Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (49), 2017

Стагнация АПК как признак депрессивности региона

STAGNATION OF AGRARIAN AND INDUSTRIAL COMPLEX AS SIGN OF DEPRESSIVENESS OF THE REGION

Авторы


кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и социальной работы
Россия, Ставропольский государственный медицинский университет
voropol@mail.ru

Аннотация

В статье затрагиваются дискуссионные вопросы понятия депрессивности регионов, его основных признаков. Разносторонние взгляды ученых, исследователей, официальной власти на депрессивность территорий, отсутствие общепринятых понятия и основных признаков депрессивности регионов приводят к наличию проблем отнесения региона к депрессивным. Соответственно, возникают проблемы оказания в полной мере государственной помощи таким регионам, разработки стратегий и программ их развития, возможности применения положительного зарубежного опыта устойчивого их развития. В статье обосновывается авторская позиция по данным аспектам, а особое внимание в ней уделено вопросу отнесения регионов с аграрной специализацией к разряду депрессивных. Исследованные параметрические данные развития Ставропольского края в настоящее время и в ретроспективе позволяют сделать вывод о наличии признаков депрессивности региона. Одним из основных признаков депрессивности при этом выступает стагнация агропромышленного комплекса (АПК) региона. На основе проведенного анализа понятия депрессивности региона, состояния его агропромышленного комплекса и других признаков депрессивности делается вывод о том, что Ставропольский край обладает явными признакам депрессивности с ярко выраженной локализацией явлений депрессивности на определенных территориях. Кроме того, автором рассматриваются факторы, оказывающие влияние на стагнацию АПК на современном этапе, и формируется позиция, согласно которой АПК региона требуется как государственная финансовая поддержка, так и использование экзогенных факторов развития. АПК региона является основной системообразующей отраслью, гарантом продовольственной безопасности региона и страны в целом.

Ключевые слова

депрессивный регион, признаки депрессивности региона, Ставропольский край, агропромышленный комплекс (АПК), стагнация АПК

Рекомендуемая ссылка
Воропинова Ольга Александровна
Стагнация АПК как признак депрессивности региона// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (49). Номер статьи: 4936. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4936/
Authors

Voropinova Ol'ga Aleksandrovna
PHD, Associate Professor of the Department of Economics and Social Work
Russia, Stavropol State Medical University
voropol@mail.ru

Abstract

In article the debatable questions of concept of depressiveness of regions, his main signs are raised. Versatile views of scientists, researchers, the official power on depressiveness of territories, absence standard concept and the main signs of depressiveness of regions lead to existence of problems of reference of the region to depressive. Respectively, there are rendering problems fully of the state help to such regions, development of strategy and programs of their development, a possibility of application of positive foreign experience of their sustainable development. The author's position on these aspects is proved in article, and the special attention in her is paid to a question of reference of regions with agrarian specialization to the category of depressive. The studied parametrical these developments of Stavropol Krai and in a retrospective allow to draw now a conclusion on existence of signs of depressiveness of the region. As one of the main signs of depressiveness at the same time stagnation of agro-industrial complex (agrarian and industrial complex) of the region acts. On the basis of the carried-out analysis of concept of depressiveness of the region, a condition of his agro-industrial complex and other signs of depressiveness the conclusion that Stavropol Krai possesses obvious to depressiveness signs with pronounced localization of the phenomena of depressiveness in certain territories is drawn. Besides, the factors exerting impact on stagnation of agrarian and industrial complex at the present stage are considered by the author and the position according to which the agrarian and industrial complex of the region is required both the state financial support, and use of exogenous factors of development is formed. The agrarian and industrial complex of the region is the primary systemically important branch, the guarantor of food security of the region and country in general.

Keywords

Depressed region, agro-industrial complex (agrarian and industrial complex), signs of depressiveness of the region, Stavropol Krai, stagnation of agrarian and industrial complex.

Suggested Citation
Voropinova Ol'ga Aleksandrovna
STAGNATION OF AGRARIAN AND INDUSTRIAL COMPLEX AS SIGN OF DEPRESSIVENESS OF THE REGION. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (49). Art. #4936. Date issued: 2017-03-10. Available at: http://eee-region.ru/article/4936/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Выделение депрессивных территорий необходимо для определения объемов государственной помощи таким территориям, формирования стратегий, направлений, программ и механизмов их развития. При этом наиболее важным признаком депрессивности региона является стагнация основных его отраслей. Целью исследования ставилось определение тенденций развития АПК Ставропольского края и возможности отнесения региона к депрессивным. Для достижения данной цели были решены следующие задачи: исследованы теоретические аспекты и уточнено понятие депрессивности региона, сформированы основные ее признаки, проанализированы показатели, характеризующие стагнацию и экономический потенциал АПК края и региона в целом, обосновывающие его депрессивность.

