Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (48), 2016

Проблемы геоэкономического пространства Арктической зоны РФ

Problems of geo-economic space of the Arctic zone the Russian Federation

Авторы


кандидат экономических наук, доцент кафедры «Финансы и кредит»
Россия, Нижегородский институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
strash@mail.ru

Аннотация

В статье проанализировано геоэкономическое положение Арктической зоны РФ и выделены основные кластеры, такие как демографический; финансовый; инфраструктурный. Арктическая зона рассматривается как особый объект государственного регулирования. В процесс разработки геоэкономических стратегий Арктических территорий России вовлекаются крупные корпорации и малый бизнес всех без исключения отраслей. Целенаправленно ориентировать, скоординировать и стимулировать такую содержательно различную деятельность можно только при наличии созданного для решения таких задач программно-целевое управление.

Ключевые слова

геоэкономическое пространство, Арктическая зона, арктические регионы, геоэкономические риски, геоэкономические риски Арктической зоны, экономика региона, социально-экономическое развитие Арктической зоны

Финасирование

Статья подготовлена на основе научных исследований, выполненных при финансовой поддержке гранта Российского научного фонда (проект №14-38-00009). Программно-целевое управление комплексным развитием Арктической зоны РФ. Санкт Петербургский государственный политехнический университет Петра Великого

Рекомендуемая ссылка
Красулина Оксана Юрьевна
Проблемы геоэкономического пространства Арктической зоны РФ// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (48). Номер статьи: 4848. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4848/
Authors

Krasulina Oksana Jur'evna
PhD, assistant professor of "Finance and Credit"
Russia, Nizhny Novgorod Institute of Management - a branch of the Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation
strash@mail.ru

Abstract

The article analyzes the geo-economic position of the Arctic zone of the Russian Federation and the basic clusters, such as demographic; financial; infrastructure. Arctic Zone is considered as a special object of state regulation. In the process of developing geoeconomic strategies Russian Arctic territories involved large corporations and small businesses of all sectors, without exception. Purposefully orientate, coordinate and stimulate such a meaningful variety of activities only if you have created for tasks such program-targeted management.

Keywords

geo-economic space, the Arctic zone, arctic regions, geo-economic risks, geo-economic risks of the Arctic zone, the region's economy, the socio-economic development of the Arctic zone

Project finance

Article is based on research carried out with the financial support of the grant of the Russian Scientific Fund (project №14-38-00009). Programme-oriented management of complex development of the Arctic zone the Russian Federation. St. Petersburg State Polytechnic University, Peter the Great

Suggested Citation
Krasulina Oksana Jur'evna
Problems of geo-economic space of the Arctic zone the Russian Federation. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (48). Art. #4848. Date issued: 2016-12-21. Available at: http://eee-region.ru/article/4848/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Геоэкономическое пространство – есть результат эволюции экономического пространства, под воздействием внешних процессов.

В этой связи можно вспомнить «пространственную парадигму» академика А. Г. Гранберга, согласно которой: «Экономика России — не монообъект, а многорегиональный организм, функционирующий на основе вертикальных (центр— регионы) и горизонтальных (межрегиональных) экономических, социальных и политических взаимодействий и входящий в систему мирохозяйственных связей». Он указывал, что в рамках этой пространственной парадигмы ключевой проблемой исследований и государственной политики является разумное сочетание регионального многообразия, целостности национального пространства и его интеграции в глобализирующийся мир.

Арктическая зона важна для России, наряду с природно-ресурсным потенциалом, трудовой потенциал также является важнейшим элементом экономического развития. В связи с природными особенностями региона особенно важным является сохранение и преумножение человеческого капитала Арктических территорий.

 

Геоэкономическое пространство Арктической зоны: необходимость перехода к инновационному развитию экономики

Анализируя экономические аспекты Севера Росси можно понять, что большая часть  трудоспособного населения и соответственно производство находятся в европейской части. В настоящее время практически одинаковый удельный вес в промышленности Арктической зоны имеют: добыча полезных ископаемых и биоресурсов; производство и распределение электроэнергии; обрабатывающее производство. Отдельные Арктические регионы имеют явно выраженную производственную или добывающую направленность. Например, Архангельская область и Республика Карелия – это в основном обрабатывающие производства, а в Республике Коми — это добыча полезных ископаемых.

Общая тенденция резкого спада во всей Арктических территориях России имеет строительный сектор, и реального оживления здесь пока не ожидается даже в связи с прогнозируемым масштабным освоением арктического шельфа. Экономика Арктической зоны имеет высокий уровень износа основных фондов и низкую инновационную активность.

