Региональная экономика и управление: электронный научный журнал // Номер журнала: №4 (48), 2016

Социально-экономическая дифференциация населения в Российской Федерации: бедность, региональный аспект

Socio-economic differentiation of the population in the Russian Federation: the poverty, the regional aspect

Авторы


доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой мировой экономики и экономической теории
Россия, Волгоградский государственный технический университет
mamol4k@yandex.ru


аспирант, кафедра Мировой экономики и экономической теории
Россия, Волгоградский государственный технический университет
klimkova-ksenia@mail.ru

Аннотация

В статье рассматривается социально-экономическая дифференциация населения, в частности одно их ее явлений бедность, с точки зрения институционального подхода. Выявлены эндогенные институциональные основания существования социально-экономической дифференциации. Рассмотрены причины межрегиональной дифференциации населения в РФ, в частности проведен анализ состояния социально-экономической дифференциации в Волгоградской области. На основе данных исследования сделаны выводы о причинах социально-экономической дифференциации и предложены пути их преодоления.

Ключевые слова

социально-экономическая дифференциация населения, межрегиональная дифференциация населения, Волгоградская область, бедность, экономическая бедность, социальная бедность, институциональный подход

Рекомендуемая ссылка
Шаховская Лариса Семёновна , Климкова Ксения Олеговна
Социально-экономическая дифференциация населения в Российской Федерации: бедность, региональный аспект// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (48). Номер статьи: 4840. Дата публикации: . Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4840/
Authors

Shahovskaja Larisa Semjonovna
Doctor of Economics, Professor, Head of the Department of World Economy and Economic Theory
Russia, Volgograd State Technical University
mamol4k@yandex.ru

Klimkova Ksenija Olegovna
postgraduate student of the Department of World Economy and Economic Theory
Russia, Volgograd State Technical University
klimkova-ksenia@mail.ru

Abstract

The article deals with the socio-economic differentiation of the population, in particular one of its phenomena of poverty, in terms of the institutional approach. Revealed the existence of endogenous institutional base of the socio-economic differentiation. The causes of inter-regional differentiation of the population in the Russian Federation, in particular the analysis of the state of socio-economic differentiation in the Volgograd region. Based on the study data made conclusions about the causes of socio-economic disparities and ways to overcome them.

Keywords

socio-economic differentiation of the population, inter-regional differentiation of the population, Volgograd region, poverty and economic poverty, social poverty, institutional approach

Suggested Citation
Shahovskaja Larisa Semjonovna , Klimkova Ksenija Olegovna
Socio-economic differentiation of the population in the Russian Federation: the poverty, the regional aspect. Regional economy and management: electronic scientific journal. №4 (48). Art. #4840. Date issued: 2016-12-16. Available at: http://eee-region.ru/article/4840/

Print Friendly, PDF & Email

Введение

Важной характеристикой любого общества  является представление в нем о бедности, как явлении социально-экономической дифференциации населения, то есть отношение к тому факту, что часть его членов имеет очень низкий, по меркам этого общества, уровень дохода. Имеется в виду тот порог в уровне доходов, ниже которого, бедные и зажиточная (благополучная) часть населения, образуют по потреблению благ и типу жизни, два разных мира.

Рассматривая эволюцию бедности, как явления социально-экономической дифференциации населения, необходимо сказать, что на каждом этапе исторического развития у основной массы бедного населения формируется особый тип поведения, выражающийся, в конечном итоге, в образовании субкультуры бедности — системы стереотипов и стандартных установок, определяющих поведение их носителя. Субкультура в процессе эволюции приобретает все более строгие, формальные рамки и, кроме того, наследуется от поколения к поколению, и потому становится основой процесса институционализации бедности.