 

Материал и методы

При выполнении исследования использовались официальные данные Госкомстата РФ, сформированные в Единой межведомственной информационно-статистической системе, его территориального органа по Ставропольскому краю, материалы научных трудов, монографий, периодических изданий, информационных ресурсов глобальной сети Интернет, расчеты автора. К основным методам исследования относятся методы индукции и дедукции, метод сравнения, системный метод, экономико-статистический метод, динамический метод и др.

 

Результаты

Терминологический обзор

Несмотря на то, что существует огромное количество разногласий в определении «депрессивный регион» как в отечественных научных кругах, так и на различных уровнях российской власти и эта проблема активно обсуждается уже около 20-ти лет, до настоящего времени не существует общепризнанного определения. В то же время законодательно закреплен официальных статус депрессивных регионов и большинство специалистов в этой области рассматривают в качестве одного из основных признаков депрессивности региона стагнацию его основной отрасли.

Так, М.Т. Алоева [3] указывает, что определение депрессивности региона в числе прочего должно содержать привязку к фактору значительного спада производства в отраслях экономики, являющихся ключевыми для региона.

С.С. Собянин в своей статье «Формирование правовых механизмов преодоления диспропорций регионального развития как этап совершенствования федеративных отношений в России» [15]  в качестве одного из критериев депрессивности территории указывает значительный спад производства в традиционных, ведущих для данного субъекта Федерации отраслях производственно-ресурсной базы.

Впервые понятие «депрессивности» по отношению к регионам было использовано и получило официально оформленный статус в Постановлении Правительства Российской Федерации № 639 от 29.06.1995, в соответствии с которым депрессивный район – это район, переживающий глубокий экономический кризис, прежде всего, в традиционных отраслях его специализации, или длительное время находящийся в фазе застоя, сохраняющий низкие темпы производства. Основные показатели, характеризующие социально-экономическое положение депрессивного района, хуже как среднероссийских, так и макрорегиональных уровней.

Б. Штульберг к одному из основных характерных признаков депрессивности относит «обусловленность кризисных явлений стагнацией традиционных, профилирующих отраслей народного хозяйства данного депрессивного региона, составляющих основу его хозяйственной специализации» [17]. В целом депрессивность региональной экономики характеризуется Б. Штульбергом как устойчивое (связанное с действием макроэкономических факторов и с отсутствием или недостаточностью внутренних стимулов к саморазвитию) кризисное состояние экономики определенной территории, проявляющееся сравнительно большей глубиной и интенсивностью деструктивных экономических и социальных процессов, обусловленных стагнацией традиционно ведущих отраслей хозяйства, вызванной доминирующим воздействием резкого нарушения воспроизводственных процессов.

По мнению С. Хурсевич [16] кризисное состояние региона является следствием проявления структурного кризиса российской экономики, обусловившего неравномерный спад производства по отраслям и, соответственно, регионам их сосредоточения.

Б.Х. Алиев в качестве основных причин депрессивности региона рассматривает низкую заработную плату, складывающейся под воздействием цены рабочей силы и определяемой специализацией экономики, в которой преобладают отрасли с низкооплачиваемыми рабочими местами (сельское хозяйство, лег­кая и пищевая промышленность и др.).

В 2001 г. рассматривались законопроекты федеральных законов «Об основах поддержки депрессивных территорий Российской Федерации» и «О статусе депрессивных территорий». В данных проектах федеральное правительство сделало попытку дать определение депрессивных территорий, которыми обозначило административные единицы (районы, города) или совокупность сопредельных административных единиц в границах одного или нескольких субъектов Российской Федерации, имеющих однородную структуру экономики, оказавшихся в результате острого кризиса в основной (основных) отраслях экономики в состоянии крайнего экономического упадка. Критериями отнесения территорий РФ к депрессивным территориям было определено одновременное исполнение ряда условий, в число которых вошел и многократный (в 3 и более раза) спад производства в основных отраслях экономики, происшедший на данной территории за последние 12 лет.

В 2003 году исполнительная власть делает попытку продвижения уже доработанного законопроекта № 91010-З «Об основах федеральной поддержки депрессивных территорий Российской Федерации», который был отклонен не только во втором чтении, но на 01.07.2011 отклонен уже в третьем чтении в связи с тем, что в соответствии с критериями отнесения территории к депрессивной опять же большая часть территорий Российской Федерации может быть отнесена к депрессивным. По мнению Правительства РФ, руководствуясь критериями нового закона, к депрессивным придется отнести 69 из 89 регионов России, в том числе такие традиционные регионы-доноры, как Ханты-Мансийский АО и Башкирия. [7]

Уже к третьему чтению в 2011 году проект закона претерпел определенные изменения. Определение депрессивной территории не изменилось, но было уточнено, что основная отрасль экономики — отрасль промышленности, строительства, транспорта, связи, торговли и (или) сельского хозяйства в которой на протяжении последних 12 лет было занято не менее 25 процентов трудоспособного населения данной территории или чья доля в объеме валового регионального продукта составляет не менее 30 процентов. Условия отнесения отдельных территорий Российской Федерации к депрессивным территориям остались прежними.

