Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №1 (49), 2017

Эффективное освоение минеральных ресурсов – миф или реальность?

EFFECTIVE HUSBANDRY OF MINERAL RESOURCES – A MYTH OR REALITY?

Авторы


кандидат социологических наук, доцент
Россия, Институт горного дела Дальневосточного отделения РАН
a_prilukov@mail.ru

Аннотация

Прослеживается возникновение и развитие представлений об освоении и промышленно-коммерческом использовании исчерпаемых, в том числе минерально-сырьевых ресурсов как сфере экономической деятельности, отличающейся выраженным своеобразием. Сопоставляются разрабатываемые научно-прикладные концепции эффективной организации названных процессов, обозначаемых за рубежом как “экономика исчерпаемых ресурсов” и “управление минеральными ресурсами”. Отмечается, что наряду с занимаемыми Россией передовыми позициями в инициировании и развитии представлений и концепций, объединяемых термином минералопользование, данная работа существенно тормозится преобладанием устаревших взглядов, утвердившихся почти столетие назад при переориентации российской экономики на плановую модель хозяйствования и характеризующихся гипертрофированной односторонней приверженностью к командно-административным методам народнохозяйственного управления.

Ключевые слова

экономика исчерпаемых ресурсов, управление минеральными ресурсами, недропользование, минералопользование, автоматизированные системы управления, научная концепция.

Рекомендуемая ссылка
Прилуков Анатолий Николаевич
Эффективное освоение минеральных ресурсов – миф или реальность?// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №1 (49). Номер статьи: 4930. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4930/
Authors

Prilukov Anatolij Nikolaevich
PhD, Associate Professor
Russia, Mining Institute of Far East Branch of Russian Academy of Sciences
a_prilukov@mail.ru

Abstract

Notions and ideas emergence and development are traced in the article, which render acquiring and industrial-commercial utilization of exhaustible resources, including mineral ones, as an economic activities sphere, distinguished by its outspoken peculiarity. Theoretic and applied scientific conceptions are compared, aimed at the above mentioned processes effective organization and referred to outside Russia as Economics of Exhaustible Resources and/or Mineral Resources Management. It is stressed that alongside with the forefront positions, which Russia occupies in concepts initiating and elaborating, labeled there as Mineral Resources Husbandry or briefly «mineralopol’zovanie», this work is substantially hampered by overwhelming outdated views that have been introduced into Russian economy during its plan-oriented reorganization almost a century ago and are characterized by exaggerated single-sided adherence to administrative commandment methods.

Keywords

economics of exhaustible resources, mineral resources management, subsoil usage, mineral resources husbandry, automated management systems, scientific concept.

Suggested Citation
Prilukov Anatolij Nikolaevich
EFFECTIVE HUSBANDRY OF MINERAL RESOURCES – A MYTH OR REALITY?. Regional economy and management: electronic scientific journal. №1 (49). Art. #4930. Date issued: 2017-03-02. Available at: http://eee-region.ru/article/4930/

Print Friendly, PDF & Email

Особенности управления процессами освоения и использования минерально-сырьевых ресурсов в России в эволюционной динамике

Нынешнее принявшее массовые масштабы движение по повышению эффективности всей цепочки процессов, связанных с освоением, коммерческой реализацией и промышленным использованием минерально-сырьевых ресурсов (МС-ресурсов, МСР), прошло по историческим меркам короткий, но тернистый путь. Наиболее демонстративно оно заявило о себе на рубеже 20-х и 30-х годов прошлого века. В разгар экономической депрессии, поразившей тогда США и другие тяготеющие к либеральным экономическим идеям страны, американский экономист и специалист в области математической статистики Гарольд Хотеллинг опубликовал считающуюся основополагающей статью “Экономика исчерпаемых ресурсов” [1]. Навеянное этой публикацией направление исследований, задавшееся целью оптимизации процессов производства и рыночной реализации сырьевой продукции, по существу явилось попыткой как минимум смягчения ресурсной расточительности, слабой управляемости, подверженности кризисам и других присущих рыночной модели негативных явлений, действующих на экономику дестабилизирующим, а временами и разрушительным образом.

Как известно, депрессия 1930-х была преодолена в немалой степени благодаря корректировке либеральной рыночной модели, выразившейся в её совмещении с социалистической идеей активного участия государства в экономической деятельности и основанном на планировании управлении ею. Однако несмотря на утрату либеральной моделью своих былых вездесущности и непререкаемости “Экономика исчерпаемых ресурсов” продолжает борьбу за существование, пополняя свои ряды новыми приверженцами. Показательно, что в последнее время участники данного научно-прикладного направления помимо избранных экономических все чаще наделяют своим вниманием также социальные и экологические аспекты освоения и использования природных и, в частности, МС-ресурсов.