 

Явление социально-экономической дифференциации населения в РФ: бедность

С точки зрения институциональной теории, бедность представляет собой экономический институт, который порождается, с одной стороны, нерациональностью экономического (и социального) поведения индивидуумов и домашних хозяйств, с другой — несовершенством механизмов распределения благ для удовлетворения потребностей. Бедность, как институт, имеет формальные границы, определяемые нормативно закрепленными критериями (прожиточный минимум, черта бедности). Бедность, как формальный институт, охватывает домашние хозяйства, официально признанные малоимущими и пользующиеся социальной поддержкой государства. Неформальные институциональные границы бедности, как правило, шире и охватывают, как минимум, те домашние хозяйства, чей уровень жизни не соответствует принятому в данном обществе стандарту потребления. Максимальные границы бедности как неформального института определяются самоидентификацией домохозяйств относительно своего уровня жизни. Пространственные институциональные границы бедности определяются на региональном уровне.

Основным механизмом институционализации бедности выступает субкультура бедного населения, которая играет определяющую роль в процессе ее воспроизводства. Культурные стереотипы и ценностные установки наследуются от поколения к поколению, поэтому в процессе социализации, человек, родившийся в бедности, автоматически усваивает определенные нормы поведения.

В ходе анализа  проблем бедности, российскими исследователями выявлено, что эндогенными институциональными основаниями ее существования в РФ являются:

1) Крах старых командно-бартерных институтов и медленное создание новых рыночных институтов, что привело к падению объемов производства, доходов государственного бюджета и домашних хозяйств[1];

2) Несовершенство института социального страхования: системы социальной защиты, обеспечивающей доступ к основным социальным услугам для наиболее уязвимых социальных групп[2];

3) Несовершенство рынка труда, который в силу слабой мобильности работников, функционирует лишь в ограниченной форме, что препятствует свободному движению трудовых ресурсов с целью повышения эффективности их использования[3]. Следствием несовершенства рынка труда, в свою очередь, являются:

  • появление такого социального феномена, как безработица, которая воздействует на распределение доходов в сторону углубления их дифференциации и способствуетусилению бедности;
  • чрезвычайно низкая законодательно установленная минимальная заработная плата (низкая цена труда) в РФ, не достигающая величины бюджета прожиточного минимума;
  • прожиточный минимум, обеспечивающий лишь физиологическое выживание человека;
  • несправедливая система налогообложения доходов физических лиц, не ориентированная на снижение дифференциации располагаемых доходов по сравнению с номинальными, и, следовательно, увеличивающая уровень дифференциации доходов населения и закрепляющая бедность как социально-экономический институт.

 

Межрегиональная дифференциация населения в РФ

Помимо этих общих условий, воздействующих на закрепление бедности в РФ как формального социально-экономического института, существуют так же территориальная специфика, способствующая формированию бедности в различных российских регионах. Так, серьёзную проблему представляет собой значительная межрегиональная дифференциация населения по уровню доходов. При этом статус экономического развития региона (благополучный или депрессивный регион) усугубляется условиями и факторами территориального расположения (центральные или периферийные области) и типом поселения (городская или сельская местность). Высокая межрегиональная дифференциация в РФ является следствием целого комплекса причин[4]:

  • различия в стоимости жизни и объемах потребления тех или иных товаров и услуг в различных местностях;
  • социально-экономическое развитие региона;
  • состояние внутренних рынков и регионального рынка труда;
  • степень развитости бизнес-среды и рыночной инфраструктуры;
  • отраслевая и экспортная ориентация региона и, соответственно, его инвестиционная привлекательность и конкурентоспособность;
  • степень диверсификации экономики региона.

Таким образом, в региональном аспекте бедность, как явление социально-экономической жизни региона, состоит в недопустимо низком уровне жизни населения, несоответствующем социально приемлемому уровню, обусловленному спецификой условий проживания в данном регионе, а также несовершенством, в том числе, и региональных институтов. В этой связи одной из важнейших задач государства должен являться поиск путей решения проблемы бедности в регионах России в рамках институционального подхода.

Анализируя бедность как особенность морали и ценностных установок населения России, выявлено, что она является важной частью ментальности россиян.