О.В. Перов под депрессивным регионом он понимает часть территории страны, в наибольшей степени пострадавшую от кризисных процессов (прежде всего, роста безработицы, спада производства и снижения реальных доходов населе­ния), вследствие особенностей своей специализации и структуры хозяйства. [14]

С точки зрения А.Г. Гранберга, депрессивные регионы принципиально отличаются от отсталых тем, «что при более низких, чем в среднем по стране социально-экономических показателях, в прошлом эти регионы были развитыми, а по некоторым производствам занимали ведущие места в стране» [9]. В качестве причин их депрессивного состояния выделяются падение спроса на основные виды производимой продукции или снижение ее конкурентоспособности, истощение минеральных ресурсов и т.д.

В то же время некоторые авторы утверждают, что депрессивным регионом может быть только регион промышленный. Например, И.В. Кравченко относит депрессивные районы к разряду промышленных, в частности, обосновывая свою позицию тем, что аграрный сектор нигде не занимает ведущего места в экономике (за исключением некоторых автономных округов).

Л. Григорьев, Н. Зубаревич и Ю. Урожаева, придерживаясь определения депрессивного региона, приведенному С. Хурсевич, обращают внимание на то, что депрессивность территории проявляется, прежде всего, в отсутствии развития ведущих отраслей региона, в связи с чем говорят о целесообразности рассмотрения депрессии в регионально-отраслевом разрезе. При этом особое внимание, по их мнению, должно уделяться состоянию дел в ведущих отраслях промышленности регионов.

И.Ю. Алалыкина депрессивным регионом считает субъект Российской Федерации со значительной долей промышленности в экономическом потенциале. Она отмечает, что тип депрессивных регионов характеризуется в большинстве случаев промышленной специализацией.

В.Е. Селиверстов, М.К. Бандман, С.С. Гузнер к депрессивным регионам относят  регионы, с более низкими, чем в среднем по стране экономическими показателями, с достаточным уровнем экономического потенциала, значительной долей промышленного производства в структуре хозяйства, относительно высоким уровнем квалификации кадров, потерявшие былое экономическое значение. А аграрные регионы они относят к традиционно развитым.

При проведении исследования терминологического аппарата О.А. Гейман и О.М. Крупа [8] к группе экономически отсталых или слаборазвитых регионов отнесли территории с узкоспециализированной экономикой преимущественно сырьевой или аграрной ориентации. Депрессивные регионы они принципиально отличают от отсталых, кризисных и неблагополучных тем, что при более низких, чем в среднем по стране, показателям социально-экономического развития, эти регионы в свое время были локомотивами роста, обеспечивали весомую долю промышленного и сельскохозяйственного производства в структуре хозяйства страны.

В зарубежных типологиях также существуют свои трактовки депрессивных регионов. Так, Джон Фридман к депрессивным районам относит периферийные районы с давно сложившимися поселениями с неэффективным сельским хозяйством и промышленностью, с потерянной первоначальной ресурсной базой, с устаревшей индустрией.

Депрессивными могут быть разные по степени благополучности регионы при наличии признаков депрессивности. Этой точки зрения придерживаются Г.В. Былов, Л.В. Смирнягин, З.А. Хутыз. Ведь несмотря на степень развитости региона при неизменности социально-экономических показателей или даже их незначительном росте экономика страны может расти более быстрыми темпами, что увеличивает «отрыв» среднестранового уровня экономического развития.

Более глубоко понятие депрессивности региона и признаки депрессивности были исследованы автором в монографии «Исследование фактора депрессивности в развитии регионов: теоретико-методологический аспект» [11], где определены их недостатки и преимущества с позиции автора. Под депрессивным регионом автор понимает в прошлом относительно благополучную территорию с ярко выраженной точечной депрессией, обладающую достаточным экономическим потенциалом, в которой под воздействием различных факторов утрачены возможности саморазвития и происходит значительное и устойчивое продолжительное отставание темпов развития и состояния социально-экономических индикаторов от среднероссийского уровня вследствие стагнации отраслей традиционной специализации. Данное понятие хотя и является достаточно громоздким, но учитывает все признаки депрессивности.

Основными симптоматическими признаками депрессивности региона автором выделены:

  • исторический аспект благополучного развития территории;
  • наличие достаточного экономического потенциала. «Под экономическим потенциалом следует понимать совокупность ресурсов и свойств, которые определяют возможности устойчивого и эффективного функционирования экономической системы в изменяющихся внешних условиях» [6]. Именно поэтому в определении, данном автором, не упоминается о наличии определенных ресурсов у региона;
  • устойчивость и продолжительность (длительность, долговременность) спада в экономическом развитии региона по сравнению со средним по стране по важнейшим экономическим показателям;
  • утрата возможности саморазвития, под которой понимается сокращение ресурсов (материальных, трудовых, финансовых и пр.), отсутствие действенных и эффективных программ регионального управления, неразрешимые противоречия на территории региона (межнациональные конфликты, террористические акты, военные действия, катастрофы и пр.);
  • сравнительная отрицательная динамика социально-экономических показателей и темпов их роста от среднего уровня по стране (подразумевает в том числе и отставание от других регионов);
  • ярко выраженная локализация депрессивных явлений на определенной ограниченной территории (точечная депрессия);
  • стагнация отраслей традиционной специализации.