Становление идей эффективного управления процессами освоения и использования МСР в бывшем СССР и его преемнице современной России также целесообразно проследить, начиная с рубежа двадцатых и тридцатых годов прошлого века. Тогда в стране полным ходом шло преодоление последствий разрушительных мировой и гражданской войн, приведших отечественную экономику к близкому к коллапсу состоянию. Помимо этого перед страной стояла грандиозная задача ускоренной индустриализации, обеспечивающей стране выживаемость в её противостоянии с агрессивно настроенным окружением.

Как следствие у молодого советского государства закономерно возник повышенный интерес к имеющимся в его распоряжении природным ресурсам, а в отечественном научно-производственном и управленческом лексиконе особое звучание приобрели появившийся ещё в 19 веке термин “земные недра” и производные от него понятия. В частности, одна из ключевых ролей в решении названных задач отводилась “богатствам недр”, за освоение которых, естественно, были призваны отвечать “недропользователи”, наделяемые чётко очерченным кругом задач, обязанностей и полномочий. Мобилизационный же режим функционирования отечественной экономики позволял за счёт жёсткого директивного управления ею добиваться небывалых темпов роста, обеспечивших в кратчайшие сроки не только решение намеченной задачи индустриализации, но и достижение необходимого укрепления обороноспособности страны при одновременном существенном повышении уровня жизни населения.

Три последовавших десятилетия вместили в себя опустошительное испытание Великой отечественной войной и послевоенное восстановление народного хозяйства, потребовавшие невероятного напряжения сил. Поэтому сохранение всех наиболее весомых рычагов управления экономикой, включая её минерально-сырьевой сектор, в руках федерального центра продолжало оставаться насущной необходимостью.

После окончания войны отечественная экономика, невзирая на трудности и пренебрегая другими срочными задачами, продолжала выделять в государственном бюджете средства на геологоразведку, строительство горнодобывающих и перерабатывающих предприятий, создание инфраструктуры в неосвоенных районах добычи сырья. Однако и по завершению восстановительного периода в функциях государства наряду с названными продолжили по инерции оставаться обеспечение предприятий-недропользователей кадрами, техникой, возможностями для складирования и транспортировки продукции, её целенаправленной реализации в народном хозяйстве и на внешних рынках. На основе тех же укоренившихся традиций и норм функционировали вплоть до начала 1990-х годов и другие отрасли и секторы отечественной экономики, что спровоцировало возникновение в ней застойных явлений, приведших к снижению управляемости и эффективности.

 

Развитие научной терминологии в теоретико-прикладных концепциях в третьей четверти XX века

Приблизительно в третьей четверти XX века в мировых промышленно-экономическом и предпринимательском сообществах произошло осознание того обстоятельства, что минеральное сырьё помимо невозобновляемости обладает ещё рядом характеристик, во многом делающих его уникальным видом производственных, коммерческих и потребительских ресурсов. А именно:

1) добыча МСР связана с проникновением во все среды, где такая деятельность соответствует достигнутому уровню научно-технического развития и не запрещена существующим законодательством [2];

2) по своим внушительным масштабам промышленные операции с МСР малосопоставимы с другими видами человеческой деятельности;

3) рассматриваемая деятельность по отрицательным экологическим последствиям сопоставима, а во многих случаях значительно превышает отрицательные последствия от других видов деятельности;

4) промышленные, логистические, коммерческие и другие операции с МСР и связанными с ними активами как в никакой другой деятельности становятся уделом разветвлённых транснациональных корпораций, размывающих границы между государствами и обостряющих конкурентную борьбу за обладание и распоряжение данными ресурсами.

Перечисленные особенности МСР способствовали обособлению их освоения и использования как сферы народнохозяйственной деятельности, отличающейся комплексностью, разносторонностью и взаимосвязанностью составляющих её разнообразных процессов. В мировой экономике и связанных с ней разделах науки за данной деятельностью закрепилось название “управления минеральными ресурсами” – Mineral Resources Management (MRM). По ориентировочным оценкам в англоязычной литературе данный термин появился в третьей четверти XX века. Во всяком случае, ещё на 25-м Международном геологическом конгрессе, прошедшем в австралийском Сиднее в 1976 г., обсуждалось состояние MRM в развивающихся странах [3].