С развитием рыночных отношений в России наблюдается четкая дифференциация населения на богатых, средний класс и бедных. При этом характеризуя в полной мере дифференциацию доходов в стране, необходимо обратиться к статистике, описывающей распределение общего объема денежных средств по 20% группам населения. Так, в 2015 году 5,3% общих доходов страны приходилось на 20% наименее обеспеченных граждан и 47,0% доходов на 20% наиболее обеспеченных граждан, что свидетельствует о достаточно высокой дифференциации доходов в государстве[5].

Коэффициент Джини, показывающий степень неравномерности распределения денежных доходов населения, остается в пределах довольно низкого уровня для страны, составляя 0,421 на протяжении 2008-2010 гг. и 0, 412 в 2015 году[6] (см. Рисунок 1).

 

Изменение коэффициента Джини в период 2005-2015

Рисунок 1 Изменение коэффициента Джини в период 2005-2015 гг.

 

Дифференцированную оценку уровня бедности на региональном уровне позволяет сделать система потребительских бюджетов. Распределение населения по потребительским бюджетам является эффективным аналитическим инструментом изучения уровня бедности населения, однако, в российской практике используется только прожиточный минимум (ПМ), являющийся потребительским бюджетом минимума материальной обеспеченности, позволяющим удовлетворять лишь физиологические потребности человека. Он определяет границу абсолютной бедности человека и является важным социальным нормативом, достижение которого лежит в основе государственной политики борьбы с абсолютной бедностью.[7]

Главным критерием, определяющим право на социальную помощь, является нуждаемость. Согласно общепринятому мнению, нуждаемость – это такое материальное положение, при котором индивидуальный или среднедушевой доход физического лица и членов его семьи ниже величины прожиточного минимума, установленного в том или ином субъекте РФ. Однако нуждаемость не закреплена в качестве юридического факта, или основания, в нормах права социального обеспечения. Следовательно, в данном контексте термин «основание» употребляется не в специально-юридическом смысле, а в общем.

По мнению замминистра финансов Т.Нестеренко необходимо определить понятие «нуждаемость» законодательно, конкретизировав критерии и порядок оценки доходов и имущества гражданина или семьи, и, в соответствии с этим  ввести пособие на бедность

Многие ученые разрабатывают понятие нуждаемости. Приведем в пример только некоторые из них. Согласно Е.И. Бутенко нуждаемость – это такое состояние (жизненная ситуация), при которой гражданин или семья не может самостоятельно удовлетворить свои элементарные потребности[8].

Т.В. Иванкина формулирует понятие нуждаемости, как определенный уровень потребности, при наличии которого гражданин получает право на ее удовлетворение за счет общественных фондов[9].

Приведенные понятия дают весьма общие представления о том, кого считать нуждающимся в социальной помощи сейчас,  во втором десятилетии двадцать первого века, а значит,  являются неосновательно упрощенным подходом к определению самого явления. Высокоразвитое промышленное производство и повсеместное разделение труда в ХХ1 столетии, делают общество зависимым от справедливого управления государством экономической и социальной сферами национальной экономики. Прошло время, когда человек мог удовлетворить свои потребности только за счет своего труда. К тому же, в  связи с новой развивающейся экономической формацией, потребности человека эволюционируют, что требует справедливого и профессионального управления процессом распределения материальных и духовных благ со стороны государства.

Для определения сути проблемы борьбы с бедностью, предлагаем рассмотреть деление класса бедных на два вида: «экономическая бедность» и «социальная бедность». Причем, каждый из этих видов – представители и экономической, и социальной бедности  нуждаются в соответствующей поддержке, как со стороны государства, так и со стороны общества, возможно, только в разной степени этой поддержки.