При этом необходимо уточнить, что именно сочетание данных признаков является определяющим моментом при выявлении депрессивного региона.

Необходимо отметить, что существует определенное количество исследований за последнее десятилетие, посвященных исследованию депрессивности регионов с позиции доминирующей роли в ее определении АПК. Исследования проводились З.А. Тяжговым (2000), Ш.И. Шариповым (2000), Т.В. Бекшоковым (2002), И.Я. Аговой (2004), Г.Х. Батовым (2005), Е.В. Ефимовой (2005), С.М. Ахметхановым (2006), З.Р. Гяургиевой (2006), Т.Ю. Добаговым (2006), Т.А. Зеушевой (2006), А.И. Новиковым (2006), Х.Р. Исайновым (2007), О.В. Асмус (2008), О.С. Бажиной (2009), Х.К. Казанчевой (2009), Ф.А. Колоевой (2009), З.А. Мусаевой (2009), Ю.Б. Искандаровой (2010), Р. Насыровым (2010), П.У. Шарофовым (2010), М.В. Кабисовой (2011), Х.Э. Таймасхановым (2011), Ж.А. Ахмедовой (2012), Р.А. Емельяновым (2012), Х.Х. Мазлоевым (2014).

Х.Х. Мазлоев уточнил понятие депрессивного региона «как территориальной единицы, стабильно отстающей от средних показателей других субъектов страны по основным социально-экономическим характеристикам, в том числе и аграрного сектора». [13] Г.М. Батов выделяет «депрессивные административно-территориальные образования с ярко выраженной аграрной доминантой». [5]

 

Ставропольский край: АПК — системообразующая отрасль

АПК занимает одно из ведущих мест в экономиках регионов Северо-Кавказского федерального округа (СКФО). Он является одним из важнейших индикаторов регионального развития, оказывая при этом существенное влияние не только на состояние других индикаторов, но и на макроэкономические показатели, продовольственную и экономическую безопасность, демографическую ситуацию, политическое ориентирование, обеспечение рабочих мест в других отраслях, активизацию промышленного капитала и др. На Ставрополье АПК – стержень экономики региона.

Агропромышленный комплекс представляет собой совокупность отраслей народного хозяйства, связанных с производством продовольствия, переработкой сельскохозяйственного сырья и снабжением населением продукцией сельского хозяйства и ее переработки. АПК является сложной структурой, включает различные сферы, между которыми осуществляется тесное взаимодействие и существует взаимозависимость: отрасли промышленности, непосредственно связанные с сельским хозяйством, сельское хозяйство, отрасли, занимающиеся доведением его продукции до потребителей и соответствующая инфраструктура.

В состав АПК края входят 592 сельскохозяйственные организации, 131 организация по производству пищевых продуктов, включая напитки, 66 организаций агросервиса, 49 сельскохозяйственных потребительских кооперативов, свыше 15 тыс. К(Ф)Х, 412,5 тыс. ЛПХ. В крае расположены 14 мясоперерабатывающих, 20 молочных, 6 плодоовощных, 2 маслоэкстракционных, 4 кондитерских предприятий, 7 птицекомбинатов, 1 сахарный завод, 22 хлебозавода, 12 пивоваренных, 11 винодельческих, 19 ликеро-водочных, 9 пищекомбинатов, мини-заводы и др. Предприятия пищевой промышленности края выпускают изделия и продукцию из сельскохозяйственного сырья различной степени переработки, винно-водочные и безалкогольные напитки.

В агропромышленных регионах АПК становится ключевым звеном в решении их проблем, определяет возможности дальнейшего их развития.

Роль АПК в развитии региона обусловлена тем, что он формирует занятость населения, существенно влияет на уровень жизни населения, инвестиционную активность региона, социальную сферу, не зависит от внешних угроз дестабилизации реального сектора экономики, является регионально ориентированным на потребителя, влияет на формирование других отраслей народного хозяйства. АПК в аграрных регионах является фундаментом их экономических систем, основным элементом экономического механизма.

В новых условиях хозяйствования именно комплекс необходимо рассматривать как ключевую отрасль экономики региона, так как АПК – это, прежде всего, система связей между субъектами хозяйствования, которые являются взаимозависимыми между собой, их нарушение ведет к разрушению комплекса, а изолированное функционирование является неэффективным. Кроме того, АПК, тесно взаимодействуя с другими отраслями народного хозяйства, влияет в целом на экономику не только региона, но и страны.

В Ставропольском крае АПК является системообразующей отраслью, основой экономики региона. Соответственно, именно от его развития и устойчивого роста будет зависеть экономика края, возможность выхода региона из депрессивного состояния, повышение уровня и качества жизни населения региона.