Знаковым событием в становлении и развитии соответствующего научного направления явилось начало публикации в 1985 г. в Польше теоретического и научно-прикладного журнала Gospodarka Surowcami Mineralnymi (Mineral Resources Management), являющегося в настоящее время единственным периодическим изданием. Вряд ли является случайным совпадением также выход в том же году совместной теоретико-прикладной работы большого коллектива советских и венгерских авторов [4], посвящённой рассматриваемой тематике. Примечательно, что в этой работе, по-видимому, впервые в отечественной научной литературе применён термин минералопользование (МП), не уступающий по широте охвата и многим аспектам содержания англоязычному MRM и его дериватам.

 

Развитие теоретико-прикладных концепций эффективного минералопользования: зарубежный опыт

Упоминавшаяся “Экономика исчерпаемых ресурсов” является типичным примером узкоспециализированных редукционистских теорий, поскольку её приверженцы надеются справиться со сложным “гордиевым узлом” трудностей и проблем, сопровождающих освоение и использование природного сырья, с помощью разновидностей так называемых “производственных функций” – экономико-математических моделей, связывающих между собой объёмы выпуска и коммерческую реализацию сырьевой продукции, а вместе с тем и получаемый финансовый доход, с численными изменениями немногих производственных факторов, таких как капитальные или текущие финансовые вложения в производство, его обеспеченность техникой, рабочей силой и т. п.

В противовес данной теории системные представления, обозначаемые термином MRM, были изначально нацелены на возможно более полный охват факторов, воздействующих на производство, реализацию и использование МСР. В ориентирующихся на рыночную модель экономиках эти представления во многом соответствовали сложившейся производственно-коммерческой практике и поэтому достаточно органично интегрировались с нею.

Показательным примером аргументации, используемой сторонниками комплексного подхода к процессам освоения и использования МСР, могут быть наставления, адресуемые абитуриентам южноафриканского Университета свободного государства (University of the Free State – UFS) и объясняющие будущим студентам необходимость их подготовки по разработанной университетом программе MRM. Как утверждается в данной презентации, “добыча и переработка МСР могут быть эффективными лишь при условии функционально интегрированного управления этими процессами, основанного на широком наборе специальностей, включая горное дело, переработку, финансовый менеджмент и горное законодательство. Традиционно освоение МСР обслуживается многочисленными специальными дисциплинами, в большинстве случаев используемыми фрагментарно и разрозненно. Это ведёт к дублированию и некоординированности задач, решаемых на протяжении всей цепочки операций, начиная от добычи сырья и заканчивая получением финансового дохода. На практике это часто приводит к удорожанию организационной структуры компаний-минералопользователей” [5]. К подобной аргументации прибегают и другие авторы [6].

Согласно развёрнутому определению, предложенному в 2002 г. А.С. Макфарлейном, MRM является интегрированной деятельностью по выявлению и оценке минеральных ресурсов, планированию их оптимального освоения для получения качественных продуктов, удовлетворяющих бизнес-целям компании и требованиям потребителей в условиях динамичного окружения” [7, p.188]. Практические усилия этого автора по внедрению его разработок в ряде африканских MRM-компаний показали, что как предлагаемый им вариант концепции “эффективного управления минеральными ресурсами” (Effective Mineral Resources Management – EMRM) и соответствующей ей системы, так и некоторые конкурирующие варианты систем, создаваемых на основе родственных концепций, сталкиваются с трудностями реализации, в частности, вызванными боязнью нововведений со стороны топ-менеджеров компаний и их скептическим отношением к возможностям предлагаемых MRM-систем. В свою очередь, само это негативное отношение зачастую бывает оправданным из-за отсутствия механизмов, позволяющих точно и надёжно оценивать экономический эффект, получаемый от внедрения таких систем.

В научных, производственных и рекламных материалах, подготовленных компаниями и отдельными авторами, кроме названных присутствуют и другие варианты описания деятельности, обозначаемой как MRM. По существующим определениям, а также профильным самоописаниям компаний, наиболее распространено понимание сущности MRM как деятельности, обеспечивающей получение его субъектами максимальных коммерческих выгод для себя, выражающихся, как правило, в увеличении корпоративной финансовой прибыли и уменьшении операционных и других издержек. Например, согласно определению так называемого “управления минеральными ресурсами полного (сквозного) цикла” – Mineral Resource Throughput Management (MRTM), под последним понимается “уникальная бизнес-концепция, основанная на взаимном согласовании процессов и функций и нацеливаемая на оптимальные сквозные результаты. Общая цель применения концепции и связанных с ней научных дисциплин – в максимизации доходов и/или снижении расходов” [8].