В условиях глобализации и инновационного развития экономики минерально-сырьевой сектор в технологическом отношении достаточно наукоемкий, усложняющиеся технологии призваны облегчить добычу и экологическую составляющую региона. Можно утверждать, что нефтегазовая промышленность – это наукоемкий продукт. Также и морская разведка и освоение морских объектов сырья является инновационным высокотехнологичным процессом. Следовательно, перевод экономики России в освоении Арктической зоны на инновационный путь развития необходим. В этой связи утверждение многих исследователей, что Арктические территории имеют в большей степени только сырьевую направленность является заблуждением, необходим инновационно-инвестиционный прорыв поскольку надежными системами крупномасштабной добычи и транспортировки углеводородов в условиях Арктики пока не обладает ни одна страна. В условиях изменяющейся технологической, институциональной, экономической среды необходимо программно-целевое управление комплексным развитием Арктической зоны РФ [1,с.133]

Природные богатства Российской Арктической зоны и повышение роли транспортного потенциала в связи с климатическими изменениями требуют от России интенсивных действий для реализации и защиты своих национальных интересов. Прежде всего Северный морской путь, по нему проходят кратчайшие пути между рынками северо-западной Европы и рынками азиатско-тихоокеанского региона. Северный морской путь играет важную роль в транспортной связанности европейской и дальневосточной частей России, осуществлении северного завоза, круглогодичном вывозе на побережье углеводородов из месторождений в Баренцевом, Печерском и Карском морях, перевозке грузов Норильского горно-металлургического комбината.

Для дальнейшего интенсивного развития Арктической зоны необходимо инновационное развитие экономики: новые технологии, повышение производительности труда; расширение доступного объема факторов производства.

 

Социальные условия Арктической зоны

Арктическая зона России обладают значительным человеческим потенциалом, который адаптирован к жизни и работе в экстремальных условиях. Для устойчивого развития Арктической зоны России имеются все возможности это и квалифицированные кадры, уникальный природно-ресурсный потенциал, культурный потенциал, имеющийся индустриальный комплекс. Таким образом, необходимо разработать механизм программно-целевого управления для решения задач общенационального характера.

Постоянно проживающее население Арктической зоны России невелико: из 517млн.человек 8-ми арктических стран в экстремальных условиях высоких арктических широт постоянно проживает менее одного процента северян (0,88%). Население внутренних арктических губерний, провинций, штатов, областей, автономных округов, муниципалитетов всех восьми приактических стран составляет 4,6 млн.человек, в том числе в Российской Арктике проживает 2,5 млн или более 54%, а во всех остальных приактических странах – 2,1 млн.человек (рис.1).

 

Численность населения Арктики

Рис.1 Численность населения Арктики*, тыс. чел.

* За основу при подсчете численности населения Арктической зоны РФ взят состав, определенный  в проекте федерального закона «Об Арктической зоне Российской Федерации» [6,5] как наиболее полный, включающий частично или полностью территории 9 субъектов РФ

 

В России для северян, проживающих в АЗРФ, в два раза больше (1,7%), чем в среднем по Арктике. Таким образом, по сравнению с другими северными странами имеется преимущество в численности населения тем не менее  с 1990гг. произошло уменьшение населения, тогда как в зарубежной Арктике численность населения выросло. В результате деловой центр штата Аляска г. Анкоридж по населению вплотную приблизился к г. Мурманску.

Соотношение размера Российской Арктики и населения при этом нельзя назвать благоприятным. Территориальный потенциал Российской Арктики огромен: 4,3 млн.кв.км или четвертая часть всей площади России (17,1 млн.кв.км). При этом по данным Федеральной службы государственной статистики все регионы арктической зоны относятся к слабозаселенным с низкой плотностью населения. Наибольшая плотность среди арктических регионов характерна для наиболее экономически развитых районов Европейского Севера.

Средний показатель плотности населения для арктических регионов составляет 0,88 человек на кв.км. Это меньше среднероссийского показателя в 9,5 раз [2].

 

Геоэкономические риски Арктической зоны

Экономика Арктической зоны носит преимущественно экспортно-сырьевой характер.  Уклад арктических экономик это монопрофильное производство и в случае ухудшения конъюнктуры внешнего рынка сырьевых ресурсов создает угрозы структурного кризиса и служит постоянным поводом для политических, социальных и бюджетно-финансовых перенапряжений, что особенно остро проявляется в моногородах (протяженность автомобильных дорог с твердым покрытием в Республике Саха (Якутия) составляет менее 2 тыс. км). В Арктике моногорода размещены неравномерно, 16 моногородах проживает 40% населения АЗРФ:

  • в Мурманской области — Кировск, Ковдор, Мончегорск, Снежногорск, Полярные Зори;
  • в Ямало-Ненецком автономном округе – Губинский, Надым, Новый Уренгой, Ноябрьск;
  • в Архангельской области — Новодвинск, Северодвинск, Онега;
  • в Республики Коми — Воркута, Инта, Емва;
  • в Красноярском крае расположен один крупнейший моногород–Норильск.