В советский период времени Ставропольский край практически полностью обеспечивал себя продуктами питания: производилось почти 900 тысяч тонн молока (в 2 раза больше), мяса в убойном весе – около 190 тысяч тонн. При этом полностью выполнялись физиологические нормы потребления по яйцу, растительному маслу, продукции растениеводства. И в крае еще фактически не наращены объемы производства и переработки до уровня советского периода. [10] В 80-х гг. Ставропольский край показывал немного более высокие темпы роста промышленного производства, чем в среднем по СССР (на 1%),  роста валового продукта аграрной отрасли края (на 2%).

Деформирование АПК произошло в переходный период, когда региональный АПК в результате рыночных преобразований был вынужден приспособиться к изменениям. При этом стремительность переходного периода не давала возможность использовать положительный опыт по устойчивому развитию АПК других стран. Ситуация усугублялась последствиями мировых экономических кризисов, глобализацией экономики, приватизацией, несовершенством законодательной базы и пр.

Период конца ХХ века характеризовался: диспаритетом цен на продукцию сельского хозяйства и промышленности; ростом импортной продукции; отстранением собственника земли от распределения результатов труда; высокими инвестиционными рисками; неустойчивостью финансово-кредитной системы, что оказывало существенное влияние на кредитование сельхозтоваропроизводителей; сокращением государственной поддержки и др. Все это привело, в конечном итоге к сокращению потенциала АПК: оттоку квалифицированных кадров, снижению посевных площадей, урожайности культур, сокращению поголовья скота и птицы, снижению продуктивности в отрасли животноводства, инвестиционной привлекательности АПК, росту убыточных предприятий, обострению социальных проблем, спаду производства продукции, ухудшению финансовой ситуации, снижению годового потребления продуктов питания населением и пр.

В то же время практически полностью была сохранена производственная и социальная инфраструктура, произошло расширение деятельности предприятий как условие их выживания в кризисный период.

Выходу из кризиса региональных АПК СКФО способствовали реализация национальных проектов, различных форм поддержки государством, что способствовало росту продукции сельского хозяйства за период с 2005 по 2013 годы на 5,3%, выручки сельскохозяйственных предприятий более чем на 27%, себестоимости на 13%, прибыли до налогообложения на 150%, рентабельности – в 2,2 раза, снижению количества убыточных предприятий. [4] Но введенные санкции против России, а также последствия кризиса преломили положительную динамику.

Временные рамки положительного эффекта в развитии АПК региона, отсутствие значимых преобразований в комплексе не позволяют охарактеризовать его как устойчивое развитие.

На современном этапе АПК еще недостаточно эффективен, имеет неустойчивые параметрические данные развития. В то же время Ставропольский край имеет богатый ресурсный потенциал для развития сельского хозяйства. Это регион с благоприятными природными условиями для ведения сельского хозяйства, близок по расположению к рынкам сбыта сельскохозяйственной продукции, имеет значительные земельные ресурсы (8 место в России), естественные плодородные почвы – черноземы (47% земель). Именно поэтому региону уделено повышенное внимание в поддержке и субсидированию инвестиционных проектов в АПК. До 2022 года в регионе подлежит реализации 41 инвестиционный проект АПК суммарной стоимостью 120 млрд. руб., что должно позволить обеспечить край 11 тыс. рабочих мест, повысить уровень жизни населения.

В Ставропольском крае выше, чем в среднем по России показатели землеобеспеченности населения (на одного человека приходится 1,4 га пашни и более 2 га сельскохозяйственных угодий в 2012 году). По численности населения край занимает 14-е место в стране, по площади территории – 45-е, по уровню занятости – 67-е, по уровню безработицы – 36-е, по ежемесячным среднедушевым денежным доходам населения – 53-е, по среднемесячной номинальной заработной плате – 61-е, по ВРП – 71-е, по инвестициям в основной капитал на душу населения – 69-е. По обороту розничной торговли краю принадлежит 24-е место, причем в ее структуре доля торговли пищевыми продуктами составляет около 48% и в тенденции по сравнению с 2005 г. наблюдается ее рост.

На долю отраслевых организаций приходится более 10% налогов от суммы, поступающей в бюджетную систему. В 2015 году в качестве налогов перечислено более 6,8 млрд. руб., в том числе акцизов – 3,19 млрд. руб., из них – в краевой бюджет 2,4 млрд. руб. [12]

В то же время по продукции сельского хозяйства край занимает 7-е место в стране, в производстве сельского хозяйства России его доля составляет 3,3%, в том числе растениеводства – 1,3%, животноводства – 2,0%. Край является крупным производителем зерна (2-е место в стране), подсолнечника (9-е место), сахарной свеклы (9-е место), шерсти (2-е место). По поголовью КРС край на 4-ом месте, свиней – на 7-ом месте, скота и птицы на убой – на 6-ом месте, молоку – на 5-ом месте. Удельный вес сельского хозяйства составил в 2014 году 12,1%. Кроме того, более 1/5 производства коньяка составляет доля края.