По свидетельству компании BMG Consulting Pty Ltd, за счёт организации своей деятельности на основе внедрённой системы MRTM в более чем 80 % случаев достигнуты: 1) 20-процентное с лишним улучшение показателей финансовой отчётности EBIT и NPV; 2) повышение коэффициентов использования проектной мощности горнодобывающих предприятий с 50 до 80 %; 3) снижение вариабельности их производственных показателей со считающихся допустимыми более чем 20 до 10 и менее процентов [9].

Наблюдающийся в последнее время стремительный рост популярности комплексных представлений об управлении минеральными ресурсами в значительной мере связан с появлением разновидностей научно-прикладных концепций, в разной степени учитывающих системную природу этих процессов, а также с разработкой и широким внедрением автоматизированных систем, построенных на использовании новейших компьютерно-информационных технологий, приносящих реальные плоды в оптимизации управления данными процессами и за счёт этого в существенном повышении их эффективности. В качестве иллюстрации на Рисунке 1 приведена укрупнённая блок-схема автоматизированной MRM-системы, разработанной и применяющейся компанией MineRP [10].

 

Блок-схема автоматизированной системы полидисциплинарного интегрированного управления минеральными ресурсами, разработанной и применяющейся компанией MineRP

Рисунок 1 – Блок-схема автоматизированной системы полидисциплинарного интегрированного управления минеральными ресурсами, разработанной и применяющейся компанией MineRP

 

Судя по циркулирующей в Интернете информации, за последние 2–3 года количество публикаций, посвящённых деятельности производственных, исследовательских и консалтинговых фирм, органов управления государственного и муниципального уровней, территориальных, национальных и межнациональных проектов, нацеливаемых на повышение эффективности использования сырьевых и промышленных потенциалов соответствующих территорий на основе идей эффективного управления минеральными ресурсами, возросла ориентировочно на порядок. Это в значительной мере стало следствием появления новых подразделений, лабораторий, фирм и массовой переориентации существовавших, занимавшихся ранее преимущественно информационным обеспечением предприятий-минералопользователей, к комплексному многоаспектному консультированию, а также разработке и реализации соответствующих проектов, направленных на повышение эффективности функционирования MRM-объектов различных организационных уровней. К настоящему времени подобные компании одинаково успешно функционируют как в крупных и экономически развитых, так и в небольших развивающихся странах и регионах мира. Идеями MRM и их воплощениями в высокотехнологичных системах управления на различных организационных уровнях охвачены, в том числе за счёт деятельности транснациональных корпораций, подавляющее число стран, располагающих запасами природных МСР и в промышленных масштабах ведущих их освоение. Страны прежнего Социалистического содружества и бывшие советские республики также в своём большинстве не сторонятся этих идей и соответствующих технико-управленческих решений.

 

Особенности российского опыта управления минерально-сырьевым комплексом: теоретико-методологические и прикладные результаты

Как отмечено выше, СССР наряду с Польшей и Венгрией вступили в импровизированный клуб последователей рассматриваемого теоретического и научно-прикладного направления в середине 1980-х годов. К сожалению, в соответствующей премьерной публикации [4] не было определено содержание, вкладываемое авторами во вводимые ими понятия, при этом особенности самой публикации не позволили сделать это позднее. По-видимому, данное обстоятельство явилось одной из причин, блокировавших в течение ряда лет и до сих пор затрудняющих широкую популяризацию новых представлений и связанных с ними работ по созданию и реализации передовых концепций.

Нет смысла отрицать успехи, которых отечественная горнодобывающая промышленность продолжает добиваться в принципиально новых условиях, созданных переходом российской экономики к рыночной модели хозяйствования. Выступая 22 сентября 2016 г. с кратким ответным словом по поводу получения правительственной награды из рук Президента РФ, бывший министр угольной промышленности СССР академик РАН Ю.Н.Малышев назвал целый ряд фактов, свидетельствующих о впечатляющем технологическом прогрессе в отечественной угольной промышленности, достигнутом на протяжении последних лет [11]. В частности, были перечислены рост объёмов производства, освоение новых крупных угольных месторождений, значительное повышение производительности труда, многократное снижение производственного травматизма. Аналогичными успехами могут гордиться и другие отрасли, входящие в МС-сектор отечественной экономики. Однако успехами, достигнутыми за счёт совершенствования технологий освоения МСР и проведённой в МС-отраслях реструктуризации, вряд ли оправдывается продолжающее накапливаться отставание России в управлении этими процессами на различных организационных уровнях.

