического эффекта представлен в разделе 4.1.

Рассматривая конвергенцию информационных пространств NBIC, следует отметить, что, поскольку ранее было доказано, что информационное пространство состоит из кластеров информационных систем [14, с. 60], в рамках настоящего исследования целесообразно рассматривать структуру информационного пространства, представленную на рис. 4.

 

Структура информационного пространства в процессе конвергенции NBIC

Рис. 4. Структура информационного пространства в процессе конвергенции NBIC

 

Важным следствием данного подхода будет являться факт того, что ИП будет считаться ИПNBIC тогда и только тогда, когда каждый кластер, входящий в данное информационное пространство, будет иметь признаки конвергенции NBIC.

 

3. Результаты исследования

Качественная специфика и особенность современного этапа евразийской интеграции обусловлена переходом от индустриально-рыночной к информационно-сетевой экономике в условиях обострения мирового финансово-экономического кризиса и усиления глобальной гиперконкуренции. Это проявляется с одной стороны, в возникновении синергийных интеграционных эффектов, цифровых дивидендов, в ускорении процессов информатизации всех сторон жизни общества, внедрения информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), а с другой – в появлении энтропийных эффектов, в усилении неоднородности социально-экономического развития, увеличения цифрового разрыва или информационного неравенства наиболее развитых и развивающихся стран.

Информационное неравенство – это неравенство в доступе граждан, фирм, регионов, стран к информационным ресурсам, к информационно-коммуникационным технологиям (ИКТ), являющейся выражением энтропийной неоднородности и дифференциации информации как важнейшего ресурса инновационного развития экономических систем, имеющее своим следствием усиление экономического, социального, культурного неравенства и влияющее на устойчивость и динамику экономического развития и темпы экономического роста. Информационное неравенство имеет ряд энтропийных и синергийных характеристик, по которым можно осуществлять системный анализ, выявлять синергийные интеграционные эффекты и энтропийные параметры, позволяющие проводить аналитическую дифференциацию и выявлять индивидуальную специфику развития стран Евразийского экономического пространства.

Информатизация сопровождается процессом преобразования производственно-технологической структуры экономической системы за счет внедрения телекоммуникаций и средств связи, развития компьютеризации и программирования, повышения компьютерной грамотности населения, приводящих к формированию сектора информационно-коммуникационных технологий (ИКТ-сектора), воздействующего на другие секторы экономики и формирующего новый тип хозяйственной системы – информационную экономику. Процессы информатизации современной евразийской экономики и общества тесно связаны с социально-экономическим развитием. Евразийское экономическое пространство неоднородно, следствием чего является различный уровень развития информатизации: одни занимают лидирующие позиции по внедрению ИКТ, другие – очень сильно отстают. Различия в уровнях социально-экономического развития стран характеризуются информационным неравенством или цифровым разрывом (digital divide) между странами.

Впервые понятие информационного неравенства (цифрового разрыва) было рассмотрено на саммите стран «большой восьмерки» в 2000 г. на Окинаве, где была принята «Хартия глобального информационного общества», объявившая основным принципом доступность информационных технологий для всех граждан мира. Проблемы информационного неравенства широко обсуждались на Женевском (2003 г.) и Тунисском (2005 г.) саммитах по информационному обществу. Решение этой сложной актуальной проблемы имеет важное значение для устойчивого развития государств евразийского региона.

Евразийское экономическое пространство характеризуется большой неоднородностью и неравномерностью развития, что оказывает огромное влияние на развитие евразийского рынка, степень интеграции (дезинтеграции) национальных экономик, стратегию и тактику социально-экономической политики, институциональные преобразования в этих странах и другие. Так, по данным Всемирного Банка, по номинальному размеру ВВП, выраженному в долларах США в текущих ценах, в 2014 г. максимальный ВВП среди евразийских государств был у Китая – 9 240 270 млрд. дол., минимальный – у Кыргызстана7 226 млрд. дол., т.е. разрыв между странами по ВВП составил почти 1300 раз (см. табл.1). Между евразийскими странами в 2014 г. существовал большой разрыв и в ВВП на душу населения: максимальный 37 492,31 долл. — в Японии, минимальный — 480,63 долл. в Таджикистане, т.е. разрыв составил 78 раз [1].