Удельный вес Ставрополья в масштабах страны по производству зерновых культур составляет более 7%, плодов и ягод – почти 10%, шерсти – свыше 15%, по поставкам мяса и мясопродуктов в промышленные центры – около 5%. На предприятиях АПК края занято более 232 тысяч человек (23% от общего числа работающих во всех отраслях экономики края), из них почти 190 тысяч человек работают в сельском хозяйстве. [1]

Удельный вес занятых в сельском хозяйстве в 2012 году составил 17,3% по отношению к занятым в экономике региона (для сравнения: в 2000 году – 27,5%). Уровень производительности труда в крае соответствует среднему по России – 303 тыс. руб. / чел. (по России – 301 тыс. руб./чел.).

За последние годы в крае снижается индекс физического объема валовой продукции, хотя и в среднем по стране, и  в сходных по данному виду потенциала регионах происходит его рост. Темпы развития сельского хозяйства, особенно животноводства, Ставропольского края ниже темпов средних российских показателей. Инвестиции в расчете на одного занятого в сельском хозяйстве Ставропольского края (38,9 тыс. руб.) не достигают среднероссийской величины (56,5 тыс. руб.).

 

Влияние состояния и уровня развития АПК на депрессивность региона

Современное состояние агропромышленного комплекса Ставропольского края характеризуется периодом стагнации. Стагнация АПК является многогранной проблемой, негативным явлением, а депрессивность региона во многом определяется состоянием и уровнем развития АПК. Изучение причин стагнации способствует не только пониманию факторов депрессивной «стабильности», но и возможности отнесения региона к депрессивным, что позволит претендовать на государственную поддержку в виде как финансовой помощи, так и различных программ поддержки. Вывод АПК региона из состояния стагнации и дальнейшее его развитие позволит преодолеть депрессивность территории.

Основными зонами стагнации АПК в Ставропольском крае являются засушливые восточные районы (Арзгирский, Курской, Нефтекумский, Степновский районы). В последнее время хотя и наблюдается рост сельскохозяйственных угодий, убывает плодородие, продолжается разрушение ранее созданных мелиоративных систем, износ которых доходит до 80%, сокращается потенциал орошаемых земель, реальная обеспеченность технологических процессов техническими средствами в сельскохозяйственных организациях края.

В качестве факторов, сдерживающих развитие экономики аграрного сектора, выступают: отсутствие собственных средств для финансирования текущей деятельности; проблемы конкурентоспособности, обострения конкурентной борьбы и импортозамещения на рынке агропродовольствия; неудовлетворительное состояние материально-технической базы отрасли; низкий уровень обеспеченности отрасли техникой; монопрофильный характер сельских территорий; монополия переработчиков и торговли; наличие межрегиональных торговых барьеров; нехватка квалифицированных кадров; неразвитость логистики АПК и др.

На стагнацию АПК оказывают влияние: последствия финансово-экономического кризиса, свертывание и отмена программ модернизации, отсутствие возможности расплачиваться по кредитам и другим платежам, ведущее к банкротству предприятий, затрудненный доступ к кредитам, рост цен на сельскохозяйственную технику, минеральные удобрения и пр., рост цен на продукты питания при снижении их потребления и др.

Но потенциал края достаточно высок. Высоким производственным потенциалом обладает пищевая и перерабатывающая промышленность, которая в состоянии обеспечить население края основными продуктами питания и переработку сырьевой сельскохозяйственной продукцию (кроме зерна и сахарной свеклы). Значителен ресурсно-сырьевой потенциал, трудовой, инфраструктурный, потребительский и др. Биоклиматический потенциал края превышает средний по России (6-е место).

Наличие ресурсного потенциала позволяет решать социально-экономические проблемы края. В то же время наблюдается недостаток собственных финансовых ресурсов, малая инвестиционная активность.

 

Заключение

Таким образом, Ставропольский край – это в прошлом относительно развитая территория, а настоящее время — регион со сложившейся сельскохозяйственной специализацией с превалированием растениеводства с сырьевым типом развития, многоотраслевой пищевой и перерабатывающей промышленностью, с явными признакам депрессивности с ярко выраженной локализацией явлений депрессивности на определенных территориях. Для вывода края из депрессивного состояния необходима как государственная финансовая поддержка, так и использование экзогенных факторов развития.