Система управления освоением и использованием МСР, существующая в настоящее время в России на федеральном уровне, упрощённо изображена на Рис. 2.

 

Укрупненная схема существующей структуры управления российским минерально-сырьевым комплексом

Рисунок 2 –Укрупненная схема существующей структуры управления российским минерально-сырьевым комплексом [12, с.70]

 

В отличие от упоминавшихся стран-членов бывшего Социалистического содружества в СССР и его правопреемнице России производственно-коммерческие операции с минеральным сырьём по упорно сохраняющейся традиции неизменно связываются исключительно с освоением подземного пространства – недропользованием. Существует федеральное агентство Роснедра, на которое вкупе с его территориальными подразделениями возложены задачи по управлению недропользованием на соответствующих организационных уровнях. Функционируют научно-исследовательские организации и учебные заведения, учредительными документами и программами которых предусматривается изучение вопросов недропользования, включая попутно и освоение минерального сырья. Издаются журналы, специализирующиеся на проблемах недропользования и рассматриваемой в качестве одной из его составных частей горнодобывающей промышленности.

На настоящий момент единственным специализированным российским периодическим изданием, судя по названию посвящённым именно проблемам минералопользования, мог бы стать выпускаемый издательством “Геоинформ” журнал “Минеральные ресурсы России. Экономика и управление”. Парадокс состоит в том, что по крайней мере на протяжении последних полутора десятков лет термин минералопользование на страницах этого журнала фигурирует лишь в материалах, опубликованных недавно автором настоящей статьи [12], тогда как количество случаев появления здесь за тот же период термина недропользование с трудом поддаётся подсчёту. Аналогичная ситуация сложилась в популярных российских изданиях “Горный журнал”, “Вестник ВУЗов. Горный журнал”, ГИАБ, и в ряде других [13–15].

Между тем такое некритичное и безоговорочное следование устоявшейся традиции, в значительной мере устаревшей и неадекватной современному уровню организации промышленного производства, является очевидным тормозом развития минерально-сырьевого сектора, а вместе с ним и всей отечественной экономики, которая в частности и по этой причине уже не один год балансирует на грани скатывания в кризисное состояние. Как справедливо подчёркивают авторы [16, с.2], “в современных условиях сохранение действующей модели управления … содержит в себе угрозу для безопасности всего государства”.

Реальная попытка поворота отечественного минерально-сырьевого комплекса на путь развития, отвечающего требованиям современной экономики, произошла в начале 1990-х годов. Вслед за принятием Россией решения о переводе её экономики на рыночную модель хозяйствования Институт горного дела ДВО РАН выступил тогда с достаточно смелой для того времени инициативой выделения особой проблемной области исследований, нацеленной на создание концепций, теорий, а в перспективе – широкого научного направления, обозначенного первоначально как рациональное минералопользование [13]. К сожалению, проводимые институтом исследования в обозначенном направлении на начальном этапе характеризовались неоправданной абстрактностью исходных представлений об объекте и предмете научных поисков, излишней широтой охватываемых исследованием областей и, как следствие, выбором неоптимальных, а в чём-то и ошибочных векторов продвижения в их рамках.

Исходя из этого, включённые в тематику НИР института исследования изначально разделились на два существенно различающихся направления, концентрирующихся на формулировании и обосновании соответствующих концепций. В рамках заведомо холистского универсального направления, рассчитанного на максимально широкий охват всех аспектов предмета исследования, минералопользование было предложено рассматривать как явление планетарного масштаба, проникающее в важнейшие сферы общественной жизни и взаимодействующее со многими областями науки, техники, производственной, общественной и бытовой деятельности. В альтернативном, умеренно редукционистском институциональном направлении был выбран вариант чёткой спецификации предмета исследований и строгого ограничения его проблемами институционально-организационной структуры МП, включая закономерности её функционирования и развития в разных социально-экономических условиях [17].