 

Таблица 1. Рейтинг некоторых евразийских стран по абсолютному размеру ВВП в 2014 г. по данным Всемирного банка (в млн. долл. США) [3]

Место Страна Размер ВВП, млрд. долл.
Весь мир 75 592 941
2 Китай 9 240 270
3 Япония 4 919 563
9 Россия 2 096 777
10 Индия 1 876 797
14 Республика Корея 1 304 554
16 Индонезия 868 346
30 Таиланд 387 252
36 Сингапур 297 941
39 Гонконг 274 013
40 Филиппины 272 067
46 Казахстан 231 876
55 Украина 177 431
57 Вьетнам 171 390
68 Беларусь 71 710
75 Узбекистан 56 796
90 Туркменистан 41 851
130 Монголия 11 516
136 Армения 10 432
146 Кыргызстан 7 226

 

По данным Всемирного Экономического Форума, составленному для 144 стран, индекс глобальной конкурентоспособности евразийских государств (The Global Competitiveness Index (GGI) 2014–2015), также имеет большой разброс (см. табл. 2). Так, Сингапур занимает 2- е место (индекс 5,6); Япония – 6-е место (индекс 5,5), Гонконг – 7-е место (индекс 5,5), – 26-е (индекс 5,0), Кыргызстан – 109-е место (индекс 3,7). Индекс GCI, впервые опубликованный в 2004 году, составлен из 12 слагаемых: «Качество институтов», «Инфраструктура», «Макроэкономическая стабильность», «Здоровье и начальное образование», «Высшее образование и профессиональная подготовка», «Эффективность рынка товаров и услуг», «Эффективность рынка труда», «Развитость финансового рынка», «Технологический уровень», «Размер внутреннего рынка», «Конкурентоспособность компаний» и «Инновационный потенциал».

 

Таблица 2. Рейтинг глобальной конкурентоспособности некоторых евразийских стран ( 2014-2015 гг.) [2]

Рейтинг Государство Индекс
2 Сингапур 5,6
6 Япония 5,5
7 Гонконг 5,5
14 Тайвань 5,3
20 Малайзия 5,2
26 Республика Корея 5,0
28 Китай 4,9
31 Таиланд 4,7
34 Индонезия 4,6
38 Азербайджан 4,5
50 Казахстан 4,4
52 Филиппины 4,4
53 Россия 4,4
68 Вьетнам 4,2
71 Индия 4,2
82 Молдова 4,0
85 Армения 4,0
91 Таджикистан 3,9
98 Монголия 3,8
108 Кыргызстан 3,7

 

Дифференциация в уровнях социально-экономического развития между евразийскими странами создают неодинаковые возможности доступа граждан к информационным ресурсам и информационным технологиям и их использованию. Евразийское информационное пространство также неоднородно: страны – лидеры значительно опережают по уровню информатизации другие страны. Информатизация, растущая в евразийских странах, ведет к формированию специфического евразийского информационного пространства, которое теснейшим образом связано с глобальным информационным пространством через глобальные сети [8].

Следует учитывать, что информационное неравенство имеет негативные социально-экономические последствия. В результате неравного доступа к ИКТ формируется несправедливая среда для конкуренции евразийских государств. В результате развития высоких технологий и информатизации в настоящее время формируется информационная культура в обществе, которая повышает эффективность коммуникационных взаимодействий в экономике и социальной сфере. ИКТ представляют собой важнейшую современную инфраструктуру и определяют устойчивость экономического развития в целом [4, с. 647].

 

4. Оценка и обсуждение

4.1. Синергетический эффект

На рис. 5 представлен схематически процесс конвергенции ИП в ИПNBIC в рамках рассматриваемой методологии, характеризующийся взимопроникновением информационных пространств [10, с. 444] четырех указанных сфер.

 

Процесс конвергенции ИП в ИПNBIC 

Рис. 5. Процесс конвергенции ИП в ИПNBIC

 

При этом в процессе взаимопроникновения каждого ИП возникает эффект, который схематически представлен на рис. 6.

 

Эффект конвергенции ИП для каждой из четырех сфер 

Рис. 6. Эффект конвергенции ИП для каждой из четырех сфер

 

Ввиду того, что рассматриваемое взаимопроникновение обладает свойством синергии [17, с. 195], эффект от данного перехода будет оцениваться как ЭИП NBIC = ЭИП N + ЭИП B + ЭИП I + ЭИП C + , где  – синергетический эффект от перехода к ИПNBIC.