 

Список литературы:

  1. Акинин, П.В. Экономика Ставропольского края [Текст] / П.В. Акинин, В.В. Гаевский, С.В. Рязанцев. – Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 2012. – 385 с.
  2. Алалыкина, И. Ю. Внешнеэкономические связи депрессивных регионов (на примере Кировской области) [Текст] : диссертация … кандидата географических наук : 25.00.24  / Алалыкина Ираида Юрьевна; [Место защиты: ГОУВПО «Пермский государственный университет»].- Пермь, 2010.- 155 с.: ил.
  3. Алоева, М. Т. Регулирование финансовых потоков при формировании бюджета депрессивного региона: диссертация … кандидата экономических наук [Текст] : 08.00.10  / Алоева Марианна Толевна; [Место защиты: Всерос. гос. налоговая акад. М-ва финансов РФ].- М., 2009.- 170 с.: ил. РГБ ОД, 61 09-8/1969.  
  4. Балаева, С.И. Агропродовольственный рынок Северо-Кавказского федерального округа в условиях импортозамещения / С.И. Балаева // Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ». – 2015. – Том 7. — №6. Режим доступа: http://naukovedenie.ru/PDF/110EVN615.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз рус., англ. Дата обращения: 27.07.2016.
  5. Батов, Г.Х. Организационно-экономический механизм рыночных преобразований в аграрной сфере депрессивных территорий: Теория и опыт реализации: диссертация … доктора экономических наук [Текст] : 08.00.05 / Батов Гумар Хасанович; [Место защиты: Ставропольский государственный аграрный университет]. — Ставрополь, 2005. — 415 с.
  6. Беляков, Д.Е. Развитие социально-экономического потенциала региона в условиях рыночной экономики: дис. … канд. экон. наук [Текст] : 08.00.05  / Беляков Дмитрий Евгеньевич. – М., 2001. – 166 с.
  7. Галина Ъ-Ляшенко. Депутаты поддержали депрессивные регионы. Газета «Коммерсантъ» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/370553. Дата обращения: 27.07.2016.
  8. Гейман, О.А. Теоретические походы к типологизации внутренних регионов стран мира в аспекте формирования региональной политики их развития / О.А. Гейман, О.М. Крупа // БИЗНЕСИНФОРМ. – 2009. — № 10. – С. 12-25.
  9. Гранберг, А.Г. Основы региональной экономики. — М.: ГУ ВШЭ, 2001.
  10. Ильин, Д. АПК Ставропольского края: продовольственное эмбарго и санкции / Д. Ильин //  APK — news.ru. Аграрные издания Юга и Кавказа [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.apk-news.ru/apk-stavropolskogo-kraya-prodovolstvennoe-embargo-i-sanktsii/. Дата обращения: 06.08.2016.
  11. Исследование фактора депрессивности в развитии регионов: теоретико-методологический аспект / Под общ. ред. О.А. Воропиновой. – Ставрополь: ООО «Ставропольское издательство «Параграф»», 2013. – 96 с.
  12. Куликова Е.А. Современное состояние агропромышленного комплекса Северо-Кавказского федерального округа // В сборнике: Будущее науки – 2015. Сборник научных статей 3-й Международной молодежной научной конференции: в 2-х томах / Ответственный редактор А.А. Горохов. – 2015. – С. 165.
  13. Мазлоев, Х. Х. Государственное регулирование вывода аграрного сектора депрессивного региона из кризиса: автореферат дис. … канд. экон. наук [Текст] : 08.00.05 / Мазлоев Хасан Хазмуратович; [Место защиты: ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный аграрный университет имени В.М. Кокова»]. — Нальчик, 2014. – С. 23.
  14. Перов, Г. О. Депрессивный российский регион: Тенденции развития и управление социально-экономическими изменениями: диссертация … доктора социологических наук: 22.00.08 / Перов Георгий Олегович. — Ростов-на-Дону, 2002.- 295 с.: ил. РГБ ОД, 71 03-22/38-7.
  15. Собянин, С.С. Формирование правовых механизмов преодоления диспропорций регионального развития как этап совершенствования федеративных отношений в России / С.С. Собянин // Право и политика. – 2007. — № 1.
  16. Хурсевич, С. Как оптимизировать финансовую поддержку регионов / С. Хурсевич // Федерализм. — 1998. — № 2.
  17. Штульберг Б.М., Введенский В.Г. Региональная политика России. Теоретические основы, задачи и методы реализации. М., 2000.

 

References:

  1. Akinin, P.V. Economics of the Stavropol Territory [Jekonomika Stavropol’skogo kraja] / P.V. Akinin, V.V. Gaevskij, S.V. Rjazancev antsev. — Stavropol: Stavropol Publishing House, 2012. — 385 p.
  2. Alalykina, I. Ju. Foreign economic relations of depressive regions (on the example of the Kirov region) [Vneshnejekonomicheskie svjazi depressivnyh regionov (na primere Kirovskoj oblasti)]: the dissertation … The candidate of geographical sciences: 25.00.24 / Alalykina Iraida Jur’evna; [Place of protection: VPOU «Perm State University»] .- Perm, 2010.- 155 s .: ill.
  3. Aloeva, M. T. Regulation of financial flows in the formation of the budget of a depressive region [Regulirovanie finansovyh potokov pri formirovanii bjudzheta depressivnogo regiona]: the thesis … The candidate of economic sciences: 08.00.10 / Aloeva Marianna Tolevna; [Protection: Vseros. State. Tax acad. Ministry of Finance of the Russian Federation] .- M., 2009.- 170 pp., Ill. RSL of the OD, 61 09-8 / 1969.
  4. Balaeva, S.I. Agro-food market of the North Caucasus Federal District under the conditions of import substitution [Agroprodovol’stvennyj rynok Severo-Kavkazskogo federal’nogo okruga v uslovijah importozameshhenija]// Internet-journal «NAUKOVODENIE». — 2015. — Volume 7. — №6. Access mode: http://naukovedenie.ru/PDF/110EVN615.pdf (access is free). Ver. From the screen. Yaz Rus., Engl. Date of circulation: 07.27.2016.
  5. Batov, G.H. Organizational and economic mechanism of market reforms in the agrarian sphere of depressed areas: Theory and experience of implementation [Organizacionno-jekonomicheskij mehanizm rynochnyh preobrazovanij v agrarnoj sfere depressivnyh territorij: Teorija i opyt realizacii]: the thesis … of the Doctor of Economic Sciences: 08.00.05; [Place of protection: Stavropol State Agrarian University]. — Stavropol, 2005. — 415 p.
  6. Beljakov, D.E. Development of socio-economic potential of the region in a market economy [Razvitie social’no-jekonomicheskogo potenciala regiona v uslovijah rynochnoj jekonomiki]: dis. … cand. Econ. Sciences: 08.00.05 / Belyakov Dmitry Evgenievich. — M., 2001. — 166 p.
  7. Galina ##-Ljashenko. Deputies supported depressed regions. The newspaper Kommersant [Deputaty podderzhali depressivnye regiony. Gazeta «Kommersant#»]. Access mode: http://www.kommersant.ru/doc/370553. Date of circulation: 07.27.2016.
  8. Gejman, O.A. Theoretical campaigns to typologize the internal regions of the countries of the world in the aspect of forming a regional policy for their development [Teoreticheskie pohody k tipologizacii vnutrennih regionov stran mira v aspekte formirovanija regional’noj politiki ih razvitija]/ O.A. Gejman, O.M. Krupa // BUSINESSINFORM. — 2009. — No. 10. — P. 12-25.
  9. Granberg, A.G. Bases of regional economy [Osnovy regional’noj jekonomiki]. — Moscow: State University Higher School of Economics, 2001.
  10. Il’in, D. Agrarian and industrial complex of Stavropol Territory: food embargo and sanctions [APK Stavropol’skogo kraja: prodovol’stvennoe jembargo i sankcii] // APK — news.ru. Agrarian publications of the South and the Caucasus [Electronic resource]. Access mode: https://www.apk-news.ru/apk-stavropolskogo-kraya-prodovolstvennoe-embargo-i-sanktsii/. Date of circulation: 06.08.2016.
  11. Investigation of the factor of depressiveness in the development of regions: the theoretical and methodological aspect [Issledovanie faktora depressivnosti v razvitii regionov: teoretiko-metodologicheskij aspekt]/ Under total. Ed. O.A. Voropinova. — Stavropol: OOO «Stavropol Publishing House» Paragraph «, 2013. — 96 p.
  12. Kulikova E.A. The current state of the agro-industrial complex of the North Caucasus Federal District [Sovremennoe sostojanie agropromyshlennogo kompleksa Severo-Kavkazskogo federal’nogo okruga]// In the collection: The Future of Science — 2015. Collection of scientific articles of the 3 rd International Youth Scientific Conference: in 2 volumes / Responsible editor А.А. Gorokhov. — 2015. — P. 165.
  13. Mazloev, H. H. State regulation of the withdrawal of the agrarian sector of the depressive region from the crisis [Gosudarstvennoe regulirovanie vyvoda agrarnogo sektora depressivnogo regiona iz krizisa]: the author’s abstract of the dissertation. … cand. Econ. Sciences [Text]: 08.00.05; [Place of protection: FGBOU HPE «Kabardino-Balkarian State Agrarian University named after V.M. Kokov «]. — Nalchik, 2014. — P. 23.
  14. Perov, G. O. Depressive Russian region: Development tendencies and management of social and economic changes [Depressivnyj rossijskij region: Tendencii razvitija i upravlenie social’no-jekonomicheskimi izmenenijami]: the dissertation … Doctors of Sociological Sciences: 22.00.08. — Rostov-on-Don, 2002.- 295 p .: ill. RSL OD, 71 03-22 / 38-7.
  15. Sobjanin, S.S. Formation of legal mechanisms for overcoming the disparities in regional development as a stage of improving federal relations in Russia [Formirovanie pravovyh mehanizmov preodolenija disproporcij regional’nogo razvitija kak jetap sovershenstvovanija federativnyh otnoshenij v Rossii] // Law and Politics. — 2007. — No. 1.
  16. Hursevich, S. How to optimize the financial support of regions [Kak optimizirovat’ finansovuju podderzhku regionov] / Federalism. — 1998. — № 2.
  17. Shtul’berg B.M., Vvedenskij V.G. Regional policy of Russia. Theoretical bases, tasks and methods of implementation [Regional’naja politika Rossii. Teoreticheskie osnovy, zadachi i metody realizacii]. M., 2000.

АПК и сельское хозяйство региона