Основу экономики большинства моногородов АЗРФ представляют отрасли экспортно-сырьевой ориентации, которые наиболее зависят от внешнего фактора. Однако степень зависимости и возможности парирования рисков внешней среды имеют свои отраслевые различия. (таб.1).

 

Таблица 1. Геоэкономические риски экспортно-сырьевых монопрофильных городов Арктической зоны России

Подтип геоэкономических рисков Геоэкономический риск Геоэкономические риски моногородов промышленной специализации
NGMT HMT CMT MMT
Глобальная вовлеченность (интернационализация) Влияние конъюнктуры мировых цен на доходы бюджета +++ ++ ++++ ++
Монофункциональность ++++ +++ ++++ +++
Экономическая зависимость Чрезмерная зависимость от инвестиционных потоков и экспортно-импортных поставок +++ ++++ +++ +++
Цикличность мировой экономки Утрата позиций на мировом рынке стратегического сырья ++++ ++ +++ ++
Угроза выступлений в результате задержек заработной платы и сокращение работников ++ +++ ++++ ++
Угроза дальнейшего социального расслоения ++ ++ +++ +++
угроза прироста рабочей силы и уровня квалификации рабочих кадров + ++++ ++++ ++
Угроза обезлюдивания территорий вследствие демографических и социально-экономических причин + +++ ++++ +++

NGMT – нефтегазодобывающие моногорода; HMT – горно-химические города; CMT – угольные города; MMT – металлургические города.

 

Анализируя данные таблицы можно сказать, что наиболее высокие риски  имеют угольные моногорода и горно-химические моногорода, промышленная специализация которых ориентирована на производство довольно ограниченной продукции  — нефелинов, апатитового сырья и каменного угля.

Для уменьшения геоэкономических рисков необходимо диверсифицировать экономику региона, с помощью государственной поддержки (так арктические регионы перечисляют в федеральный бюджет больше, чем получают в виде обратных трансфертов), частных инвестиций и государственно-частного партнерства. Низкий уровень инфраструктуры на российской территории серьезно сдерживает реализацию инвестиционных проектов, в том числе в части освоения арктического шельфа.

 

Государственное регулирование и поддержка развития геоэкономического пространства Арктической зоны

Совершенно очевидно, что Арктическая зона — особый объект государственного регулирования, т.е. необходимо привлекать как бюджетные так и внебюджетные средства. В процесс разработки геоэкономических стратегий Арктической зоны России вовлекаются крупные корпорации и малый бизнес всех без исключения отраслей. Целенаправленно ориентировать, скоординировать и стимулировать такую содержательно различную деятельность можно только при наличии созданного для решения таких задач программно-целевое управление. [3, 159с.]

Главной же целью государственного регулирования и поддержки является создание условий для развития человеческого потенциала. Интеллектуальные и творческие качества человека должны выступить главной силой как общественного, так и экономического прогресса. В 90-е годы экономика Арктической зоны подверглась многочисленным изменениям, связанным с распадом  Советского Союза, а затем  и преобразованиями  в новой России. В кризисный период проблемы Арктической зоны были практически забыты в свете многочисленных экономических и политических потрясений. Жители Арктической зоны испытали на себе все тяжелейшие последствия переходного периода. Все государственные программы развития северных территорий были прекращены, новые программы длительное время не появлялись. Оставшись без поддержки Арктические территории не только не развивались, но напротив, шли процессы разрушения сложившейся инфраструктуры, транспортных связей, предприятий. Это, конечно же, сказывалось и на социальной сфере. В арктических поселках началась целая череда аварий в сфере ЖКХ, которые приводили к полной заморозке поселков и даже жертвам среди жителей. Социальная и транспортная инфраструктуры страны не функционировали.

Надбавки к заработной плате в условиях высокой инфляции потеряли свою стимулирующую роль. Все это и повлекло за собой высокую миграцию.

В итоге, была свернута большая часть промышленных производств. Население некоторых арктических районов сократилось на 80%: остались на Арктических территориях преимущественно представители коренных народов Севера. Оставшееся население занято в основном в бюджетной сфере, торговле, сельском хозяйстве, традиционных промыслах. При этом объемы производства крайне малы и сохраняется высокая зависимость от государственной поддержки.