Среди важнейших теоретико-методологических и прикладных результатов, достигнутых в рамках продолжающих разрабатываться концепций, можно назвать [14; 15; 18]

  • установление объективной системной природы современных процессов минералопользования, охватывающих полный экономический цикл «освоение — коммерческая реализация — промышленноеиспользование минерального сырья»;
  • обоснование необходимости выбора комплексной методологии и полидисциплинарного подхода к исследованиям, направленным на изучение процессов МП и их оптимизацию;
  • пополнение, конкретизацию и уточнение понятийно-терминологического аппарата, используемого в новых областях познания и практической деятельности:
  • построение большого количества классификационных схем, углубляющих знания об объектах минералопользования и отражающих их вещественный состав, агрегатное состояние, особенности локализации, варианты технологий промышленного освоения;
  • построение теоретических обобщающих схем, отражающих этапность технологических процессов минералопользования и характер исследовательских и производственных задач, решаемых на каждом из выделенных этапов;
  • создание формализованных моделей, отражающих институциональную, организационную и функциональную структуру МС-секторов экономики, процессов их реформирования и реструктуризации;
  • выявление важнейших факторов и тенденций, воздействующих на процессы минералопользования, установление их многоуровневой структуры и особенностей проявления на мировом, национальном и региональном уровнях;
  • разработку и совершенствование формально-логических, математических и программных средств, пригодных для использования в развиваемой и смежных областях исследований.

Перечисленные результаты отражены в десятках публикаций, в том числе авторских, и в настоящее время используются в качестве учебных пособий. Среди них – предложенная и развиваемая профессором Секисовым Г.В. новая учебная дисциплина “Рациональное минералопользование”. Кроме того, в ходе описываемых исследований разработаны информационно-аналитические и рекомендательные материалы, переданные в разные годы государственным органам управления минерально-сырьевыми отраслями российской экономики на региональном и федеральном уровнях.

Одним из наиболее слабых мест в описываемых отечественных исследованиях является недостаточное освещение их хода и результатов в популярных научных изданиях, особенно зарубежных. Как следствие авторы многих зарубежных исследований и разработок, в том числе упоминавшихся выше, зачастую позиционируют себя в роли первооткрывателей идей и создателей концепций, значительно раньше предложенных, обоснованных и разработанных в описываемых отечественных исследованиях. Ссылки же на последние появляются лишь эпизодически и не отражают в полной мере вклад российских R&D в развитие и воплощение идей эффективного управления минералопользованием. Тем не менее, хронологический приоритет российской науки в выдвижении, обосновании и концептуальном оформлении рассматриваемых идей и разработок может быть прослежен и подтверждён по целому ряду публикаций российских авторов, в том числе вышедших за рубежом [19–20].

К сказанному следует добавить, что описанные в статье исследования и разработки, направленные на создание и реализацию концепций эффективного минералопользования, не исчерпывают всего спектра научно-прикладных поисков, ведущихся в обозначенных направлениях в России. Существенный интерес представляют, например, проводимые в Национальном минерально-сырьевом университете “Горный” работы по развитию исследовательского направления и научной школы “Рациональное недропользование”. Не менее значимым может оказаться предложение Института экономических проблем Кольского НЦ РАН [21] по созданию и развитию региональных инновационных систем (РИС), призванных реализовать высокий инновационный потенциал региональных МСК и российского минерально-сырьевого комплекса в целом. Вместе с тем сохраняют актуальность опасность развития экономики страны по сценарию “голландской болезни” и другие проблемы, связанные с несистемным слабоконтролируемым производством МСР [22–23].

 

Выводы

  1. Сложившиеся в середине ХХ века представления о минералопользовании как совокупности взаимосвязанных процессов, охватывающих стадии освоения, коммерческой реализации и промышленного использования минерального сырья, в настоящее время находят универсальное признание и воплощаются в большинстве стран-продуцентов и потребителей данных ресурсов.
  2. Расширяющееся и набирающее силу движение, нацеленное на оптимизацию перечисленных процессов, сопровождается появлением новых вариантов теоретико-прикладных концепций эффективного минералопользования. Последние реализуются в высокотехнологичных научно-технических разработках и дают наглядные положительные результаты.
  3. Россия, располагающая уникальным минерально-сырьевым потенциалом и солидным опытом его освоения, является одним из инициаторов и лидеров названных инновационных исследований и разработок. Научные концепции, предложенные и разрабатываемые здесь на протяжении десятков лет, обогащают теорию и способствуют продвижению идей эффективного минералопользования в практику освоения отечественных природных богатств. Серьёзным препятствием на этом пути является преобладание устаревших представлений, сформировавшихся в начале XX века при переводе отечественной экономики на планово-командный режим управления и противоречащих курсу на рыночную модель хозяйствования, выбранному Россией в начале 1990-х годов.