 

Состояние социально-экономической дифференциации в Волгоградской области

Согласно официальной статистике к бедному классу причисляются люди, чей доход меньше или равен, установленному прожиточному минимуму. Количество причисляемых к данной категории в 2015 году достигло в России цифры в 22 миллиона человек, включая более 370,82 тысячи человек населения (14,5%) в Волгоградской области[10].

Рассматривая показатель прожиточного минимума (ПМ) в Волгоградской области в 2015 году, который включает в себя средства, необходимые для проживания в сумме 8889 рублей, можно утверждать, что по факту, такому показателю соответствует даже не бедный класс, а класс нищих. Такой доход едва ли достаточен для нормального проживания и соответствует крайней, физиологической бедности.

На наш взгляд, сегодня в Волгоградской области имеет место ни что иное, как социальная бедность населения, чему по нашему мнению соответствует среднедушевой доход, равный двойному, установленному в регионе, прожиточному минимуму (2ПМ). Такой доход  позволяет иметь хорошее питание, но не позволяет обеспечивать себе качественное образование, жилье, качественные услуги по здравоохранению, и различные культурные мероприятия.

Согласно статистике о  среднедушевых денежных доходах населения  Волгоградской области,  в 2015 году 370,82 тыс. человек  или 14,5% , имели доход ниже или равный прожиточному минимуму, что причисляется к экономической бедности. И около  35,2 % доход, равный или ниже 2ПМ, который по нашей классификации причисляется к социальной бедности[11] (табл. 3).

 

Таблица 3 – Классификация бедности (данные на примере Волгоградской области в 2015 г.)

Социальный слой Критерий Количество (тыс. человек) %
Экономическая бедность Доходы ниже или равные прожиточному минимуму (1ПМ) 370,82 14,5
Социальная бедность Доходы выше 1ПМ,но ниже или равные двойному прожиточному минимуму (2ПМ) 900,66 35,2

Источник: разработано авторами

 

Иными словами 49,7 %  населения Волгоградской области проживают в состояниях экономической и социальной бедности. Такой показатель говорит о критическом состоянии экономики региона, на который влияет целый перечень показателей, необходимых для ее развития.

Оперируя вышеуказанными данными, можно утверждать, что сложности развития современной экономики России, тесно связаны с высокой дифференциацией доходов населения и проблемой бедности, которая медленно, но верно институционализируется, то есть  приобретает характер неформального института, который, тем не менее, в той или иной форме постепенно закрепляется за определенной категорией наших сограждан, уменьшая их возможности вырваться из этого порочного круга.

Бедность как норма поведения проявляется в следующем:

  1. Бедность – это ориентированность всех видов деятельности индивидов на выживание, но не развитие и накопление.
  2. Бедность – это непонимание связи между экономическими затратами и их результатами.
  3. Бедность проявляется в высокой степени приспособления и беспринципности населения к неизменяющимся неудовлетворительным условиям жизни.
  4. Бедность — это недальновидность населения, непозволяющая принять необходимые важные решения, например, касающиеся инвестиций в конкретные виды физического и человеческого капитала.
  5. Бедность проявляется в отрицательном отношении бедных к большинству аспектов, связанных с богатством и предпринимательством: деятельность, которая обеспечивает финансовый успех, воспринимается бедным населением как «плохая» или «аморальная»[12].

Несомненно, институциональная среда с вышеописанными характеристиками не может способствовать быстрому и стабильному экономическому росту.

Бедность, как категорию институционального анализа, необходимо рассматривать также через финансовые потоки разных социальных групп и классов. Финансовый поток домохозяйств рассматривается как направленное движение финансовых ресурсов, циркулирующих в домохозяйстве, а также между домохозяйством и внешней средой, необходимых для обеспечения всестороннего удовлетворения потребностей[13].

В зависимости от социальных групп и классов, существует три вида финансовых потоков: 1) финансовый поток бедных; 2) финансовый поток среднего класса; 3) финансовый поток богатых людей. При исследовании финансовых потоков бедного, среднего и богатого населения РФ было выявлено, что финансовые потоки разных социальных групп и классов кардинально различаются, что продиктовано психологией, образованием и менталитетом.