В последнее время наметился растущий интерес к Арктической зоне связанный, прежде всего, с освоением минерально-сырьевой базы региона. Был принят целый ряд нормативных актов и программ, призванных обеспечить развитие Российской Арктики. На сегодняшний день работает 13 государственных программ, так или иначе направленных на реализацию задач развития Арктической зоны. При этом до сих пор нет легитимного определения арктической зоны, нет отдельной нормативной базы обеспечения социально-экономического развития Арктической зоны России. Однако нормы, регулирующие общественные отношения, социально-экономического характера на Крайнем Севере в целом (в который входят и приарктические территории РФ), представлены почти в сотне федеральных законов [4].

21 апреля 2014 г. было подписано Постановление Правительства Российской Федерации от № 366 г. «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года»». Данная программа была принята во исполнение подписанной Президентом «Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года». На сегодняшний день эти документы можно считать основополагающими для Арктических территорий, поскольку в них закладываются приоритеты развития на ближайшую перспективу.

Анализ данных документов позволил выявить ряд существенных недостатков, которые могут негативно повлиять на эффективность реализации программы и достижение поставленных целей. Во-первых, в «Стратегии…» можно найти огромный перечень приоритетов, взятый из других действующих целевых программ, стратегий и концепций развития. Слишком большое количество приоритетов существенно снижает их ценность. Вместо целевой, программа становится многоцелевой. При этом временной период, на который она рассчитана, можно считать среднесрочным. Ограниченное финансирование неограниченных целей приведет, скорее всего, к распылению ресурсов и не позволит достигнуть реальных результатов.

Вторая негативная тенденция: преимущественное внимание в рамках программы крупным сырьевым проектам. Очевидно, что крупный топливно-энергетический бизнес нуждается в поддержке государства существенно меньше, чем население, социальная и бизнес среда арктических поселений. При этом комплексное социально-экономическое развитие Арктики существенно больше отвечает стратегическим интересам России, чем вахтовый метод, наиболее дешевый и удобный для реализации крупных сырьевых, топливно-энергетических проектов.

Гораздо более эффективным представляется сформировать в рамках программы не абстрактный план, а конкретный перечень работ с указанием мероприятий и объемом инвестиций, уделив при этом максимальное внимание решению социальных проблем арктического населения, повышению качества жизни. Акцент на развитие человеческого капитала Арктики может дать существенный не только социальный, но и экономический эффект.

 

Вывод

Значение Арктической зоны России важно не только для российского общества, но и для мирового сообщества и эти территории остаются остропроблемной зоной. Международные тенденции в этом мегарегионе существенно отличаются от отечественных практически по всем направлениям. России необходимо уделить большое внимание таким факторам как: демографический; финансовый; инфраструктурный.

 

 

Литература

  1. Теория и практика комплексного развития Арктической зоны РФ: Монография/ В.Н. Борисов, Н.И. Диденко, Н.И. Комков, Б.Н. Порфирьев, В.Н.Лексин, Д.Ф. Скрипнюк. – СПб.: Издательство Политехнического ун-та, 2015. – 192с.
  2. Федеральная служба государственной статистики. Население. [Электронный ресурс] Режим доступа:http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography (дата обращения 15.01.2016)
  3. Красулина О.Ю. Проблемы освоения Арктической зоны// Ученые записки Т.13 – Н.Новгород: НИУ РАНХиГС, 2015.- 504с.
  4. Проект ФЗ «Об Арктической зоне Российской Федерации» от 23 января 2013г. // Консультант Плюс: некоммерческая версия [Электронный ресурс] Режим доступа: http//base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?red=doc;base=PRJ;n=102357 (дата обращения 03.01.2016).

 

 

References

  1. Teorija i praktika kompleksnogo razvitija Arkticheskoj zony RF: Monografija/ V.N. Borisov, N.I. Didenko, N.I. Komkov, B.N. Porfir’ev, V.N.Leksin, D.F. Skripnjuk. – SPb.: Izdatel’stvo Politehnicheskogo un-ta, 2015. – 192s.
  2. Federal’naja sluzhba gosudarstvennoj statistiki. Naselenie. [Jelektronnyj resurs] Rezhim dostupa:http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography (data obrashhenija 15.01.2016)
  3. Krasulina O.Ju. Problemy osvoenija Arkticheskoj zony// Uchenye zapiski T.13 – N.Novgorod: NIU RANHiGS, 2015.- 504s.
  4. Proekt FZ «Ob Arkticheskoj zone Rossijskoj Federacii» ot 23 janvarja 2013g. // Konsul’tant Pljus: nekommercheskaja versija [Jelektronnyj resurs] Rezhim dostupa: http//base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?red=doc;base=PRJ;n=102357 (data obrashhenija 03.01.2016).

 

Пространственная экономика