 

Список литературы:

  1. Hotelling H. The economics of exhaustible resources // Journal of Political Economy. April 1931. pp. 137–175.
  2. Beck P.J. Convention on the Regulation of Antarctic Mineral Resource Activities: a major addition to the Antarctic Treaty System // Polar Record. V. 25. Issue 152. Jan.1989. pp. 19-32.
  3. Radhakrishna B.P. Mineral resource management in developing countries. – Режим доступа: http://www.geosocindia.org/index.php/jgsi/article/view/64364/50298
  4. Социально-экономические проблемы эффективного использования минеральных ресурсов / Под ред. Астахова А.С., Тота М. – М.: Недра, 1985. 275с.
  5. Programme in Mineral Resource Management. – Режим доступа: http://www.ufs.ac.za/natagri/departments-and-divisions/geology-home/academic-information/msc-(mineral-resource-management)
  6. Acheampong E. Mineral Resource Management (MRM). 1 Dec. 2004. – Режим доступа: http://www.implats.co.za/im/files/p/mineral_res_management_dec04.pdf
  7. Macfarlane A.S. Establishing a new metric for mineral resource management // The Journal of The South African Institute of Mining and Metallurgy. V. 106, March 2006. pp. 187-198. – Режим доступа: http://www.saimm.co.za/Journal/v106n03p187.pdf
  8. Westhuizen W.A., et al. Mineral resource throughput management and the “zone” – 2014. 11 p. – Режим доступа: http://natagri.ufs.ac.za/dl/Userfiles/Documents/00004/4058_eng.pdf
  9. BMG Consulting Pty Ltd. – Available at: http://bedrockmg.com/what-we-do
  10. MineRP Products. – Available at: http://www.minerp.com/#!products/nxr6b
  11. Вручение ордена Дружбы Народов. – Режим доступа: http://www.sgm.ru/776/#up
  12. Прилуков A.H. Дискуссионные проблемы российского минерально-сырьевого комплекса и инновационные направления их разрешения // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. 2014. № 4. С. 64-71.
  13. Секисов Г.В. Основные проблемы рационального минералопользования в современных условиях // Горный журнал. 1992. № 1. С. 17-24.
  14. Литвинцев В.С., Прилуков А.Н., Секисов Г.В. Научная концепция минералопользования: предпосылки возникновения и этапы становления // Горный информационно-аналитический бюллетень. 2015. Вып. 30. С. 405-416.
  15. Прилуков А.Н. Новый взгляд на минералопользование // ЭКО. 2008. № 2 (404). С. 45-62.
  16. Новоселов А.С., Маршалова А.С., Ждан Г.В. Методологические проблемы и организационная структура управления пространственным развитием регионов // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2017. № 1 (49). – Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4908/
  17. Прилуков А.Н. Системная концепция минералопользования // Экологические проблемы горного производства, переработка и размещение отходов. – М., 1995. С. 324-328.
  18. Прилуков А.Н. Методология и методический инструментарий разрабатываемой институциональной концепции минералопользования // Успехи современной науки. 2016. № 12. Т. 4. С. 10-12. – Режим доступа: http://www.modernsciencejournal.org/release/USN_2016_12_4_tom.pdf
  19. Prilukov A. Market potential of Russian and its Far Eastern region mining industries // 11th International Multidisciplinary Scientific Geoconference and EXPO. 2011. Vol. 1. pp. 831-838. – Режим доступа: http://www.sgem.org/sgemlib/spip.php?article114&lang=en
  20. Prilukov A. Peculiarities of mineral resources management systems in liberal and multistructural economies // 11th International Multidisciplinary Scientific Geoconference and EXPO. 2011. Vol. 1. pp. 877-884. – Режим доступа: http://www.sgem.org/SGEMLIB/spip.php?article120
  21. Цукерман В.А., Козлов А.А. Региональная инновационная система как инструментарий модернизации промышленности Арктической зоны Российской Федерации // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2015. № 2 (42). – Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4207/
  22. Пешков А.А., Мацко Н.А. (ИПКОН) Системный анализ проблемы экономического роста на основе развития минерально-сырьевого сектора // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2008. №3(15). 19 с. – Режим доступа: http://eee-region.ru/article/1501/
  23. Свиридов О.Ю., Некрасова И.В., Калашников В.В. Особенности и проблемы развития рынка слияний и поглощений в нефтегазовом секторе экономики России // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2016. №4(48). – Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4810/

References:

  1. Hotelling H. The economics of exhaustible resources // Journal of Political Economy. April 1931. pp. 137–175.
  2. Beck P.J. Convention on the Regulation of Antarctic Mineral Resource Activities: a major addition to the Antarctic Treaty System // Polar Record. V.25. Issue 152. Jan.1989. pp. 19-32.
  3. Radhakrishna B.P. Mineral resource management in developing countries. – Available at: http://www.geosocindia.org/index.php/jgsi/article/view/64364/50298
  4. Social’no-jekonomicheskie problemy jeffektivnogo ispol’zovanija mineral’nyh resursov / Pod red. Astahova A.S., Tota M. – M.: Nedra, 1985. 275 s.
  5. Programme in Mineral Resource Management. – Available at: http://www.ufs.ac.za/natagri/departments-and-divisions/geology-home/academic-information/msc-(mineral-resource-management)
  6. Acheampong E. Mineral Resource Management (MRM). 1 Dec. 2004. – Available at: http://www.implats.co.za/im/files/p/mineral_res_management_dec04.pdf
  7. Macfarlane A.S. Establishing a new metric for mineral resource management // The Journal of The South African Institute of Mining and Metallurgy. V. 106, March 2006. pp. 187-198. – Available at: http://www.saimm.co.za/Journal/v106n03p187.pdf
  8. Westhuizen W.A., et al. Mineral resource throughput management and the “zone” – 2014. 11 p. – Available at: http://natagri.ufs.ac.za/dl/Userfiles/Documents/00004/4058_eng.pdf
  9. BMG Consulting Pty Ltd. – Available at: http://bedrockmg.com/what-we-do
  10. MineRP Products. – Available at: http://www.minerp.com/#!products/nxr6b
  11. Vruchenie ordena Druzhby Narodov. – Available at: http://www.sgm.ru/776/#up
  12. Prilukov А.N. Debating problems of the Russian mineral resource complex and innovative ways of their solving // Mineral resources of Russia. Economics & Management. 2014. No.4. pp. 64-71.
  13. Sekisov G.V. Osnovnye problemy racional’nogo mineralopol’zovanija v sovremennyh uslovijah // Gornyj zhurnal. 1992. № 1. S. 17-24.
  14. Litvintsev V.S., Prilukov A.N., Sekisov G.V. Scientific MRM-concept: its origin prerequisites and establishment benchmarks // Mining informational and analytical bulletin. 2015. Issue 30: pp. 405-416.
  15. Prilukov A.N. Novyj vzgljad na mineralopol’zovanie // JeKO. 2008. № 2 (404). S. 45-62.
  16. Novoselov A.S., Marshalova A.S., Zhdan G.V. Methodological problems and organizational structure of the spatial development governance // Regional economy and management: electronic scientific journal. 2017. No. 1 (49). – Available at: http://eee-region.ru/article/4908/
  17. Prilukov A.N. Sistemnaja koncepcija mineralopol’zovanija // Jekologicheskie problemy gornogo proizvodstva, pererabotka i razmeshhenie othodov. – M., 1995. S. 324-328.
  18. Prilukov A.N. Methodology and methodic toolkit of institutional MRM-conception being developed // Uspehi sovremennoj nauki. 2016. No.12. T.4. pp. 10-12. – Available at: http://www.modernsciencejournal.org/release/USN_2016_12_4_tom.pdf
  19. Prilukov A. Market potential of Russian and its Far Eastern region mining industries // 11th International Multidisciplinary Scientific Geoconference and EXPO. 2011. Vol. 1. pp. 831-838. – Available at: http://www.sgem.org/sgemlib/spip.php?article114&lang=en
  20. Prilukov A. Peculiarities of mineral resources management systems in liberal and multistructural economies // 11th International Multidisciplinary Scientific Geoconference and EXPO. 2011. Vol. 1. pp. 877-884. – Available at: http://www.sgem.org/SGEMLIB/spip.php?article120
  21. Cukerman V.A., Kozlov A.A. Regional innovation system as a tool of industrial modernization of the Russian Arctic // Regional economy and management: electronic scientific journal. 2015. No.2 (42). – Available at: http://eee-region.ru/article/4207/
  22. Peshkov A.A., Matsko N.A. System analysis of the problems of economic growth based on the development of the mineral sector // Regional economy and management: electronic scientific journal. 2008. № 3 (15). – Available at: http://eee-region.ru/article/1501/
  23. Sviridov O.Ju., Nekrasova I.V., Kalashnikov V.V. Features and problems of market development of mergers and acquisitions in the oil and gas sector of the Russian economy // Regional economy and management: electronic scientific journal. 2017. No. 4 (48). – Available at: http://eee-region.ru/article/4810/

Экономика природопользования