Бедный класс живет на доходы, не пытаясь инвестировать даже малую часть средств. Средний класс отличается высокой склонностью к покупке пассивов и в стремлении брать кредиты на эти цели. Богатый класс преувеличивает свое богатство путем приобретения активов. Ключевой момент решения проблемы кроется в ментальности и финансовой неграмотности бедного и среднего классов. Лучшим действием со стороны государства явилосьобучение населения финансовой грамотности, благодаря которой, бедный класс постепенно научится грамотно вкладывать деньги в активы, улучшая свое благосостояние.

 

Выводы

Значительный уровень бедности серьёзно препятствует благоприятной социальной модернизации. Снижение социальной дифференциации и реформа оплаты труда становятся первоочередными в преобразовании социальной сферы. Институциональными ограничениями в таком случае выступают: неразвитость таких ценностей рыночной экономики, как самостоятельность, индивидуализм, независимость от государства в обеспечении достойных условий для жизни и личностного развития.

Особенно значимой функция социально-экономического развития становится в переходный период, когда к базовым традиционным проблемам экономического развития, присоединяются проблемы формирования и развития рыночной инфраструктуры, а также проблемы преодоления кризисных явлений, которые образуются при переходе экономики из одного состояния в другое. Выход из кризисного состояния может быть болезненным, если экономические проблемы пущены на самотек, но он может оказаться менее болезненным, если региональная администрация будет активно воздействовать на процессы социально-экономического развития, используя местные преимущества и создавая новые.

Выход из кризиса в любой сфере жизни региона напрямую связан с уровнем экономической активности. Социально-экономическое развитие в значительной мере определяется ресурсными возможностями региона, которые зависят от степени экономического развития. Следовательно, только развивая экономическую активность, можно реализовать те или иные прорывы в жизни местного сообщества, поднимая тем самым уровень благосостояния населения, который, в конечном счете, всегда определяет успех той или иной социально-экономической политики.

Проблема социально-экономической дифференциации особенно актуальна для российской экономики в условиях посткризисного периода, отличительными чертами которого стали финансово-экономическая нестабильность и недостаточные объемы бюджетных средств, необходимые для реализации социально-значимых программ и проектов. Вследствие этих причин есть необходимость формирования мотивационных стимулов и создание возможностей для привлечения внебюджетных источников финансирования, и других ресурсов частного сектора.

 

Методы исследований

В процессе исследования использовались методы логического, статистического анализа. Информационную базу составили материалы Федеральной службы государственной статистики, регионального органа статистики; информация периодической печати, научных публикаций, конференций, системы Интернет.

 

Список литературы

  1. Ахмадеев A.A. Бедность: «социальный портрет» явления / А.А. Ахмадеев // Экономика и управление.– Ростов-на-Дону, 2011.– №4 (60). – С. 68-72
  2. Гутник В. М. Рыночные институты и трансформация российской экономики / В.М. Гутник // МЭМО. – Москва, 2010.– №7.–135 с.
  3. Николаев И.В., Марушкина Е.Н. Бедность в России: экономический анализ /И.В. Николаев, Е.Н. Марушкина // Общество и экономика.– Пермь, 2013– №7-8.– С. 262-305.
  4. 4.Климкова, К.О. Институциональные особенности бедности в России / Климкова К.О. // Евразийский Союз Учёных. — 2014. — № 5 (часть 1). — C. 91-93.
  5. 5.Распределение общего объема денежных доходов по 20% группам населения [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. – Режим доступа: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 22.10.2016)
  6. 6.Распределение общего объема денежных доходов населения России  в 2009-2013 гг. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. – Режим доступа: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 22.10.2016)
  7. Бобков В. Уровень социального неравенства / В. Бобков // Ежемесячный научно- практический журнал «Экономист». – Санкт Петербург, 2012.– №3.– С. 58-67
  8. Бутенко Е.И. Понятие и признаки нуждаемости в праве социального обеспечения России // Российский юридический журнал. — Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2010, № 1 (70). — С. 195-202
  9. Иванкина Т.В. Проблемы правового регулирования распределения общественных фондов потребления / Т.В. Иванкина.– Л., 1979. – С. 46
  10. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. – Режим доступа : http://www.gks.ru/ (дата обращения: 20.10..2016).
  11. Шаховская, Л.С. Бедность как экономическая категория: институциональный подход : монография / Л.С. Шаховская, К.О. Климкова. — Saarbrucken (Germany) :PalmariumAcademicPublishing, 2016. — 139 с.
  12. Шаховская, Л.С. Институционализация бедности в России: можно ли остановить этот процесс? / Л.С. Шаховская, К.О. Климкова // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2016. — № 3 (336). — С. 67-78.
  13. 13.Бачерикова, Е.В. Финансовый поток как категория институционального анализа [Электронный ресурс] // Режим доступа: conf.sfu-kras.ru/sites/mn2014/pdf/d01/s01/s01_003.pdf(дата обращения: 02.09.2016)