Для числа кластеров n данный эффект будет составлять  = nk4, где k – число информационных систем в кластере. Таким образом, переход к ИПNBIC позволит обеспечить конвергенцию кластеров ИП. Другими словами, переход к ИПNBIC влечет за собой появление синергетических сервисов, сущность которых будет раскрыта ниже.

На рис. 7 представлена диаграмма, иллюстрирующая синергетический эффект, возникающий в процессе перехода к ИПNBIC.

 

Синергетический эффект, возникающий в процессе перехода к ИПNBIC

Рис. 7. Синергетический эффект, возникающий в процессе перехода к ИПNBIC

 

Как можно видеть из рис. 7, увеличение числа информационных систем в кластере, как и увеличение числа кластеров, участвующих в процессе конвергенции, приводит к росту синергетического эффекта за счет увеличивающего количества связей между соответствующими информационными системами как внутри информационного пространства, так и за его пределами [7].

 

4.2. Экономический эффект

Данный синергетический эффект имеет также экономическое значение, поскольку в условиях бюджетного финансирования особенности бюджетного законодательства не позволяют существенно увеличить бюджет на развитие отрасли информатизации [10], и из года в год бюджетное финансирование носит сопоставимый характер. Таким образом, при  количество реализованных сервисов в информационном пространстве будет составлять для ИП , где xi – удельный вес рассматриваемого сервиса в рассматриваемом кластере ИП. При этом в ИПNBIC значение данного показателя примет вид  , как это показано в таблице 3 для количества кластеров k = 3.

 

Таблица 3 – Расчет количества сервисов на примере трех кластеров ИП и ИПNBIC

Расчет количества сервисов на примере трех кластеров ИП и ИПNBIC

 

На рис. 8 представлена диаграмма зависимости количества синергетических сервисов от числа кластеров в ИП в сравнении с данными для аналогичного числа кластеров в ИПNBIC.

 

Количество сервисов в ИП и ИПNBIC

Рис. 8. Количество сервисов в ИП и ИПNBIC

 

На примере указанного расчета показано, что конвергенция ИП и ИПNBIC позволит в рамках сопоставимого финансирования обеспечивать реализацию большего количества сервисов, что, с одной стороны, обеспечивает более рациональное использование ограниченных бюджетных средств, а с другой – более эффективную реализацию государственных программ, задачи которых определены действующим законодательством [12, с. 95], что покажет эффективность системы управления.

 

Заключение

В рамках развиваемой в данном исследовании информационной парадигмы общественного развития Евразийского экономического союза предлагается рассматривать электронную нейро-сетевую экономику в более широком смысле не просто как междисциплинарную науку, а как метадисциплинарную, интегративную теоретико-методологическую науку. Сегодня необходимо теоретико-методологически обосновать и обеспечить постепенный переход к новой модели развития, которая может быть определена как электронная нейро-сетевая (энейро-сетевая) гиперконкурентная экономика, основанная на новых знаниях, на глобальных электронных нейронных сетях, на получении энейро-сетевых эффектов, на синергийно-инновационных методах и технологиях управления и регулирования.

Важнейшей задачей современной науки является раскрытие в рамках информационной парадигмы базовых теоретико-методологических положений, которые могут стать основой для системного исследования нового, сложного понятия «энейро-сетевая экономика» и для определения предмета исследования «энейроэкономикс» [5].

Предложенные признаки являются определяющими для построения соответствующих моделей [11, с. 299] и позволяют обеспечить эффективное управление процессами конвергенции информационных пространств с точки зрения возможности их формализации и описания соответствующих потоков знаний для построения эффективной системы управления информатизацией в процессе перехода к шестому технологическому укладу.

Дальнейшими направлениями исследования является рассмотрение модели государственно-частного партнерства в процессе NBIC-конвергенции [15, с. 62], а также применение математических и инструментальных методов для выбора оптимальных путей управления процессами конвергенции в условиях минимизации затрат материальных и человеческих ресурсов на данные цели.

Таким образом, главной стратегией развития Евразийского экономического союза должно стать осуществление управляемого постепенного перехода от энтропийной индустриально-рыночной модели развития к новой инновационно-информационной (энейро-сетевой) модели развития, обеспечивающей преодоление энтропийного информационного неравенства, получение синергийных интеграционных эффектов, преодоление финансово-экономического кризиса и достижение устойчивого инновационно-инвестиционного роста экономик стран ЕАЭС и Евразийского экономического пространства (Большой Евразии).