 

References

  1. Ahmadeev A.A. Poverty: «social portrait» phenomenon. Ehkonomika i upravlenie. Rostov-on-Don. 2011. №4 (60). P. 68-72 (in Russ.)
  2. Gutnik V. M. Market institutions and the transformation of the Russian economy. MEHMO. Moscow. 2010. №7.135 p. (in Russ.)
  3. Nikolaev I.V., Marushkina E.N. Poverty in Russia: economic analyzes. Obshchestvo i ehkonomika. Permian. 2013. №7-8. P. 262-305 (in Russ.)
  4. 4.Klimkova, K.O. Institutional features of poverty in Russia. Evrazijskij Soyuz Uchyonyh. 2014. № 5 (chast’ 1). — P. 91-93 (in Russ.)
  5. The distribution of total income by 20% of the population groups [Electronic resource]. Oficial’nyj sajt Federal’noj sluzhby gosudarstvennoj statistiki. URL: http://www.gks.ru/ (in Russ.)
  6. The distribution of total monetary income of Russian population in years 2009-2013. [Electronic resource]. Oficial’nyj sajt Federal’noj sluzhby gosudarstvennoj statistiki. URL: http://www.gks.ru/ (in Russ.)
  7. Bobkov V. The level of social inequality. Ezhemesyachnyj nauchno- prakticheskij zhurnal «EHkonomist». St. Petersburg. 2012. №3. P. 58-67 (in Russ.)
  8. Butenko E.I. The concept and features of needs in social security law Russia. Rossijskij yuridicheskij zhurnal. Ekaterinburg: Izd-vo UrGYUA. 2010. № 1 (70).. P. 195-202 (in Russ.)
  9. Ivankina T.V. Problems of legal regulation of the distribution of public consumption funds. 1979. P. 46 (in Russ.)
  10. The share of the population with incomes below the subsistence minimum [Electronic resource] // Oficial’nyj sajt Federal’noj sluzhby gosudarstvennoj statistiki. URL: http://www.gks.ru/ (in Russ.)
  11. Shahovskaya, L.S., Klimkova K.O.. Poverty as an economic category: the institutional approach: Monograph. Saarbrucken (Germany). Palmarium Academic Publishing, 2016. — 139 p. (in Russ.)
  12. Shahovskaya, L.S., Klimkova K.O.. The institutionalization of poverty in Russia: if you can stop this process? Nacional’nye interesy: prioritety i bezopasnost’. 2016. № 3 (336). P. 67-78. (in Russ.)
  13. Bacherikova, E.V. Cash flow as a category of institutional analysis [electronic resource] URL: conf.sfu-kras.ru/sites/mn2014/pdf/d01/s01/s01_003.pdf (in Russ.)

Экономика народонаселения и демография