 

Список литературы: 

  1. ВВП стран на душу населения за 2014 год. Полный перечень. [Электронный ресурс]// URL: http://mlminvestor.ru/lyubopyitno/vvp-stran-na-dushu-naseleniya-2014-polnyiy-perechen/(дата обращения: 26.01.2017).
  2. Всемирный экономический форум: Рейтинг глобальной конкурентоспособности 2014–2015. Центр гуманитарных технологий. [Электронный ресурс]// URL: http://gtmarket.ru/news/2014/09/03/6873 (дата обращения: 14.01.2017).
  3. Глобальный рейтинг стран и территорий мира по показателю валового внутреннего продукта. Рассчитан по методике Всемирного банка (The World Bank). [Электронный ресурс] // URL: http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gdp/rating-countries-gdp-info (дата обращения: 27.01.2017).
  4. Евразийская политическая экономия: учебник. – СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2016. – С. 647.
  5. Дятлов С.А. Междисциплинарный подход к определению предмета Евразийской политэкономии // Известия СПбГЭУ. № 6. 2015 — С.7-11.
  6. Дятлов С.А. Энейро-сетевая гиперконкурентная экономика.- СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2017.- 133 с.
  7. Дятлов С.А., Лобанов О.С. Кластерный подход к управлению инфраструктурой информационных ресурсов региона // Инновации.- № 3 (209).- 2016.- С. 11-15.
  8. Дятлов С. А., Селищева Т. А. Информационное неравенство стран Евразийского экономического пространства в условиях гиперконкуренции // Инновации.- 2016.- № 10.- С. 50-56.
  9. Ковальчук М. В. Конвергенция наук и технологий — прорыв в будущее. // Российские нанотехнологии. – 2011. – Т. 6. – № 1-2. – С. 13-23.
  10. Лобанов О. С. Построение системы управления единым информационным пространством Санкт-Петербурга, его принципы, особенности и результаты применения // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 5.
  11. Лобанов О. С. CASE-технологии проектирования информационных систем // В сборнике: Информационные технологии в экономике, управлении и образовании. – Санкт-Петербург. – 2010. – С. 298-299.
  12. Лобанов О. С., Рябцев И. В. Стратегический менеджмент и его поддержка средствами Carewise на примере BSC // В сборнике: Модернизация российской экономики и общества в контексте национально-государственных и общемировых изменений. – Санкт-Петербург. – 2008. – С. 92-97.
  13. Мельникова Е. Ф., Лобанов О. С., Баша Н. В. Приоритезация проектов в инжиниринговой компании как инструмент принятия оперативных управленческих решений // Международный научно-исследовательский журнал = Research Journal of International Studies. – 2014. – № 8-1 (27). – С. 65-66.
  14. Минаков В. Ф., Лобанов О. С., Артемьев А. В. Кластеры потребителей телекоммуникационных сервисов // Международный научно-исследовательский журнал = Research Journal of International Studies. – 2014. – № 6-1 (25). – С. 60-61.
  15. 15. Шиянова А. А., Баша Н. В., Лобанов О. С. Импортозамещение на российском ИТ рынке // Международный научно-исследовательский журнал = Research Journal of International Studies. – 2014. – № 7-1 (26). – С. 61-62.
  16. Dyatlov Sergey A., Bulavko Olga A., Balanovskay Anna V., Nikitina Natalia V. and Chudaeva Alexandra A. Principles of the Organization of the Global Economic System // International journal of environmental & science education.- 2016, VOL. 11, NO. 10,- PP. 3783-3790.
  17. Minakov V. F., Ilyina O. P., Lobanov O. S. Concept of the Cloud Information Space of Regional Government // Middle-East Journal of Scientific Research/ – 2014. – № 21 (1). – P. 190-196.

 

References:

  1. GDP per capita for the year 2014. Full list. [VVP stran na dushu naselenija za 2014 god. Polnyj perechen’] // URL: http://mlminvestor.ru/lyubopyitno/vvp-stran-na-dushu-naseleniya-2014-polnyiy-perechen/(the date of the appeal: 01/26/2017).
  2. World Economic Forum: Global Competitiveness Rating 2014-2015. Center for Humanitarian Technologies. [Vsemirnyj jekonomicheskij forum: Rejting global’noj konkurentosposobnosti 2014–2015] // URL: http://gtmarket.ru/news/2014/09/03/6873 (reference date: January 14, 2017).
  3. Global rating of countries and territories of the world in terms of gross domestic product. Calculated by the World Bank methodology (The World Bank). [Global’nyj rejting stran i territorij mira po pokazatelju valovogo vnutrennego produkta. Rasschitan po metodike Vsemirnogo banka] // URL: http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gdp/rating-countries-gdp-info (date of circulation: January 27, 2017).
  4. Eurasian political economy: a textbook [Evrazijskaja politicheskaja jekonomija]. — SPb .: Publishing house SPbGEU, 2016. — With. 647.
  5. Djatlov S.A. Interdisciplinary approach to the definition of the subject of the Eurasian political economy [Mezhdisciplinarnyj podhod k opredeleniju predmeta Evrazijskoj politjekonomii]// Izvestiya SPbGEU. № 6. 2015 — С.7-11.
  6. Djatlov S.A. Eneiro-network hypercompetitive economy [Jenejro-setevaja giperkonkurentnaja jekonomika].- SPb .: Publishing house SPbGEU, 2017.- 133 p.
  7. Djatlov S.A., Lobanov O.S. Cluster approach to managing the infrastructure of information resources in the region [Klasternyj podhod k upravleniju infrastrukturoj informacionnyh resursov regiona]/ / Innovations. — No. 3 (209) .- 2016.- P. 11-15.
  8. [Djatlov S. A., Selishheva T. A.Information inequality of the countries of the Eurasian economic space under conditions of hypercompetition Informacionnoe neravenstvo stran Evrazijskogo jekonomicheskogo prostranstva v uslovijah giperkonkurencii]// Innovations .- 2016.- No. 10.- P. 50-56.
  9. Koval’chuk M. V. Convergence of sciences and technologies — a breakthrough into the future [Konvergencija nauk i tehnologij — proryv v budushhee] // Russian nanotechnologies. — 2011. — T. 6. — № 1-2. — P. 13-23.
  10. Lobanov O. S. Construction of the management system of the unified information space of St. Petersburg, its principles, features and results of application [Postroenie sistemy upravlenija edinym informacionnym prostranstvom Sankt-Peterburga, ego principy, osobennosti i rezul’taty primenenija]// Modern problems of science and education. — 2013. — No. 5.
  11. Lobanov O. S. CASE-technologies of designing information systems [CASE-tehnologii proektirovanija informacionnyh sistem]// In the collection: Information technologies in economics, management and education. — St. Petersburg. — 2010. — P. 298-299.
  12. Lobanov O. S., Rjabcev I. V. Strategic management and its support by means of Carewise using the example of BSC [Strategicheskij menedzhment i ego podderzhka sredstvami Carewise na primere BSC]// In the collection: Modernization of the Russian economy and society in the context of national-state and global changes. — St. Petersburg. — 2008. — P. 92-97.
  13. Mel’nikova E. F., Lobanov O. S., Basha N. V. Prioritization of projects in the engineering company as a tool for making operational management decisions [Prioritezacija proektov v inzhiniringovoj kompanii kak instrument prinjatija operativnyh upravlencheskih reshenij]// International Research Journal = Research Journal of International Studies. — 2014. — No. 8-1 (27). — P. 65-66.
  14. Minakov V. F., Lobanov O. S., Artem’ev A. V. Clusters of consumers of telecommunication services [Klastery potrebitelej telekommunikacionnyh servisov]// International Scientific and Research Journal = Research Journal of International Studies. — 2014. — No. 6-1 (25). — P. 60-61.
  15. Shijanova A. A., Basha N. V., Lobanov O. S. Import substitution in the Russian IT market [Importozameshhenie na rossijskom IT rynke]// International Journal of Research = Research Journal of International Studies. — 2014. — No. 7-1 (26). — P. 61-62.
  16. Dyatlov Sergey A., Bulavko Olga A., Balanovskay Anna V., Nikitina Natalia V. and Chudaeva Alexandra A. Principles of the Organization of the Global Economic System. International Journal of Environmental and Science Education. 2016, VOL. 11, NO. 10, — PP. 3783-3790.
  17. Minakov V. F., Ilyina O. P., Lobanov O. S. The Concept of the Cloud Information Space of the Regional Government / / Middle-East Journal of Scientific Research / — 2014. — No. 21 (1). — P. 190-196.

Локальные рынки и межрегиональные связи, Экономика регионов мирового хозяйства